Удивления Ялта-январь 2020, второе, прогулочное
20.02.2020 73 0.0 0



2-я часть: «Про терминал Симферополя, трансфер, Аю-Даг, гостиницу, подвесную дорогу в Ялте, теплоход и Ласточкино гнездо»
Из серии рассказов: «Случайные путевые записки»

«Любите ли вы…» путешествовать, «…как любим это мы»?
Конечно, кто ж не любит ненадолго сменить обстановку.
Но тут есть несколько принципиальных моментов, секретов: во-первых, путешествие действительно должно быть недолгим, чтоб не наскучило; во-вторых, – несильно дорогое, чтоб «…не было потом мучительно больно за бесцельно прожитые…» дни; и, в-третьих, – не долгожданным, чтоб между путешествиями не успевал остыть дух здорового авантюризма.
Последний раз мы уезжали с любимого Питера в августе, – помнишь? – прошло аж пять месяцев, а это немало, чтоб без труда сорвать себя в новый Путь. Но, как бы там не было, соблюдя все перечисленные условия, наша устойчивая туристическая группа снова в дороге и на этот раз в сопровождении нашего Средненького со своей избранницей.
Итак, мы в Крыму, – здесь нам интересно в любое время года, на какой бы незначительный интервал времени мы ни приезжали, – наш трансфер весело катит по горному серпантину к гостинице в Ялте. За окном мелькают знакомые пейзажи: фасады ляпистых симферопольских многоэтажек, быстро поднимающиеся развязки окружной дороги, наполовину пустое водохранилище, огромная мечеть, первые снежные вершины и… море с упавшим в него на колени островом-медведем:
Аю-Даг,
моря страж,
здравствуй, брат,
видеть – рад!
А тот, словно слышит, поворачивает голову вслед за нашим автобусом, петляющим по старой дороге вокруг его роскошной… «спинищи».
Не успевает величественный остров уйти с глаз, как сразу за ним появляется поворот на «Артек», далее развилка к парку «Парадиз», кривой мост через ложбину, Никита и… незабываемый вид на длинный относительно пологий склон Массандры, в подножии которого и располагается, устремившийся, словно огромный шестнадцатипалубный белоснежный лайнер, в море наш любимый отель.
В Массандре солнце, небо, море,
плюс восемь, ветер, облака,
простор и горы, кедры, воля
и даже розы; кра-со-та!..
Жаль только, что день, несмотря на наш ранний вылет, всё-таки уже клонится к завершению. В нём нам лишь остается успеть разместиться в наших двух соседних номерах на десятом этаже с видом на город и величественный трезубец Ай-Петри, без фанатизма окунуться в двух чудесных открытых бассейнах, предварительно получив теплые халатики и полотенца, да устроить пир в Мраморном ресторане на «ол-эксклюзиве».
В номере яхта
на стенке висит,
за окном Ялта
огнями глядит,
небо невидно:
бегут облака,
море не слышно,
висит тишина.
Номер хотя и очень маленький, но весьма функциональный, удобный, оформлен в стиле «ловт»: во всю переборку панорамное окно с балконом, обильно усыпанные полками стены, между которыми буквально втиснута огромная панель телевизора и яркая картина-фотография современной яхты. В прошлые наши приезды сюда вместо яхты висело множество фотографий людей в незнакомой чужой морской форме, что несколько напрягало, делало помещение не жилым. Помнится, тогда мы даже писали в книге отзывов рекомендацию поменять их на что-нибудь другое, спокойное.
Похоже, нас услышали!
Между тем стемнело. Из окна миллионом разноцветных огней, уплывающих куда-то далеко-далеко за горизонт, по всей многокилометровой бухте улыбается нам город. Огней явно прибавилось! Похоже, Ялта больше не экономит электричество: это непривычно, но очень приятно, радостно, несмотря на то, что…
…там с яйл на Ялту льются тучи,
луна сквозь них огнём саднит,
на море штиль и небо пучит,
и все вокруг уже молчит.
Наблюдать за этим, а заодно и за исчезающими контурами домов, деревьев, моря с высоты птичьего полёта по мере быстрого заполнения ялтинской бухты густой темнотой и покоем, одно удовольствие. Глаза закрываются сами, в голове всё устраивается по полочкам, до самого рассвета, которое в это время года тут наступает около семи, нас постигает полная гармония и блаженство.

В Массандре утро!.. Ночь уходит.
Заметен снег на платах гор.
Но света нет, он где-то бродит
В тумане штор из облаков...
Гора на гору над Ай-Петри
Вдруг села, словно в чехарду
Играет с ним: там туча с ветром
на яйлы пала поутру.
Одним словом, хотя за окном серо, словно в Питере, но небо неоднородное в виде сплошной белой ваты как у нас, а бурное, разноцветное: облака движутся, громоздятся одно над другим на верхних платах гор, называемых здесь яйлами, застревая об их неровные каменные края-утёсы, падают в обрыв, создавая неподражаемую иллюзию нагромождения. А тут еще вдруг…
…туман, рассвет,
а солнца нет,
на горы сели облака,
огни горят… ещё… пока.
И тут вдруг…
…Никола-храм на всю Массандру
с утра пораньше забасил:
вдруг заиграл, запел так ладно,
как будто что-то огласил.
И тучи тут же расступились,
открыв Ай-Петри, небосвод,
и склоны белые открылись,
и парк ожил, пошёл народ...
Ну, вот и хорошо! Вот и чудненько!
Уж и не знаю, что там огласил небольшой храм-церквушка Святого Николая, находящаяся в непосредственной близости от отеля практически внутри массандровского сада, но и мы тут же, несмотря на трудный вчерашний день перелёта, перекусив на скорую руку, отправляемся на первый свой терренкур по Ялте.
По кипарисовой аллее
Бегут коты к какой-то цели.
И мы бежим, слегка балдея,
За ними в след… по той аллеи
О, как же это незабываемо чудесно после серой распутицы Питера попасть на солнечную вечно зелёную длиннющую аллею, начинающуюся практически сразу от порога гостиницы, уводя нас вверх в гору Массандровского сада.
Массандра – чудо: ветер, солнце,
и море, небо, облака!
И так тепло, и так всё просто,
и жизнь, как чистая река –
та, что бежит из водопада,
от Учан-Су по склонам яйл…
Зима здесь в Ялте, как награда, –
так много света, словно май.
Отсюда хорошо видна вся ялтинская бухта, море до самого горизонта, порт, центральная набережная, весь центр города, нескончаемое небо и, конечно же, горы.
Дорога ведёт мимо опасно выстроенных над самым обрывом больших красивых коттеджей. Далее по утопающей в зелени территории санатория-больницы Боткина, мимо густозаселенных малоэтажных кварталов Поликуровского спуска к одноименному холму, где расположилась одна из самых красивейших церквей Крыма Святого Иоанна Златоуста (1837 года постройки и 1998 года восстановления после полного разрушения во время войны), прозванной в народе просто – храм Поликура.
Здесь мы обычно отдыхаем, сидя пяток минут на скамейке в тени густых можжевельников, в кругу многочисленных кошек и котят, устроивших на подворье свой приют, и идем дальше, прямо на центральную набережную, где первым делом...
…на подвесной дороге в Ялте
мчим прямо в гору налегке,
тут всем чудесно будет в марте,
а нам чудесно в январе.
Приятно на целых пять минут взмыть над городом в небольшой уютной люльке на двоих и осмотреть центральную Ялту, так сказать, с высоты птичьего полёта, попутно поднявшись на холм Славы героям Гражданской и Отечественной войны, а затем через полчаса съехать обратно, удобно откинувшись на тесном сиденье обратно.
Народу на набережной совсем немного. Приставучие «маски», коих теперь предостаточно и у нас в Питере на Невском проспекте, к нам не подходят, с нами нет любопытных малышей, тянущих к ним руки и им неинтересно лезть к нам, справедливо предчувствуя нашу негативную реакцию. Зато зазывалы на морскую прогулку по бухте к «Ласточкиному гнезду» на теплоходах обращают пристальное внимание на всех праздно шатающихся здесь. Мы много раз бывали там, но сегодня наша устойчивая туристическая группа в новом, расширенном составе и потому мы соглашаемся с этим соблазнительным предложением.
На теплоходе "Крым" по… Крыму,
точнее в бухте Ялты по…
морю, мы идем за рыбой,
точнее к Ласточке в гнездо.
Море в бухте хотя и относительно спокойное, но из-за правого мыса бухты в местечке Гаспры идёт вполне себе приличная для теплоходика трехбалльная волна, которая по касательной летит и нам в левую скулу судна. Мы на юте, качает несильно, по громкоговорящей трансляции идет экскурсионная получасовая запись о достопримечательностях открывающихся перед нами по правому борту. Наш «лайнер» уверенно бороздит ялтинскую бухту. За корму плавно уходят нижний входной створный маяк порта, затем Приморский парк, сады Ливадии, склоны Ореанды и скалы Курпаты. А там, впереди уже хорошо видно местечко Гаспра, где на отвесной сорокаметровой Аврориной скале мыса Ай-Тодор и расположился самый узнаваемый символ Южного берега Крыма – небольшой замок «Ласточкино гнездо», построенный в готическом стиле в 1912 году.
Гнездо закрыто для осмотра,
ведут ремонт тут третий год,
но между тем, гуляет кто-то
по парапету… Вот, так вот!
В ходе разговора с охраной выяснилось, что рабочие ведут не столько ремонтные, сколько аварийные работы. Скала после, говорят, сильного землетрясения в начале века дала глубокую трещину, грозя расколоться совсем, а, следовательно, и замку рухнуть вместе с ней. Но укрепить её не так-то просто: чем больше строительного материала влить в неё для цементирования, тем тяжелее становится конструкция и тем больше риск потерять её напрочь.
Строители любезно рассказывают нам всё это, узнав, что мы из Питера, – наш город любят везде и всюду, это приятно, но и очень ответственно! – а затем даже разрешают зайти на площадку, чтобы, встав поодаль от замка у строительной будки, пофотографироваться на фоне этой неземной красоты.
Внизу у пристани большой рынок сувениров по вполне разумным ценам, так что час на ожидание обратного рейса теплохода пролетает незаметно.
На теплоходе – путь обратный.
Качает меньше, – волны в ют! –
а чаек куча, вид прекрасный,
лишь Аю-Даг печален вдруг...

Автор благодарит своего критика ЕМЮ за оказанную помощь, а также приносит извинения читателю за возможное совпадение имен, событий, диалогов, несовпадение мнений, так как данный монолог, безусловно, является художественным и ни в коем случае не претендует на документальность, хотя и ведется от первого лица якобы его истинного участника.
06.02.2020г.



Свидетельство о публикации № СП-41633 от 20.02.2020.

Читайте также:
Комментарии
avatar