16+ ПУТЕШЕСТВИЕ ИЗ СЕВЕРНОЙ АМЕРИКИ В ЮЖНУЮ.
02.04.2019 40 0.0 0



 

 

Посещение латино-американских стран я начала в 2006 с Бразилии. В Рио сопровождал меня коренной бразилец, а потому приключения типа расталкивания (вручную!) автомобилей, запаркованных впереди и позади твоего авто у входа в ночной клуб, заявлений «если нет встречных, не останавливайся на красный свет светофора – проезжай быстро» воспринимались мной, как забавные национальные особенности. 

 

Вернувшись домой, я рассказывала друзьям, что главное впечатление на меня произвели бразильянки – все грудастые и попастые, с длинными волосами и в платьях – это после канадского доминирующего серого-шерстяного и сине-джинсового. Но уже тогда интерес к латино-культурам насытился, и я решила, что в банановые страны поеду только загорать. Что я и делала – Мексика, Куба и Доминикана – самые близкие и доступные места для разбавления долгой канадской зимы порцией солнечного витамина Д.

 

Но, как принято, перемены приносят в нашу жизнь дети. Как только дочери исполнилось 18, она заявила: «Буду копить деньги на путешествия». Может быть, чьи-то дети и не привели угрозу в исполнение, но не моя девочка. Я с тревогой наблюдала ежемесячные пополнения в ее «travelvalet» и когда его раздуло не на шутку, с опаской спросила: «Куда поедешь?» «Тайланд, Камбодия, Вьетнам…», - начала перечислять дочка, а я услышала, как глубоко под корой моего серого вещества щелкнул выключатель родительского страха и запустил процесс… 

 

Чтобы вы понимали, подростки в Канаде по окончании школы, часто едут путешествовать. Некоторые даже откладывают поступление в университет или колледж на год, чтоб досыта насмотреться, надышаться и нахлебаться. Едут они не в отель «все включено», а выискивают полные приключений хостелы; не надевают туфли на шпильках, а в кроссовках и с 25 килограммовыми рюкзаками лезут в непролазное и при этом, воспитанные в стране непуганых идиотов – Канаде верят всем и любят каждого, не видя опасности и не зная угрозы. 

 

За пару месяцев я наслушалась историй о человеческом трафике в Тайланде, о молодых длинноногих блондинках бесследно исчезающих в азиатской стране или возвращающихся с набором диагнозов и списком препаратов, к которым развилась зависимость. Понимая, что напором воспитанный мной характер не пробить, я начала искать альтернативу. 

 

Перешерстив все, что могло бы заинтересовать моего ребенка, я решила, что малой кровью можно обойтись в Перу. Я начала рассказывать за обедом о «случайно увиденной по телевизору программе», «вернувшихся из путешествия на Мачу Пикчу» друзей, находить в инстаграмме фотки, способные заинтересовать даже хронического домоседа…

«Я решила ехать в Перу», - заявила дочь через пару месяцев, и я услышала, как генератор страха в мозгу переключил обороты на пониженные. 

 

Как я пережила месяц ее путешествия – история отдельная. Полная седых волос спустя всего месяц я обнимала мою загоревшую, повзрослевшую девочку, полную впечатлений и любви к далекой стране Перу. Следующую неделю мы слушали истории, смотрели фотографии и я поняла – поеду! 

 

Маршрут был составлен под чутким руководством «бывалых». Это, скажу я вам, дело нелегкое, потому как никто не заботится о том, чтоб разложить вам по полочкам на английском языке, что до Мачу Пикчу, например, вам нужно: купить 1. Билет на автобус до поезда; 2. Билет на поезд до автобуса; 3. Билет на автобус до Мачу Пикчу; 4, а точнее 1! ( потому как они распродаются за пол года вперед и все ваши предыдущие билеты, включая авиаперелет, могут оказаться пустой тратой денег!) Билет на Мачу Пикчу. 

 

И вот, чемоданы собраны. Приключения начались за день до отлета. Канадские авиакомпании, в свете недавних катастроф, отменили все перелеты, запланированные на Боингах 737. В известность пассажиров никто не поставил, и выяснили мы это только при попытке зарегистрироваться на рейс. Следующие сутки были потрачены на то, чтоб пробиться через поток подобных нам путешественников и поменять билеты. В итоге отлет состоялся на день позже с 2я, вместо 1, посадками по пути в Лима – столицу Перу. 

 

Обычно, я пишу путевые заметки «по ходу», но все было расписано поминутно, невозможно было передохнуть – и в прямом и переносном смысле: мы постоянно куда-то ехали и летели, впечатления боролись за место на жестком диске серого вещества, кислородное голодание давало себя знать… 

 

Кислородное голодание – песнь отдельная. Высота Куско – 3400 м, Ла Паз – город в Боливии - 3700 м над уровнем моря, для сравнения Екатеринбург – 255 метров, Калгари – 1050 м. Предупрежденная друзьями и дочкой, я готова была к легкому головокружению в горах. В реальности же при полном отсутствии алкоголя я просыпалась с абсолютно похмельной головной болью, была способна передвигаться лишь мелкими шажками и старалась дышать, как учила тренер по йоге, вовлекая все возможные доли легких. Но и это не очень помогало, так как города в замечательной стране Перу расположены в горах. И если в горных провинциях Канады дома строятся в долинах, между горных гряд, то в Латинской Америке ими буквально облепляют самые вершины. По узким мощеным улицам Куско я буквально ползла, по-рыбьи открывая рот и втягивая пустой бескислородный воздух. При попытке ускориться, в грудной клетке создавался вакуум и грудина втягивалась внутрь, прилипая к позвоночнику и сдавливая на своем пути одуревшее сердце и вялые альвеолы. 

 

Итак, первая высадка на перуанской земле – Лима. Столица Перу поразила ухоженностью и чистотой. Я была очень приятно удивлена и хорошо организованным транспортом, и довольно вежливыми водителями. Не поймите превратно – водители в Перу не станут пропускать вас на пешеходном переходе, но и ускоряться, завидев вашу панику, тоже не станут. Умытые улицы, бесконечная дорога вдоль океана, ухоженные дворики, цветущие деревья, бесчисленные качающиеся на волнах серферы… Я полюбила город настолько, что впервые пообещала мужу рассмотреть вариант «snowbirds» с возможностью пары зимних месяцев в Перу. 

Перуанская кухня богата блюдами из рыбы. Из свежей рыбы! Надо отдать должное поварам – таких соусов я не ела даже в лучших ресторанах Канады. Каждый соус делает один и тот же вид рыбы совершенно уникальным. Из экзотики попробовала стейк из альпаки. На национальное блюдо из морских свинок не отважилась. 

 

Перу является мировым лидером по выращиванию авакадо, спаржи и киноа. Друзья, побывавшие в стране раньше меня, предупреждали воздержаться от салатов. Я же не представляла, с чем есть рыбу и мясо – ну не с картофелем же! Кстати, картофеля у них более 50 разновидностей, не забывайте, что в Голландию он попал именно из Южной Америки! И вот после первой же порции салата, я пожалела, что не послушалась. Обнимая ночью холодный унитаз, я радовалась, что следующий перелет не на следующий день, а через один. Все-таки важно всегда и во всем находить хорошее и оставаться оптимистом! 

 

Наверняка, если бы я запивала салат национальным алкогольным напитком – писко (по крепости как водка – 40 градусов) – обошлось бы малыми жертвами. Но я была пьяна впечатлениями и алкоголя не хотелось. Но салатов больше я не заказывала. Так что приходилось каждый раз просить заменить картофель на запеченные спаржу или кабачки. 

 

Следующим было путешествие в Куско с посещением Мачу Пикчу. Отель, в котором мы остановились, сам представлял собой достопримечательность. Древнее 2х этажное здание отреставрировано и переделано в уютный отель: очаровательный дизайн с яркими в национальном стиле красками, цветы в вазах и на клумбах в фойе, балкончик для завтрака на высоте птичьего полета с потрясающим видом на город и окружающие вершины… На ночь невидимые феи зажигали свечи и подкладывали в постель грелки для ног…

 

На Аляске стоит покупать бриллианты, на Майорке – жемчуг, из Перу невозможно вернуться без свитера, ну или хотя бы шарфа, из ламы (альпаки). Животных этих, оказывается, несколько видов, самые ценные из которых – викунья. Тут же переименовав всех знакомых Вик в Викуньи, я отправилась на шопинг. Альпаку купила всем, включая разноцветные носки «а ля Трудо» для сына. 

 

В Куско первый и последний раз почувствовали, что страна все-таки криминально неспокойная и глаз надо держать востро. Отель наш находился в конце узкой улицы, вдоль которой тянулась череда магазинов, кофеен, ресторанчиков и ночных баров. Возвращались мы с мужем с вечерней прогулки по центру города, задыхаясь от обильного ужина и скудного содержания кислорода. В одном из магазинчиков муж решил остановиться и купить шоколад, наивно полагая, что гипоксию можно поправить гипергликемией. Я, хоть и прожила в Канаде больше 15 лет, но родилась и выросла, все-таки, в России, а потому поле зрения у меня составляет 360 градусов и степень настороженности в темных переулках любых географических точек всегда включена на максимум. Как только муж достал кошелек из кармана куртки, мой третий глаз зацепил бегающий взгляд паренька у дверей магазина. Глаза его бегали по направлению от купюры в руках супруга до глаз находящихся невдалеке приятелей. Вернувшись на улицу, я заметила четырех пареньков, идущих метрах в 50 впереди нас, возглавляемые коротышкой с бегающими глазами. 

Я не знаю, кто обучает этих идиотов разбою, но только мой счастливый обладатель плитки настоящего перуанского шоколада мог не заметить, что нас «пасут». Грабители по очереди оглядывались каждые тридцать секунд, проверяя, следуем ли мы за ними. До отеля оставалось метров 250. Перед отелем – видео камера наблюдения. Дыхание учащалось из-за подъема в гору, ощущения преследуемой жертвы и сожаления об отсутствии хотя бы газового баллончика в кармане. Мы уже вышли из скопления народа и перед нами оставался совершенно пустынный участок улицы. 

- Эти парни нас пасут, - сказала я мужу и он впервые обратил на них внимание. 

- Почему ты так думаешь? - последовал наивный вопрос. 

- Потому, что я выросла в России и пережила 90е, - ответила я. 

Муж, знакомый с историями из моей молодости, взглянул на разбойников более пристально и заметил, что да-таки они оглядываются, явно убеждаясь, что мы продолжаем двигаться за ними. 

Я остановилась. «Давай вернемся», - предложила я, - на площади полно полиции». Муж тоже остановился. Все четверо в 50 метрах от нас замерли – прямо напротив дверей нашего отеля. Сомнений не оставалось – нас поджидают. «Давай вернемся», - предприняла последнюю попытку убедить мужа я, но он сверкнул в темноте черным глазом и, засунув руку в карман куртки, двинул в гору. Я, прожившая 20 лет в браке с русским мужчиной, ринулась следом.

Четверка ожидавших наверное опешила, предполагая, что мы скорее пойдем назад, где они нас под горкой и настигнут. Кроме того, муж шагал, размахивая одной рукой (для нагнетания кислорода в легкие), и крепко сжимая другой невидимый предмет в кармане. Дойдя до спасительной двери отеля он достал из кармана ключ, отпер дверь и пропустив меня вперед, захлопнул ее за нашими спинами. 

Я думаю, нас спасла наша наглость и камера напротив. Я была страшно довольна приключением и мужем. 

 

На следующий день мы отправились на Мачу Пикчу. Сама дорога стоила того, чтоб забраться в центр этого «никуда». Есть еще на земле уголки природы, на которые стоит взглянуть, невзирая на изматывающий путь к цели достижения. На автобусе мы ползли по горам и перевалам, по сравнению с которыми крымские и даже турецкие горные тропы казались детским лепетом. Потом нас ждал поезд с широченными окнами вдоль всего вагона, а так же на потолке для лучшего обзора. Потом мы сели на другой автобус, и тут я пожалела, что нам не выдали парашюты: на очередном повороте над пропастью мне захотелось выброситься из автобуса самой, не дожидаясь, пока этот оторва-водитель перевернет нас всех вверх колесами. 

 

Прибыли мы к месту в 11.52. Билеты были куплены с 12. Наивно полагая, что 8 минут не имеют значения, мы двинули ко входу. Нас развернули. Экскурсовод посоветовал посетить местный туалет, так как в течение следующих 4 часов такой возможности не представится. 

Местный bañoвернул в реальность – страны третьего мира они и в национальных парках – страны третьего мира. Не принимая во внимание уже заплаченную очень приличную сумму за посещение Мачу Пикчу, в туалет попасть можно было только платно. За что платить, я не поняла, потому как ни туалетной бумаги, ни сидений на унитазе, ни бумажных полотенец у раковин, как и полагалось в латиноамериканской стране, не было. Возмутившись за свои кровные выброшенные на ветер две копейки, я вышла и, перемежая русские, испанские и английские слова возмущения, спросила, почему так мало денег берут за такой шикарный сортир. Перуанцы не поняли, но зато я заметила русских, которые услышав мою тираду, разразились смехом.

 

Платой за долгую дорогу, автопробег по обрыву, отсутствие элементарных удобств стал неописуемый вид, открывшийся с вершины горы. Передо мной распростерся древний город инков. Воспроизведя в памяти фото дочери, где она сидит на камне на фоне этих зеленых холмов и выложенных несколько веков назад ступеней, я взгромоздилась на край тропы, раскинула руки в стороны и скомандовала мужу: «Фоткай!» Цель моя достигнута: тут же отправила снимок моей путеводной звезде, доказать, что иду по ее стопам. 

 

Через пару дней мы вернулись в Лима, откуда сразу же вылетели в Ла Паз – Боливия. Для полета на озеро Уюни, как планировалось, не было уже ни сил, ни желания и мы провели день в городе, самой большой достопримечательностью которого оказался отель-музей, в котором мы остановились, и воздушка, на которой мы прокатились над всем городом, облепившим горы. Канатная дорога заменяет жителям метро, которое невозможно построить из-за наличия семнадцати подземных рек на территории Ла Паз. Несколько лет назад один из районов города рухнул, унеся в одну из них более 200 домов. 

 

Боливия оставила впечатление напрасно потраченного времени, еще большей кислородной недостаточности с невозможностью нормально дышать даже в покое, грязных улиц, непробиваемой толпы людей, огромной популяции голубей и твердым решением посещать банановые страны только в качестве короткого зимнего отпуска с системой «все включено»…

 

В целом я утвердилась в моем отношении к латиноамериканцам – это люди совершенно без амбиций. Без хороших амбиций. Горячий темперамент выражается в танцах, драках, спорах и любви к футболу. Во всем остальном народ довольно ленив, довольствуется малым и даже, находясь в самом центре мирового туризма, не утруждается выучить пару слов на английском, чтоб получить карьерный рост, или на худой конец дополнительную купюру.

 

За 10 дней путешествия мы совершили 9 авиаперелетов. Пережить длительные полеты помог Александр Цыпкин, на рассказах которого я буквально «зацыпклилась» - и всплакнула, и посмеялась, и удивилась – одним словом влюбилась. Счастливые вернулись домой, где нас встретило весеннее ежедневно набирающее обороты солнце, пробивающаяся сквозь старую листву зелень газонов, вернувшиеся (наверное тоже из Перу или Мексики) возбужденно кричащие гуси. Закинув чемодан в дом, я побежала во двор, взяла грабли и с упоением начала грести старую траву, облегчая новой путь к свету. Дочка разбирает баул с подарками, мама примеряет свитер из викуньи, а я, как учила инструктор по йоге, заполняю легкие от диафрагмы до самых верхушек воздухом, полным кислородом и любви к моей прохладной стране…




Свидетельство о публикации № СП-41457 от 02.04.2019.

Читайте также:
Комментарии
avatar