[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Литературный форум » Наше творчество » Публицистика » Хочу критики! (Хочу критики. Жесткой и подробной.)
Хочу критики!
Погода Ольга Ивановна (Jacky)Дата: Четверг, 28.08.2014, 09:27 | Сообщение # 1
Житель форума
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 665
Награды: 15
Репутация: 24
Статус:
Уважаемый творческий люд! Очень хочу критики. При написании данной главы будущего романа (пока одной) были учтены критически замечания одного писателя (Марина, спасибо!) и одного журналиста (особая благодарность Ане, уделившей мне столько внимания). Учту все замечания, так как хочется написать что-то читабельное ))) Заранее спасибо!

Украденные сказки (исправленный, но пока не отредактированный вариант)
Часть первая. Ученица Колдуна.

Пролог.
"Учитель, до семи ли раз прощать брату моему, согрешающему против меня?"
"Не говорю тебе до семи, но до семижды семидесяти раз."
Библейская притча

Пролог

- Чего ты хочешь, моя девочка?
- Прощения, моя госпожа.
- Прощения?.. Мне кажется, ты лукавишь. Ты получила огромную власть, моя девочка. То, чего нет и никогда не будет у многих и многих… Ты получила великие знания, и теперь только тебе решать, как именно их использовать. Тобой восхищаются, тебя боятся, ты можешь получить все. Чего же ты хочешь еще?
- Прощения, моя госпожа. Только прощения…

Глава 1. Сестры.

Городок Голденвилль получил свое название из-за старой легенды. Говорят, разорившийся некогда торговец старик Бруно Эннри увидел однажды чудный сон. Большая рыжая кошка с человеческим лицом повела его прямехонько на запад и указала место у реки, где зарыт клад. Кошка сказала, что старик Бруно может забрать этот клад себе, но в обмен он должен отдать ей сердце своего старшего правнука. Бруно посмеялся, но согласие дал. И клад, говорят, нашел. Но как обычно бывает в таких случаях, найденного ему оказалось мало, и он, сколотив на скорую руку плохонькую времянку, принялся копать вдоль берега реки еще и еще… Отчаянно промывал мелкие камушки, пропуская сквозь сито грязь, но грязь останется грязью, как ни пытайся выискать в ней хоть что-то блестящее. Постепенно, прослышав о возможности найти золото, сюда стали стекаться искатели приключений со всех окрестностей, поселение росло, вот только клада так никто и не нашел, зато, построив домишки, народ сколотил хозяйство, постепенно появились торговые лавки. Отчаявшись, Бруно прекратил поиски, а вокруг его времянки к тому моменту уже вырос город под названием Голденвилль (Золотой Город). Построив дом, Эннри женился и зажил тихо и спокойно. Оставил потомков – и умер, ничем, в общем-то, кроме золотоискательства, не запомнившись.
Фрэдерик Эннри, первый правнук этого самого Бруно, откровенно в легенду не верил. Он всю жизнь прожил в основанном прадедом городке, держал собственную швейную фабрику, был женат и воспитывал двух прекрасных дочерей – Холли и Лизу Эннри. И все было бы хорошо, но однажды его жена, красавица Мирина, умерла. А вместе с ней умерло и сердце правнука Бруно Эннри… И только дочери пока держали его в пределах этого мира, давая какой-то смысл жизни и надежды на будущее.
- Да что ж ты глупая такая уродилась? Чего ты вертишься, будто коза горная? Вот не дошью тебе платье – голой на праздник пойдёшь!
Тонкая нить натянулась и лопнула. На пол упал ворох воздушного дорогостоящего кружева. Тонкое, редкое, с ручной вышивкой - его отец привез из столицы, и старшая дочь очень им дорожила, прекрасно понимая, насколько сложно доставать такие вещицы. И такая красота упала на пол, а младшей – хоть бы хны! Обычно спокойная и рассудительная, Холли не смогла этого стерпеть и с досадой отвесила младшей сестре подзатыльник:
- Это всё потому, что ты вертишься!
- Сама глупая! Сама коза! – рассерженно вскрикнула младшая, грозно топнув ногой.
- Раз так – иди вон! Сама себе шей! – Холли отвернулась от сестры, а та с рёвом выбежала из комнаты, громко хлопнув дверью.
- Вот дурёха… Отцу побежала жалиться… - с жалостью и злостью прошептала старшая сестра, в расстерянности собирая упавшие кружева. Сестру свою, Лизу, она и любила, и сердилась на неё, и на то были причины.
Два года назад умерла мама. Лизе тогда едва исполнилось восемь, Холли – двенадцать. Холли хорошо помнила тот день. Мама лежала в кровати – бледная, тоненькая - лишь ярко-рыжие волосы, словно пламя осенней листвы, полыхали на белом снегу взбитых подушек – всегда таких чистых, как будто они специально были подготовлены для того, чтобы принять мертвеца. Да, это было нелепо и глупо, но почему-то о маминых волосах, рыжих, ярких, похожих на прощающуюся с землей перед долгой холодной зимой осень, тогда Холли и думала. Они и на самом деле были похожи на осень… На ту самую тихую, умирающую пору, которая все еще пытается подарить угасающее тепло людям. И сама себя ненавидела за эти нелепые и странные, совершенно неуместные мысли. Мама болела уже несколько лет, и ни один врач не смог даже сказать, что именно с ней творится. А вот жители Голденвилля порой шептались между собой, что это, должно быть, проклятие. Впрочем, Холли знала, что жители городка никогда маму не любили. Гордая рыжеволосая красавица не была уроженкой этого города, но украла сердце самого завидного жениха, мечты многих девушек. Здесь у Мирины не было ни подруг, ни родни, зато был муж и две обожаемые дочки. И вот теперь она умирала, сгорая в объятиях осеннего пламени тех самых волос, которые вызывали такую зависть у местных красоток. Это было так… нечестно…
Маленькая Лиза выла в голос, лёжа рядом с матерью, а та едва поглаживала волосы младшей дочери, глядя в потолок. Отец просто сидел в кресле в углу комнаты, безразличный и пустой. Врач пытался сделать больной бесполезное кровопускание, но мама мягко отстранила его, чуть слышно прошептав:
- Не надо. Не поможет. Дайте умереть. Я так устала…
Холли так хорошо слышала это её холодное «Дайте умереть» - даже несмотря на вопли Лизы, что её пробрал липкий ужас. Как можно не хотеть жить? Как можно желать уйти из этого мира, где есть любимый муж и две дочки?.. Ведь она любила их. Верно? Да, любила - Холли знала это точно! Только с мамой им было так здорово, так весело. Только у неё были такие нежные руки, только она могла так заливисто смеяться, только она знала огромное количество волшебных сказок, только мама могла так красиво уложить волосы Лизе, что все девочки с улицы завидовали ей. Мама научила Холли шить. Мама научила всему, что знала сама – но… всему ли?..
Взгляд, полный нежности, остановился на старшей дочери. Губы умирающей шевельнулись.
- Я могу уйти, моя дорогая? Вы меня отпускаете?
Врач в бессилии опустил голову, отец закрыл лицо руками, Лиза снова заголосила, уцепившись в мать. Но мама смотрела только на Холли, и от этого становилось страшно. Отвернись, отвернись, хоть на миг, дай почувствовать себя бессильной, пожалуйста! Но взгляд Мирины не давали ей и шанса… Слёзы беспрерывно текли по щекам старшей дочери. Но эти слезы уже не могли ей помочь. Нежную кожу щипало от соли. Наконец, девочка приняла себя. Ей больше просто ничего не оставалось, нужно было решиться… Холли глубоко вздохнула, решительно вытерла рукавом слёзы и тихо прошептала:
- Да.
- Спасибо, - едва слышно ответила мама – и ушла из этого мира тихо и спокойно.
Холли уже плохо помнила, как провожала до двери врача, как платила ему за помощь, которую он так и не смог оказать… Как в бессилии колотила её кулачками злая Лиза, крича, что Холли не должна была отпускать маму. Как отец спокойно вышел из комнаты, глядя на дочерей пустыми и мёртвыми глазами - и ушёл к себе, не сказав ни слова. Потом, уже на похоронах, он подошёл к старшей дочери, обнял её за плечи и тихо произнёс:
- Спасибо.
Холли тогда не стала задавать вопросов. Она знала, что поступила правильно, хоть Лиза ее так и не простила. Сейчас они так и жили с воспоминаниями, как с тяжелой ношей, от которой невозможно избавиться – жили втроём, да ещё старая кухарка приходила… Отец держал швейную фабрику, дела у него шли неплохо, дочек он баловал, особенно Лизу. Вот только… Так он и остался таким – отрешённым и как будто частично мёртвым.
Впрочем, Холли по возможности старалась быть сильной – насколько вообще возможно быть сильной девочке в четырнадцать лет. Она научилась шить прекрасные платья – и одевала Лизу как настоящую принцессу. Холли научилась у доброй кухарки печь нежные сахарные пряники. И даже рассказывала перед сном сестре такие волшебные истории, что та слушала её с открытым ртом и требовала продолжения. Они бегали на все городские праздники и фестивали – и Лиза опять стала той весёлой и немного (ну, самую чуточку, допустимую для ребенка) заносчивой девочкой, какой была до смерти мамы.
День шел за днем, будни сменялись праздниками, вот и сейчас город снова готовился к летнему фестивалю – самому грандиозному после фестиваля смены года зимой. Холли решила сшить для сестрёнки самое красивое платье – такое, чтобы все девочки в Голденвилле завидовали ей.
Когда мама была еще жива... Да, когда мама была… Холли зажмурила глаза, пытаясь воскресить в памяти, как Мирина – стройная, золотоволосая, вся в солнечном сиянии – сидела перед швейной машинкой, старательно и сосредоточенно выводя ровные строчки. Как из-под ее рук как по волшебству появлялись чудесные вещицы. Как девочка, замирая от восторга, и сама захотела научиться шить. И тогда мама подарила ей рулон этой ткани… Нежнейший шелк цвета вечернего серебристого неба – а по нему рассыпаны большие синие цветы и невиданные пестрые птицы. Холли до сих пор хранила эту ткань в сундуке, мечтая сшить платье себе, но сейчас ей захотелось порадовать сестренку. И даже избалованная отцовскими гостинцами Лиза застыла в восхищении, когда сестра развернула перед ней рулон. Осторожно приподняв кончиками пальцев тонкую ткань, она вопросительно взглянула на старшую сестру.
- Да, - кивнула та. – Я буду шить платье. Тебе.
Лиза взвизгнула от радости и повисла на шее у сестры.
 
Людмила (Мила_Тихонова)Дата: Четверг, 28.08.2014, 10:42 | Сообщение # 2
Долгожитель форума
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 18893
Награды: 334
Репутация: 737
Статус:
Цитата Jacky ()
Отчаянно промывал мелкие

Наверное - старательно.
Цитата Jacky ()
Отчаявшись, Бруно прекратил поиски,

Вот теперь отчаяние к месту.
Цитата Jacky ()
И только дочери пока держали его в пределах этого мира, давая какой-то смысл жизни и надежды на будущее.
- Да что ж ты глупая такая уродилась? Чего ты вертишься, будто коза горная? Вот не дошью тебе платье – голой на праздник пойдёшь!

Неважный переход от философствования к диалогу.
Цитата Jacky ()
- с жалостью и злостью

может, как-то разделить эти чувства? Или сказать по-другому?
Цитата Jacky ()
бледная, тоненькая - лишь ярко-рыжие волосы, словно пламя осенней листвы,

Штамп.
Цитата Jacky ()
полыхали на белом снегу взбитых подушек –

Штамп.
Цитата Jacky ()
всегда таких чистых, как будто они специально были подготовлены для того, чтобы принять мертвеца.

Не поняла - живым лучше на грязных подушках спать?
Цитата Jacky ()
На ту самую тихую, умирающую пору, которая все еще пытается подарить угасающее тепло людям.

Штамп. Не стоит перегружать повествование "полыхающими, угасающими"... и т.п.
Цитата Jacky ()
сгорая в объятиях осеннего пламени тех самых волос,

ох, ты Господи... Сгорая в объятьях волос...осеннего пламени...
Да чего же так высокопарно-то?
Проще и строже было бы намного лучше.
Правда и короче. Или задача стоит - именно роман написать?

Цитата Jacky ()
что её пробрал липкий ужас.

Почему липкий-то?
Цитата Jacky ()
Взгляд, полный нежности, остановился на старшей дочери. Губы умирающей шевельнулись.

Ой... штамп.
Цитата Jacky ()
заголосила, уцепившись в мать.

за мать, наверное?
Цитата Jacky ()
Слёзы беспрерывно текли по щекам старшей дочери.

штамп.
Цитата Jacky ()
Врач в бессилии опустил голову

бессильно.
и снова штампы.....

Цитата Jacky ()
Как в бессилии колотила её кулачками злая Лиза,

бессилия очень много. перечитайте.
Цитата Jacky ()
стройная, золотоволосая, вся в солнечном сиянии –

штамп.
Цитата Jacky ()
Как из-под ее рук как по волшебству появлялись чудесные вещицы.

штамп.
Цитата Jacky ()
Лиза взвизгнула от радости и повисла на шее у сестры.

штамп.

Вы понимаете, о чём я? У произведения нет своего лица. Своего запаха, цвета.
То, что вы здесь представили, напоминает сборник цитат, надёрганных из многих, таких же безликих произведений. Причём цитаты эти до такой степени узнаваемы, что уже затёрты, я бы сказала.
Все эти полыхающие осени, беспрерывно текущие слёзы, визжащие от счастья девочки и т.д. успешно кочуют из романа в роман, практически не меняясь.
Романы однодневки...

Хочется задать вопрос - а рассказы вы писали? Или вот так сразу - РОМАН!
Если он весь будет так написан, вряд ли у него будет много читателей.
Попробуйте начать с коротенького чего-нибудь.Романов таких пруд пруди. И отличаются они только названиями. И то не очень.
И поменьше высокопарности этой... полыхающей...
Удачи вам!
 
Погода Ольга Ивановна (Jacky)Дата: Четверг, 28.08.2014, 12:37 | Сообщение # 3
Житель форума
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 665
Награды: 15
Репутация: 24
Статус:
МилочкаТ, спасибо, все учту. Текст очень сырой и нуждается в многократной редакции. Да, конечно, именно рассказы я и писала. Пример: http://www.proza.ru/2010/10/16/1351. Ну, сами понимаете, с сюжетом проблемы и все такое... Везде что-то не то. Возможно, я вообще не писатель, но писать-то тянет. Большое произведение для меня - новый жанр. Именно поэтому мне и нужна критика.
 
Погода Ольга Ивановна (Jacky)Дата: Четверг, 28.08.2014, 12:42 | Сообщение # 4
Житель форума
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 665
Награды: 15
Репутация: 24
Статус:
МилочкаТ, произведение появилось на основе вот этого "скелета": http://coollib.net/b/194171. Собственно, в электронные библиотеки я его выкладывать не собиралась, это уже кто-то сам "постарался". Я его и решили переписать, чтоб читабельно было. Предложила на критику народу, ответил мне только один человек:
"Оль, привет!
Прочитала на одном дыхании, вещь мощная, философская... восхищена! Герои классные!

Но есть парочка моментов, которые меня цапанули как "критика":
Повесть о добре, любви, сострадании, это что-то сокровенное, трогательное, ранимое.. а в речи сестер очень часто употребляются слова «дура», «дурище», «придурок», «морда», «черт», «дурак», «жмот» - режет слух, особенно при том, что колдун все время называет Моренку «малышкой», а эта малышка сквернословит, как разбитная девица.. Она тянется к знаниям, чтобы помогать людям. По идее я должна ее поддерживать, сопереживать ей, симпатизировать, но наоборот, поймала себя на чувстве, что она меня начинает раздражать, потому что я не понимаю, почему она так оскорбляет учителя. Даже захотелось дать ей по губам : ) Да, она вздорная, взбалмошная, но и какая-то чересчур наглая. И второй аргумент: история эта вне времени, эта как притча, но эти слова слишком простят ее, убивают волшебство. И еще у меня возникло противоречие в ощущениях: в каждой сцене детально описаны наряды девочек, цвет платья, пояса, их узоры, украшения в волосах. При этом описание места действия дается мельком, мне немножко не хватило вкусных деталей именно в создании атмосферы. Что-нибудь еще подкинуть, чтобы воображение дальше само дорисовало. Если само по себе описание места не предусмотрено, т.к. сюжет движется за счет диалогов, то тогда и развернутое описание платьев слишком бросается в глаза : )
Вот как-то так smile Но это, разумеется, мое мнение, "с которым редакция может быть не согласна" :)"
Именно поэтому и хочу переделать. Это, скорее всего, работа на не меньше чем год, но буду рада, если Вы продолжите критику )))
 
Людмила (Мила_Тихонова)Дата: Четверг, 28.08.2014, 16:38 | Сообщение # 5
Долгожитель форума
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 18893
Награды: 334
Репутация: 737
Статус:
Цитата Jacky ()
Именно поэтому и хочу переделать. Это, скорее всего, работа на не меньше чем год, но буду рада, если Вы продолжите крит

Конечно, нужна переделка. И в первую очередь надо избавляться от штампов. Они, как ничто другое, опошляют произведение и придают ему дешёвый вид.
Ищите свои метафоры и эпитеты.
Но только никаких "восхищённо горящих глаз, распахнутых настежь дверей, сумасшедших порывов и завываний ветра,
осиных талий, " и прочая, и прочая.... Это уже так намозолило глаза, что сразу же исчезает желание читать дальше.
А что насчёт моего совета писать для начала короткие рассказы?
 
Погода Ольга Ивановна (Jacky)Дата: Четверг, 28.08.2014, 17:17 | Сообщение # 6
Житель форума
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 665
Награды: 15
Репутация: 24
Статус:
Цитата МилочкаТ ()
А что насчёт моего совета писать для начала короткие рассказы?

У меня их много... Просто хочу попробовать что-то другое.

Вот, например:

Земляничкина сказка

Маленькая Ника обожала землянику. Вообще, другие ягоды и сладости она тоже очень даже уважала, но вот землянику... И вот – повезло ж ей! – нашла такую огромную ягоду – ну, наверное, с Никину ладошку. Вот только – стоило ей протянуть руку к такому сокровищу – как на землянику сел дракон. Ну, в общем, не особенно страшный он был – мелковат для дракона – не больше речной стрекозы – но шипел очень выразительно и явно имел на ягоду свои виды.
Ника села на траву и искренне огорчилась. В конце концов, это нечестно – это её, Никина, земляника! Конечно, дракона можно попробовать согнать, но – вдруг он кусается? И – при этом – пребольно?.. А девочка не хотела, что её пребольно укусили. Поэтому она просто огорчённо сидела и думала, что делать дальше. Дракон же тем временем, убедившись, что ему никто мешать не собирается, потоптался немного на месте своими крохотными лапками, попыхтел от сознания собственной значимости и с явным удовольствием вонзил свои мелкие зубки в сладкую мякоть. И, хотя он был красив – ярко-синий, с позолотой на спинке, с блестящими коготками, с глазами цвета аметистов и нежными-нежными прозрачными крылышками – Ника не любила драконов. В книжках, которые читала ей мама, все драконы отличались вредным для общественности характером, жили в гордом одиночестве и навещали людей только для того, чтобы съесть какую-нибудь очередную принцессу. Интересно, а бывают ли такие маленькие принцессы? Ника замечталась – вот бы увидеть! Наверняка, крохотная принцесса должна быть прехорошенькой, как и сама Ника. Наверное, у неё длинные, до самого пола, светлые волосы, и ходит она в распрекрасном пышном платье из тончайшей розовой ткани... Пока Ника мечтала, дракон схарчил уже почти половину ягоды. Такого стерпеть уже было просто нельзя!
Да в конце концов! – разозлилась девочка и решительно достала из кармана полосатого сарафанчика бутерброд с варёной колбасой, который ей дала предусмотрительная мама – чтобы девочка могла перекусить, заигравшись в саду. Бутерброд был немедленно предложен дракону. Тот думал немного – и яростно вцепился в колбасу. Обрадовавшись, Ника потянулась было к остаткам земляники, но мелкий зверь зашипел так злобно (при этом не выпуская из пасти колбасу), что девочка предпочла обиженно уйти.
Ну и пожалуйста! Какой жадина! Такой и принцессу съест – прямо с розовым платьем, и не подавится...
Ника прошла в одиночестве до маленького прудика, который самолично сделала её мама. Прудик был очарователен – в нём плавали большие кувшинки, а вокруг стояли расписные горшки с разными-разными цветами. Здесь Ника увидела целый табун крохотных лошадок со стрекозиными крыльями – они неторопливо бродили вокруг пруда и объедали мамины цветы. А один маленький жеребёнок умудрился забраться в кувшинку и смешно скакал с лепестка на лепесток. Ника была в таком восторге, что засмеялась и захлопала в ладоши. Крошечные кони немедля унеслись в траву...
- Наш домовой сказал мне, что если рассказать об этих лошадках кому-нибудь – больше никогда-никогда их не увидишь, - грустно делилась со мной Ника.
- Зачем же ты рассказала о них мне? – искренне удивилась я, - Теперь ты их и не увидишь... Они ведь ни за что не покажутся – я-то знаю.
Ника мечтательно улыбнулась:
- Ну и пусть. Ты ведь веришь, что я их видела, правда? И... я ведь подарила тебе кусочек чуда? Я совсем не против, если ты подаришь его кому-то ещё.
Я улыбнулась Нике в ответ.
Больше я с ней не встречалась – ведь Ника живёт в другом мире, но кусочек чуда я всё равно бережно храню, как один из самых дорогих подарков. Если вдруг при полном безветрии мне удаётся увидеть, как качаются травинки... нет-нет, я не ищу в густой траве крохотных лошадок или драконов – я ведь знаю, что не увижу их после того, как поделилась этой историей с вами. Главное, что я в них верю, и мне есть о чём поболтать с семейной парой живущих у меня домовых за чашкой ароматного чая, пока мой сын весело гоняет с малышами-домовятами мячик, скатанный из лунного света...

Или это:

Стань ветром серебристым...
Где-то совсем рядом золотым звоном отозвалась на тишину утреннего неба пчела... Странно, раньше мне казалось, что пчёлы жужжат. Вставать не хотелось. Да, и в принципе, те, кто меня ждал, могли подождать ещё немного.
- Неужели тебе это нравится?
- Что?.. – я приподнялся на локтях, отвлекаясь от синевы, разлитой от края до края. Прямо передо мной стоял молоденький – видимо, только вчера покинувший школьную скамью – солдатик. Он болезненно морщился, поглаживая раненную в последнем бою руку.
- Быть... таким? – его глаза выражали какое-то детское любопытство – видимо, моя работа вызывала в нём и отвращение, и интерес. В одинаковой мере.
- Каким? – опять спросил я, стараясь заглянуть поглубже в эту совсем ещё молодую душу.
- Ну... – он задумался, стараясь подобрать подходящее слово, - Всех прощать....
- Я никого не прощаю. Пусть люди сами себя прощают. Передо мной они ни в чём не виноваты. Ты, наверное, хотел сказать, что, провожая всех в последний путь, я должен делать различия между вами и солдатами вражеской армии?
Он неуверенно кивнул. Я молча улыбнулся. Конечно, для него они все – враги, те, кто стоит по ту сторону... Ни одно существо на свете не обладает такой жаждой к уничтожению себе подобных, как человек. Но мне всё равно. Я – военный священник, и мне нет разницы, по какую сторону стоит этот солдат или тот генерал...
- А, может, Господь сам разберётся?.. – снова неуверенно спрашивает солдатик, присаживаясь рядом со мной.
Я снова молча улыбаюсь, отрицательно качаю головой.
- Не его это работа, сын мой, - отвечаю с усмешкой. – Зачем ему разбираться? Он и так всё знает. Для него вы все правы... А для меня – каждый из вас.
Теперь замолчал мой собеседник. Он смотрел прямо, как смотрят настоящие солдаты. Пока они в бою... А когда они умирают, чаще всего смотрят в небо – с удивлением, что оно есть такое над ними - такое, какого они долго не замечали. Но ведь на самом деле оно всегда там, я точно знаю, хотя чаще ищу его в глазах умирающих, а не в высоте. В глазах умирающего всё выглядит честнее, даже небо...
- Ты молишься о нас? – спросил парнишка.
- Нет. Разве что... по-своему.
- Но почему? Разве не для того есть священники, чтобы молиться о нас? Разве ты не избран для этого Богом?
... Под солнцем медленно высыхали росы. Травы, птицы, звери не готовились к бою – по рукаву моей рубашки катилась красная капля – божья коровка расправляла крылышки для предстоящего полёта.
- Священник – это просто профессия, сын мой. Если Бог и избирал меня для этого, мне он, по крайней мере, ничего об этом не сказал. Тебя ведь тоже не Бог избрал для службы. В Библии о воинской обязанности ничего не сказано. А молиться – не моё дело. Ни у пули, ни у клинка милости не выпросишь. А люди... Разве вы будете меня слушать?
- Тогда зачем ты здесь? – в его голосе было больше удивления, чем возмущения.
- Надеюсь, ты об этом не узнаешь, - я отвернулся от неба к его глазам. Там не было пока той безмятежной и безразличной синевы, что раскинулась над нашими головами, только эмоции...
- Мы умрём?... – тихо, почти испуганно спросил он.
- Не буду врать, человек не вечен. Все умрём. Вопрос только – когда?
Наверняка кто-то умрёт раньше, чем перестанет биться его сердце. Он вернётся домой, к жене и детям, к друзьям, и никто ничего не заметит, только душу его будет холодить пустота, которую захочется чем-то занять – алкоголем, убийством, едким дымом дешёвых сигарет... Этим не за ймёшь пустоту – она всё пожрёт. Её можно залить лишь небом, бесконечным, синим, похожим на саму суть души. А под небом рождается жизнь. Без него нельзя...
... После боя я бродил по полям, останавливаясь везде, где, не желая или боясь расстаться с телом, порхала освободившаяся душа. Я должен был показать им новый путь, угадать в глазах каждого из них свой оттенок неба. Сейчас им уже было всё равно, за что они сражались – да и разве это вообще имело значение – за миг, за годы до гибели?.. Я опускался на колени перед каждым, для каждого искал свою молитву. Ты, мечтавший вознестись до небес, до облаков, стань гордой птицей, беркутом, пусть твои крылья подарят тебе свободу... Ты, смелый до сияния белоснежных гор в глазах, но справедливый, пусть твоя душа воплотиться в снежного барса, не боящегося ни вершин, ни обрывов... А ты, любящий в убийстве убийство, продолжи свой путь – стань снова человеком, таким, каким родился, пусть душа твоя сама подскажет, как освободиться. Так я бродил от убитого к убитому, не упуская из виду никого, и души вылетали из-под моих ладоней, словно бабочки, стремясь к неожиданно найденному небу – такому огромному, что в нём должно хватить места для всех.
А он, тот самый парнишка, что разговаривал со мной утром, нашёл путь к небу раньше, чем я думал. Я стал на колени и возле него, ловя испуганное дыхание – свобода была неизбежна, и я искал молитвы для него... Ты был молод, многого не знал, не видел красоты земли, не знал ещё любви... Пусть же всё это придёт к тебе хотя бы сейчас. Стань ветром серебристым, чтобы нестись над травами, распугивая бабочек, играя с лёгкими волнами прохладного лесного ручья, а когда придёт зима... занести всё это поле белоснежной пылью. Стань ветром – поднимись до солнечного света в сетях летних облаков, и оттуда взгляни вниз - земля, не залитая кровью, прекрасна не меньше, чем небо...
Когда моя работа была закончена, я поднялся с колен, встречая закат – год от года, тысячелетиями, мы встречались взглядами, расставались до следующего дня, словно соглашаясь – да, это профессия, всего лишь профессия – провожать за горизонт солнечный свет, давать новую жизнь освободившимся душам, разливаться синевой, бежать облаками, несущими дождь... И молить о свободе. Я стоял, прощаясь с закатом, а вокруг было тихо, лишь легонько трогал стебельки трав вольный, только начавший узнавать мир серебристый ветер...

Просто рассказы - это рассказы, а роман - уже серьезно. Естественно, я готова к переделкам, это как кухня - чтобы вышел шедевр, нужно что-то добавить, что-то убрать, приправить душой... Я романы никогда не писала, хочу попробовать. Как-то так.
 
Людмила (Мила_Тихонова)Дата: Четверг, 28.08.2014, 17:44 | Сообщение # 7
Долгожитель форума
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 18893
Награды: 334
Репутация: 737
Статус:
Цитата Jacky ()
У меня их много...

Может быть, я не в курсе. Рассказы есть на этом сайте?
Цитата Jacky ()
роман - уже серьезно.

Это очень серьёзно. Не забудьте составитьб план и указать в нём кто есть кто, иначе запутаетесь сами.
Цитата Jacky ()
чтобы вышел шедевр,

Вот так прямо сразу?
Хотела бы я иметь вашу уверенность в своих силах.
 
Погода Ольга Ивановна (Jacky)Дата: Четверг, 28.08.2014, 18:41 | Сообщение # 8
Житель форума
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 665
Награды: 15
Репутация: 24
Статус:
Цитата МилочкаТ ()
Рассказы есть на этом сайте?

Нет, я убрала свою страницу.
Цитата МилочкаТ ()
Вот так прямо сразу?
Хотела бы я иметь вашу уверенность в своих силах.

Именно поэтому я и хочу критики. Писать надо либо хорошо, либо не писать вообще. Я собираюсь работать над этой вещью серьезно и исправлять столько, сколько потребуется. Конечно, шедевр - это слишком громко сказано, но плохой литературы сейчас и так хватает. Если у меня ничего не выйдет, уж лучше я оставлю эту идею. Но ведь попытаться стоит, не так ли?
 
Людмила (Мила_Тихонова)Дата: Четверг, 28.08.2014, 18:55 | Сообщение # 9
Долгожитель форума
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 18893
Награды: 334
Репутация: 737
Статус:
Цитата Jacky ()
Писать надо либо хорошо, либо не писать вообще. Я собираюсь работать над этой вещью серьезно и исправлять столько, сколько потребуется.

Дорогая моя, но кто же будет помогать вам править эти несметные километры рукописей...
Это трудная работа. Ведь вы пишете, а кому-то надо это читать. И читать очень внимательно. Предлагать варианты, или просто отмечать неправильные места.
Поверьте мне, работа рецензента, а уж тем более критика, это очень трудное и невесёлое занятие.
Дай Бог найти вам такого человека. И я не думаю, что это будет бесплатно. Каждый труд оплачивается, а друзья только и напишут - ах, как хорошо.
(Боже упаси, я не намекаю на свою кандидатуру! У меня совершенно нет времени)
 
Погода Ольга Ивановна (Jacky)Дата: Четверг, 28.08.2014, 19:31 | Сообщение # 10
Житель форума
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 665
Награды: 15
Репутация: 24
Статус:
Цитата МилочкаТ ()
Дорогая моя, но кто же будет помогать вам править эти несметные километры рукописей...

Но ведь как-то же люди пишут... Я ведь не единственная в своем роде, верно?
Цитата МилочкаТ ()
Это трудная работа. Ведь вы пишете, а кому-то надо это читать. И читать очень внимательно. Предлагать варианты, или просто отмечать неправильные места.
Поверьте мне, работа рецензента, а уж тем более критика, это очень трудное и невесёлое занятие.

Знаю, я сама вела и правила литературные страницы в изданиях. Именно поэтому я и попросила критики. Если бы я была в себе уверена - я бы не просила, а просто писала бы, и все. Но я знаю, что у меня полно недочетов, и их надо исправлять.
Цитата МилочкаТ ()
Дай Бог найти вам такого человека. И я не думаю, что это будет бесплатно. Каждый труд оплачивается, а друзья только и напишут - ах, как хорошо.
(Боже упаси, я не намекаю на свою кандидатуру! У меня совершенно нет времени)

Спасибо, конечно. Ну, настоящие друзья такого не напишут, они, как правило, более объективны ))) Критики я не боюсь, иначе бы не просила. Если бы у меня была возможность оплачивать труд профессионального критика, я бы не заводила эту тему. Но их и найти сложно, и возможности нет. Спасибо за Ваше мнение, я его обязательно учту. Простите, что потратила Ваше время.
 
Людмила (Мила_Тихонова)Дата: Четверг, 28.08.2014, 19:41 | Сообщение # 11
Долгожитель форума
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 18893
Награды: 334
Репутация: 737
Статус:
Цитата Jacky ()
Простите, что потратила Ваше время.

Ну что вы! Если бы я не хотела, я бы и не писала вам. Всё нормально.
 
Погода Ольга Ивановна (Jacky)Дата: Четверг, 28.08.2014, 19:45 | Сообщение # 12
Житель форума
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 665
Награды: 15
Репутация: 24
Статус:
МилочкаТ, Спасибо. Я прекрасно понимаю, насколько это тяжелый труд - оценивать что-то недоделанное. Просто хотелось узнать мнение со стороны. Себя оценить сложно, знаешь, что есть недостатки, но где - не всегда увидишь. В любом случае, Вы мне дали наметки, ориентиры есть ))) Собственно, я и хочу написать что-то большое, чтоб на месте не стоять, а как-то развиваться. Спасибо ))
 
Погода Ольга Ивановна (Jacky)Дата: Пятница, 29.08.2014, 20:32 | Сообщение # 13
Житель форума
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 665
Награды: 15
Репутация: 24
Статус:
Критик найден.

Сообщение отредактировал Jacky - Суббота, 30.08.2014, 08:02
 
Погода Ольга Ивановна (Jacky)Дата: Суббота, 30.08.2014, 08:03 | Сообщение # 14
Житель форума
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 665
Награды: 15
Репутация: 24
Статус:
Цитата МилочкаТ ()
И я не думаю, что это будет бесплатно.

Нельзя ставить творчество на коммерческие рельсы. Но, увы, у нас уже всё там...


Сообщение отредактировал Jacky - Суббота, 30.08.2014, 08:03
 
Литературный форум » Наше творчество » Публицистика » Хочу критики! (Хочу критики. Жесткой и подробной.)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:

Для добавления необходима авторизация