12+ Командировка
22.11.2018 102 0.0 2

- Куда идти? Что делать? Чем заниматься? – пытался задавать вопросы сам себе Барышев, выходя из дверей ЦАМ. Ему только что председатель врачебной экспертной комиссии лично вручил заключение, разукрашенное подписями и печатями, в котором значилось, что он, Барышев Борис Иванович, не пригоден для выполнения полетов в качестве пилота по причине серьезных отклонений в здоровье. Самое интересное то, что он, Борис, совершенно не чувствовал в себе каких-либо недомоганий, которые обычно бывают у больного человека. Однако медики решили его судьбу по-иному. Он шел пешком по улице, совершенно не осознавая маршрут своего движения. В его голове было только одно: «Куда идти? Что делать? Чем заниматься?»
С наступившей депрессией Борис боролся несколько дней. Всё это время он никуда не выходи из своей квартиры, выкуривал сигареты одна за одной, ничего не ел и почти не спал. Благо его жена вместе с детьми уехала на время каникул к тёще в деревню. Борису очень не хотелось ни с кем говорить, а тем более отвечать на вопросы, которые наверняка ему бы задавили родные. На четвертый день Борис как бы очнулся:
-Все, хватит! -сказал он сам себе. – Что нюни распускать? Надо чем-то заниматься! Мне только сорок пять! Ну пойду, оформлю пенсию. А что делать потом? 
Борис поймал себя на мысли, что кроме, как управлять самолетом, он ничего более не умеет.  Нет, не потому что он все прошедшие годы был отъявленным лодырем. Просто в свободное от полётов время, просто не было случая чем-то заняться другим. Да и не планировал он, что неожиданно, и прямо сейчас, ему закроют входные двери в лайнер. Можно конечно пойти в АТБ и вместе с технарями крутить гайки на самолетах, или к перевозчикам для постоянного и непосредственного общения с пассажирами. Но это значит видеть каждый день, как твои бывшие коллеги садятся за штурвал и поднимают самолеты в небо, завидовать им, и каждый раз переживать, что ты не с ними.
С такими мыслями Борис в очередной раз бродил по улицам города, периодически заглядывая в объявления, которые были расклеены почти на каждом столбе.
«… Требуются…», «… Требуются…», «… Требуются…».
- Нет, это все не то, - думал Борис. - Строить я не умею, продавать тем более. Водители? Можно попробовать. Права у меня есть, да и свою машину я вожу более двадцать лет.
Он оторвал из «бородки» объявления номер телефона:
-Надо будет позвонить. 
Борис не заметил, как оказался на центральной площади города. По асфальту важно ходили голуби, переваливаясь с ноги на ногу, приближаясь к людям совсем близко и ожидая, что кто-то им бросит корочку хлеба или высыплет семечек. Борис остановился, заглянул в целлофановый пакет, в который он положил батон, купленный домой, оторвал от него небольшой кусок, и, измельчив его, стал кормить голубей. Он вздрогнул от неожиданности, когда сзади кто-то похлопал его по плечу и произнес:
-Борис Иванович! Отдыхаем?
Борис резко повернулся назад. Сзади него стоял и улыбался его одноклассник, с которым они сидели за одной партой в школе.
Андрюха, ну зачем же меня так пугать? – проговорил Борис, протягивая Андрею для приветствия руку.
Они разговаривали долго, вспоминая свои школьные годы, учителей и школьных друзей. Наконец Андрей спросил:
-Боря, ну как там в небе? Еще не надоело?
От этого вопроса Борис сник.
- Ты чего, Боря? Случилось что-то?
Борис, смутившись, немного помолчал:
- Случилось… Медицина меня подчистую списала на землю, - и Борис рассказал своему школьному товарищу свою печальную историю.
- А чем же ты сейчас занимаешься?
- Ничем. Оформил пенсию. Ищу куда бы устроиться на работу, да ничего для души не нахожу. В аэропорт не хочу. Сложно осознавать, что ты уже не лётчик, когда рядом с тобой самолеты. 
У Андрея загорелись глаза:
- Боря, есть идея!, - Андрей схватил Бориса за рукав, - я уже давно ищу подходящую кандидатуру на должность директора туристического агентства…
И Андрей на одном дыхании изложил Борису свой план. Сам Андрей руководил филиалом краевой теле-радио компании. Расширяя свою сферу деятельности, теле-радио компания создала туристическое агентство, нашли для него подходящее помещение и оборудовали его по наивысшему разряду. Беда только в том, что уже было у них три кандидата на должность директора, но по различным причинам дирекция теле-радио компании от них отказалась. 
- Андрей, ну причем здесь я? Я ведь летчик. Из меня директор туристической фирмы, как из шофера пилот. Нет, ты здесь что-то перегнул.
- Боря, давай так…, -Андрей продолжил убеждать Бориса, - насколько мне известно, ты руководил в аэропорту большим лётным коллективом. Ты же сам говорил, что у тебя в подчинении была куча летчиков. Так?
- Так, - согласился Борис. – Но это же совсем разные вещи. Лётчики- это одно. Туристы- это другое.
- Если я правильно понимаю, то и там и здесь идет разговор об организации работы, а не о повышении уровня лётного мастерства. Руководя таким большим подразделением, ты по долгу своей службы занимался организацией работ. Так?
- Так. Ну и что?
-А то, что здесь надо так же подобрать персонал и организовать работу. И все! А это, я уверен, тебе под силу! Для повышения уровня профессионального мастерства мы договоримся о стажировке персонала у известных туроператоров. 
Одноклассники еще долгое время продолжали этот разговор. Наконец Борис сдался:
- Когда надо приступать к работе?
- Еще вчера надо было начинать!
- Что я должен для этого сделать?
Андрей радостным взглядом окинул Бориса:
- Сегодня уже поздно… Давай завтра. Подходи, эдак часиков к девяти, в нашу компанию. Я на вахте оставлю для тебя пропуск, там и продолжим разговор. Пока не забыл… Прихвати с собою трудовую книжку.

Борис быстро втянулся в новую для него работу. В первый же месяц он наладил контакты с краевой и городской администрациями, с большинством предприятий города. Хотя у Бориса и был огромный опыт международной деятельности, он не стал выходить за рубеж, используя своих бывших там партнеров и хорошо отлаженные связи. Международным туризмом он решил заниматься через ведущих Российских туроператоров, с которыми он успел перезнакомиться в первые же дни своей работы. С персоналом было посложнее. В то время, о котором идет речь в этом рассказе, специалистов в области туризма учебные заведения не готовили, поэтому пришлось набирать с улицы, учить их и самому учиться. В общем все получалось неплохо. Дирекция теле-радио компании была довольна деятельностью нового директора. Первые дни к нему присматривались, однако убедившись в его способностях, перестали его опекать и доверили абсолютную самостоятельность. 
Так прошло два года. О существовании этого туристического агентства уже знали все, потому как теле радиокомпания не жалела средств на рекламу. Агентство отправляло туристов не только по интересным местам в России, но и практически во все страны Мира.
Организовав работу персонала, Барышев практически не бывал в офисе. Он постоянно был в командировках. Его можно было видеть на туристических выставках, ярмарках, практически на всех мероприятиях, которые проходили по линии туризма в России и за рубежом. С каждой командировки он привозил массу договоров, журналов, буклетов, плакатов и дисков с видеозаписями. Он постоянно с собою брал видеокамеру, и не теряя времени, снимал различные сюжеты, которые позже использовались для показа туристам.
Однажды ему пожаловалась менеджер отдела продаж о том, что туристы, которые покупают путевки для участия в речных круизах, хотели бы увидеть не только фотографии круизного лайнера, но и посмотреть об этом лайнере видео фильм. Действительно, в арсенале агентства было множество фотографий круизных судов, а вот видика ни одного. Барышев пошел к Андрею, тому самому, который уговорил его принять предложение о работе в тур фирме и который был старшим руководителем в теле-радио компании.
- Мне надо в Ростов,- сообщил Барышев Андрею.
- Зачем?
- Отвезти подписанные договора с «Круиз Тур» и сделать видеосъемку их круизных судов.
- Борис Иванович, -начал официально Андрей, -завтра в краевой администрации совещание. Одним из вопросов будет вопрос о развитии туризма в нашем регионе. Поэтому я уже запланировал тебя на это совещание.
- Так туда сможет пойти мой зам. Я уже договорился о встрече с директором «Круиз Тур». Можно было конечно эту встречу перенести на более позднее время, однако послезавтра последнее круизное судно уходит от причала, и следующее судно мы сможем увидеть только через две недели.  Туристы уже бузят, что нет видео.
- А разве нельзя вместо себя в Ростов отправить Антонову? Она что недостаточно подготовлена? 
-Дело не в этом. Она вполне нормальный работник. Дело в том, что Мерез не будет решать ни с кем ни какие вопросы, ежели у переговорщика статус ниже директора. Не будем же мы на время этой поездки ее назначать на должность директора?
- Кто такой Мерез?
- Это директор «Круиз Тур».  Мерез Аркадий Рудольфович. Такой уж он человек. Здесь ничего не поделаешь.
- Ну давай я с ним поговорю по телефону?
- Бесполезно! Еще хуже сделаем. Он тогда вообще откажется от общения с нами. Просто я очень хорошо его знаю.
Андрей на какое-то время задумался, затем произнес:
- Впрочем, на совещание в администрацию я схожу сам. У меня, кроме твоего туризма, есть масса других вопросов к ним. Ладно! Иди в кадры и выписывай командировку.


Борис приехал в Ростов поздно вечером на поезде. На улице было прохладно. Автобус он ожидать не стал, и доехал до гостиницы «Интурист» на такси. В этой гостинице для него был забронирован одноместный номер. При оформлении в гостиницу дежурная попросила оставить у них свой паспорт. Барышев удивился такой просьбе, но ему ответили, что сейчас в этой гостинице новое требование.
- А как же быть, если мне паспорт понадобиться? Вдруг меня остановят для проверки паспортного контроля?
Вместо ответа дежурная протянула Барышеву визитную карточку «Интуриста»
- Понятно. Но ваша визитка не является паспортом, - продолжал Борис
- Верно. Если вас задержат, отдадите работникам милиции, или кому там, эту визитку. Пусть они позвонят, мы подтвердим.
- Не понятно с чем связаны такие новшества? Ведь в паспорте ясно указано, что он всегда должен находиться у его владельца, и владелец обязан его предъявлять по первому требованию уполномоченных лиц.
- Не переживайте. Это требование нашей дирекции. Завтра с девяти утра они буду на месте, и вы им можете задать этот вопрос.

На следующий день Борис ушел из гостиничного номера задолго до девяти часов. Он любил пешком прогуливаться по утреннему городу, когда еще не было городской суеты и машин. Если идти не спеша, то от «Интуриста» до речного порта минут тридцать. Барышев прибыл в порт в начале девятого. В офисе директора «Круиз Тура» еще никого не было. У причала стоял круизный лайнер «Антон Чехов». На судне был опущен трап. Кипела работа. Члены команды суетились. Шла подготовка к походу. Борис неуверенно шагнул на трап. Никто его не остановил. Он вошел во внутрь судна. Мимо него пробегали матросы и обслуживающий персонал. Никто на него не обращал внимания. 
- Девушка, - обратился Борис к быстро проходящей мимо него белокурой девицы в тельняшке и с большой стопкой полотенец на руках, - как найти мне старшего?
- А вы что чужой? Так почему вы свободно разгуливаете по судну? Кто вас пустил?
- Это все я объясню старшему, конечно, если случайно не вы им являетесь.
Девица криво ухмыльнулась:
- Идите на вторую палубу. Он живет в 24 каюте. Найдете?
- Постараюсь.
- Сейчас пойдете прямо,-она кивнула головой в сторону, куда надо идти,- через три каюты повернете влево, пойдете по правому туннелю. Когда дойдете до камбуза, повернете вправо. Через метра три будет лестница, поднимитесь вверх и будете двигаться в обратном направлении….
Девушка еще долго рассказывала, где надо повернуть налево, где направо. Борис силился запомнить это огромное количество поворотов. Неизвестно, сколько бы еще времени продолжался ее рассказ, если бы ее не окликнул мужчина в форме речника, проходивший рядом:
- Настя, ну сколько можно тебя ждать? Старпом на верху уже рвет и мечет. Бегом. 
- Вы к кому? – обратился он к Борису.
Тот изложил ему суть своего визита на корабль
- Сделать съемку? Верно. Для туристов это будет очень наглядно.
Вскоре выяснилось, что этот мужчина в форме и есть капитан судна. 
- Снимайте. На нашем судне ничего секретного нет. Завтра мы уходим на маршрут. Можете с нами. У вас появится еще больше материала. Провожатого дать не могу, все заняты. Так что работайте сами. Каюты для туристов в основном находятся на второй и третьей палубах. На этой палубе вам будет не интересно. Это все служебные каюты.

На видеосъемку внутренностей судна Борису потребовалось полчаса. Спустившись на берег, Борис направился в офис «Круиз Тура», который находился в пятидесяти метрах от причала.
- А Аркадия Рудольфовича нет. Он недавно звонил, сказал, что будет в офисе после двух часов – на одном дыхании сообщила Борису девушка, очевидно работница этой фирмы.
- Ну тогда пока. Буду в два часа. Если вдруг он по каким-то причинам прибудет в офис ранее, или будет звонить, что задерживается, сообщите пожалуйста ему о том, что я здесь, прибыл к вам из другого города. У меня была с ним была договоренность на сегодня. Жаль только, что мы не договорились о времени.
- Как мне вас представить?
- Барышев Борис Иванович. Он знает.

«До двух часов надо себя чем-то занять» - подумал Борис. «Поеду ка я в аэропорт и поснимаю там. Нашим туристам, которые улетают в туры из этого аэропорта, будет интересно». Однако Борис не сразу выполнил свое намерение. Он решил сделать еще несколько снимков «Антона Чехова», но уже не изнутри, как ранее, а запечатлеть его у причала, готовящегося отправиться в новое плавание. Борис с видеокамерой и фотоаппаратом кружился по набережной, выбирая наилучший ракурс. Несколько снимков были сделаны на фоне пирса. Но особо удачными, как посчитал Борис, были снимки судна на фоне Ворошиловского моста через Дон, где недалеко стоял у причала «Антон Чехов». В поисках наиболее удобной позиции Борис заметил двух молодых людей, которые сидели на лавочке, неподалеку от того места, где суетился Барышев, и как ему показалось, очень внимательно за ним наблюдали. Впрочем, он не придал этому особого значения. Убедившись в том, что уже нет более интересных ракурсов для съемки, Борис направился в сторону проспекта, чтобы на автобусе или троллейбусе добраться до аэропорта. Поднимаясь по ступенькам вверх по склону от Дона в сторону проспекта, Борис обратил внимание, что эти двое с лавочки следуют в его направлении на расстоянии метров тридцати за ним и внимательно на него поглядывают. Вокруг, кроме его и них никого по близости не было. «Ограбить меня что ли собираются?» подумал Борис, оставляя последние ступеньки подъема. «Так это надо было раньше делать, кода были внизу около Дона. Там удобно, безлюдно. А здесь уже через несколько шагов оживленная улица. Вряд ли решаться».  Когда вышли на оживленный проспект, Борис потерял их из виду и быстро забыл о своих подозрениях. На остановке он с трудом влез в переполненный троллейбус, который следовал в сторону аэропорта. О своих попутчиках Борис уже и не вспоминал. Ближе к Нахичеванскому рынку троллейбус опустел, и Борис присел на свободное место. Через несколько минут он с удивлением обнаружил своих неожиданных «преследователей» в этом же троллейбусе. «Странно, я даже не заметил, когда они вошли». Двое сидели неподалеку от него сзади и о чем-то мирно разговаривали. В их действиях Борис ничего подозрительного не заметил.
- Аэропорт! – заскрипело в динамиках троллейбуса.
Борис вышел и по аллейке направился в сторону аэровокзала. Из троллейбуса вышли и эти двое. Они перешли через дорогу и, обогнав Бориса спешно направились в аэропорт. «Показалось» - подумал Борис и тут же забыл своих «преследователей». Не доходя метров сорок до аэровокзала, Борис определил удобную позицию для съемки. Отсюда действительно можно было сделать замечательный снимок. Он остановился, подойдя ближе к ели, достал из пакета видеокамеру и начал снимать. В друг сзади себя он услышал ехидный мужской голос:
- Получается?
Борис сразу даже не сообразил, что это вопрос адресован ему. Он опустил видеокамеру и повернулся. Сзади него стояли двое крепких мужчин в кожаных куртках. Из-за рядом стоящей ели показался третий. Нет, это были не те, которые его «преследовали».
- Ну что, пойдем? – спросил Бориса один из этой троицы
- Куда? – не понял Борис
- К нам! Надеюсь ты понимаешь, что надо перед нами объясниться?
Борис ничего не понимал. Вначале он даже подумал, что эти трое, просто шутники. Он тоже решил все происходящее свести к шутке:
- Нет ребята, я уже позавтракал, и ваше предложение пойти в ресторан я готов принять к ужину. Обедать мне сегодня очевидно не придется. На два часа у меня назначена важная встреча.
Мужчины переглянулись:
- Однако шутник, - произнес один из них. Он из кармана своей куртки достал какое-то удостоверение, развернул его и показал Барышеву:
- Капитан милиции Малышев. Пройдемте с нами!
Борис оглянулся. Сзади никого не было. Он окинул взглядом остальных:
- А это тоже капитаны? 
За всех их ответил тот же капитан:
- Они тоже работники линейного отделения. Пройдемте!
Барышеву эта неопределенность не понравилась:
- В чем собственно дело?! Я выпивши? Или нарушаю общественный порядок? Или вы думаете, что я остановился около этой елки помочится?
- Мы ничего не думаем. Отдайте видеокамеру и фотоаппарат лейтенанту и пройдемте с нами. Не вздумайте бежать. Может вам для верности наручники одеть?
- Ребята, вы что сдурели? Я в Ростове в командировке. Объясните наконец, что происходит?!
Вместо ответа капитан, периодически переходя на «ты», твердым голосом произнес:
-Покажи ка свои документы!
И тут Барышев вспомнил, что дежурная в «Интуристе» настойчиво убеждала его оставить свой паспорт в гостинице. В паспорте было и командировочное удостоверение.
- Нет у меня с собою. Но вы можете позвонить по этому телефону, - Борис с надеждой протянул капитану визитку гостиницы. 
- Документом является паспорт или другой документ, удостоверяющий личность. Таковыми могут быть права, военный билет и так далее. Свою бумажку можешь оставить себя на долгую память. Пошли, хватит корчить из себя идиота! – с хамским оттенком в голосе грубо произнес капитан. – Давай, передвигай ногами, иначе придется применить силу!
- Капитан, вы явно не в себе! Не пришлось бы вам потом извиняться, -вскипел Борис, однако пошел вместе с ними по направлению к аэровокзалу. Борис хорошо знал аэропорт Ростова, потому как прилетал сюда сотни раз. К тому же один раз в два года он бывал в Ростове на курсах повышения квалификации, поэтому сразу сообразил, что его ведут в линейное отделение милиции аэропорта, куда экипажи сдавали на хранение оружие. Это приходилось неоднократно делать и Борису.
- Не переживай, извинюсь, если надо будет.
В дежурной комнате вдоль все задней стены была клетка, сделанная из добротного крепкого металла. Рядом вдоль стеки стояла лавочка, на которую Борис сразу хотел сесть.
- Милок, может тебе еще сюда кресло принести и чашечку кофе? А ну давай в клетку! – грубо произнес капитан.
- Вы объясните мне, я что арестован? Какое предъявляется мне обвинение? - начал было Борис, но его грубо одернули:
- Давай ка заходи, пока тебя туда не занесли. Все узнаешь потом.
Дверь клетки открылась со крипом и грохотом. Борис вошел, и дверь за ним закрылась на засов.
- Отдыхай пока! Нужен будешь, позовем. И поменьше выступай, иначе у нас есть хорошие «лекарства». Подлечим, - с откровенной ехидцей в голосе сообщил капитан.
Борис осмотрелся, и только сейчас заметил, что в дальнем углу клетки на табурете сидит человек. Скорее он не заметил, а почувствовал по запаху. От того неимоверно исходило какое-то зловоние, перемешанное с запахом мочи.
«Дожился! Вместе с бичами приходится делить площадь!»
Прошло пол дня. Наручные часы Бориса показывали начало второго. В два часа у него должна состояться встреча в «Круиз Тур». Но похоже никто в милиции не собирался разбираться с произошедшем. Борис несколько раз порывался привлечь свое внимание у пробегающих рядом с клеткой милиционеров, то его как будто никто не хотел замечать. Все молча проходили, не реагируя на то, что Борис пытался с ними заговорить. Наконец его нервы не выдержали, и он заорал:
- Да есть ли в этом помещение нормальные люди?!!! Кто-либо мне объяснит, что происходит?!!!
Его услышал дежурный сержант, который что-то писал в журнале:
- Чего орешь?!  Хочешь, чтобы на тебя смирительную жилетку одели?
- Послушай сержант. Я не знаю за что меня задержали. Только сейчас мне надо срочно позвонить своим партнерам. У меня на два часа планировалась встреча. Пусти меня к телефону!
- А ты коньячку не хочешь?
- Идиот!!! Вы что здесь все с ума по сходили?! Вы меня сюда заперли не за что, а теперь издеваетесь! Фашисты так с военнопленными не обращались, как вы! Позови свое начальство, пусть мне объяснят, что от меня хотят.
В этот момент распахнулась входная дверь и в нее вошел подполковник, одетый в милицейскую форму и с ним, небольшого роста крепкий мужичок в штатском.
- Что здесь за шум, - спросил у дежурного подполковник.
- Да вот, нарушитель закона пытается права качать, - и сержант показал на клетку
- Выпусти ка его сюда. Будем разговаривать.
- Наручники одеть? А то он буйный - спросил сержант.
- Ничего, справимся и без наручников.
С грохотом и скрипом открыли дверь клетки и выпустили Барышева. За столом сидел подполковник и покуривал. Сбоку на табурете сидел человек в штатском. Он представился Барышеву:
- Майор ФСБ Корчагин. Присаживайся.
Он рукой показал Барышеву на табурет, который стоял напротив. Бырышев присел.
- Ну рассказывай, на кого работаешь?
-В смысле? – не понял вопроса Борис.
-В самом прямом. На какую террористическую группы ты работаешь?
- Послушайте, майор, или вы здесь все с ума по сходили, или у меня уже начинает ехать крыша от дурости, с которой я сегодня здесь повстречался. Что вы от меня хотите?
- Я уже свой вопрос задал. Постарайся на него ответить.
Барышев посмотрел с удивлением на майора, тот в ответ ему улыбнулся.
- Из чего же вы сделали такое умозаключение, что я террорист?
-Если нет, тогда опровергай. Что ты делал сегодня утром в речном порту?
Барышев вспомнил про тех двои, которых вначале принял за грабителей. Оказывается за ним начали следить еще от речного порта.
- Снимал на видео и фото круизное судно.
-Так… А для каких целей?
- Я работаю директором турагентства. Нашим туристам необходим наглядный материал по той продукции, что мы им поставляем.
- Допустим. А с какой целью ты снимал Ворошиловский мост через Дон?
- Я его не снимал. Мне мост не нужен.
- А как же он оказался заснятым твоей камерой? Мы просмотрели весь твой материал.
Борис вспомнил, что самая удачная позиция для съемки судна с берега было как раз на фоне этого моста. К тому же положение света этому благоприятствовало. Борис попытался все это объяснить майору, но тот похоже ему не очень верил.
- Допустим ты говоришь правду. Тогда объясни, где твои документы, ну хотя бы командировочное удостоверение? Какова твоя цель прибытия в Ростов?
-Я пытался объяснить всё капитану, но он оказался настолько высокого о себе мнения, что даже не захотел меня слушать, не говоря о том, что поленился позвонить по номеру телефону, указанному в визитке.
- Где визитка?
Борис достал ее из бокового кармана и протянул майору:
- Вот она.
Майор взял ее, покрутил в руках:
-Хорошо, проверим… Значит говоришь в «Интуристе» расположился? У меня там раньше работала сестра….
И майор начал рассказывать историю, как его сестра устроилась туда на работу, а затем уволилась.
- Товарищ, или господин майор! Мне конечно было бы интересно послушать историю вашей сестры, но я уже почти пять часов сижу здесь по вашей милости и ваших коллег. Может пора бы вам определиться кто я?
- А кто вы? Вы пока еще не признались, что прибыли в Ростов для сбора материала, который может попасть в руки террористов.
- Я не хочу вас обидеть, майор, но с головой похоже и у вас не все в порядке. Позвоните наконец ко мне на работу, в мой город и узнайте подробно всю информацию обо мне. Не забудьте позвонить в гостиницу.
-Не кипятись! Позвоню… Увести!
Бориса опять отвели в клетку. Милицейский подполковник и майор из ФСБ о чем то долго шептались. Борису из клетки их было видно. Затем майор взял трубку телефона и начал куда-то звонить. Из отдельных обрывков фраз Борис понял, что по телефону говорят о нем. После окончания разговора Бориса опять выпустили из клетки и усадили на тот же табурет, на котором он уже сидел. Майор пристально и молча смотрел Борису в глаза, наконец произнес:
- Вы знаете Зернову Лену?
- Да есть такая. Она работает в нашей фирме секретарем.
- Молодец, хорошо подготовился… Я только что разговаривал с ней. Руководства нет на месте. И знаешь, что она мне сказала?
Борис моча посмотрел на майора и ничего не ответил.
- Она сказала, что Барышев дома и только что к ней заглядывал. Что ты на это скажешь?
Борис опешил. Он даже не знал, как ответить на этот вопрос.
- Ну что ж, если у меня дома объявился двойник, то действительно мне будет сложно доказывать, что я это есть я. Чтобы себя хоть как-то защитить, я думаю вправе вас попросить еще раз позвонить ко мне на работу и получить информацию не от секретаря, а от моего непосредственного руководителя, а так же позвоните в «Интурист».
Майор ничего на это не ответил:
- Увести!
Борис опять оказался в клетке. На улице вечерело. Шел восьмой час, как Барышева задержали. Борис понимал, что встречи с Мерезом уже сегодня не будет. Захочет ли он с ним разговаривать в другое время, вопрос. Радовала только то, что после полудня сокамерника куда-то увели, и он больше не возвращался. Майор вернулся через два часа и о чем-то начал тихо переговариваться с дежурным, после чего тот подошел к клетке, открыл скрипучую дверь:
- Выходи! – произнес он, уступая Борису дорогу
Борис вышел и посмотрел на майора, который стоял в другом конце комнаты и чему-то улыбался.
- Подходите, Борис Иванович, присаживайтесь, - с веселыми нотками в голосе произнес майор.
Бориса насторожили эти перемены. Майор начал с ним обращаться на «вы», называя его по имени и отчеству. Удивило так же то, что дежурный не стал следовать за ним, как это было ранее, а, закрыв дверь клетки, отошел к тумбочке, которая стояла в другом конце комнаты и начал перекладывать какие-то бумаги. «Что всё это значит?» -0 подумал Борис, но присел на стул, который ему указал майор. 
-Ситников, принеси пожалуйста от криминалистов видио и фотокамеру  Барышева, -обратился он к дежурному. Тот молча вышел из кабинета. Вернулся он буквально через две минуты. В руках у него было то, что попросил майор. Все это он положил на стол перед офицером. Немного помолчав, майор закурил:
- Курите? - спросил он у Бориса. 
- Нет, - соврал Борис.
- Правильно, здоровье свое надо беречь. А я вот никак не соберусь с силою отказаться от этой отравы
Борис силился понять, к чему майор ведет весь этот разговор. 
- Борис Иванович! Мы провели проверку вашей причастности к террористам. И вы знаете какой результат? – спросил Майор Бориса, и сам же на свой вопрос ответил,- наши подозрения не оправдались. Мы приносим вам свои извинения, что пришлось немного вас заставить быть нашим гостем.
Борис молчал. Он до глубины души был возмущен произошедшим. Он еле сдерживал свои эмоции. В один момент у него даже появилось желание съездить по физиономии этому майору, но он с большим усилием себя сдержал. Тем временем майор достал из кармана своей куртки паспорт:
- Вот ваш паспорт и командировочное удостоверение. Эти документы нам пришлось изъять в гостинице. Не суди строго её работников. У них существуют свои правила, на которые нам все-таки пришлось указать им, как на произвол. Согласитесь, Борис Иванович, что и вы отчасти не правы. Что мы должны были в отношении вас подумать? Вы без документов, снимаете на камеру стратегически важные объекты: как-то мост через Дон, аэропорт. Ваши сотрудники дома говорят, что вы ни в каком не в Ростове, а дома. Поэтому я думаю, что обижаться на нас вам будет излишне. Так что извините нас еще раз за доставленные вам неудобства, и можете быть свободными.
У Бориса все кипело. Он готов был наговорить всякой чепухи майору за испорченный день, за то, что ему, Борису, сегодня испортили не только его хорошее настроение, которое было у него утром, но и всю программу его пребывания в Ростове. Он продолжал сидеть за столом не двигаясь. Майор посмотрел на него с удивлением:
-Что - то еще?
Борис встал, спрятал документы в карман, взял аппаратуру и направился к выходу. У дверей он остановился:
- …И научите своих людей приличному поведению. Во всяком случае, если еще не доказана вина человека, то обращаться с ним не по-хамски, а нормально, по-человечески. К тому же не плохо бы вашим сотрудникам знать, что даже будучи преступником человек остается быть человеком.
Он не стал дожидаться, что ему ответит майор и вышел из отделения. 
На улице стояла ночь. История, похожая на детектив подошла к концу.



Свидетельство о публикации № СП-40280 от 22.11.2018.

Теги:Пилот, командировка, небо

Читайте также:
Комментарии
avatar
Спасибо, Юрий, что вы уделили время
avatar
Классный рассказ, мне понравилось
avatar