12+ Покой нам только снится Ч. 1. Глава 8
22.02.2019 49 0.0 0



После этих слов Соболева, Ильин застыл в недоумении. Не понимал, с какой стати, майор принял решение о взятии дела клиента в разработку единолично. А лоб посетителя, между тем, покрылся потом от волнения. Фамилию Левандовский он, конечно же, слышал не впервые. В кабинете на некоторое время воцарилась тишина.
-Я повторяю вопрос, - наконец, очнулся директор, - вы знали, что Волков раньше носил другую фамилию?

-Да, я слышал об этом, - согласно кивнул Цымбал. - Правда, когда мы познакомились, Николай уже представился Волковым. Мы, его партнеры, знали, что он взял фамилию супруги после женитьбы, но совершенно не придавали этому никакого значения. Мало ли какие причуды бывают у человека. Видимо, ему так удобнее было адаптироваться в России. А разве это криминал?
-Нет, конечно. Человек имеет право сменить не только имя, но и свой пол, - вмешался майор. – А как вы думаете, что послужило причиной его самоубийства? От чего Волков умер?

-Это для всех нас стало полной неожиданностью, - взволнованно заверил толстяк. – Как и для его семьи. Такой, казалось бы, солидный, удачливый бизнесмен. Прекрасный семьянин. И вдруг добровольно уходит из жизни. Он выпил яд.
-Может, ему наследники помогли испить эту чашу? – лукаво прищурился майор.
-Николай написал предсмертную записку собственной рукой, не на компьютере. Как выяснилось, Волков оказался банкротом. Наследники ничего не получили, кроме долгов. То, что оставалось на счетах фирмы, пошло на их погашение. Это явилось полным шоком, - трагичным тоном закончил клиент, и его трудно было заподозрить в неискренности.

-Лев Аверьянович, - обратился к посетителю Соболев, - оставьте в приемной все свои данные, телефоны, адрес электронной почты. И, если знаете, координаты вдовы Волкова и её сына? Мы будем держать вас в курсе расследования.
После ухода клиента в кабинете директора собрались все сотрудники детективного агентства. На лице Ильина читалось недовольство самоуправством своего нового заместителя. Хотя, зная характер Соболева, удивляться не приходилось. О своенравности майора ходили легенды. Именно его упрямство становилось причиной отказов в повышении офицерского звания сыщика. Макар ждал объяснений.

Вначале Денис подробно рассказал о похищении сына Клариссы и требовании похитителей найти и передать им записку отца из зоны. Пояснил, какая родственная связь между бывшим бароном Закошанским и Тагором Левандовским (Николаем Волковым). Сказал, что именно его заинтересовало в сведениях о почившем бизнесмене.
-Смотрите, - ткнул сыщик на распечатку, - здесь указано, что незадолго до самоубийства, на Волкова было заведено уголовное дело. Бизнесмен подозревался в организации незаконных разработок одного из алмазных месторождений в Якутии. Дело прекращено в связи со смертью подозреваемого.
-Ну и что? – недоуменно пожал плечами Ильин. – Что это нам дает для раскрытия трех убийств?

-Макар, - возбужденно воскликнул Денис, - включи мозги! Убийца не взял с мест преступления ничего ценного. Значит, он ищет тот самый клад, ключ к которому требуют от Клариссы. Мы имеем возможность ухватиться за ниточку, ведущую к разгадке этих убийств. Выйдем на исполнителя, узнаем имя заказчика.
-А ты уверен, что этот мифический клад существует? – недоверчиво поинтересовался директор.
-Не очень, - сознался майор. – Но тот, кто убирает партнеров Волкова, в этом не сомневается. Однозначно. Я, конечно, выясню, кто из следователей ведет дело об этих убийствах. Уточню детали. Цымбал намекнул, что их пытали перед смертью. Значит, что-то хотели выведать.

-Слушайте, а не находится ли ключ к сокровищам в руках у этого самого толстяка? – предположил Стас. – Вот он и дрожит от страха.
-Не думаю, - покачал головой Соболев. – В таком случае, его бы уже в пределах России не было. Слинял бы в милый райский уголок, а не бежал к нам. Он трясется не за утерю клада. За свою шкуру. Мне картинка такая видится, - прищурил глаза майор, - воровали вместе. Шеф отправился в мир иной. Теперь его партнеры-подельники ищут наворованное, а точнее, камушки. Алмазы. Это надежнее, чем счет в зарубежном банке.
-А почему ты не спросил у Цымбала, знает ли он об открытии уголовного дела на Волкова?

-Чтобы не спугнуть этого жулика раньше времени. Чтобы следы заметать не стал. Все он знал, координатор хренов, - презрительно хмыкнул сыщик. – И о банкротстве главаря, и об уголовном деле. И о том, что камушки где-то спрятаны, все бывшие партнеры Волкова, по меньшей мере, догадывались. Где искать не знали. Но появился некто, претендующий на клад. Я очень рассчитываю выпытать у Драгомира, как подобраться к этому таинственному НЕКТО.
-Что значит выпытать? – возмущенно спросил Ильин.
-Макар, – усмехнулся майор, - не цепляйся к словам. Не собираюсь я его током пытать. Цыгана всегда найдется, чем припугнуть. В таборе плюнь в толпу, и в мошенника попадешь. А ещё родной сын на кону стоит. Я найду больную точку, на которую можно надавить. Положись на мой опыт.

-Ну, хорошо, - согласился Ильин - Твои предложения по ходу расследования.
-Я встречаюсь с Драго. Многое должно проясниться. А дальше уже по обстоятельствам. Мальчишку надо вернуть срочно. Боюсь, как бы Кларисса дров не наломала. Материнская любовь вкупе с авантюрным характером этой артистки способна спутать нам все карты в расследовании. Она может рвануть в табор. И сына не спасет, и сама в заложницы попадет. Женщину надо держать в поле зрения постоянно, - уверенно заявил сыщик.
-Ну, это-то тебя, конечно, не затруднит. Даже в радость будет, насколько я понял, - лукаво усмехнулся Макар. - Действуй, Дэн. А мы начнем копать с другого боку. Андрей, - обратился он к помощнику, - на тебе встреча с «безутешной» вдовой и её сыном. Приглядись, на что живут? Какие доходы имеют? Не оставил ли покойничек наворованные алмазы семье? В этом случае их жизнь тоже под угрозой. Короче, все, что можно, узнай.

-А мне, что делать? – поинтересовался Стас.
-На тебя, Станислав, - повернулся к нему майор, - возлагается очень сложная и весьма опасная задача. – Пока я здесь буду обрабатывать Драгомира, тебе надо нарисоваться в поселке, где живет табор. Сделать «разведку боем». Поспрашивать у людей, что слышали о пропаже внука барона? Не появлялись ли там чужаки? Продумай свою легенду, чтобы не вызвать опасений у цыган.
-Главное, за какой-нибудь знойной цыганочкой не приударь, - хохотнул Андрей.
-Да иди ты… к старой вдовушке, шутник, - отмахнулся тот.
Только после совещания, когда все помощники разошлись, Соболев вспомнил о собаке.

-Макар, я тоже полетел. Меня там Найда заждалась в машине.
-Чего ты её сюда-то не привел? Пусть привыкает к новому месту работы. К сотрудникам.
-Ладно, учту, - бросил Денис на ходу. – Будь на связи.
Дома свою вчерашнюю гостью он не застал. Звонка от неё тоже не поступало. Сыщик сомневался, что пострадавшая четко будет следовать всем его указаниям. Набрал номер телефона сам. Кларисса сообщила, что Драгомир долго отказывался приезжать в Питер. Требовал приехать в поселок ей самой. Согласился лишь, когда она пригрозила обратиться по поводу похищения ребенка в полицию.

-Сказал, когда будет?
-Обещал сегодня вечерней электричкой. Может, ты раньше подъедешь? Мне, честно говоря, страшновато с ним лицом к лицу встречаться. Вдруг, он не один придет.
-Хорошо, буду часа через два. И тоже не один, - многозначительно пообещал Соболев.
Женщина отключила телефон и задумалась. За годы проживания в Санкт-Петербурге, у Клариссы, конечно, появилось много знакомых. И друзей, и недругов. Своих недоброжелателей она, честно говоря, не боялась. Относилась к ним снисходительно. Это были чаще всего обыкновенные завистники по работе в театре. Ничего страшного женщине сделать они не могли. Ну, в худшем случае, пустить очередную сплетню за кулисами. Дескать, не просто так дама без роду, без племени получает заглавные роли в ведущих спектаклях. Да ещё и не раз приглашалась сниматься в телесериалах. Ясное дело, имеет богатого спонсора. Может быть, спит с престарелым главрежем. Да и Бог с ними, пусть болтают. Её это мало волновало.

А вот друзья… Кларисса мучительно пыталась понять, кому из них можно довериться полностью. Рассказать о своих проблемах и надеяться на поддержку и помощь. Как ни крути, таковых не находилось.
Почему, получив страшное известие о краже сына, она без раздумий кинулась к тому самому майору Соболеву, Кларисса и сама не могла понять. При первой встрече хмурый сыскарь ничего, кроме раздражения в ней не вызвал. Именно он умудрился её вычислить и поставить под угрозу судебного преследования. Но годы жизни рядом с шувани не прошли для женщины даром. Эльвира научила приемную дочь видеть суть человека изнутри. Заглядывать к нему в душу. Соболев показался ей жестким, бескомпромиссным, но справедливым и чистым по сути. И больше надеяться бедной матери было не на кого.

Кларисса уже бессчетное количество раз раскладывала карты, мудрила над фотографией сыночка. По всему выходило, что Миро жив и его жизни ничего не угрожает. И даже очень скоро должен оказаться в родном доме. А вот карта Драго окутана туманом и ложью. Картам Эльвиры питерская актриса верила безраздельно. Несколько раз раскладывала и на майора. Знакомство с ним сулило какую-то резкую перемену в её жизни. Причем, в положительную сторону. Но понравиться этому далеко не молодому, закрытому для всех мужчине, задачка была не из легких. Нет, рыжеволосая цыганка не собиралась его обольщать. Просто хотела, хотя бы, изменить его мнение о себе. Переманить Дениса в категорию друзей. Женщина прекрасно понимала, что её проделки с «мушкетерами» и сестрой, вызывают в майоре негативное отношение к ней. Как это исправить? Вопрос…

Появление на пороге квартиры сыщика с Найдой, почему-то испугало хозяйку. Гость заметил это и поспешил успокоить:
-Клара, да не тронет она тебя. Я со своей «помощницей» разъяснительную работу провел, - шутливо сказал он. – А вот во время моей встречи с похитителем, собака может понадобиться.

-М-м-м, - как-то неуверенно пробормотала та. – Да я не за себя опасаюсь.
Найда вдруг стала проявлять беспокойство. К чему-то принюхалась в прихожей и гавкнула. Рвалась вглубь квартиры. Соболев едва удерживал её за ошейник.
-Ты не одна? – удивленно глянул он на хозяйку
-Не совсем так, - начала говорить женщина, но собака уже силой тащила майора в комнату.
Оказавшись в зале, Соболев все понял. Кошка! Найда учуяла присутствие самого ненавистного ей животного. Собака рвалась с поводка и лаяла.

А с дивана на них смотрело существо, которое сразу и кошкой-то не назовешь. Мордочка точно посередине разделена на черный и рыжий цвета. Взгляд разноцветных глаз этого божьего, а скорее, дьявольского создания пронизывал насквозь и завораживал. Злобный лай собаки ничуть её не напугал. А вот Найда под её гипнотическим взглядом неожиданно умолкла и даже отступила назад. Прижала уши и стала жалобно повизгивать. «Место! Охранять!», - строго приказал майор и указал рукой на входную дверь. Найда нехотя подчинилась и улеглась на коврик у входа.

-Ничего себе, кошечка, - обернулся он к женщине, - хотя, нечто подобное у тебя я ожидал встретить. Как её зовут?
-Элька, - сверкнула зелеными глазищами хозяйка. – Представляешь, кошка сама ко мне под дверь пришла однажды. Неизвестно откуда. Уверена – это шувани Эльвира вернулась на Землю в её образе. Нравится?
-Просто нет слов, - усмехнулся Денис, осторожно присаживаясь на край дивана.
Создание что-то муркнуло и исчезло, будто растворилось. Кларисса уселась на её место.

-Ты позвонила сестре? – строго поинтересовался Соболев. – Попросила не писать на тебя заявление, хотя бы пока?
-Шота сам мне позвонил, - вздохнула она. – Орал, как давленный. Юлька у него телефон вырвала и сказала, что они решат этот вопрос на семейном совете вместе с матерью. Потом поставят меня в известность.
-А про кражу сына ты ей сообщила?
-Денис, кто мне поверит, после всего, что я натворила, - досадливо ответила она.
-Ладно, я сам с ними ещё переговорю. Нам сейчас Миро надо спасать.

Соболев оказался в жилище питерской актрисы впервые. Здесь витала аура какой-то таинственности. И обстановочка соответствующая. В прихожей большое старинное зеркало, изготовленное, наверное, в веке девятнадцатом. Явно антикварное. Большая фотография матери в обнимку с сыном заключена в оригинальную, витую рамку. Кругом нестандартные, ручной работы светильники. На окнах тяжелые шторы, закрывающие дневной свет. В зале полумрак. Кожаный диван полукругом и столик с загадочной инкрустацией рядом.

На дверцы высокого, чуть ли не в потолок, шкафа, непонятно чем, нанесены рисунки карт Таро. На столике свечи в металлических подсвечниках. Под потолком диковинная люстра со странными росписями. Клариссе не сиделось на месте. Она легко вспорхнула с дивана и стала беспокойно метаться по комнате. Женщина заметно нервничала.
-Как ты думаешь, они ничего плохого не сделают с моим мальчиком? – вопросительно посмотрела она на гостя, теребя в руках пояс от халата.

-Даже не сомневайся, - решительно ответил Соболев. – Похитителям совершенно не нужен твой сын. Они упорно ищут ключ от клада этого самого Тагора. Думаю, преступники не очень уверены, что в той записке от барона имеются разъяснения, как к этим сокровищам подобраться. Тупо проверяют все версии.
-Но ведь Драго не может быть в сговоре с ними, правда? – с надеждой в голосе спросила она.
-Нет, конечно, - уверенно произнес майор, чтобы успокоить женщину. Хотя, сам в этом глубоко сомневался. – Думаю, они просто чем-то держат цыгана на крючке. Вот он придет, все узнаем.

-Дай-то Бог, - вздохнула Кларисса, продолжая нервно вышагивать по комнате.
Денис, молча, следил за её передвижениями. И внимательно разглядывал женщину. Хозяйка определенно готовилась к встрече. Волосы прибраны в замысловатую прическу. Сверху они стянуты заколкой, а на плечо с одной стороны игриво струятся золотистые локоны. На первый взгляд, вроде бы и забраны небрежно, наспех. Однако уложены тщательно и продуманно. На тело накинут синий атласный халат макси. Запахнутый так, что полы на груди образуют пикантный вырез, который заканчивается расщелиной, видимой, совсем чуть-чуть. И в этой выемке на тончайшей цепочке красуется маленькая жемчужина.

Сбоку халата довольно смелый разрез, открывающий при ходьбе стройные ноги. На лице почти нет косметики. Но, в тоже время, зоркий глаз сыщика отметил, что ресницы мастерски и аккуратно подкрашены. Веки едва заметно подведены. Это был не тот «боевой раскрас», в котором он встретил женщину в первый день знакомства. Не оставалось сомнений, Клариссе очень хотелось кому-то понравиться, но, ни в коем случае, не выглядеть вульгарной.
«Интересно, - подумал майор, - понравиться кому? Мне или Драго? Хотя, для цыгана она, пожалуй, навесила бы море побрякушек на шею и руки. Да и накрасилась поярче». И тут же мысленно одернул сам на себя за подобные рассуждения. Время «Ч» близилось. Надо было думать, как правильно построить разговор с цыганом.

-А покажи мне комнату сына, - попросил он.
-Да, пожалуйста.
Здесь никакой таинственности не наблюдалось. Особого порядка тоже. Компьютер, множество электронной техники. Гантели, боксерские перчатки в углу. На стуле гитара. Книги на полках. Стены увешаны фотографиями, но не людей. Лошади, лошади, лошади разных мастей и окраса. Сомнений в любви мальчика к этим животным не было. На рабочем столе в рамочке большой портрет цыгана в шляпе, и тоже верхом на белом коне.
-Надо понимать, это и есть тот самый Драгомир, - Соболев взял фото в руки. – Любимый папа всегда рядом с сыном?

-Ничего удивительного, - она забрала у майора снимок и вернула его на место. - Миро любит и почитает своего отца. Не могла же я выдернуть мальчишку, как морковку из грядки, когда из табора его забирала. Приказать забыть родного отца, сестер, братьев и всю кровную родню. Он почти с первого дня появления на свет жил там. У него цыганские корни. И с этим ничего не поделаешь.
-Спорить не буду. Тут ты права, - согласился Денис. – Если бы родной папа ещё и против мамы не настраивал ребенка. Не использовал мальчика в качестве заложника.

-А вот тут ты ошибаешься, - она взяла гитару, присела и провела пальцами по струнам. – Драго не настраивает сына против меня. Когда я Миро окончательно забирала к себе в Санкт-Петербург, пояснила ему, хочу, чтобы мальчик получил хорошее образование, учился музыке, языкам, занимался спортом. Увидел мир во всей его красе. Чтобы вырос нормальным, полноценным человеком. И Драгомир со мной согласился. Он любит нашего сына и понимает, живя среди цыган, тот ничего этого не получит, – она продолжала тихонько перебирать струны гитары.
-Денис, для тебя, как для большинства людей, все цыгане воры и мошенники. А это не совсем так, - задумчиво покачала она головой. – Да, они живут по-другому. У цыган свой мир и свои понятия о чести. Среди своих никакого обмана быть не может. И строго наказывается бароном. А вот, что касается облапошить, обвести вокруг пальца чужака – святое дело. Это с младых ногтей внушается. И даже приветствуется. А мне очень бы не хотелось, чтоб подобному научился мой сын.
-Давай, вернемся в зал, - предложил сыщик. – Как бы там Найда с твоей кошкой не сцепились. Собака ведь её порвать может.

-Мою Эльвиру? – насмешливо переспросила Кларисса. – Наивный ты человек, майор Соболев.
Заглянув в прихожую, увидели такую картинку. Найда лежала на коврике и делала вид, что в упор не замечает, сидящую рядом кошку. Просто игнорировала презираемую собачьим родом животину. Отвернула морду и никак не реагировала даже, когда Элька тихонько прикасалась к ней лапкой, приглашая к общению.
-Ничего себе! - удивленно воскликнул Денис. – Впервые вижу такую реакцию у своей помощницы на представительницу кошачьего рода. Даже на прикосновения не рычит. В нашем дворе все кошки разбегаются, когда я Найду выгуливаю. Чудеса в решете.

-Моя Элечка ещё и не на такое способна. Она кого угодно укротит, - гордо сказала Кларисса, подхватила кошку на руки и направилась в зал.
Соболев смотрел, как кошка ластится и довольно мурлыкает от прикосновений хозяйки. Было видно, что между ними полное взаимопонимание и любовь.
-Ты веришь в переселение душ?
-Кхе-кхе, - кашлянул сыщик.
-А я верю, что это мама Эльвира ко мне вернулась. Хочешь, я тебе погадаю? – неожиданно предложила женщина.
-Мне? – со смехом указал на себя пальцем майор. – Нет уж, уволь. Не верю я никаким гаданиям.

-Боишься, что ли? – насмешливо глянула на него та. – Ты же офицер. Рыцарь без страха и упрека. Неужели не хочешь в свое будущее заглянуть?
-Зачем?
-Хорошо, - кивнула Кларисса, - давай, по руке скажу, что у тебя уже в жизни было. Убедишься, что не вру.
-Ну, попробуй, - с усмешкой протянул ей свою руку Денис.
Ворожея долго рассматривала ладонь сыщика. Загибала то один палец, то другой. О чем-то вздыхала.

-Вай, вай, вай, бриллиантовый мой, - наконец, воскликнула она, - а жизнь тебя не особо баловала. Много препятствий пришлось преодолевать. Врагов у тебя, гляжу, больше, чем друзей наберется. Многих, наверное, на зону отправил.
-Прямо так все на ладони и написано, что врагов много? – с улыбкой поинтересовался майор. – Собственно, об этом не трудно догадаться, зная мою работу. Ты мне что-нибудь конкретное скажи из моей жизни.
-Это про любовь что ли? – сверкнула глазами Кларисса. - Женщины тебя вообще-то любят. Но одна из них, очень тебе близкая, сильно тебя обидела. Веру ты в них потерял. Не открываешь свое сердце дамам. А упрямый-то какой, - покачала головой гадалка. – Вот, смотри сюда, - указала на линию руки Кларисса, - резкий поворот у тебя скоро будет в судьбе. Сам не ожидаешь.

-Ну, правильно, - хитро прищурился сыщик, - из официальных правоохранительных органов ухожу, вот и поворот. Тут и к гадалке не ходи.
-Не-не, - отрицательно помотала она головой, - Женщина твою судьбу изменит. Сильно изменит. – Вдруг она ненадолго замолчала, внимательно разглядывая что-то на руке, и удивленно подняла на него глаза. – А где твой сын живет?
-Какой сын? - выдернул руку Соболев. – Нет у меня детей. И не предвидится.
-Как нет? – возмутилась та. – Сын у тебя есть. И не маленький. Взрослый уже. Может, у тебя и внуки давно растут. Давай, карты раскину.
-Клара, я, конечно, не монах, - нахмурился Денис. – Но не знать, что какая-то женщина от меня родила… Глупость это.

Звонок в дверь прервал их беседу. Найда вскочила. Соболев приложил палец к губам и указал собаке на место в углу за шкафом. Шепотом велел хозяйке открыть.
Драгомир Ожежко как будто сошел с портрета на столе сына. Не хватало только белого коня. Воровато оглянувшись, буквально проскользнул в квартиру. Хозяйка закрыла дверь и направилась в сторону зала.
-Надеюсь, ты одна? – поинтересовался цыган, следуя за ней.
-Зря надеешься, - спокойно сказал сыщик, выступая ему навстречу.
-Лари! – возмущенно воскликнул тот, замирая на месте.

-Проходи, проходи не стесняйся, - Денис посторонился.
-Ты кто? – грозно сверкнул черными очами Драго.
-Майор Соболев, - невозмутимо ответил тот, показывая удостоверение. – Присаживайся, - указал он на диван.
-Хоть бы о сыне подумала, ненормальная, - скрипнув зубами, злобно прошипел цыган и с размаху плюхнулся на диван.– Зачем полицию вызвала?
-А Кларисса меня не вызывала, - возразил сыщик. – Это я вынужден был её разыскивать. Госпожа Закошанска обвиняется в серьезном преступлении. И ей вполне реально грозит срок от трех до пяти лет.

В это время Найда вышла из укрытия и демонстративно улеглась у входа в комнату. Гость проводил её недоуменным взглядом.
-За что? Ты чего натворила, артистка? – повернулся он к хозяйке.
-Ну, кто из вас больший артист, надо ещё разобраться, - не теряя спокойствия, хмыкнул сыщик.
Он уселся верхом на стул напротив гостя, и некоторое время молчал, как бы давая тому время собраться с мыслями. Соболев видел, что в цыгане кровь бурлит от возмущения. Женщина посмела его одурачить и заманить в ловушку. Шансов сбежать никаких. С шестого этажа не прыгнешь, выход к дверям надежно перекрыт овчаркой.

-Для начала, я хочу задать тебе несколько вопросов, как частное лицо. Без протокола. Стоит ли привлекать в это разбирательство полицию, будет зависеть от твоих ответов, - сказал сыщик. - Ты имеешь полное право вообще отказаться отвечать мне. Сейчас я в отпуске и не при исполнении, как говорится. Но так как женщина объясняет свои противоправные действия давлением на неё со стороны тебя и барона, мне необходимо прояснить ситуацию. Если ты не хочешь со мной разговаривать здесь, я просто вызываю сюда опергруппу из своего райотдела, и там уже будем вести допрос, как положено по закону.
-Слушай, майор, ну не надо никакой полиции, - едва сдерживая гнев, ответил Драго. – У меня сын в опасности. Поможешь его спасти, барон заплатит, сколько попросишь за внука. А эта-то чего натворила? – указал он на Клариссу. – И мы тут причем?

-У тебя паспорт с собой? Будь добр, покажи.
-Чего там смотреть-то? – удивленно поинтересовался тот, протягивая документ. - У меня все в порядке.
-Действительно, - согласно кивнул сыщик, листая страницы. – Регистрация по месту жительства есть, четверо детей у тебя вписано. Но Миро среди них нет. В свидетельстве о рождении мальчика в графе отец – прочерк. Почему ты решил, что он твой сын?
-Потому что, знаю. У неё спроси, - кивнул он в сторону женщины. - Миро у меня почти семь лет жил. Генетическую экспертизу можно сделать.
-А чего ж не сделал-то? – язвительно поинтересовался Соболев. - Парню шестнадцать лет скоро. Алименты платить не хочешь? Или для цыган российские законы не указ?

-Да, как-то вот, - замялся тот, - время не выбрал. Руки не доходили.
-Аха, узаконить статус ребенка руки не доходили, - с презрением глядя на собеседника, продолжил майор. - А шантажировать и вымогать деньги у обманутой тобой девушки, ты не постеснялся. Ума хватило. Вот, Кларисса и пустилась во все тяжкие, чтобы выплатить вам с бароном предъявленный счет.
-Не слушай её, начальник, - выпучил глаза цыган. – Какой счет? Никто ничего от Лари не требовал. Враки это. Я записку от Збигнева просил её найти. Все, больше ничего. Это условие похитителей Миро.

-Слушай, любезный, - вкрадчивым голосом сказал Денис, - вы с Лексой не учли, что Кларисса давно в цивилизованном мире живет. Женщина одинокая. В целях безопасности у неё скрытые камеры в каждой комнате установлены, - не моргнув глазом, солгал он. – Так что приход в её дом барона с требованием чудовищного выкупа за сына записан. А видеозапись в суде принимается в качестве доказательства. Что касается требования отдать записку от отца, – это уже, надо понимать, второй акт оперы.
Слова майора о видеокамерах застали Драго врасплох. Он мучительно соображал, как выкрутиться из трудной ситуации. Иметь дело с полицией цыгану определенно не хотелось. Но и честно признаваться при Клариссе, язык не поворачивался. Соболев это давно понял, но не знал, как остаться с подозреваемым наедине.
-Знаешь, Дэн, - неожиданно выручила его хозяйка, - я, пожалуй, посижу на лоджии пока. – Там у меня уютный уголок оборудован. Музыку послушаю, соку попью. Не буду вам мешать.

-Я не сомневался, что ты умная женщина, Клара, - с облегчением произнес сыщик.
-Так, теперь мы одни. Давай, рассказывай, только без вранья, - решительно потребовал Соболев. - Зачем через много лет вы с отцом стали требовать с матери твоего сына деньги? Что произошло дальше? Как всплыла эта злополучная записка? И не зли меня, - поморщился он. - Откажешься отвечать, тебя задержат на 48 часов. И в это время весь ваш табор перетряхнут сверху донизу. Все давно забытые и новые грешки всплывут. Лично проконтролирую. Не сомневайся. Я мужик хваткий. Вопьюсь в тебя, как клещ.
-А я могу тебе доверять, майор? – недоверчиво посмотрел на него цыган. – Честно все расскажу, точно полицию не привлечешь?

-Если в твоих действиях нет состава преступления, можешь не сомневаться. И, конечно, если Кларисса на вас заявление писать не станет.
-Ладно, с Ларкой я договорюсь, - махнул рукой он. – И вообще, о каком преступлении ты говоришь? - заерзал на месте Драго. – Тут дело почти семейное. Так обстоятельства сложились.
-Драгомир, хватит юлить. Смотреть противно. Сын барона, едрена вошь, - тихо ругнулся Денис.
-У нас с отцом небольшая конеферма, - начал гость, вытаскивая пачку сигарет и закуривая. – Взяли мы кредит на развитие. И вдруг, доллар подскочил до небес. Сам знаешь.

-Причем здесь цыганское кони и американский доллар? Кредит в валюте, что ли брали? И какой банк вам его выдал? – удивленно поднял брови сыщик.
-Да нет, - нахмурился тот. – Лекса заем у знакомого бизнесмена в долларах взял. Под вполне божеский процент. Думали, выкрутимся. Только отдавать теперь в два раза больше надо. Барыга этот ждать не хочет. Всю ферму может забрать.
-Кларисса причем? – недоуменно уставился на него майор. - Она мать-одиночка. В состав твоей семьи не входит. Бьется, как рыба об лед. Твоего сына растит. Ты же ей ни копейки, наверное, не платил.
-Да, чего она бьется-то? – пренебрежительно хмыкнул цыган. – Одевается, как королева. Машину имеет, квартирку не хилую. По заграницам разъезжает. Мы и подумали, что Збигнев ей хороший куш оставил. На всю жизнь хватит. Пусть выручает. Поделится.

-Замечательно, - укоризненно покачал головой детектив. – Ход мыслей твоего бати я понял. Они же были сообщниками с Лексой по торговле наркотой. Не так ли? – язвительно спросил он, тоже, закуривая. - А Закошанский сел, и весь преступный доход приемной дочери оставил. По вашему разумению, не справедливо деньгами распорядился. Жаба вас душит. Да пусть Лекса молится, что за собой подельник его на зону не потянул. А то ведь можно и пересмотреть старое дело. Наркотики – это серьезное преступление.

-Мой отец всегда против наркоты был, - возмутился Драгомир. – Знал, конечно, об этом, но сам не участвовал в распространении. Кого хочешь в таборе спроси.
-Ой, не смеши меня, - с силой загасил сигарету Денис. – Про нынешнего барона начнем спрашивать таборных. Да они на дыбе смерть примут, Лексу не сдадут. Себе дороже. Ладно, проехали. Откуда про записку и ключ к сокровищам каким-то прознали?
-Гришка в таборе появился. Это он с бывшим бароном сидел и весточку от отца Лари приносил. Он не цыган. Живет недалеко в другом поселке. И по просьбе Збигнева цветы на могилку Эльвиры приносит в день её рождения.
-Когда, зачем появился? Что сказал?

-Ну, где-то позавчера нарисовался, - пожал плечами Драго. – Пришел к нам в дом и рассказал, дескать, какие-то крутые перцы ищут клад Левандовского-Волкова с алмазами. Убирают всех его подельников. Он и про записку нам сказал.
-Откуда это ему про этих людей стало известно?
-Молчит, - швыркнул от волнения носом цыган. – Сказал, клад найдем, между собой поделим. А те и знать ничего про Клариссу не знают.
-Этот Гришка сам-то читал писульку?

-Не знаю, - зло ответил цыган. – Мы так прикинули. Закошанский с Тагором какие-то дела мутили. Все тайно. Может, он Ларке действительно нарисовал схему в записке. Она всем пользуется и жирует. Решили её пугнуть, чтобы нам отдала.
-Миро вы спрятали? – мрачно поинтересовался Соболев. – Где? В Польшу увезли?
-Нет. За границу хлопотно везти. Мы по-другому решили сделать. Гришка, вроде как его украл. В машину заманил и на делянку в лес увез. Там у нас избушка есть. С нашего согласия, конечно. Там он его и держит сейчас. Миро ничего не знает. Думает, его правда похитили.

-Слушай, ты, - Соболев просто не находил слов, чтобы выразить свое возмущение. – Это какими же надо быть тупыми, чтобы не понять простую вещь. Закошанский умер на зоне двадцать лет назад. Левандовский, он же Волков, в то время жил припеваючи. Помирать не собирался. Добывал алмазы и копил их сам для себя. Он умер совсем недавно. Два года как. Какую схему, какого клада мог в то время нарисовать барон своей дочери? Его и в помине не было. И есть ли таковой вообще, никто не знает. Но желающих завладеть награбленным, хоть отбавляй.
В эту минуту, где-то хлопнула дверь. Словно огненный вихрь пронесся через зал. Разъяренная, растрепанная мать с разбегу своей тяжестью повалила Драго на диван и с криком вцепилась ему в волосы. Она кричала проклятия на цыганском, хлестала беднягу по щекам, царапала. Найда зашлась в громком лае. Денис сразу и не сообразил, что произошло. Откуда Кларисса появилась? Дверь на лоджию оставалась запертой. Шторы прикрыты.

Пришлось приложить немало усилий, чтобы оттащить женщину от злодея. Досталось и сыщику. Наконец, она чуть успокоилась и перестала кричать. Майор уселся между ними. Кларисса тяжело дышала и норовила достать противника рукой через Дениса.
-Ты откуда выпала? – удерживая её, удивленно спросил сыщик.
-У меня с лоджии выход в комнату сына есть, - ответила та, пытаясь восстановить дыхание. – Сидела в его комнате и все слышала, что этот гад рассказывал. - Вдруг, она резко вскочила с места, вытягивая вперед руки. – Ну, вы теперь у меня за все ответите, - волосы женщины растрепались и падали на лицо, длинные пальцы дрожали, зеленые глаза горели мистическим светом. – Я хорошо помню, чему меня Эльвира учила, - хриплым, каким-то потусторонним голосом шипела дочка шувани, жутко прищуривая глаза. – Корчиться в судорогах будешь вместе со своим папашей. Бога молить о смерти станете. – Сейчас разгневанная мать точно походила на ведьму. Она продолжала что-то злобно шептать по-цыгански и стала медленно приближаться к сыну барона.

-Дура, эти бандиты и тебя вместе с сыном убить могли, - закричал цыган, тоже вскакивая на ноги. – Узнали бы про тебя, про записку со схемой и все. Никакой майор полиции не спасет.
Дальше случилось уж совсем невероятное. На помощь хозяйке ринулась ещё одна «ведьма». С высокого шкафа с душераздирающим, внутриутробным воем, растопырив лапы, распушив, как парашют, хвост, на голову несчастного цыгана, как камень, свалилась рыже-черная кошка. И вонзила ему в лицо свои огромные, загнутые когти. Драго взвыл от нестерпимой боли.
Продолжение https://soyuz-pisatelei.ru/blog/2019-02-23-40997

 



Свидетельство о публикации № СП-40996 от 22.02.2019.

Читайте также:
Комментарии
avatar