Часть 2. А боги смеялись. Гастроли. Глава 1.
29.04.2018 73 0.0 0


 Глава 1.

Нас ждали. Уже с утра названивал представитель агентства г. Барнаула. Мы немного затянули с гастролями в Алматы. И теперь Фёдор успокаивал, как мог. Обещая всё компенсировать. Лильчёнак собралась быстро. Пашка тем более, - походный вариант. И немного посидев на дорожку, мы откланялись. Вадим правда, не мог расстаться со Светланой, но мы терпеливо урчали мотором, боясь подать голос. Наконец он отпустил её, и не оглядываясь рванул к машине. А она хлопнула калиткой и скрылась.
Выехали на Капчагайскую трассу и установив примерно приемлемую скорость, расслабились. За рулём расположился Фёдор, рядом Вадим. А я пристроился около Лильчёнка и прижав её к себе прикрыл пледом: «Спи. Путь не малый. После Иссык-Куля даже не вздремнула. И выступления начнутся с порога. Тебе надо отдохнуть». Подложив под голову куртку, я уложил её голову на свои колени. Она не сопротивлялась. После Иссык-Куля не прошло и суток. Все мы вымотались и хотели спать. Но надо спешить, труба зовёт. График есть график.
До Талдыкоргана пролетели на одном дыхании. Пообедали, и Фёдора сменил Вадим. Учарал, Усть-Каменногорск пробежали ночью, под утро притормозили около фейс-контроля. Жозконт мало чем отличается от приграничных городков, но может только что Алтай ему дышит в спину и оттого зелени больше. Прошлись пешком по залу досмотра, потолкались в очереди. И рванули на всех парах в Барнаул.
Добрались к обеду. Нина Владимировна уже была, как на иголках. Билеты проданы. Зал зарезервирован, а нас нет. И заметив джип из окна, выбежала на встречу: «Ну, вы ребята меня так подводите впервые. Что случилось?»: и заглянув в солон, промычала: «Ясно. У вас новый состав». Я улыбнулся: «И вы будете не разочарованы. Вы знаете кто это? Это Светлицкая!!!» Она округлила глаза, и заглянув в салон снова, поздоровалась: «Простите, не признала. И как это вы пересеклись, с нашими мальчишками?»
Я ответил сам: «Чисто случайно, в зеркальном зале у племяшки».
- «Ну ладно, вот вам ключи от квартиры, приводите себя в порядок. В восемнадцать ноль, ноль ждём!!!»: отрапортовала она.
Это была квартира агентства, мы здесь не раз проживали в период гастролей. Потому сопровождающих не потребовалось. Лильчёнак первым делом отправилась в душ. Вылезла укутавшись в банный халат, и скрылась в комнате. Я ожидая своей очереди, постучался к ней.
- «Входи. Дверь открыта»: отозвалась она.
Я вошёл и немного напрягся. Она лежала на диванчике бледная, с тёмными кругами под глазами.
- «Голова болит?»
- «Да, солнышко, - она. Но я уже приняла таблетки. Сейчас отлежусь, и через час буду как яблочко наливное».
Я улыбнулся. Вот лежит еле дышит, а шутить не перестаёт.
- «Может, попарим ноги? Массаж ступней? Я всё организую. Ты лежи». И выскользнул за дверь. Принёс воду. Помог ей подняться. Она засмеялась: «И вот к чему я тебе, со своей волшебной головой?»
- «А мне главное, что ты есть. А с головой мы справимся. Сиди и релаксируй». Подсел к ней и обнял: «Ты пойми, не стоит меня отговаривать. Я уже врос в тебя, - рвать придётся с кожей. А сердце без тебя остановится». И чмокнул ее в макушку. Завернул ноги в полотенце. Уложил её в подушки, накрыл пледом.
Интересный у неё плед, с огромным выразительным бенгальским тигром, мягкий и пушистый. Чувствовалось, что он ей очень нравится. Она благодарно улыбнулась: «Спасибо тебе Кирилл. …«Ты рядом и всё прекрасно, и дождь, и холодный ветер, спасибо тебе мой ясный за то, что ты есть на свете»». Продекламировала еле слышно, строки Юлии Друниной. И отвернулась.
Я немного постоял, переваривая сказанное. И подхватив воду, вынес. Моя очередь душа подошла. Похлюпался, - смывая дорожную пыль, потёрся и напоследок облился холодной водой. Оказывается, быть рядом, это ещё одно испытание. Всё время тянет нарушить границы. Но я дал слово.
Через час заглянул. Она уже была на ногах. Достала концертное платье, почистила и разгладила. Это было шифоновое, - светлое и воздушное. Точнее, - светло зелёного цвета с большими белыми розами. Она уже уложила волосы, накрасила ногти. Для гитариста важно иметь сильные ухоженные ногти, это часть их инструмента. Лак не яркий. Она не любила яркие тона. Серебристый, светло-фиолетовый оттенок.
Макияж наносила только перед началом концерта. Чтобы не нарушать работу кожи на длительное время. И сейчас сидела на диванчике, сложив руки на коленях. О чём-то размышляя. Отвлеклась на меня и улыбнулась. Я подумал, что Джоконда отдыхает, перед её улыбкой. Потому что тонул в ней как в озере. Забывая, всё на свете. Очнулся и присел рядом.
- «Ты как? Тебе легче?»
- «Всё, как и следовала ожидать. Твои труды достигли желаемого результата. Немного волнуюсь, но вы же меня не бросите в случае чего. Так что можно сказать, всё хорошо». Она прислонилась к моему плечу и замолчала.
Пашка зашёл и немного замешкался: «К вам можно? Я тут насчёт своего вида проконсультироваться, и обязанностей, заодно».
- «Думаю джинсы, тёмная футболка пойдёт. Кроссовки, туфли без разницы, главное чтобы были удобные. И твоя обязанность быть с ней рядом. И не подпускать поклонников ближе, чем на вытянутую руку»: на полном серьёзе отозвался я.
- «И что прикажешь делать? Бить?»
- «Нет. Отталкивать. Но так чтобы это было действенно».
- «Как это?»
Я поднялся, и продемонстрировал.
Пашка ухнул: «Как это у тебя вышло? Ты что тренировался?»
Я усмехнулся: «Не только у вас есть скелеты в шкафу».
И поймал на себе грустный взгляд Светлицкой. Лучше бы промолчал. Её буйная фантазия уже начала работать. И кто знает, что из этого выйдет.
Но она не произнесла ни слова. Не в её правилах лезть в душу без приглашения. Поднялась и засуетилась, приводя сына в надлежащий вид.
В оговоренное время были на месте. Нина Владимировна окинув нас взглядом удовлетворённо, хмыкнула: «Зал полный. Волнуюсь как первоклассница. Хотя знаю, что всё пройдёт, как всегда, - на ура. Ну что ж, начинаем?»
Конферансье степенно отработал свою речь, и мы высыпали к инструментам. Отыграв основную программу. Представили нашу новую участницу и скрывшись наблюдали, реакцию зала из-за занавеса. Некоторая неоднородность прокатилась волной и затихла в ожидании. Лильчёнак вышла, держа гитару в руке. Присела на стул, поправила микрофон. И тихо произнесла: «Что ж будем знакомиться. Я автор и исполнитель песен, - Лилия Светлицкая. Желаю вам приятного вечера». И наклонившись над гитарой, тронула струны. Она порвала зал. Публика не отпускала. Агентша подпрыгивала от восторга: «Теперь я поняла, почему вы задержались. И долго уговаривали?»
- «До последнего дня»: выдохнули мы одновременно. Пашка улыбнулся.
Я вышел на сцену, что бы увести Лильчёнка, и успокоить зрителей.
После антракта, при её появлении зал одобрительно загудел. А после того как она умолкла, долго аплодировал. К сцене то и дело подходили с цветами, и она принимала и благодарила в ответ. Вскоре возле ног выросла необъятная клумба, и Светлицкая растерянно стала поглядывать в нашу сторону. Мы вышли полным составом. Часть цветов перепала и нам.
Нина Владимировна с ходу атаковала на дополнительный выход. И мы согласились. Мы же пообещали всё компенсировать. На следующий день уезжали сразу после концерта. Надо было выравнивать график. Следующим было Кемерово.
За рулём сидел Валерка, Женька рядом. Через пару часов уже отдыхали на квартире. И видно было, что информация летела вперёд нас. Нам приготовили стол, и тут только мы ощутили, что голодны, будто не ели пару дней. А ведь и то верно, всё бегом, бегом, перекусами отделывались. А тут настоящая ресторанная еда. И даже вино марочное французское. Мы присели и обмякли. Кажется, что наконец покатили по накатанной. Светлицкую приняли. Федор разлил вино по фужерам и произнёс: «Ребята, нас поняли. Лилия вы неотразима. Можно сказать с крещением!» И присев расплылся в довольной улыбке. Лильчёнак вино только попробовала, шепнув мне: «Немного кислое, но пахнет приятно».
- « Как голова?»
- «Вполне. Но от Светки взбучка уже была»
Вадим подтвердил: «Я ей и видио с концерта отправил, и подробно описал, как добирались. Но она в ярости. Сказала, - обещали каждый вечер, отчёт всей группой».
Я поёжился от мысли, о прямом чате. Виноваты. Немного запаниковали, и завертелись. Но раз обещали, надо держать слово.
Кемерово встречал дружелюбно. Утро выдалось солнечным. С первыми лучами мы уже были на ногах. И горели желанием показать Светлицкой достопримечательности города. Она и сама этого хотела. Но на самом выходе ожидал сюрприз. Принесли огромную корзину цветов от мэра, для дамы. Мы её оставили в прихожей, и попрыгали в машину.
Побродили по паркам. Заглянули на выставку картин. Пробежались по магазинам. Но оказалось инкогнито быть не вышло, нас перехватили и отобедать пригласили в обществе высокопоставленных чиновников. Неожиданно, и напрягло сразу. Но отказываться было нельзя. И мы проследовали за посланниками.
Алегархнутая Россия представилась во всей красе. Благо чтобы не ударить в грязь лицом, они вели себя сдержанно и благочинно. Мэр выглядел моложаво и подтянуто. Удивляло, что все они ещё и читали. Потому что после застолья была устроена встреча с читателями, со стопкой книг для автографа. Лильчёнак растерянно принимала комплименты, и писала экспромты. Но когда мы собрались отчалить, держать не стали. Была веская причина, - концерт.
С агентом встретились на улице у подъезда. Он нервно прохаживался, ожидая нашего появления. Но при скрежете колёс, оживился.
«Ребята, ну вы заставили меня поволноваться. Знаю, знаю, обедали с мэром. Мне уже сообщили. Пару слов для прессы скажите? А то тут нас атакуют СМИ. Время перед концертом ещё есть, минут двадцать пресс-конференция, и вы свободны». Мы втолкнули его в машину, и следуя его пояснениям прибыли минут через пятнадцать в указанное место. Вот тут Павлу и представилась возможность показать себя. Наши журналисты видно обучались на луне. И нарушая все правила этикета, рвались в бой. Пробиваясь, через толпу еле добрались в предложенный зал и заняли свои места. Вопросы посыпались и тут, кто в лес кто по дрова. А представители жёлтой прессы огорошил с ходу: «Лилия Александровна, а какие у вас отношения с Кириллом? Или вы отдаёте предпочтение Вадиму? И как вам работается в кругу таких красавчиков?»
Светлицкая удивлённо приподняла бровь, но ответила спокойно: «Ребята талантливые и внимательные, мне с ними легко. Понимаем друг друга с полуслова. Вадима и Кирилла люблю как родных. Редкие экземплярчики, мужского представительства». На этом она улыбнулась, и тут же защёлкали фотоаппараты, ослепляя вспышками.Конференция окончилась на дружеской ноте.
Были представители даже столичных газет: Литературный вестник, Голос Москвы, Бомонд.
Уже на выходе к нам пробилась девчушка с микрофоном местного издательства: «Пожалуйста, пару слов вашим поклонникам, для передовицы». Мне стало её жалко, и я согласился. Не знаю, кто устроил этот балаган, но то что, это палка о двух концах это точно.
Перед концертом пробивались к зданию через толпу поклонников. Чуть ли не по красной дорожке. И с представителями охраны. Раздавая автографы просящим. Фёдор буркнул, проскальзывая в дверной проём: «И это только один концерт. Я уже начинаю бояться. Кажется, Павла будет мало. Будьте в форме господа».
Кемерово оправдал ожидания. Сверх того, на концерте было много тех, кто до этого обделял нас своим вниманием. Присутствовала золотая молодёжь. Наши рейтинги росли. Мы играли от души. Но ждали её.
Вдоль сцены выстроилась цепь охраны. Но даже она оказалась бессильна перед натиском толпы, после окончания концерта. Мы разделились и приготовились. Но всё обошлось. Что-то было в улыбке Светлицкой обезоруживающее, она улыбалась, - и люди становились добрее. Но сидя в гримёрке, она шепнула: «Хочу домой».
Вот этого то, мы и боялись.



Читайте также:
Комментарии
avatar