0+ Памятник Артёму
02.11.2018 113 0.0 0

Сказать, что территория Святогорского монастыря поражает своими достопримечательностями – это не сказать ничего. Одно из таких незабываемых мест – памятник Артёму. Это самая первая визитная карточка Святогорска. Артёма видно издалека, он возвышается над городом, над Лаврой, как настоящий хранитель и исполин Святогорска. Хотя, о чём это я? Разве в наше время можно назвать хранителем и исполином какого-то там революционера, когда отрицается всё, что связано с Советской властью и революцией? Вот и рассказ об Артёме вроде бы и не совсем актуален. Но... Святогорск без памятника Артёму – это как мясо без соли. Да и опять же – история, а без истории мы «ничто», и зовут нас «никак».

Если храмы и монастыри Лавры за последних лет тридцать были перестроены и восстановлены, то памятник Артёму всегда оставался неизменным. Расположен он на Лысой горе на правом берегу Северского Донца, создан по проекту скульптора И.П. Кавалеридзе. В Святогорске есть такое выражение: «сходить на Артёма», этакий местный сленг. Все приезжающие обязательно поднимаются на самую высокую точку над уровнем Донца, греются на солнышке в обществе миллионного числа «солдатиков» и божьих коровок, которыми усеян весь постамент. Обозревают местные красоты и фотографируются, фотографируются, фотографируются...

По поводу того, как и почему монумент расположен на самой высокой точке Донца, есть местная легенда. Когда собирались ставить памятник, монахи подняли бунт – нельзя, чтобы простой смертный стоял над святыми обителями. Тем более, что на Лысой горе в то время возвышалась часовня, где проходили службы, местный батюшка венчал, крестил и отпевал жителей Святогорска. Но часовня и идеология Советской власти – это понятия несовместимые. Часовню было приказано снести, чтобы она не портила местный вид гор, а монахов и батюшку разогнать. Один из монахов, когда покидал часовню, промолвил такие слова: «Да услышит меня Господь Всемогущий, пусть через несколько лет здесь будет обитель Божья, пусть люди со всего света съезжаются сюда помолиться Господу нашему Богу, а ваша власть, не знающая милости и прощения, исчезнет навсегда!»

Сбылось пророчество монаха. Лавру восстановили, и толпы паломников долгие годы не покидали её стен. Почему пишу «не покидали»? Так было до начала войны 2014 года. Сейчас народа очень мало, хотя и строительство идёт полным ходом. Сразу за мостом, на берегу Донца, возводят новый храм. Он ещё весь в лесах, но своими размерами впечатляет. Построен новый женский монастырь в селе Богородичном, что рядом со Святогорском. Не раз видела, как матушка на ярко-красной машинке подлетает к воротам Лавры и с папкой под мышкой бежит куда-то по монастырским дорожкам.

Но об этом позже, вернёмся к Артёму.
Так вот, часовню снесли, монастырь был полностью закрыт. Его помещения отдали Вседонецкому дому отдыха, которому присвоили имя Артёма. В честь этого надо было построить памятник на его территории. Лысая гора пустовала, а вершину надо было чем-то заполнить. Был объявлен конкурс, так и появился на Лысой горе Артём.

Немножко истории.

Фёдор Сергеев (Артём) – революционер, основатель Донецко-Криворожской республики, председатель Донецкого губисполкома. Прожил он недолго, всего 38 лет, и погиб в 1921 году в железнодорожной катастрофе.
В 1921 году в Советской России по проекту инженера-самоучки Валериана Абаковского был сконструирован пробный вариант аэровагона. Это была дрезина с мотором от самолёта. А скорость он развивал по тем временам невиданную, 140 км в час.

В июле 1921 года в Москве проходили заседания Третьего конгресса Коммунистического Интернационала. И 38-летний Фёдор Сергеев, более известный как «товарищ Артём», должен были отправиться в Тулу, на встречу с местными шахтёрами. Для поездки был избран только что построенный пробный вариант аэровагона.

До Тулы делегация доехала успешно, а вот когда возвращались назад, аэровагон сошёл с рельсов и улетел в овраг. Погибли все. Артёма и конструктора вагона Абаковского похоронили в братской могиле в некрополе у Московской Кремлёвской стены.

Меня всегда поражало, как на такой вершине можно выстроить такую махину: 22 метра да постамент метров пять-шесть.
Оказывается, замысел И.П. Кавалеридзе был основан на традициях украинской деревянной архитектуры. Из досок вырезали лекала, оббивали фанерой и на тачках поднимали на гору. Затем формы монтировали одна на другую и заливали бетоном. Вы знаете, сколько весит этот, так сказать, монумент? Восемьсот тонн. А основные работы легли на плечи всего десяти рабочих: столяр, четыре плотника и шесть человек формовщиков. Были, конечно, добровольные помощники из числа отдыхающих, но мастеров было совсем мало.
Году в 2015 мне довелось поговорить с местным аборигеном. Он оказался внуком одного из строителей памятника. Площадка вокруг памятника была огорожена ленточками, народу не было ни единого человека, только мужичок, довольно преклонного возраста, шаркал по дорожкам метёлкой.
– Уважаемый, а к Артёму пройти можно?
– Да не ходют к нему сейчас, почти никого и нетути. А вы так или по делу? – Странно было слышать такой вопрос. Слово за слово мы разговорились.
Оказалось, что прошёл слух – якобы памятник заминировали и могли взорвать в любой момент.

– Дураки они, не понимают, что не взорвётся он. Его строил мой дед, на горбу все детали таскали, а основание укрепляли рельсами с узкоколейки и в кубы их закладывали. Всю узкоколейку от Святогорска до вокзала растянули. Ни одна собака его с места не сдвинет, если упадёт, то вместе с горой. Бетон-то для него Орлёнки выдумали, сколько лет, а он не крошится даже. Вы не смотрите, что кое-где дыры заляпаны. Это в Отечественную фашист поганый его снести хотел. Да не обломилось ему, дырок только понаделал. А что самое интересное, бетон-то современный к нему не липнет. Замажут, а он высохнет и отваливается. Орлёнки-то тайну своего бетона в могилу унесли, ни с кем не поделились. Железо-то – сила, бетон – устойчивость. Не уничтожить нашего Артёмку.
А Мемориал, посмотри, какой отгрохали. Почитай, с 43 года воины лежат. Бои здесь были знатные, много фашистов полегло. Нашим тоже досталось. Вот Артёмка и поделился землёй, и охраняет их, сердешных.

Мемориальные доски и имена, имена, имена – более тысячи имён... Во время войны на этих высотах шли жесточайшие бои. Территория переходила из рук в руки. Командовал стрелковой дивизией Николай Филиппович Батюк. Дивизия прошла длинный путь, они воевали на Брянском фронте, затем – Сталинград, бои в районе Мамаева кургана, а в июле 1943 года – бои за Славяногорск.
28 июля 1943 года гвардии генерал-майор Н.Ф. Батюк внезапно скончался. Похоронили Николая Филипповича на горе Артёма. 
Украшены мемориальные доски знамёнами дивизии героев-сталинградцев. На гвардейском знамени дивизии – четыре боевых ордена.

Осенью 2017 года мне снова удалось побывать в Святогорске и, конечно же, у памятника Артёму. Нет, практически ничего не изменилось. Так же шумит стихийный рынок со всякими-разными побрякушками и местными заманухами. Бродит фотограф с верблюдом и ишаком, приезжают свадьбы. Даже народу стало больше, снова слышен смех детворы. Но…
Проход к Артёму закрыт, и теперь уже не ленточками, а забором, на котором висит внушительная табличка: «Осторожно! Памятник в аварийном состоянии. Проход запрещён».

Туристов это не останавливает, как, впрочем, и молодожёнов – есть парапет, по которому можно спокойно пройти на территорию памятника. Есть калитка в заборе. Кому и когда мешал забор, тем более, что в нём есть дверца, закрытая на простую верёвку. Настораживает другое: слишком упорно идут слухи о декоммунизации памятника – советское наследие, революционер. А что в противовес – уникальность?

Очень хочется, чтобы победил разум.



Свидетельство о публикации № СП-40532 от 02.11.2018.

Теги:Артём, Святогорск, памятник, Светлана Мягкова

Читайте также:
Комментарии
avatar