16+ Паук. гл.1,2
20.03.2019 31 0.0 0



1
   Мы только что въехали в новый дом у Майских озёр, в пригороде Алматы. Деревья цвели. Небольшой огородик засажен. А мы налаживали быт, согласна нашим желаниям. Дочка окончила курсы,  - компьютерного дизайна, и теперь открыла ИП. Сын младший примкнул к ней.  Дома встречались  только вечерами. Я целый день была предоставлена себе. Если не считать того, что старший жил в одном дворе, и я часто сидела с младшими внуками. Но времени всё равно хватало на то чтобы рукодельничать.          
   Перед домом поставили киоск, из которого торговала домашним хлебом, выпечкой, полуфабрикатами, и так всякой мелочью. Русская печь стояла прямо во дворе, где не в тягость себе дважды в день,  пекла хлеб. Недалеко под навесиком стоял столик, на котором моя неугомонная натура ваяла незатейливые гипсовые фигурки, и деревянные поделки. Это было увлечением. Кроме того  писала стихи, песни и романы, но то было ночью, когда в доме наступала тишина. А днём , - скульптуры, резьба по дереву.
  С открытием киоска появились свои клиенты. Домашний хлеб это вам не вата из магазина, оценили быстро. Только не всё происходило радужно и без трудностей. Тут же появились чайки, желающие погреть руки нахаляву. Но не на ту нарвались. Боялась я теперь через раз, и гонора хватало.
   После того как с ними разобралась. Появился чин в мундире. Но этот действовал осторожно, как будто чего вынюхивал. Заглядывал во двор, разглядывал и причмокивал: «Это кто же у вас этим занимается?»
   Двор и дом согласна, выглядели не вполне обычно.  Дом с лицевой стороны выкладывала сама, декоративным кирпичиком, - орнаментом и незатейливыми картинками. Двор заливала постепенно стараясь передать красоту клумбы. И там ползали божие коровки, летали бабочки, а на листиках роз сверкала роса. Это моя гордость.
   Клумбы тоже существовали, вот там стояли скульптурки  феи, зайчишки, ёжика.  Они имели своё предназначение. Фея стояла на раскрытом цветке Лилии,  в руках держала  фонарь, который прекрасно функционировал, включаясь при приближении.  Однажды этот господин не выдержал, - вцепился в фею и потащил к себе в машину. Чуть не устроив замыкание. Скульптуру я отдала. Что? Мне не жалко. Разве я другую не сделаю?
   И с тех пор, как то всё стихло. Мой бизнес оставили в покое. Доход хоть и невелик, но это моё. А в совокупности с пенсией позволял решать,  насущные проблемы. Так вот и жили. С того времени как ушла от мужа, впервые ощущала некоторую стабильность своего шаткого положения. И даже могла планировать.
  Олеська смеялась: «Мамка под старость лет в бизнес ударилась!» Но на самом деле, не была против. Главное, чтобы я не болела, и просто была. Жизнь научила нас ценить время. А мне извините уже светил шестой десяток. И хотя выглядела я не плохо, но возраст сказывался. И я торопилась жить. От чего хваталась за всё, чего когда-то хотелось, но не моглось. Даже пошла на курсы компьютерной графики.
   Где-то в середине июня наведался  в магазинчик странный тип: отглаженный до блеска, фирменная стрижечка, духи французские. Я чуть не поперхнулась встретившись с ним взглядом. Он смотрел так, будто видел меня насквозь. Молча разглядывал товар. А потом огорошил: «Я вообще-то вот по какому поводу к вам. Видел вашу фею. Можно посмотреть остальное?»
- «А зачем?»: ощетинилась я.
- «Дело в том, что я работаю в русском представительстве, по сотрудничеству в делах искусства. Если понравится и наберётся, можно устроить выставку». Сомневаться в его словах не приходилось. Такие люди встречаются в этих местах не часто. А перед двором стоял ленд крузер прада с дип.номерами.
- «Хорошо. Заходите, я сейчас открою». Он вышел. Я закрыла ларёк. Открыла калитку впуская непрошенного гостя. Он попросил встать около дома , и сделал несколько снимков. Затем стал внимательно разглядывать поделки, снимая их с разного ракурса. Пришлось впустить его в дом, ведь там находилось большинство. Меня немного подташнивало от волнения.
  Всё это время он был холодным и непроницаемым.  Уже во дворе у калитки  вдруг неожиданно улыбнулся: «Я бы хотел заказать ещё один светильник-феичку, если не трудно». Это интересно, откуда он знал про феичку? Сразу скрежетнула подозрительность и я растерялась.
- «Да я увидел у Кирилла, и мне приглянулось. Теперь нужна пара». Какой же он прямолинейный, хоть бы соврал.
- «Но на счёт выставки это в силе». Фу, камень с души. А то я уже думала захлопнуть калитку перед его носом.
  Через неделю Вадим Вениаминович позвонил: «Вы готовы к сотрудничеству?» Мне нечего терять, и я согласилась. На следующий день он подъехал с оценщиками, и те составив опись и разложив поделки по коробкам, погрузили и отвезли  в галерею. Открытие выставки назначили через  пару недель, и я немного волновалась. Но ждала с нетерпением.
   Дети подтрунивали, пощипывая нервы: «Да он уже всё продал, так что не волнуйся, скоро явится за следующей партией». Но в начале июля выставка открылась. И я целыми днями пропадала там. Вадим появлялся изредка в окружении таких же господ, как и он сам. Проходил мимо, не забывая улыбаться при встречи.
   На закрытии,  ждал сюрприз. Пока шёл аукцион, - мне устроили встречу с читателями. Где на подарочных экземплярах пришлось ставить автограф. Все мои поделки продали, и когда показали сумму, я не поверила глазам. Вадим впервые был разговорчив более обычного: «Вот ваш сертификат, логотип, чек. А теперь мы поедим в ресторан, отметим это дело. Чтобы и дальше процветало ваше творчество». Я насторожилась. Всё моё «Я» протестовало. Но он мило улыбался, - обезоруживая на повал.
- «Хорошо, только не долго. А то мои будут волноваться»: согласилась на свой страх и риск.
  Вадим был сдержан и учтив. Разговаривал так, будто плёл паутину. И мне хотелось домой. Потому что опыт подсказывал: «Что если не хочешь проблем, то пора». И он понял, что моё напряжение не обмануть. Расплатился и мы вышли. День был в самом разгаре. А это самое пекло. И я тоскливо бросила взгляд по сторонам, оценивая место положение, и как буду добираться домой. Он заметил и улыбнулся: «Брось. Я отвезу тебя домой. Только заглянем ко мне, я переоденусь».
  Во мне всё похолодело. Ничего хорошего это не сулило. Был уже такой вариант. Растянулся на всю жизнь и окончился плачевно. Я дёрнулась: «Вы не переживайте, доберусь сама. Большое спасибо за внимание. Очень приятно было иметь с вами дело».
   Он весь напрягся. Но виду не подал. Только в голосе проскользнул метал: «Это не просьба это приказ. Я сказал, - отвезу, значит отвезу. Меня не волнует ваш опыт, и ваши страхи. Мне важен результат». Он взял меня под руку и проводил до машины. Усадил рядом с собой, щёлкнув ремнями безопасностями: «Вы должны меня понять, я не проходимец. Поэтому сделаем, как я сказал, а там всё что хотите, ваша воля». Протестовать было глупо. И я умолкла. Машина двинулась, унося нас в сторону гор.
   Я догадывалась, что его замок находится где-то в презентабельном районе, но сама там не бывала. Потому что в городе находилась только последние десять лет. И  не было надобности. Въехали на охраняемую территорию. Притормозили перед воротами, и когда они открылись, продолжили путь.
   Ожидания оправдались. Это был замок, в три этажа. Отдавая распоряжения, подбежавшему служивому, он взял меня за руку и потащил за собой. Выглядело идиотски. Я дёрнулась: «К чему всё это представление господин Вадим Вениаминович?  Если позволите, я подожду вас во дворе».
- «Я желаю проявить гостеприимство, показать своё холостятское жилище, и угостить вас хоть чем-нибудь. Поэтому не упирайся, иди за мной»: жёстко с пружинил на препирательство. Моё чутьё взвизгнуло и сникло.
   Мужики остаются мужиками, не зависимо от айкью, образования, и воспитания. Если видят понравившуюся игрушку, - берут не спрашивая разрешения. Обида подкатила к самому горлу. Я не хотела быть игрушкой. Во-первых, я не была обычной, а во вторых я же поэтесса. Мои нервы вздыбились и зарыдали.
 Он почувствовал и рассмеялся: «Да брось ты всякую фигню думать про меня. Я же представитель культуры». Это сработало, я немного расслабилась, и молча  последовала за ним.
  Дом из нутрии напоминал музей. В гостиной возле окон на тумбах стояли обе мои Феи. Возле дивана вырисовывался резной журнальный  столик из корня карагача. Я недели две возилась с его орнаментом. Пара табуреточек от комплекта стояла у камина, третья стояла  почти у входа. Он кивнул на диван, - предлагая сесть, а сам не останавливаясь проследовал дальше. Я присела.
   В моей жизни всегда, неслава богу. И если бы не относилась к тому, как к приключению, то можно было бы ставить крест на  закипевших мозгах. Если другие рассказывают одну и туже историю по нескольку раз.  То мне бы не хватило времени рассказать всё что случились в течении жизни. Но за то, какой опыт для написания книг, сколько пищи для размышления.
  Когда он вновь появился, я немного удивилась. Он сменил официальный костюм, но всё равно был в костюме. Теперь это был стильный летний.
-  «Что пожелает дама, фрукты, сладости, коктейль?»     
Я отозвалась: «Минеральной воды, если можно ессентуки».
- «Ох, ты  и упрямая. Я от всей души, а ты никак не идёшь на контакт. Расслабься». Через пару минут появился с бокалом воды: «Держи свою воду. Неужели тебе не хочется мужского внимания, нежности, ласки? Бу-бу-бу. И это всё?»
   Я сделала глоток, и почувствовала лёгкое головокружение. Затем всё поплыло перед глазами. Голос Вадима доносился, как будто эхо. Очнулась, как мне показалось тут же, но в пастели с обнажённым представителем.
- «Вы это зачем?»: вытаращила я глаза: « Вы сума сошли, нашли развлечение. Вам девчушек купить ничего не стоит. А вы пристаёте к даме не первой свежести. Постыдитесь сударь».
- «А это  просто ради эксперимента, пока ты была в отключке. У меня бывают сбои, так я проверил, как он отреагирует на тебя».
- «Ну, и?»
- «Никак?»
- «Сударь если вы не извращенец, то можно понять почему. Для реакции нужно обоюдное желание».
- «Ты права». И я пожалела, что не прикусила язык вовремя. Его руки скользнули и обвились вокруг меня: «А ты подыграешь?»
- «Вот ещё. Нашли актрису. Мне пора. Для таких забав надо кого-нибудь помоложе»: продолжала высвобождаясь. Он дёрнул на себя и я повалилась прям в его объятья.
-  «Мне нужна ты. И когда-нибудь ты поймёшь и примешь это. А сейчас просто расслабься».
  Я закрыла глаза, и вся напряглась. Он засмеялся, и нежно коснулся губами шеи. Горячее дыхание обожгло. Руки скользили, лаская тело. И я почувствовала, как предательски поползло тепло внизу живота.  
- «Нет»: взвизгнула я. Но мой протест захлебнулся во французском поцелуе. Это было очень приятно, если бы не было так вероломно. Он вошёл мягко, нежно, жадно. И я поняла, что хотела его с первой минуты знакомства. Но за ретушью проблем, просто не желала этого видеть.
  Домой  попала только на следующий день. И конечно же о случившемся никому не рассказала. Мы радовались моему успеху, свалившейся на голову кругленькой сумме. И мечтали уехать в далёкую Россию, куда-нибудь поближе к Чёрному морю. Только нас там никто не ждал. И начинать придётся с нуля. Но опыт уже был.
2
   Он больше не появился. Хотя часто звонил. Я злилась и просто игнорила. Жизнь продолжалась. Но недели через две обоняние взорвалось. И у меня навернулись слёзы на глаза. Я же сказала, что я не обычная. Мой климакс где-то загулял. И теперь тошнота могла означать только одно, - я попала. У меня уже было пятеро взрослых детей и столько же внуков. У Олеськи не было детей, но виной стал её бывший брак. Павел, это младший, ещё не был женат. А у Ольги не было детей нашими молитвами. Она осталась с отцом, и за ней не было присмотра. Это за девочкой в тридцать лет. Хотя у неё особый случай. Она до года переболела менингитом. И её совесть ужасно пострадала. Для общего развития нами было сделано всё возможное, а в этом мы были бессильны. Она безбожно врала, вела разгульный образ жизни. И если была пьяна, дралась как мужик. Но мы ей гордились, ведь она сама заботилась о себе. И была гораздо умнее здоровых. Хотя иногда и сомневались, что проблема в болезни. У моего бывшего вся семья была такого типа. И поэтому они в один голос оправдывали его: «Просто он любит веселиться». Тогда скажите милые, почему во время его загула, семье не было весело?
     Рассказывать не стала. Зачем спешить. Только села на диету, стараясь сбить пищеварительные проблемы. Заметно сбросила вес. В августе, Олеська наконец подняла вопрос сама: «Ты попала?»
- «Не то слово, солнышко. По полной».
- «Это после выставки?»
- «Именно».
- «Что ж, в нашем полку прибавилось. Хоть понянькаюсь с твоим».
Я не сомневалась в ней, но вот с пацанами сложней. И мы замяли разговор.
Через несколько дней появился Кирилл. Это мент.  Покрутился в магазинчике, купил хлеб и килограмм пряников. Подозрительно бросил взгляд на мой живот. Но ничего не сказал, вышел , и отъехал. Я еле дождалась вечера. Олеська выслушала, и вздохнула: «Что ж, пора. Надо подавать на гражданство в России, и подыскивать жильё». Благо есть инет. Найти можно всё. А там отчим снохи проверит на достоверность,  - он принял гражданство и теперь жил у своих родителей в Таганроге.
- «Хорошо. Да будет так»: согласилась я. На семейном совете план утвердили. Роман улыбнулся: «Я в вас верю. Вы у меня кручёные, мы тоже подадим на гражданство. Как только прояснится с жильём».
Через дня два стало ясно, что Вадима осведомили. Он приехал сам.
- «И ты пыталась это скрыть? Почему?»
- «Это вы о чём?»: округлила я глазки, включая дурачку.
- «Ладно. С тобой всё понятно. Но детей я тебе не отдам».
- «Каких детей?»: прошипела я, потому что от волнения перехватило горло.
- «У нас в роду, рождаются только разнополые двойни. И я тебе не позволю растить их без отца».
- «Вадим Вениаминович, вы что-то путаете. Мне за пятьдесят. У меня климакс. Будьте так добры, избавьте меня от вашего присутствия. Я не достойна ваших угроз».
Но ноги  предательски подкосились и я присела. Вот и приехали. Он ещё что-то красноречиво мотивировал, но мне было всё равно. Бежать надо было сейчас, когда ещё живот на нос не полез. А там Россия большая, пусть ищет. Появление Романа оборвало дискуссию. Вадим поздоровался: «Вадим!»
- «Роман! Сын её»: пошутил Ромка, широко улыбаясь: «У нас проблемы? Вас слышно далеко».
Вадим успокоился: «Что вы, проблем нет. Я просто уточнял, почему не отвечают на звонки. Вот вам мой номер, если что звоните». Он набрал в Ромкином телефоне свой номер и сохранил. Затем попрощался и вышел. Раздражённо пнул переднее колесо Джипа, хлопнул дверцей и отчалил.
Ромка удивлённо проводил его взглядом: «Мам, чем ты завела этого джентльмена? На нём лица нет. Кстати на тебе его тоже нет. Так что случилось?»
Вот тут я и раскололась. Сын выслушал молча, поглаживая бороду. Я умолкла.
- «Ну что ж? Сам виноват. Нашёл кого обижать. Ладно, не волнуйся, - выкарабкаемся. Где наша не пропадала?» Перевесился через прилавок и чмокнул в щёку: «Не реви. Радуйся, в нашем полку прибыло». Хохотнул направляясь к двери. В этот же вечер мы связались с агентством в Таганроге, нам предложили  новенькие коттеджи на окраине города, с участками в двенадцать соток. Два рядом. Летняя кухня и баня под ключ, а коттедж без отделки. Зато свет и газ и канализация уже подсоединены. Цена устраивала. Район прекрасный. Осталось только Генриха попросить проверить. И можно было ехать.
  Генрих проверил и отзвонился: «Всё верно. Ваши участки у центральной дороги. Место живописное. Недалеко река, лес. Постройки кирпичные. В летней кухне перетусуетесь, а там и коттеджи будут готовы. Что вам стоит дом построить». Мы ему доверяли. У него высшее образование, и в строительстве он тоже спец.
 Получили в посольстве вид на жительство. Подали объявление о продаже дома. Покупатель нашёлся на удивление сразу. И  загрузив контейнер, и прихватив котов. Отправились в путь. Роман подал объявление о продаже дома. Надо было успеть до сентября. Глеб уже перешёл во второй класс.
    Самолёт приземлился перед рассветом. Серые влажные сумерки ползли под крылом,  приветливо встречая . Аэропорт всё ещё светился как новогодняя ёлка. Получили багаж.  Направились к выходу. Солнце уже взошло, и медленно поползло по небу. Отправились прямо домой. Агент уже ждал. Получили ключи. И первым делом запустили кошек.  Следуя обычаю. Они обнюхали и остались довольными.
   Кинули багаж. Всем составом отправились к юристу оформлять куплю продажу. Обедали в кафешке в центре города. Оба дома были теперь нашими. И мы, облегчённо вздохнув, решили перекусить. Попутно с оформлением пробили, где что находится. Надо было подать на гражданство. Ведь время летит незаметно. А малышам нужны все условия. После обеда отправились в местный ЖКХ по вопросу прописки.  Прописали сразу же в течении часа. Изрядно умотавшись, - отправились домой.
    Жизнь полна приятных сюрпризов. Хотя нас здесь никто не ждал, но палки в колёса не вставляли. И это уже облегчение. Первая ночь, стала походным вариантом. На полу. Ковры, одеяла, подушки. В тесноте, да не в обиде.  Болтали, - долго не шёл сон. Пока Олеська не оборвала: «Всё. Завтра много дел. Надо документы на гражданство подать, пробежаться по строительному рынку, купить мебель, чтоб не бомжевать. Посуду прикупить. Мы теперь здесь живём. Так что будем устраиваться основательно.
   Подскочили с первыми лучами. Перекусили куриной тушёнкой. Запили молоком. День выдался погожим. Дождавшись автобуса, отправились в центр. В посольстве приняли вежливо. Выслушали, заставили заполнить бланки, сделать ксерокопии документов. И наконец, приняв весь этот ворох бумаг, зарегистрировали.
Ждать предстояло полгода. Но мы успевали. Ничто так не выматывает как ожидание, и неуверенность в завтрашнем дне. Но у нас всё получалось. Теперь надо было пускать корни. Мы заехали на строительный рынок. Олеська ходила, - выбирая и прицениваясь. О чём-то шушукались с Павлом. Я не вмешивалась, тихо брела, - разглядывая и прислушиваясь к людям. Жизнь она везде одинаковая, и людей волнуют одни и те же проблемы.    
   Закупаться сразу не стали. Заглянули в мебельный в один, другой. И наконец приглядев диван и парочку раскладных кресел прикупили. Там же выбрали:  газ плиту, стиральную машинку, холодильник, телевизор, небольшой кухонный гарнитур, стол и стулья, набор кастрюль, парочку сервизов, набор ложек, моющие средства.  И погрузившись, - отправились к себе. Доставка бесплатно.
   Ещё бы, - скупили весь магазин. Пашка смеялся: «теперь нас придут грабить, мы засветились». Но он ошибся, район в криминальном отношении был чист. И хотя мы были не единственными жителями этого аппендицита, тишина поражала. Жили, да и, жили себе, не касаясь друг друга.  
   После посещения магазина,  чувствовали себя вполне комфортно. Насчёт строительных материалов, Олеська договорилась с прорабом этих домиков. А он обещал рекомендовать её как дизайнера, - покупателям.  А пока нам доставили, двери, окна, гипсокартон,  уголки, профиля, цемент.
   Утром с Павлом убежали по строительным магазинам, уже не беспокоя меня. А я приготовив обед, выползла во двор разглядывая, что же у нас творится под самым носом.
     Недалеко за рощей стоял симпатичный замок. Хотя его нельзя было разглядеть во всей красе, но хватало и того, что проглядывало. Чувствовалось что у хозяев был тонкий вкус, и отличный дизайнер, и конечно же тугой кошелёк. Речка огибала рощу и сделав крюк убегала куда-то вдаль, в ещё не знакомую мне местность. Лес начинал желтеть. Приближалась осень. Надо было успеть залить фундамент под хоз. постройки, и завести живность. Это было необходимо, мы не любили еду из магазина. Поэтому всё что могли, производили сами. От этого уже не отмахнёшься. Организм определял съедобно не съедобно в один миг, и не принимал. Можно было умереть с голоду. И мы ему потворствовали.
  За баней организовали навес, вырыли просторный погреб и залили бетонные стены. Наделали полок и отделений для картофеля, моркови, свеклы и других земляных. Надо было успеть, хоть как-то подготовится к зиме. Сараюшки  подняли из шлакоблока, накрыли, и заштукатурили. Первыми появились куры, и поросята. Недолго думая Олеська приобрела авто. Бегать много, - пешком не набегаешься.
   Дом постепенно приобретал жилой вид. Двери, окна уже стояли. Вечерами они с Павлом зашивали стены, а я крутила компоты, соленья, салаты. Роман с семьёй приехал за неделю до начала учебного года. Мы заранее прикупили им мебель и всё необходимое, ведь дети аскетизма не поймут. Так что въехали на всё готовенькое. Я даже не представляла, как соскучилась. Да и они это не скрывали.
  Бросив вещи, собрались у нас. Внуки крутились, гомонили, - наперебой делясь впечатлениями. А затем выскочили  обследовать двор. День только разгорался. Присели у стола, за завтраком делясь новостями. Роман первый выляпал: «Твой был в бешенстве. Приехал дня через два после вашего отъезда. Мне угрожал. Требовал адрес. Я сказал, что пока не в курсе. Что вы поехали присмотреться, и когда устроитесь, сообщите. Ну а, сами как получили вид на жительство и продали дом, - свалили. Думаю, он нас всё равно найдёт. Ему это раз плюнуть, с его то, чином и связями».
Я засмеялась: «Я не собираюсь прятаться. Просто мне нужен покой. Я не готова к отношениям. Особенно к таким непредсказуемым. Так что устраиваемся и ничего не боимся.  Возможности есть,  -  заводите новую клиентуру, работайте и живите».
Он усмехнулся: «Гора с плеч. Олеська, ты где материал брала? А машины как, цена доступна?». И они мягко перешли на свои темы. Ксюша подсела: «Мам мы так скучали, нам тебя не хватало. Дети скулили каждый день. Ты как?»
- «Замечательно, климат вроде бы подошёл. Занимаюсь тем же чем и всегда. На учёт ещё не встала, но после выходных собираюсь. Больница рядом, школа тоже. Пойдём вместе. Как пропишитесь, так и пойдём». Ромка отозвался: «Мороки много? Или так же как у нас?»
- «Да вроде нормально, мы в течении часа прописались. Олеська прокатит, покажет, расскажет.  Она уже по городу мотается, знает больше».
   Они тут же и собрались: «Поедим, всё закрепим, а то Глеба в школу устраивать надо. Машину купить надо. Да и со стройматериалами подсуетиться стоит». Они крикнули детей. Ксю убежала  переодевать. Олеська пошла к машине. Роман вертелся уже там, оценивая: «Смотрится не плохо. Какой год? Как ход?» Я вышла следом. Проводила их взглядом, когда отъезжали. Взяла удочки и отправилась к реке. Пашка подошёл позже: «Как клюёт?»
- «Видимо кто-то прикормил, бойко берёт. Как бы не получить по наглой морде». В этот момент из-за поросли появилась обезображенное гримасой лицо мужика лет сорока.
- «Что голубки воркуете? Зажрались? А не хотите ли дамочка со мной побаловаться?» И он переваливаясь через ветки грузно рухнул перед нами. Пашка схватил подвернувшееся бревно. Я молча стояла наблюдая за происходящим. И в момент, когда Пашка увернулся от ножа, и отбил пинок бревном. Шагнула на встречу и кулаком вписала хамлу между глаз, а затем выбила нож и пинком въехала в пах. Мужик ойкнул и свалился у ног теперь уже надолго. Я обернула ручку ножа пакетом и со всей дури воткнула в ствол Ивы, пристукнув для верности кулаком. Нож вошёл по самую рукоять. Мы собрали удочки, рыбу, и зашагали прочь.
-  «Как это ты, кулаком вбила нож?»
- «Пашка, ты что не заметил как рассыпался камень? Я для усиления удара подобрала камушек, оттого и вырубился мужик с первого раза».
- «Фу, я думал ты у меня со скрытыми возможностями. От сердца отлегло».
- «Как думаешь, придут мстить?»
- «А ты думаешь, он был не один?» Мы оглянулись. Мужичка подхватили двоя подельничков под руки, спешно унося ноги.
- «Понимаешь, уж больно он вёл себя самоуверенно».
В этот момент мужички уносили ноги не от нас, как мы думали.
– «Кержак, гнида это район Паука. Мы даже уйти не успеем, он нас уроет». Но Кержак плохо соображал. А мужики изо всех сил старались покинуть злополучное место.
Паук уже дышал им в спину, слышался глухой рык собак. Они кинулись в реку, и течение подхватив понесло их не давая возможности грести. Эхом разнесло выхлоп выстрела, и всё затихло. Я прислушалась и прибавила шаг. «Один лучше другого»: буркнула себе под нос, цепляясь за сына: «А тебе лучше рта не раскрывать при остальных. Это будет нашим секретом. А то дальше своего двора не выйдешь».
Пашка хмыкнул: «Сам понимаю, не маленький. Просто время и случай».
- «Это твоя мама без приключений скучать начинает. Шагу не сделаешь, сразу кто-нибудь выпендрится. Ну, всё завязываем. Сейчас рыбку почистим и я поджарю. Уж больно свеженькой хотелось. Вот же детишки манипуляторы, ещё в утробе, а вынь и подай».
Сын хохотнул: «Ты так смешно ворчишь, будто в серьёз».
- «Как то же отвлекаться надо от дурных мыслей»: отозвалась я.
    Наши ещё не вернулись, мы почистили рыбу и пожарили в клере. Получилось достаточно, чтоб побаловать себя. Отварили картошечки, достали баночку огурчиков. В холодильнике оставалась селёдочка, и она пошла на стол, с лучком и под маслом. Зашелестели шины по гравию. Пашка выглянул в окно: «Наши вернулись»,
- «Значит не вредные, как раз к столу»: чайник закипел, в тот момент когда Роман переступил порог: «вы что на запах летели?»
- «Не поверишь мамуля, голодные как волки. Но успели сделать всё. Теперь будем двигаться дальше»: ухнул борода: «Даже машинку посмотрели в салоне, думаю завтра заберу».
 Дети проголодались серьёзно, насколько Глеб не важный едок, но сейчас мёл за обе щеки. Девчонки всегда отличались хорошим аппетитом. И теперь я просто любовалась ими. Рокси отвлеклась: «Бабуля, ты всегда, очень вкусно готовишь. А можно ещё?» После обеда семейство отправилось домой. Олеська растянулась на кресле. Пашка рухнул в своё. А я, убрав со стола и перемыв посуду, присела у ноутбука, продолжив работу над романом.
  День подходил к концу, начинались выходные, следующая неделя грозила большими хлопотами. И я немного задумалась, вспомнив сегодняшнее происшествие. Сидела молча , бесцельно глядя в окно и думала, думала. Олеська проснулась: «Ты чего меня не будишь?» Как будто я это когда-нибудь делала. Я даже не подгоняла, просто давала задание, а всё остальное они сами. Попив чайку, дочь с сынишкой уже традиционно направились к коттеджу. Роман  наладил навес,  и теперь усиленно капал погреб. Он всегда работал за двоих. Ксю вылезла с детьми во двор, составляя ему компанию, и наслаждаясь свежим воздухом. Я присела под навесом к столу перед очередным творением. Жизнь входила в привычное русло, не смотря на непредвиденные сюрпризы.
Главное что мы  как всегда, - вместе.



Свидетельство о публикации № СП-41422 от 20.03.2019.

Читайте также:
Комментарии
avatar