6+ Кавказ подо мной. Часть 1
27.01.2019 52 0.0 0



Если друг оказался вдруг
И не друг и не враг, а так.
Если сразу не разберешь,
Плох он или хорош.
Парня в горы тяни – рискни,
Не бросай одного его.
Пусть он в связке одной с тобой.
Там поймешь, кто такой.»
(В.Высоцкий)



Летом в отпуск? Для нашей работы это сложная штука. Обычно летом мы не ходим в отпуск. Как правило зимой, реже осенью и весной. Но чтобы нам позволили греться на солнышке летом, это почти из области фантастики. В общении между собой тему летних отпусков мы старались обходить стороной, что бы не расстраивать себя и не подогревать свое воображение.
Однако в жизни случаются чудеса, которые дарят приятные минуты и воспоминания на всю жизнь.

В этот день мы толкались в штурманской комнате, готовясь к очередным вылетам: клеили карты, сверяли навигационные сборники, делали предварительные планы полетов. Было жарко. Работающий на потолке вентилятор не справлялся с июльской жарой, периодически сдувая со столов листки документов, да загибая края склеенных огромных листов карт. Дверь в штурманскую комнату открылась, и на пороге появилась фигура нашего командира эскадрильи. Приветствуя его, все встали, прекратив на время работу. Командир вошел, махнул ладошкой, «продолжайте, мол, работать». Поздоровался со всеми за руку, подойдя к каждому, находящемуся в комнате:
- Есть желающие в отпуск с первого августа? –вдруг спросил он.
В комнате наступила тишина. Только лопасти потолочного вентилятора своим похлопыванием слегка ее нарушали. Все смотрели на командира с недоумением. Это что, шутка? Мы даже не мечтали о летнем отпуске, а тут на тебе! Летом, да еще и на целый месяц!
Командир улыбнулся, поняв возникшее замешательство,:
- Дело в том, что на следующей неделе мы отдаем внепланово три самолета на ремзавод. Пришло распоряжение из министерства. В связи с этим пришлось сократить программу полетов. Как следствие, появилась возможность предоставить вам отпуска. Конечно на всем. Но четырем экипажам это сделать можно.

В комнате тишину нарушил шквал радостных возгласов. Летом в отпуск хотели многие. Всех отпустить было невозможно. Так же невозможно было отпустить в отпуск отдельных членов экипажа. Это можно сделать только в полном составе. Радостный шум остановил командир:
- я вижу, что этот вопрос в таком разрозненном составе будет решить сложно, а потому эту проблему будем решать снизу до верху. То есть командиры экипажей подадут рапорта пилотам инструкторам, те в свою очередь командирам звеньев. Командиры звеньев предоставят мне списки кандидатов на очередной отпуск. Вопросы есть? Вопросов нет! Продолжайте работать.

Счастливчиками, которым неожиданно представилась возможность уйти в отпуск, оказались экипажи командиров Якушева, Зацепина, Лидовского и Хромченко.
Сборы были недолгими. Счастливые обладатели летних отпусков тут же разъехались по всей стране, что бы командование не могло их неожиданно отозвать, как это случалось нередко.

Алексей Якушев свой отпуск решил провести в горах. Он был страстным любителем экстремального отдыха. До прихода в авиацию он каждое лето проводил в горах, наслаждаясь их красотой и величием. Что бы увидеть в горах то, что скрыто самой природой от человеческого глаза, он пробирался через горные перевалы, ледники, заросли, бурные речки, отвесные скалы. Ночевал в палатках, ел пищу, приготовленную на костре или на примусе. Иногда ночь заставала его на вертикальных склонах, и приходилось ночевать прямо не скале, крепко закрепившись страховкой. В те годы в его окружении были спортсмены альпинисты, крепкие, физически и морально подготовленные люди. Это окружение его подбадривало и прибавляло силы даже в те моменты, когда казалось бы ситуация становилась безвыходной. С приходом в авиацию летние походы в горы отошли на задний план. Но это не смутило Алексея. Он страстно увлекся горными лыжами. Была только одна трудность: авиационные медики настоятельно требовали, что бы один из отпусков , положенных летному составу, а их у летчиков два в году, они проводили в санатории. Профилактика в санатории приходилась как раз на период горно – лыжного сезона. Отказаться от санатория и провести время на горно – лыжной базе или в альплагере без санатория, означало не пройти годовой медицинский осмотр, а значит потерять любимую работу.
По своей натуре Якушеву было сложно почти месяц валяться на санаторной койке, и это его тяготило. Неожиданно для себя он нашел выход из этого положения. Ежегодно Главное медицинское Управление при Министерстве Гражданской авиации предоставляло для летчиков путевки, состоящие из двух частей. Первые две недели предполагался отдых в профилактории в горах в поселке Домбай, а вторые две недели надо было провести в Адлере в летном пансионате «Аэрофлот» ( в настоящее время санаторий СССР). Перебраться из Домбая в Адлер было не сложно. Из аэропорта Минеральные Воды в Адлер ежедневно летал самолет. Для летного состава полет на этом самолете был бесплатным, а время перелета занимало всего 30 минут.
Алексею удалось договориться с летчиками, работающими на крайнем севере о том , что они два срока будут отдыхать на Черном море, а он все это время проведет на горно –лыжном курорте в Домбае. Всех это устраивало. Северянам и сибирякам зимой хотелось тепла, а Якушеву нужна была зима и горы для занятий этим увлекательным спортом. Естественно медиков никто в известность не ставил, иначе бы всю эту затею легко было поломать. Документы же всегда оформляли правильно, поэтому у Алексея проблем с годовой медкомиссией не возникало.
За несколько лет работы в авиации Алексей возымел значительный перерыв в летних экстремальных видах спорта. Что бы не пытаться наверстать упущенное, Якушев решил не примыкать в неожиданном отпуске к спортсменам, с которыми занимался ранее. У него возникла идея самому собрать небольшую группу из работников аэропорта и совершить с ними переход через перевалы главного Кавказского хребта невысокой и доступной для всех сложности. К тому же, ему самому очень хотелось увидеть что то новое и неизведанное, потому как в альплагере он уже изучил все известные маршруты, перевалы, вершины, ледники.

За несколько дней до начала отпуска Алексей встретился со всеми начальниками служб аэропорта и предложил желающим, участвовать в увлекательном путешествии через перевалы горного Кавказа. Буквально в этот же день Якушеву поступили заявки от желающих. Уже на следующий день группа насчитывала десять человек вместе с Алексеем. Якушев собрал всех кандидатов в актовом зале для беседы и постановки задачи. В основном в группу просились люди хорошо физически подготовленные. Многие из них уже участвовали в горных восхождениях. Для некоторых это было впервые. Особую тревогу у Алексея вызвало желание участвовать в походе одной работницы канцелярии штаба Ластовкиной Галины. Алексей ее знал хорошо, потому что по долгу службы иногда заходил в штаб и там ее почти всегда встречал. Галина представляла собой довольно крупную женщину двадцати пяти лет, вес которой около ста килограмм. То ли она не следила за своей внешностью, то ли ее одолевало какое-то серьезное заболевание, что привело ее комплекцию в довольно молодом возрасте к столь неприятному ожирению.
Беседуя с ней, Алексей задал ей вопрос:
-Галина, ты уверена, что сможешь пройти этот маршрут? Ты ранее занималась хотя бы похожими видами спорта? Ведь в горах нет ни врачей, ни стационара. Если тебе там станет плохо, то в лучшем случае мы выбьемся из графика, в худшем придется всей группе сойти с маршруту. Я уже не говорю о том, что может произойти еще более худшее.
- Алексей Михайлович, я чувствую себя хорошо. В горах мне приходилось бывать. Быть участником вашей группы я смогу.
Алексей пожал плечами. Ему не хотелось обижать Галину, но и брать ее с собою ему не хотелось, потому что он увидел в ней человека, которому к подножию горы можно подъезжать разве только на машине. А если гору покорять, то только с использованием канатно – кресельной дороги.
- Галина, ты знаешь, где находится наша сан часть?
- Знаю
- Подойди пожалуйста к врачу летного отряда Тамаре Ивановне. Пусть она тебя как следует осмотрит. Если ты здорова, пусть выдаст тебе справку, где укажет, что тебе не противопоказано заниматься этим видом спорта.
Галина сделала обиженное лицо, но тем не менее Алексея послушала.
Утром следующего дня она подошла к Алексею с радостным и сияющим лицом:
- Алексей Михайлович, вот справка.
Она протянула ему листок бумаги, с напечатанным на нем текстом, заверенным треугольной и круглой печатями.
- Я здорова, видите.
Алексей взял справку и долго ее с недоумение разглядывал, затем возвратил ее Галине:
- Вы прочитали? Что Вы молчите? –продолжала Галина.
-Вижу,
И подумал про себя: «Не могу понять, как врач летного отряда признал ее здоровой? Нас, летчиков, зачастую он пытается признавать не здоровыми. А здесь явно нездоровый человек признан здоровым. Коли так, пусть лучше Галина на меня обижается, чем во время маршрута мы будем иметь массу проблем».
Обо всем этом Алексей сказал Галине, подбирая мягкие слова, что бы ее не обидеть. Но она конечно обиделась. Резко развернувшись, со слезами на глазах, побежала в сторону штаба.
Через некоторое время ходатайствовать за нее пришла председатель профкома Кочергина Маргарита. Маргарита уже была включена в список нашей группы, как заместитель Алексея. Несмотря на свой возраст, а ей было около сорока, она была в хорошей физической форме. Имела большой опыт работы инструктором по горно- пешеходному туризму.
- Алексей, ну ты чего Галину до слез довел?
- Маргарита, я реалист. Хотел, что бы и ты была таковым. Разве ты не видишь, что Галина имеет слабую физическую подготовку? У нее большой вес. Ей придется пятьдесят процентов энергии расходовать на то, что бы поднять в гору свои лишние килограммы.
-Лёш, ну что ты прицепился к этим килограммам? Галина говорит, что уже была участником походов горах. Давай попробуем.
- Нет! Нет и нет! – твердо произнес Алексей, но на Маргариту это не подействовало. Она яростно начала отстаивать свое мнение. Наконец она произнесла:
-Алексей, если уж ты так боишься за Галину, то разреши мне взять ее под свою ответственность?
- Что значит «под свою»? Мы ведем группу, а стало быть, мы вместе и отвечаем за благополучный исход, но не ты одна! И на мне, как на руководителе, особая ответственность.
- Не кипятись, Леш. Я другое имела ввиду. Начало маршрута всё расставит на свои места. Учитывая, что первая половина маршрута по своей категория самая простая, вы дадите нам с Галиной один час фору. Если до первой ночевки все будет нормально, то мы далее продолжим наш маршрут вместе. Если же будут проблемы, то я с Галиной сойду с маршрута, а вы продолжите.
Маргарита еще долго убеждала Алексея. Он твердо стоял на своем решении, но, наконец, сдался.
- Ладно, Маргарита, пусть участвует. Хотя я и соглашаюсь выйти с нею на маршрут, но с оговоркой, что ты будешь заложницей Галины. Радости от такого решения я не испытываю.

***

Подготовка к маршруту заняла три дня. Больше времени на подготовку тратить было нельзя, потому что отпуск у Якушева был ограничен строгими временными рамками, к тому же Алексей боялся, что его могут неожиданно отозвать из отпуска, как это бывало часто с его коллегами. К тому же маршрут предполагался не сложной категории, поэтому детально его прорабатывать не было смысла.
Снаряжение, провиант, рюкзаки палатки загрузили в микроавтобус –вездеход, который командование летной службы после долгих раздумий, предоставило для группы Алексея. В десять утра все участники группы сидели на своих местах в автобусе. Последней в автобус зашла Маргарита. Это было в ее стиле. Все уже дано привыкли к тому, что она всегда куда то опаздывает.
- Поехали!- дал команду Якушев водителю, - опоздавших больше не будет. Вряд ли кто позднее Маргариты может себе позволить придти- съязвил Якушев.
Маргарита на его слова даже не отреагировала. То ли не расслышала, то ли привыкла к такого рода приколам.
Автобус тронулся. Шум автобуса тут же заглушила песня:
«…и можно свернуть, обрыв обогнуть, но мы выбираем трудный путь опасный, как военная тропа». Всем было весело и радостно.

К полудню машина по разбитой горной дороге подвезла группу Якушева к восточному подножию Эльбруса. Все дружно из машины выбросили на землю снаряжение, и так же дружно разлеглись на зеленой лужайке, наслаждаясь, напоенным хвоей и запахом трав воздухом, пением птиц и журчанием ручья, протекающего где то рядом за деревьями. Была вторая половина дня. Светило яркое солнце, но привычной жары не было. В цветах трудились пчелы, по небу проплывали отдельные причудливые облачка, предвещавшие хорошую погоду. Из за деревьев были видны заснеженные горные вершины Чегета и Эльбруса Ни у кого не было желания сейчас и немедленно покинуть эту сказочную полянку и уйти по намеченному маршруту. Эти минуты наслаждения окружающей природой могли бы продолжаться до захода солнца. Якушев это почувствовал и решил всех взбодрить:
- Всем внимание! Я с Андрюхой Левиным сейчас пойду на КСС (прим:Контрольно Спасательная Служба), они в одном километре отсюда. Надо сделать отметку, получить прогноз и подтвердить разрешение на начало маршрута.
Затем он обратился к Кочергиной и Ластовкиной:
-А вам, Маргарита и Галина, тридцати минутная готовность и выход на маршрут, не дожидаясь моего возвращения. Я даю Галине фору более двух часов. Сейчас половина третьего. Выход основной группы в 17.00. Наша первая ночевка на отметке 2100 метров у озера. Расчетное время прибытия в 20.00. Маргарита и Галина будут нас там ждать. По возможности приступите к приготовлению ужина. Если этот участок маршрута Галина выдержит, то я смогу тогда рассчитывать, что она пройдет с нами весь маршрут. Ну, а если нет…. Утром с Маргаритой они отправятся в обратный путь.
-Маргарита, - Якушев обратился к Кочергиной. - Давай проверим работу твоей радиостанции.
Алексей включил свою. Маргарита долго рылась в рюкзаке, затем, наконец, вытащила свою портативную радиостанцию. Включенные радиостанции издали довольно шумное потрескивание.
-Включи подавитель шумов,- сказал Алексей Маргарите.- Делаем проверку. Один, два, три, четыре… Проверка связи.
В динамике Маргаритиной радиостанции послышался голос Алексея. Затем проверили вторую радиостанцию. Связь была устойчивой. Вышли на частоту спасательной службы. Где то сквозь шум динамиков послышался голос спасателя:
-Слышу вас на три балла. Какую информацию вы хотели передать?
-Просто проверка связи. Минут через тридцать, сорок будем у вас для отметки маршрута.
-Хорошо, ждем. Конец связи
-Ну что ж радиостанции работают исправно, поэтому, Маргарита, выходить на связь со мною каждые тридцать минут и докладывать о самочувствии Ластовкиной, а так же о вашем продвижении . Ясно?
Затем Якушев обратился к водителю:
-Анатолий, ты будешь пока находиться здесь, на этой полянке до моего возвращения. После нашего возвращения переедешь к турбазе и там заночуешь. Если с Галиной все будет нормально, мы тебе передадим по рации команду на возврат. Если будут проблемы, заберешь и Галину и Маргариту домой.
-Ясно! - отрапортовал Анатолий.
-Вот и замечательно. Все остальные готовятся к выходу. В 17 часов плановое время.
Якушев и Левин налегке, с маршрутной книжкой в руках, удалились в лес по направлению к КСС.
Маргарита и Галина еще минут пятнадцать о чем-то совещались, бегая вокруг рюкзаков, периодически в них заглядывая. Наконец они, как бы нехотя, забросили рюкзаки за плечи, взяли в руки ледорубы, и медленно побрели в сторону начала маршрута.
- Пока, мальчики,- обернувшись назад, весело сказала Маргарита,- не забудьте, что вы выходите тоже сегодня, а не завтра.
- Не забудем, - весело и хором ответили ей остальные участнику группы, которые дружно развалились на зеленой травке, положив голову на рюкзаки. Через пять минут девушки скрылись из виду.

Лес начал редеть. Впереди показалась живописная полянка, затем еще небольшая гряда леса, а за ней показалось открытое пространство горного ущелья, по которому с грохотом текла речка. Метрах в ста Якушев увидел вагончик, около которого стояла привязанная лошадь и две большие армейские палатки. Около одной из них тросами была натянута довольно высокая антенна. За палатками виднелась свежая копна сена, около которой лежала огромная кавказская овчарка и внимательно смотрела на Якушева и Левина.
-Андрей, - обратился Якушев к Левину,- как ты думаешь, не сожрет нас эта зверюга? Что-то мне не нравится, как она нас рассматривает.
- Серьезный пес,- согласился Левин.
Овчарка встала на ноги. Мужчины остановились. Якушев вспомнил, что у него на руке болтается радиостанция. Он тут же вышел на частоту спасателей:
- Волна, я 126й
После нескольких секунд молчания в динамике радиостанции сквозь треск, послышалось:
- Я Волна, отвечаю.
- Мы уже у вас. Однако подойти не можем из –за собаки. Нам она кажется опасной.
- Идите, не бойтесь. Она вас не тронет. Сейчас я выйду.
Алексей и Андрей оставались стоять на месте. Было боязно двигаться, ощущая на себе пристальный взгляд этого огромного пса.
Через минуту дверь в вагончике распахнулась, и на пороге появился мужчина лет сорока, в спортивном костюме. Лицо его было давно не бритым и обросло густой черной щетиной. Он осмотрелся по сторонам, и увидев гостей, помахал им рукой:
-Идите, не бойтесь. Вас собака не тронет.
Он лихо спрыгнул с подножки вагончика сразу через все ступеньки, и направился в сторону копны, где стоял пес. Тот, увидев хозяина, закрутил хвостом и замотал головой.
Алесей и Андрей, сделав несколько несмелых шагов в сторону вагончика, поняли, что им никто не угрожает, зашали более уверенным шагом. На территории спасательной службы кроме этого мужчины никого больше не было видно.
- Руслан, - протянул руку ребятам мужчина,- начальник КСС этого района. С чем пожаловали?
Пришедшие назвали себя и протянули Руслану маршрутную книжку. Он внимательно перелистал страницы:
- На западный склон будете следовать? Когда выходите?
- Рассчитываем сегодня около пяти вечера? - ответил Алексей
-А что на ночь глядя? В низу ночевать ведь приятнее, теплее. Природа богаче, лес…
-Не спорим. Однако у нас маршрут напряженный. Время терять не хотелось бы.
-Ну это ваше дело. Судя по тому, что в группе есть радиостанции, подготовка группы, надеюсь, соответствует.
- Можете пройти в наш лагерь и лично убедиться, - пожал плечами Алексей.
Руслан продолжал листать маршрутную книжку:
-Руководитель группы Якушев?
- Ну да. Это я, - ответил Алексей.
- Руслан достал журнал, что то записал в нем.
- позывной 126, правильно? Маршрут 126 и позывной 126.- рассуждал Руслан,- я отметил вас. Выход на связь два раза в сутки. Утром в 10 часов, вечером в 16. Если в это время связь не получится, то промежуточное время связи в 12 и в 18. Как установите связь с Карачаевским КСС доложите. По вашему графику это должно, примерно в районе перевала Кызылком. За этим перевалом в эфире будет мертвая зона и мы связь с вами потеряем. Поэтому постарайтесь выйти на контрольную связь до этого места. Если до 10 августа от вас связи не будет, то КСС выйдет на поиск. Так что повнимательней.
-Хорошо, Руслан, будем стараться вас не напрягать.
-Да уж старайтесь!
Они еще минут десять пообщались со спасателем, после чего распрощались, и направились в сторону своего лагеря.

В лагере уже все было готово к выходу на маршрут. Алексей включил радиостанцию
- Маргарита, я 126й. Сообщите об условиях передвижения.
Через несколько секунд в шуме помех Алексей услышал голос Маргариты:
- Все нормально. Через речку прошли без проблем
- Как чувствует себя Галина?
- Как чувствует? Нормально! Идет.
Якушеву показалось, что Маргарита что то не договаривает. Он тогда поставил вопрос несколько по иному:
- Ты уверена, что все нормально? Она осилит маршрут? Ты ведь не новичок в горах, должна оценить.
После некоторой паузы Маргарита ответила:
- Ну идет… Говорит, что хорошо себя чувствует.
-Ясно. Я тогда машину отпускаю. Пусть едет к лагерю и ждет до завтра. Пока рано ему домой уезжать.
-Все будет нормально, Алексей. Пусть едет домой. Мы идем нормально
- Хорошо. Мы выходим через пятнадцать минут. Встреча с вами у озера. Конец связи.
Алексей позвал водителя:
-Анатолий, ты радиостанцию в своей машине проверил?
- Да. Я все время был на связи, когда вы общались со спасателями, а затем с Маргаритой. Мне что домой ехать?
- Нет, Толя. Сейчас ты поедешь к турбазе и там заночуешь. Завтра в 10 утра выйдешь ко мне на связь за дальнейшими указаниями.
Водителю такое предложение вероятно не понравилось. С его лица пропала улыбка. Очевидно он рассчитывал, что будет ночевать дома. А здесь предстоит ночевка в палатке.
-Маргарита же сказала, что с Галиной все хорошо…
-Да, она сказала. Только уверенности в ее голосе я не услышал,- ответил Алексей.- поэтому не спеши покидать эти красивые места, наслаждайся природой и свежим воздухом. Кроме того не забывай, что двенадцатого числа мы рассчитываем спуститься в Хурзук, что с другой стороны Эльбруса. Ты должен нас ждать там. Мы со старшим командиром насчет этой же машины договорились. Он тебе даст указание, если еще не дал. Нас надо будет перевести потом с Хурзука в Аксаут. Наш маршрут будет продолжен оттуда.
- Мне Егорыч говорил. Я в курсе. Приеду. Жаль сегодня нельзя уехать.
-Нельзя, Толя. Боюсь, что тебе придется Галину с Маргаритой домой везти.
Водитель медленно побрел к машине, сел в кабину и стал наблюдать за спортсменами.
- Все готовы?- спросил Алексей, и не дожидаясь ответа дал команду- выходим! Я иду первым. Замыкать группу будет Сашок.
Он кивнул головой в сторону Немченко. У этого спортсмена была очень хорошая физическая подготовка. Пожалуй это был самый сильный в физическом отношении спортсмен. Кто ходил по горам в группе, тот наверняка знает, как сложно идти последним. Зачастую приходится выкладываться из последних сил. Движение группой складывается так, что последнему все время приходится идти на повышенной скорости, что бы не отставать от группы. Алексей это знал, поэтому всегда шел впереди, что бы регулировать скорость передвижения и не «загонять» замыкающего. Когда в группе есть два, три физически сильных человека, то Алексей их чередовал. До полудня замыкал группу один, после другой.
Все набросили на себя высокие рюкзаки на которых снаружи болтались страховочные веревки и торчали ледорубы и лыжные палки. Группа вышла на маршрут. Алексей посмотрел на часы. Ровно 17. Про себя подумал «надо же пунктуальность какая! Так можно самого себя зауважать». Подошли к Кыртыку. Через речку лежало огромное бревно, по которому все по одному переправились на другой берег. Вода в речке пенилась и шумела от стремительно движения вниз по склону. Левин уже был на другом берегу. Он на несколько минут вышел раньше группы, что бы запечатлеть на видеокамеру начало маршрута.
Далее путь проходил в тени огромных пушистых елей и сосен. Окружающий воздух здесь был наполнен ароматом хвои и лесной прохлады. Через полчаса пути лес начал редеть и вскоре остался позади. Горная тропа уходила круто ввысь. Двигались не спеша. Через один час Немченко проговорил:
-Мужики, то ли мне кажется, то ли в самом деле. Вон на том дальнем склоне кто-то движется.
Он показал рукой по направлению, в котором должен проходить наш маршрут. Все остановились. Алексей взял бинокль, который висел у него на ремешках на шее, снял предохранительные колпачки и направил свой взгляд в сторону, куда показал Немченко. Он долго всматривался вдаль, периодически покручивая колесико для наведения резкости, затем опустил бинокль, повернулся к группе:
- Это Маргарита с Галиной. Вообще странно. По моим расчетам они должны были уже скрыться вон за той грядой и до лагеря ночевки мы их уже не должны видеть. Интересно, почему они так отстают от маршрута? Он ведь раньше нас более, чем на два часа вышли.
Алексей включил радиостанцию в надежде связаться с Маргаритой. Но время контрольной связи было еще не скоро. У Маргариты станция была выключена.
- Ну да ладно. В лагере все выясним. Двинулись дальше!
По мере движения вперед Маргарита с Галиной из поля зрения не исчезали. Кроме того их силуэты стали принимать все более отчетливые очертания. Это говорило о том, что расстояние между группой Алексея и ими быстро сокращается, хотя Алексей задал темп передвижения самый минимальный. Еще через час пути расстояние между ними стало не более двухсот метров.
Маргарита и Галина не двигались. Они сидели на камнях. Рюкзаки лежали рядом. До лагеря ночевки оставалось еще минут тридцать, сорок. Когда расстояние сократилось до двадцати метров, Алексей громко крикнул:
- Маргарита, в чем дело? Вы давно уже должны быть в лагере и готовить ужин!
Но когда он посмотрел на Галину, все стало ясно. Она сидела на краю каменного валуна вся бледная, со лба катились огромные капли пота, глаза были совершенно отрешенными. Похоже, что она вокруг себя ничего не видела и не слышала.
Алексей все понял. Самые худшие его опасения оправдывались.
-Галина, ты как себя чувствуешь?, -Спросил он Ластовкину
Ты подняла на него пустые глаза, бессмысленно посмотрела и отвернулась. Затем издала истерический вопль, бессвязно что то причитая.
-Не хватало нам только истерики! Белозерова, быстро достань из своей аптечки нашатырь и вату.
Татьяна в считанные секунды вытащила из кармана рюкзака аптечку.
Запах нашатыря на Галину подействовал. Она замотала головой и немного успокоилась
-Ты как себя чувствуешь?- повторил вопрос Алексей. Галина опять ему ничего не ответила и отвернулась, обхватив голов ладонями рук.
Алексею стало ясно, что до лагеря они подняться не смогут. Он посмотрел вокруг и обратился к Немченко:
-Саша осмотрись. Будем в этом районе лагерь разбивать. Дальше идти смысла нет. К тому же уже солнышко закатывается. Через сорок минут стемнеет
- Я уже нашел хорошую площадку для лагеря, пока вы тут друг друга нашатырем угощали, -ответил Немченко,- отсюда метров двести будет. Надо назад возвратиться Есть маленькое озерцо с питьевой водой, ручеек чистый в него впадает. Рядом горизонтальное плато. До основных склонов далеко. Камнепадов бояться не придется. К тому же не зима, лавин не будет.
-Молодец!- похвалил его Алексей,- отрапортовал, как –будто заранее к докладу готовился.
Немченко с нарочито и с гордостью постучал себя в грудь: «Знай наших!».
Якушев тоже видел эту площадку. Она действительно была хороша для ночевки.
Лагерь разбили быстро. Так же быстро соорудили костер для приготовления пищи. Уже были плотные сумерки, когда из-за скалы появилась Маргарита, опираясь на нее, плелась Галина. В сумерках они походили на двух солдат, выходящих с поля боя.
Юрка Разумовский со своей женой заканчивали установку палатки Маргариты. Когда уходили с места последнего привала, Юрка забрал у Галины ее рюкзак, а у Маргариты палатку.
Галина молча нашла свой рюкзак, втащила из него спальник, и не слова не говоря залезла в палатку.
Все молча за ней наблюдали. Алексей подошел к Кочергиной:
-Маргарита, объясни пожалуйста что произошло с Галиной? Я конечно вижу, что она дальше идти не сможет. Но учитывая, что ты за нее так сильно хлопотала, наверняка сейчас ты объяснишься.
Маргарита помолчала, затем, подняв голову, тихо произнесла:
-Плохо с Галиной. Ты, Алексей был прав. Мы не должны были брать ее с собою. Во всем этом виновата я одна. Я ей померила давление. Очень высокое!
- Ну и что мы будем теперь делать? Врача у нас нет. Кроме йода и бинтов у нас так же ничего нет. Пилюльки от давления и сердца мы никогда с собою в походы не брали, потому что всегда идут здоровенные бугаи. Что будем делать, благодетельница? – Алексей строго глянул на Маргариту,- Если ей будет совсем плохо, то всей группой, придется ночью опускаться вниз. Объясни, Маргарита, еще одну вещь: Когда мы были с тобой были на связи, то я тебя спрашивал о самочувствии Галины. Или ты думала, что я просто хотел потрепаться с тобой в эфире? Почему ты мне ничего тогда не сказала? Вы были еще не далеко, и можно было исправить ситуацию. Машина ждала у начала маршрута.
Маргарита слушала Алексея, опустив голову. Затем произнесла:
- Это еще не все.
-Что же еще такое? Говори, не тяни кота за хвост!
- Галина на четвертом месяце…
- Что значит на четвертом месяце? –не понял Алексей
- Беременная она. На четвертом месяце. Я об этом узнала от нее только час назад, кода ей стало совсем плохо.
Наступило общее молчание, только поленья в костре своим потрескиванием нарушали тишину.
- Вы что с ума сошли?!- взорвался Алексей. - Если она мне соврала, что с ней все хорошо, то почему мне о ее положении врач не сказала? Мало того, она справку ей написала, что здорова! Что это значит?!!!
-То и значит, что врач наши походы рассматривает, как обыкновенную прогулку на свежем воздухе по саду или парку. Он считает, что для беременных женщин это даже полезно. Они не представляют, какие условия наших путешествий, и что такое горный туризм.
-Но ты ведь лучше всех знаешь, куда и зачем мы должны были направляться. Почему ты меня уговаривала и убеждала, что с ней все будет в порядке?
-Я тогда не знала, что она беременная.
-Дура ты, Маргарита. И меня в дураках оставила.
Неизвестно, чем закончился этот эмоциональный разговор, но в это время заработал зуммер радиостанции на вызов. На связь вышел водитель. Он просил дальнейших указаний.
- Толя никуда не уезжай. Возможно, завтра утром мы все группой закончим маршрут. Жди нас внизу, где мы с тобой расстались
-Сейчас туда ехать?
-Ну зачем? Сейчас отдыхай. Часам к одиннадцати, к двенадцати подкатишь.

Галина не спала всю ночь. Маргарита, как могла, старалась оказать ей помощь. Едва начало светать Якушев вылез из своей палатки. Маргарита уже была на улице, сидела около костра.
-Ну что там? –спросил Алексей у нее
- Немного лучше. Говорит, что пойдет с нами дальше
-Что? !!!- взорвался Алексей
-Не ори, всех разбудишь! Шучу, конечно. Через час я с ней буду опускаться вниз. Не надо всю группу дергать. Продолжайте маршрут, как мы и договаривались. Мы сами потихоньку дошлёпаем обратно. А вы идите, все будет хорошо. Только водителя надо предупредить, что бы он подъехал к тому мету, где нас высадил вчера.
-Предупредил уже.

Завтрак был готов. Солнышко всходило из –за восточного склона. Все уже вылезли из палаток и суетились по территории лагеря. Галина вылезла из своей палатки немного позже. Лицо у нее было опухшим, как после хорошего похмелья.
- Галя, как твое самочувствие? – спросил Алексей.
- Сегодня лучше, -ответила Галина.
- До машины сможешь дойти?
Галина сверкнула в сторону Алексея пронзительным взглядом.
- Дойду. Не стоит меня опекать! Я не виновата, что плохо себя вчера почувствовала. Сегодня я могу со всеми продолжить путь…
Алексей не дал договорить Галине:
- Путь, Галина, ты, безусловно, продолжишь, но только с Марго, и в обратную сторону. На тему дальнейшего твоего участия вопрос закрыт.
Галина сделала обиженное лицо и отвернулась
- Почему вы меня так не любите, Алексей Михайлович?
Якушев ничего ей не ответил.

После завтрака все распрощались Маргаритой и Галиной, которые отправились вниз по склону.
-Марго, на связь со мной выходи каждые полчаса, пока не прибудете к машине.
-Слушаюсь, товарищ начальник!- ответила Маргарита и помахала рукой.
-Счастливого пути! – пожелали девушкам участники группы, которым предстоял длительный переход по запланированному маршруту. 
Через двадцать минут оставшиеся восемь человек продолжили подъем вверх. Около полудня Маргарита вышла на связь и сообщила, что благополучно добрались до машины. Дальнейший их путь лежал домой.
***
Группа медленно продвигалась вверх. Уже прошли озеро на отметке 2100. Стояла хорошая солнечная погода. Недавний инцидент с Галиной стал постепенно уходить на задний план, постепенно ко всем возвращалось хорошее настроение. Порядок группы был прежним. Впереди шел Алексей, замыкал группу Сашка Немченко. Выше по курсу виднелся ледник Ирик, который необходимо было пройти до темноты. С расстояния нескольких километров стало ясно, что ледник покрыт толстым слоем свежевыпавшего снега.
- Не легко придется через Ирик,- заметил, идущий сзади Немченко.
- Прорвемся! -ответила как бы сама себе, шедшая в середине группы Белозерова.
Когда подошли к краю ледника, стало ясно, что надо далее двигаться со страховкой, потому что трещины ледника оказались основательно замаскированы снегом. В таком состоянии снежного покрова их зачастую не видно, равно, как и не видна толщина наста и его прочность. Уклон ледника был средний, однако это заставило Алексея дать всем команду, что бы все надели триконья (прим.: металлические кошки, позволяющие передвигаться в горах по поверхности ледников и снежников без скольжения).
-Достали из рюкзаков страховочные пояса, карабины, крючья,- обратился ко всем Алексей.
Связались по четыре человека. Получилось две связки. Лидером в первой связке оказался Якушев. За ним следовала чета Разумовских Юрка и Лариса. Замыкал связку Левин. 
Во второй связке лидером шел Немченко, Замыкал вторую связку Володя Брагин. В середине связки шли Белозеров Татьяна и Брагина Вика
- Пройдем ледник и заночуем, - сказал Алексей.
Двигались очень медленно. Движению мешал рыхлый, свежевыпавший снег, по которому двигались по пояс. Несколько раз под ведущими проваливался наст, однако ведомые ловко выхватывали провалившихся, из скрытых снегом трещин. Кроме того из - за высоты затруднялось дыхание. Приходилось четверкам останавливаться и делать минутные передышки для восстановления дыхания.

Одним махом прошли два ледника Ирик и Ирикчат. На окраине ледника за каменной грядой показалась замечательная площадка, на которой и решили заночевать. Солнце на западном склоне уже закатилось за каменистые головы Эльбруса. Тень от этой величественной горы говорила о том, что до захода не так уж и много осталось времени.
Лагерь разбили быстро. На примусах так же быстро приготовили обед, который являлся одновременно и ужином. По пути через ледники группа не делала привалов на обед. Довольствовались сухими галетами. В один момент из двух банок сгущенки приготовили альпийское мороженое, которое дружно проглотили вместе с галетами. Кто был в горах, то наверняка знает технологию приготовления этого мороженого. В кружках, мисках или котелках сгущенку смешивают со снегом. Получается исключительный горный пломбир.

К Алексею подошел Немченко, и они сосредоточено, развернув перед собой километровку (прим: маршрутную карту) стали изучать дальнейший маршрут.
Алексей показал рукой вверх:
- Вот за этим перевальным седлом начинается огромное ледяное плато Джикаукенгёз. Для нашей группы оно простое, потому что его поверхность горизонтальная. Пойдем через него. А завтра всей группе выходной. Я, ты Левин и Белозерова совершим радиальный выход на Северный склон горы, причем налегке. Кроме страховок и ледорубов ничего с собою брать не будем. В лагере старшим останется Брагин. Он присмотрит за девчатами. Место тут красивое. Отдохнут, позагорают, сфотографируются на память, а после завтра продолжим маршрут через Джикаукенгез к источникам Джилсу. Там у нас и будет следующая ночевка.
Немченко одобрительно кивал головой. Когда Алексей закончил, Немченко осторожно заметил:
- Леш, я несколько минут назад настраивался на волну синоптиков . Сегодня ночью и последующие несколько дней ожидается прохождение холодного фронта, ухудшение погоды.
- Синоптики вечно паникуют. Сейчас лето, прорвемся.
-Да нет проблем. Это я просто к слову.
Утро следующего дня выдалось ненастным. Стоял густой туман, дул сильный западный ветер и срывался снег с дождем.
- Будем ждать улучшения. Куда в такой туман, ничего не видно, - сказал Алексей, колдующему около примуса Немченко.
- Может попробуем? – ответил тот.
-Попробовать, конечно, можно. Только имей ввиду, в лагере мы оставляем наименее подготовленную часть группы. Если нас непогода застанет на стенке, то мы их оставим без лидеров и сорвем график. Не забыл, что нас машина в Хурзуке будет ждать?
- Ну да. Ладно, подождем. Чует мое сердце, что погода через час появится.

Погода ни через час, ни через два не появилась. Температура упала почти до нуля градусов. Снег сыпал сплошной стеной. Ближе к полудню Алексей принял решение на отмену радиального выхода. В районе тринадцати часов погода как будто бы улучшилась. Даже стало появляться солнышко.
- Пока погода дает нам возможность, предлагаю сегодня пройти Джикаукенгёз и заночевать после него на северном склоне. Там ниже, и будет теплее.
До одноименного перевали дошли за полтора часа.
На вершине перевала стояли две палатки. Около них суетились двое мужчин и две женщины. Очевидно, решили в этом месте заночевать. Надо сказать место не лучшее для ночевки. Открытое, со всех сторон продувается холодным ветром.

Когда группа Алексея поравнялась с ними, из палатки выполз еще один мужчина.
-Физкульт привет! –бодро произнес в их адрес Алексей.
- Привет! – не очень дружно ответили хозяева лагеря.
Завязался разговор. Алексей выяснил, что они идут им навстречу, стало быть уже прошли ледяное плато. Алексей у них попытался получить консультацию по маршруту прохождения Джикаукенгёза. Они ему отвечали, но не чувствовалось того, что они это делают от души.
Речь их была с явным прибалтийским акцентом. Как позже выяснилось, что это латыши из города Лиепая. Как и группа Алексея, они путешествуют по перевалам Эльбруса.
Погода стала портиться. Алексей, распрощавшись, повел группу далее. До ледника спустились по крутому склону. В отличии от Ирика и Ирикчата ледник был слабо покрыт снежным покровом и местами на нем виднелись яркие островки скользкого льда, имеющего серо –зеленоватый оттенок. Хорошо были видны трещины, закрытые плотным снежным настом. По поверхности ледника текли довольно крупные ручьи, которые предстояло не единожды потом пересекать. Учитывая то, что ледник имел относительную горизонтальную поверхность, Алексей разрешил не одевать кошки – триконья. Однако идти без страховки, несмотря на уговоры товарищей, отказался. Как только достигли края ледника, все пристегнулись в связки по четыре человека, как и ранее. Порядок четверок поменяли. На сей раз первой шла группа Немченко, а за ней следовала группа Якушева.
Уже через десять минут пересекли по снежному насту первые трещины. Наст был крепким. Это подбадривало и вселяло надежду, что ледяное плато группа пройдет до наступления темноты не придется разбивать лагерь на льду. В начале ледника все дружно перепрыгивали через множество бегущих по льду ручьев, желая сохранить ноги сухими. Но очень быстро прыжки через ручьи стали утомительными, и все начали ступать ботинками –вибрамами (прим: ботинки с крупным протектором на толстой подошве, специально для хождений в горах) в воду, поднимая снопы брызг. У всех была одна мысль: «В лагере на ночевке высохнем».
Алексей несколько раз обернулся назад в сторону лагеря латышей. Они стояли на козырьке обрыва и наблюдали за движением двух четверок. Хотя непогода значительно ухудшала видимость, лагерь латышей еще был виден.
Группа Немченко шла с отрывом от четверки Якушева метров сто. Вдруг они остановились, о чем то совещаясь, затем продолжили путь. Когда четверка Якушева подошла к тому месту, где только что совещались их товарищи, то обнаружили перед собой очертание довольно широкой трещины покрытой снежным настом. Группа Немченко уже были с той стороны этой трещины. Якушев так же остановил группу. Ему показалось, что наст имеет недостаточную прочность. В трех шагах от края трещины он увидел в снегу отверстие, которое было проткнуто ледорубом насквозь.
- Саня! - прокричал Алексей, обращаясь к Немченко.- Как наст? Мне кажется, что здесь очень тонко!
- Вообще то да! Но мы, как видишь, прошли.
-Так-то оно так, но мне не очень нравится этот мост.
Якушев посмотрел по сторонам в надежде увидеть более надежный переход. Однако по близости ничего подходящего он не заметил.
- Попробуем, -сказал он своим ведомым. - Если Немченко прошел, то и мы должны. Давайте наденем кошки.
-Леш, кошки нам только усугубят. При первых же шагах они разобьют плотность моста,- возразил ему Левин.
Алексей немного подумал:
-Ты прав, Андрей. Хотя состояние льда может усугубить ситуацию, если наст рухнет. Без кошек же можно всей четверкой уйти в бездну. Вибрамой сильно не затормозишь.
-Согласен. Давай увеличим дистанцию, и каждый переход будем страховать отдельно. Смотри, какая здесь удобная трещинка. Сашка показал на узкую трещину во льду и воткнул в нее почти целиком свой ледоруб. Если наст рухнет, то ледоруб зафиксирует страховку.

(Использованы рисунки из свободного доступа в интернете)

 



Свидетельство о публикации № СП-40809 от 27.01.2019.

Теги:Кавказ, Рассказы, Вячеслав Безкрылов

Читайте также:
Комментарии
avatar