18+ Ступеньки, милорд! - 2 (продолжение)
04.04.2019 42 0.0 0



он жил недолго в нарезном стволе
и в капле сока из надрезов на коре
чуть дольше
… в брызгах крови из пробитой пулей почки
и в лопнувшей другой – где прячутся листочки
чуть дольше
… в чистоте подъездов зданий – «лучший дом»
в грязи свиней, как наказание. потом
на красных крылышках жучка-коровки,
где чёрный крестик крапинками… ловко
чуть дольше
… в тех гвоздях, что вбиты с болью в кисти
за то, что объявил себя царём
и в каждой из десятка истин
чуть дольше, дольше
…что же толку в том -
он умер на три дня, потом воскрес?
нет, умирает он всегда, сейчас и здесь
и вновь живёт во всех, во всём…
в одних не долго, а в других -
чуть дольше…

        ***

Мне спешить уже некуда.
Дни считать мне не хочется.
Время пусть черепашкой ползёт,
Или спрячется в землю, как крот.
Остановится - хоть в часах, жить почти когда некогда.

   *** 

Я тебя раздену -
пустишь!
На твоих строницах-
лицах
голая у глаз десница
и душа нежна как бязь.

Что со мной творишь ты? -
Пусть уж -
как раздвинутые ноги
согревают словом боги-
строки имени тебя.

***

поджарилось нежное чувство на солнце горячем,
познало цунами комфорт, ураганов покой,

и было - одно на двоих, это многое значит:
в груди разгоралось одной - остывало в другой...

        ***

Карбункулами глаз глядел тритон,
высасывая из яиц змеиных жидкость,
(змеёнышей лишая этой жизни)
и скорлупа хрустела под хвостом.

        ***

На перекрёстке наших улиц,
где фонарь,
щеками день и ночь коснулись.
Был январь.
И наши тени из метели
в снегу оставили постели
и двинулись щека к щеке
в вальске.
Но разлучила нас холодная 
пурга.
Театр теней теперь со мною
на года:
как наши тени из метели
в снегу оставили постели
и двинулись щека к щеке
в вальске…

        ***

рисую дом – квадратик,
кружок внутри – очаг
и палочку, мне хватит
не на растопку – так.
что толку на окошке
в трамвае. вон стоят
красотки. (это ножки!)
гуськом пять пар подряд.
я психотерапевта
сегодня попрошу.
один раз это грех что ли?
(был тренер по ушу),
сантехник – ой, как вспомню
так вздрогну – столько пить.
да ныть не стоит, полный
комплект…ещё порыть?
теплее стало даже
там… хватит на пока.
- гражданка в синем платье,
выходишь, или как?     

 ***

магадан?
ага, да!
гад -
ад!
а-а-а!

        ***

Летит картошка,
Во рту – горошек.
Ну, я её – мешком с зерном -
Прибил немножко
и... в чернозём.
Теперь – урожая!
Куда деваю?

        ***

Смахнув с подола скорлупу,
неторопливою рукой
надень очки, возьми иглу -
ключи от вечности.
(Всё лучше сделать поутру)
Сломай иглу и дверь закрой
в бессмертье. Сразу на юру
кричи - и должно
легче стать.

        ***
не снимай палец с курка,
нажимай, чтоб синела рука
не давай жизни глотка -
бей!
не бойся лететь на качелях смерти,
нет больше в рай дверцы.
вселенской любви не верь -
ты зверь.
прошлое продано палачу.
пулями платят нервы чувств.
чуть стряхнул сон -
вставь патрон.
смотри только ветру в глаза,
ни шагу назад.
бей эту сволочь спесью! с песней.

        ***

Я лежу на дне
в живой воде.
Пятки проросли травой и тиной

Пяточк ' и внутро
через щель в метро -
на проезд дорог
куда  идти нам.

Где янтарна тень 
там проклят день
и подземный мир
тому, кто грешен.

Только где же бог
кто бы всем помог
и  ны бяшете
камо грядеше?

        ***


Я в годах, в котах и в крыльях.
поредевших к сентябрю.
Чан космический открыла -
плов из слов своих сварю.
Специи возьму из Googlе
семь индиго-негритят
посажу у Рима в угол, 
на волчице посидят.
А потом из парадигмы
трех трухлявых праоснов
Вест-Индийских йогов стигмы
понарежу, брошу в плов.
Не подумайте плохого -
это просто листья слух.
Всё равно наступит снова
чо-нибудь одно из двух.



        ***

Нет шансов умолять - не унижаюсь.
Ведь думаешь совру, желаешь даже.
Не просто обмануть, да ты всё знаешь!
Глаза в глаза, а не в конверт бумажный.
Интимные дела - они же в радость -
как бог. Не нужен мне совет от смертных;
Как грех не нужен и палач - я знаю,
И плач. Всё это ритуал неверных.
Я сам один 
и резюме на сердце ты мне приколешь, этим  успокоясь.
Такой тебя люблю
 и я такой лишь
тебе даю дышать, как ты позволишь…
А дождь – 
он баловник –
тебе не новость,
пройдёт, его слезами я умоюсь.
А время, что нам время - только дразнит.
Готовься, ведь у нас сегодня праздник.

        ***


«Великие наивности» у Ницше –
познание как путь: 
путь к счастью
к добродетели
и к смерти.

В небесной скорлупе в наличие:
под оболочкой "млечный путь" 
желток есть:
зародыш- солнце,
жизнь это – 
поверьте.

***

Дух вещей птицы Гамаюн, несущей 
жизни яйца и, несущейся вперёд,
всё время обращён назад. 
Что истина есть - Бог, или всё ложно?

Мораль и правда, среди лун  или распутство разума здесь - кто их разберёт.
Местами поменялись
рай и ад;
и всё возможно…

        ***

Вселенская тоска.
Лист последний поднял 
и... конкретно прижало.
Дался мне марсианский 
пейзаж городской.
Помню было так - 
там на Земле, уезжали,
тоже сердце достало. 
Пора на покой.
Неба нет - нет надежды,
боишься, не сдюжишь.
Здесь не просит дождя
городская трава.
Всё искусственное, но 
в космической луже
любопытные есть острова.
Помню девочка в платьице,
август, светила:
Марс весь в красном как шарик,
Луна — в золотом.
-Возвращайся назад-
ты глазами просила.
-Зацвести должны яблони, 
только  потом...

        ***
       
У ловца-то человеков
всё сухие невода.
И зачем тогда вода?
Сунул грека руку в реку,
на безрыбье ищет рака.
А Гагарин в ту прореху
на ловитву в тину мрака
полетел.

Захотел
там плотник тихо
крест с закатною каймой
ставить на плотве людской.

Что за невидаль –
 так лихо
ловится. 
Шумит ковыль
и камыш.
………………Такая быль.

        ***

Ну, так что - я тебя урезонил?
Всё пытаюсь, остаться, как  чай на плите.
Помнишь, в песне: чтоб всё хорошо было  зонтик
нужен, я это - видишь? Куда нам теперь?

    ***

Осенний храм открыт хорам
поэтов и ветров.
Скорее жертвенную кровь 
поэт ему готовь!
Не на алтарь, где киноварью
лики на иконах,
на листопада медь сумей -
там жертвенник исконный.

     
   ***

Ты сидела одна у окна электрички.
Комсомольский значок чуть блестел на груди.
Светлым будущим он освещал твоё личико
Стать несчастной чуть-чуть, но всегда впереди.

***
Местечко в электричке у окна.
Сижу одна и личико закрыла
журналом по-привычке и видна
чуть-чуть я сбоку и немного с тыла...

***

На вокзале у кассирши 
я билет купила,
укатила из родного городка.
И теперешняя жизнь моя -
чуть-чуть счастлива
и несчастлива немного,
но пока.

        ***

Я кукла-варежка, меня хватают руки.
Натянут, чуть помнут и жгут огнём,
потом бросают или вешают на крюки
за петли на подоле вниз лицом.

Внутри лишь пустота, нет даже тела
и полость, каждый хочет - может лезть.
Безмозгла я, наверно в том всё дело,
лицо-подушечка и бусинки – смотреть.

Но что-то есть такое, ведь нужна я,
а может и душа, но как узнать.
Я ни красотка-барби, ни Даная,
но все-таки я баба, так сказать.

     

   ***

Чисты и оранжевы мысли художника.
Как гроздья рябины на - декорациях,
как судороги у осин  (не овации).
И нет им награды (и града у дождика).

Антракт в его мыслях: 
пришло бабье лето -
как ум коротко – но столько в нём цвета!

   
     ***

Ах, ярко-огненный листок
Сентябрь, скажи, ужель ты нужен?
Ты золотом лежишь на лужах,
что уплывает из-под ног.

И быстро уходя без мук,
сгоришь, как тоненькая свечка,
как для поэтов верный друг,
как на заклании овечка.

Уйдёшь ты тихо и ноябрь,
весь рясофорный - станет лесом,
А я припомню: поэтесса,
как за тебя дралась, сентябрь.

        ***

Тень колобка ужасна,
тнь колобка опасна.
Но всё же не напрасна -
катись себе, катись!

Я колобок и тень свою
всё догоняю и пою:

Тень колобка ужасна
Тень колобка опасна...

        
***

Есть добрые приметы бытия,
есть злые - это нам предупрежденье
о том, что не нужны предубежденья:
звезда упала с неба - это я!

        ***

бабье лето - паутинка
небо синяя тропинка
солнце - перекати-поле
листопад - весне застолье
а зиме - остаток времени
чтобы отдохнуть от зелени

        ***

Две крайности и середина...
бинарность - небо и земля,
шов посредине это я -
чудесней лампы Аладина.
Пусть трётся о меня земля
и небо солнцем поджигает!
Пусть мой фитиль от жизни тает,
он - есть вселенная моя.

        ***

в нужном месте
пришёл жених к невесте

в нужное время она
беременна

и не всё ли равно вселенной
то что для нас обыкновенно

народятся сыновья и дочки
это и будут твои запятые и точки
        ***

"Была полоска моря синяя,
и тела розовая линия...".
Ослеп тогда, сейчас спроси меня -
бывает ли трёх-мерной парность?
Нанёс на плоскость наши лики я.
Теперь нас двое - мы релгия!
И есть любовь она - великая
неистребимая бинарность.

        ***

Всё дело не в во-
зрасте и не пейза-
же зачем же нево-
лить бинарностью да-
же в исподнем побе-
гать по осени хру-
пкой на старой побе-
лке у неба скорлу-
пкой облупится солн-
це на вашем пейза-
же и смерть как окон-
це в стене эрмитажа.

     ***

Пункция ниже талии
женской литой фигуры.
Красотка, но есть проблема -
лежит в коме. .

Её самолётом доставили.
На мотоцикле – дура,
джигитовала без шлема с парнем знакомым.

Ликвор - крови краснее. 
Делаю трепанацию:
«чёрные лягушки»* выпрыгивают
из  мозга.

Всё хорошо
будет с нею.
Вышла из реанимации…
Хрустальный рог мне в подарок.… 
Выпить можно.
________
• эпидуральная гематома.

      

  ***


По части настроя -
день в шутку дождливый:
дождь  - 
и не ленивый,
и не обложной.

Я дождь тот запомнил.
Мы с внуками едем -
гулять нужно детям,
он бьет по стеклу.

Приехали, сразу
он смолк.
Мы качели
фонтан, карусели
прошли - его нет.

Домой едем - снова
стекло лобовое
щекочет, 
а дворник
его в шутку трёт.
  
        ***

Шёл по улице прохожий.
Шёл трамвай навстречу тоже.
С точки "А" и 
с точки "В"
двинулись они к судьбе.
А судьба для развлеченья
стала на пересеченье в точке "С",  стоит дугой.
И ни тот и ни другой
не поймут, кому она
предназначена.
Оба подождали малость,
а потом - поцеловались!
А судьба на месте - там
разделилась пополам.
А вопрос: трамвай-прохожих
поделить или умножить?

        ***

- Творец, попробуй жизнь на вкус и выпей с людьми.
Полынь горька, но жизнь бывает горше.
Засунь за щёку, подержи и выплюнь.
Не вкусно? Но тогда,  быть может, 
от горечи отмой, 
чтоб с верой шёл
твой раб,
той жизни рад.

-Полынь, полынь…
Стой, человек - остынь.
Наказан горечью ты, смерть чтоб стала  сладкой.
Смиренно жизнь прими, как смерть.
Вся горечь от гордыни.
Шоколадка -
она для тех, 
кому в аду гореть.

Отныне...

        ***

Я тот, кто был на древе веры, из ведра 
лакая отражение луны с «пантерой»*.
И вдруг, с неё свалился Авин.
Он был с чужой «женой», она была с косой, смотрела в точку и держала сердце, под рукой - оно не билось.
За нею чьи-то тени, сто в шеренгу по два встали,
Похожие как братья Брут – убийцы.
Взошедшие на волю через штольню,
в которую из Volvo, ехавший, рукой полтинник бросил.
Они насквозь меня прошли и наводили мост на древо моей жизни, но упали в «пантеры» люк - все в россыпь.
Процессор мой включился.
Я насчитал четыре вспышки лампы и «ушёл», соединившись с мозгом Авина (он был под простынёю чистой) и
через него с его женой. Сидела у стола та, что коня
возьмёт не за узду – о двух ногах пантера!
Стать дрессировщицы, а преданность собаки. И, - вера...
Она его как пса любила в стиле «вамп» - дразня.
Воздвигла плёткой на престол...

Из шкафа-люка, где процессор, вышел Он - Мессией. Помахав, схватил шесть раз звук «р»
И спрыгнул над кольцом огня из лампы.
-Ну, вас всех 
в бога топку-дверцу,
Я Шариков
Я…
Львиное
р-р-р-р-р-р
Сердце.
____
* тип нано-процессора.

        ***

Осени уже начало,
а поэзии так мало.
Рифма - ствол, сучки слова -
Нарублю стихов дрова...

     
   ***

Водки не бывает слишком много
Пьём её мы столько, сколько есть.
Ну, а что соловы - это на дорогу
Шоп взлететь, пропеть и...
соловьём на шопу сесть.

      
  ***

Ветер, ты с востока дуешь!
Армий «глиняных» ряды встали тесно. 
За одну лишь
ночь - гнедой, ты стал седым.

Ты поверил обещаньям
и разбился в пух и прах.
Лист с печатью, вертопрах -
вот, за все твои старанья.

Спины не услышат слово,
каплей не умыть лица.
Мёртвой птицей ты слепого
кормишь звёздами птенца.

Ты с востока что ли, дуешь,
западным не хочешь стать?
«Сказками принцесс» уста
балуй. Запад не надуешь.

        ***


Горл бутоны связаны
Визголов букеты,
Мне потону разные
И по цветугорл. 
Стеблител по талию
В вазе-интернете.
К телувазы сталия -
Мой букетик гол.

        ***

Одна на двоих она теплится.
Лизнёт то тебя, то меня.
То я к тебе - на тебе  нет лица,
То ты ко мне - я без огня...

       
Чьи там изнеженно наслежены
такие мокрые следы
стихов. Нарежет он и... врежу я
не в рамку, а себе под дых.
Он апоссионарен, как и тот
гусар по имени Денис.
Зарой их в землю - всё равно Эрот
туда сойдёт за ними вниз.

Жить без чего нельзя, у них спроси.
- Без женщин - .........боже упаси!

        ***

Августу золотом лес рукоплещет.
Золото падает с рук прямо в ноги.
Солнце лучами над золотом блещет
чтобы случайно не сбился с дороги...

        ***

Небо, подошвами ног
соединилось с землёй.
Стали подошвы травой,
а голова в потолок
солнцем упёрлась, глядит -
что там у нас впереди?
        ***

Как взгляды непереносимы,
Когда они так мимолётны.
Как выстрел женщины красивой -
взгляд  выпущен из пулемёта...

        ***

Меня поспешно усадили в экипаж.
Колёса провернулись, я на землю
свалился с неба, жизнь мелькнула. Раз...
Пишу, ищу себя. Другого не приемлю.
     
    ***

Петров, придумал, - долг не отдавай!
Приди хоть, знаю - стыдно вроде.
Портвейну выпьем на природе?
Друг! Истина в "вине", нечай...

         ***

Я акробат, Никто я с виду -
Потёртое пальто давно...
Вы в воздухе кульбит смогли бы?
Нет! То-то и оно.

        ***

Я в вечной парности струю
летел, попал и в ней стою!
Как в книге судеб между строк.
Там вечность, где две пары ног...

        ***

О к тебе подъезде
думал в подъезде -
стать прихожим
в твоей прихожей.
Лежу - на ковре ком,
ковриком.

        ***

Случайные различия условны.
Условно мы различны или без-...
Не интересен личности день новый,
если там не упрятан тайный бес.

        ***

Она захотела 
хула-хуп на талию, когда объелась в пиццерии в Италии.
А он смотрел 
и  ел из миски суп.

Она разделась, как японская гейша
крутила хула-хуп
и  без одежды.
А он был просто кот -
ленив и глуп.

Вот, если бы
 узнать 
у хула-хупа, 
что согревал её 
от шеи до пУпа –
какой хороший
у неё был пуп.

***

Я, как бы в вертуале,
А плачу, как в реале
И не пойму пока -
Где эти облака?
Они пустое место
А я уже известна...

       ***

солнце-блин утонул  опять в молоке
предзакатном и выплыл из утреннего.
и от смеха 
с ума сошёл город,
в руке его  держит
и крутит
кругленького.
от  щекотки 
зашлися   дома, 
от земли 
оторвались - летят 
в одиночестве.
и потом в кучу
валятся словно шмели

ну так как же здесь
не обхохочешься?
только умный терновник 
форсит и молчит,
он хихикает 
на фарси.

        ***

Самая простая на земле…
сильного, большого, настоящего
хочется хоть из Сахары, ясно же,
хоть от сквозняка, пускай извне.
Нет истерик, это вам не ящик,
где впустую сериалит дождь.
Сильного, большого, настоящего
в чёрно-белой жизни не найдёшь.
Съёжься жалость и уймись ка, тьма!
Самый умный с глыбою не станет -
Он давно вписался в птичью стаю.
Таять ли, лететь, сойти с ума?
Это было всё в канун весенний!
Пропортвейнить голову мигренью?
Всё прольёт. А будет день и деньги.
Самая простая - загляденье!
Самого большого и кому-то?
Нет, она всё купит - будет круто!

Пусть стакан гранёный зубы выбьет. 
Пьём портвейн пока она не видит.

        ***

Маленькое чудо
лупает глазками,
туда-сюда - повсюду
смотрит без опаски.
В голове у крошки
мысли настоящие,
смотрит как в окошко
на происходящее.
Солнце над кроваткой
словно апельсиновое.
Засыпай же сладко
девочка красивая.
Заплету, как вырастешь,
бантики с косой
будешь по двору, малыш,
бегать стрекозой.

        ***

Если хочешь меня обнаружить,
видишь солнца лучи, ты возьми их в объятья,
лепестками рассвета расшитое платье
я одену и золото кружев.

Если хочешь меня обнаружить,
ты найдёшь меня там, где простор твоих слабостей
и упав в их объятья, раскрытые сладостно,
ты почувствуешь, кто тебе нужен.

Если хочешь меня обнаружить,
перед тем, как судьба тебе сделает знак
ароматы почувствуешь скошенных трав -
ты узнаешь - что так будет лучше.

        ***

Солнца медный шар тяжёл -
дышит жаром самоварным.
Лист напился чая - жёлт,
как китаец миллиардный.
Тропка в золоте овса
колет остями коленки.
А у леса волоса
порыжели, как у Генки.
Я не слушаю людей -
чем рыжей, тем дорожей!

        ***

Я видела, шли эти рыбы стадами.
В друг друга, цеплялись кистьми-плавниками.
Зубами по вдоль, разрывали хвосты.
Со спин чешуи обдирали пласты
И гибли. Слоями хитином и слизью
покрылась вся суша. Хвощи стали листья
отращивать, чтобы укрыться, спастись.
А папоротник от икры стал цвести.
Он был как безумие – первый исход.
Моря расступались - и шли они вброд.
Потом, повторив этот путь многократно,
вы стали людьми, но хотите обратно?

А я, ископаемой рыбой лежу.
Как вспомню, так вздрогну – история жуть!

        ***

Приходя – приходи,
приноси свет в горсти,
свои вещие сны,
свежий  привкус вины
с той оскоминой лет,
где тебя уже нет.

И в повозку-ковчег
в календарь трех основ 
принеси оберег
с кустанайских дворов.
Я другой - отрывной
там любил и арбу,
отрываешь день новый -
прошёл и забудь.
Первобытная грусть
мне в повозке – кунак
будет сетовать – рус,
всё-то так, да не так:
где курлык журавля -
там и воля твоя,
а синица в руках -
всё гордыня и страх…
как любимая в снах
и...  репей на штанах.

    ***


Ломает рёбра колесо,
Трещит, и кости все устали.
И с красным кратером лицо –
Висок насквозь пронизан сталью.

А сердце рядом, 
как и бог.
А вкус у яда веры сладок!
Но тяжек взгляд Его, и срок
Для пыток близок, значит надо
Всё выше, выше лезть на ствол,
Что гладок и без листьев даже.
Цепляюсь я за ореол...
И сам себе - милей и…гаже.

   ***

На берегу нисказочного леса,
нистранности где ничего не весят,
не на краю ветров – посередине,
у радуг в лесонебополосе -
неморяшумы жили.

 Из душемятоглины
Небесного Царя
в словоневыпитой росе и  смехослёз
они лепили птиц 
для рая, чтобы те вполусерьёз
людей учили жить, не умирать.
Совсем как солнце по утрам. 
И синий Сирин (для людей подстать)
Поющенерождённого птенца
отдал нам в горло петь. 
А Алконост и Феникс
(те ещё чижи),
в печаль когда нас окунает жизнь,
заведомообыденную прелесть
разменивать должны
на миражи.

       ***

Так вот куда приводят все дороги!
В паранойяльный бред и раскалённый добела
кромешный ад, 
в пустую тишину безумья. Ноги
раздвинь нирваны надоедливая ночь. Без сна.
Когда любовь мертва, рабы её мы – лживы.
Мотает срок химера - плоть желаний.
Уж нет её, но мы как будто живы. 
Иллюзии- слова, прикосновенья ранят
А инквизитор-память
терзает жилы…

     ***


Развенчана постылая надежда.
И буря сеет коллапс выжженных глазниц.
А чернота зеркальная так нежно
свою сестру - любовь бросает ниц.

     ***



Свидетельство о публикации № СП-41246 от 04.04.2019.

Теги:стихи-экспромты, Ирония, юмор

Читайте также:
Комментарии
avatar