18+ Банкирша и Неудачник. Часть первая.
11.02.2019 526 0.0 5



Они не понравились друг другу с первой минуты встречи. Если не сказать хуже. А ведь им предстояло стать партнерами на какое-то неопределенное время. И хотя беседа шла в спокойном тоне, на лицах было все написано. Мужчина и женщина смотрели друг на друга с нескрываемой неприязнью.

Женщину приводил в бешенство один вид этого мужлана. Творческая личность, называется. Какая-то нелепая клетчатая фланелевая рубашка. Всклоченные волосы, неухоженная бородка, усы. Сигарету из рук не выпускает. Того и гляди, закурит. Запаха дыма она не выносила. А ведь знал, что ему предстоит встреча с дамой. В офисе не убрано. На столе куча бумаг. Хоть бы пепельницу с окурками убрал. Полный бардак!

А Николая уже тошнило от присутствия в его кабинете красивой, ухоженной молодой женщины. Волосы зачесаны назад и собраны в какой-то пучок. На глазах очки в фирменной оправе, Может, и без диоптрий. Так, для придания солидности. Строгий черный костюм, белоснежная блузка. Никаких украшений. А имя! Это надо только придумать такое – Нинель Валерьяновна Полонская. Тьфу!

Наконец, пришел Георгий. Он принес доверенность, по которой на время его отсутствия госпожа Полонская становится полноправным партнером Вершинина Николая Алексеевича. Документ был подписан, условия обговорены, печать поставлена. Заверить её у нотариуса он обещал сегодня же. Дама удалилась обустраиваться на новом месте, а мужчины остались одни.

-Гоген! – буквально взвыл Николай, прикуривая и глубоко затягиваясь. – Ну, неужели нельзя было найти кого-нибудь другого?
-Чего ты орешь? - спокойно ответил тот. – Умная, красивая, молодая женщина. Банковский работник. Очень хорошо разбирается в живописи и вообще в искусстве.
-Вот банкирши мне только для полного счастья и не хватало, - хмыкнул Никола, с силой гася сигарету и тут же прикуривая новую. Красивая? – пожал он плечами. - Да женщине не обязательно быть красивой. В ней должен быть шарм, изюминка. Нечто эдакое, - взмахнул Вершинин руками, не находя слов. - А это кто? Прилизанная чистоплюйка. Хоть бы локон какой-нибудь выпустила. Платочек на шею повязала для кокетства. Оживила свою внешность. Побрякушки на себя нацепила, что ли. Господи, а апломба то! Ты видел, с какой брезгливостью она на меня смотрит?
-Твоя морда лица тоже не лоснилась от счастья, надо сказать, - иронично заметил Георгий. - Коля, вопрос решенный. Ты знаешь, я везу жену в Израиль на обследование. Нинель двоюродная сестра моей Иришки. Сколько мы там пробудем, неизвестно. Если диагноз подтвердится, будем делать операцию. Тебя одного я оставить не могу. Единственный человек, которому доверяю, это Полонская. Все. Тема закрыта.
-Да я бы и один справился, - недовольно пробурчал Вершинин.
-То, я тебя не знаю, - расхохотался друг. – Кто будет готовить твою экспозицию для выставки? Ты же со всеми там переругаешься. Тебе все будет не так. И потом, кто будет вести финансовые расчеты с поставщиками материалов и заказчиками? И ещё куча проблем может возникнуть, о которых ты просто понятия не имеешь. Занимайся своим творчеством и все. А с Ниночкой тебе детей не крестить. Она будет в нашем доме жить. Ты в своем. Огромный новый заказ у тебя есть. Работай и не дергайся.
-Да, пошел ты, - зло рыкнул тот.
-Я-то пойду, - ответил партнер, направляясь к двери. – А ты как был, так и остался, знаешь кем?
-Ну, да, - согласно кивнул Николай, - знаю. Можешь не напоминать.
*
«НЕУДАЧНИК»

Николенька был поздним и единственным ребенком в семье Вершининых. Огромной радостью и надеждой родителей. Любой каприз исполнялся незамедлительно. Творческие задатки в мальчике проявились очень рано. Ещё в детском садике он поражал своими рисунками. Мама отвела сына в школу искусств. Там учили всему. Рисованию, резьбе по дереву, чеканке. И Коля буквально заболел этим. Его работы получали призы на конкурсах. Стояли в музее школы. Ещё он неплохо играл на гитаре. Сочинял стихи. Короче, мама с папой были довольны, что парень не шляется без дела по улицам. Но его отец, доцент физико-математического факультета, считал, что все эти занятия могут быть только хобби. Это не может стать профессией. И когда сын заявил, что не намерен поступать ни в какой институт, родители сильно расстроились. После окончания школы, папа все-таки «пристроил» сынка в технический ВУЗ. Но на занятия тот ходил редко, не был допущен к сессии и отчислен.

Его комната была завалена какими-то поделками, железяками, деревяшками. Узнав, что Николай отчислен из института, разгневанный отец влетел в комнату сына, устроил там погром и впервые в жизни наорал на любимого сыночка. Вот тогда Коля впервые услышал это слово – Неудачник.

И в ту же ночь, изнеженный, совершенно не приспособленный к жизни мальчишка ушел из дому. Это случилось в начале пресловутых девяностых. У него почти не было денег. Один маленький рюкзачок с инструментами и кое-какой одеждой. И ему совершенно некуда было идти. Единственно, чем владел Коля Вершинин – это завидным упрямством и уверенностью в своем предназначении.

Как он выжил, известно ему одному. Служба в армии оказалась спасением от голода в прямом смысле. После демобилизации покатился непризнанный гений по стране. Рисовал афиши в кинотеатрах, был рабочим сцены в театре, бренчал на гитаре в переходах. Пытался создать семью. Не получилось. И всюду слышал это хлесткое, обидное – Неудачник. Девушка ушла через год. Без стабильного заработка семьи не создашь.

За время своих странствий избалованный маменькин сынок научился показывать зубы, бить морду обидчикам, и ссориться со всеми подряд. Но была и положительная сторона. Никола не мог пройти мимо чужой беды. Всегда готов был заступиться за слабого. И поделиться последним куском и последней рубахой со страждущим. Несколько лет он проработал помощником у известного мастера по чеканке. Но ему хотелось творить свои изделия. А учитель этого не позволял. Ему приходилось работать на чужого дядю. Редкие индивидуальные заказы делал в тайне.

Вот тогда они и встретились. Георгий Сапракис и Николай Вершинин. Коля сидел на берегу моря и пил пиво из бутылки. Запивал очередную ссору со своим мастером. И окончательное решение расстаться с ним.

-Чего празднуем? – поинтересовался подошедший парень, присаживаясь рядом.
-Развод и девичью фамилию, - хмыкнул Колян. – Будешь? – поинтересовался он, указывая на ещё не откупоренные бутылки.
-Гоша, - представился пришелец.
-Гоша? – насмешливо переспросил Никола. – Несерьезно как-то. Будешь для меня Гоген.

Разговорились. Коля признался, что ищет работу и жилье.

-Что умеешь делать? – поинтересовался новоиспеченный Гоген.
-Вот, смотри, - ответил тот, подавая ему папку с фотографиями и эскизами своих персональных работ.

Вначале парень довольно равнодушно стал перелистывать страницы. Вдруг, взгляд его загорелся. В глазах появилась заинтересованность. Он возвращался к просмотренным уже фотографиям, отворачивался от солнца. То вытягивал альбом на руках, то всматривался вблизи. Наконец, глянув на автора ошеломленным взглядом, произнес:

-Здоровски! Да ты же гений. Уж, поверь знатоку. – Немного помолчав, добавил. – Я сейчас тоже малость на распутье. Предлагаю объединиться в творческий союз.
-А ты что умеешь?
-Деньги считать, - серьезно ответил Сапракис.
-Хе, - усмехнулся художник. – Это все умеют. Было бы что считать.
-Ты не понял. Я умею считать чужие деньги и делать из этого свои.

Так они стали партнерами. Совместный начальный капитал оказался крошечным. Но Георгий действительно умел не только считать деньги, но и правильно их распределять. А ещё Гоген обладал удивительной способностью разговаривать и договариваться. Улаживать конфликты и выбивать нужные для них расценки. Вершинин отныне только творил. И это его устраивало.

Они стали настоящими друзьями. Но, вряд ли можно было встретить более не похожих друг на друга людей. И внешне и внутренне. Георгий Сапракис, в крови которого текла горючая смесь многих национальностей: грузин, евреев, греков, украинцев, оказался на редкость спокойным и уравновешенным. Его невозможно было вывести из себя. Высокий, худой, нескладный. С большим горбатым носом и узкими губами. Он всегда одевался в костюм с галстуком. Жесткие волосы не поддавались никакой укладке. Вечно казались растрепанным. За женщинами волочиться не умел. Случайные связи были для него неприемлемы. Он упорно ждал единственной и неповторимой.

Никола Вершинин – пофигист и баламут. Волосы у него были мягкими и податливыми. А вот характер взрывной и упрямый. Пофестивалить по случаю не прочь. Общества дам не чурался, но сразу предупреждал: «ЗАГС – это не про меня». А когда уходил в творческий «запой», мог работать сутками, ночевать в мастерской. Забывал об отдыхе и еде. В такие дни он творил для себя. Не для заказчика. Это был полет души. Посторонних в такие дни рядом не терпел.

В союзе с Гогеном жизнь Николая постепенно налаживалась. Появилась стабильность заработка. Сапркис умел находить заказчиков. А через год устроил Николаю первую персональную выставку работ. В определенных кругах, Вершинин стал известен. Его работы пользовались успехом. Продавались на Российских аукционах за хорошие деньги. У него уже было свое клеймо на изделиях. Гоген уверял, что это только начало.

Через пару лет Георгий отчаянно влюбился и женился на Ирине. Никола о семейной жизни и слышать не хотел. Он привык к свободе. После окончания крупной работы закатывал пир на весь мир. Но Гоген на расслабуху давал от силы три дня. Потом приходил, выпроваживал всю компанию и вручал мастеру новый заказ. Возмущенные крики гения о попрании его прав, партнера не волновали. Он всегда был спокоен, как мамонт.

И вот, случилось несчастье с Ириной. Творец впервые за пять лет оставался в одиночестве. Ну, не считая, госпожи Полонской.
*
«БАНКИРША»

До четырнадцати лет Ниночка Полонская жила легко и беззаботно. Папа не был бизнесменом, но работал в какой-то серьезной государственной фирме, и мама могла себе позволить заниматься исключительно воспитанием любимой доченьки и обихаживать супруга. А потом папа скоропостижно умер. И все резко изменилось. Престижную гимназию пришлось поменять на обыкновенную школу. Платить оказалось нечем. Регулярные поездки на отдых за рубеж прекратились. Мама впала в жуткую депрессию. Она очень любила своего Валерика и никак не могла смириться с его смертью. Диплом о высшем образовании превратился в пустую бумажку при отсутствии стажа работы по специальности. От горя мать пыталась наложить на себя руки. А потом стала ещё и к бутылочке прикладываться.

И вот тогда девочка Нина приняла взрослое, волевое решение. Она никогда не будет зависеть ни от кого. Всего добьется сама. И никогда ни в кого не влюбится. Зачем страдать? Цели поставлены, и все силы и помыслы подростка были брошены на их достижение.

Школу закончила с золотой медалью. Поступила на бюджетное отделение финансово-экономического университета. Специальность выбрала – банковское дело. Её подружки влюблялись, страдали, беременели, вылетали из института. Нина была кремень. Учебники, семинары, научная работа. Вместо диплома защитила кандидатскую степень бакалавра. Уникальный случай. Сразу получила работу в крупном, престижном банке.

Да, на пятом курсе подобрала себе мужа. Именно подобрала. Исходя из внешних данных и здоровья будущего супруга. У неё должны быть красивые и здоровые дети. Нинель девушка красивая, но слыла неприступной. Выбрав Сергея, она просто подарила ему свою невинность, и ошарашенному парню ничего не оставалось делать, как жениться на нетронутой до него принцессе. Фамилию, правда, Нина менять не стала. В душе, надеялась и детей записать Полонскими. В память о горячо любимом отце.

Сделать быструю карьеру в банке - задача трудновыполнимая. Особенно для женщины. Только не для госпожи Полонской. К двадцати семи годам, она уже заместитель директора по кредитованию. Член совета директоров. Сама крупный акционер банка.

На робкие попытки мужа заговорить о ребенке, спокойно отвечает, что ещё не время. Карьера превыше всего. Родить можно и в тридцать пять. Супруг оказался безынициативным. После окончания того же ВУЗа, так и остался на уровне клерка в каком-то заштатном банке. Он мечтает о детях, она об увеличении капитала.

У них шикарная квартира, потрясающая обстановка, загородный дом, машины представительского класса. Везде царит идеальный порядок. Все идет прекрасно, пока… Нина столкнулась со своим супругом на улице носом к носу. Он держал на руках маленькую девочку, а рядом с Сергеем стояла беременная женщина. Это был шок! Сбой в отработанной программе жизни.

Как!? Её, безупречную, красивую, самодостаточную, преуспевающую даму, предали. И кто? Супруг, который пользовался благами, на заработанные Ниной деньги. Его оклад вообще не учитывался в семейном бюджете. Она милостливо позволяла оставлять эти гроши ему на мелкие расходы. Развод немедленно! Но безропотный, как всем казалось, Сергей, неожиданно потребовал раздела «совместно нажитого» имущества. И попробуй докажи, что практически все приобретено на её средства.

А тут ещё пришло печальное известие от сестры Ирины об её болезни. Они с мужем проживали в уютном курортном поселке на берегу Черного моря. Нина берет отпуск, и отправляется на Юг помочь Иришке и успокоить нервы. Тем более, что ей обещают временное партнерство с гениальным творцом. Чуть ли не с самородком.

Знакомство с Вершининым приносит разочарование. А Георгий так расписывал его талант. В основном, Николай был мастером чеканки по металлу и художественной ковке. Но, так как владел ещё и искусством краснодеревщика, то создавал настоящие шедевры из металла и дерева. Все это она знала со слов двоюродного зятя. Своими глазами его произведений не видела. Это ещё предстояло сделать. Однако, глянув сегодня на этого гения, госпожа Полонская пренебрежительно окрестила его для себя «жестянщиком».
*

Правда, ознакомившись с коллекцией Вершинина для выставки, Нине пришлось пересмотреть свое мнение о мастере. Не сказать, что ей все понравилось одинаково. Но встречались действительно уникальные изделия. Чувствовался полет фантазии и кропотливая, ювелирная работа. И она с вдохновением приступила к подготовке и расстановке коллекции на выставке.

Прошло уже десять дней со времени отъезда Сапракисов, а наладить отношения с «жестянщиком» у Нины никак не получалось. Нина попросила показать ей эскизы оформления интерьера дома, над которым Николай сейчас работал. Он показал. Но стоило ей попробовать дать какой-то совет, он посмотрел на неё, как на сумасшедшую.

-Читайте договор, мадам, - хмуро произнес Вершинин. – Творчество – это моя прерогатива. И советы дилетанта мне не нужны. А у вас свои задачи, как моего партнера.

Когда она не просто лестно, а с восхищением отозвалась о некоторых его изделиях, «гений» даже не поблагодарил. Просто пожал плечами. Нина поняла, что Никола её в упор не видит. Вроде, и не хамит, но и не замечает. Надо сказать, что красавица Полонская привыкла к повышенному вниманию мужчин. В строгом костюме она появлялась только на работе. Но даме приходилось бывать на приемах, презентациях и прочих мероприятиях светского общества. Там она блистала. Другое дело, что Нинель не заводила романов на стороне. И вдруг, какой-то там творец местного значения не обращает на неё внимания. Это приводило женщину в бешенство. Кроме того, самолюбие Нины было сильно задето изменой мужа. Дама жаждала мести всей мужской братии.

И тогда у неё созрел коварный план. Она решила завести хмурого «жестянщика». Влюбить его в себя. Сказала, что ей необходима консультация по поводу расположения изделий на выставке. И попросила Николая прийти в дом Сапракисов. Тот не мог не согласиться.

Собираясь на встречу, мужчина поймал себя на мысли, что впервые за много лет, задумался, что ему надеть? Примерил одно, другое. Потом разозлился сам на себя. Потому, что ничего не мог с собой поделать. Эта проклятая банкирша запала ему в сердце. Она оказалась умной, и прекрасно разбиралась в тонкостях изобразительного искусства. Отметила именно те работы, в которые он вложил душу. И даже её замечания по эскизам попали в точку. Но Вершинин не показал виду и прекрасно сознавал, что эта птичка не его полета. В конце концов, натянул старые джинсы, футболку и отправился на встречу.

Дверь в дом оказалась открытой. Однако, ни в прихожей, ни в зале Нины не было. Подниматься наверх он не стал. На удачу, решил заглянуть в комнатку, которая была ещё не отделана. Там шел ремонт и царил полный беспорядок. Приоткрыл дверь и застыл на месте. Спиной к нему, нагнувшись над столом, стояла девушка в странном наряде. На ней были коротюсенькие трикотажные шортики, из которых выглядывали соблазнительные ягодички, плавно переходящие в удивительно стройные, точеные ножки. Сверху надето что-то типа топика или даже бюстгальтера. Сразу и не разобрать. Практически голая, изогнутая спинка и оттопыренная попка, производили неизгладимое впечатление. От такого вида, Николе аж поплохело. Джинсы в момент стали узковаты в районе паха.

У него перехватило дыхание. Кроме Полонской здесь не могло быть никого. В полном недоумении, осторожно ступая, он подошел сбоку. И убедился, что это действительно она. Шикарные, густые волосы ниспадали до пояса. Девушка что-то рисовала. От усердия, она даже высунула язычок. И это была не Нинель Валерьяновна, а соблазнительная сирена. Он тихо кашлянул. Та обернулась.

-А, это вы, – с улыбкой сказала девушка, игриво помахивая карандашом. – Я тут эскиз вашей вазы рисую. Увлеклась. О времени забыла. Извините.

Совершенно ошеломленный Николай подошел к Нине поближе и какое-то время не мог вымолвить ни слова. Дама насмешливо улыбалась и явно наслаждалась его изумлением. Но, до чего же она была хороша!

-В связи с чем, такие разительные перемены? – поинтересовался Вершинин, не спуская с нимфы горящих глаз. – Я тебя не узнал.
-А разве мы уже пили на брудершафт, и перешли на «ты»? – лукаво поинтересовалась плутовка, поигрывая плечами.

Николай смешался и не знал, что ответить. Между тем, Нина ходила по комнате, о чем-то ворковала. Видно было, что её совершенно не смущает порхать перед мужчиной в полураздетом виде. И вдруг, он все понял. Да эта шельма играет с ним. Специально демонстрирует свои прелести, чтобы завести и посмеяться. Посмотреть, как он будет исходить на слюни, глядя на такую близкую, но недоступную лань.

-Ну, если ещё не пили, так это дело можно исправить, - наконец, опомнившись, пробормотал Никола.

Нина видела, как горят глаза этого небожителя. И это ей нравилось. Даже возбуждало. Она выставила вперед точеную ножку и томно произнесла:

-Я подумаю. Выпить с вами могу, но целоваться уж точно не стану.

В душе мужчины боролись два чувства: злость и обида на самоуверенную дамочку и восхищение её изяществом и красотой. Мужика он бы в момент поставил на место. А что делать с ней?

-Слушай, девонька, - с недобрым прищуром сказал Никола, подходя к Нине вплотную, - ты что, поиграть, как кошка с мышкой со мной решила? Не советую. А вдруг, мышка злобным крысом окажется? Куснет ненароком.

Он стоял так близко, что Нина чувствовала его дыхание. «Ага, завелся», - с радостью поняла она. «Я тебе устрою красивую жизнь. Ты у меня ночи спать перестанешь. А глаза-то у него все-таки красивые», - успела подумать девушка, когда почувствовала руки на своей спине. На удивление, они у «жестянщика» оказались сильными, но нежными и гладкими. Женщине было приятно и совсем не хотелось из них вырываться.

-Насиловать будешь? – насмешливо спросила она, глядя ему прямо в глаза.
-Неа, - покачал головой Николай, прижимая её к себе. – Сама отдашься, - прошептал он на ушко, слегка прихватывая мочку мягкими губами.

Его почти невесомые поцелуи скользили по шее, плечам, спускались все ниже к груди. Нина была ошеломлена. Она ожидала грубого напора, резких действий, рассчитывала осадить мужлана пощечиной и насладиться его унижением. Но его легкие касания губами привели её в ступор. А он продолжал осыпать свою богиню легкими поцелуями, вдыхал запах волос и даже что-то тихонько шептал. Причем, делал это так искренне и нежно, что женщина растерялась. Видит бог, такого с ней ещё не было. Муж называл Нину ледышкой. Холодным айсбергом. И она почувствовала, что начала таять. Женщине хотелось утонуть в нем. А ещё расслышать, что он говорит.

Она уже сама жаждала страстного поцелуя. А он пока не касался губ. Никола упивался, наслаждался внезапно обретенной властью над несгибаемой леди. Он боялся поверить в реальность происходящего. Ему хотелось продлить эти сказочные минуты. Хотел, чтобы Ниночка сама открыла ему свои объятия. Ответила на его порыв.

И вот, наконец, долгий, страстный поцелуй завершил прелюдию. Именно во время этого поцелуя он почувствовал, что женщина согласна принадлежать ему. Она обхватила его за шею. Руки Николая скользнули по спине и проникли под шорты, гладя изумительные ягодички, на которые он успел полюбоваться. Нину захлестнула волна невероятного возбуждения. А нежные пальцы соблазнителя уже добрались до самого чувственной точки женщины. Она застонала, испытывая уже чуть ли не оргазм. Он играл её телом, как виртуозный музыкант.

Николай находился уже на таком пике возбуждения, что подняться на второй этаж в спальню не было сил. Резким движением рук, он разорвал маленькие шортики, а Нина сама высвободила давно рвавшееся наружу его мужское естество. В порыве страсти, они повалились на лежащую на полу старую штору. И он проник во влажное лоно женщины легко и быстро.

Нина очнулась от собственного крика. Её тело вздрагивало от невероятной силы оргазма. И это ощущение длилось и длилось, не желая отступать. Ничего подобного в жизни она не испытывала. Николай попытался приподняться, но она вцепилась в него. Её лоно не желало выпускать из себя источник этого невероятного наслаждения.

«Господи, что это? Что я делаю? Я, Полонская Нинель Валерьяновна, валяюсь на полу с почти незнакомым мне мужиком и содрогаюсь от страсти, - с ужасом думала женщина. – И мне даже не стыдно».

-Нинуль, давай поднимемся наверх, - прошептал Никола, переворачиваясь на спину.
-Зачем?
-Нууу, - с улыбкой протянул он, - там все-таки кровать есть. Тебе, наверное, здесь неудобно лежать. И мы повторим это ещё много раз в более комфортных условиях.
*

Их любовные отношения длились уже две недели. Работу над крупным заказом Николай приостановил, сославшись на нездоровье. Они не могли оторваться друг от друга. Художник сделал массу рисунков Нины в стиле ню. Они говорили обо всем на свете. Рассказывали о своей жизни. Но никогда. Никогда не касались темы их отношений. Не строили никаких совместных планов. Понятия «мы с тобой» для влюбленных, как бы, не существовало.

Просыпаясь по утрам и глядя на спящего рядом Николая, Нина постоянно задавалась вопросом: «Почему этот мужчина имеет такую власть надо мной? Почему моё тело трепещет от одного его прикосновения?» Муж, Сергей, внешне был гораздо красивей Вершинина. С великолепной фигурой и очень даже приличным мужским достоинством, великолепной потенцией. Но не доставлял ей такого наслаждения. Коля, по сравнению с ним, проигрывал во всем. Невысокого роста, худощавый. Да и сам инструмент наслаждения оказался самым стандартным и не поражал размерами.

Однажды, она задала этот вопрос Николе. Он усмехнулся и ответил:

-Все очень просто. Если музыкант не умеет настроить свой инструмент и не станет виртуозом, он не получит наслаждения от своей игры и будет только мучить этот инструмент. Так и с женщиной. Если ты не умеешь задеть и разбудить её самые нежные, чувственные струны, не надейся на успех. Я получаю удовольствие от самого процесса настроя партнерши. Вот и все.
-Так я для тебя только партнерша? – возмутилась женщина.
-Ниночка, - обнял он её, - не цепляйся к словам. – Ты, это ты. Не вынуждай меня говорить затертые слова признаний. Я ещё сам не могу понять, что со мной происходит.

Влюбленные вскоре узнали, что у Ирины диагноз не подтвердился и супруги на днях возвращаются.
*

Нинель исчезла внезапно. Без прощания и объяснений. Утром Николай обнаружил записку с единственным словом: «Прости». В одних джинсах, без майки, с голым торсом Вершинин упал в машину и помчался в город. Время вылета самолета в Москву он знал и надеялся успеть.

Влетев в здание аэровокзала, бросился к стойке регистрации и вдруг, замер. Женщина в этот момент сдавала багаж. Но это была уже не его Нинуля, Нинок, Ниночка. Документы на вылет оформляла Нинель Валерьяновна Полонская. В строгом деловом костюме, убранными в пучок волосами и очках, с отрешенным, высокомерным взглядом.

Она отошла от стойки и оглянулась на зал. Николай стоял совсем рядом. Но столичная банкирша его уже не видела. Видимо, он вновь превратился для неё в простого «жестянщика». Вершинин повернулся и направился к выходу.

Самолет уже набрал высоту, и можно было отстегнуть ремни. Уютно примостившись в кресле бизнес-класса, Нина невидящим взглядом уставилась в элюминатор. А перед глазами стоял Николай. Без рубашки, с голым торсом и ошарашенным взглядом. Значит, он бросился за ней сразу, как проснулся. Но, почему-то не подошел. Чего ей стоило не кинуться ему на шею самой! «Нет, я все сделала правильно, - успокаивала она себя. – Наш роман слишком затянулся. Это безумие надо было прекратить».

Из любовного тумана Нинель Валерьяновну вывел неожиданный звонок приятельницы из Москвы. Они вместе работали. Мария сообщила, что в руководстве банка грядут существенные перемены. На должность вице-президента прочат совершенно неизвестного мужчину. Кандидатура Полонской даже не рассматривается. А Нина так на это рассчитывала. Ещё поведала, что встретила её мужа Сергея. У того родился второй ребенок. Он жаждет скорейшего официального развода и раздела имущества.

Тогда Нина и приняла решение о разрыве с Николаем и возвращении в Москву. Её ждали неотложные дела. Решение далось нелегко. Но объясняться с Вершининым женщина не захотела. Тот вряд ли её поймет. Это был бы разговор ни о чем. Он не привык планировать свою жизнь. Творец жил эмоциями. Сейчас ему хорошо, и ладно. Что будет потом… Для госпожи Полонской, такое было неприемлемо. Ну, что ж, предал муж. Обидно, но не смертельно. А поставить крест на деловой карьере она не могла себе позволить.

Скорого возвращения Полонской на работу никто не ожидал. Она брала отпуск за два года. Нинель Валерьяновна быстро разобралась, кто строил козни и надеялся воспользоваться её отсутствием. Мужчины из Совета директоров не желали видеть Нину в должности вице-президента по одной простой причине - она женщина. Дама встретилась с генеральным директором банка. В приватной беседе сумела убедить, что её семейные неурядицы никак не отразятся на работе. Конфликт был исчерпан. Все вернулось на круги своя. И через некоторое время Полонскую утвердили на высокую должность.

*

Сапракисы вернулись домой на следующий день, после бегства Нины. Она уже созвонилась с Ириной. Объяснила неожиданный отъезд форс-мажорными обстоятельствами на работе и срочной необходимостью заняться разводом. Вершинин в аэропорту друзей не встретил, хотя, об этом договаривались. Георгий нашел Николая дома в совершенно расхлыстаном состоянии. Пол в спальне заставлен пустыми бутылками. Кругом валялась куча карандашных зарисовок. Художник был хмур, зол и мучился похмельем. Он лежал, отвернувшись к стене, и даже не ответил на приветствие друга. Подняв несколько рисунков, Гоген увидел на них обнаженную Нину в разных позах. Причина депрессии стала понятна. Он слишком хорошо знал характер Вершинина, а потому не стал искать слов утешения. Просто принес ему несколько бутылочек пива и сообщил, что договорился о выставке художника в городах Европы. Это обещало стать прорывом на международный уровень. Надо было приступать к подготовке экспозиции.

Никола «куролесил» ещё дней пять. Потом, как-то плавно и незаметно окунулся в творчество. Разговоров о Нине с другом они не начинали. Единственно, о чем Коля попросил, не говорить ничего Ирине. Гоген пообещал. Но видя, как Вершинин мучается, наконец, не выдержал:

-Сколько можно страдать? Ну, позвони ты ей. Поговори. Что тебе стоит?
-Зачем? – хмуро ответил тот. – Она сбежала и все понятно без слов.
-Да, брось ты, Колян, - возразил Георгий. - Женщины такие нелогичные. Вернее, у них своя логика. Просто позвони. Или напиши ей на электронную почту. Я тебе адрес дам.
-Послушай, - взволнованно воскликнул Вершинин, - Нина все сделала правильно. Кто я, и кто она. Банкирша и Неудачник. Смешно звучит. Мы живем в разных мирах, различных измерениях.
-Конечно, - усмехнулся Сапракис. – Нина работает в банке. В чем состоит её работа? Она делает деньги на процентах от вкладов чужих людей. И все. А тебе давно уже пора забыть эту кличку – Неудачник. Ты, в отличие от неё, берешь кусок металла, дерева и делаешь изумительное произведение искусства. Сам делаешь. Своими руками. Ну, и чем ты хуже госпожи Полонской?
-Гоген, тема закрыта. И я запрещаю к ней возвращаться, - решительно сказал Николай и вышел, хлопнув дверью.
Глава 2 https://soyuz-pisatelei.ru/blog/2014-09-11-19647



Свидетельство о публикации № СП-19646 от 11.02.2019.

Теги:любовь, ненависть

Читайте также:
Комментарии
avatar
Джинсы стали малы. Про пах надо вычеркнуть. Любовь это игра воображения и чем его больше тем она сильнее. Я не говорю про "животных"
avatar
Какие строгие указания. Да ещё в приказном тоне. Позвольте мне решать, что оставить, а что нет. angry
avatar
Очень рада новой читательнице.
avatar
Понравилось
avatar
Банкирша. Да, вот таким неприступным, независимым женщинам гораздо сложнее найти себе пару. Особенно, если в жизни было предательство со стороны мужчины. Страх, недоверие к сильному полу укореняется в глубине души. И это печально. В какой-то степени себя узнаю в этой банкирше... Интересно, очень интересно. Чем закончится роман банкирши и неудачника?
avatar