16+ В соответствии с условиями контракта. Часть3
06.03.2019 101 0.0 0



Часть 3.

Подготовка самолета Ан -24 и экипажа для перелета в Хараре много времени не заняла. Мне пришлось побывать в Москве, чтобы добиться разрешения на столь длительный перелет. Вопросами таможни занимался декларант отдела договоров. В мое отсутствие в авиакомпании образовался такой отдел, и появилась такая должность. Безусловно, это было удобно. С меня снялась обуза оформления таможенных документов, которая совершенно не соответствовала моей должности и специальности.
Мне очень хотелось лично перегнать самолет в Хараре, но обстоятельства складывались так, что я не мог участвовать в этой экспедиции. В Турции появились какие-то проблемы с нашими экипажами, поэтому я был вынужден лететь для регулирования этих проблем в Стамбул. На перегонку самолета напросился мой заместитель Суров. Суров был один из первых летчиков, который начал выполнять самостоятельные полеты на международных линиях. Плюс ко всему он неплохо владел английским языком. Командиром экипажа назначили Ноздрёва, который работал в нашей авиакомпании на должности командира эскадрильи. Суров был запланирован в эту экспедицию старшим командиром.
Суров, как старший командир, должен был убедиться в том, что экипаж Ноздрева приступит к работам в Хараре, если возникнет необходимость, урегулирует какие-то вопросы, после чего через Джибути возвратиться домой. В Джибути подходила очередная проверка экипажу, поэтому полет Сурова был как бы кстати. Вторым пилотом в экипаж я определил пилота Лахно. Этот пилот в совершенстве владел английским языком, поэтому я ничуть не переживал за то, что при организации работ на месте могут возникнуть какие-то языковые проблемы. Штурман и механик уже имели достаточную подготовку полетов в Африке, работая в Джибути. Всё было готово к экспедиции. Я лично проводил экипаж, пожелав им хорошего пути и хорошей работы, после чего отправился в Турцию для решения вопросов в Карадениз Хава Йоллары. Информацию о движении самолёта я получал постоянно и когда борт приземлился в Хараре, я вздохнул с облегчением.
Через три дня от Сурова поступила информацию о том, что они уже выполнили два демонстрационных полета в Лусаку и Викторию Фолц. Это были демонстрационные полеты. Они выполнялись специально для того, чтобы продемонстрировать технические возможности нашего самолета на этих маршрутах. Пассажирами были представители прессы, департамента гражданской авиации Зимбабве, министерства транспорта и других заинтересованных лиц. В полетах так же принимала участие сама Мламба. По информации Сурова самолет признали пригодным для полетов в этих условиях и по этим маршрутам. Что же касалось даты начала регулярных полетов, то он была неопределенна. Необходимо было самолету провести тщательную подготовку и перекраску в цвета и по схеме авиакомпании AIR LINE. Суров попросил у меня разрешение задержаться на время подготовки самолета к полетам и до их начала. Я ему дал такое разрешение, попросив без надобности в стране не задерживаться.
В Турции мне долго находиться не пришлось. Я получил информацию от своих партнеров из Москвы о том, что в Непале возникли серьезные организационные проблемы, которые требовали моего присутствия. Из Стамбула я вылетел в Москву и оттуда в столицу Непала Катманду. В молодости я очень увлекался горными видами спорта: туризмом, альпинизмом, горнолыжным спортом. Меня всегда волновало то, что было связано с горами. Все, кто с любовью относился к горным видам спорта, наверняка мечтали побывать на высочайших Гималаях, по меньшей мере, хотя бы не покорить, но увидеть знаменитый Эверест. Мне сама судьба подбросила такую возможность. Из Москвы в Катманду летели мы ночью. Самолет на посадку заходил с рассветом. Из окна самолета я любовался величественной "крышей мира". Хотя с самолета и не был виден Эверест, однако я уже чувствовал, что он где-то рядом. В Непале я пробыл около двадцати дней. Все это время я старался держать на контроле работу нашего экипажа в Хараре. Однако вести из Хараре приходили одна хуже другой. Вначале Суров радостно и бодро рапортовал о том, как идёт подготовка и перекраска самолета. Об этом он информировал меня до мелочей. Затем я обнаружил в докладах Сурова какую-то тревогу, а после он и вовсе запаниковал. Из его докладов стало ясно, что самолет перекрасили и поставили в аэропорту "на прикол". Мламба затягивала решение вопроса о начале полетов. В гостинице, в которой проживал экипаж, затребовали оплату, но Мламба категорически отказалась платить и куда-то исчезла. Чувствовалось, что Суров не знает, что можно предпринять, чтобы выровнять создавшийся перекос. Я как мог давал ему рекомендации, чтобы облегчить их учесть. Связаться с Мламбой я не мог, потому что она не брала трубку. Я дозвонился до Турышина и попросил его расселить экипаж в моей квартире в торгпредстве:
- Александр Иванович, не оставь моих бойцов в беде. Мламба неожиданно прекратила финансировать проживание и питание экипажа Сурова, и куда-то исчезла. Я ей не могу дозвониться. Я сейчас в Непале. Как только прибуду в Россию, сразу же вылечу к вам. В долгу я не останусь! Проживание экипажа мы обязательно оплатим. Пусть пока поживут в кредит.
С большим трудом я по телефону разыскал Березовского:
-Олег, начинай принимать участие в судьбе экипажа и самолета. Мы ведь тебе платим за представительство нашей авиакомпании в Зимбабве, а Суров говорит, что тебя найти не может. Пожалуйста, заскочи с гостиницу, где проживает экипаж и поинтересуйся всеми их проблемами. Подбодри! Пусть не переживают и немного подождут. С Турышиным я договорился. Скажи Сурову пусть сегодня же все перебираются в мою квартиру в торгпредство. Обязательно постарайся разыскать Мламбу. Ты же на месте. Тебе проще. Если не сможешь, то выйди на Смита. Он задолжал нашей компании кругленькую сумму. Пусть из этих денег оплатит за гостиницу.
Сурова я с трудом разыскал по телефону. В его голосе чувствовалась полная растерянность, поэтому я свой разговор начал с ним жестко:
- Суров, я ведь тебя послал в Хараре не только для того, что бы ты поглазел на Африку. Тебе, как старшему командиру была поставлена задача оказать всяческое содействие экипажу. Вы вместе с Ноздревым два командира не в состоянии урегулировать возникшую проблему! Почему? Я вынужден из Непала решать те вопросы, которые бы вы сами могли решить на месте. Тем более, что на месте виднее с какого боку подойти к той или иной проблеме!
Суров меня немного успокоил, пообещав начать активные действия для погашения пламени возникшей проблемы.
После возвращения домой я немедленно начал собираться в Зимбабве. Получаемая от Сурова информация была противоречивой и пропитана истерическими нотками. Я не стал искать прямого вылета в Хараре. На следующий день я улетел через Дубай, Наироби и Лусаку до места. В аэропорту меня встретил Ноздрёв с экипажем. Сурова с ними не было. Не было и Березовского. Меня это немало удивило. На мой вопрос
-Где они?
Ноздрёв сказал, что Суров еще четыре дня, как улетел в Джибути, а Березовский вообще неизвестно где находится. Я не мог сдержаться от гневного словца по этому поводу.
- Странно! Я ведь Сурову дал четкие указания заниматься всеми проблемами здесь на правах старшего командира до моего прибытия.
Я дальше не стал по этому поводу высказывать свои неудовольствия в присутствии подчиненных. Но когда мы остались с Ноздрёвым наедине, я разрядился по полной программе. В выражениях стесняться не приходилось. Я был возмущен действиями командиров, которых послали в эту страну на правах старших специалистов с надеждой, что ими будут приниматься необходимые и ответственные решения. Выслушать информацию от остальных членов экипажа я решил за ужином. Они мне по очереди рассказали обо всём, начиная с перелета в эту страну до сегодняшнего дня.

Экипаж Ноздрёва наперебой продолжал рассказ о том, что было с ними в моё отсутствие. О том, как Мламба бросила экипаж, сопровождался эмоциональными оттенками. Разговор длился несколько часов.
- Березовского можно разыскать? –спросил я Ноздрёва
- У него дома телефон не работает. Можно позвонить Людмиле
Я тут же набрал номер телефона Людмилы. К моему удивлению трубку поднял сам Березовский. Я подозревал, что Олег мог находиться у неё.
- Олег, рад слышать тебя, - начал я
- Вячеслав Семенович, ты откуда звонишь, и как меня нашел?- не скрывая удивления, спросил Березовский
- Я в Хараре, дорогой, и хотел бы тебя увидеть! Учитывая твой продолжительный роман с Людмилой, найти тебя не составило труда.
После некоторого молчания в трубке голос Березовского сообщил:
- Но я сегодня не могу
- А я сегодня и не собираюсь с тобою встречаться. Давай завтра с утра, эдак часиков в десять, приезжай к Турышину, я буду там.
- Семёныч, в твоей квартире сейчас живет экипаж. Ты сам где остановился на ночлег? Или с экипажем разместились? – спросил Олег.
Я взорвался:
- Надо же, какая трогательная забота! Но если тебя интересует, то я остановился в гостинице "Sunny day".
- Вячеслав Семенович, я свою машину уже давно продал, а у Людмилы неисправна. На такси у меня нет денег. Ты не сможешь за мною приехать?
Действительно, у меня была машина, но откуда это мог знать Березовский? Я сразу после прибытия в Хараре оформил в прокате "Мазду". Без машины в этом городе было сложно, но ехать за Березовским я не собирался, потому, как мне надо было решить кое–какие вопросы с Турышиным:
- Нет, Олег, бери такси. Приезжай, я здесь оплачу твой проезд. Ты мне очень нужен, причем срочно!
Олег прибыл в условленное время. Первое, о чём он начал вести разговор, это о том, чтобы я оплатил его работу. У меня уже была информация от экипажа о том, что Березовский не то чтобы не выполнял свои обязанности, его просто было невозможно найти. А теперь он требует, что бы я ему оплатил
- Олег, для того, чтобы получить оплату за работу, её необходимо выполнить. Ты в мое отсутствие был неизвестно где и неизвестно чем занимался. Я оплатил твое прибытие сюда на такси. Более ты не заработал.
Березовский, сделав обиженное лицо, пытался оправдаться, но я перебил его:
- Олег, у меня мало времени. Мне очень нужна Мламба. Ты можешь дать мне ее телефон и указать, где она проживает сейчас? Дома её нет уже давно.
Березовский помялся с ноги на ногу:
- Эта информация не бесплатная.
Я едва себя сдержал, что бы не прилепить Березовскому оплеуху.
- Березовский!!! Я за эту информацию тебе заплачу, но имей ввиду, что ты сам должен был её найти и решить основные вопросы пока я здесь отсутствовал. Сколько ты хочешь?
- Сто долларов
Я удивился эдакой наглости.
- У тебя рожа не треснет?! Вот тебе 20 долларов и торговаться с тобою я не намерен! Хочешь, говори, не хочешь, я и без тебя ее найду, но тогда ты и эти 20 баксов не получишь!
Березовский понял, что я не шучу, взял деньги и назвал номер телефона.
- Олег, и адрес говори. В её загородном доме я был давно, всего лишь только раз и не очень помню, где она живет. Городскую квартиру я знаю, но её там нет.
Березовский нехотя сообщил мне адрес загородного дома Мламбы. Из торгпредства я позвонил Мламбе. Не догадываясь, что это звоню я, она ответила сразу. Разговор получился довольно странным и очень коротким:
- Алло, мисс Мламба?
- Да, сэр! Кому я могу быть полезной?
- Я Мистер Седых ….
В телефонной трубке послышались короткие гудки. Я несколько раз попробовал повторить звонок, но трубку никто не брал. Затем трубку взяли. Я повторил:
- Алло, мисс Мламба?
- Нет, вы ошиблись…
Трубку положили. Так повторялось несколько раз.
- Надо ехать, - сказал я Березовскому. Очевидно мадам со мной не желает разговаривать по телефону.
- Вячеслав Семенович, это не бесплатно….
- Слушай, Березовский! Ты меня лучше не заводи! Хочешь, поехали! Нет, катись ко всем чертям! Я и без тебя обойдусь! Я даже не собираюсь спрашивать у тебя, сколько ты за это хочешь. Поедешь?
Березовский стоял насупившись, и молчал.
- Бог с тобой, Олег, оставайся! Обойдемся! Игорь, - обратился я ко второму пилоту - поедем вдвоем. Всей толпой там делать нечего.
- А мне что делать? – спросил Ноздрев, - мне с вами ехать?
- Не надо. Вы с Суровым уже всё, что можно сделали! – сказал я в сердцах.

Загородный дом Мламбы был на Барадайло Брук. Это далеко от центра Хараре. Указанный Березовским адрес мы нашли быстро. Это была большая вилла, окруженная высоким металлическим забором. Машину мы оставили подальше, не в поле зрения, и подошли к главному входу.
Вход во внутрь двора был закрыт. Около входа дежурил чернокожий охранник. Во дворе играли двое детишек, и стояла, спиною к нам, какая-то женщина. Мы поздоровались с охранником, и я спросил:
- Сэр, это вилла мисс Млаббы?
- Да, сэр, - ответил охранник
- Мы могли бы поговорить с мисс Мламбой?
- У вас назначена встреча?
- Да, - соврал я
Охранник махнул рукой в сторону стоящей женщины и детишек.
- Вот она! Сейчас позову.
Охранник громко прокричал, жестикулируя рукой:
- Мисс Мламба! К вам!
Мламба повернулась к нам, направившись в нашу сторону, но увидев меня, резко развернулась, схватила детишек за руки, и быстрым шагом удалилась за выступ дома. Все произошло быстро и неожиданно. То, что это была Мламба, не было никаких сомнений. Растерялся и охранник:
-Наверное, сейчас отведет детишек к служанке и подойдет, - прокомментировал он.
Время шло, а Мламба не появлялась. Я попросил охранника позвонить и узнать причину. Охранник долго разговаривал по телефону на машоно. Мы стояли рядом, но не могли разобрать содержание разговора
Когда разговор окончился, охранник неожиданно для нас сообщил:
- Сэр, я вынужден перед вами извиниться, но в этом доме мисс Мламба не проживает. Я сразу не очень хорошо разобрал имя, которое вы мне назвали, поэтому дал вам не верную информацию. Извините!
Мы с Игорем от неожиданного сообщения молчали и смотрели друг на друга, недоумевая. Вот так номер! Мы только что своими глазами видели Мламбу, но теперь нам говорят, что она здесь не проживает. Я обратился к охраннику:
- Сэр, наберите пожалуйста номер телефона, который расположен в этом доме.
- Я не могу. Телефон выключен.
У охранника бешено бегали глаза. Он явно врал, получив по телефону какое-то указание.
- Сэр, нам очень нужна эта женщина. Если ваш телефон неожиданно "сломался", пройдите пожалуйста в дом и позовите его хозяина.
- Я не могу покинуть свой пост.
- Так позовите кого–либо, кто это может сделать! – начал злиться я.
В этот момент зазвонил телефон. Мы с удивлением посмотрели на охранника. Охранник, с совершенно растерянным лицом, медленно поднял трубку и заговорил с кем-то опять на машоно, испуганно поглядывая на нас. После окончания разговора он умоляющим и дрожащим голосом сообщил мне:
-Сэр, я понимаю, что вы хотите увидеться с мисс Мламбой. Но если я вам сейчас сообщу всю правду, то меня немедленно уволят. Помилуйте меня пожалуйста! У меня большая семья, пятеро детей! Мне их нечем будет кормить. Найдите пожалуйста другой способ встретиться с нею! Я вас очень прошу.
В какой-то момент мне стало очень жалко этого чернокожего охранника. Я не стал более настаивать на том, что бы он мне помогал встретиться с этой дамой. После того, как она меня увидела и убежала, стало абсолютно ясно, что она избегает встречи со мною и искать сейчас с нею встречи бесполезно.
- Сэр, - обратился я к охраннику. - я обещаю, что для встречи с мадам, я больше не буду просить вашей помощи. Кроме того, мы сейчас отсюда уедем. Единственное, что вам придется сделать, это сообщить номер телефона в этом доме.
Я протянул охранку несколько зимбабвийских долларов. Он быстро засунул их в карман и немедленно протянул нам изрядно помятую визитку, на которой значилось имя Мламбы и ее телефон.
Ситуация действительно заходила в тупик. Надо было что-то срочно предпринимать. Вечером я с экипажем встретился в торгпредстве. Березовского я приглашать не стал.
-Ноздрёв, - обратился я к командиру экипажа. – расскажи мне пожалуйста подробно, что здесь происходило с момента вашего прибытия в страну и до сегодняшнего дня? Никак не могу разуметь, почему ситуация вышла из под контроля?
Ноздрё ещё раз в подробностях описал мне всё, о чем мне уже было известно. Ему помогал рассказывать второй пилот, напоминая об отдельных мелочах. Некоторые детали их рассказа меня заинтересовали.

Мламба исчезла из поля зрения буквально на следующий день, как было доложено о том, что самолет полностью подготовлен к работам. Она сообщила, что необходимо в Сиви Авиейшн утрясти некоторые вопросы по предстоящим полетам и попросила Сурова не переживать и несколько дней подождать. Суров с экипажем терпеливо ждали команду Мламбы о начале полетов до тех пор, пока им не предъявили счет на оплату за проживание в отеле. Самолет в аэропорту простоял уже несколько дней и требовал элементарного технического обслуживания. Когда бригада инженеров прибыла в аэропорт, их к самолету не пустили, ссылаясь на то, что надо распоряжение Мламбы. Все попытки оказаться около самолета были тщетны. Охрана аэропорта твердо стояла на своем. Без разрешения Мламбы никого около самолета не должно быть! На звонки Мламба никому не отвечала.
В рассказе экипажа обозначилась одна интересная деталь. За несколько дней до моего приезда в торгпредство звонил директор авиакомпании Транс Аир Конго, в которой работал наш один вертолет по контракту с Авиэнт. Смит в это время был в торгпредстве у Турышина. Директор Транс Аир Конго от Смита узнал, что в Хараре стоит без работы наш Ан -24. Он предложил этот самолет перебазировать в Браззавиль. Самолет такого класса им очень был необходим в Браззавиле.
- Ноздрёв, а почему вы мне сразу не сообщили об этом предложении?
- Да как то не предали этому особого значения, потому что наш Ан- 24 находится как бы в положении арестованного. К тому же Мламба обещала, что мы со дня на день начнем полеты здесь.
- Все ясно…
- Что ясно? – обиженным тоном спросил Ноздрев
- Да нет, так, ничего... Разберёмся! Завтра едем в аэропорт.
Утром следующего дня мы были у проходной аэропорта с экипажем и инженерно–техническим персоналом. На территорию аэропорта без разрешения Мламбы нас не пускали. Я обратился в охраннику:
-Сэр, по какому праву вы не пускаете нас к нашему самолету?
- У вас должно быть разрешение директора авиакомпании мисс Мламбы.
- Вы знаете, где она находится?
- Думаю, что в Хараре.
- Вы так думаете? Сэр, мы её длительное время не можем найти. Может вы нам в этом поможете?
- Не знаю, в чём заключается проблема? Мы сегодня час назад с нею виделись в центре Хараре. Может, вы её плохо ищете?
- Сэр, это пустой разговор. Она убегает от нас. Надеюсь это не игра в прятки? В настоящий момент мы никуда не собираемся улетать. Нам необходимо обслужить самолет. Сейчас ваши действия больше похожи на насилие. Без технического обслуживания самолет может потерять сертификат годности. Я сожалею, что это не понимает ни мисс Мламба, ни вы!
Охранник отвернулся, показывая всем видом, что разговор окончен.
- Сэр, -продолжал настаивать я. - Вы знаете, кому принадлежит этот самолет?
Охранник молчал. Я достал документ, в котором записан владелец:
-Посмотрите, сэр, в документе написано, что владельцем воздушного судна является Российская Федерация и в частности авиакомпания СААК! Я являюсь полномочным представителем этой компании.
Я протянул охраннику свою доверенность, написанную на английском языке. Он нехотя её взял и прочитал, затем так же нехотя возвратил её обратно.
- Я уже сказал, что нужно разрешение Мламбы!
Я не на шутку взорвался. Мой взрыв эмоций вылился в целый монолог, который длился несколько минут. Это было наболевшее! Это было отчаяние! Я понимал, что это бессмысленно, что это мне не придаст уважения и авторитета. Но я всё высказал, что я думаю об этом охраннике, о Мламбе и о той зимбабвийской бюрократии, что явно перещеголяла нашу российскую.

Домой мы возвратились ни с чем. Настроение было подавленное. Я тут же связался с Браззавилем. Мне казалось, что это единственный выход, который поможет нам выбраться из сложившейся ситуации. Директор компании Транс Аир Конго выслушал меня внимательно, не перебивая.
-Мистер Седых, вы можете мне гарантировать поставку Ан- 24 в Браззавиль, если мы окажем вам содействие в разрешении вашей проблемы?
- Безусловно, мистер Бассам.
- Тогда в ближайшие дни ждите в Хараре моих представителей. Они лично знакомы с мадам Мламбой. У них ранее пересекались интересы по какому-то кустарному бизнесу. Они знают её прекрасно и знают её авантюристские склонности. Чтобы не испортить дело, не предпринимайте никаких действий. Просто ждите прибытия моих людей.
Через три дня я встречал в международном аэропорту самолет из Браззавиля, на котором прибыли представители Транс Аир Конго. Это были братья Лакиш и Ахмед. Я их отвез в Sheraton Harare Hotel, в номер, который они забронировали, еще находясь в Браззавиле. Переговоры с ними я проводил за ужином в ресторане того же отеля. Они очень внимательно меня выслушали. Когда я окончил свой рассказ, братья начали о чем-то разговаривать на своём арабском языке. Из всего их разговора я понимал, что они обсуждают сказанное мною, потому что неоднократно звучало слово "Мламба". Закончив общение между собой, Лакиш задал мне вопрос:
-Мистер Седых, мы готовы оказать вам помощь и разблокировать самолет. Но вы можете пообещать, что после этого можно будет перебазировать этот же самолет для работ в Конго?
- Мистер Лакиш, здесь самолет находится по контракту с мисс Мламбой. Если вы поможете одновременно с освобождением самолета разорвать контракт с этой женщиной, то я готов дать вам необходимые гарантии. Кроме того, вынужденное нахождение самолета и экипажа в этой стране без работы и оплаты несколько ослабило наши финансовые возможности. Перебазирование же в Конго потребует относительно больших затрат. Готовы ли эти затраты взять на себя? Так же за время нахождения самолета и экипажа здесь возникли некоторые кредитные обязательства, которые должна была оплачивать Мламба, но которые пришлось взять нам на свой счет. Если эти кредиты мы не погасим, то могут возникнуть новые трудности. Кроме того, мне удалось выяснить, что Мламба взяла этот самолет не для целевого его предназначения, а для того, чтобы залатать финансовую дыру в своем каком-то бизнесе. Самолет ей нужен в качестве ширмы. Есть самолет, есть деньги. Нет самолета, нет денег. Как видите, мистер Лакиш, причин для прекращения контракта более, чем предостаточно, но, зная способности мисс Мламбы, хотелось бы подстраховаться от разных неожиданностей.
- Мистер Седых, все вопросы решаемые! Мы эту женщину очень хорошо знаем. Причем знаем её со всех сторон, знаем сильные и слабые стороны. Мы уже прямо сейчас готовы начинать оказывать на нее влияние. Вам известен ее номер телефона?
- Да, знаю. Но она сама трубку не берет. Берут посторонние люди и сообщают, что она по этому адресу не проживает.
- На неё это похоже. Но это сейчас неважно. Дайте мне этот номер пожалуйста. Не будем терять время. И еще! Я вас очень прошу, мистер Седых, сейчас доверьтесь полностью нам. Не ищите никаких контактов с нею, не пытайтесь разыскивать её, даже по телефону. Для предотвращения утечки ненужной информации постарайтесь никому не сообщать о нашем прибытии. Не исключено, что Мламба имеет своих информаторов в вашем окружении. Иначе как ей удавалось столько времени, находясь с вами в одном городе, успешно скрываться? Если так, то любая утечка будет ей доступна.

Я протянул Лакишу изрядно потрепанную визитку Мламбы. Лакиш тут же набрал её номер. Судя по всему, ему ответил кто-то другой, потому что он несколько раз просил, что бы с ним поговорила Мламба. Он узнавал, возможно ли с ней встретиться? После нескольких минут разговора с кем то и ни о чем он попросил:
- Миссис, если возможно передайте мисс Мламбе мой номер телефона и сообщите, что меня звать мистер Лакиш, она меня знает. Я в Хараре, и желаю с нею встретиться по вопросу бизнеса.
Лакиш положил трубку и обвел всех нас невидящим взглядом, думая о чем-то своем. Наконец произнёс:
-Вот сволочь! Настропалила всех своих служанок! Они теперь как попугаи твердят, что имя Мламба им неизвестно. Они стараются изо всех сил! Молодцы! Врут, не стесняясь. Понятно, что она им платит. Попросил их сообщить обо мне. Если сообщат, то есть надежда, что она позвонит сама. Если нет, то будем искать её другими способами.

Долго ждать не пришлось. Раздался телефонный звонок, Лакиш схватил трубку. Судя по его выражению лица, этот разговор его радовал. Он говорил по-французски, и я ничего не понимал. Положив трубку, он радостно сообщил, что звонила служанка Мламбы и спрашивала, где она, Мламба, с Лакишем могут встретиться. Что бы удостовериться, что она разговаривает именно с Лакишем, разговор происходил на французском языке. Она знала, что братья свободно владеют этим языком. Лакиш назначил встречу Мламбе в их гостиничном номере на одиннадцатом этаже в 8 часов вечера. До встречи оставался один час. Мне невероятно хотелось посмотреть в глаза этой авантюристке и задать ей множество вопросов, на которые она должна была бы мне ответить. Но Лакиш предупредил меня, что бы я находился за дверью в соседней комнате и ничем себя не выдавал. Пришлось этому подчиниться. Нельзя было испортить своим присутствием встречу с этой женщиной.

Мламба прибыла в отель без опоздания. После нескольких минут обмена любезностями с ливанцами они приступили к переговорам. Я находился в другой комнате за дверью и мог слышать всё, о чем они говорили. О самолете не было сказано ни слова. Разговор, собственно, шел ни о чём. Лакиш вспоминал о каком-то совместном бизнесе, которым они с Мламбой вместе занимались несколько лет назад. Суть заключалась в том, что их старший брат Бассам финансировал эту даму. Лакиш и Ахмед были связывающим звеном между Мламбой и им, Бассамом. На территории Зимбабве производили какой-то ширпотребный товар, доставляли его в Бейрут, и там реализовывали. Сырье для этого ширпотреба доставляли из Ливана по морю в Мозамбик, а оттуда перевозили в Хараре на машинах. Вначале бизнес был довольно удачным, но затем на поставляемый товар были значительно увеличены пошлины, и их совместное дело оказалось невыгодным, затем вообще убыточным. Бассам сразу заметил нерентабельность совместного производства, и в одночасье вся деятельность была приостановлена. Больших убытков стороны не понесли, если не считать последней партии сырья, которая осталась не оприходованной и в большинстве своем гнила на складах Хараре. Но это были копейки по сравнению с тем, что могло бы произойти, не останови Бассам своевременно эту деятельность. Решение Бассама приостановить производство вызвало у Мламбы агрессивное настроение. Она категорически была против такого решения. Она изо всех сил старалась не дать Бассаму закрыть производство. Но, несмотря на все её усилия, Бассам всё-таки принял такое решение. Контакты и связь Мламбы с Бассамом и его братьями оборвалась. Млаба решила продолжать производство ширпотреба самостоятельно. Чтобы уменьшить расходы, она на территории своей загородной виллы соорудила временное хранилище, освободив склады, которые арендовались и оплачивались Бассамом. Выпускаемая Мламбой продукция не находила достойного рынка сбыта, и Мламба остыла. Она начала понимать, что дальнейшая деятельность на этом рынке приведет ее к полнейшему финансовому краху. Нужны были инвесторы, нужны были деньги. Идея с нашим самолетом её воодушевила. Эта идея дала ей возможность получить хорошие кредиты, которые Мламба хотела использовать далеко не на развитие авиакомпании. Об этом она конечно Лакишу и Ахмеду не говорила, стараясь авантюрную сделку удержать в тайне. Она даже не догадывалась, что братья о её деяниях великолепно осведомлены. Она "плела" им какую-то чушь о том, что ей удалось "сколотить" небольшое состояние для поддержания своего бизнеса. Однако она была бы рада опять увидеть Бассамма и его братьев в качестве своих партнеров. От этой встречи она рассчитывала получит от Бассама еще хоть какую то сумму.
Лакиш и Ахмед слушали Млабу внимательно, иногда вставляя кое какие реплики. Вдруг Лакиш задал Мламбе вопрос о нашем самолете, который для неё оказался неожиданным:
-Мисс Мламба, мы слышали, что вы планируете заняться так же авиационным бизнесом и для этих целей зарегистрировали авиакомпанию, взяли в аренду у русских самолет. Это так, или врут злые языки?
Мламба ответила не сразу. Она несколько секунд помолчала, ёрзая на стуле и шмыгая носом, потом сказала:
- Да, я действительно с помощью русских хотела открыть воздушное сообщение в сторону Виктории и в Замбию. Но департамент гражданской авиации Зимбабве всячески препятствует моему стремлению. Они боятся, что я составлю серьезную конкуренцию национальному перевозчику Аир Зимбабве. Поэтому я вынуждена самолет русских держать без работы. Я верю, что рано или поздно все проблемы будут разрешены и мы сможем начать полёты.
Мламба врала ливанцам безо всякого стеснения. Лакиш и Ахмед ей подыгрывали.
- Мисс Мламба, А сколько времени может продлиться эта неопределенность?
- Я не могу ответить на этот вопрос. Это может произойти быстро, а может затянуться надолго.
- Как долго по вашему проблема может оставаться не решенной?
Мламба нервно осмотрелась, достала из сумочки платочек и вытерла со лба проступившие капельки пота. Чувствовалось, что разговор про самолет ей совершенно не нравится. Ей больше нравилась беседа относительно её непосредственного бизнеса.
- Мистер Лакиш, давайте оставим в покое проблему с моим неудачным авиа бизнесом. Я готова обсуждать возможное возрождение наших отношений. К чему вам эта авиация? Вы даже не представляете, сколько проблем с нею! К тому же русские задолжали мне уйму денег. В связи с этим мне нужна хотя бы небольшая финансовая помощь. Вы–это моя маленькая надежда - бесстыдно и в очередной раз соврала Мламба.
Я за дверью был готов взорваться от такой наглости! Так врать безо всякого стеснения может только человек без всяких жизненных принципов. Лакиш и Ахмед переглянулись, улыбнувшись друг другу одними глазами.
- Мисс Мламба, хочу вас проинформировать, что проблемы авиации нам знакомы очень давно, знакомы и связанные с ними финансовые трудности. Очевидно вы не в курсе. Мой брат Бассам уже несколько лет держит в Браззавиле авиакомпанию и является её генеральным директором. Называется она Транс Аир Конго. Мы в этой компании работаем вместе с братом. Эта компания была создана ещё задолго до того, как мы с вами стали сотрудничать в области ширпотреба. Так что мы очень хорошо знакомы со всеми проблемами в авиа бизнесе.
У Мламбы широко открылись глаза:
- Я об этом ничего не знала, - торопливо произнесла она, - Ни вы, ни Бассам мне об этом ничего не говорили…
- Мисс Мламба, во время нашего сотрудничества никогда этот вопрос не вставал, вы этим не интересовались, поэтому вы ничего и не знали.
- Так вы прибыли в Хараре не с целью возродить наши старые отношения? Тогда почему вы интересуетесь самолетом?
- Не только и не совсем так, мисс Мламба. О возрождении старого бизнеса мы можем поговорить чуть позже. А вот интерес к самолету русских, который вы держите в аэропорту Хараре, нас заинтересовал.
Далее Мламба и братья перешли на французский язык. Я понимал только отдельный фразы, но этого было достаточно, чтобы понять, что Лакиш и Ахмед стали уговаривать Мламбу отдать самолет в Транс Аир Конго. Мламба упрямилась. Она понимала, что отсутствие самолета в аэропорту затруднит её отношения с банком, который давал, как оказалось потом, ей кредит под залог самолёта. Тогда братья предложили ей крупную сумму денежных средств, опять переведя разговор на английский язык. Мламба долго колебалась, затем согласилась.
- Вы сейчас мне отдадите эту сумму? – наивно спросила Мламба братьев
- Нет. Половину вы получите в банке по чеку, который я выпишу сегодня. Остальную половину вы получите только после того, как самолет вылетит из аэропорта Хараре.
Мламба начала было торговаться, однако братья ей без намеков сообщили, что она может вообще ничего не получить и остаться без самолета, потому что эти деньги они потратят на лучшего адвоката, который сможет без проблем доказать, что Мламба самолет удерживает незаконно.
- Так вот вы значит с чем ко мне пожаловали? Я была уверена, что наш разговор будет несколько иной. Хорошо, я подумаю. - ответила Мламба
- И как долго вы будете думать? - поинтересовался Лакиш
- Мне надо встретиться с мистером Слявой и поговорить.
- Вы уверены в том, что эта встреча вам необходима?
- Да, я должна обязательно с ним встретиться.
- Как много времени потребуется, что бы эта встреча состоялась?
- Я думаю, что в течение месяца мистер Слява появится в Хараре, и тогда мы с ним сможем поговорить. У меня имеется информация, что он сейчас в России.
Братья переглянулись. Откуда ей было знать, что я нахожусь за дверью и слышу их разговор? Она не могла даже предположить, что с Лакишем и Ахмедом мы уже знакомы, что они прибыли в Зимбабве выручать меня из беды, в которой я оказался, благодаря ей, Мламбе.
- Мисс Мламба, но для нас месяц ожидания не приемлем. Мы не можем столько времени находиться здесь и ожидать ваше решение
- Так вы езжайте в Браззавиль или Бейрут. Я вам позвоню.
- Хорошо. А если мы поможем ускорить вашу встречу с мистером Седых? Вы сможете в этом случае ускорить свое решение?
- Безусловно! Но думаю, что он в России очень занят.
Она была абсолютно уверена, что сможет в течение месяца "водить за нос" братьев. Мало ли что за этот месяц произойдет? Можно за это время найти способ сорвать деньги и с ливанцев и дополнительно с банка.
Лакиш подошел к двери, за которой находился я и открыл её. Глядя на Мламбу, он сказал:
- Ну что ж, в таком случае встречайте. Мистер Седых, или как вы говорите мистер Слява! Знакомы?
Я вошел к в комнату, в которой только что шли переговоры. Мне сложно передать тот испуг, который появился на лице Мламбы. Она ожидала всё, но только никак не ожидала меня увидеть сейчас и немедленно. Она столько избегала встречи со мною, что моё появление было громом среди ясного неба. Она заметалась по комнате. Мне даже показалась, что она подбежит к раскрытому окну и выкинется с одиннадцатого этажа гостиницы.

На следующее утро к порогу гостиницы, в которой я проживал, подкатил длинный лимузин. В нем сидели Лакиш и Ахмед.
- В аэропорт, - сказал Ахмед водителю, затем обратился ко мне, - мистер Седых, мы только что из Сиви Авиэйшн. Разрешения на перелет до Браззавиля все получены. Он мне показал кипу разрешающих документов. Вылет назначен сегодня на одиннадцать часов. Экипаж в аэропорт привезут на другой машине. Мы же будем ждать мадам Мламбу в здании аэропорта. Несмотря на все наши договоренности, она напоследок всё-таки не устояла, чтобы не сделать какую-то гадость. Она предупредила охрану аэропорта, что бы нас к самолету пустили только в её присутствии. И еще! Она вчера с вами не стала разговаривать из-за своего предобморочного состояния. Ваш выход из соседней комнаты чуть было не привел Мламбу к настоящему инфаркту. После вашего ухода мы её с трудом откачали. Вы должны с нею поговорить сегодня до вылета. То, что она сможет воспрепятствовать нашему вылету, маловероятно. Её вчера кроме нас обработали очень влиятельные люди и похоже снизили её самоуверенность. Однако женщина она не предсказуемая, и поэтому прошу вас, мистер Седых, будьте с ней благосклонны. Я понимаю вас и ваше желание высказать ей все наболевшее. Но это сегодня делать не надо. Сегодня не тот день, и наша задача улететь. Другой возможности может не быть. Хвалите её, благодарите за хороший прием в стране, сожалейте о том, что приходится улетать, ну и так далее…

Мламба прибыла в аэропорт с опозданием на полчаса. Братья попросили её, чтобы она дала указание охране разрешить экипажу приступить к подготовке самолета. Она сделала это нехотя, с большим трудом преодолевая свою гордыню.
Братья отошли в сторонку. Я остался с ней один на один. Несмотря на то, что она женщина, мне хотелось ей влепить крепкую оплеуху. Я сдерживал себя, как мог. Я разговаривал с нею с улыбкой на лице. Она отвечала мне тем же. Мы прекрасно понимали, что врём друг другу, но тем не менее благодарили друг друга за всё и выражали надежду, что "обязательно и непременно продолжим совместное сотрудничество". Каждый из нас понимал, что наши пути расходятся навсегда.
Около полудня наш самолёт взлетел из аэропорта Хараре и взял курс на Браззавиль




Свидетельство о публикации № СП-41138 от 06.03.2019.

Читайте также:
Комментарии
avatar