Повороты судьбы - Литературный форум
ГлавнаяПовороты судьбы - Литературный форум
[ Обновленные темы · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Литературный форум » Наше творчество » Авторские библиотеки » Проза » Повороты судьбы
Повороты судьбы
v1323246Дата: Среда, 25.03.2020, 08:54 | Сообщение # 1
Постоянный участник
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 473
Награды: 13
Репутация: 25
Статус:
Повороты судьбы


Ранним летним утром народу в парке было немного. На скамеечке одиноко сидела элегантная седовласая дама в шляпе, да несколько подростков изощрялись в ловкости катания на скейтбордах. Один из парнишек, особенно отчаянный, с гиком скатился с крутого парапета.
-Максим, - раздался окрик подошедшей женщины, - ты так и норовишь себе шею сломать!
-Ма, да я аккуратненько, - весело ответил тот, соскакивая с доски. – Чего мне сделается?

Сидящая на скамейке дама вздрогнула от звука голоса мальчишки, сердце ее вдруг бешено заколотилось, и она уставилась на говоривших в упор. Те стояли буквально в полутора метрах от нее. Женщина невысокого роста строго выговаривала сыну, а он оправдывался, до боли знакомо, улыбаясь, разводя руками и посмеиваясь.
-Галина!!! – громко вскрикнула дама, поднимаясь на ноги.
-Вы ко мне обращаетесь? – вопросительно произнесла мамаша, снимая темные очки и недоуменно вглядываясь в подходящую к ним особу.

Но дамочка уже подошла вплотную и вдруг ухватилась за руку парнишки. «Валерик», - буквально простонала она, неожиданно, начиная оседать на землю. Но была подхвачена с двух сторон матерью с сыном и усажена на скамейку.
-Очнитесь, Серафима Андреевна, очнитесь, - повторяла Галина, обмахивая даму ее же шляпой.
-Мам, это кто? – удивленно поинтересовался парень.
-Знакомься, твоя бабушка со стороны отца, - глухо, со вздохом произнесла мать. – Вот и встретились, - сурово добавила она, надевая очки, чтобы сын не заметил внезапно выступившие слезы.

***

С той «исторической» встречи нежданно возникшей бабушки с внуком минуло около двух месяцев. Выходные Галина Васильевна проводила на даче. Ближе к вечеру ней заглянула соседка Ирина, с которой они находились в добрых, приятельских отношениях. Дамы расположились в маленькой беседке возле дома. Ирина обратила внимание, что на столе перед хозяйкой лежит большое фото сына.
-А чего ты мрачная то такая? – удивленно поинтересовалась соседка. - У твоего Максимки нежданно-негаданно нарисовались богатые бабушка с дедушкой из Москвы. Это же классно! Только, где они раньше-то были, когда пацан болел, деньги на операцию требовались?
-Ой, Ира, они знать не знали, что у их Валеры сын шестнадцать лет назад родился, - хмыкнула Галя. – Максимка-то буквально клон своего отца. Серафима случайно в Тюмени оказалась. В парке нас вместе увидела, так в обморок и свалилась. Как говорится, и анализ ДНК не потребовался. Рады до беспамятства. Пылинки с парнишки сдувают. Сейчас вот повезли внука на экскурсию по Европе на машине, - со вздохом продолжила она, – на днях должен вернуться.
-Не слышу радости в голосе, - пожала плечами та. – Если они его сразу за своего внука признали, значит, и помогать теперь во всем станут. Школу закончит, поедет в Москву учиться. Ты всю жизнь на сына положила. Уж я-то знаю. Пора и о себе подумать, свою судьбу устраивать. Третий год Алексей за тобой ухаживает. Годы-то галопом скачут. Тридцать пять лет тебе уже.
-Ой, Ириша, все не так просто, как кажется, - со вздохом ответила хозяйка. – Валеркины родители люди грамотные. Боюсь, как бы они не узнали страшную тайну появления их внука на свет. Даже думать об этом не хочу. Вот и переживаю.
-Галка, может, поделишься со мной своей тайной? – предложила соседка. – На душе легче станет. А то смотрю, на тебе лица нет.

Галина нежно погладила рукой фотографию сына и тихо начала свою исповедь:
-Жила-была в далеком северном городке девочка Галя Цурикова, я, то бишь, - указала на себя пальцем женщина. - Росла в обыкновенной, простой семье. И угораздило же круглую отличницу влюбиться в своего одноклассника, единственного сыночка генерального директора газовой компании, Валерку Максимова, - с улыбкой произнесла она.
-Парнишкой он был веселым, симпатичным, но весьма избалованным. Дружили мы с ним два года в школе, а потом оба поступили в медицинский институт здесь в Тюмени. Я и в институте на отлично училась, а Валерка к зубрежке приучен не был. Летнюю сессию завалил. Родителям не сообщил, надеялся осенью пересдать экзамен. Иначе, «корячилось» баловню судьбы два года службы в армии. Максимовы к тому времени уже в Москву жить перебрались. Пересдать у Валеры, увы, не получилось. А тут и повестка из военкомата подоспела. Когда мама с папой срочно примчались «ребенка спасать», поздно оказалось, - криво усмехнулась женщина.
-Как раз перед самой его отправкой в армию, я обнаружила, что беременна. Валерка, когда сессию то завалил, я его «утешала». Вот и доутешалась, - развела руками Галя. – Родителям его сообщили эту новость вместе. Серафима Андреевна, обливаясь слезами, сразу стала пояснять мне, что и институт придется бросить, и к родителям с «довеском» вернуться и прочие страхи. Короче, настойчиво уговаривала меня сделать аборт. И врача знакомого срочно нашла.
-А что Валера твой? – поинтересовалась Ирина.
-Что Валера, - пожала плечами Галина, - сказал, что мама права, надо делать аборт. Дескать, когда отслужу, тогда и поженимся. Очень я на него обиделась на эти слова, рыдала, а что делать, не знала. Как своим сообщить о беременности, даже представить не могла.

Женщина сходила в дом, принесла, поставила на стол маленькую бутылочку коньяка, нарезанный лимон, плеснула в стопочки и, сделав глоток, продолжила:
-После проводов моего «жениха», в сумочке я обнаружила приличную пачку денег и телефон врача. Видимо, Серафима под шумок мне подложила.
-Насколько я понимаю, аборт ты так и не сделала, - улыбнулась соседка.
-Конечно, нет, - кивнула головой Галина. – Ну, во-первых, у меня четвертая группа крови с отрицательным резусом, а потом я все-таки очень этого балбеса любила. Не хотела нашего ребенка губить. Короче, пришла к тому врачу и уговорила его сказать Серафиме, что сделал мне операцию. Ее же деньгами за эту ложь и расплатилась.
-И он взял?
-А почему нет? – хмыкнула та. – Ему и за аборт заплатили, и за молчание тоже. Вскоре я получила письмо от Валеры с адресом, где он будет служить. Оказалось, под Новосибирском, буквально рядом с городком, где моя бабушка жила. Три остановки на электричке всего. Мне подумалось тогда, что это «рука судьбы». Документы из института забрала и рванула к бабуле. Хотя жениху на письмо не ответила от обиды на него и никто, кроме моих родителей, не знал, куда я уехала.
-Не побоялась к бабке то ехать? Старушка могла бы запросто выпроводить тебя.
-Неееет, - покачала головой Галя, - моя бабуленция не такая. Я для нее, как младшая дочка была. Мама моя тоже молоденькой родила. Оставила меня у бабки с дедом и уехала на Север деньги зарабатывать. Там встретила моего отчима, вышла замуж, и меня они к себе забрали только, когда мне в школу надо было идти.
-Девочки часто повторяют судьбу своих матерей, - заметила соседка.
-Если бы так, - вздохнула та. – Все удары судьбы мне еще только предстояло вынести.

Женщины выпили по рюмочке, и хозяйка проложила рассказ:
-Баба Нина всю жизнь, кстати, фельдшером проработала. Ругать меня не стала и сразу определила на второй курс медицинского колледжа. Все-таки, у меня один курс мединститута был. Я бабушке еще и в ночные смены дежурить помогала. Короче, учебу с практикой совмещала, - похвасталась Галина. – Но, суть не в этом. Валерка то думал, что я аборт сделала, а я решила так, пусть он там помучается на службе, животик у меня вырастет, тогда я к нему на свидание и приеду, «обрадую». Только вышло все не так, - горько вздохнула женщина. – У меня уже шесть месяцев срок был, когда на складе в военной части произошел несчастный случай. Взорвалась граната. Погибли два солдата. И Валера Максимов один из них. Так мой сын, еще не родившись, стал сиротой.
-Жалко парня, - сказала Ирина, вновь наполняя стопочки. – Давай, помянем.
-Ой, Ира, погоди, еще будет, за что нам выпить, - покачала головой женщина. – А родители мои тогда и не знали о беременности. Написала им, хочу жить у бабушки и ждать из армии Валерку, который служит совсем рядом, - она некоторое время помолчала.
-Пришло время мне родить, - наконец, со вздохом продолжила женщина. – Перед самыми родами ребенок повернулся, и было ягодичное предлежание. Меня-то спасли, а младенец обмотался пуповиной, задохнулся и родился мертвым.
-Господи святый, - в ужасе вскрикнула Ирина. – А, а, - неуверенно показала она пальцем на фотографию Максима, - это-то как?
-А вот так, - мрачно ответила рассказчица, - слушай дальше. Тут моя тайна и откроется. Только не перебивай, а то мне больно даже вспоминать, - сглотнула Галина слюну.

-Ту страшную ночь я не забуду до конца жизни, - еле слышно произнесла она. – Лежу в палате одна, вся в слезах, соплях и никак не могу поверить, что мой сыночек мертв. Заснуть не получается. И вдруг в палату привозят другую роженицу. Оказывается, ее сняли с электрички на нашей станции, потому как у девушки начались преждевременные роды. Позднее появляется врач и объясняет той, что ее семимесячный ребенок жив, лежит в кувезе и делается все, для его спасения. Я все слышу и начинаю реветь еще больше. Ну, почему недоношенный младенец полутора килограммов весом выжил, а мой погиб? У меня начинается дикая истерика. Обкалывают успокоительными, засыпаю.
А утром, когда проснулась, вижу, что моя соседка собирает вещички и намеревается тихонько слинять из больницы. Разговорились, и Света, так она назвалась, поведала мне свою историю. Работала поварихой в военной части. Забеременела от солдата срочной службы, а он погиб при взрыве на складе. Я тогда напряглась и поинтересовалась, как звали ее парня? Девушка показала мне несколько фотографий. На всех оказался мой Валерка. Ира, ты представляешь, что со мной было? – криво усмехнулась Галина.
-Ну, видать, времени твой любимый на службе не терял, - покачала головой соседка.
-Я спрашиваю у девахи, дескать, чего ж ты сбегать собралась? Ребенок живой родился. А та мне пояснила, что у кавалера родители богатые, она надеялась, что он на ней женится и увезет, наконец, из этой глухомани в Москву. Никуда бы не делся, по ее словам, все в части об их «романе» знали. Теперь, когда Валера погиб, ей этот младенец не нужен. Она бы и здорового в роддоме оставила. А вешать себе на шею полуживого, недоношенного ребенка тем более не собирается. Призналась мне, что и вытравливала плод, и живот утягивала. Короче, в тот же день девушка сбежала. У нее даже документов с собой не оказалось. Может, и не Света она совсем.

Ирина слушала молча, выпучив глаза и прикрыв рот ладонями.
-Мне разрешили посмотреть на оставленного этой горе матерью, младенца.

Гляжу, лежит в кувезе маленький паучок весь в проводах. Такой крошечный, что в ладошках поместится,- показала она сомкнутые ладони. - Мне подумалось, что никому-то он не нужен, а ведь это семя моего Валерки, - возбужденным шепотом произнесла женщина. – И пусть мой неверный жених через пару месяцев после нашей ссоры еще одного ребенка зачал, малыш то чем виноват? Именно в тот момент я всеми фибрами своей души почувствовала, это МОЙ сын! Понимаешь, Ира, - прижала Галина руки к груди, - поняла, что это Божий промысел! Ведь почему-то звезды так сошлись, что у этой девицы роды начались именно перед нашей станцией. Она попала в родильное отделение, где я лежала, - возбужденно продолжила женщина.
-И ты решилась взять его себе? – изумленно выдохнула соседка.
-Что значит взять?! – искренне возразила та. - Мне его Бог послал во искупление моего плотского греха. Я сразу решила, что он будет Максимкой. Валеру в школе Максом называли. А этот «паучонок» его кровиночка! Значит, это НАШ сын. И я обязана его выходить и вырастить. Тогда упала я на колени перед заведующей в слезах и умоляла оформить этого младенца на меня. Пусть по документам я буду его мамой, а моего умершего мальчика запишут на неизвестную.
-А что бабушка?
-Да, если б не бабуля, заведующая на такое нарушение закона, и не пошла бы. Они старинными подругами оказались. Правда, врачиха меня долго отговаривала. Сказала, что у ребенка может оказаться ДЦП, мальчик может вырасти умственно неполноценным и прочие страшилки. Говорила, дескать, ты погоди оформлять. Посмотрим, выживет ли вообще. Но мы с бабаней настояли. Так появился на свет Максим Валерьевич Цуриков. Не оформили бы его моим ребенком, кто бы мне, одинокой, без жилья, без профессии еще, позволил мальчишку усыновить?
-И глянь, какой вырос то, а? – восхищенно произнесла Ирина. – Но это только твоя заслуга. Ты его выходила, спасла.
-Ирочка, дорогая, - громко воскликнула Галина, - да это он меня спас! От горя, от отчаяния. Сколько ударов судьбы подряд я получила. Нежданная беременность, гибель Валеры, смерть новорожденного сына. И еще «вишенка» на торте – жених оказался мне не верен, любовь крутил во время службы. Фактически, предал меня. Мне жить в девятнадцать лет не хотелось. Руки хотела на себя наложить. А тут такой подарок судьбы! – просто расцвела счастливой улыбкой женщина. - Я ночами перед ним сидела, пока малыш в кувезе лежал. Разговаривала с ним. Говорила, что все у нас с ним будет хорошо, что вырастет мой мальчик большим, здоровым и гордым мужчиной. И он меня слышал! Я это сердцем чувствовала, - возбужденно продолжила женщина. – Молоко свое пока сцеживала, чтобы не пропало. Вскоре роженица с двойней появилась, так ее деток подкармливала, чтобы меня «раздоили», до полутора лет потом сыночка грудью кормила, - засмеялась Галина.
-Господи, - воскликнула соседка, - да ты мать-героиня, а не преступница. Если все правильно оформлено, так родители Валеры и не узнают. А если, вдруг, узнают, наоборот тебе спасибо скажут, что выходила их внука.
-Ну, да, - криво усмехнулась Галя, - скажут спасибо и заберут у меня сына совсем. Зачем ему теперь мамка, да еще не родная? – неожиданно разрыдалась женщина. - Вон у него какие богатые бабушка с дедом, - горючие слезы катились сплошным потоком. - Квартира шикарная в Москве, дом загородный и еще, наверное, много чего. И Макс единственный наследник всего.

***
Никто из женщин не заметил, что во время их разговора у распахнутого настежь окна кто-то стоял. Пока Ирина успокаивала Галю, чья-то тень метнулась ко второму выходу из дома и исчезла. А был это ни кто иной, как Максим, который вернулся на два дня раньше. Приехал на автобусе к матери на дачу, но, услышав разговор подруг, застыл на месте, пораженный невероятной новостью. Уже дома, лежа на диване, парнишка пытался понять, что его больше потрясло? То, что мама его не рожала или безудержные слезы Галины Васильевны. Макс никогда не видел мать ни ноющей, ни плачущей. Как-то она сказала ему, что слезы можно лить только на похоронах, когда безвозвратно потерян близкий человек. Все остальное можно исправить. Откуда мальчишке было знать, сколько ночей эта мужественная женщина провела, кусая подушку от бессилия и задыхаясь от слез. А на глазах у сына на лице Галины была неизменная улыбка и уверенность, что они все преодолеют. Слишком много информации свалилось подростку на голову. И все это надо было переварить и сделать выводы.

А утром Галине позвонила Серафима Андреевна. Говорила много, с надрывом, со слезами и очень путано. За что-то извинялась и умоляла серьезно поговорить с Максом. Единственно, что мать поняла, сын обиделся на бабушку с дедом, хлопнул дверью и уехал домой раньше времени.
Женщина немедленно уселась за руль своего автомобиля и направилась домой. Вначале хотела позвонить сыну, но передумала. В данный момент она работала старшей медицинской сестрой в коммерческом нейрохирургическом центре города Тюмени. Но известна была даже за пределами области, Галина Цурикова как уникальный мастер массажа. Этому искусству она научилась, когда недоношенному младенцу потребовался ежедневный массаж. Вначале прошла курсы в Новосибирске, а затем много раз ездила на усовершенствование не только в России, но и за рубежом. Чтобы стать ее клиентом, надо было выстоять огромную очередь. И ее массаж стоил весьма дорого. А потому особых материальных проблем семья не испытывала.
Сына она застала в неком взъерошенном состоянии духа. Он дежурно чмокнул мать в щечку. На вопрос, почему вернулся раньше, только пожал плечами и сразу засобирался куда-то. Честно говоря, Галина не знала, как вызвать парня на откровенность и неожиданно предложила:
-Макс, а давай я тебе массаж сделаю.
-Вау, - расплылся тот в улыбке, - это я люблю. Давай, - согласился он, стягивая футболку и укладываясь на диван, – а то ты своего главного пациента совсем забыла.

Смазав руки гелем и делая нужные движения по спине, Галина спокойно стала расспрашивать сына о поездке за границу. Максим неожиданно ответил, что лучше бы поехали в отдельную страну и пожили там. Во Францию, Италию или Испанию. А так по его словам получилось «галопом по Европам». И что новоявленная бабушка просто достала внука своей безмерной заботой.
-И в «благодарность» за это, по приезде в Москву, ты старушке нахамил, - строго сказала женщина.
-Я нахамил? – возмущенно попытался подняться сын, но получил хлопок по загривку.
-Ну, не я же, - иронично заметила мать. – Бабушка звонила мне утром и плакала. Знаешь, - печально продолжила она, - когда ты был маленьким, я точно знала, чем тебя порадовать, как успокоить, что тебе надо, а теперь мой сын вырос, и мне совершенно не понятно, что творится в его головушке. Чего от тебя ждать.
-Во-о-о-т, - глухо протянул, уткнувшийся в подушку носом, Максим, - главное слово здесь – вырос! – уже громче продолжил парень, повернув голову для удобства. - А вы все держите меня за ребенка несмысленыша. Серафима в каждом городе старалась в магазины меня затащить, предлагала накупить брендовых вещей, то бишь, одеть, обуть «нищего» родственника, - хмыкнул он. - А когда в Москву вернулись, достала своими пояснениями, сколько миллионов стоит квартира, дом, обстановка. Выпячивала свое богатство, хвасталась.
-А дед Николай, как тебе показался? – поинтересовалась мать.
-Дед ниче так мужик, - буркнул сын. - Он даже ей сказал, что Галину надо на Божничку посадить и молиться каждый день. Ой, что тут началось, - захихикал Макс. – Я тебе все ее речи пересказывать не стану, но слова, из-за которых мы окончательно разругались, скажу.
-Что за слова?
-Она просто шипела, дескать, что какая-то сестра-массажистка может дать и сделать для нашего дорогого внука?! Сказала, что «мальчика» надо срочно забрать в Москву, нанять репетиторов, чтобы школу хорошо закончил, и отправить учиться в Лондон. И много еще разного, - возбужденно произнес парень и вдруг резко встал и уселся на диване. – Мама, она меня купить хотела, а тебя унизить в моих глазах. И добавила так снисходительно, что хоть каждый день может позволить себе парочку массажистов на дом приглашать. А я и не грубил совсем, - пожал он плечами, - просто спросил, знает ли она, сколько пациентов с инвалидного кресла встали после того, как побывали в твоих золотых руках?
-Максим, успокойся, - вздохнула Галина. – Старую женщину надо понять и простить. В свое время она потеряла единственного сына. Ты его продолжение. Ну, перегнула палку в желании завладеть внуком.
-Нифигассе! – возмутился Максим. – Ты почему всех готова пожалеть? Она потеряла сына, а теперь, чокнутая бабка, решила лишить единственного сына тебя?! Так что ли?

Парень некоторое время молчал, глядя на нее удивленными, вытаращенными глазами, потом вдруг резко обнял мать, прижал к себе и зашептал на ушко:
-Мамуль, я тебе еще в одном грехе должен признаться. Хоть ты и учила, что подслушивать не хорошо. Можешь мне за это даже ремнем пониже спины «массаж» сделать, - хихикнул он. - Но я прилетел вчера и автобусом доехал до нашей дачи. Короче, твой разговор с соседкой подслушал. Но выйти к тебе сразу не смог, - тихо, но очень взволнованно продолжил Максим.
-Макс, - вздрогнула Галина и попыталась отстраниться от сына.
-Молчи, молчи, - не дал ей отодвинуться тот. – Ничего больше не надо мне говорить. Я уже вырос, я твой сын и ты моя единственная мама на свете. И никто, запомни, никто не смеет даже косо посмотреть в твою сторону. Мам, я твой защитник по жизни! – с горящими глазами, закончил парень.
У матери комок стоял в горле. Она водила по намазанной гелем спине своего ненаглядного сыночка и молчала. Что тут скажешь?

Потом, когда Галина немного пришла в себя, мать с сыном еще долго сидели рядышком и разговаривали. Она рассказывала Максиму, как влюбилась в его папу, как сразу приняла младенца в свою душу и многое-многое другое. Сын тоже поведал о своих планах на будущее. И еще, мудрая женщина смогла убедить парня, что его новых бабушку и дедушку надо принять. А перед Серафимой Андреевной даже извиниться за грубость. Пацан, нехотя, пообещал это сделать.
-Мама, а знаешь, о чем сейчас подумал, - неожиданно оживился парень, - я же после окончания школы все равно из Тюмени уеду. Тебя-то на кого оставлю? – почесал маковку он.
-Господи, - усмехнулась та, - я что маленькая? Надеюсь, звонить по скайпу будешь, в гости приезжать.
-Нет, - лукаво улыбнулся сын, - надо тебя замуж за твоего доктора отдать. Он, вроде, надежный мужик.
-Алексей же тебе не нравился, - покачала головой Галина.
-С чего ты взяла? – пожал тот плечами. – Просто пусть поменьше советов мне дает, как жить. Главное, чтобы он тебе нравился.
-Ой, Макс, - потрепала мать его по вихрам. – А ты у меня действительно уже вырос.

Ночью Галина приоткрыла двери комнаты сына и посмотрела на свое спящее сокровище. И поверить не могла, что этот красивый, здоровый юноша и есть тот самый «паучок», которого она увидела шестнадцать лет назад. Пока, о своей биологической матери парень вспоминать не хотел. Что будет дальше, никто не знал. А захочет разыскать женщину, которая его родила, Галина возражать не станет. Это она точно решила. Сейчас Галина уже не сомневалась, что теперь никто не сможет отнять у нее Максимку. «Защитник мой», - тихо прошептала она.

Прикрепления: 3150065.jpg(44.9 Kb) · 6087549.jpg(44.9 Kb)


Татьяна Белая

Сообщение отредактировал v1323246 - Среда, 25.03.2020, 09:54
 
Литературный форум » Наше творчество » Авторские библиотеки » Проза » Повороты судьбы
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск: