12+ Покой нам только снится Ч.2. Глава 4
19.03.2019 44 0.0 0



В тот знаковый день сыщик взял с собой на работу Найду. А вернувшись вечером, поставил машину и решил выгулять собаку за домом. Овчарка с радостью носилась по полянке, Денис стоял рядом с их лоджией. Вдруг, послышался смех. Он увидел, что на балкон вышла Кларисса с какой-то женщиной. Супруга утром предупреждала, что к ней должна зайти приятельница, с которой они раньше работали в одном театре, а теперь та проживает в Москве. Подруги громко разговаривали, и он хотел, было, уйти, чтобы не подслушивать, но слова, произнесенные гостьей, заставили Соболева остановиться.

-Закошанска, я всегда знала, что ты малость с прибабахом, - возбужденно произнесла дама, прикуривая сигарету, - но, чтобы до такой степени?! На фига тебе этот ребенок? Именно сейчас, когда такая роль намечается? Когда тебя известный режиссер заметил?
-Маша, не дыми на меня, во-первых, - помахала рукой Кларисса. – А потом, ты так говоришь, потому что у самой детей нет. Ты ничего не понимаешь.

-Но у тебя-то уже есть сын. Подумай, тебе сколько лет? - продолжала удивляться подруга. - Под сороковник родишь. Пеленки, распашонки, сопли. Да о тебе все забудут, пока в декрете сидишь. Или ты хочешь ребенком своего мужика удержать? Что за перец такой у моей подруги появился? Знаешь, мне словами известной пьесы уже хочется воскликнуть: «Покажите, покажите его мне! Я хочу видеть этого человека!» - нарочито с пафосом произнесла дама. - Это кого же ты так безумно любишь, чтобы бросить к его ногам свою карьеру. Срочно познакомь меня с этих уникальным экземпляром.

-Ой, Машка, прекрати выступать, - рассмеялась Лари. – Мужа своего я действительно люблю, но Денис вообще детей не хочет. Так что я скорей рискую его оттолкнуть, чем привязать, - тихо добавила она.
Соболев не только слышал, но и видел все происходящее. Подслушивать, конечно, не хорошо, но от такой новости, сыщик не мог сдвинуться с места.
-Вау! – воскликнула Мария. - Он ребенка не хочет, а ты, дурында, бедному мужику еще об этом и не сообщила. Ждешь, когда аборт поздно будет делать? А если вот скажет твой майор, дескать, или я, или ребенок, - язвительно поинтересовалась женщина, - кого выберешь?

-Денис так не скажет, - покачала головой Лари.
-А если, - не отставала подруга. – Всяко ведь в жизни бывает.
-Ну, значит, стану воспитывать ребенка одна, - решительно заявила Лисичка. – Мне не привыкать, как говорится.
-Нет, я срочно хочу с твоим сыщиком познакомиться, - пуская дым, продолжала настаивать Мария.
-Ладно, гаси сигарету и пошли в дом. Скоро Денис с работы вернется. Только не болтай лишнего, - предупредила Лари. – Я сама решу, когда мужу о ребенке сообщить.

Женщины уже ушли, а Соболев продолжал стоять на месте. Найда крутилась рядом, явно намекая хозяину, что проголодалась. Услышанное настолько шокировало сыщика, что он плохо соображал, куда следует идти. Выходит, рассуждал он, Кларисса сообщила о своей беременности подругам, вероятнее всего, его матери, вполне возможно и соседке, но не сочла нужным сказать мужу. Такой «подлянки» от любимой женщины Денис не ждал.

Конкретно о совместных детях у них разговора не было. Соболев почему-то считал этот вопрос излишним. Для него все было ясно «по умолчанию». Даже гости на свадьбе, где обычно молодым желают много детишек, деликатно обошли эту щекотливую тему. Видимо, все понимали, что новобрачные уже далеко не юные создания.
Но вообще о своем отношении к рождению детей после пятидесяти, Соболев Лари говорил. Зачем это ей понадобилось именно сейчас? Мужчина никак не мог понять. Со всеми доводами подруги Маши, Денис полностью соглашался. Сразу пойти домой сыщик просто оказался не в силах. Он впервые не знал, как себя вести. К этой новости надо было привыкнуть и успокоиться.

Соболев не нашел ничего лучшего, как сесть в машину и направиться к самому близкому другу Макару. Тот женился очень рано в девятнадцать лет и уже был счастливым дедом. По дороге купил корм для собаки и через некоторое время сидел у приятеля на кухне.
-И чего ты паникуешь? – не мог понять его Макар. – Поверь мне, родится младенец, возьмешь его на руки и рыдать от счастья будешь. Ты просто не знаешь, что это такое.

-Что такое маленькие дети, я, конечно, не знаю. Но зато уже успел почувствовать, что такое подростки, - усмехнулся Денис. – Ребенок, это же не то, что поиграл и положил. Они имеют обыкновение подрастать, - ехидно продолжил он. - Миро точно «обезьяна с гранатой». И когда она рванет, не известно.
-Что сильно достает пацан?
-Да не то, чтобы достает. Вроде и проблем с ним особых нет, и в целом парень не плохой, - пожал плечами друг. - Но он для меня, вроде инопланетянина. Что у него на уме не понимаю. Чувствую, что рванет. Где, не знаю. А если Кларисса теперь родит, сколько мне будет к его шестнадцати годам? Я же для сына или дочери динозавром буду.
-Ой, разнылся, - хмыкнул друг. – И после семидесяти мужики отцами становятся, радуются, да еще и гордятся этим.

В это время на кухню вошла супруга хозяина, Тома. С ней Денис был знаком ровно столько, сколько с Макаром. Узнав, в чем дело, женщина рассмеялась, поздравила его и посоветовала не только не упрекать жену, а на колени встать и руки целовать.
-Ничего себе, - хмыкнул Денис. – Она мне даже не сообщила об этом. Вроде, как я здесь не причем.

-Правильно, - уверенно заявила Тамара, - да потому что ты эгоист и тиран.
-Я?! – задохнулся от возмущения друг.
-Дэн, послушай меня спокойно, - назидательным тоном начала женщина. – Ты офицер и человек долга. Никто не спорит. Родина послала на войну, воевал. Еще как воевал. Все знают. Профессиональный долг поимки бандитов разных мастей, воров и насильников тоже выполнял честно, - продолжила Тома. – Ну, начни ты уже жить нормально. Не только дьявольской вашей работой, но и семьей. Хоть на старости лет. Такие достойные люди, как ты, не менее трех-пяти детей обязаны родить. И воспитать патриотов в своем духе! – стукнула она ладонью по столу. - И это тоже твой долг перед Родиной. Я бы это прямо в военном Уставе написала. А то всякие там пьяницы, наркоманы рожают детей дебилов пачками и бросают их на произвол судьбы.

-Тома, ну не на шестом же десятке детей рожать, - возразил гость.
-Знаешь, Дениска, - хитро улыбнулась дама, - а ведь твоя «актрисулька» оказалась умнее всех нас вместе взятых. Я-то, честно говоря, - призналась старая подруга, - думала, заморочила рыжая бестия нашему Дэну мозги. Поматросит и бросит.
-Мужики, - обратилась она к сидящим за столом, - ну не для кого не секрет, проходят они эти страсти-мордасти. Остывают горячие чувства, никуда от этого не деться. Значит, для настоящей семьи нужны общие скрепы. И твоя колдунья поняла, что надо делать. Решила родить ребенка, не испугавшись возраста, наперекор мужу, наперекор творческой судьбе. Ничего не побоялась. Вот это женщина, и я понимаю, - с пафосом закончила она.

-И что ты предлагаешь? – иронично заметил Соболев.
-Ты, правда, не понимаешь? – изумленно вытаращила глаза Тамара. - Да твоя беременная жена сейчас такую непосильную моральную ношу на себя взвалила, а ты трусом оказался. Нет, чтобы ее поддержать, ободрить, так бесстрашный сыщик бежит к друзьям в жилетку поплакаться.
-Ну, Тома, - вмешался Макар, - ты уж попридержи лошадей. Нашла труса.
-А что? – уперев руку в бок, повернулась женщина к нему. – Как говорится: «Платон мне друг, но истина дороже». Запомни, - обратилась она к Денису, - ноги мыть и воду пить надо такой мужественной и любящей тебя, дурака, жене.

Видя подавленное состояние старого друга, Тамара достала бутылку коньяка.
-Я за рулем, - протестующее поднял руку Денис.
-Але, десантник, - насмешливо посмотрела на него дама, - пятьдесят грамм перед боем по Уставу положены. Неужто, гаишников боишься?
Затем она подошла к нему, дружески потрепала волосы, присела рядом.
-Ты не обижайся на нас. Правду могут сказать только самые надежные товарищи. Я ведь тоже в свое время прибегала к тебе «в жилетку поплакаться», когда мой Макарка с катушек слетел, - выразительно глянула она в сторону мужа. – Дожил ты до седых волос, а так и не понял, что такое настоящая семейная жизнь. Никогда не задумывался, а может, твоя первая жена, Анютка, просто не захотела от тебя родить? Потому что чувствовала себя рядом с тобой одинокой.

Извини, что наступаю на «больную мозоль», - тихо добавила женщина. - Ты же до сих пор с войны не вернулся. Пришел из Афгана и снова в бой, - она чокнулась с ним бокалом и сделала глоток. – Да, маленькие дети орут, кричат, болеют, спать не дают, игрушки разбрасывают. Со взрослыми, сам не заснешь, будешь ворочаться и думать, где твое чадо носит. Но это и есть настоящая жизнь. И просто не представляешь, какое это счастье, когда маленькие ручки обнимут тебя и ребенок скажет: «Папа любименький».

По дороге домой Соболев обдумывал слова Тамары. Наверное, в чем-то женщина оказалась права. Он, конечно, трусом себя не считал, но выговориться перед кем-то сыщику надо было. Иными словами, выпустить пар. А в том, что Клариссе сейчас очень нелегко, был согласен. Остановившись на красный свет светофора, Денис набрал номер телефона жены. Ответа не последовало. Видимо, был отключен. Это его обеспокоило и даже испугало.

Что еще эта Маша наговорила супруге, Соболев не знал. И вдруг Денису стало безумно стыдно за себя. Может, он действительно последний эгоист и тиран? Дорога до дома казалась уже бесконечно длинной. Проклиная себя последними словами, сыщик изо всех сил давил на педаль газа. Представлял, как он сейчас войдет, обнимет свою Лисичку и скажет, что все знает и принимает ее решение. Конкретно о будущем ребенке Соболев сейчас не думал. Эта ошеломляющая новость пока не укладывалась в сознании старого сыщика. Прежде всего думал, как успокоить супругу. В воспаленном сознании уже виделась бедная Лари в слезах.
Быстро войдя в дом, Денис огляделся. Тишина. Никто не встречает. Постоял, подождал, не выйдет ли навстречу жена. Не дождался и направился в спальню. Там встревоженный муж застал «сладкую парочку».

С кровати на мужчину с немым укором смотрели зелено-голубые глаза черно-рыжей кошки. А возле туалетного столика, уставленного кремами и лосьонами, сидела супруга. Актриса Закошанска, пребывая в абсолютном спокойствии и уверенности в себе, готовилась ко сну. Она расчесывала свои густые, золотые кудри и любовалась в зеркало на свое очаровательное отражение.
-Добрый вечер, - промолвил Денис и присел на кровать рядом с Элькой.
-Добрый? – не поворачивая головы, переспросила супруга. – Добрым он бывает, если муж, хотя бы предупреждает, что задерживается.

-Я звонил минут пятнадцать назад, у тебя мобильник отключен.
-Неужели? - наконец соизволила повернуться к нему Кларисса. – Посмотри на часы, - надменно произнесла она, - половина одиннадцатого. Ночи, - уже, совсем грозно, добавила дама, вновь поворачиваясь к зеркалу и начиная наносить крем на свои холеные ручки.
Соболев сидел и улыбался. «Кого я намеревался здесь спасать, утешать и жалеть?» - с сарказмом думал он, глядя на свою невозмутимую супругу. Ни тени сомнения, угрызения совести, а уж, тем более, испуга не читалось на личике этой женщины. И вдруг ему вспомнились слова Клариссы, сказанные ему на турбазе: «Терпеть не могу нытиков. Самое противное, когда тебя начинают жалеть». Нет, эта женщина в жалости не нуждалась. Она приняла решение и теперь уже ничего не собьет ее с выбранного пути, - понял муж.

Денис сам не заметил, как его стал душить смех. Мужчина беззвучно хохотал, прикрывая глаза рукой. И ничего не мог с собой поделать. Честно говоря, он смеялся над самим собой. Неожиданно, сыщик осознал, что эта хрупкая дамочка внутренне гораздо сильнее стареющего героя-десантника когда-то сержанта Соболева. Который в свое время наводил страх на «духов». Прыгал с неба и вгрызался в афганские горы, прекрасно владел не только огнестрельным, но виртуозно и холодным оружием. С одинаковой снайперской точностью бросал ножи с обеих рук. А несколько часов назад струсил перед неожиданной новостью и искал утешения у друзей.

-Что это за хиханьки? – строго поинтересовалась Лари, поднимаясь со стула.
-Иди-ка сюда, - ответил тот, перехватывая жену и усаживая на колени.
-Пусти, - попыталась она сопротивляться, но Денис намертво сомкнул вокруг нее сильные руки. – Пусти, говорю, - шумела супруга, колошматя его своими маленькими кулачками по рукам. – Мне больно.
-Сиди, не дергайся, - спокойно ответил он, – из моего кольца еще никто не смог выскользнуть. И слушай меня внимательно, - с улыбкой добавил сыщик. - Тебе известна такая заповедь – да убоится жена мужа своего.
-И что? – дерзко ответила та. – Считай, что уже убоялась, только отпусти! – почти крикнула Кларисса, грозно нахмурив брови.

-Кого покорная жена в первую очередь должна поставить в известность о своей беременности, а? – строго поинтересовался он. – С какого такого перепугу ты намерена воспитывать ребенка одна? – не меняя интонации, продолжил супруг. – Моего, заметь, - ткнул он себя пальцем в грудь, - ребеночка. – Ну, во всяком случае, я очень на это надеюсь, - хмыкнул Соболев.
-Откуда знаешь? – переставая бить его кулачками и поворачиваясь к мужу, испуганно спросила Кларисса.

-Ой, Ларик, - вздохнул тот, прижимая голову любимой к груди, - да ты сама об этом сегодня на всю округу с балкона вещала.
-А ты подслушивал, - возмутилась женщина. - Подслушал и куда-то рванул на целых шесть часов от радости, наверное.
Кларисса подняла голову, и тут Соболев увидел изумрудные глаза своей Лисички так близко, что у него защемило сердце. Когда его любимая сердилась, бездонные очи колдуньи темнели и начинали лучиться, посылая невероятные импульсы. И все. Начался, можно сказать, сеанс гипноза, перед которым он не мог устоять никогда.

Денис больше всего любил ее именно такой. Без макияжа, без подведенных линий бровей, со слегка рыжеватыми ресничками. Лари была здесь, в его объятиях. Живая, теплая, гибкая и… непокорная. Он припал к ее губам и уже не мог оторваться. Примирение влюбленных было страстным и практически безмолвным. Движения губ, рук, тел объясняло все без слов.
Когда через какое-то время женщина попыталась заговорить, муж прижал палец к ее губам и произнес:

-Лисичка, давай помолчим. Все уже случилось и мне ничего не надо пояснять. Пусть будет, как Бог распорядился. «Великий сыщик» в очередной раз признал свое поражение. Это он в душе так считал на тот момент. Если бы Соболев только знал, насколько круто изменятся его взгляды на очень многое в этой жизни с появлением малыша. Пока, Денис просто смирился, как он считал, с очередным «капризом» своей колдуньи.
На следующий день за завтраком, пока Миро выгуливал Найду и они остались наедине, жена все-таки затронула вопрос о ребенке.

-Дэн, - обратилась она к мужу, положив руку на его ладонь. – Я хочу, чтобы ты знал. Моя беременность не случайна. Я хотела этого. Желала ребенка всей душой. И Господь услышал мои молитвы.
-Понял, - улыбнулся Денис, чмокая супругу в щечку. – Видимо, хорошая прямая связь у моей Лисички с Богом. Интересно, как Миро к такой новости отнесется?

-Я найду способ, как ему об этом сообщить, - спокойно ответила Лари.
Обманывать колдунью бессмысленно, поэтому сыщик даже не пытался изобразить радость в связи с ожидаемым наследником. Он честно заявил Клариссе, что должен к этой мысли привыкнуть. Но больше всего мужчину волновал вопрос, как актриса переживет вынужденный отказ от главной роли в фильме. Он даже боялся спрашивать жену об этом. И неожиданно получил исчерпывающий ответ в ходе ее разговора с сыном в тот же день.
Вечером, вернувшись с тренировки, парнишка застал их в зале. Мать раскладывала карты Таро. Колода всегда лежала на видном месте. Это уже был почти ритуал. Ни Миро, ни уж, тем более, сыщик к ее «предсказаниям» в серьез не относились. Ну, нравится женщине, пусть забавляется. В этот раз сын присел рядом и попросил:
-Мам, ну-ка раскинь, будет успех у блокбастера, в котором ты станешь сниматься? Может, Оскара тебе дадут? – иронично поинтересовался парень.

-Режиссеру, вполне может быть, - серьезно ответила та. – Только я там сниматься, увы, не буду.
-Почему? – изумленно воскликнул сын. – Не утвердили? – сверкнул карими глазищами цыганенок. - Во, че делают! Вся жизнь у актера от прихоти этих противных режиссеров зависит, - даже вскочил от возмущения он.
-Не кипятись, - спокойно попросила мать. – Мне самой пришлось отказаться. В моем нынешнем положении очень опасно скакать верхом на лошади. Надеюсь, ты понял, о чем я? Весной у тебя будет братик или сестричка.

Ошарашенный Миро некоторое время молча соображал, переваривал информацию.
-По-о-онял, - протянул сын. Еще немного помолчал и добавил. – Только как-то не вовремя он родиться надумал.
-Знаешь, сын, - весело сообщила мать, - дети они всегда не вовремя. Такие не послушные. В девяносто восьмом году я закончила класс Григория Козлова в актерско-режиссерской мастерской. И у меня после выпускного спектакля столько заманчивых предложений было. Но, - развела она руками, - пришлось отказаться. Тогда бы в девяносто девятом у меня не родился такой красивый, кучерявый, талантливый и жутко строптивый сын. Как говорится – человек предполагает, а Бог располагает.

-Ой, чего это я строптивый-то? – хмыкнул Миро. – Вообще, пай-мальчик у тебя, - шутливо погладил он себя по кудрявой голове. – Кто бы спорил, пусть будет, - согласно кивнул парень. – А ты еще не знаешь кто?
-Мне кажется, девочка. Я очень надеюсь, что у меня родится доченька.
-Почему это сразу девочка? - надул щеки Миро. – Я, может, братишку хочу.
-Спаси и сохрани, - замахала руками Кларисса. – Два Миро в одном доме – это перебор. Пожалей мамины нервы.

-Хи-хи-хи, - засмеяла тот, отправляясь в свою комнату. – Вот увидишь, братик у меня будет! Правильно я говорю, - обратился он к отчиму, – вы ведь тоже мальчика хотите?
Сыщик улыбнулся и скромно промолчал. А про себя подумал – о-хо-хо, мне и тебя за глаза хватает.
Выходило, что Миро особо не переживает, что в семье намечается прибавление. Лари со смехом сказала, дескать, ему не привыкать. Как к отцу не приедет, у него новый брат или сестричка. А вот с ее же слов выходило, что Вероника Никитична, узнав о беременности Клариссы, очень обрадовалась. Да Денис и сам видел необычное выражение лица женщины, когда еще не знал, что мать так порадовало. И это, честно говоря, его это обстоятельство очень удивляло.

Через пару дней Денису надо было съездить к матери. Она просила кое-что привезти ей из города. Сидя за рулем, он вспоминал отношения со своими родителями. Мужчина с огромной любовью и бесконечным уважением относился к ним. На его взгляд мама и папа - люди исключительные в своем роде. Каждый из них был предан выбранной профессии до мозга костей.

Отца Денис понимал больше. Кардиохирург практик. И хотя он в свое время защитил диссертацию по какому-то своему, изобретенному методу операции на сердце, наукой папа заниматься не хотел. Он жил своими операциями. Отказался возглавить платную клинику, потому как презирал административную работу. Занимал должность оперирующего главврача. И всю жизнь, насколько сын помнил, сражался за квоты хотя бы для определенных категорий людей на бесплатную помощь. Стоял за операционным столом, пока мог держать скальпель. Когда из-за артрита пальцев его отправили на пенсию, сгорел, как свечка в несколько месяцев и тихо умер.

А вот увлечение мамы химией, Соболев совсем не понимал. Конечно, здесь сказывалось влияние на молодую, деревенскую девушку, которую отец привел в дом, деда Арсения. Что они видели в этих своих формулах? Денис помнил, как оживленно два ученых что-то обсуждали. Просто восторгались, чему-то. Формулы, разрисованные на целый лист, звучали для мамы и деда музыкой, почти симфонией. Однако госпожа Соболева слыла женщиной строгой, несгибаемой и даже суровой. Как пошутил однажды отец, - характер у нашей мамы стойкий, нордический. Ее побаивались все, от студентов до профессоров. Разжалобить ученую даму или попросить «войти в положение» по какому-либо вопросу, было бессмысленно. Возможно, на ее характер накладывал отпечаток вид деятельности. А может, длительное и близкое общение с совершенно бескомпромиссным академиком Арсением Феоктистовичем. Но она всю жизнь оставалась именно такой.

И что характерно, никогда мама не говорила сыну, что мечтает о внуках. НИКОГДА. Даже во времена его первой женитьбы. До самой пенсии женщина была увлечена своей наукой. Долго преподавала в университете. И только после смерти отца, как-то резко сдала. Раньше и на здоровье не жаловалась. Водила автомобиль до недавнего времени. И вдруг сразу гипертония, аритмия, артроз и прочие всякие болячки. Вероника Никитична оставила преподавательскую деятельность и поселилась в загородном доме. И вот сын ехал на встречу с мамой, и ему не терпелось узнать, с чего это она вдруг обрадовалась беременности его супруги.
Он сразу заметил, что матери ужасно хочется узнать, сообщила невестка о своей тайне сыну или нет. Но Денис стойко молчал. Ждал, что та не выдержит сама. Но профессору Соболевой тоже стойкости было не занимать. И, наконец, Денис сдался первым.

-Мама, - иронично заметил мужчина, - это что за тайны Мадридского двора в нашей семье? У вас с моей супругой какие-то секреты образовались. А я обо всем узнаю совершенно случайно. Ладно, у Лисички свои тараканы в голове. Но ты-то, здравомыслящий человек, член-корреспондент РАН, почему мне об ее беременности не сообщила?
-Господи, - всплеснула руками дама, - причем здесь член-корреспондент? Совсем рехнулся ты со своей работой, - возмущенно произнесла она. – Для тебя я просто мама, никакой там не член чего-то. Балбес, - отвесила она сыну легкий подзатыльник. - Ларочка просила меня тебе не говорить. Это же не мой секрет. Я даже верить боюсь, чтоб не сглазить, - буквально расплылась дама в улыбке. – Хоть бы дожить и малыша на руках покачать.

-Мамуль, - удивленно округлив глаза, спросил Денис, - а помнишь, ты сетовала, дескать, сил нет общаться с соседкой Ириной Александровной? О чем бы ни зашла речь, в конечном итоге все сводится к разговорам о внуках. А теперь вот радуешься.
-Денис, неужели не понятно? – вздохнула женщина. – Да я просто дико завидовала всем этим бабушкам с дедушками. А сама уже и надеяться перестала.

-Интересно, - задумчиво произнес сын, - почему Лари первой сказала о своей беременности именно тебе?
-Да, ничего она мне не говорила, - улыбнулась та. – Я на кухню зашла, а там на столе бумажки лежат. Глянула, это результаты анализов. Так я и узнала. А Кларисса просила пока тебе не говорить.
-Почему, не пояснила?
-Это ты у жены сам спроси, - строго ответила Вероника Никитична. - Я в ваши отношения встревать не хочу. Я просто хочу быть бабушкой, - тихо произнесла она, глядя в глаза сыну. – Денис, ты должен теперь беречь свою супругу, как хрустальную вазу. Гляди мне, - строго погрозила она пальцем и взгляд ее стал привычно холодным, - узнаю, что Ларочку обижаешь, заберу к себе жить.

-Куда, в поселок? – расхохотался сын. – Так ей же еще до декрета работать сколько месяцев.
-Если ты не забыл, дорогой, у твоей мамы в Питере еще квартира имеется. И до своего театра невестке всего три остановки на метро.
-А Миро куда денете? Парень в школу на метро ездить не будет.
-Вот и живите два мужика вместе, пока она не родит. А там мы с ребеночком в поселок переедем.

-Ладно, мам, шутки в сторону. Никого я не собираюсь обижать.
-Правильно, шутки шутками, сын, а вот, что я тебе скажу, дорогой, - подошла к нему и обняла за плечи старая женщина. – То, что ты голову потерял от такой экстравагантной дамы, можно понять. А вот, что она в тебе нашла? Это вопрос, - задумчиво произнесла женщина.
-О, как, - с обидой повел плечами Денис.

-Погоди, - одернула его мать. – Для меня ты, понятно, самый лучший. Но полюбить тебя обыкновенной женщине, - она немного помолчала, - сложновато, мягко говоря. И раз уж такое случилось, цени это, сынок. А Кларисса тебя именно полюбила. Материнское сердце не обманешь. Это очень дорогого стоит. Любовь – такое не понятное явление. Наукой до сих пор необъяснимое. Я тебе, как ученый говорю. Цени свою Лисичку и не слушай никого. Меня в том числе, - с улыбкой добавила она.

-Обыкновенной женщине полюбить меня, значит, сложно, - наклонил голову Денис. – Стал быть, Лари, у меня женщина не обыкновенная? – вопросительно посмотрел он на мать.
- решительно согласилась Вероника Никитична.

Продолжение  https://soyuz-pisatelei.ru/blog/2019-03-24-41452



Свидетельство о публикации № СП-41417 от 19.03.2019.

Читайте также:
Комментарии
avatar