Записки на испанском балконе часть 6
21.01.2018 91 0.0 0


 6

На следующий день, 5 мая, у нас была запланирована экскурсия по древним городам Каталонии, Бесалу и Рупит. Выезжали мы сразу после завтрака и вернуться должны были как раз к ужину. Занявшись обычной утренней гимнастикой, а именно – складыванием переходной кровати, умыванием, одеванием и остроумием, мы быстро собрались и вышли из номера. Наташа, как обычно, повернула в противоположную от лифта сторону. Внизу мы встретили нашего друга Арака. Он поздоровался и спросил про моё здоровье. Я рассказал ему анекдот про армянина, который мыл свой «Запорожец» в Тбилиси грузинским коньяком. Словосочетание «Грузинский коньяк» вызвали у Арака приступ нескончаемого смеха. Ему понадобилось время, чтобы принять рабочий вид. Позавтракав, чем Бог послал, мы слегка заморили червячка, и утомлённые вышли на улицу. Там мы встретились с одной парой, которая тоже участвовала с нами в этой экскурсии. Завязалась непринуждённая беседа. Оказалось, что в Питере эти двое живут на соседней улице, поэтому ничего нет удивительного в том, что встретились мы именно здесь. Поговорив ни о чём минут двадцать, мы сообразили, что стоим совершенно не в том месте, где должен был остановиться автобус. Нас словно ждали, притаившись за углом. Автобус подъехал через минуту.
Представителя фирмы звали Наташа. Миниатюрная, рост не больше 150 см, но очень шустрая и бойкая, она заполнила пока ещё пустой автобус своим голосом. Мы с Наташей сели в левом ряду по ходу движения. Нам ещё предстояло забрать людей в четырёх отелях, после чего мы вихрем должны были понестись в сторону Франции. Но не всё так просто оказалось на практике. Какие-то «чуни» опоздали к отходу автобуса, и пришлось их ждать около получаса. Неудивительно, что обе оказались коренными москвичками.
Наконец автобус заполнился, и мы тронулись. Наташа – гид неторопливо стала рассказывать планы на сегодняшний день. Мы должны были посетить два старинных испанских города и пообедать в ресторане, расположенном на высокой горной вершине. Потом она стала рассказывать историю Каталонии. За достоверность не ручаюсь, слушал этот рассказ всего один раз, да и то не совсем внимательно.
Где-то в тысяча двести каком-то году произошло сильное землетрясение, после чего лава разлилась больше, чем на двести километров и уничтожила многие маленькие поселения. С тех пор во многих городах и деревнях дома стоят не на фундаменте, а на застывшей лаве. Из окна автобуса были хорошо видны Анды, вершины гор были покрыты огромными снежными шапками.
А население Каталонии менялось с веками довольно причудливо. Тут жили и мусульмане, и евреи, и французы. Собственно говоря, Каталония – это бывшая французская территория, которую к Испании присоединил генерал Франко. Поэтому каталонцы себя испанцами не считают, и хотят жить отдельно.
Автобус тем временем разогнался довольно шустро, более 120 км в час. Шоссе было трёхполосное, транспорта на трассе немного, так мы неслись навстречу к границе, пока не сделали один левый крутой поворот, после чего дорога стала напоминать просёлочную. Скорость упала вдвое, и из окна казалось, что такому широкому автобусу ни за что не разъехаться со встречным автомобилем. Наташа поделилась со мной своим опасением по этому поводу. Достойно ответить я не успел, мы приехали к первой нашей стоянке, городку Бесалу.
Он расположен на берегу реки и к нему ведёт высокий длинный мост. Мосту около тысячи лет, и когда-то это был единственный путь в город. Сейчас рядом проложена автомобильная дорога, но туристов водят только через мост. Город обитаем. Здесь живут не только работники маленьких магазинчиков сувениров, но и просто жители. Давным-давно здесь было большое еврейское поселение. Разумеется, жители были богатыми, что не могло нравиться соседям. Поэтому евреев отсюда выселили насильно, после чего город перестал развиваться и расти. Однако здесь очень красиво и очень тихо. Вода в реке бежит неслышно, голоса туристов тонут в лабиринте улиц, да и сами улицы очень похожи на заграницу из фильма Гайдая «Бриллиантовая рука». На главной площади города есть музей миниатюрных скульптур. Чтобы их рассмотреть, требуется или увеличительное стекло, или микроскоп. Вход в музей платный. В нём три комнаты. Чем дальше заходишь в музей, тем меньше миниатюра. Мы пробыли в нём минут 20. Лично мне запомнился караван из 6 верблюдов, который расположился в угольном ушке. Оказалось, что смастерили его в Петербурге. Я был горд за земляков и совершенно не удивился тому, что вечно опаздывающим москвичкам музей не понравился.
На этой же площади находилась старинная церковь. Церковь действующая, но в те часы, когда мы находились в городе, она была закрыта. Однако, если у какого-нибудь любопытного туриста возникало желание её осмотреть изнутри, то для этого требовался всего один евро. Автоматика после приёма наличности включала свет на всей территории церкви, и у вас было три минуты, чтобы насладиться красотой средневековья через толстое прозрачное стекло.
Оставшееся время мы посвятили осмотру местных лавчонок. В Пинеде Наташа купила набор чашек Гауди, а тут обнаружила к ним ещё фигурки из той же коллекции. Ещё ей понравились сосуды, в которых можно было настаивать оливковое масло с добавками. Она выбрала два, причём во время выбора я умудрился один из сосудов сломать. Точнее сломать его крышку. Поставив его сломанным местом к стене, мы вышли из магазина, сделав вид, что всё так и было.
Возле автобуса прогуливались питерцы с соседней улицы. Оказывается, здесь возле стоянки где-то разливали вино всем желающим. Но нам было уже пора двигаться дальше, поэту этого вина мы так и не попробовали. Наташа - гид объявила по громкой связи, что теперь мы направляемся на вершину одной из гор, где нас ждёт вкусный обед.
По дороге я периодически засыпал. Автобус петлял по серпантину, поднимаясь всё выше и выше. Дорога тем временем становилась всё уже и уже. Машин встречных не было. Наташа - гид рассказывала историю ресторана. Он был построен специально на такой верхотуре, поскольку с этой площадки открывался изумительный вид на ущелья. Пейзаж за окном изменился. Лес из густого поменялся на просвечивающийся, стало больше камней, поросших кустарником, и никаких признаков жилья вокруг. Только узкая асфальтовая дорожка, змеёю поднимающаяся в небо. По крайней мере, мне так показалось из окна.
Наконец автобус выехал на небольшую ровную площадку, которая оказалась стоянкой возле горного ресторана. Это был небольшой одноэтажный домик, за которым виднелись вершины гор. Наташа - гид позвала нас за собой по дорожке, выложенной каменными плитами среди травы. Когда мы подошли к ограде, у всех захватило дух.
Мы стояли на краешке обрыва высотой не меньше двух километров. Посмотреть вниз вертикально не было никакой возможности, так как перила были мне по пояс, и перевесить через край моя голова могла легко. Зато вниз и вперёд расстилалась долина, какую раньше я видел только в фильмах про индейцев. Поросшие густым лесом горы, тонкие нитки дорог, машины, издалека напоминавшие одиноких муравьёв, крыши домов красного цвета, причудливо раскиданные, словно шляпки подосиновиков. И всё это в глубокой тишине, нарушаемой только голосами восторга.
Однако, все мы проголодались. Нас повели внутрь. В первом большом зале уже сидела другая группа и что-то аппетитно поглощала. Нам отвели зал поменьше размером, там были четыре длинных стола, на которых стояли пустые тарелки и бутылки с вином. Вино было красное и белое. Причём по бутылке на человека каждого цвета. Тут же стояли налитые рюмки большого размера с чем-то тёмно-вишнёвого цвета и ароматным запахом. Наташа - гид захлопала в ладоши, призывая, тем самым, к тишине.
- Господа туристы! Сейчас вам подадут настоящий испанский обед. На первое макароны по-флотски, на второе мясо с гарниром. Перед вами бутылки с вином, пробуйте, что вам нравится. Брать с собой нельзя, выпивайте всё здесь. Если кто захочет, можно купить в баре. Если кто захочет добавки, поднимите руку. В бокалах налита Сангрия, её изготавливают здесь по особому рецепту и в баре на вынос она не продаётся. Приятного всем аппетита.
Мы сели за второй в глубине зала столик с краю у окна. Напротив нас сели москвички. Как оказалось, это были мама и дочь. Дочь укачало в автобусе, и у неё не было аппетита. Наташа угостила её подходящей для такого случая таблеткой. Надо сказать, что эта гуманитарная помощь уроженкам столицы помогла. Через полчаса она ела, как ни в чём не бывало.
Официантов было двое. Высокий красивый юноша с глазами младенца и хрупкая девушка на высоких каблуках. Они стали разносить еду с самого дальнего столика. Девушка подавала тарелки, а юноша щедрой рукой наполнял их макаронами. Слова о том, что испанцы супов готовить не умеют, находили реальное подтверждение.
Чтобы не сидеть просто так, мы решили продегустировать напитки. Сангрия с первого же глотка пошла на ура. Наташа, которая алкоголь может себе позволить только по очень большим праздникам, решила, что это как раз именно тот случай, и одним глотком опустошила половину бокала. Я выпил его почти залпом. Не успел я пожалеть, что Сангрия закончилась, как с первого стола раздался голос.
- Наташа, а Сангрия ещё есть?
- Господа, я же вам говорила, поднимите руку, и официант к вам подойдёт.
- Да они всё ещё макароны выкладывают, а у нас Сангрия закончилась. Как быть?
- Минутку терпения, они закончат и нальют ещё.
- А мы? – раздался голос с самого крайнего стола, мы тоже кушать хотим, они что, будут без конца первый стол обслуживать?
- Не волнуйтесь, никто голодным отсюда не уйдёт, у нас ещё много времени. Кушайте, не торопитесь.
В дальнейшем у официантов не было ни одной свободной секунды. Сангрия хранилась в кувшинах в холодильнике, но была настолько изумительна вкусна, что заканчивалась прежде, чем официанты отходили от стола. Была она не крепкой, не больше 20 градусов, но поднимала настроение не меньше 40. Вино в бутылках оказалось терпким и невкусным. Его мало кто выпил до конца. А вот холодильник открывался каждую минуту, было ощущение, что он бездонный.
- Наташа, - не унимался первый стол, в голосе уже плавали нетрезвые нотки,- да переведите вы ему, пусть принесёт кувшинов пять и не бегает взад-вперёд каждые пять минут.
Но таковы были правила обслуживания. Кувшин с Сангрией нельзя было оставлять на столе. Постепенно все тарелки были заполнены, и за столами возникли разговоры. О том, кто, где, и с кем отдыхал за границей, кто из какого города приехал, где отдыхать лучше, и другие безумно интересные подробности отдыха. Наташа любит разговаривать с первыми встречными и оживлённо беседовала, крутя головой в разные стороны. Я не спеша съел макароны, и принялся за мясо с картошкой.
Где-то через полчаса я понял, что объелся. Было так хорошо, что возникло желание опустить голову в тарелку и заснуть. Почему-то в этот момент пришла мысль, что жизнь удалась. Захотелось прижать к себе Наташу и расцеловать. Но зная, как она стеснятся, пришлось отказаться от этой затеи.
Официанты собирали пустую посуду. Они умудрялись на вытянутую левую руку положить лесенкой больше 10 тарелок, а в правую на одну тарелку складывали ложки, вилки и ножи.
- Жаль, что нельзя Сангрию с собой взять – сказал я Наташе, прислоняясь к ней сзади всем телом.
Она посмотрела на меня снизу вверх.
- Жаль, мне тоже она очень понравилась.
На улицу вышла Наташа - гид. Когда она успела поесть, не могу сказать. И обедала ли вообще. Всю трапезу она переходила от стола к столу, переводя пожелания туристов официантам. Впрочем, иногда она исчезала из моего поля зрения.
- Господа, организовано садимся в автобус и едем к месту последнего нашего сегодняшнего объекта, город Рупит.
Господа нехотя садились в автобус. Уезжать отсюда так быстро никому не хотелось, а Сангрию толком так никто и не распробовал. Однако выбора не было, все заняли свои места и автобус покатил теперь уже вниз по той же узкой асфальтовой тропке. Но когда мы доехали до шоссе, то повернули не назад, откуда приехали, а налево. Горы остались от нас справа по ходу движения. Через несколько минут появились признаки жилья, а именно, пасущиеся коровы и козы. По обе стороны от дороги стали возникать постройки, то домишки, то сараи, однако людей нигде видно не было.
Дорога перестала петлять и на ровном длинном участке справа на приличной высоте показалась деревня. Примечательно было то, что стояла она на краю обрыва. С дороги не было видно, насколько далеко находятся дома от края, но было ощущение, что из окон можно вывалиться в пропасть. С виду деревня была небольшая, вид оттуда должен быть очень живописный, однако высота над уровнем моря не меньше пары километров, такая же, как и на ресторанной вершине.
Автобус очередной раз свернул налево под указатель, и, сделав полукруг, остановился на стоянке перед шлагбаумом. Перед нами была город Рупит, с населением 400 человек. Город был разделен пополам рекой с довольно быстрым течением. Когда-то тут был оборонительный рубеж. Когда-то, это лет 800 назад. Дорога проходила через ущелье и поставить крепость было не сложно. С трёх сторон была естественная преграда, с четвёртой построили каменную стену. Потом было страшное землетрясение, которое почти уничтожило город до основания. На застывшей лаве были построены новые дома. Они стоят так до сих пор. Фундамент им не нужен, дома не больше двух этажей, стоят плотно, улицы даже не мощёные булыжником. Он здесь не нужен. Покрытие сплошная застывшая лава.
Наташа - гид рассказывала подробно о городе, но её слова как-то стёрлись из памяти. В старом городе живёт половина населения, в основном пенсионеры. По ту сторону реки дома построены в 20 веке, но внешне выглядят так же, как и 800 лет назад. А в старом городе работает один сувенирный магазин. Доход он приносит, так как экскурсии сюда привозят ежедневно круглый год. И здесь продаются сувениры, которых нет больше нигде в Испании. Это статуэтки какающего мальчика.
В древние века местное население считало, что чем больше кучу ты оставляешь после процесса, то тем больше счастья тебе будет. Со временем эту глубокую мысль поставили на конвейер, и теперь в магазине можно встретить любого персонажа, оставляющего после себя натуральное удобрение. До сих пор жалею, что не купил фигурку в футболке Барселоны. Было бы прикольно. Вот какающего спартаковца купил бы обязательно.
Наташа - гид довела нас до маленькой городской площади, где и закончила экскурсию. Дальше была крепостная стена, за которой город заканчивался. Это была единственная постройка, уцелевшая после землетрясения. Рядом на одном из домов висело объявление о продаже и номер телефона. Рядом был запущенный земельный участок, размером не более 6 соток. Так что здесь можно было купить себе дачу восьмисотлетней постройки.
Улиц в этой части города было две. По одной мы пришли сюда, вторая спускалась с горы, и упиралась в первую т – образным перекрёстком. Мы решили подняться по ней наверх. Застывшая лава образовала громадные широкие ступеньки, по которым было легко подниматься. Однако чем выше мы забирались, тем уже становилась улица, и тем неудобнее куски лавы торчали уступами. Дома с правой стороны закончились. Там начинался обрыв в овраг с видами на дома противоположного берега. С левой стороны находилось ещё три дома. В отличие от домов внизу, между ними было пространство. Возле одного из домов сидели хозяева, судя по всему, муж и жена. Им было наверно не меньше 60 лет каждому. Рядом с ними бегала маленькая собачонка, приветливо махая хвостом.
- Ух, какая ты хорошая! – воскликнула Наташа и погладила животное. Та приветливо поднялась на задние лапы и похлопала Наташину руку передними.
- Умничка какая! – радостно смеялась Наташа. Пенсионеры улыбнулись ей в ответ, продолжая сидеть на месте под лучами ещё не тёплого солнца.
Мы поднялись почти на самый верх. И первое, что мы увидели на этой ровной площадке, это была машина. Очевидно, что в городе её просто негде поставить, во-первых, и во-вторых, там невозможно ездить по такой неровной поверхности. А сюда наверх был ещё один проезд, которым пользуются только жители города. Выше Наташа подниматься не стала, а я быстро взлетел на оставшиеся 15 метров, и увидел эту дорогу. Она не была покрыта асфальтом, но выходила на ту самую петлю, по которой мы заезжали в город. Сам город лежал как на ладони, но больше смотреть было нечего. Представление о том, как жили древние испанцы, мы получили, пора – было возвращаться домой. Нурик давно спрятался в рюкзак и мирно спал рядом с бутылкой минеральной воды.
Мы не спеша стали спускаться. Время, отведённое нам на прогулки по городу, заканчивалось. Последняя достопримечательность Рупита – подвесной мост через реку. По нему чаще всего входят в город местные жители. Сам по себе мост ничего интересного не представлял, разве что качался при ходьбе, и было ощущение, что он вот-вот рассыплется.
Не знаю ни одной экскурсии со свободным временем, чтобы кто-нибудь не опоздал к отходу автобуса. Так было и на этот раз. Не надо ходить гадать к бабке, чтобы догадаться, что это были москвички. Мешать жить остальным, это видимо у них в крови.
Автобус мог спокойно развернуться, но Наташа - гид объяснила местную традицию. Как я уже говорил, на этой площадке находился шлагбаум, который можно было объехать с любой стороны. Но Наташа - гид вышла из автобуса, кинула один евро в монетоприёмник, и шлагбаум открылся. Мы проехали сквозь него, развернулись, и поехали назад. Теперь я точно знал, что кооператив «Калитка» существует на самом деле.
Домой мы ехали другой дорогой, видимо так было короче. Трасса была широкая, в три полосы. Мы разогнались до 120 км в час. Много было туннелей, не меньше пяти. Машины на дороге вели себя аккуратно, никто никого не подрезал и почти никто не перестраивался. В автобусе большинство пассажиров спало. Не было слышно гула голосов, как при отъезде. Я мыслями был уже в отеле. Наташа положила голову на моё плечо и дремала. Нурик лежал на её ладонях, лукаво улыбаясь в потолок автобуса. Когда мы проезжали Бланес, Наташа - гид разбудила всех громкой связью, сказав, что пора начинать прощаться. И напомнила старую испанскую традицию времён инквизиции: выходя из автобуса, оставлять чаевые водителю. Не всем эта традиция пришлась по вкусу, но мы внесли свой скромный вклад в развитие транспортной системы Испании.
Высаживали нас в той же последовательности, что и сажали. То есть наш отель был вторым в списке. Мы попрощались с Наташей и вошли в холл нашего отеля.
- Как вам экскурсия – спросила девушка, напарница Арака, имя которой я забыл, но она была тоже выходцем из СССР.
- Понравилось, но сейчас душ, ужин, и спать – ответили мы, проходя к лифту. Первые два лифта застряли на высоте, однако приехал третий, выход из которого на пятом этаже был в другую сторону. Наташа быстрым шагом пошла в противоположную от нашего номера сторону, но я даже не пошёл за ней, зная, что она вернётся.
Нурик так устал, что не пошёл с нами ужинать. Мы пообещали принести ему фрукты. Вообще-то выносить еду из ресторана было запрещено, но никто никого не обыскивал. Поэтому мы распихали яблоки по карманам и принесли их Нурику. Тот радостно опустил свою мордочку в очистки. Наташа легла читать, я сел на балкон творить. Море привычно выбрасывало волны на берег, электрички гудели по расписанию, бар на первом этаже выпускал любителей погулять на улицу. Словом шла обычная курортная жизнь, которая нам очень нравилась.



Читайте также:
Комментарии
avatar