12+ Молчаливые камни. Часть 4
23.02.2019 61 5.0 0



Уже на улице стемнело, когда Груня спохватилась, что Тимки нет до сих пор дома. 
- Маруська, ты Тимку не видела, - спросила мать у дочери.
- Нет, мама. Он еще с утра с Суржиком куда-то ускакал.
- А куда?
- Не знаю! Ведь он мне никогда об этом не говорит.
- Ну, я ему!... Пусть только появится!
Прошел час после этого разговора, но Тимка домой не появлялся. Груня не на шутку забеспокоилась, и побежала к дому Шумилихи.
- Твой Андрюха дома? – спросила у Шумилихи она.
- А где ж ему быть? Я с утра заставила его вишню собирать, а потом мы с ним в Медную на базар ездили. Совсем недавно возвратились. А чего, Тимка запропастился?
- Ну, да! Уже на дворе темно, а его где-то черти носят! 
Шумилиха повернулась к хате и прокричала:
- Андрей, подь сюда! – позвала она сына – Скажи-ка нам, ты не знаешь, с кем сегодня Тимка собирался гулять?
- Не знаю! - соврал Андрюха. Он прекрасно знал, что Тимка вместе с Суржиком должны были идти к пещере. Но сказать об этом Тимкиной матери он не захотел, побаиваясь, что она будет дальше задавать вопросы и, отвечая на эти вопросы, можно нечаянно выдать своих друзей.
Не успели женщины распрощаться, как из темноты появилась мать Суржика:
- Добрый вечер, соседушки! Ваши сорванцы дома? А то мой Ванюха где-то загулял. Он не с вашими случайно был?
- С Андрюхой он точно не был! А вот с Тимохой, возможно, потому что этого сорванца тоже нет дома.
- Господи, ну что за наказание такое! Скорее бы каникулы заканчивались! В школе за ними хоть какой-то пригляд!
 Женщины еще долго стояли у дома Шумлилихи, делясь своими предположениями. Разошлись они поздно. Мать Тимки всю ночь не находила себе места, ни прилегла ни на секунду. Вздрагивала при каждом стуке и лае собак. Её душили слезы, но она старалась изо всех сил себя сдерживать, чтобы не испугать своим плачем Муську. С наступлением рассвета она куда-то засобиралась. Муська уже проснулась и с испугом смотрела на мать:
- Мама, ты куда?
- Я скоро. Мне надо в Медную. Ты будешь дома одна. Кур и корову я покормила. Покушать тебе я оставила в сенцах. К вечеру, я думаю, вернусь. Если задержусь, займешься сама хозяйством.
По пути она забежала к Суржиковым. Мать Ивана была готова. Обе они быстрым шагом направились в сторону Медной. Милицейский участок в это время был еще закрыт, но около сельсовета уже толклись люди.
-  Вы случайно не знаете, участковый сегодня будет? – спросила у людей Груня.
- Должон подойти с минуту на минуту. Он нам самим нужен!
Капитан Оболенский появился минут через десять. Подходя к участку, он еще издали заметил матерей Тимки и Суржика. Не успел капитан приблизиться к двери и войти в свой кабинет, как женщины, на перебой, ему начали рассказывать о том, что произошло.
- Не перебивайте друг друга! Говорите по очереди! – попытался капитан привести к порядку женщин. Но вместо порядка, они заговорили одновременно, вслушиваясь только в себя.
Капитан повысил голос: 
- Замолчали! Первая будет говорить Макаренко! Я слушаю вас, Агрипина Петровна! Говорите первой.
Груня, торопясь, сбиваясь, рассказала капитану об исчезновении мальчишек.  Затем по просьбе капитана рассказ Груни дополнила мать Суржика. 
Когда женщины покинули кабинет Оболенского, тот позвонил по телефону полковнику Спиридонову.
- Что у тебя стряслось, Владимир Петрович? - спросил у капитана Спиридонов.
- Поступило заявление о том, что пропали двое мальчишек из Курума.
Капитан обстоятельно доложил полковнику обстоятельства произошедшего, в пределах того, что ему было известно. А известно ему было немного: ушли из дому, не возвратились, не ночевали. Вот и все, что он знал в этот момент.
- Вот что, капитан! Я сейчас к тебе направлю следака, майора Роева, ты его знаешь. Он тебе поможет. Сдается мне, что это одна и та же история, связанная как-то невидимыми нитями: взрыв на Холодном, побег заключенных, операция «Горы», пропажа пацанов. Поработайте с майором. Возможно, что-то нароете. Обо всем будете докладывать, не раже одного раза в день! 
Майор Роев прибыл в Медную в этот же день. Наметив с Оболенским план действий, майор отправился в Курум. Его прежде всего интересовал мальчишка по имени Андрей Шумилов. Из рассказа капитана Оболенского явствовало, что мальчишка что-то знает, но скрывает. Андрея дома не было. Майор расположился во дворе Шумиловых под деревом, присев на пенек от спиленного когда-то дерева, и стал ожидать. Андрюха появился дома минут через двадцать. О том, что его во дворе ждет дядя милиционер, ему сказала соседская девочка, лет пяти, которая с любопытством наблюдала, когда майор Роев прибыл к Шумиловым и спрашивал у Шумилихи, где её сын.
- Тебя Андрей звать? - спросил у Шумилова майор.
- Андрюха. Шумилов, - ответил тот
- Хорошо, пусть будет Андрюха. Хочу с тобой, Андрюха, поговорить по-взрослому, как мужчина с мужчиной.
Андрюха хлюпнул носом и гордо взглянул на милиционера. Ему понравилось, что с ним хотят говорить, как со взрослым человеком.
- Кто у тебя друзья? –продолжил майор.
- У меня их много! Все мальчишки в Куруме, да половина в станице Медной.
- Это хорошо, когда много друзей! Но я имею ввиду самых лучших, которые могут за тебя рожу, кому угодно намылить, если потребуется, а ты за них можешь кому угодно нос расцарапать, если будут обижать!
Андрюха, как бы призадумался.
- Ну чего молчишь. Нету, что ли?
- Почему нет! Есть!
- А кто они эти твои друзья?
Андрюха опять призадумался. Он не мог понять, к чему клонит этот любопытный милиционер.
- Может, у тебя нет таких друзей? –продолжал нажимать Роев.
 - Я же сказал, что есть!
- Ну, так скажи, кто они?
Андрюха подозрительно посмотрел на Роева: «Чего ему надо? Есть друзья? Нет друзей? Какое кому до этого дело? Впрочем, если я и назову их, что от этого измениться?». И он сказал:
- Тимка Макаренко, Микола Задорожный, Суржик. То есть Ванька Суржиков. Крынин Игорь. Хватит?
- Пока да!  Вот из всех, кого ты назвал Тимка и Суржик надежные друзья?
- Еще бы! Если на рыбалке они поймают больше рыбок, чем я, то они разделят все поровну! Во!
Роев немножко удивился такому необычному сравнению крепкой дружбы с уловом. Но у мальчишек свои измерения крепости дружбы.
- Ну, положим, что они за тобой и в огонь, и в воду! А ты?  Готов ли ты оказать им помощь, если они окажутся в беде?
- А то!  Что я из болота вынутый? Конечно, готов!
- Ну, если ты готов, то помоги им сейчас, немедленно! Возможно, им сейчас очень нужна твоя помощь.
- А что с ними?  Чем я им должен помочь?
Майор понял, что мальчишка попался на крючок. Не желая его с крючка отпускать, он продолжил допытываться:
- Ты в курсе, что они куда-то исчезли?
- Знаю, ну и что?
- Как ты думаешь, где они могут быть?
- Откуда мне знать? Позавчера я с мамкой был в Медной, а вчера и сегодня я их еще не видел.
- Я знаю, Андрюха, что вы были в Медной, знаю, что ты их не видел! Но, может, ты знаешь, где их можно искать? Поверь, это важно! Им может угрожать опасность!
Андрюха и сам догадывался, что исчезновение Тимки и Суржика произошло неспроста. Однако он не очень верил, что им может угрожать опасность. Ну, кто им будет угрожать? Они же мальчишки! Никому ничего плохого не сделали!  Подумав немного, Андрюха ответил:
- Нет, не знаю!
- Жаль! – сожалением в голосе произнес майор, - Я думал, что Тимка и Суржик, действительно твои друзья, а оказывается это не так. Жаль!
Андрюха аж подскочил:
- Как не друзья? Еще какие друзья! 
- Врешь ты все!
- Я, вру?!
- Ну не я же? Твоим друзьям нужна, возможно, помощь, а ты здесь «Ваньку валяешь»! Какой же ты после этого друг?
Андрюха от обиды чуть не задохнулся:
- Ну, хорошо! Я расскажу, куда они могли уйти! Только имейте ввиду, это тайна, которую никто из нас не должен никому говорить! Особенно, не должны знать наши мамки. А то они слюни распустят и дыхалку нам перекроют!
- Договорились! Я никому не выдам вашу тайну! Давай только поможем твоим друзьям. Мне, кажется, что они попали в беду.
Андрюха рассказал Майору всё, что ему было известно из личных приключений. 
- Вход в пещеру можешь показать?
- Там два входа. Один у Косой гряды, что в Бударке, второй, недалеко от Холодного. О втором входе мы только позавчера узнали.
«Вот чертенята!» подумал Роев. «Мы целую неделю с солдатами все окрестности обшарили, и ничего не могли найти, а эти пацаны про эту пещеру уже давно знали и молчали! Ну, просто черти!».
Когда Андрюха рассказал о том, что они в пещере видели каких-то дядек, Роев сразу понял, что исчезновение Тимки и Суржика связано как раз с этими неизвестными. Он был почти уверен, что эти двое и есть те беглые заключенные, которых разыскивала милиция всего юга СССР.
Он подробнейшим образом расспросил Андрюху об особенностях той пещеры, что бы потом самостоятельно было легко ориентироваться в её лабиринтах. Он так же попросил Андрея подробно рассказать о подступах к обоим входам в пещеру.
- Да я лучше вам покажу сам!
- Покажешь в другой раз. А пока подробненько расскажи!
Андрею показалось, что мужской разговор завершился, а майор хочет обойтись без него. Он пожалел, что почти обо всем уже рассказал майору, и замкнулся. Роев пытался узнать у Андрюхи ещё что-нибудь, но того, как подменили. Он на все остальные вопросы начал отвечать уклончиво и с неохотой. Роев понял, что допустил в разговоре где-то тактическую ошибку, но ничего далее не стал исправлять. Он поблагодарил Андрюху за его помощь и протянул на прощание руку. Андрюха нехотя пожал её. 
Роев спешил в Медную. Ему надо было срочно все рассказать капитану Оболенскому, и вместе начать действовать. Он побаивался, что упрямый Андрюха может сам отправиться на поиски своих друзей. Это подозрение вкралось в последний момент, когда они прощались.  Роев в своих подозрениях не ошибся. Как только они расстались с Андреем, тот немедленно засобирался в сторону пещеры. Впрочем, ему и собирать то было нечего. Нужен был только фонарик. Он оббежал хаты всех своих друзей в Куруме, но фонарика ни у кого не оказалось. Тогда он решил, что пойдет в пещеру не со стороны Бударки, а со стороны терновника. Там до зала, где они видели мужиков, гораздо ближе. Если его друзья там, то он их услышит. С этой стороны можно обойтись и без фонарика.
В это время капитан Оболенский и майор Роев на всех парусах неслись на бидарке по направлению к месту, которое указал Роеву Андрюха. Перед выездом из Медной, капитан о своих действиях кратко по телефону доложил полковнику Спиридонову. Тот хотел дать капитану свои рекомендации, но капитан уже бросил трубку и садился в бидарку. 
- Едем вначале ко входу, который в терновнике! От Медной, и ближе, и лес мешать не будет. – порекомендовал Роев. 
- Насколько я помню, в этом районе куча терновников. В каком из них искать выход? Может вначале в сторону Бударки? - засомневался капитан.
- Не лучшее решение! Там лес. Во-первых, не проедем. Бидарку надо будет где-то бросать. А потом, Каменный разлом большой. Вряд ли быстро найдем вход в пещеру. 
Решили ехать ко входу в терновнике. Ещё издали они увидели, что к терновнику приближается какой-то мальчишка:
- Не иначе Андрюха?! –вымолвил Роев - Вот чёрт полосатый! Я же его просил, что бы он сюда не рыпался! То же мне, спасатель! В это время Андрюха исчез в одном из кустов обширного терновника.
- Смотри, там!
Милиционеры подъехали к тому месту, где только что исчез Андрей.
- Ну и где его теперь искать?
Но искать долго не пришлось. Где-то рядом треснула ветка, и Андрей выдал свое местонахождение.
- Андрюха, ты где? – негромко позвал Роев. 
Андрюха затаился и молчал. 
- Андрей, перестань прятаться! Дорога каждая минута. Ты же обещал помочь друзьям! Мы знаем, что ты здесь!
Они увидели, наконец, в просвете кустарника Андрюху. Он явно не был рад встрече с милиционерами, однако что-то изменить, было поздно. Он попался.
- Ну чего надо? Здесь пещера! – недовольно пробормотал Андрей и показал на валун, лежащий в кустарнике. За валуном они увидели черный лаз в пещеру. 
- Андрюха, у нас будет для тебя задание! Здесь, метрах в пятидесяти стоит бидарка. Пока мы будем здесь разбираться, пойди к ней и отгони вон за те деревья, что бы не было видно.  Давай только побыстрее!
Слово «задание» Андрюхе определенно понравилось. Значит он тоже является участником операции по спасению своих друзей! Без лишних слов Андрюха удалился выполнять свое задание. 
Тем временем капитан Оболенский уже заглядывал в темное пространство пещеры. Было тихо. Сзади к нему подошел майор Роев:
- Надо бы проверить, есть там кто или нет? Давай попробуем спровоцировать ситуацию, бросим камень во внутрь. Если там кто-то есть, обязательно себя выдаст.
Бросили один камень, подождали. Стояла тишина, и никаких движений. Бросили второй. то же самое. Они уже почти уверились, что в пещере никого нет, когда майор прижал указательный палец к губам:
- Тсс! Там кто-то есть!
Они прислушались. Вроде бы тихо. Затем через минуту донесся звук, похожий на плачь.
- Они там! Будем опускаться! – принял решение майор. – Я иду первым, ты меня страхуешь сверху. Будешь опускаться только после того, как я тебе дам команду.
- Серёжа, осторожно! Там могут быть беглые! У них оружие!
Ничего не ответив, Роев молча опустился в лаз. Через несколько шагов он включил фонарик.  Подойдя ближе до скобяной лестницы, он позвал:
- Есть кто?
В ответ он услышал два звонких детских голоса:
- Мы здесь!!! 
Развязывая мальчишек, Роев поинтересовался:
- Здесь еще кто-либо есть?
- Нет! Здесь были двое дядек. Но они ушли уже давно… Пить очень хочется!
Капитан начал искать, откуда можно напоить ребят, но они ему сами подсказали:
- В углу фляга стоит. Там питьевая вода. Мы видели, как оттуда пили.
Мальчишки рассказали подробно, что с ними здесь произошло за последнее время. Они описали разбойников и рассказали все, что слышали из их разговоров. 
- А как они друг друга называли? – спросил капитан.
- Одного Грузином звали, другого Тюрей.
Оболенский и роев переглянулись:
- Они!
- Они не говорили, куда будут направляться?
- Они много вариантов своего пути называли. Но чаще говорили, что доберутся до какого-то Загидана, а потом пойдут в сторону Дамхурца. Потом они что-то говорили про Сухуми и Батуми
- А оружие у них с собой было?
- Да! Автомат и пистолет. Раньше, когда они выходили отсюда, а потом возвращались, они брали собой только пистолет, а когда сказали, что будут совсем уходить, взяли и автомат.
- Когда раньше? Вы ведь здесь всего два дня.
- Ну мы за ними наблюдали с той стороны - Тимка махнул рукой в сторону, где у них был наблюдательный пункт - Они унесли с собой ящик!
- Какой ящик?
- Ну, клад!
- Что еще за клад?
- Там кольца, серьги, крестики, цепочки. Там есть и монеты, а также железки из жёлтого железа.
- И куда они его дели? С собой унесли?
- Не! Он тяжелый. Они его где-то недалеко отсюда закопали.
- Что они от вас хотели?
- Не знаем! Нас дядька Тюря сзади поймал. Мы не знали, что он пошел к озеру за водой, думали, что его вообще нет в пещере. А он нас сзади прихватил, когда возвращался.
- Они вам угрожали?
- Нет. Они нас связали и ушли. Сказали, что мы связанные и так подохнем, потому что нас вряд ли кто найдет.

Секретаршу Меднинского сельсовета Капитонову Полину Романовну арестовали рано утром, когда она еще не собиралась уходить на работу и хлопотала по домашнему хозяйству. Следователей из Особого отдела прежде всего интересовали документы, которые Грузину и Тюре она сделала.  
Отпираться она не стала, и ответила на все вопросы следователей. 
В своих отношениях Полина запуталась окончательно. Её, завязавшаяся любовь к Грузину, в одночасье погасла, когда к ней на встречу пришел вместе с Грузином Тюря. В этот вечер много веселились, пели песни и много пили. Грузина быстро развезло, и он уснул. Полина с Тюрей остались наедине. Близость произошла быстро, и сама по себе.  Утром Грузин и Тюря ушли от Полины. Тюря не стал Грузину хвастаться своей близостью с Полиной, сделав вид, что ничего не произошло. Он делал вид, что Полина для него остается безразличной. Полина так же не подавала виду. Даже в тот момент, когда оформляла рецидивистам справки, задавала Грузину вопросы о Тюриной персоне, на которые сама знала ответы. 
Вообще то Полина внутри самой себя подозревала, что Тюря, который ей представился Жарковым Львом Спиридоновичем, что-то не договаривает. История, которую он рассказал ей о пропаже документов, казалась ей так же не очень убедительной. Но Тюря обладал большим талантом обольстителя, и Полина сама не заметила, как по уши влюбилась в этого проходимца. Он ей так вскружил голову, что она перестала сама себя контролировать. Особенно её голову затуманило, когда Тюря предложил Полине стать его женою. Сейчас, когда следователь ей рассказал всю правду, она впала в отчаяние! 
- Что со мной теперь будет? – спрашивала она у следователя.
- Я не судья! Суд будет решать!... Вот здесь распишитесь!.. – между делом отвечал ей следователь, указывая на место в протоколе, где должна расписаться Капитонова.
Вместе с Капитоновой оказался под подозрением председатель Меднинского сельсовета Рогов, которого заподозрили в халатности при подписании справок, подтверждающих личность рецидивистов. 

Грузина и Тюрю оперативная группа капитана Савельева настигла рано утром у самого подножия Дамхурца. Их увидели на зеленой лужайке в том самом месте, где закончился лесной массив. Они сидели у костра и завтракали, готовясь к следующему переходу. 
Ещё до выхода в ущелье капитан Савельев, инструктируя бойцов опергруппы, дал команду провести операцию и по возможности преступников взять живыми. Однако при выходе из леса одна из лошадей группы Савельева оступилась и заржала. На её ржание обернулся Тюря. Увидев бойцов, он открыл по ним огонь из автомата, пряча себя за огромным валуном. Грузин сделал кувырок, и оказался под прикрытием высокого берега речки. Стреляя из пистолета, он попытался перебежать на другой берег, но тут же был ранен в обе ноги. Ползком он добрался до ближайшего кустарника и потеряв силы, упал.  Тюря еще какое-то время давал короткие очереди. Сменив рожок, он выглянул из-за камня, выбирая цель, но тут ему в голову угодила пуля от стрелявшего в эту сторону бойца.   Подбежавший к Тюре боец, констатировал:
- Готов! В голову!
Хотя в обойме пистолета Грузина оставалось еще несколько патронов, он прекратил стрелять, понимая, что это уже делать бесполезно. К счастью, раны оказались не такими уж серьезными, и Грузин был доставлен в аул Дамхурц, откуда его под конвоем увезла машина в Майкоп.
На допросах у следователя Грузин все отрицал. На вопрос о кладе, он сообщил, что вообще не знает о чём идет речь. Сознался Грузин во всем только тогда, когда следователь предположил, что он, Грузин, тоже, как и его сообщник Тюря, во время войны служил полицаем. Грузина такое предположение явно задело:
- Я хоть и тварь воровская, всячески скрывался от службы в армии, но с этими гадами я никогда не был в одной упряжке, гражданин начальник!
После этого Грузин во всем сознался. Следователю он так же рассказал о месте, где они с Тюрей зарыли драгоценности. 

Груня сидела на лавке возле хаты, то и дело вытирая глаза концами платка. Она плакала:
- Тимка, какой же ты негодник! Я думала, что с ума сойду, когда тебя не было дома! В пору взять хворостину, да выпороть тебя, как сидорову козу! Может, тогда ты ума немного наберешься? Был бы Степан жив, научил бы тебя уму разуму!
Тимка сидел рядом молча. Ему хотелось оправдаться, но он этого не делал, понимая бесполезность своих оправданий.
- Да, Тимочка, ты зря маму обижаешь, - пропищала Муська. – Она для тебя старается, а ты?...
- А тебя, Муська, вообще никто не спрашивает! Иди отсюда к своим подружкам!
- Сам дурак! – обиделась сестра, и заплакав убежала.
- Ну чего ты на сестру набросился, - заступилась за неё мать - Правильно она тебе говорит! Пожалел бы ты меня хоть немного! 
За забором раздался свист. Тимка поднял голову. Там стояли Андрюха и Суржик. 
- Мам, я сейчас!
Тимка быстро направился к калитке.
- Куда, окаянный! Сидеть дома! – приказным тоном сказала мать
Но Тимка продолжал идти на свист, как будто и не слышал, что говорит ему мать.
- Вот ироды! Сами дома не сидят, и Тимку куда-то опять тянут! – причитала Груня – Тимка, вернись сейчас же!
- Мам, ну я здесь рядом буду! Мы далеко не уйдем, - пообещал ей сын.
Осознав, что останавливать его бесполезно, Груня безнадежно махнула рукой.

Надо сказать, что друзьям Тимки, как и ему самому, досталось дома. Мать Суржика нашла во дворе лозу от кустарника сирени, и принялась стегать его по тому месту, на котором сидят, приговаривая:
- Это тебе за твое самоуправство, за мои слезоньки, которые я пролила, когда ты отсутствовал! Я из тебя дурь выбью! Я из тебя человека сделаю! – декларировала она, гоняясь по двору за Суржиком.
- Мама, ну хватит! Перестань! Я же сказал, что больше такого не повторится!
Андрюха отделался продолжительным нравоучением. Шумилиха ему битый час рассказывала, как глупо они, мальчишки, поступают, когда не слушают своих родителей.
Сегодня мальчишки действительно никуда не собирались уходить из Курума. Пошептавшись около хаты Макаренко, они пошли за сараи, и почти половину дня там обсуждали свои недавние приключения.

В течение всего этого дня и последующих за ним еще трех, со стороны Бударки доносились звуки взрывов. Саперы из подразделения полковника Тарджиманова проводили зачистку пещеры Каменной и ее окрестностей на Косой гряде, подрывая на месте оставшиеся со времен войны боеприпасы.
Спрятанные сокровища подчиненные полковника Спиридонова смогли отыскать только через неделю после описанных событий. Грузин оказался не до конца искренним, и назвал место захоронения драгоценностей не верно. Он еще надеялся, что после отсидки, если не получит высшую меру наказания, он сможет воспользоваться спрятанными сокровищами. После нескольких дней поисков, стало ясно, что в указанном районе ничего нет. Решили больше не допытываться у Грузина о точном месте захоронения. Проблему решили те же саперы из подразделения полковника Тарджиманова, которые проводили зачистку пещеры Каменной и её окрестностей. С помощью миноискателя, совершенно в другой стороне, они обнаружили то, что искали. Ящик был зарыт в соседнем терновнике под огромным валуном. 
Ящик с драгоценностями под усиленным конвоем, доставили в краевой центр и поместили в хранилище государственного банка. По закону, существующему на то время в РСФСР, лицам нашедшим или предоставившим сведения о таких находках, полагалось вознаграждение. Родители, как полноправные представители мальчишек, это вознаграждение получили, однако до сих пор остается тайной размер этого вознаграждения.




Свидетельство о публикации № СП-40989 от 23.02.2019.

Читайте также:
Комментарии
avatar