6+ Кавказ подо мной. Часть 2
28.01.2019 45 0.0 0



***
Алексей по насту успел сделать всего три шага, когда тот с шумом и треском ушел у него из под ног. Алексей полетел вниз следом за настом, но через долю секунды повис на страховке, ударившись левым боком о ледяную стенку. Спустя тридцать секунд он услышал эхо от упавшего на дно трещины снега и камней.
Алексей посмотрел вниз. Под ногами у него была бездна, образованная краями трещины, уходящими вниз на конус. Дна не было видно.
- Глубоко! Метров двадцать, тридцать, -оценил Алексей, сравнив время услышанного звука от падающего снега и камней.
До поверхности трещины было метра два. Алексей слышал голоса своих товарищей, которые держали его в застрахованном положении.
«Слава богу, хоть все четверо не улетели» - подумал Алексей, вспомнив недавний разговор на эту тему.
-Леха, ты как там? Послышался сверху голос Юрки Разумовского
- Гораздо уютнее, чем вы. Здесь нет ветра
-Есть обо что упереться ногами?
- Если вы меня подтяните сантиметров на двадцать, то здесь есть снежные выступы. Думаю, что будет упор.
С другой стороны трещины Алексей увидел голову Немченко. Он бросил Алексей конец страховочной веревки на конце с карабином
-Пристегни дополнительную страховку к поясу. Я вижу, у тебя слева есть свободное кольцо.
Щелкнул затвор карабина. Алексей набросил карабин на страховочное кольцо пояса. Теперь его страховали с двух сторон. Мешал рюкзак, который оказался почти на голове Алексея, поднятый, захлестнувшей его страховкой.
Алексея приподняли до верхнего уровня трещины. Он задником вибрамы нащупал снег, сделал упор и попытался приподняться. Что бы дать свободу движениям, обе страховки ослабили. В этот момент найденный упор обломился, и Алексей опять полетел вниз. На сей раз он повис по центру трещины.
- Леха, ледоруб не потерял? – спросил сверху Немченко.
- На руке висит
- Пробуй ледорубом нарубить ступеньки. Мы будем тебя страховать
- Отпустите тогда какую либо страховку, чтобы я мог приблизится к стенке.
Отпустили страховку с противоположной стороны. Алексей оттолкнулся ногами ото льда, приняв удобное положение. Прорубив во льду две ступеньки, он крикнул:
- Готово!
Его опять стали подтягивать вверх. Увидев во льду расщелину, Алексей зафиксировал в ней пилку ледоруба, и нащупав ногой нижнюю ступеньку, сделал на ней упор. Нога на ступеньке стояла неустойчиво из – за отсутствия кошек. Сделав еще одно усилие, Алексей переставил ногу на вторую ступеньку, и его голова оказалась на поверхности. Потребовалось еще несколько минут, что бы Алексей полностью вылез из трещины.
Все молчали. Лепил снег с дождем и дул порывистый ветер.
-Глубоко. – подытожил Алексей.
Все с этим согласились.
Алексей посмотрел в сторону лагеря латышей. Они по прежнему стояли на краю обрыва, наблюдая за происходящим.
Перешли трещину немного правее. Со стороны Немченко бросили дополнительную страховку, и переход страховали уже с двух сторон.
Погода продолжала портиться. Надо было срочно двигаться к юго – западному краю ледника. Шли быстро, молча, ступая с размаху в текущие по льду речушки и озерца луж. Сверху одежду интенсивно мочил дождь со снегом. Все были до ниток мокрые. Широких трещин больше не попадалось, а малые трещины на своем пути проходили сходу без остановок.
Алексей посмотрел на часы:
- Не успеем до темноты. Надо подбирать лагерь. К тому же погода резко портится.
Через пятнадцать минут увидели хорошее ровное плато на льду, примыкающее к двум, торчащим изо льда невысоким скалам ,высотою не более двух метров. За ними решили разбить лагерь и спрятаться от сильного ветра. С помощью ледобуров натянули на льду палатки. Пищу решили не готовить, довольствуясь сухим пайком. А вот от горячего чая не отказались. Примус разожги в самой большой палатке, где поместились все, тесно прижимаясь к друг другу, мокрые, но не потерявшие присутствие духа. 
На лагерь наползло плотное облако, и сразу стало темно. Ветер усилился до штормового. Лагерь спасало то, что палатки установили за скалами. Но даже при такой защите ветер пытался их сорвать. Вокруг сверкало. Лагерь Якушева оказался в центре грозового облака, которое прилипло к склонам Эльбруса. Раскаты грома были такой силы, что при каждом из них вздрагивала земля. Начался ливень вперемешку со снегом. Сверкало и гремело, не переставая. Быстро попив чаю, все под проливным дождем разбежались по своим палаткам. Мечта посушить свою одежду оказалась неосуществимой. В спальные мешки залезали мокрыми. На улице бушевала буря. Все происходящее похоже было на ад.
Алексей переживал, что бы не сорвало ветром палатки или неожиданно не лагерь не сошел сель. Хотя выбранное место не предвещало такой возможности, но тем не менее, происходящее, заставляло Алексея об этом задуматься.
Алексей достал радиостанцию и настроился на частоту метеоциркуляра. Монотонный голос синоптика говорил о том, что в районе перевалов центрального Кавказа установился мощный циклон со сложными метео условиями. Учитывая, что фронт этого циклона находится в параллельных воздушных потоках, то скорость его смещения не велика. Стало быть, он продержится в этом районе продолжительное время. На языке синоптиков это был стационарный фронт. Ожидать быстрого улучшения погоды вряд ли придется.
Прошло почти четыре часа, как разбили лагерь, но погода не унималась. К тому же ветер поменял свое направлении и стал забрасывать в палатки дождь. Алексей пожалел, что палатки не установили с другой стороны скал. Наверняка там не было бы так ветрено. На улице была ночь. Все забрались в свои спальники в надежде хоть как то согреться и уснуть, но никто не спал. Сложно в такую погоду вот так запросто забыться во сне.
- Леш, как ты думаешь, с нами ничего не случится? Страшно, как во время войны бахает… – раздался голос Брагиной, которая в своем спальнике плотно прижималась к спальнику своего мужа.
- А ты знаешь, как во время войны бывает? – хихикнул ее муж Володя.
- Ну я же иногда фильмы про войну смотрю, - обиженно произнесла Вика.
- А что с нами может случиться? – спросил Алексей.
- Мало ли? Такое на улице творится. Может нам надо ноги в руки и дергать отсюда? – не унималась Вика.
- Никуда мы дергать не будем. Ты сама хоть понимаешь, что говоришь? – остановил ее муж. -Куда ночью? Ты хоть знаешь, в какую сторону идти?
- Вниз пока ледник не закончится.
- А ты хорошо знаешь состояние льда? Наверно ты догадываешься, что ночью ничего не видно. Забыла, как мы сегодня Лёху из трещины вытаскивали? Так это по светлому…
Разговор ,Вики и Володи готов был перерасти в перебранку. Алексей решил их остановить:
-Молодые люди, успокойтесь. Конечно, мы сейчас никуда не пойдем до наступления рассвета. Постарайтесь уснуть. Завтра предстоит тяжелый переход. Погода действительно отвратительная. Я не думаю, что завтра она будет хуже, чем сейчас. Эту погоду мы уже выдержали почти четыре часа. Уверен, что и в оставшееся время нам удастся это сделать.

Спали за всю прошедшую ночь не более двух часов. И то это трудно назвать сном. Дремали между завыванием ветра, хлопанием палаток, разрядами молний и грохотом грома. Не шутка быть в центре грозового облака, которое прилипло к склону, и никуда не стремилось удалиться. Вылилось и успокоилось это облако ближе к рассвету. В пять часов утра начало светать. Появились первые лучи солнца. Ветер утих, дождь и снег прекратились. Небо было чистым, как будто вчерашнего кошмара никогда и не было. Температура была около нуля градусов. Для мокрых людей, надо признаться, это очень холодно. С первыми лучами солнца все вылезли из своих палаток и делились впечатлениями прошедшей ночи. На примусе кипятился чайник.
- Ребята, - обратился ко всем Алексей.- Быстро найдите в своих рюкзаках что либо сухое. Я уверен, что каждый из вас держит в непромокайке НЗ. Немедленно все переодеваемся. Нам не хватало, что бы кто то из нас захворал. Переодевались прямо на улице, не заходя в палатки. Чтобы не смущать противоположный пол, юноши отвернулись на юг, девушки на север. Стучали от холода зубами все. Однако переодевание в сухую одежду была мера необходимая. Мокрыми были только ботинки- вибрамы. Свернули лагерь в течение 10 минут, попили горячий чай и дружно , уже не связываясь по четверкам, отправились в сторону края ледника.
Вчера из – за плохой погоды, край ледника не был виден. Сегодня рассмотрели, что до его окраины не более восьмисот метров. Это расстояние преодолели быстро. Прошли короткое поле северной морены и неожиданно вышли на тропу, которая указывала направление строго на север и вниз. К полудню группа Алексея подходила к источникам Джилсу. По пути следования попадались отдельные скалы, торчащие из под земли, высотою до десяти метров, на верху которых лежали огромные валуны. Площадь этих валунов была значительно больше площади верхушки скалы, на которой они лежали. Это диковинное творение природы напоминало огромные грибы. Путешественники даже в шутку стали им давать названия: мухомор, шампиньон, сыроежка…
За поворотом все увидели источники, вокруг которых толпились люди, прибывшие сюда поправить свое здоровье. Светило яркое летнее солнце. Было сказочно тепло. Это теплота была контрастной на фоне прошедшей ночи. Увидев ровную лужайку, все направились к ней, сбросили с себя рюкзаки и вытянулись на теплом ласковом солнышке, не расставляя палаток и не вспоминая о том, что за прошедшие сутки изрядно проголодались.
Первым пробудился ото сна Левин. Солнце клонилось к закату. Скоро должны были опуститься сумерки, а за ними ночь.
- Эй, сони! Не пора ли вставать?- прокричал громко Андрей с надеждой разбудить своих товарищей.
Все зашевелились. Начался процесс пробуждения.
- Желающим принять ванну, за мной!- предложил Немченко и легкой трусцой побежал вниз по направлению к источникам. Через несколько минут за ним проследовали все.
Руками людей, каждый из одиннадцати источников, был превращен в искусственный мини бассейн размером примерно три на три. Глубина этих бассейнов была не более одного метра. Чтобы полностью погрузить свое тело в минеральную воду, надо было либо садиться на ягодицы, либо ложиться на спину. Источники были абсолютно разные: теплые, холодные, кислые, соленые. Путешественники перепробовали их все. Вдоволь наплескавшись и надурачившись, все довольные вернулись в лагерь. Хотя в этом месте леса не было, парни под козырьком одной из скал нашли довольно внушительную пирамиду дров, которую тут же использовали для разведения костра. Ужинали до полуночи. Пели песни, рассказывали друг другу необычные истории. Всем было весело и радостно. Все чувствовали себя отдохнувшими и бодрыми после прошедшей ночи. Палатки, расстеленные на камнях еще днем, высохли. Их подтянули к полянке, но натягивать не стали. Легли сверху на них, забравшись в спальники. Ночь провели под открытым небом. Ярко светили звезды. Около часу ночи на небе появилась луна. Постепенно разговоры стихли. Все погрузились в сон.

Утром следующего дня начался подъем по северо – западному склону в сторону перевала Балк Баши, у подножия которого планировали следующую ночевку. От вчерашней замечательной погоды не осталось и следа. Группа находилась выше облаков. Внизу под ними стояла белое покрывало слоистой облачности , которое потом под воздействием солнечных лучей поднялось вверх. Всех окутал густой туман поднявшегося облака, но это не помешало продолжить путь. Тропа была хорошо видна. Потерять направление при четкой тропе было сложно. Шли молча. Каждый думал о своем. Тишину нарушали звуки неосторожных шагов, да отдельны удары ледорубов о камни.

Алексею вспомнилась прошедшая зима и отпуск, который он проводил со своим сыном в Домбае.
Был такой же туманный день. Решили подняться на Муссу Ачитару. До самой вершины не было ни одного просвета. Стоял густой туман, но все канатки работали. Соскочили с кресел на последней станции. Пошел сильный снег. Видимость упала до минимума.
- Что будем делать? Назад поедем или пару раз съедем? – спросил Алексей у сына.
- А мы зачем сюда поднялись, что бы назад на канатке? Конечно на лыжах! Предлагаю по трассе вдоль шестой очереди. Если будет плохо, то отсюда же через Русскую поляну вернемся домой.
Алексею самому не хотелось возвращаться на креслах, однако он не хотел подталкивать сына. Пусть сам решит!
Трассу было плохо видно. Снежный покров смешался с туманом и густым снегом. Не было ощущение скорости, лишь только отдельные точки от неровной поверхности склона создавали картину реального движения. После каждых десяти S- образных маневров Алексей делал остановку и оглядывался назад, что бы не потерять из виду сына. Увидев его в очередной раз, спускающегося сзади, Алексей оттолкнулся и продолжил чертить легкий слалом вниз. В какой-то момент ему показалось, что он под ногами не ощущает ничего. Ему даже показалось, что он летит. И он действительно летел. Он это понял, когда лыжи жестко коснулись снега, а его тело начало стремительно кувыркаться в снегу. Наступила тишина. «Живой! Ноги, руки, голова все в порядке» - подумал Алексей, соображая, что с ним произошло. Он посмотрел в сторону, откуда выполнялся его полет и ахнул. С этого склона он сотни раз спускался по хорошей погоде. Он действительно был крут, но доступен любому горнолыжнику. Сегодня же на верхней части этого склона снегом намело козырек, превратив склон в трамплин, высотою с пятиэтажный дом. В голове мелькнуло: «Серега идет по моему следу!»
Алексей заорал во все горло:
-Серега!!! Сынок!!! Внимание, обрыв!!!
Внутри Алексея пронесся холодок. Вдруг на высоте этого образовавшегося обрыва показался его сын. От резко разворота с козырька оторвалась внушительная глыба снега. Алексей зажмурил глаза и ждал Сережкиного падения. Однако прошло время, но все оставалось по - прежнему. Когда Алексей открыл глаза, Серега стоял на краю козырька и махал ему рукой
«Увидел! Остановился!» пронеслось в голове у Алексея. Он жестами показал Сереге вправо, где была возможность обогнуть эту искусственную стенку. Серега уже через минуту развернулся около отца, обдав его снопом снега из под лыж
- Как себя чувствуешь?- спросил он, подавая Алексею руку. 
- Все хорошо ответил Алексей
- А чего в снегу валяешься?
- Решил немного отдохнуть в ожидании тебя
- Ну ну… –ехидно произнес Серега.
Они оба посмотрели вверх на то место, откуда только что совершил «полет» Алексей и где только что находился его сын.
- Пап, крутой трамплин! Ты когда с него летел, кувыркался в воздухе?
- Да иди ты…-с досадой вырвалось у Алексея.- твое счастье, что ты вовремя заметил. А то неизвестно, чем бы все это закончилось.
- Я следом за тобой все время. Ориентировался по твоему следу. Видимость то нулевая, а за тобой хорошо виден след в чистом снегу. Вдруг вижу, что след неожиданно пропал и тебя не видно. Я резко остановился, что бы осмотреться. Смотрю, но ни тебя, ни следа не вижу. Мне показалось, что кто то что то прокричал. Вот тогда я тебя увидел, лежащим внизу, и сразу понял, что впереди обрыв.
- Серега, аккуратней сегодня. Видимости нет, хорошо, что все так закончилось. Давай ка на сегодня закругляться. Сейчас поднимемся по шестой и будем спускаться на Русскую поляну. Только не по восточному склону, там сегодня лавиноопасно, а вниз вдоль пятой и четвертой очереди, затем через лес. В лесу видимость будет хорошая.

Мысли Алексея прервала, резко остановившаяся Белозерова, которая шла лидером. Алексей чуть было не ткнулся носом о ее рюкзак.
- Таня, ты чего? – спросил он ее
Белозерова в ответ ничего не ответила, а только лишь указала рукой вперед. В метрах в двадцати от туристов стоял огромный зубр (прим. автора: очень крупные и могучие горные быки, для которых характерны короткие, толстые, но острые рога, высокая, горбом, холка, покатая спина, густая грива и борода из длинных волос. В телосложении бросается в глаза резкая диспропорция между мощной передней частью и сравнительно слабым крупом. Масса быков иногда доходит до 850—1000 кг, высота в холке до 2 м.) и мирно щипал травку, которой в этом месте было не так уж и много. Он мутными глазами посматривал на людей, не переставая жевать. Очевидно, с людьми этому зубру приходилось иногда сталкиваться, иначе бы он сразу убрался восвояси. Этот зубр вероятно не чувствовал опасности со стороны людей. Возможно, он был уверен в превосходстве своей силы, над силой приближающихся. Так или иначе он оставался на месте, непосредственно на тропе и не собирался уступать никому дорогу. У туристов так же не было возможности обойти его ни слева ни справа, так как в этом месте тропа проходила узкой лентой между отвесной скалой и пропастью.
Все остановились в раздумье. Другого пути не было, кроме пути назад, который не входил в планы крупы.
- Брысь с дороги! – крикнул Разумовский быку, чем вызвал дружный смех товарищей. Бык в ответ лишь мотнул головой, продолжая свое дело.
- Юр, ты что зубра с кошкой перепутал?
- А как же к нему надо обращаться?- смутился Разумовский
- Ну во всяком случае не «брысь!»
Алексей взял в руки небольшой камень и кинул в сторону быка:
- Уходи! Дай нам дорогу! Смотри, там дальше хорошая полянка, травы больше, чем здесь –пытался убедить зубра Алексей.- мы из – за тебя пройти дальше не можем
Бык всем корпусом повернулся в сторону туристов, наклонил голову, как бы приготовившись к прыжку.
- Ого! Аккуратней, зверь! Здесь очень узко! Можем не разойтись!
Постояв в готовности несколько секунд, бык развернулся на сто восемьдесят градусов, ударил копытом о камни, выбив их них их осколки, и бешенным галопом побежал вперед. Через минуту он скрылся из виду.
Все стояли в продолжающемся оцепенении.
- Вот так встреча! Успел ли хоть кто то сфотографировать зверя?
Сфотографировать конечно никто не успел, но заснять его на видеокамеру Левин смог. По прошествии многих дней, уже потом, дома часто прокручивали этот сюжет. Кроме быка Левин умудрился заснять растерянные физиономии товарищей.
-Наше счастье, что бык в нашу сторону не рванул, иначе трудно бы было предсказать последствия.


***
Погода начала портиться. Пошел дождь со снегом. До Балк Баши оставалось немного, но решили разбить лагерь раньше, что бы не мокнуть под дождем.
Осадки не переставали всю ночь. Утром следующего дня лагерь окутал густой туман. Улучшений погоды не было видно. Алексей настроился на метеоциркуляр. Синоптики в ближайшие три дня ничего хорошего не обещали. Надо было принимать решение. Алексей позвал всех к себе в палатку:
- Погоду вы видите. Прогноз синоптики дают без улучшений. На Балк Баши по такой погоде подниматься бессмысленно. Сейчас наш высотомер показывает, что мы на отметки три тысячи метров. До Балк Баши по вертикали всего пятьсот метров. Не уверен, что при такой плотной облачности мы на перевале сможет выползти из облаков. Есть три возможных решения. Ставлю на ваше обсуждение. Первое: ждать погоду, и далее следовать на Балк Баши. Но нас поджимают сроки. Если вы помните нас в Хурзуке будет ждать машина. Второе: выйти на перевал сейчас в надежде, что пройдем слой облаков и они окажутся ниже нас. Но это мало вероятно. Скорее всего нам придется провести такую же ночь, как и на Джикаукенгезе. Третье: отказаться от Балк Баши и начать немедленный спуск по ущелью в сторону Хурзука. Если выйдем к Хурзуку раньше, то позволим себе днёвку с отдыхом на природе.

Обсуждали недолго. Единогласно приняли решение опускаться вниз, потому что впереди была еще большая часть маршрута. Алексей вышел на частоту КСС Балкарии и сообщил об окончании их участка маршрута. Связь с КСС Черкессии установить не удалось, потому что от сырости сели батарейки.

Дождь не переставал целый день. Хотя по мере спуска вниз по ущелью температура несколько повышалась, тем не менее состояние прохлады не проходило. Все вымокли до нитки. Обычно ненастная погода иногда дает какие то передышки, но в этот день она к туристам жалости не проявляла. Во второй половине дня стали интересоваться у Алексея, когда планируется ночевка.
- По моим данным здесь недалеко есть заброшенный кош. Считаю, что надо подойти к нему. Возможно, там есть заброшенное жилье с печкой. Ведь мы все мокрые до ниток. Надо просушиться.
Через два часа лес расступился, и на большой лесной полянке все увидели двор с деревянными строениями для проживания людей и животных.
На территории были аккуратно сложены две копны сена. Около дома мокла привязанная лошадь. Во дворе никого не было. Когда оставалось несколько шагов до изгороди двора, на крыльце показался мужчина лет сорока, с аккуратно подстриженной бородой. На голове у мужчины был одет тери бёрк (прим:головной убор типа папахи), за спиной висело охотничье ружье:
- Салам алейкум! –обращаясь к мужчине от имени всех, поздоровался Алексей
- Алейкум вассалам!- ответил ему мужчина- Кто будете? Откуда и куда идете?
- С Эльбруса в Хурзук опускаемся. Можно ли у вас остановиться на ночевку? Мы постараемся вас не стеснить. Если в каком либо сарае есть место, будет здорово. Нам надо высушить самих себя и одежду.
- Меня вы не стесните, потому что я сейчас буду опускаться вниз до лесничества. Отсюда километров десять будет. Возвращаться назад не планирую. Это наш восьмой обход. Здесь никто не живет. Вы просто меня случайно застали. Наши лесники иногда здесь ночуют, когда в этом есть нужда. Располагаться вы можете в доме. Там всего одна кровать, но, думаю, вы сможете разместиться. Есть печь. Колун около дверей справа. Дрова уже напиленные вон в том сарае,- лесник махнул рукой на сарай. - Наколите дров сами. Когда будете уходить, залейте костры.
Кстати, сюда снизу вы бы не смогли пройти. Это заповедная зона. Снизу все кордоны закрыты в это ущелье. Лесники вас вряд ли даже с маршрутной книжкой пропустили.
-Спасибо, добрый человек, -ответил за всех Алексей.- Забрели мы к вам ясно по ошибке. Нам всего одну ночь надо у вас посушиться..
- Хоть десять! Располагайтесь. Мне пора, уже скоро вечер. Кстати, если вы опускаетесь с Эльбруса в Хурзук, то зачем пошли по этому ущелью? Вам надо было по Уллу-Хурзук. Там путь короче
- А мы разве не там идем?- спросил Алексей
- Вы по Тёбе движетесь. Это ущелье параллельно Уллу Хурзуку расположено. Вам надо влево через перевал Елмез. Если вы пойдете прямо по этому ущелью, то выйдете в Карт Джурт. Потом надо будет назад возвращаться.
Мужчина еще насколько минут рассказывал и показывал Алексею, как лучше выйти на Хурзук.
- Ну и ну! – произнес вслух Алексей,- вероятно в тумане мы зашли не в то ущелье. Я думал, что мы уже рядом с Хурзуком.
-Ничего, бывает, -успокоил его мужчина. – всего километров двадцить лишних сделаете. Если рано утром выйдете, то к вечеру будете в Хурзуке. Елмез простой. Надеюсь, что вы его пройдете без трудностей. Ориентируйтесь вон на ту скалу, потому что тропа к этому перевалу практически не видна. По ней очень редко ходят. Скала должна быть все время слева. Ладно, мне пора. Располагайтесь
- Спасибо, что не отказали и приютили!
Мужчина только кивнул головой, отвязал коня и по молодецки запрыгнул в седло на его спине. Уже через несколько минут он скрылся в чаще леса.
Вошли в дом. Обычно при входе с улицы бывает коридор. Здесь же сразу за входной дверью расположилась просторная комната.
По среди комнаты стоял большой самодельный стол, за которым могли уместиться сразу человек десять. У стены стола железная старинная кровать, на которой лежал, набитый сеном, матрац. В углы была выложена печка, на которую сразу обратили все внимание.
-Так, мужики! Во двор дрова колоть! Женщины освобождают рюкзаки, натягивают веревки, и сушат наши шмотки. По мере готовности печки, готовят обед, который плавно перейдет в ужин.
Место ночевки всех взбодрило. Появилась реальная возможность высохнуть.
Все мужчины вышли. В комнате остались только женщины.
Напиленные дрова нашли в одном из сараев. Колоть дрова расположились рядом с сараем под навесом. Принесли колун. Раньше многие занимались рубкой дров, но топором. Колуном же никто из группы Алексея никогда не пользовался. Первым попробовал Володя Брагин и тут же получил серьезную травму. При первом ударе колуном о распиленное бревно, колун отскочил, как мячик и угодил Вовке прямо в правую бровь, разбив ее основательно. Брагин отбросил колун в сторону и, приседая, схватился обеими руками за глаз. Вначале все подумали, что колун ему попал в глаз, но когда разобрались, немного отлегло. Глаз целый, только бровь рассечена. Кто то быстро принес аптечку, рану Брагину обработали и заклеили пластырем.
Дров все таки накололи и растопили печь. Через несколько минут комната наполнилась приятным теплом. Вещи развесили на страховочные веревки, которые женщины натянули в несколько рядов между стенками в одной из сторон комнаты. Обед приготовили на той же печке. Брагин достал из рюкзака фляжку со спиртом, чем всех невероятно обрадовал. Выпили буквально по три глотка, но этого было достаточно для хорошего настроения. Все орали песни Высоцкого, которые были подстать настроению:

«Считать по-нашему, мы выпили немного,
Не вру, ей-богу, скажи Серега!
И если б водку гнать не из опилок,
То чтоб нам было с пяти бутылок»

Вокальными способностями здесь и не пахло. Пение хором скорее было похоже не на песню, а на какофонию голосов, вперемешку с текстом исполняемых песен. А кому они нужны были эти вокальные способности здесь и сейчас? Просто всем было хорошо и весело! Всех реально согревала не только растопленная печь, но и та обстановка, которая образовалась совершенно стихийно.

«Парня в горы тяни – рискни.
Не бросай одного его.
Пусть он в связке одной с тобой,
Там поймешь, кто такой»

После прошедших дней эта ночевка казалась раем. В спальные мешки никто не залазил. Легли сверху. От единственной кровати все отказались, и она осталась пустой. Потушили свечи. В наступившей темноте, сквозь потрескивание дров в печи, продолжали петь песню за песней. Совсем скоро из общего хора стали постепенно выпадать голоса, а затем пение прекратилось вообще и перешло в дружное похрапывание.

Утро выдалось солнечным. Лесничий двор был погружен в тишину, которую приятно нарушало пение птиц. Солировал соловей, остальные летающие обитатели леса ему подпевали.
Все проснулись от этой тишины и замечательного пения птиц, но никто не спешил вставать, наслаждались утренним пробуждением.
- Здорово поют, -подала голос Вика, -пожалуй гораздо лучше нашего вчерашнего хора!
-Нашим пением только детишек пугать, - пробухтел её муж.
После завтрака группа продолжила свой путь, покинув гостеприимное пристанище в доме лесника. Сегодня было идти приятно. Одежда и содержимое рюкзаков высохли, погода была великолепной, даже и следа от прошедших ненастий не осталось. Снежные вершины Эльбруса переливались в лучах солнца, украшая и без того замечательную панораму этого места.
- Очень далеко мы уклонились от Хурзука,- произнес Алексей.- Я считал, что сегодня с утра мы должны быть на месте. Но, если верить леснику, то нам предстоит сегодня полный день шлёпать. В принципе, ничего страшного нет, машина прибудет только завтра к полудню. Просто не очень хочется лишние километры накручивать.
Затем он успокоил как бы самого себя:
- Виноватых нет. Очевидно, в тумане вошли не в то ущелье. Была бы хорошая погода… От Эльбруса в разные стороны десятки таких ущелий расходятся веером. Попробуй в тумане разберись, в какое нам надо было.
- Не переживай, командир! – попытался подбодрить его Немченко.- если бы не эта ошибка, разве мы смогли бы увидеть такие прекрасные места? К тому же слышал, как удивился лесник, когда нас увидел? Это заповедная зона и снизу в нее войти невозможно без соответствующего разрешения. Нижние кордоны на замке! А мы прорвались сюда без проблем. И лесник хороший попался. Не стал угрожать, что маршрутную книжку заберет и поставит вопрос о снятии нас с маршрута. Кроме того, такое шикарное жилье предоставил.
- Ладно, вперед! Пусть все это будет самой большой трудностью на нашем пути.


***
К вечеру уходящего дня с высоты хребта туристы увидели вдалеке крыши аула. Одновременно с этим стали попадаться грибы, которыми вначале просто любовались, а потом кто то предложил их собирать для предстоящего ужина.
Метров через пятьсот грибы встречались буквально на каждом шагу: подосиновики, подберезовики, маслята. Белозерова нашла огромный белый гриб, весом килограмма три. В рюкзаках нашлись целлофановые пакеты, которые тут же подготовили для сбора грибов.
До Хурзука оставалось рукой подать, но захлестнувший туристов азарт по сбору грибов, замедлил движение. Грибами были заполнены все пакеты, но никто и не думал останавливаться, так увлекло всех это мероприятие. Пришлось вмешаться Алексею:
-Ребята, пора завязывать сбор грибов. Во –первых, скоро начнет темнеть, видите солнце уже на хребте сидит, во – вторых, для чего нам столько грибов? Домой мы еще не скоро, а съесть все то, что мы насобирали, не возможно. Прекращаем и увеличиваем темп! Прекращаем губить дары природы!
- Верно, хватит ерундой заниматься! - поддержал Алексея Немченко

К окраине аула подошли, когда на дворе стояли плотные сумерки. Быстро разбили лагерь. Грибы готовили в огромной сковороде, которую попросил у местных жителей специально для этого Брагин, пока разбивали лагерь. Брагин так же договорился в одном из домов аула, что бы предоставили электричество для подзарядки аккумуляторов радиостанций, которые к этому моменту полностью сели вместе с запасными батареями. В доме лесника это было сделать не возможно, потому что там не было света вообще. Не потому, что его выключили, а потому что к домику лесника электричество вообще не было подведено. Содержимое сковороды проглотили одним махом.
- Надо было больше грибов собирать, была бы добавка,- пожалела всех Вика
- Ладно вам, обжоры, у кого не исчезло чувство голода, может открыть по банке тушенки. Все равно в Учкулане будем пополнять запасы.
Утром к лагерю забрел симпатичный ослик и всех разбудил. В принципе, уже и так было пора вставать. Всем захотелось сфотографироваться с этим животным, похожим на маленькую лошадку. Ослик мирно жевал траву, которая покрывала всю территорию разбитого лагеря. Он абсолютно не реагировал на внимание, которое было приковано к его персоне. С периодичностью в 10 секунд он взмахивал своим хвостом, выражая то ли радость от того, что с ним хотят сфотографироваться, то ли возмущение от того, что вокруг него суетятся люди. Так или иначе всем удалось запечатлеться с этим милым животным. Разумовский даже умудрился забраться на спину ослика и изобразить позу лихого всадника.
Вскоре интерес к животному пропал, и в лагере начали готовиться к убытию.


***
Машина прибыла к полудню. Лагерь давно был свернут, туристы нежились на солнышке, подложив под головы рюкзаки, и разговаривая друг с другом. 
Прибыла та же машина и тот же водитель Анатолий.
Водитель расспрашивал товарищей о походе. Они на перебой ему рассказывали все, что с ними произошло. Разговоры не помешали грузить вещи в машину. Хотя какие там вещи? Рюкзаки, которые собрали еще с утра, да мелкое снаряжение, которое не закрепили к рюкзакам.
В Учкулане для пополнения запасов продуктов останавливаться не стали, а пополнились в одном из магазинов на окраине Карачаевска.
К месту прибыли еще до захода солнца.
***
Аксаут – красивейшее место, обрамленное с трех сторон горными хребтами, образующих глубокое ущелье, выход из которого с юга закрыт снежными склонами Главного Кавказского хребта. Реликтовый лес в сочетании с горными вершина, создавал ореол величественности и таинственности. Воздух пропах ароматом хвои и цветов. За деревьями мирно шумела река, птицы старались перепеть друг друга. Отсюда начинался подъем на перевал Халега через который можно выйти радиально по хребту на Марухский перевал. Да, это тот самый перевал, который во время войны защищали не на жизнь, а на смерть советские солдаты, преграждая путь в Абхазию фашистам. Этот перевал часто упоминается в исторических произведениях о временах Великой Отечественной Войны. В честь защитников Кавказа спортсмены один раз в год проводят Марухиады. Эти увлекательные горные маршруты начинаются в разных точках этого района. Окончание маршрутов у всех групп планируется на вершине Марухского перевала, где устанавливаются памятные мемориалы и произносятся пламенные речи в память о защитниках этих рубежей. В Марухиаде одновременно принимают участи сотни спортсменов, и десятки лиц, обслуживающих эти мероприятия: медики, синоптики, горно- спасатели, журналисты и другие. Проведение Марихуад имеет целью не только укрепления здоровья, повышения спортивного мастерства, но так же и воспитание в молодых людях духа патриотизма и любви к своей Родине. У участников этих программ обостряется чувство уважения к традициям памяти наших предков.

Выход на маршрут отложили до утра. Пока разбивали лагерь и готовили ужин, Алексей побывал на Аксаутской КСС и сделал отметку в маршрутной книжке. Халега для Алексея был знакомым давно. Здесь он много раз переправлялся и с группами туристов и с альпинистами для восхождения на Кара Каю.

Вспомнил Алексей и свой первый переход через этот перевал. После перехода через Аксаут, группа из четырех спортсменов, в состав которых входил и Алексей, начала подъем на Халегу. Планировалось до наступления темноты добраться до вершины перевала и там заночевать. Далее предстоял путь через Бугойчат к подножию Кара Кая. В самом начале пути ведомый потерял направление, и группа уклонилась далеко влево. В этой группе на было ни одного человека, который ранее ходил через этот перевал, поэтому сразу не заметили ошибки. Чем выше поднимались вверх, тем сложнее становился горный рельеф
- Вообще в учебниках написано, что Халега – простой перевал, категории не выше 1А. Но мне кажется, что здесь посерьезнее,- засомневался старший группы. 
Этому никто не предал особого значения. Сомнения усилились, когда подошли к вертикальной стенке, высотой примерно метров двадцать. Всем показалось, что выше стенки начинается пологий подъем, поэтому все без разговора приготовили страховочное снаряжение и начали подъем, используя крюки и страховочные веревки. Каково же было удивление всех, когда вслед за этой вертикальной вершиной в поле зрения появилась точно такая же вершина.
- Что будем делать? –спросил старший. -Похоже мы просквозили мимо перевала. Теперь уже явно, что это не он. Назовем его ложная Халега. Думаю, что теперь надо двигаться вперед. Уже совсем скоро наступит темнота. По моему разумению впереди за этой стенкой будет вершина хребта. Назад возвращаться, а затем искать тропу, не резон. Потеряем только время
Все с ним согласились. Ночь группу застала на середине третьей по счету вертикальной стенке. Ночевали на страховках в подвешенном состоянии. Благо летом ночи короткие. Кому приходилось провести ночь на вертикальной скале в «кровати» из веревок, тот знает цену наступающему рассвету. Вершины «перевала» группа достигла примерно через час после покидания «висячего лагеря». С вершины хребта все увидели далеко внизу справа седловину перевала, через который должен был пролегать их путь.

Сегодня Алексей тропу на Халегу мог найти с закрытыми глазами. Преодолели перевал легко. На следующий день вышли к северному Маруху. Алексей немного был удивлен тем, что на окраине ледника не увидел домик гляциологов. Он каждый раз перед восхождением на Маруху с ними выпивал по чашечке крепкого чая.
- Мужики, куда гляциологи делись? – он посмотрел в сторону, где раньше был их лагерь, потом на своих товарищей, как будто ему мог что то ответить вразумительное.
В этот момент подходило время очередной связи с КСС. У спасателей Алексей выяснил, что гляциологи уже год, как свернули свой лагерь с Марухи.
-Жаль! Не с кем чаю попить и поговорить
-Как это не с кем?- возмутилась Белозерова,- А мы для чего здесь?
- Ты не поняла Татьяна. Мы уже почти неделю на рожи друг друга смотрим, а здесь свежие люди
- А чем тебе наши рожи не нравятся?
- Татьяна, не подогревай своё воображение. Уверен, что понимаешь, о чем идет речь.
Затем Алексей обратился ко всем остальным:
- С этого места до вершины Марухи, не напрягаясь около часа. До захода солнца еще два часа. Можем заночевать на вершине перевала, можем разбить лагерь здесь на краю ледника. Какие будут предложения?
Все единогласно приняли решение о том, что подъем лучше выполнить с утра. Сейчас отдохнуть. К тому же на перевале возможен ветер, а здесь в низу штиль.
Перевал прошли на следующий день. На вершине задержались ненадолго, так как дул пронизывающий ветер. Было холодно и сыро. Немного полюбовавшись красотами этого района, группа двинулась на юг, вниз по снежнику в сторону ледника Южный Марух. Дальнейший путь проходил по территории Абхазии. Действительно сказочные красоты! Безмолвие льда и черных скал сменилось на красивые пейзажи альпийских лугов, затем на лес. Чем ниже опускались с вершины перевала, тем ласковее и нежнее становилось солнце, становились ярче краски окружающей природы. Еще несколько дней группа продвигалась на юг по хребтам, ущельям горной Абхазии. В одном месте потратили много времени на форсирование одного из бурных притоков Кадори. Во время дождей в горах бурный поток смыл переправу, речка разлилась, увеличившись трехкратном размере. Течение было бешеной силы. Если уйти на восток, эдак километров десять, то по карте значилась еще одна переправа. Но где гарантия того, что и она не смыта? Решили переходить здесь. Переправу навели с пятого раза. Лидера несколько раз уносило течением, и приходилось все начинать сначала. Помогли туристы , которых группа Алексея увидела на другом берегу. Из – за шума реки переговариваться было невозможно. Алексей разъяснил им знаками, что надо поймать веревку и закрепить на том берегу. Через два часа все были на другом берегу. Помощь им оказали туристы из Эстонии, которые шли на пересекающихся курсах и случайно увидели группу Алексея в тот момент, кода пытались навести переправу. Ночевали на небольшом пятачке, поросшим зеленой шелковистой травкой. Особого выбора для лагеря не было. С одной стороны лагеря высилась вертикальная стенка, с другой стороны площадка заканчивалась отвесным обрывом, высотою метров пятьдесят. Алексей несколько раз всех предупредил:
- Если кто то из вас ночью надумает по нужде, то не забудьте пожалуйста, что в двух метрах от палаток пропасть. В эту сторону лучше ночью не ходить.
Утром проснулись от грохота и крика Вики Брагиной:
-Обвал!!! Просыпайтесь!!!
Все выскочили из своих палаток и немедленно обратили свои взоры в сторону вертикальной скалы. В это время раздался оглушительный взрыв грома, который заставил всех втянуть головы в плечи. Зашлепал крупными каплями дождь, наращивая свою силу. Все поняли, что Вика подняла панику из – за грома. Ей показалось, что его шум, есть шум падающих камней. Обсуждать эту тему не дал усиливающийся дождь. Все опять попрятались в палатки. Громыхнуло еще несколько раз. Через пятнадцать минут дождь прекратился, и выглянуло солнце. Наступило утро.

***
Уже остались позади перевалы Амткел, Ачидари, Облухвари. Уже позади остались двенадцать дней и сотни пройденных километров. Впереди Сухуми и конец маршрута. О прошедших днях оставались только приятные воспоминания. Трудности, с которыми пришлось столкнуться участникам путешествия, только придавали колорит прошедшему времени, иногда вызывали улыбку и смех. Ну как можно без улыбки вспомнить момент, когда целый день при переходе через Амткел группа не встретила ни единого ручейка. В горах, как правило, путешественники не носят с собою запасы воды, потому что вода везде и всюду их окружает, ручейки, реки, ледники, снежники. А здесь, как назло, на единого ручейка. Светило яркое солнце. Было невыносимо жарко. Во второй половине дня начала всех мучить жажда. Первыми утолили жажду девчонки, которые нашли выдавленную в земле лунку копытом , очевидно, лошадью, заполненную дождевой водой.

В Сухуми группу Алексея привезли пограничника на ГАЗ 66. С ними случайно группа встретилась в ущелье, где увидеть машину было совершенно невероятно, хотя контуры давнишней дороги в ущелье иногда просматривались.
-Ты глянь, машина! - Вскрикнул неожиданно Немченко.
Все действительно за деревьями увидели ГАЗ 66 и двоих солдат с автоматами наперевес. Солдаты их тоже увидели. Время, которое описывается в этой повести, было мирным, поэтому неожиданная встреча людей высоко в горах не испугала. После непродолжительной беседы выяснилось, что машина идет в Сухуми. На ней и уехала группа Алексея. В Сухуми приехали вечером. На фоне отдыхающих, чистых, одетых в чистую одежду и обувь, группа Алексея выглядела, по меньшей мере, бродягами и оборванцами. За время путешествия спортивная одежда и обувь изрядно поизносились. К тому же последние несколько километров до встречи с пограничниками туристы шли, как обычно, не разбираясь, где ступать. Если попадались ручейки или лужи, то никто не пытался их обойти или перепрыгнуть. Конечно в рюкзаках у всех была одежда для встречи с цивилизованными людьми, но, что бы в нее переодеться, надо было по крайней мере, хотя бы умыться.
Алексей даже не пытался искать место в гостинице для своей группы. В это время в Сухуми найти место в гостинице, равносильно выиграть миллион в лотерею. Была надежда, что на территории турбазы «Синоп» им разрешат установить на одну ночь палатки и дадут привести себя в порядок. Место для палаток им не дали, но предложили провести ночь в оборудованном для туристов «Спальнике», пообещав, что там они могут умыться переодеться и привести себя в порядок. Это предложение всем понравилось. К тому же этот «Спальник» по словам администратора находился через дорогу от «Синопа» прямо на берегу моря. В «спальник» их повел сопровождающий, мужчина, лет сорока, сорока пяти. Когда все перешли через дорогу, то около моря никто не увидел каких – либо зданий, домов или чего- то такого, которое может напоминать человеческое жилье. Однако через минуту стало ясно, что «Спальник» - это ни что- иное, как место на пляже под огромным навесом, где установлено около пятидесяти кроватей для сна. Причем этот спальник разделен на две части железной дорогой, переход через которую возможен по подземному переходу. Границей между железнодорожным полотном и территорий «Спальника» выполняла металлическая белая изгородь, высотою около двух метров. Фактически кровати находились на удалении не более 10 метров от железнодорожного полотна. Всю прелесть отдыха в этом «Спальнике» можно было ощутить ночью, когда на расстоянии десяти метров от спящих, проносились на полном ходу товарняки и пассажирские поезда. Особо впечатляли их гудки, сопровождаемые перестуком железнодорожных колес. После той тишины, которая была в горах, эта ночевка напоминала некий путь в ад. Успокаивало одно, что для этого ада была отведена всего одна ночь. На следующий день все разъезжались по своим направлениям: кто то на поезде, кто то на самолете. Татьяна и Сашка решили продлить свой отдых на побережье

Отпуск подошел к концу. Встретились все уже на работе. В первый же вечер после работы собрались на окраине города в лесу и под треск сгорающих веток в костре, пережили в воспоминаниях еще раз свое путешествие.

(Использованы рисунки из свободного доступа в интернете)



Свидетельство о публикации № СП-40810 от 28.01.2019.

Теги:Рассказы, Кавказ, Вячеслав Безкрылов

Читайте также:
Комментарии
avatar