А боги смеялись. Глава 6
19.04.2018 122 0.0 0

Глава 6

Мне с трудом давалось сдерживать себя от незапланированных звонков. Только теперь я осознал, насколько она вросла в меня. Отвлекала на время работа, но ночью хоть волком на луну вой. Встречались с Вадимом на кухне, и молча гоняли чаи, пока глаза не начинали слипаться. Да тут всё без слов понятно. Под утро доползали до кровати и отключались.
Фёдор не выдержал первым: «Вы совсем афигели? Что за ночные посиделки? Скоро все будем не дееспособными. Займитесь делом. Читайте. Пишите. Делайте хоть что-то. А то завоем вместе с вами. В конце концов, просто звоните и разговаривайте. Надо глушить жажду на корню. Что за мальчишество,- неудобно? Вам уже по сорокету, а вы туда же. Любовь это вам, - не хухры, мухры. Если она случилась, то будьте добры держать обеими руками».
Его слова попали на благодатную почву. Тарифа хватало ненадолго. Но я нуждался в её голосе. И я старался. Эта неделя была самой утомительной за все годы жизни. Порой казалось, что Афган, Чечня, давались гораздо легче. Вот тебе и суровые мужики. Она отнеслась с пониманием. Рассказывала о процедурах, о курьёзных случаях, о снах, о том что скучает по работе. О чувствах не говорили, это и так ясно было, как божий день. Сон вернулся. И пацаны, вздохнули с облегчением.
В субботу летели в санаторий, как на ракете. Лерка, сотрясался от смеха, видя наши сосредоточенные лица: «Ребята, я впервые вижу вас такими беззащитными. Возьмите себя в руки». Но нам уже было всё равно.
Светка выскочила из двери и повисла на Вадькиной шее. Он расплылся в идиотской улыбке и бережно прижал её к груди. Казалось, в его руках было самое хрупкое и драгоценное, что есть в этом мире.
А я, - при встрече, только поцеловал руку. Она запустила пятерню в мои волосы и легонько потрепала: «Как вы там без меня? Знаю. Бес приключений. Это же я притягиваю неприятности»: нервно хохотнула, и убрала руку. Ребята столпились вокруг, наперебой выражая скопившиеся эмоции. Знать не я один, считал эти дни и часы, на пальцах. Светлицкая улыбалась в ответ, и на душе теплело.
- «Мальчики, как же я по вас скучала, если бы только знали. Светка не даст солгать. Правда, Зайчёнак?» Но вопрос повис в тишине. Вадим перенёс сумки в машину, и теперь они тусовались, с младшей Светлицкой, там. Так что просто не могли слышать. Но мы верили, потому что сами скучали. И теперь созревала мысль, не ограничиваться сотрудничеством только в Алматы. Но для этого надо договариваться с детьми, а это очень сложно.
Упаковавшись в машину. Наконец отчалили. Через минут сорок были дома.
Конечно же нас пригласили на чай. Пашка, шутил: «Знал, - поставил десяти литровую кастрюлю. Уже закипает. Бутерброды на столе». Мы оценили. Но это не задело. Мальчишеская ревность. А в остальном мы вполне ладили.
Лильчёнак выглядела восхитительно, и вела себя более уверенно. Шлёпнула сына по плечу, и пригрозила взбучкой. Вместо бутербродов на столе красовалась пара домашних вишнёвых пирога, пирожки с картошкой и хворост. Вместо чая, - компот. Так что Павел не обманул насчёт кастрюли. Вероника со Светиком юлили вокруг, разнося бокалы. Мамочка разрезала пироги и разложила по тарелкам: «Кушайте гости дорогие, что бог послал. А ведь такого в магазине не купишь. Вероничка, ты как всегда лучше всех»: окликнула она сноху. Та отозвалась: «Мам вы как всегда, меня перехваливаете». Но мы были согласны. Пироги были вкусными. И под одобрительное мычание, она раскрасневшись умолкла.
Насчёт похода в горы согласились . Так что надо было только наметить день. И что это будет завтра, сошлись единогласно. Я позвонил Шавкату. Он одобрительно промычал в трубку: «Я с вами. Где собираемся? Абаканская, Патанина, - к восьми? Хорошо буду. Только я с семьёй. Всё побежал собираться». Я знал, что он человек слова, но немного сомневался. Потому что время берёт своё, привычки меняются, и меняют нас. А мы с ним не виделись лет пять. Всё как-то не срасталось.
После чаепития не стали задерживаться. Надо было проскочить по магазинам, закупиться необходимым. Я бросил тоскливый взгляд на хозяйку, и пробившись сквозь толпу подошёл: «Очень не хочется уезжать. Мне всегда тебя мало. Вот сидел бы рядом и ничего не надо больше. Ну, ещё иногда твои руки ощущать на себе». Она вспыхнула и покраснела. Ничего не ответила, молча потрепала мои волосы. Но в глазах запрыгали тревожные искорки. И встретившись с моим взглядом, она отвела глаза.
Уже рассевшись, не досчитались Вадима. Женька заржал: «Вы нас с ума сведёте со своими чувствами, - Ромеи. Вот где его опять носит?» Но калитка открылась, и в неё выскользнул герой любовник. Светка помахала на прощание и задумчиво скрылась за громыхнувшим железом. Женька умолк. Всю дорогу решали, что возьмём с собой. Фёдор составил предварительный список. И уже к вечеру, - насайгачевшись, сидели на кухне, с предвкушением обсуждая грядущее завтра.
Софья приняла приглашение с восторгом. Полвосьмого утра забрали её из дома, и к восьми подъехали к Светлицким. Шавкат подкатил следом, - двумя машинами. Светлицкие загрузились в свою делику, Вадим сбежал к ним, чтобы разгрузить джип. И караван двинул к горам. Шавкат указывал путь. Через минут тридцать съехали с центральной дороги. Покатили по ухабистой просёлочной. Миновали пост. Где нас ждал знакомый егерь. И прихватив его, отправились к запланированному месту отдыха.
Место было действительно восхитительным. Небольшая горная речка несла свои чистые сверкающие воды вдоль подножья гор, и вливалась в небольшое озерцо, поросшее камышом и осокой. Под тенью Ив стоял длинный уже почерневший от времени деревянный стол со скамейками по обе стороны. Трава в некоторых местах стоянки была слегка вытоптана, что говорило о её популярности. Автопарк организовали, так чтобы не закрывал зону обзора. Палатки поставили, отступив от водоёма метра пять, продукты оставили в машине в холодильнике. Главное здесь было по душе на любой вкус. Можно было посидеть с удочкой, поиграть в волейбол, покупаться и позагорать, и просто посидеть подышать воздухом, любуясь красотой природы.
Лилия с внуками присела с удочкой на берегу озерца. Софья, с девчонками сбежали к речушке. Мы же с мужиками, прихватив бинокли и фотокамеру, рванули за долговязым егерем, нагуливать аппетит. Он знал эти места, как пять пальцев. И с удовольствием делился их потаённой прелестью. Через часа два, добрались до пещеры, которая открывалась путникам не сразу, и обнаруживалась лишь тогда, когда к ней подходили под определённым углом. Давлет, -это наш проводник, пошарился за небольшим выступом, достал масленые факела раздал нам, поджёг и нырнул в проём. Мы последовали следом. Пещера была не новой. И кажется, что к её стенам приложилась рука человека. Кое-где были видны наскальные рисунки. Местами свод изрядно подкопчён. А главное, в ней пообвыкнув можно свободно передвигаться и без факела. Из небольших расщелин сочился дневной свет. Вполне уютненько. Музей, да и только. На что Давлет утвердительно махнул головой: «Это и есть музей. Я сюда вожу не всех. Обычно археологи наведываются, даже из дальнего зарубежья. Сохранилась она хорошо. И сейчас можно порыться и найти каменные топоры, или наконечники для стрел. Женька недоверчиво пнул ногой в грунт. И на его удачу из нарушенного слоя угрожающе ощетинившись, выросли небольшие кремневые осколки. Он наклонился, подхватил несколько, и слегка очистив, присмотрелся: «Смотрите, это же они»: зашипел он восторженно: «Это же надо, вот так под ногами, целая россыпь». Фёдор снимал не останавливаясь великолепие музея древности. Шевкат довольно улыбался: «Спасибо друг. Это замечательная экскурсия. А что раньше мне не показал?»
- « А ты не спрашивал. Тебе же главное накормить гостей шашлычком»: отшутился егерь.
- «Не обижайся. Ты прав. Тем гостям, не до пещеры. Но как же здорово. Вот же под самым носом мегаполиса, такая древность. Надо девчонкам показать, вот визгу то будет».
- «Хорошо, завтра с утра повторим. А теперь в обратный путь. Обедать уже пора. Шашлычок ждёт. Эмоционально подзарядились. Теперь надо тело накормить»: Он развернулся и направился к выходу. Но резко притормозил, увернулся и палкой отбил свалившуюся на него змею. Мы рванули за ним. Нервно подёргиваясь, выскочили на свет.
- «Это что за гадина?»: фыркнул Лерка.
- «Гюрза. Обычно она падает сверху».
- «Но как ты её увидел?»
- « Я уже не первый раз с ней пересекаюсь. Я её ждал. Услышал погремушку, вот и отскочил. Это теперь её дом. А мы ворвались, шумим». И он вернув факела в укромное место, не задерживаясь рванул к лагерю. Мы только успевали поспевать. Обратный путь занял чуть больше двадцати минут. Уже на подходе до нас донесло ветром запах жареной рыбы.
- «Не верю»: выдохнул я: « Что там водится?»: бросил досадливо Давлету.
Он усмехнулся: «Друг мой, чего там только не водится. Я же специально запускал мальков. Карась, сазан, маринка, щука, змейголова, сорожка, карп, и сом есть. Форель только не пускал, у нас она становится хищной, и всю остальную рыбу изводит. Приятно пахнет. Пекут в фольге с помидорчиками и лимоном. Вкусно наверно. Вот и перекусон готов. С голоду не помрём, а то есть хочется»: и он прибавил шагу.
Стол уже был накрыт. В больших пластмассовых контейнерах стояли салаты. На пластиковой посуде разместились пироги и пирожки. По порционкам лежала рыба в фольге. Напитки красовались в центре стола. Хлеб нарезанный, но в пакете, чтобы не заветрился. Мы походу, помыли руки в речке. И как гончие по запаху, рванули к столу. Светка заметив нас залилась смехом: «Вы что на запах бежали?»
- «Не веришь? Но это так»: за всех отрапортовал Шавкат.
Стола хватило. Рыба была не одного типа, и кому что досталось, но можно было с добавкой. Аппетит нагуляли хороший, так что пока не заморили червячка, разговоры не клеились. Но как только, - то от баек не возможно было отмахнуться. У всех накопилось с три короба.
Идея похода в пещеру, женщин заинтересовала. У Лильчёнка, аж глазки засверкали. Она слушала нас с неподдельным интересом, и завистью.
После застолья запалили мангал, разложив неподалёку лежаки, пацаны развалились, наслаждаясь покоем. Давлет с Романом, колдовали над мясом.
День был тёплым. В небе ни облачка. Лишь обычный шаловливый горный ветерок шнырял, по раскалённым каменистым массивам, тихонько напевая свою песню.
Как же приятно чувствовать себя частью вселенной, особенно на сытый желудок.
Шашлычок аппетитно зашкварчил. Аромат подхватило и разнесло по округе.
- «Как бы кого не принесло на запах»: буркнул егерь, и встревожено посмотрел по сторонам.
Женька отозвался: «У нас все дома. Ну, если только ты знаешь то, чего мы не знаем».
- «Не только же вы любите бывать на природе. И меня не во всё посвящают. Но у меня есть чутьё, и оно редко подводит».
Подкрепившись мясом, и заев арбузом, мы ещё нашли в себе силы побродить по окрестностям. Но как только завернули за ближайшую гряду, на нас выскочили обгоняя друг друга как хищные птицы три джипа. Шавкат выдвинулся вперёд. Было видно, что он их узнал, и был тем встревожен. Мы сгруппировались и рассредоточились. Давлет, был прав, или накаркал.
Это явились наши старые знакомые ингуши. И летели они намеренно в нашу сторону. И только заприметив Шавката, поменяли планы. Повернуть на глазах и скрыться, для них верх трусости. Так что они подъехали и делая удивлённые лица поздоровались: «Ба, какие люди!!! А мы тут недалеко отдыхаем, вот решили размяться. А тут вы. Очень приятно. Будем рады если заглянете к нам». И уже прощаясь, как бы невзначай спросили: «А Светлицкая тоже с вами?» Но не дождавшись ответа погрузились, и быстро скрылись , поднимая за собой столпы пыли.
День только подпортили. Но с полной уверенностью можно сказать, что они больше не сунуться. Я повернулся к адвокату: «За мной должок». И уже обращаясь к остальным: «Женщинам ни слова. Всё по плану».
Вечер задался тихим, и умиротворённым. Роман играл на гитаре и пел. Тень от костра прыгала по сидящим и танцевала. Небо вызвездило, и огромная луна поползла, освещая загадочный сумрачный пейзаж. Досаждало немного комарьё, но в машинах включили антикомарин, намазались мазью, и стало вполне терпимо. Местная живность вышла на охоту, всюду слышались шорохи и тревожные звуки.
Как когда-то в детстве испекли в углях картофель. После пиршества изрядно измазавшись, дети засыпали на ходу. Вероничка уложила их в машине, и вскоре вернулась. Дети Шевката в досмотре не нуждались, они были чуть младше детей Светлицкой. И тусовались с нами до талого. Вскоре пошли в ход байки из жизни. И кому же взбредёт покинуть общество на самом интересном месте. Они вели себя по свойски, вступали в разговор без страха и стеснения. А вот Гульмира, - жена, она вела себя сдержано, больше слушала, чем говорила. Она сидела около мужа, он обхватил её со спины и положил подбородок на плечо: удобно, тепло и приятно. Я покосился на Лильчёнка и как бы в стремлении обогреть подвинулся и с обезьянничал. Но она не протестовала. И остальное время мы сидели у костра бутербродом. Расходится стали лишь, когда стала редеть темнота. Разбрелись по палаткам и затихли.



Свидетельство о публикации № СП-38865 от 19.04.2018.

Читайте также:
Комментарии
avatar