16+ В соответствии с условиями контракта. Часть 2
05.03.2019 100 0.0 0



Часть 2.

Мне помог Туришин. Он вывел меня на вертолетную авиакомпанию "EAGLE HELICOPTERS", которая базировалась в ЮАР, в Дурбане. Одновременно он меня познакомил с одной богатой особой по имени мадам Мламба, которой вертолеты не были нужны, но которую интересовали самолеты АН-24 и АН-26 для выполнения полетов по маршруту из Хараре на Викторию Фолц и Лусаку. Имя мадам было несколько странным- Мламба. В Африке водятся змеи зелёная и чёрная мламбы. Это очень опасные змеи, на мой взгляд, опаснее, чем кобра. В отличии от других змей они очень ядовитые и могут нападать на человека даже, если он им не причиняет никакого вреда. Особенно агрессивна чёрная мламба. Модам Мламба, конечно же была представителем человеческого рода, но её имя настораживало. Более того, оно ей вполне соответствовало, как выяснилось в последствии. Мадам родилась в Зимбабве в семье чернокожего военнослужащего. В их семье было семеро детей. Жили они довольно бедно, но тем не менее родители смогли дать своим детям, в том числе и Мламбе, стартовое образование. Дальнейшее образование Млаба получила на деньги, которые остались после смерти её дяди. Дядя проживал в ЮАР. Мламба у дяди была любимицей. После смерти он завещал своей любимой племяннице свое скромное состояние. Причем в завещании было конкретно указано, что всё завещанное должно быть целенаправленно потрачено на учёбу. Денег, полученных Мламбой от дяди в виде завещания, хватило, чтобы получить достойное образование. Мламба окончила Иоханнесбургский университет и получила специальность, связанную с экономикой и финансами. Вернувшись в Зимбабве, Млама устроилась на работу в одну малоизвестную фирму по пошиву ширпотреба на должность бухгалтера. Несмотря на свое высокое образование Мламба в этой фирме получала ничтожное жалование, которого едва хватало на нужды большой семьи и содержание родителей, которые уже к этому времени были нетрудоспособны.
Помимо финансовой работы Мламба выполняла работы по пошиву ширпотреба, что приносило ей дополнительный доход. Это дало возможность освоить дополнительную специальность швеи. Хорошо владея двумя специальностями, Мламба прилагала все силы для того, чтобы открыть свое дело. К сожалению, для открытия своего производства требовались значительные денежные средства, которых у Мламбы не было. Используя свою природную привлекательность и молодость, Мламба неоднократно набивалась в любовницы к обеспеченным бизнесменам, но получить широкое доверие своих кавалеров ей не удавалось. Это были мимолетные увлечения. Никто и ни разу не пригласил её в брачный союз, никто и никогда не одарил её богатствами, достойными преданной любовницы. Не плохо у неё пошли дела, когда она неожиданно получила предложение о совместном сотрудничестве и инвестиции от каких-то братьев ливанцев. О том, кто эти братья, я узнал много позже.
Когда Мламба услышала о том, что в Зимбабве есть русские вертолеты и персонал, у неё в голове созрел коварный план, любыми путями вклиниться в авиационный бизнес. Это перед ней открывало неограниченные возможности по получению денежных кредитов, которые невозможно было получить в этой стране, ничего не имея. План был несложным. Она в законодательных органах регистрирует авиапредприятие под простеньким названием "AIR LINE" и для его жизнеспособности, на условиях аренды, привлекает авиационную технику вместе со специалистами. Для развития вновь созданного предприятия ей сулили предоставить огромные кредиты, которые она вовсе не собиралась вкладывать в авиационный бизнес. Она чётко представляла, что авиабизнес мало рентабельный, и доход от него ничтожный, при том, что всегда существуют значительные затраты: на содержание и ремонт авиационной техники, на персонал, на использование воздушного пространства, на поддержание документов лётной годности, на топливо, аэропортовые расходы и многое другое. Деньги, полученные в виде кредита, она рассчитывала потратить на развитие своего производства по пошиву ширпотреба. Естественно, своими планами она ни с кем не делилась, и удачно разыгрывала роль энергичной бизнес-вумен. С этим она обратилась в российское торгпредство к Турышину, который в последствии познакомил Мламбу со мною.
Наша встреча с Мламбой состоялась вечером в ресторане гостиницы "Холидей ИНН". Мы с Мламбой предварительно оговорили время и место встречи. Её предложение встретиться в этом отеле меня вполне устраивало. Я хорошо знал ресторан этого отеля, потому что мне неоднократно приходилось в нем ужинать с дирекцией Авиэнт. Этот ресторан обслуживали французы. На встречу в условленное время мы пошли вдвоем с Березовским. Мламба нас уже ждала в холле гостиницы. После обмена любезностями и процедурой знакомства, мы прошли в ресторан и разместились за столиком, который был для нас забронирован заранее. Мламба нас сразу предупредила, что это пригласили на встречу её не мы, а она, поэтому все расходы по этому ужину за её счет. Я возражать не стал, потому что ко времени встречи с Мламбой я начал испытывать некоторые денежные затруднения. В ресторане мы провели около трех часов. Помимо всего прочего мы заказали лягушек, приготовленных по французским технологиям, крокодиловые хвостики и запеченное змеиное мясо. Для хорошего настроения нам принесли джин с тоником в огромных фужерах, который мы цедили до конца нашей встречи. Я переживал, что не смогу есть мясо диковинных животных, но это оказалось вкусным, и я съел всё, не испытывая ни какой брезгливости.
Мламбе почему то было трудно выговорить мою фамилию, поэтому мы договорились, что она меня будет звать просто "мистер Слава". Но и Слава у неё звучало, как "Слява". Я на это не стал обращать внимание, и мы продолжили беседу.
В разговоре выяснилось, что Мламбу наши вертолеты мало интересуют. К тому же она сообщила, что не желает переходить дорогу дирекции Авиэнт, с которой она была знакома. Мне уже начало казаться, что наши переговоры заходят в тупик. Ведь основная цель нашей встречи была как раз тема о работе наших вертолетов. Свои опасения я сообщил Березовскому, на что тот спокойно ответил:
- Ну что ты переживаешь? Если не получится ничего, зато на шару пожрём!
Эту фразу Березовский произнес на русском языке, поэтому Мламба ничего не поняла.
- Тебе бы только жрать! А мне надо с техникой что-то решать! К тому же осторожней, Олег, со словами. Вдруг она знает русский язык, а ты плетёшь черти что!
- Мисс Мламба,- посмотрел я на Млабу с надеждой, что она не поняла смысл нашего с Березовским разговора, - Мне мистер Туришин говорил, что вас интересуют наши вертолеты. Разве это не так?

- И да и нет! - ответила Мламба.- Меня интересует техника, на которой можно возить пассажиров на Викторию Фолц и в Лусаку. Наша национальная компания АИР ЗИМБАБВЕ по этим направления временно полеты остановили, потому что их Фоккеры отправили работать в Дурбан. А те самолеты, которые имеются на эксплуатации в этой авиакомпании, великоваты для этих маршрутов. Конечно, рано или поздно они полёты возобновят, но сейчас надо ловить момент.
- Разумно! Однако сейчас, Мисс Мламба, я могу предложить вам полеты по этим маршрутам на наших вертолетах «Ми-17», которые находятся уже здесь, для переоборудования которых в пассажирский вариант с транспортного варианта потребует менее получаса.
Я начал расхваливать преимущества наших вертолетов, показывать их замечательные качества и возможности. Но похоже это Мламбу не интересовало. Она еще раз напомнила, что не хочет быть в конфликте в Авиэнтом.
- Мистер, Слява, есть ли у вас в компании самолеты, типа «Фоккер 27» или «Фоккер 28»?
- Да есть, но только они далеко, в России.
- Что это за самолеты?
- Это Ан-24 и Ан-26.
Я рассказал ей подробно об этих самолетах и увидел, что ей такой вариант наиболее интересен, чем вертолеты.

- Мистер Слява, Как быстро мы можем перебазировать эти самолеты сюда, в Хараре?
- Если договоримся, то после подписания контракта в течение недели
Мы ещё долго обсуждали детали возможного контракта и работы самолетов в этой стране. Я попросил официанта, что бы он мне принес трубку международного радиотелефона (в это время о сотовых телефонах только мечтали). Официант выполнил мою просьбу незамедлительно. Я тут же связался с Россией с Головиным и сообщил ему о наших переговорах с Мламбой. Головин сказал, что Ан- 24 можно будет предоставить без проблем, с Ан- 26 дела обстоят сложнее, потому что оба они работаю на маршрутах Сирии и Турции в компании Карадениз Хава Йоллари. Он так же сказал, что аренда самолетов не является главной проблемой. Главное сейчас задействовать вертолёты, которые стоят без дела в Зимбабве. Я это и сам прекрасно понимал.
-Мисс Мламба. Мы имеем возможность предоставить вам Ан-24. Сколько вам надо самолётов для ваших программ?

- Пока один. Надо посмотреть, как пойдет работа. Если будет мало, пригласим дополнительные самолеты.
- Мисс Мламба. Для такой программы одного самолета будет мало. Необходим резерв. Наверняка эти программы будет контролировать не только Сиви Авиэйшн, но и ваше правительство.
Я пытался Мламбе объяснить, что одним самолетом такие большие программы не выполняются. Мламба меня успокоила, сообщив о том, что резервировать программу она будет юаровскими самолетами. Правда, такой расклад мне не очень нравился.
Все остальное время мы обсуждали условия будущего контракта.
К концу следующего дня контракт был готов. Туришын предложил его подписание провести на территории торгпредства. Мы с Мламбой согласились. Вечером этого же дня контракт был подписан. Были оговорены даты прибытия самолета в Зимбабве.


Как выяснилась по истечению времени, Мламба и не собиралась открывать какие-либо маршруты. Для неё было важно, чтобы в аэропорту Хараре стоял самолет, что бы был договор на его аренду и чтобы его видели банковские работники. Все это давало ей возможность получить внушительные кредиты под свой бизнес, под свои программы. Она не собиралась платить ни за аренду самолета, ни зарплату экипажу и вообще она не собиралась платить ни за что. В этой сделке она видела только свою непосредственную выгоду. Ей было на все остальное наплевать. Ей нужны были деньга, а наш самолет это был удачный шанс, который упустить было нельзя. Разумеется, я об этом совершенно не догадывался в тот момент. Прошло немало времени, пока я раскусил коварные замыслы этой предприимчивой женщины. За раскрытием этих планов последовала череда моих неимоверных усилий по выравниванию "перекоса", который я сам же опрометчиво допустил. Но об этом чуть позже.

Не зная истинных намерений Мламбы, я сообщил в Россию о необходимости подготовки самолета и экипажа. Я и сам собирался прибыть домой, чтобы тщательно подготовить экипаж и самолет к предстоящим работам. Но прежде чем убыть в Россию, мне надо было добиться определенности с вертолетами.
Напомню, что меня Туришин "навёл" на вертолетную авиакомпанию Eagle Helicopters. Я срочно вызвал вертолетный персонал из России. Встречал я их как всегда в международном аэропорту. Буквально в день подписания договора мне в торгпредство позвонил Смит, который накануне возвратился в Хараре. Он сообщил мне, что нашел заказчика, и вертолеты надо готовить к отправке. Меня это немало смутило. Я уже пообещал вертолеты для тушения пожаров.
- Мистер Смит, вертолеты через несколько дней уйдут по контракту в ЮАР.
- Никуда они не уйдут, мистер Седых, - самонадеянно ответил Смит. - У нас с вами контракт. Вы не имели права заключать другие контракты.
- Да, но вы, мистер Смит, уже давно нарушаете свои условия. Вы не платите нашей фирме положенное. Ваша задолженность на сегодняшний день составляет довольно таки круглую сумму. Вы не платите ни экипажам, ни мне, хотя в условиях контракта это предусмотрено. Я вынужден на это тратить остатки денежных средств, которые привез в страну для организации работ. Наконец, вы исчезли из страны, никому ничего не сказав. Я, по-вашему должен был сидеть здесь сложа руки? Я готов с вами обсудить возможность дальнейших отношений, но при условии того, что вы, мистер Смит, немедленно погасите все свои долги и только после того, как вертолеты закончат работу в ЮАР мы рассмотрим ваше предложение. Кроме того, мистер Смит вы должны пересмотреть свои отношения ко мне и начнёте уважать меня, как полноправного партнера. Только в этом случае мы не прекратим с вами отношения.
- Мистер Седых, вы не правы. Вы забыли, что все регистрационные документы на вертолеты находятся у меня, а без них…?

- Нет, не забыл, мистер Смит. Вы мне их отдадите. Вместо того, чтобы устранить проблемы вы мне начинаете угрожать?
- Нет, мистер Седых. Но без меня у вас ничего не получится. К тому же вы напрасно обостряете отношения. Я для вас нашел замечательную работу на Соломоновых островах. Сейчас надо гнать вертолеты в Дурбан, а оттуда на теплоходе мы их будем отправлять через Сидней к месту назначения. Поэтому рекомендую со мною не терять отношения.
- Мистер Смит, и когда конкретно мы должны прибыть в Дурбан?
- Хоть сегодня
- А когда убытие из Дурбана?

- Я думаю, что месяцев через пять шесть. Экипажи будут пока все это время жить в Дурбане. Мы за это время сделаем всем австралийские визы и решим вопрос с владельцами морских судов. Мы и из Конго заберем вертолет под эту программу.
- Вы намерены возобновить финансирование, платить экипажам зарплату, проживание питание?
Смит помолчал. Зная его, я уже предвидел, что он мне скажет в ответ, и не ошибся:
- Мистер Седых. По контракту я обязан оплачивать весь заказ только с того момента, когда вертолеты и экипажи прибудут к месту назначения.
- По чьему контракту у вас такие обязательства?
- С австралийцами, конечно, -ответил Смит.
- А у нас с вами несколько другие условия. Рекомендую повторно ознакомиться с нашими условиями, мистер Смит. Я прошу вас разумно подойти к этой проблеме. Ни я, ни мистер Головин, наверняка, не будем возражать против работ на Соломоновых островах. Но прежде, чем мы отправимся в это путешествие, вы полностью погасите свои долги и проведёте с нами переговоры. К тому же, до начала экспедиции на Соломоновы острова вертолеты отработают на пожарах в ЮАР. Контракт уже подписан. В этом есть определенная выгода и для нас, и для вас. Вертолеты не надо будет назад возвращать в Зимбабве. Они будут работать в Кейптауне. От Кейптауна до Дурбана значительно меньше расстояние, чем от Хараре до того же Дурбана. Они могут после пожаров отстояться так же в Порту Элизабет. Там за стоянку платить вообще не придется. У нас там есть должник, с которого мы одновременно попробуем снять долги.

- Это ваше окончательное решение, мистер, Седых?
- Да, и я уверен, что оно правильное.
- Я понял вас. Всего хорошего!
Смит положил трубку и наш разговор завершился. О нашем разговоре я немедленно доложил Головину:
- Давно пора своего Смита поставить на место! - начал причитать Головин, - а то ты с ним носишься, как со списанной торбой, а он тебе уже на шею сел! Что касается Соломоновых островов, то предложение заманчивое. Но будь осторожен! Как бы в очередной раз не столкнуться с "изысканной пунктуальностью" английских партнеров. Пусть поторопятся возвратить свои долги.


Наши вертолеты с нетерпением ждали в ЮАР. В намеченный день вылететь они не смогли. Я тщетно пытался попасть на прием к Смиту, чтобы забрать документы на вертолеты, но он как в воду канул. Никто не знал, где он находится. Без этих документов вылететь вертолеты не могли. Безо всякой надежды, на следующий день я позвонил Гардену:
- Мистер Гарден, вы случайно не знаете где можно найти мистера Смита?
- Случайно не знаю, мистер Седых. Он мне не докладывает о своих передвижениях. Есть проблемы? Может я чем могу помочь?
Очевидно, Смит не поделился с Гарденом информацией о том, что я собираюсь вертолеты перебазировать в ЮАР. Так же очевидно, что Гарден не был в курсе наших возникших разногласий. Я решил это использовать.
- Возможно, что сможете мистер, Гарден. Мне нужны срочно документы на вертолеты. Вероятно, что они находятся у мистера Смита, а его найти не предоставляется возможным.
-Почему у Смита? Они находятся у меня. Вы можете подъехать и забрать их. Разрешите полюбопытствовать, для чего они вам?.
- Я приеду сейчас и всё расскажу.
- О"кей, я жду.
Полученная информация меня радовала и вселяла надежду. Оказалось, что все гораздо проще, чем я думал! Но пока я ехал к вилле Гардена, он успел переговорить по телефону со Смитом и тот категорически запретил ему отдавать мне документы.
Подъехав к воротам виллы, я в открытую форточку нажал кнопку домофона
- Охрана дома мистера Гарден слушает, - раздалось в динамике.
- Я мистер Седых. У меня с мистером Гарденом назначена встреча.
- Минутку, - протрещало в динамике.
Через несколько секунд ворота поползли вверх и загорелось табло. "Проезжайте, вас ждут". Прислуга проводила меня в дом.
-Мистер Седых. До вашего приезда мне удалось поговорить с мистером Смитом. К сожалению, он попросил меня задержать ваши документы до его прибытия.

- Нет проблем. Он уже едет к вам?
- Нет, мистер Седых. Он сейчас находится в Браззавиле и будет в Хараре через неделю.
-Мистер Гарден, ждать неделю мистера Смита я не имею возможности, поэтому я прошу вручить мне оригиналы документов сейчас. Если вам для Сиви Авиэшн нужны копии, то мы их может сделать немедленно. Надеюсь, ваш ксерокс исправен?

- Я не могу ослушаться мистера Смита.
-Вы не можете ослушаться и меня. Я являюсь официальным представителем владельца этих вертолетов, поэтому имею полное право требовать на них документацию. Если вертолеты являются нашей собственностью, то и вся документация этих воздушных судов принадлежит нам. Так написано в международном Воздушном Праве. Верно?
- Верно, но…
- Мне нужны документы и немедленно! Я не требую у вас то, что мне не принадлежит. Если мистер Смит считает, что я превышаю свои полномочия, пусть жалуется на меня в те органы, которым положено охранять Закон. Ждать прибытие его в Хараре неделю я не имею возможности и времени. Поэтому прошу вас отдать мне документы.

Мой настойчивый тон поколебал уверенность Гардена, которую в него вселил разговор со Смитом. Гарден оказался в сложной ситуации. Он не мог ослушаться Смита, одновременно он понимал, что силой удерживать документы он не имеет права. Он стоял и переминался с ноги на ногу.
-Мистер Гарден!!! - с нажимом повторил я.
- Да, да. Конечно я не имею права задерживать ваши документы. Мне не надо было говорить, что они у меня.
Он подошел к сейфу, отомкнул дверь, вытащил упакованные в кейс документы и нехотя передал их мне. Я проверил. Документы на все вертолеты были на месте.
-Спасибо, мистер Гарден. Вы оказали мне неоценимую услугу. Вы не должны переживать относительно сделанного вами. На сколько мне известно ни вы, ни мы не собираемся в ближайшее время прекращать наши отношения. Вертолеты не должны стоять без дела в Хараре. Сейчас есть работа в ЮАР и мы это должны использовать. Вопрос Соломоновых островах, судя по всему, находится в стадии решения. Как только вы с мистером Смитом будете готовы, мы возобновим отношения, конечно при условии, что вы к этому времени полностью погасите свою задолженность.
- Ясно, мистер Седых. Я передам ваши пожелания мистеру Смиту. Мне только не ясно, почему вы вышли напрямую на контакт с Игл Хеликоптерс? Ведь мы с ними давние партнеры и все это можно было сделать через нас.
- Верно, мистер Гарден, если бы только мистер Смит не имел привычки без предупреждения исчезать в неизвестном направлении на неопределенное время.
- Но ведь он исчезал в поисках работы, - попытался оправдать его Гарден.
- Так-то оно так, но только его действия как раз и заставили нас выйти на прямой контракт с Игл Хеликоптерс. Иначе говоря, мне не очень хотелось оказаться в положении нищего в вашей стране. Еще раз спасибо, мистер Гарден. До свиданья и всего хорошего! Если я вам очень понадоблюсь, то еще несколько дней я буду в торгпредстве, а затем на пару недель улечу домой в Россию
- Вы вернетесь назад?
- Обязательно! Не думайте, что я вас вычеркнул из своих друзей. Уверен, что всё со временем станет на свои места.
То, что документы оказались неожиданно в моих руках, радовало. Однако радость было недолгой. В этот же день я отправился в иммиграционную службу для оформления разрешающей документации. Все анкеты я заполнил, предоставил всю судовую документацию на вертолеты. Оставалось предоставить контролирующему офицеру копию договора и декларации, по которым вертолеты оказались в этой стране. Я вдруг понял, почему Гарден не переживал, отдавая мне документацию. В документах не доставало одной главной бумаги– въездной декларации. Я тут же позвонил Гардену домой:
- Добрый день, Мистер Гарден!
- Добрый день, мистер Седых
- Вы не положили в пакет документов въездные декларации. Мне они нужны. Надеюсь, что они у вас?

- Об этих декларациях у нас с вами разговора не было. Мы говорили о судовых документах. Нет, мистер Седых, их у меня нет. Они у мистера Смита.
Я ничего ему не ответил и положил трубку. Я был уверен, что Гарден врёт, но получить теперь эту бумагу я у него не смогу ни под каким предлогом. Я взял офицера под руку и отвел его в сторонку:
- Сэр, так получилось, что декларации находятся у мистера Смита, а он будет в Хараре неизвестно когда. У вас ведь в компьютере есть наши входящие данные. Я хорошо заплачу вам, сделайте пожалуйста новые декларации.
Офицер посмотрел на меня с удивлением:
- Этого делать нельзя. У меня могут быть неприятности.

- Возможно, хотя сомнительно. Вы прекрасно знаете, сэр, куда мы летим. Пока мы будем решать проблему бюрократическим путем, в Кейптауне полностью сгорит лес. Надеюсь, что вы осведомлены о том, что наше прибытие в ЮАР находится под контролем самого Нельсона Манделлы. Очень уж не хотелось бы выходить с этой проблемой на уровень правительства ЮАР. Ведь через них я все равно решу этот вопрос, но тогда вы не получите то, что я могу вам заплатить сейчас.
Офицер был обескуражен моей наглостью. Но то, что он действительно может не получить свою взятку, его задело более всего:
- Сколько вы можете мне заплатить, сэр?

Я прекрасно был осведомлен о суммах взяток, которые дают в иммиграционной службе за восстановление старых документов или получение новых. К тому же противозаконного в действиях офицера почти ничего не было. Я пишу заявление об утере деклараций, а он на этом основании выписывает новые документы. Обычно такая процедура длится около четырех дней. Меня это не устраивало. Мне всё надо было сделать сейчас и немедленно. К тому же неожиданное возращение Смита могло неизвестно чем для нас обернуться. Надо отметить, что в Зимбабве почти все вопросы, даже на государственном уровне, в большинстве своем решались через взятки. Слово "взятка" в этой стране не произносилась, а вот фраза "вознаграждение за выполненную работу" воодушевляло многих, не стесняясь, брать эти самые взятки.
- Пятьдесят американских долларов, - назвал я цену.
- Сто! Мне придется рисковать, - сообщил мне офицер с лицом заговорщика.
Я спорить не стал
- Хорошо, сто. Только пятьдесят сейчас, а остальные пятьдесят в день вылета. Я хочу себя подстраховать, что бы с вылетом в последний момент не произошло каких- либо проблем.
- Вы когда планируете вылетать?
- Завтра. В Сиви Авиэйшен мне дали слот-тайм на 11 часов до полудня. Сегодня вечером мы из Чарлз Принца перегоним вертолеты в интернейшенл и они будут ночевать там.
- Замечательно, я завтра как раз работаю в интернейшенл, и буду иметь возможность проконтролировать ваш вылет.
- Вот я вам и отдам завтра остальную оплату. Встретимся в 10 утра в ресторане аэропорта, который на втором этаже. Знаете?
- Да, конечно, я всю подготовленную документацию вам к этому времени принесу.
- Договорились!
На следующий день вертолеты беспрепятственно покинули страну и в этот же день приземлились в ЮАР в аэропорту Претория. Офицер меня не подвел. В ресторане он мне вручил оформленные документы, получив при этом свои оставшиеся пятьдесят баксов. Он не уходил с перрона до тех пор, пока последний вертолет не растаял в небе по пути в ЮАР. " Молодец чернокожий!" –подумал я- "Не подвел! ".

Я не ошибся с возможным неожиданным возвращением Смита. Он возвратился в день вылета вертолетов, но опоздал. Где-то около 20 часов он позвонил мне в торгпредство и вместо приветствия начал орать в трубку. По его мнению, выходило, что я являюсь основной причиной того, что наше совместное сотрудничество может развалиться в одночасье. Я слушал Смита, не перебивая. Пусть выговориться:
- Вы закончили мистер Смит? Я вам и мистеру Гардену уже сообщал свою точку зрения в связи с возникшей проблемой в наших отношениях. Менять я её не собираюсь. Кричать на меня так же не надо. Я не являюсь вашим родственником или подчиненным. Вы так же убедились в том, что я в вашей стране могу действовать вполне самостоятельно. Я надеюсь, что вы погасите свои долги, и мы продолжим наши отношения. Хочу заметить, что вертолет в Конго я не останавливаю в надежде на то, что проблему с долгами вы решите быстро. Кроме того, хочу проинформировать вас о том, что меня в Зимбабве некоторое время не будет. Мне надо появиться в России. После возвращения рад буду с вами встретиться. Всего хорошего!
Я не стал дожидаться, что мне ответит Смит, и положил трубку. В этот же вечер я отогнал Мерседес во двор к маме Гардена и поблагодарил за её любезность. В знак благодарности я подарил ей огромный букет белых роз, который купил по пути к её дому. Старушка выразила свой восторг какими-то непонятными для меня восклицаниями. Гардену я так же позвонил и поблагодарил его за автомобиль. На следующий день я уже был Стамуле, после чего на нашем самолете улетел в Ставрополь.

ПРОДОЛЖЕНИЕ СЛЕДУЕТ



Свидетельство о публикации № СП-41135 от 05.03.2019.

Читайте также:
Комментарии
avatar