Сергей Рудченко - Литературный форум
ГлавнаяСергей Рудченко - Литературный форум
[ Обновленные темы · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Литературный форум » Наше творчество » Авторские библиотеки » Проза » Сергей Рудченко (Душевные рассказы о счастливом детстве. Колодищи)
Сергей Рудченко
ДокДата: Понедельник, 08.10.2012, 13:08 | Сообщение # 1
Группа: Удаленные





Душевные рассказы о счастливом детстве. Колодищи

С какого момента жизни пишут мемуары? Наверно с момента, когда что-то осталось в памяти ребёнка. . Я, помню все с трёх лет, когда мы жили в Колодищах под Минском, где служил отец. Это было в 1952 -1953 годах.
Поселили нас, как и положено было вновь прибывшим, в бараке, где посередине был длинный коридор с окном в конце, и много дверей направо и налево.
Весь коридор был заставлен ящиками со шмутками, корзинками и прочим скарбом, и у многих дверей стояли тумбочки, ящики, со стоящими на них керосинками, керогазами и примусами. В коридоре всегда пахло керосином и приготовленной пищей.
Мы жили недалеко от входа, который был в торце барака, справа, в одной комнате с окном. Стенки были тонкими и все, что делали соседи было слышно. Сразу слева в комнате стоял кухонный стол, на котором мама готовила еду и где стояла электрическая плитка с открытой спиралью, на которой и варили. Керосинка с тремя фитилями тоже была, но ею пользовались реже, и она стояла в коридоре. Мама опасалась керосинки, потому-что у соседки взорвался керогаз и у ней сгорели волосы и немного обгорело лицо. И хотя отец объяснял маме, что керосинка - не керогаз, она все равно ее боялась.
Туалет был на улице, но меня туда не пускали и я "ходил" на горшок, потому-что говорили, что в солдатском туалете, что был на территории части, недалеко, утонул ребенок. Как он туда попал было непонятно, потому-что вокруг части был высокий деревянный забор.
Отец часто дежурил в части и мы с мамой были одни.

У нас в клетке жила белочка, которая кушала орешки и сухарики и бегала в колесе, которое там стояло внутри. Однажды она прогрызла проволочную сетку и выбралась из клетки. Она начала носиться по занавескам, стенке и разбила много статуэток из фарфора. После этого забралась в вентиляцию и исчезла. Отец пытался достать её, надев кожаные перчатки, но она покусала ему руки и убежала.

Однажды летом мы с дружком бегали по полю, что было рядом, и я провалился через дёрн под землю. Песок видно просел, и получилась глубокая яма, покрытая сверху дёрном. Вот туда я и угодил. Дырка от меня в дёрне получилась маленькая, и я только орал, но выбраться не мог.
Дружок оказался умным малым, побежал в барак и стал кричать : «Серёжа упал! Серёжа пропал!» и плакать. Собралась толпа офицеров и их жен и малец отвел их на поле, нашел и показал место где я провалился. Меня достали, причем одного офицера держали за ноги и только тогда он дотянулся до меня.
Все удивлялись, как трёхлетний ребёнок запомнил место, хотя и травы то было мало, следов не видно - было сухо.
Если бы не он, меня бы никогда не нашли! Я так "изорался" там в яме со страха, что только сипел и икал, когда достали. Звали спасителя Мишкой.

В связи с дефицитом мяса, многие в сараях держали свиней. Был и у нас кабанчик. Кормили его долго и он вырос сильно большим. И пришло время его «колоть».
Папа был не спец в этом деле и позвал двух солдат, что умели это делать. Было страшно, когда они взяли нож и пошли в сарай. Я убежал и смотрел через окно.
Папа держал снаружи дверь, а солдаты были внутри. Видно кабан был сильный, и я видел, как папа от ударов в дверь отлетал от нее несколько раз. Почему он не мог закрыть на замок сарай? Наверно с испугу.... Солдаты вышли грязные и мокрые. Дальше я не смотрел.
Потом было много мяса и сала, которое солили, потому-что холодильников не было, а много мяса и сала разобрали соседи по бараку. Голова от кабана с оскаленными зубами стояла на пне для колки дров на улице, но я боялся к ней подойти. Потом из нее сварили холодец и мы его съели. Когда забивали кабанчика другие, мама покупала мясо у них.

Потом нам дали комнату в трёхкомнатной квартире, в доме через дорогу у леса, на четвёртом этаже. Там уже была вода, туалет с водой и ванна с титаном на дровах!
В ванне очень здорово было мыться! Трещали дрова в титане, было тепло и можно было поплавать, но недолго, с полчасика, потому что мылись по очереди, а в квартире жило семь человек!
Там жизнь стала ещё веселее. Ещё в одной комнате жила молодая пара, а в третьей двое офицеров – холостяков. Жили хорошо и дружно, часто по выходным собирались гости, пили водку и вино и играли в лото и карты и даже фокусы показывали.

Однажды, когда папы и мужа соседки не было дома, мама с соседкой начали обливать холостяков водой и залили весь коридор и кухню, а потом дружно все убирали и смеялись. Заигрывали наверно…
Если бы я налил на пол столько воды, меня бы обязательно наказали!

Рядом начинался лес и было хорошо играть, строить из веток «штабы», а в большом дупле жил филин, который днём дремал, но когда пытались подойти и посмотреть он страшно таращил глаза и кричал: «УХХ!» и мы сразу убегали.
Видно его было только с крыши сарая, но когда мы залезали посмотреть толпой, потому-что одному страшно, крыша прогибалась и трещала и нас оттуда гоняли мамки, которые были в тот момент на улице.

Помню солнечное затмение, когда стали жечь костры и "коптить стёкла" на костре, чтобы смотреть на солнце. Лучше всего коптилось на рубероиде, его тогда называли "толь". Он сильно коптил, когда горел.
И вот солнышко стало прятаться.
Вдруг стало совсем темно и страшно, даже залаяли собаки, а птички перестали петь. Солнышко совсем спряталось, видно было только колечко. Никто не плакал, но всем детям было страшно.
Потом солнышко вышло и как-то сразу стало радостно, что оно не совсем ушло.

Зима в тот год была снежная и намело большие сугробы. Мы копали ходы и играли в «войну». Катались на санках в овраге, что был неподалеку, там были хорошие горки.

Летом, конечно, веселее было, хотя и игрушек особых не было. Как-то находили занятия и развлечения.
Дети постарше играли в «цепи-кованы», «лапту», в "чику" на копейки, в «вышибалы», когда выбивали бегающих мячом, но нас, мелких, туда не брали , хотя и смотреть было интересно…

Конечно, самое интересное начиналось, когда у отца начинался отпуск и мы уезжали в гости к бабушкам в Воронеж, или на Украину. И ехали мы на ПОЕЗДЕ, который тащил ПАРОВОЗ, от которых у меня сладко замирало и сильно билось сердце – в таком восторге я был от этого…
Прикрепления: 9154275.jpg(214.1 Kb) · 1219351.jpg(68.7 Kb) · 7544327.jpg(66.5 Kb)


Сообщение отредактировал Док - Вторник, 09.10.2012, 12:24
 
NikolayДата: Понедельник, 08.10.2012, 14:50 | Сообщение # 2
Долгожитель форума
Группа: Заблокированные
Сообщений: 8927
Награды: 168
Репутация: 248
Статус:
Перенос с другой страницы

Душевные рассказы о счастливом детстве. Пароходом

Это было очевидно в 1955году, когда прожив в Саратове 9 месяцев (отец учился на курсах) , отца переводили на новое место службы в Иркутск и ему дали отпуск. Вот родители и решили один раз использовать отпускные проездные документы на пароходную поездку по реке Лене. Это родина мамы и бабушки.
Приехали с вещами в Иркутск, по месту службы, все оставили в выделенной комнате коммуналки , сели в поезд и через Тайшет приехали в Усть–Кут, где и начинался маршрут парохода по реке Лене.

До отхода парохода оставались сутки. Вот тут и случилась неприятность с автором рассказа, к счастью она была единственной и более не повторялась - я запоносил.
Родители были в шоке! Пароход идет раз в неделю, до отъезда сутки, а я курсирую между комнатой гостиницы и туалетом, (естественно общим при пристани в то время), как часы ходики, туда - сюда! Естественно родители приняли меры для прекращения поноса в виде крепкого чая с активированным углем и прочим, но процесс продолжался.
Собственно удивляться случившемуся особо не стоило, особенно глядя из нынешнего времени . Просто после переезда из Саратова в Иркутск, а потом сходу дальше, не прошел процесс акклиматизации и смены питания.
Тут во всей красе и сработала санитарно-эпидемиологическая служба бывшего Союза, недаром ее признавал , как я потом учил в институте , даже «гнилой» Запад!

Дежурная по гостинице заметила мою «подвижность» и учинила допрос родителям. Тут же появились товарищи из сан-эпидслужбы и меня под причитания и уговоры со стороны родителей, провели в изолятор при пристани.

Ну и «загибает», скажет читатель! А вот и нет! Я почему так четко все помню?
Еще бы не помнить! Тебя ставят буквой «Г» и начинают совать в места и так чувствительные после «процесса», всякие палочки! Тут любой запомнит!
И запах дезинфекции. Кроме того дали горшок и сказали, чтобы ходил на него. Чудно, для 5-6 летнего парнишки! Короче сделали какие то анализы , дали порошков, и к моменту посадки отпустили, не признав опасных инфекций, однако. Боялись видно чего-то. Процесс начал останавливаться.

Сели мы на пароход. Увидев его, я разочаровался сильно. Подошла двухпалубная посудина без винта, со «шлепанцами» по бокам типа водяной мельницы!
Я же только с Волги, там теплоходы винтовые, трех палубные ходили, водяные трамваи, а здесь такое старье! Что сделаешь, поехали.

Кочегарка была в трюме, но туда не пускали. На первой палубе по бокам находились общие, как я понимаю , места, сидячие, а в середине было отделенное стеклом в рамах помещение машинного зала, где ходили маховики и валы и всякие поршни.
Что удивительно, несмотря на то, что все блестело от масла, внутри машинного зала все было чисто и даже стекла! Можно было стоять и смотреть хоть целый день.
Мешал неприятный запах - смесь водочного перегара, грязных тел от людей находящихся вокруг машинного зала. Наверно самый дешевый проезд был у людей из этого помещения. Они сидели даже на полу, спали на полу, и одежда их была бедной. Кто-то ругался и пил водку. Вид их внушал тревогу и жалость.

Мы занимали каюты первого класса на второй палубе с левого борта в середине. Каюта мне понравилась. Там были мягкие полки с плюшевыми сиденьями, как мой мишка, был умывальник, стол, зеркало, полочки. Про туалет не помню. Было уютно и хорошо. Кушать ходили в столовую на нашей палубе, так как на ресторан она похожа не была из-за бедности обстановки и блюд. Давали простой суп и второе. Ел я там только два или три дня, потом скажу почему. За первый день я здорово устал от беготни и впечатлений.

Окна были с жалюзи , а перила с металлической сеткой и все покрашено белым.

Благодаря отцу удается подобрать фото для иллюстраций. Он снимал в то время на Цейс-Икон немецкий. У него была широкая пленка и снимки 6х9 см, но их на одной пленке получалось мало . Очень любил папа фотографировать. Повезло нам, вся жизнь наша имеется в фотографиях.

Плыть хорошо, но пароход идет не быстро, здорово шлепает лопастями и дымит. Плыли 4 суток. Остановки были, но далеко отходить было нельзя, стоянка около часа. Причаливали чаще к дебаркадерам. Это такая плавучая пристань, которую, как сказал папа, с прекращением навигации буксируют в затон, где она стоит до следующего года.

На нашей палубе в основном все плыли до Якутска, все перезнакомились, даже у меня дружок появился. Ранее я упоминал, что ел в столовой только два или три дня и вот почему.
Пошли мы смотреть на корму, а там мужики вытащили теленка и начали его резать для столовой , наверно мясо кончилось, а холодильников то не было. Мы не смотрели и удрали, но больше мяса я там не мог есть. Суп еще как-то и гарнир от второго блюда, и все.

Берега были очень красивыми.Разломы скал рыжего цвета с чахлыми соснами наверху.

Очень интересно было вечером и ночью ехать, когда зажигают бакены, по ним очевидно и ведут судно, иначе сядешь на мель.
Очень сильный запах был у реки, какой то чудной, передать его нельзя и сравнить не с чем, но вкусный. Спать машина не мешала, но корпус вибрировал и гудел. Спал крепко и хорошо высыпался. Впечатлениями запасся на всю жизнь! Кстати, больше за всю жизнь на судах ходить не пришлось, а жаль…

Якутск появился неожиданно, все засуетились и стали собираться. Мы тоже . Впереди была встреча с давно не виданными родичами и новые впечатления.

Какие же мы были другие в то время! Писали письма родственникам, встречались, посылали им посылки, открытки. Знали всех родственников и их детей по именам...
Прикрепления: 3243089.jpg(179Kb) · 3513741.jpg(136Kb) · 3583487.jpg(206Kb) · 4082104.jpg(91Kb) · 6841239.jpg(111Kb) · 2822503.jpg(95Kb) · 7484278.jpg(105Kb) · 1443386.jpg(95Kb)


Редактор журнала "Азов литературный"
 
NikolayДата: Понедельник, 08.10.2012, 14:52 | Сообщение # 3
Долгожитель форума
Группа: Заблокированные
Сообщений: 8927
Награды: 168
Репутация: 248
Статус:
Перенос с другой страницы

Душевные рассказы о счастливом детстве. Иркутск

В Иркутске мы жили недолго, неполный год, но впечатлений было много. Часть, где служил отец, находилась в самом Иркутске, как я понимаю на окраине, потому что это была конечная остановка трамвая и называлась она -«Красные казармы». От остановки надо было еще идти пешком .Казармы и ДОСы (дома офицерского состава) , действительно были красными – выложены из темно-красного кирпича. Один ДОС был пяти этажным, остальные двухэтажные. Мы жили на втором этаже двухэтажки первой с краю. Само-собой - это была коммуналка на две семьи. Печное отопление.

Мне было пять лет. Хорошо помню лето и начало зимы. Военный городок от города отделял деревянный забор и за пятиэтажкой он на столбах шел над большой , не очень хорошо пахнущей лужей, практически озером, шириной до пятидесяти метров и довольно глубокой, которая не пересыхала.
Эта лужа тянула, как магнит, ведь по ней можно было плавать на подручных средствах. Строились плоты из досок и бревен, ставились мачты из утащенных из дома простыней и на плотах проводили гонки. Использовали так же оцинкованные ванны из дома, за что , естественно, получали дома физические «внушения».

Время то было небогатое и слово «дефицит» уже было в обиходе. Хорошо помню деда-точильщика, который приезжал регулярно к пятиэтажке , толкая перед собой коляску на колесиках с точилом и прочими "причиндалами" и паяльной лампой.
Он устанавливал точило и громко кричал: «Кому лудить-паять, ножи-ножницы точить!» Выходили хозяйки, несли кастрюли, ножи, ножницы и дед лудил-паял и точил. Стоило это дешево, но народу хватало и дед был доволен и разрешал смотреть, как он работает.
Дома ножи точил папа, говоря, что если ножи тупые, то мужика в доме нет! Ножницы же, мне разрешалось снести на заточку деду, так как они были немецкие, Золинген, и отец боялся их испортить. Дед выточил и похвалил сталь, сказал, что век будут служить и был прав, они до сих пор маме служат.
Раз в месяц, или перед праздниками, появлялись старьевщики на телеге, которые на вес принимали тряпки за копейки, или давали взамен очень дефицитные детские игрушки, вроде надувных шариков, свистулек, отрезных бантов девчонкам, пупсиков и даже металлических револьверов с пистонами!
Ну, чтобы револьвер получить, нужно было очень много тряпок, и револьвер получил только один, когда приволок старую шинель отца, за что впоследствии получил крепко по заднице! Взял то он её без спроса! В основном довольствовались шариками и свистками.

Нужно отметить, что дружбы с гражданскими, что жили за забором, не получалось, дрались в основном. Драки тоже были необычные, в основном швырялись камнями через забор, толпа на толпу. Выходить за забор было запрещено, да и боязно, а те тоже на нашу территорию опасались лезть.

Осенью произошло крупное побоище, человек пятьдесят на пятьдесят. В основном бились 5-9 летки. Гражданские были в более выгодном положении, у них были «снаряды», то есть камни с грунтовки, хорошо по большей части небольшие, а у нас был дефицит камней и пользовались, по большей части прилетевшими оттуда.
Рядом, у лужи росла картошка, довольно много, офицеры садили. Так кому -то, в горячке, пришла идея использовать её на «снаряды». Девчонки начали вырывать картошку и подносить , а мы швырять! Здорово! Если по башке попадешь – аж брызги летят!
Короче , бились с час, пока устали. Пострадавшие были с обеих сторон, но с нашей больше, с синяками и пробитыми головами. Я тоже получил по голове и кровь текла. Так здорово! "Дзынькнуло" в голове и даже земля закачалась, но не надолго.Девчонки сбегали домой и принесли йод и вату и всем помазали. Санитарки...
Но это были мелочи! Картофельное поле то было уничтожено! И когда сообразили, быстро все разбежались по домам. Зачинщиков родители искали, но не нашли, но попало почти всем! Некоторые по 2-3 дня сидели дома взаперти!

В это лето я научился ездить на взрослом велосипеде под рамой. Катались по очереди, так как вЕлик был один. Начал просить у родителей, купить и мне, но получил отказ, мол нет денег. Все равно продемонстрировал, как умею ездить! И тут, вдруг, через неделю-полторы отец купил «Орленок».
Счастья было..., до обморока! Это было еще летом, до «шкоды» с картошкой, а так бы не купили…
"Пофарсил" на нем немного, а потом все равно "в очередь» пришлось кататься.
Не дашь - с тобой играть не будут! Да, и самое страшное, обзовут «жмотом» или «жжжжадина»!!! Невыносимо!

За нашими сараями, в сторону части, был большой парк с высоченными берёзами. Там были скамейки и в середине магазин-военторг. Так вот, по вечерам, на этих скамейках сидели парочки холостяков-офицеров и молодых девушек, по большей части из города.
Офицеры считались в то время «хорошей партией», как говорила мама.
Мы с другом, по вечерам там подглядывали, что они делают, но освещения было мало и плохо видно. Вроде только целовались и зажимались... Как то утром я помчался разведать, что же они там делали?
Ну, узнать что ели, какие конфеты? Фантики то были в цене и на них играли дети, специально свертывая, сейчас не помню. Пока я лазал под скамейкой, нашел и деньги в траве, даже по двадцать копеек были монеты! Брюки то у офицеров галифе, и карманы в шве, легко оттуда все выпадает, если развалишься и сидишь. Как только я это понял, обследовал все скамейки и собрал где-то, на рубля полтора. Это были большие деньги!

Купил леденцов, подушечек с вареньем и наелся «от пуза». Тайну сию никому не выдал и в дальнейшем с утра делал обходы и почти всегда удачно. Угощал и друзей с девчонками. Находил и бумажные деньги, но рубли и тройки(пару раз) отдавал маме.
Попадались и странные квадратные конвертики с фиолетовой надписью и цифрой №1, но внутри ничего не было. Показал один маме, она сказала, чтобы я выбросил «эту гадость» и больше не поднимал. Позже, кто-то из более старших и осведомленных ребят , рассказал, зачем это, но я не понял все равно. Понял только, что их тоже можно надувать, как шарик.

Было и счастье! Один раз нашел фиолетовые деньги, сильно свернутые в квадратик. Думал фантик, я то до этого таких в руках не держал! Развернул, а там написано 2 и 5. Помчался домой и отдал маме. Та устроила допрос, где украл, мол? Пришлось рассказать о своем "промысле". Деньги она забрала, но насчет запрета "промысла" ничего не сказала, и я продолжал обходы до начала зимы.

Не помню, в какой это было месяц, но я ночью проснулся оттого, что кто-то двигает мою кровать и как то странно все скрепит. Мама с папой спали на другой кровати с панцирной сеткой на колесиках. Так их кровать каталась! Мама сквозь сон и говорит: " Котя! Прекрати дурачиться!" А он рядом с ней крепко спит. Вижу я, что и лампа на потолке качается и разревелся. Подскочил отец и закричал: "Землетрясение!" Потом схватил меня и прямо в одеяле потащил на улицу. Мамка схватив какую-то сумку и надев почему-то зимнее пальто на "ночнушку", выскочила следом. На улице уже были соседи по дому и все не одеты - кто в чем, а некоторые и в трусах и с детьми на руках. Постояли. Больше не трясло и народ потихоньку пошел по домам. Позже, пацаны говорили , что это не было землетрясение, а взорвали на полигоне какую-то "ядреную" бомбу...

Еще надо рассказать о бане в войсковой части. Мылись мы в части, так как дома была только холодная вода. Меня летом мыли и дома в корыте, чуть не каждый день, так как все игры в «войну» и прятки сопровождались ползанием, и грязным я был к вечеру «до ушов»!

Так вот, такой бани я не видел нигде более. Там было общее отделение для мужчин и женщин отдельно, и НОМЕРА.
В номера попасть было трудно, только по записи, и записывались заранее. Мы туда попадали периодически и мне там сильно нравилось.

Вход в номера был отдельным, и зимой, в морозы, кругом все было окутано паром, когда открывалась дверь.
Сначала заходили в кассу и по записи оплачивали номер на один или два часа. Затем через дверь попадали в длинный коридор, в котором были деревянные стенки не до потолка и двери, двери. Это были предбанники номеров. Двери закрывались на ключ. Здесь уже было тепло и даже парко. С двух сторон в предбаннике были широкие лавки и крючки на стенке, света было мало. Дальше была бетонная стена с дверью. Мы раздевались все до гола и шли в номер, где отец наполнял для меня ванну. Я видел, "как все устроено" у родителей и особого любопытства к этому не имел.

В самом номере стенки не доходили до потолка тоже, и поверху гулял пар! В номере стояла пара - три шаек-тазов, две бетонные скамьи, ванна и два больших крана с горячей и холодной водой над ней. Свет плафона тоже был не ярким.
Меня обычно запускали в ванну с водой и я «плавал», а родители с пол часа обычно, что то делали в предбаннике и только потом приходили и мылись.
Теперь то, ясно, что!
В коммуналке то сильно не пошевелишься на скрипучей койке…

И это делали наверное все моющиеся в номерах, потому что женский визг и писк раздавался отовсюду и пахло портвейном и водкой сквозь запах мыла .
Хорошо было! И весело! А паспортов, как в гостинице, не спрашивали!
Прикрепления: 9776823.jpg(73Kb) · 6572156.jpg(49Kb) · 5099364.jpg(87Kb)


Редактор журнала "Азов литературный"
 
NikolayДата: Понедельник, 08.10.2012, 14:53 | Сообщение # 4
Долгожитель форума
Группа: Заблокированные
Сообщений: 8927
Награды: 168
Репутация: 248
Статус:
Перенос с другой страницы

Душевные рассказы о счастливом детстве. Маньчжурия

По сути , это название относится к приграничной с Россией части территории северного Китая с одноименным приграничным городом., но все говорили, мол мы служили на Маньчжурии. На самом деле станция Безречная, где служил отец, находится на ветке Забайкальской железной дороги в Оловяннинском районе Забайкальской области в приграничье с Китаем. В те времена там находилось много войсковых частей, так как несмотря на знак «Дружба» на китайских термосах и одежде, дружба столь безоблачной не была…
В Безречной располагался танковый полк, теперь об этом можно говорить, так как в википедии написано, что войск там больше нет, и поселок имеет всего 1500 жителей.

Что интересно! Вроде Маньчжурия находится на юге Забайкалья и расстояние не такое далекое до Траннссибирской магистрали, а вот климат уже является СУРОВЫМ, резко континентальным. Природа тоже другая – сопки с чахлой травой, а деревьев в диком виде я и не помню.
Достопримечательность из растительности – перекати-поле, это степная полынь растущая в виде шара диаметром 50 и более сантиметров, так у нее загнуты стебли. После созревания семян она подсыхает и при очередном ветре, коего там было предостаточно, она обламывается у корешка и начинает путешествовать по сопкам, по пути разбрасывая зрелые семена. Четко продумано природой!

Что хорошо помню, так это сушь и жару летом - было очень мало дождя. Вот ветра – сколько хочешь, а дождя нет. Из-за этого к осени все становилось таким блеклым и желтым, что глаз не радовало, кроме перекати-поля.
После очередной ветрюги, по утрам во двор нашей двухэтажки, около сараев , их нагоняло несметное количество – кучи были под 2 -2,5 метра в высоту. Вот тогда начиналась забава! Забирались на крышу сарая и прыгали с нее в кучи полыни! Приземление было мягким, как на пружинный матрас. Прыгали до тех про, пока не перемалывали всю полынь и приземляться становилось больно.

Да, вспомнил, весной на сопках распускались небольшие красные и желтые тюльпаны и рос мелкий дикий лук. Вот за луком для еды и тюльпанами дети группами и ходили. Группами, чтобы не заблудиться, потому что за две сопки зашел, покрутился и потерял ориентиры – кругом одинаковые сопки. Вот кого-то и оставляли на вершине сопки ближайшей к городку, а остальные бегали кругом и собирали цветы и лук, но чтобы видеть оставшегося на вершине сопки. Этот лук был, пожалуй, единственным витамином в то время. Овощей и зелени не было никакой - ни летом, ни зимой.

Кстати о еде.

Что кушали? Офицеры получали сухой паек раз в месяц. Брали сумки , мешки и шли на склады. Там получали: овощи сушеные - картошку в виде кругов серого цвета, прессованной картофельной стружки, такой же сушеной свеклы и моркови.
Селедку 4 кг соленой и тощей и горбуши такого же качества.
Муку, макароны, консервы рыбные в масле и горбушу в собственном соку.
Тушенки не очень много.
И радость детскую – сгущенное молоко и сахар. Вот и все.

В магазине, кроме хлеба и маринованной свеклы, да конфет - подушечек, ничего не было.
Мама не работала, негде было, и из этих продуктов варила еду. Суп из вымоченной горбуши и консервов рыбных часто, где сушеная картошка выглядела как серо - черные червяки и была невкусной, жесткой. Такой же невкусный был и борщ.
Да, на паек еще давали сколько-то свежего мяса яка – мерзкого вкуса, которое надо было варить не меньше 3 часов и то он застревал в зубах , но это было МЯСО!
Ну , попадала и тушенка, конечно, а хотелось чего то свеженького...

Что - то выращивали местные жители, но для себя. Да и было их немного – несколько домов вдоль железной дороги. У них же брали и молоко, но его было мало, по литру , может и попадало на 3-4 дня. Летом живое, зимой мороженое в виде брикета – тазика с торчащими горкой сливками сверху.
Пока мамка не видела, удавалось иногда отковырять немного сливок , чуть-чуть, и посыпав сахаром положить в рот – чистое мороженное! Еще самым вкусным было вареное в банке сгущенное молоко. Это мы ели часто и от этого оно мне надоело так, что не ел его после Маньчжурии наверно лет пять.
Из фруктов изредка привозили китайские яблочки в ящичках килограммов на пять, засыпанные сухой шелухой от риса. Яблоки были с потрясающим ароматом и вкусом.

Жили мы в ДОСах (дома офицерского состава) - это двухэтажные дома с коммуналками, по две семьи на двухкомнатную квартиру. Кухня общая с керосинками или маленькими электроплитками с открытой спиралью. Вода в кухне из крана и был туалет с водой! А вот ванной не было и мылись раз в неделю в бане части.

Двери из коридора на улицу открывались внутрь и было непонятно, почему?
Дошло до меня тогда, когда зимой один раз была пурга, и за ночь дома засыпало по второй этаж!

Будильник прозвенел. Смотрю темно и света фонарей не видно. Встал отец, посветил фонарем в окно и сказал, что нас замело. Пошли офицеры на улицу, открыли дверь, а там стена снега и неба не видно.
А если бы дверь открывалась наружу? То-то!
Начали рыть снег и одного офицера подсадили наверх. Тот рылся вверх, рылся и исчез. Потом появился и сказал снег плотный и по второй этаж!!!
Сутки сидели дома, звонили по полевому телефону, а школьники балдели, что в школу не надо!
Отрыли нас на вторые сутки. Сначала пустили танковые тягачи с лопатами и те прорыли улицы от части до ДОСов, а потом уже солдаты отрывали проходы в дома. Так потом до весны и ходили по «траншеям» высотой в 2-3 метра!

Зимой на стадионе заливали хороший лед и можно было играть в хоккей с мячиком и вволю кататься, потому что зажигали прожекторы и играла музыка до 22 часов! Тренировались солдаты на «коньках-ножах» по дорожке. Пацанам было завидно,потому что у нас «снегурки» и «полу-канадки», на них не разгонишься… Накатаешься так, что до дому можешь дойти с большим трудом.

В 1957году пошел в первый класс. Школа была в деревянном здании, переделанном из офицерской гостиницы, Много детей появилось и в общую школу первоклашки не влезали. Туалет на улице, с загородкой, поделен на "М" и "Ж". Зимой надеваешь шапку, чтобы уши не "отскочили" и бегом туда, кто первый!

Как-то, после первого урока прибежали мы с дружком первыми, и глядим , в загородке лежит пистолет Макарова (оружие мы знали наизусть!). Я его в шапку и в учительскую. Учительницы по стенам разбежались, вызвали «особиста» с части. Тот прилетел через пять минут , передернул затвор, вынул обойму, но патронов не было.
Учинил допрос, нам с другом, мол что и как? Рассказали.
Дернул меня «черт за язык» сказать , что у папки тоже такой есть! Ну само собой вопросы пошли, мол , а когда последний раз видел и т.д., фамилия моя…
Героем шел домой и был им до вечера, когда пришел батя, злой и бледный. Ну и попало тогда мне...
Ему этот тип часа три мозги «компостировал»! Пистолет проверили, отцовский на месте, а у этого номер не из нашей части! Ну и начали его «качать». Короче еле отвязался папка от него! ГБ в то время было свирепое, могли и упечь !

А что я сказал? Что отец недавно такой же чистил дома, так это же было после дежурства! С тех пор держал язык за зубами и даже о чем мать с отцом дома говорили – никому!

Конечно, больше всего ждали лета, когда отец уходил в отпуск. Предстояла удивительная поездка на поезде на Украину или к другой бабушке в Воронеж!
Это на скором поезде, только до Москвы 8 суток, а еще от Москвы сколько…! Отпуск то давали «без дороги». Короче целых полтора-два месяца путешествий! Но об этом, если хотите, в следующий раз…
Прикрепления: 8779303.jpg(48Kb) · 7099168.jpg(319Kb) · 9895070.jpg(267Kb)


Редактор журнала "Азов литературный"
 
NikolayДата: Понедельник, 08.10.2012, 18:06 | Сообщение # 5
Долгожитель форума
Группа: Заблокированные
Сообщений: 8927
Награды: 168
Репутация: 248
Статус:
Перенос с другой страницы

Душевные рассказы о счастливом детстве. В отпуск

Год 1958.
Ура!!! Наконец у папки отпуск и мы сегодня уже выезжаем! На поезде! Долго-долго будем ехать и я увижу одну, а может и двух бабушек! Едем в купейном вагоне и занимаем три полки. Ирка, сестра, еще маленькая и будет спать с мамой. У меня верхняя полка и я cмогу смотреть в окно сколько хочешь!
Вот и поезд тронулся, еле успели вскочить с чемоданами и Иркой на руках. Поезд-то скорый, и на таком полустанке, как 77 разъезд – ст. Безречная, только остановился и тут же пошел. Но мы в вагоне и нашли свои места, и соседа пока нет. Полный восторг!

Как я люблю этот специфический запах купейного вагона: смесь запаха пластика, дерева, дезодоранта из туалета и табака из тамбура и непередаваемый аромат паровозного дыма, попадающего в приоткрытые кое - где окна!
А сколько впереди всего! Мама ДОСТАЛА целых десять штук яиц и сварила с собой, купила две курицы у местных жителей (невиданный дефицит!) и зажарила их в дорогу, значит будем вкусно есть, макая яйца в соль и мы с Иркой наверняка получим по куриной ножке!

Вот уже и лес за окном появился. После наших сопок с рыжей и сухой травой, он такой красивый, а около рек такая яркая, зеленая и сочная трава и цветы.
Начало июня уже. Жаль так быстро поезд идет, не успеваешь все рассмотреть, особенно людей.
Бурятов-то я видел, их и у нас полно, а вот другой народ рассмотреть бы.
Скоро Байкал и там будут тоннели и поезд будет нырять из одного в другой, закроют окна, потому что дым от паровоза будет есть глаза.
В открытое окно смотреть лучше и чувствуешь запахи, другие, не такие как у нас, но одна неприятность есть - часто в глаза попадает зола, когда паровоз «трясет колосники». Маме приходится мне чистить глаза уголком носового платка, послюнявив его, и она ругается.

Но так бывает не всегда. Когда подцепляют паровоз с цистерной на задней части, тогда золы нет, но пахнет дым невкусно. И вообще, все окна стараются держать закрытыми, а открыть потихоньку, чтобы хоть понюхать, не хватает сил.
Все равно интересно.

Вот и Байкал! Это же целое море и как пахнет хорошо, ведь понюхать можно и в тамбуре, если открыть переход… только страшновато, все гремит, скрипит и шевелится.

Почему я все нюхаю? Да все просто! Во-первых, интересно, а, во –вторых, научен горьким опытом! Надо ВСЕ нюхать! А еду, тем более. Но об этом напишу как нибудь в отдельном рассказе.

Но, что-то я отвлекся. Скоро будет Слюдянка и отец сказал, что купит копченого омуля. Это селедка из Байкала такая. Я его уже один раз ел, но он долго до нас ехал и был маленько с душком.
Омуля купили еще до Слюдянки на полустанке у тетки, у ней целое ведро было, еще теплый, целых пять штук, по рублю штука. Дорого!

Какой запах! А вкус…непередаваемый! Жирный, сало течет и нет костей, кроме хребта. Объедение! Не успел попробовать, а его уже нет. Но наелся, однако, сильно сытный.

Все жду, когда будет долгая стоянка и будут менять паровоз.
Паровоз для меня – это живое существо. Он шипит, урчит, плюется паром и водой, лязгает суставами, у него все шевелится, какие-то краники и шестеренки тикают.
А как свистит - даже оторопь берет! И дым, пых-пых… В него и воду заливают часто с большой такой колонки, буквой "Г". Завораживает!

Наконец то узловая. Паровоз отцепился и ушел, а задом уже другой подходит с кочегаром на ступеньке. Хряснуло, зацепился и кочегар подсоединил шланг. Зашипело и колодки в вагонах отошли, сейчас поедем. Надо бежать в вагон, папаня тянет за руку, а оторваться невозможно, ведь у этого паровоза огромные колеса и он такой гордый весь из себя, с такими щитками на тендере, красавец! Надо смотреть сейчас, позже, в середине дороги подцепят тепловоз или электровоз и будет неинтересно. Они же как трамвай! Вагон как вагон.

Поехали...
Отдельно нужно рассказать про ночь.
Вот уже включили свет, уютно как дома. Только колеса стучат: тыг-дык-тык-тык, тыг-дык-тык-тык… Хорошо! Залезаешь на верхнюю полку и опять смотришь на природу, деревни, огоньки, станции, перроны с бегающими с чемоданами пассажирами , все такие озабоченные.

Нашего соседа почти не видно, днем играет в карты у соседей или сидит в вагоне-ресторане. Приходит только спать.

Кстати, о вагоне-ресторане, мы там тоже были.

Там хорошо. Играет музыка, народ пьет водку и вино, гомонят.
Мы кушали борщ и котлеты! Вкуснятина! Борщ из НАСТОЯЩЕЙ, (а не сушеной как на Маньчжурии) капусты, картошки и свеклы, и котлеты с настоящим пюре! И винегрет давали!
Пили лимонад, Ирке тоже все понравилось.
Обычно же, все шесть суток езды до Грязей, где была пересадка, мама брала еду, которую разносила тетя из ресторана в белом халате с судками с крышечкой, на такой алюминиевой рамке, один на другом. Она часто и громко кричала: «Кто борщ, гуляш с картофелем желает!» и стучала в двери. Мама брала всем по первому и второму блюду, кроме Ирки, она ела с маминого судка.
Курицу-то мы прикончили быстро и дальше питались этим. На станциях папа бегал на вокзалы и покупал пирожки, беляши, булочки. Еда - не то, что у нас дома!

Проехали Иркутск, где мы жили раньше, Тайшет, Красноярск. Впереди Новосибирск, Омск. Какие потрясающие длинные мосты через Енисей и Обь – как будто плывешь, вода с обеих сторон.

Около Омска видел казахов на лошадях. В интересных шапках, похожи на бурятов, но иначе. Лица копченые какие-то, или загорелые, и одежда другая.
Ну, вот и казахов проехали. Впереди Свердловск. Урал.
Вот где горы, так горы! Плохо, что ночью проезжали, многое проспал.
Вообще к концу дороги уже устаешь, и больше хочется спать, чтобы быстрее приехать.

В Грязях была пересадка.
Ну – это морока! Пока билеты компостируют, очереди, духота, гляди за чемоданами, а то "уведут! Малая орет, привыкла, что все время качает.
Короче, к моменту посадки - упрели все. Пока по перронам бегали, я все порывался в ближний к нам вагон сесть.
Как увижу состав, прыг в вагон и сажусь! Меня оттуда волоком вытаскивают и на следующий перрон и все сначала! Мне все казалось это наш поезд и сейчас он уйдет!
Ну, наконец и наш, еле успели! Недаром я нервничал…

Приехали к бабушке, нас тетя Зина и бабуля встречали, на такси везли, на "Победе"! Вот и дома.
Какая же бабулечка старенькая и маленькая, сухонькая с узкими плечиками и сильно морщинистым личиком… Она же у меня на четверть с примесью якутской крови.
А руки с большими вЕнками и указательный пальчик одной руки с искривленной последней фалангой, неправильно сросся после операции.
Бабули давно уже нет, но я до сих пор помню ее запах и интересный говорок, и вспоминая, глаза непроизвольно наполняются слезами....
Плюшевый мишка подаренный ею, уже шестьдесят с лишним лет со мной. Он и сейчас стоит на полке в спальне над моей головой, грустный и сгорбленный. Он старенький, потерял глазки и пришлось пришить пуговички. Из него высыпАлись опилки и его приходилось зашивать, но он со мной, как память о любимой бабуле…
Прикрепления: 3447412.jpg(155Kb) · 1406450.jpg(190Kb) · 6952530.jpg(290Kb)


Редактор журнала "Азов литературный"
 
NikolayДата: Понедельник, 08.10.2012, 18:07 | Сообщение # 6
Долгожитель форума
Группа: Заблокированные
Сообщений: 8927
Награды: 168
Репутация: 248
Статус:
Перенос с другой страницы

Душевные рассказы о счастливом детстве. Забайкалье

Детская память, как промокашка, хранит мельчайшие подробности той жизни, лет прожитых в Забайкалье. Отец был военным и судьба офицера это скитание по военным городкам и по просторам необъятной страны. Если бы не это, не увидел бы я всей красоты земли бывшего Союза. Куда только не заносила нас военная служба: жили под Минском, потом в Саратове, далее в Воронеже, потом бросок через весь Союз в Иркутск, дальше на Маньчжурию -77 разъезд , ст. Безречная. Там пошел в первый класс и опять отца перевели, теперь в Забайкалье. Были потом еще переезды в Латвию и Беларусь, но память все же хранит больше всего Забайкалье!

Удивительный край, запавший так глубоко в душу, простирается, как и понятно, за озером Байкал с запада на восток на 1000км и почти на столько же – с севера на юг. Резко континентальный климат подразумевает суровые снежные зимы и теплое солнечное лето с четко выраженным делением и других времен года. Ландшафт - скалистые горы на севере с переходом в тайгу и лесостепь на юге. Много бурных, холодных рек изобилующих рыбой и удивительная фауна и флора. Столько цветов в диком виде я нигде больше не встречал.

Как только сходил снег, тут же зацветал прострел - лохматые, волосатые подснежники и зацветали кусты багульника. Вся тайга становилась от него розовой и бешено и терпко пахла. Ходить в это время в тайгу было нежелательно – начиналась такая головная боль, что не помогали и таблетки.
Потом начинали цвести травы и лилии, желтые в заливных лугах реки и красные в предгорье, саранки и масса других,но обязательно ароматных цветов. Ирисы дикие, совсем забыл! Там вообще такое изобилие душистых цветов...
Военный городок находился на краю тайги около реки Ингоды, в пяти километрах от станции Дарасун, куда нас возили в школу на грузовой машине с тентом.
Между городком и рекой проходила Транссибирская магистраль с очень интенсивным движением составов, которые таскали в то время паровозы, чаще всего по два в сцепке.
На нашем перегоне, они перед подъемом частенько «трясли колосники» , отчего регулярно летом возникали пожары в сухое время.
Кто не знает, что такое пожар в тайге, не сможет представить , но это очень страшно, огонь при ветре идет стеной со скоростью ветра и тушить его очень сложно и опасно. Поэтому и стар и млад из городка, и деревни рядом , при малейшем дымке хватали лопаты, срезали кусты черемухи и мчались гасить возгорание. Скучно не было…
Вот из-за этой магистрали были и личные детские проблемы.

Очень я любил рыбачить, но на моем попечении была сестренка двух – трех лет, а самому девять лет было. Мать уходила на работу в магазин и строго приказывала, чтобы через железную дорогу ни шага, иначе будет « на орехи»!
Понять то ее можно было , ведь поезда идут один за другим.

Жили мы в бараках, в коммуналках, вода привозная в бочке на кухне, её привозили в военной цистерне солдаты, раз в два дня, и наливали со шланга, при этом зимой выстуживали всю кухню! Из удобств - "люфт - клозет" со специфическим запахом был в квартире – шик, по тому времени , хотя из него зимой так тянуло холодом, что не засидишься!

Вот и сиди дома или во дворе, а другие уже на реке, рыбачат и купаются!

Там же и рыба другая. Мелкие : сорочка, гольян, пескарь. Сорочку ловили на стеклянную банку, в которой на горлышко натянута ткань с небольшой дыркой и накрошенным хлебом внутри. Опускали на дно и рыбки видя хлеб, тыкались, пока не залезали в дыру. Вынимаешь банку и разглядываешь. Какие невероятные радужные рыбки!
Их отпускали, они жили только в быстрой чистой воде, а в банке быстро умирали.
Мелкие, с 5 копеек, а красота...
А из крупной -плотва, но ее там по другому называли. Чебак - сильная рыба, похожая на леща, но с толстой спиной, налимы, которых ловили на перемёты, окуни и, конечно ЛЕНОК на перекатах.
Наверно это разновидность форели с розовым мясом, очень вкусная, но для нее нужен был спининг, а он был только у одного офицера, вот он и угощал иногда.
Ловил он на червяка или стрекозу, поводок был короткий и весь вес был в выточенном из коры сосны поплавке. Он закидывал на перекате в бушующую воду и таскал их по несколько штук за час.

Раков было много.
Сестренка Ирка, девчонка была покладистая , говорила хорошо уже, и можно было с ней договориться, чтобы мамке ничего не говорила про поход на реку.
Беру хлеб с маслом с собой, соль, детскую ванночку для мытья кукол , удочку и вперед! Малой быстренько маленьких раков наловлю, чтобы ей занятие было, а сам рыбачить. Она полощется в ванне, я ловлю. Есть просит – больших раков, пескарей на угли костра кинешь , вот и еда готова! Плюс хлеб с маслом - вот и поела и она, и я.
Спать хочет - в тенечек на травку рубашку постелил, спит. Марлечкой от комаров только закрыть надо. Проснулась, идем домой. Хорошо!

Дома борща ей нальешь и опять проверка "выученного урока", о чем и как маме говорить, мол что играли во дворе и на реке не были. Поняла? Поняла…

Приходит мать и конечно с порога вопросы про речку.
Ирка не сознается. Вроде пронесло..., но тут вопрос с подвохом: "А что ели?!
- Борщ.
- А что еще?
-Хлеб с маслом.
-А еще?
Ну и мне конец! Она конечно не настолько умна и добавляет, что, мол, ела раков и рыбу…Последствия на заднице. Моей естественно! Что скрывать , попадало, но я не в обиде. Проходит пара дней и все повторяется снова.

Соседями по коммуналке были дядя Гоша-лейтенант и тётя Зоя. Они родили Таньку, бедовую девчонку! Танька могла орать весь день на одной ноте, не из-за того, что ей плохо, или болит что-то. Ей просто было скучно одной в комнате, а в кухне её надо было привязывать, потому-что она была очень шустрой и не ползала, а "летала метеором" на коленках и попадала под ноги хозяйкам. Мы привыкли к её нытью и не обращали внимания уже, а напрасно!
Если Танька затихала – это было опасно! И вот почему.
Таньке видно не хватало витаминов и она ела свои какашки! Причём, ела в больших количествах. Маленьких трусов тогда не было, а ползунки она всегда снимала.
Вот и выходило, что она попадала к вожделенному "лакомству" легко.
Если Танька замолкала, это означало одно – она обкакалась и ест какашки!

Зоя с визгом летела в комнату, но обычно было поздно!
Танька, если какашки были оформленными, стояла в кровати с какашкой в руке и жевала её, перемазанная до ушей. Соответственно вся кровать её и ограждение были в дерьме.
Отобрать какашку не было никакой возможности, она раздавливала её, но пальцев не разжимала, при этом извивалась как червяк, вырываясь и орала благим матом! Если же какашки были жидкими – она в них полоскалась и слизывала с ладошек!
Короче, Таньку надо было купать, мыть кровать и стирать всё бельё, что в условиях коммуналки, плиты и привозной воды было непросто….

Когда в верховьях реки шел дождь, поднималась вода и прорывало затоны с бревнами лесосплава и они вольно плыли по реке. Кто поймал, мог использовать для себя, оно утонет все равно и будет топляк, загрязняющий реку.
За бревно, мужики давали рубль, если поплывешь и поймаешь(10 копеек после 1961г) Тяжелый был "хлеб", скорость течения то сумасшедшая.... Зато на рубль можно было много конфет подушечек купить или монпансье в коробочке, нас родители сильно не баловали...

Что делали еще летом? Играли в лапту, «цепи - кованы», в "чику" на деньги, ходили на родник с ледяной водой, купались в реке, которая нагревалась летом не больше, чем на 14-16 градусов. Там и научился плавать «по-собачьи» и выживать, если затягивает в омут, коих на Ингоде было много и возникали они в разных местах.
Наука не хитрая ,но важная.
Мало кто знает, что надо не пытаться вырваться из водоворота, а сохранять силы на глубокий, возможно, нырок. Нужно глубоко вдохнуть и подгребая руками наоборот в глубину, идти ногами до дна, а достигнув его, оттолкнуться в сторону и всплывать.
Сия нехитрая наука и мне спасла жизнь, когда в воронку попал! Нахлебался, но выплыл! Кроме того от судорог, к трусам прикалывалась булавка, для втыкания в ногу, если прихватило. Тоже немаловажная наука при такой холодной воде.

Ещё вспоминается "газировка". Вода эта находилась за 60км от Дарасуна, в санатории. С сумасшедшей естественной концентрацией углекислоты. Ее иногда с оказией привозили в непользованных бензиновых канистрах, летом закрывая канистры брезентом, чтобы не взорвались от нагрева.
Ледяная вода с потрясающим вкусом, сильно кусающая рот и "стреляющая" в нос!
Когда канистру приоткрывали, она била фонтаном и кипела в ведре как гейзер!
В бутылки в то время ее еще не разливали.

Летом созревала черёмуха, не чета европейской – ягоды чуть меньше вишни и сладко-терпкая на вкус! Прелесть! Собирали ещё костянику, дикую черную смородину, землянику, княженику.

Вот и осень.
Пошли грибы. Маслята, рыжики и грузди, других, почему-то не помню. Зато какие сырые грузди росли в лиственничном лесу – шляпки по 30 сантиметров, в ведро складывали одну на одну. Заполнил ведро и домой .
Лиственницы были молодые в основном и стояли часто. Между ними приходилось протискиваться. Грибов не было видно из за толстого слоя хвои и был виден только бугорок хвои, где находился гриб. Снимали "шапку", а там гриб!

Появлялись перелетные птицы, утки, и отец куда-то ездил на охоту и привозил по 5 -6 штук. Тогда был «праздник живота», так как мясом в то время нас не баловали.

Вот и первый мороз! Листья опадали за пару дней и приходила зима со своими радостями и забавами, и главная - это лыжи!
Снега наметало в рост, морозы 25-30 градусов - норма. В школу возили в любой мороз, и по дороге мы пели песни военных лет.

Недалеко, с километр, была гора с самодельными трамплинами, а к ней лыжня. Накатаешься до онемения пальцев рук и носа и домой уже еле ползешь.
Одежда - валенки, полушубок овчинный и шапка ушанка – иначе нельзя! За зиму 2-3 пары лыж сломать, это как раз плюнуть – влетел в дерево или куст и нет лыжи!
А вот и Новый год ! Он с тех пор для меня ассоциируется с запахом хвои и мандаринов и, конечно, подарков в целлофановом пакете, где кроме конфет есть еще пачка печенья, вафель и два – три мандарина и китайских яблока!
Елок там не было, и ставили и наряжали сосенки, в которых отец (мудрый!)просверливал отверстия в пустых от веток местах и туда вставляли дополнительные ветки, чтобы пышнее была . Все удивлялись пышности, а он молчал и ходил гордый.

А вот и весна на подходе… и страшный треск ломающегося льда на реке это подтверждает! Сердце скачет от радости – скоро и на рыбалку… И все начиналось сначала.

Удалось побывать на Байкале в 1990 году, увидел прострел - подснежник и цветущий багульник на острове Ольхон, а вот добраться еще до ставшего второй родиной Дарасуна, так и не удалось. Жаль! Теперь уж вряд ли доведется.
Если кто будет там невзначай, поклонитесь от меня…
***

Забайкалье. Петух

Было лето 1960 года. Мы с мамой поехали в Дарасун, что находился в пяти километрах от военного городка, там была женская консультация, куда мама ходила на проверку по причине беременности. В животике она носила мою вторую сестрёнку Оксанку. Иринку, мою первую сестру, оставили на соседку по коммуналке.

Дарасун был посёлком городского типа и железнодорожной станцией на Транссибе в Карымском районе, Забайкальского края.
В то время просто большая деревня, но со школой , где я учился , и больницей с поликлиникой. В Дарасун нас завезли на автомашине военной части отца, а возвращаться надо было пригородным поездом Чита-Карымское, который останавливался на нашем разъезде у деревни и части. Разгружали хлеб в деревенский магазин.

Помню, что жара стояла сильная в тот год и было очень сухо. Температура доходила до сорока градусов.
Здорово замучился я , пока сидели в очереди в женской консультации поликлиники, которая представляла из себя одноэтажный старый бревенчатый барак с длинным коридором.
На улицу не выйдешь - жарко, а в поликлинике прохладнее, но душно.

Ну, наконец - то, все позади, и мы пошли на поезд.
Шли по тропинке через частный сектор, а слева был забор какого-то склада. И вот за забором я вначале увидел «море» расплавленного солнцем гудрона, ярко блестевшего и сильно пахнущего, а потом и попавшего в плен гудрона петуха!

Петух был белым и очень красивым, но лежал уже на боку, потому, что его ноги и правое крыло уже погрузились в гудрон. Ему видно было очень плохо, и он уже не кричал, а только сипел открытым клювом, тяжело дыша. Язык его уже был сухим и тёмным, а клюв испачкан гудроном, видно он пытался вырваться и клевал его. Глаза его периодически непроизвольно закрывались, и в них была усталость и немой вопрос:"За что?»
Рядом с ним из гудрона торчало крыло и головка курочки, но она была уже мертва. Видно услышав крики своей подружки, он прибежал на помощь и перелетев забор приземлился рядом! И тоже попался…
Я начал просить маму помочь петушку, положить доски, подойти к нему и вытащить! Наверно это было уже невозможно, потому что мама меня стала уговаривать не смотреть на него и идти дальше, но я плакал в голос и не хотел уходить.
Останавливались прохожие и все пытались меня убедить, что его уже не спасти, поздно… Но ведь они даже не попробовали это сделать!!!
Не помню как мы ехали домой, помню только, что я все время горько плакал.
Вечером поднялась температура, и двое суток я был в бреду…
***


Редактор журнала "Азов литературный"
 
NikolayДата: Понедельник, 08.10.2012, 18:10 | Сообщение # 7
Долгожитель форума
Группа: Заблокированные
Сообщений: 8927
Награды: 168
Репутация: 248
Статус:
Перенос с другой страницы

Забайкалье. Компот

Есть у меня такая привычка, перед тем как есть или пить, обязательно понюхать продукт. Со стороны выглядит не очень. И многие обижаются, мол боишься, что отравят? Или начинают убеждать, что продукты свежие и т.д. Приходится рассказывать «как я дошел до жизни такой».

Дело было в Забайкалье в конце пятидесятых, летом.
Если мать дома и не надо сидеть с сестрёнкой, то конечно стараешься домой заскакивать как можно реже, чтобы не «запрягли» и носишься целый день голодный. Максимум, что удаётся, это заскочив схватить кусок черного или лучше белого хлеба «кирпичика», намазанного сливочным маслом и посыпанного сверху сахаром – это считалось шиком и являлось для нас практически пирожным за 22 копейки, ведь некоторые пирожных и не едали. Ну и заодно попить.

Так вот, заскочив домой, увидел на столе в кухне поллитровую банку с синей жидкостью и наклейкой в виде компота из синих слив и хотя самих слив уже не было (съели, однако), пол банки компота осталось. Ну, я и "жахнул" чуть ли не всё! Потом только почувствовал, что компот какой то горько – солёный и невкусный.
Это оказалась синька для подсинивания белого белья, которую добавляли при полоскании.

День был выходным, и мать занималась стиркой, что в тех условиях было подвигом – вода была привозной в двух железных бочках на кухне. Топили печь-плиту на кухне, варили бельё в цинковом баке со стружкой из хозяйственного мыла, потом на стиральной доске в корыте стирали и в нем же полоскали. Мать уже заканчивала и полоскала с синькой. Её продавали в магазине в виде порошка и засыпали в узелок из многослойной марли, макали узелок в банке с водой до необходимого цвета и уже из банки доливали в воду для полоскания во избежание попадания кристалов синьки на бельё. Узелок же убирали до следующей стирки. Вот это я и выпил.

Вызвали батальонного фельдшера ( другой медицины не было) и тот, несмотря на то, что я не умирал и чувствовал себя неплохо, заставил пить воду и вызывать рвоту , засовывая пальцы в рот. Я поначалу это делал в туалете типа люфт - клозет, что был в квартире в бараке (единственное удобство , которое летом особо сильно воняло), а потом в тазик , цвет воды в котором он контролировал лично. Потом дал таблеток.

Процедура мне сильно не понравилась, но зато я научился "блевать"! Отец с фельдшером – старшим лейтенантом «обмыли» это дело , причём не дожидаясь результата экзекуции…

С тех пор я ничего в рот не брал без предварительного обследования носом на запах, что ничего плохого в жизни мне не принесло. Наоборот, много раз спасало от отравления некачественными продуктами! А нос у меня - чистый детектор, малейший «духан» различает! Мало того, если вчера принимал водовку, то утром нюх настолько острый, что на расстоянии могу учуять женщину в состоянии "ежемесячных проблем"...
***

Забайкалье. Познание...

В тот день я сидел на крыльце дома и откровенно скучал. Было начало июня месяца. Нинка появилась внезапно и остановилась в двух шагах. Она была в лёгком, коротеньком платье и её стройные загорелые ножки приятно выделялись на фоне светлого платья. В глазах её мелькали "бесята" и она решительно взяла меня за руку.

- Пошли! - сказала она.

- Куда?

- В лес!

Когда Нинке что то втемяшится, лучше не спорить! И мы пошли. Она крепко держала меня за руку и тащила поглубже в лес. В животе сладко заныло, как бывает перед дракой....

Кругом была красота, какая бывает только в начале лета - в полную силу цвел багульник и весь лес оттого казался розовым, подснежники -прострелы лиловыми головками качали на ветру. Терпко пахло проснувшейся тайгой и багульником...

- Нинка! Голова будет болеть от багульника! Ты же знаешь! - на всякий случай сказал я.

- Не помрешь, - ответила она.

Я продолжал идти за ней, но в душе ощущал тревогу.

Она нашла место, густо заросшее молодыми сосенками с не заросшей и ровной площадкой внутри и затащила меня внутрь. Снаружи ничего не было видно, да и отошли мы от военного городка порядочно.

- Снимай штаны!- сказала она.

Я, с подозрением глядя на неё, подчинился.

- И трусы тоже!

Это было уже необычно, и я, с сомнением уставился на неё.

Тогда она одним махом скинула свои трусики, легла на спину, раздвинула ножки и я увидел ЭТО во всей красе!
Дух захватило, защемило в животе и я увидел как трусы мои оттопыриваются. Это было что-то!
Резко скинув свои, я встал на коленки и приблизил лицо к её гладкой с редким пушком и розовыми губками писечке. От неё волнительно и терпко пахло чем то необычным.
Я с восторгом разглядывал её и не мог наглядеться.... На солнце так хорошо было видно все, до мелочей!

- Можно потрогать? - спросил я.
- Только не лезь внутрь! - ответила она.

С благоговением я прикоснулся к складочке в верхней части, отчего Нинка заёрзала попой и часто задышала. Ей это нравилось и я сделал так ещё несколько раз. Потом Нинка вдруг резко села и уложила меня на лопатки.

- Теперь моя очередь! - сказала она и стала близко разглядывать мою торчащую плоть.

Было немного стыдно, но волнительно! Задницу колола хвоя и немного кусали муравьи, но это сильно не тревожило.

Нинка без разрешения взялась за мой торчащий кончик и отодвинула кожу, обнажив блестящую, синеватую головку. Стало очень необычно и хорошо и захотелось ещё чего то, непонятного, даже закружилась голова! Хотелось, чтобы она не прекращала его трогать...

Сколько прошло времени не знаю, но Нинка, отряхнув свою попу от хвои и одев трусики сказала, что хватит! Я, с сожалением и неохотой, одел свои.

Нам было по одиннадцать лет ...

Потом мы еще несколько раз ходили на то место и занимались этим , но вскоре отца перевели на другое место службы и наши пути разошлись, о чем я очень сожалел...

Зато, когда пацаны пытались подглядеть в туалете за писающими девчонками, и были в восторге если удавалось, я гордо ухмылялся, но молчал.
Я то изучил ЭТО давно, досконально и вблизи, нюхал и даже трогал!
***


Редактор журнала "Азов литературный"
 
NazarenusДата: Понедельник, 08.10.2012, 21:58 | Сообщение # 8
Зашел почитать
Группа: МСТС "Озарение"
Сообщений: 54
Награды: 5
Репутация: 5
Статус:
Поздравляю с дебютом!!!

Нацаренус Ольга
 
ДокДата: Вторник, 09.10.2012, 11:33 | Сообщение # 9
Группа: Удаленные





Город, которого нет...

Практически вся сознательная жизнь мною проведена и посвящена Латвии. Учёба в школе до 9 класса, затем выезд из Латвии на два года и возвращение на учёбу в институт , работа в районе на протяжении 35 лет. Пенсия по чернобыльской инвалидности. Но я ведь потомок «оккупанта» по меркам наших нацозабоченных.. Не хочу обсуждать эту тему, но хочу вспомнить «тот город, которого нет» и который часто мне снится до сих пор, город моего детства – Приекуле, где стояла войсковая часть, куда перевели отца из Забайкалья. Заметьте, перевели, а не сам напросился. Приказы, как известно, не обсуждаются!

Приекуле в Латвии два. Один все знают – Цесисского района, где картошку разводят, но есть ещё Лиепайского, в 40 км от Лиепаи. Небольшой городок с железнодорожной станцией (теперь уже нет!) и рядом стояла часть, занимавшая площадь большую, чем сам городок. Часть была ракетная, войск стратегического назначения. Теперь это не секрет, но шахты ракет находились в Вайнеде, в лесу.
Секрет и тогда был - «полишинеля», потому что от грунтовки Приекуле – Вайнеде, в лес уходила прямая асфальтированная дорога (кто -то же придумал так "засекретить"!), и когда останавливался местный автобус «пазик» около этого поворота, шофёр объявлял: «Rakesu baze!» (ракетная база). Это была , конечно издёвка, но это Курземе, где тебе и воды не дадут, если ты не скажешь по – латышски! Нацозабоченные ещё те…, не все конечно.

Прибыли мы туда зимой 1961 года. Было слякотно и сыро, шёл дождь со снегом при нулевой температуре и после Забайкалья с его морозами под тридцать и снегом по…, ну , в общем чуть ниже пояса, а то и больше, показалось что очень противно!

Военный городок находился в отдельности от города на расстоянии в 300 метров от окраины города. К городу относилась и русская школа на ближайшей окраине, где меня и определили в четвёртый класс.
Дома в военном городке были двухэтажные, "хрущевской" ещё постройки, добротно сделанные , кирпичные, оштукатуренные, и в фазе строительства были ещё две "трёхэтажки" современных. Часть жилого фонда располагалось в «финских» домиках из дерева на две квартиры по две комнаты с кухней и туалетом «люфт-клозет» и к ним небольшой участок земли для грядок.

Поселили поначалу в офицерской гостинице, которая пахла сапожным кремом и как не странно – сельдереем, наверно у кого-то в горшочке рос. Через время поселили в финском домике - освободилась квартира зама комполка.

Сама часть находилась рядом за серьёзным забором и проходной. Там были казармы, столовая с пекарней, автопарк, склады, ангары, клуб с широкоэкранным кинозалом и спортзалом, штаб и прочее, даже медсанбат.
По началу отец работал в части, но когда шахты загрузили ракетами, начались дежурства в Вайнеде. В 1963 году отец уезжал на пуски ракет в Читинскую область на Ачинский полигон, откуда были пуски на Новую Землю, причем атомными боеголовками. Это я , конечно, узнал уже недавно из мемуаров ракетчиков.

До чего же насыщенной была наша пацанская жизнь! Быстро перезнакомился со всеми, меня быстро ввели в курс дела по основным занятиям и развлечениям. Ну, футбол летом и хоккей зимой это само собой, лыжи – в основном прыжки с трамплинов на горе около части со скосом около 45 градусов и трамплином посередине горы.
Потрясающее чувство полёта на метров десять и больше! Прыгал на обычных солдатских лыжах широких, пока один раз вылетел далеко и приземлился не на уклоне горы, а на горизонтальную часть трассы. Ноги, естественно, не выдержали и я врубился животом о спрессованный снег. Как не лопнула диафрагма, не знаю, но от удара наступил её паралич на время и я не мог вдохнуть. Умирал. Кто-то из пацанов подъехал, увидел что я синий, и надавил на грудь, чтобы помочь вдохнуть. И я задышал.
Испугался здорово! Еще бы! Лежишь и присутствуешь при своей смерти... Больше с трамплина не прыгал .

Летом же жизнь била ключом! Поездки на озеро на велике, в парк на "купалку", рыбалка в «Переплюйке» - речке, что протекала вдоль части и текла вдоль железной дороги, под ней, и впадала в Запруду промкомбината. Там водились плотва, усачи, щучки и самое главное форель! Да- да, форель по 300-400 грамм, которую, правда, поймать было крайне сложно. Если она тебя видела – никогда не возьмёт наживку! Легче было ловить весной на донки, которые ставили на ночь. Бывало, попадало и по 5-8 штук! Вкуснятина!

Усачей летом кололи вилкой на палке. Щуку - на удочку с большим поплавком из пробки и карасиком на крючке. Спиннинга не было. Пока были детские интересы, ходили в часть через проходную, куда нас пропускали солдаты, так как знали своих в лицо. В части около складов можно было найти много интересного для пацанов, в том числе противогазные маски, резина которых являлась лучшей для изготовления рогаток. Это оружие было очень распространено и «спецы» били из него с очень высокой точностью.

Ещё очень ценными находками являлись обыкновенные фотопленки, которые горели в то время как целлулоидные игрушки ярким пламенем с шипением, как спички.
Плёнок было много на свалке, солдаты часто фотографировали друг друга для родственников и «дембельских» альбомов.
Пленки были нужны для запуска ракет.
Плёнка скручивалась в рулон, затем закручивалась в фольгу во много слоев в виде трубочки, потом передняя часть скручивалась в остриё , а задняя часть делалась в виде стабилизатора ракеты с отверстием для выхода газов. Ракета устанавливалась в любой лоток и подогревалась спичкой со стороны стабилизатора. Она начинала дымить, потом срывалась с места и взлетала! Бывало летела на 20 и более метров. С той же целью использовались и тюбики из под пасты, только те приходилось просушивать на огне и вытряхивать остатки. Зато и летали они дальше и выше!

В части же, можно было достать и сухой карбид кальция для запускания банок и взрывания бутылок. Ну, про банки все знают. А вот сделать грамотную бутылку - нет.
Карбид кололся на кусочки, чтобы проходило в горлышко, в бутылку наливалась вода на одну треть, сверху засовывалась трава до сужения и на неё ложился карбид. Вместо пробки забивалась тщательно подогнанная палка из сырой ивы, чтобы и плотно и не лопнуло горлышко. Снаряд был безопасен до момента опрокидывания и соприкосновения карбида с водой. Взрыв был сильный и осколками бутылки могло посечь за метров тридцать!
Осенью ходили по грибы, коих в окружающих лесах было множество! Таскал их корзинами, а мать солила, мариновала и жарила. Тоже подспорье для дома.

Около дома был небольшой сарайчик. Отец утеплил его сеном и мы завели кур и уток, и пару лет держали даже гусей и кроликов. Был огород, прополка которого была возложена на меня.
Гиблое дело! "Терпеть -ненавижу!" Нарвать травы для кроликов - тоже на меня! Пришлось научиться косить и мне сделали косу. Еще и за сестрами надо было летом приглядывать, если не шли в детсад.

Со временем появились и более интересные занятия. Начали делать «поджиги» - пистолеты из медных трубок, залитых свинцом, с дырочкой для поджигания заряда, которые поначалу заряжали серой от спичек, газетой в виде пыжа и пулькой от мелкашки или свинцом. Здорово палило, и даже попадали куда надо.

В связи с тем, что Приекуле входило во время войны в «Курземский котёл», там шли очень кровопролитные бои, и Приекуле переходило из рук в руки 15 раз. Соответственно, и оружия и боеприпасов там осталось с войны немало. Это пацаны быстро определили и начались поиски оружия и боеприпасов. Раскапывались бывшие окопы, блиндажи и обязательно что то находили. Самое ценное было найти «цинки» с русскими патронами. Они были запаяны и внутри в масляной бумаге отлично сохранялись патроны. Оружие тоже попадалось, но больше ржавое, непригодное для стрельбы.
Немецкие патроны были без «цинков» и часто негодные, зато попадались разрывные пули и трассеры. Немецкое оружие было и хорошее иногда, особенно найденное на заброшенных хуторах, на чердаках. Курземцы -запасливый народ!
С патронами были проблемы, то стрельнёт, то нет. Русские боеприпасы были хорошие , но не было с чего стрелять! Вот беда…. Начали делать «поджиги» из отпиленных стволов и заряжать порохом и пулями. Вот это уже стрельба! Как дашь по старому пню разрывной пулей, пень вдребезги!

Позже начали подрывать мины и снаряды. Проходили подготовку у «спецов местного разлива», что можно трогать, а что нельзя, так как снаряд или мина на боевом взводе, то есть выпущена из ствола, но не взорвалась.. Об этом , кстати, и в школе сапёры тоже говорили.

Перед каникулами, за пару недель, в школе появлялись сапёры и предлагали показать, кто и где видел взрывчатку и освобождали от занятий. Все пацаны знали, где есть и учились в итоге только девчонки. Ездили далеко и показывали только то, что уже обследовано на предмет подрыва, но трогать, к сожалению нельзя, остальное взрывали сами в кострах.
Хорошее было время.

Однажды сапёры подрывали 500кг бомбу в болоте на месте, так как её трогать было нельзя и был виден только стабилизатор. Увезли нас далеко, но рвануло так, что все потроха перевернуло и набило полный рот земли, потому что лежали!
Почему саперы звали пацанов, а не искали и разминировали сами?
Всё очень просто, земля там так нашпигована осколками, что миноискатель бесполезен.

Около братского кладбища воинов, погибших при освобождении Приекуле, за городом, кругом ровные поляны, но сапёры запретили пахать в этих местах из-за опасности подрыва. Местная власть, народ упертый был и решили послать этих сапёров на …
И пустили гусеничный трактор с прицепным плугом и седоком на нем ( были в то время такие), чтобы распахать такое ровное поле. Седока разнесло на куски, а тракторист ещё метров 200 пробежал по направлению к больнице, пробитый насквозь осколками через бак, кабину и сиденье. Больше не пахали…

После наших подрывов надо было смываться по-быстрому, так как очень быстро приезжали сапёры и «особист» и могли крепко наказать. Тяга к этому, как наркотик для наркомана – и знаешь что смерть, но хочется!
Сколько отец выкинул моего оружия, не счесть! А боеприпасов – море!

В седьмом классе появился интерес к девчонкам и оружие отошло на второй план. На первом – «танцы – шманцы –обжиманцы».

В восьмом классе отец купил мне охотничью одностволку, чтобы меньше баловал с трофейным оружием и пристрастил к охоте, в основном на птицу и зайцев, благо этого добра там было много, и на полигоне можно было спокойно охотиться на уток, куропаток и даже тетеревов и зайцев. Мне понравилось. Учеба пошла на пользу, и я стал метким и заядлым охотником к 16 годам, когда и получил охотничий билет "Военохота".

В девятом классе с грустью покинул Приекуле. Отца переводили в Белоруссию. С тех пор Приекуле мне часто снилось в снах.
В 1968 году я вернулся в Латвию, поступив в мединститут. Городок еще функционировал и я один раз даже съездил в Приекуле на охоту. С 1974 года я там не был, но городок мне все время виделся в снах, видно прикипел душой к нему.

В 1999 году не выдержал и поехал посмотреть на военный городок. Лучше бы не ездил. Военный городок, кроме трёх позже построенных пятиэтажек полностью РАЗРУШЕН ! Как будто кто бомбил его – груды кирпичей вместо домов, финские домики, кроме двух, снесены. То же и с самой частью – все казармы разрушены! Всё заросло лесом и травой.

Какую же ненависть надо иметь, чтобы рушить всё и столько труда от ненависти затратить, лишь бы снести «воспоминания» о времени Союза! А может все прозаичнее и разбирали на стройматериалы?

Со всех точек Приекуле видна только высокая водокачка из красного кирпича в военном городке, что одиноко «взирает» на развалины, когда- то сданных в целости и сохранности домов жилого фонда и зданий части местным властям Приекуле…
Эту реликвию местным "борцам с канувшим в небытие Союзом" осилить не удалось! Просто опасно, она же рухнуть может и похоронить разрушителей!

В Вайнеде остались не только шахты и капониры, но и взлетная полоса из бетонных плит большой толщины , которая могла принять даже ракетоносцы стратегической авиации. И этого даже использовать не смогли.
Школа сохранилась, но в ней латышская школа. И мостик через речку ещё есть. В последних трёх- пятиэтажках, что построены позже, из окон торчат трубы буржуек и в крайнем живут бомжи.

Сам город Приекуле как- то съёжился и осиротел, все старые магазины и универмаг закрыты, больница еле "дышит", промкомбинат закрыт, озеро спущено и заросло травой. Людей мало и молодёжи не видно совсем .
Пара отреставрированных церквей и памятников барону Корфу, только подчёркивают убогость и запустение городка…

Когда то жизнь здесь кипела ! И мы тоже искали потайной ход от замка барона к церкви, который был выложен кирпичом и шел под речкой. И нашли его. С фонариками удалось дойти приблизительно до реки, но дальше все было затоплено. Да и рискованно было там ходить - могли стоять мины -ловушки с войны.
Война и разруха оказалась и нынче, только в умах…и сердцах!
Уезжал расстроенный, с жёстким сердцем. Я приехал в тот город, которого НЕТ! И уже никогда не будет…
Прикрепления: 0807569.jpg(59.7 Kb) · 9580023.jpg(45.4 Kb) · 5605808.jpg(54.3 Kb) · 6654818.jpg(270.5 Kb) · 9747654.jpg(367.2 Kb) · 7333194.jpg(266.8 Kb) · 7653444.jpg(316.4 Kb) · 0341594.jpg(194.9 Kb) · 5879131.jpg(81.2 Kb) · 8421246.jpg(66.3 Kb)


Сообщение отредактировал Док - Четверг, 11.10.2012, 18:32
 
ДокДата: Вторник, 09.10.2012, 12:17 | Сообщение # 10
Группа: Удаленные





Белый хлеб

Вспоминаю, как наверно в 1963 году был неурожай пшеницы и зерна и в продаже был только черный хлеб. В школе нам давали белую булочку, но я тащил её домой двум сестренкам. Не только из- за сознательности, мне они не нравились, они были кисловатыми. А сестренки аж дрожали, так хотели белую булку ! Ну, мать пополам им и давала.

И вот на майские праздники прошел слух, что будут давать белый хлеб-кирпичик по буханке в руки. Пошли мы с сестренкой Иринкой, которой было пять лет, стоять очередь. Простояли, наверно часа три , но купили две желтых, прекрасно пахнущих буханки с хрустящей корочкой. Наверно с добавкой кукурузы, ещё теплые.

До дому метров триста, а запах у хлеба - аж голова кружится! И стала малая ныть: "Ну давай мы по кусочку корочки отломим!"
А мне самому охота хлеба - спасу нет! Двенадцать лет наверно было, или тринадцать, рос сильно и вечно голодный был.
Ну, и отломили мы по кусочку, раз, другой и когда подошли к дому, выяснилось, что больше половины буханки съели!
Опомнился и говорю малой:"Ну все! Мамка нас за это взгреет по первое число!"
Иринка - в рёв!
Так и зашли домой - ревущая Ирка и я, шмыгая носом.... Мамка испугалась, что что-то случилось, но когда узнала причину, тоже заплакала!

И нам не попало! И было это на "диком Западе" СССР - в Прибалтике...
Прикрепления: 9049464.jpg(166.2 Kb) · 5843323.jpg(299.9 Kb) · 5471877.jpg(56.5 Kb)


Сообщение отредактировал Док - Вторник, 09.10.2012, 16:02
 
ДокДата: Вторник, 09.10.2012, 12:44 | Сообщение # 11
Группа: Удаленные





Зуб

Теперь -то я знаю, что к зубному врачу детей нужно водить регулярно, потому, что кариес лечится легко и аппаратура теперь отличная, не больно. Но были и другие времена.
1958 год. Мы только приехали на службу отца в Забайкалье. Никто за моими зубами не смотрел, и зубного врача в батальоне не было. Тогда, наверно и появились две дырочки в двух коренных зубах. Не болят и ладно, только сладкое маленько «кусает».
Когда отца перевели на службу в Латвию в 1961 году, два зуба были уже в плачевном состоянии, даже десна вросла в кариозную полость.
И вот в конце четвертого класса ночью мне прихватило зуб. Спать не дал никому, и если сестренки еще спали, то родители , конечно нет, потому что я выл в подушку.
Дали каких-то таблеток – не проходит! Тогда отец закурил «беломорину» и дал мне, чтобы набрал дыма в рот и держал. Вроде начало отпускать, я перестал выть и он пошел спать. А я на кухне заодно и покурил, мы же баловались этим уже. Точно, перестало болеть, и я уснул.

Утром мама погнала меня к врачу в город, потому, что в части членов семей не брали на лечение зубов. Я еще ни разу не был у зубного врача, и смело подался в поликлинику. Языка латышского еще не знал ни слова, кроме «sveiki»(привет) и mulkis»(дурак).

Сижу, жду очереди. Выходит сестра и что-то говорит по-латышски и народ заходит, а я как сидел, так и сижу. Остался последним. Вышла врач и что-то сердито сказала. Я огляделся вокруг, никого, и на русском ответил что болит зуб. Завели в кабинет и усадили в кресло. С сильным акцентом на русском, врач приказала открыть рот.

У докторши было очень злое лицо, длинный нос синеватого оттенка с глубокими порами , как будто он замерз, и злые глаза стального цвета, а сама худая как «фанера».
Очень была похожа на артиста Филлипова, когда он играл фашистов в старых фильмах....

Я, конечно, знал, что нас, военноослужащих, в Латвии не любят, а в Курземе - это
самый националистический регион Латвии, так просто ненавидят!
Кто же знал, что ненависть эта распространяется и на детей. Это я понял из дальнейшего.

Она кричала на меня, чтобы шире открыл рот, иначе она поставит роторасширитель, хотя я его раскрыл и так до состояния, когда начало потрескивать в ушах!
Когда она увидела проросшую в зуб десну, перешла на латышский, но я все равно понял, что меня обзывают, потому что слово «дурак» и "идиотс" мог перевести.
Лицо её приняло злорадное выражение, когда она взяла зонд с пуговкой на конце и сунула его в мое дупло в зубе.

Боль была просто сумасшедшая! Брызнул гной, в голове что – то щелкнуло, и я отключился.

Когда пришел в себя, вокруг уже было много медсестер и пара докторов со шприцами. В нос совали ватку с запахом общественного туалета и хотели колоть шприц в руку, но я не дался.
Боли уже не было и мне поставили в зуб какую-то вату со жгучим лекарством и замазали дырку пастой.

Я вообще все воспринимал как–то отрешенно, как будто со стороны, и плохо слышал. В голове шумело.
Когда я увидел себя в зеркало в коридоре, то не узнал! Лицо было бледно зеленого цвета и какое–то не мое, чужое.
Мысленно поклялся жестоко отомстить этой «фашистке» и всю дорогу домой, а это километра два с лишним, размышлял, как это сделать.

Знал, у кого из пацанов есть автомат с патронами, но решил, что незаметно я его до больницы не донесу. Пистолета ни у кого не было. Была «лимонка», но неизвестно в каком состоянии, та могла рвануть и в руках. Был тротил, но не было запала.

Откуда такие припасы?

Мы же жили в самом центре Курземского «котла» и городок наш переходил из рук в руки в конце войны пятнадцать раз! Пацаны все и всё имели.

Пришел домой злой и уставший, достал шило из отцовского инструмента и выковырнул из зуба и пломбу и вату! И сразу уснул.

Потом несколько раз по приказу родителей «ходил» в поликлинику, а на самом деле просто гулял. Потом, чтобы отстали, «запломбировал» обе дырки нажеванной сосновой смолой и показал маме, что запломбировали оба зуба.

Вот что значит испугать ребенка первым посещением к зубному врачу!
Позже зубы эти развалились, корни заросли и вытащил я их намного позже, когда уже стал врачом сам.

Итого: всего три потери (еще один вытащил военфельдшер в десятом классе, после того как сделал укол и мы с ним распили портешок «777»с горлА), и пока в мои 62 года все остальные зубы на месте, хотя, конечно, и пломбированные есть. А могли быть целыми и все тридцать два!
А ту «фашистку» я простил скрипя зубами, ребята уговорили, мол «посодют» за это…

Но в тот день, будь граната новее, обязательно закатил бы ей в кабинет! Злой был - ужас!Повезло ей…, а может и мне тоже.
Прикрепления: 4758037.jpg(164.2 Kb)


Сообщение отредактировал Док - Вторник, 09.10.2012, 16:02
 
ДокДата: Вторник, 09.10.2012, 13:36 | Сообщение # 12
Группа: Удаленные





Этапы взросления

Было это, наверное, в седьмом классе. Ребята все переросли меня, заматерели, голоса изменились. Нельзя сказать, что я был «замухрышкой», рост тоже был ничего, но ниже товарищей. Зависть , конечно, была, но виду не подавал.
У друзей–одноклассников изменились приоритеты, и они уже не очень рвались пойти в лес и пострелять с поджига-пистолета, а больше следили , как по моднее одеться и перед девчонками «повоображать».
Из скупых признаний в узком кругу, я знал, что далеко они не продвинулись в дружбе с девчонками. Так, за ручку подержать, да в щёчку поцеловать.
Девчонки же выглядели уже оформившимися, многие с грудью под два, а то и три номера и «гитарными» формами, глазки строили уже. Ну, и лучшие уже были разобраны, конечно.

К зиме, приглядел и я себе подружку из одноклассниц, Галину. Симпатичная на лицо, естественная блондинка, не дура, правда грудь небольшая и угловата еще была, не совсем формы округлились, зато губки – как оладышки, пышные! Так бы и съел! Щёчки розовые и маленькие ушки.

К тому времени Мопассан и «Яма» Куприна уже были освоены. Мало того, купил за большие по тем временам деньги, пятый экземпляр распечатки какого-то перевода с английского про технику секса, и изучил теорию. Другим читать не дал и даже не сказал про дефицит.
Надо же было в чем-то их обойти! Ходят тут, за ручки держатся…, беседы заумные ведут! Тьфу!

Выпал снег. В парке, где можно было скрыться от любопытных глаз, в кустах, были скамейки со спинками, причем на мало приметных тропинках. Кто их поставил, покрыто мраком, но то, что они пользовались успехом у парочек разного возраста и молодых офицеров – это точно. Они были вечно заняты.
Зимой же холодно и появилась возможность, без опасения быть разоблаченными пристроится с девчонкой на них, а не «жаться» по подъездам, поминутно говоря «Здрасьте» проходившим и скрывая подружку, ведь весь военный городок знаком в лицо!

Я решил, что не фиг модничать и напялив брючата и «мокасы», стоять и «продавать дрыжики» на морозе, а наоборот, нужно одеться добротно, как на лыжный поход. И так же порекомендовал одеться подружке, чтобы и никто не заподозрил нас в любовной прогулке, и можно было без опаски обморозиться, сидеть на лавке хоть до ночи!
Так и делали. К вечеру, кидаясь снежками, шли в сторону школы и там сворачивали в лесопарк на известную скамеечку.

Желания познания всего того, что касается «взрослых игр» у Галины было в избытке.
Поначалу дурачились, валялись в снегу, потом отряхивались и садились на скамейку, обнимались, вели «заводные» разговоры.
Мои познания в теории «этого», её поражали. Она слушала, раскрыв рот и часто задавала вопросы. Эти разговоры, близость тела противоположного пола, разогревало обоих до точки кипения, какой там холод!
Постепенно перешли к поцелуям, но не «в щёчку», а сразу перешли к «поцелуям души» с использованием языка и так преуспели в этом деле, что трусики становились влажными. Хорошо, что одеты были тепло…

Какие же у ней были вкусные, пышные губки! Она приоткрывала их (как и положено!), и я начинал их захватывать своими губами, слегка посасывая их с внутренней стороны, постепенно запуская язык и лаская её губы изнутри, она начинала отвечать тем же и мы разгоряченные боролись языками, покусывали их слегка. Мы загорались как спички!

Постепенно начал проникать голой рукой под её одежду, и она не сопротивлялась. Было ужасно приятно держать её плотную, маленькую грудь с твердыми горошинками сосков в своей ладони, пусть поначалу и через свитер и лифчик и ощущать себя почти взрослым.

Я целовал её маленькие ушки, шею и девчонка обмирала буквально, становилась мягкой, как воск.
После интенсивных ласк она тяжело дышала и просила остановиться.
Ей наши игры очень нравились! Мне тоже! Конечно, хотелось большего…

Девчонка стала округляться, быстро начала увеличиваться грудь, и она к весне стала просто красавицей с независимым взглядом серых глаз. Во взгляде ощущалось превосходство перед сверстницами!
Её глаза говорили: « Я знаю и умею многое из того, о чем вы даже не догадываетесь!» Ухажеров отшивала.
Я был горд, но не хвалился успехами перед однокашниками, правда с ТРУДОМ сохраняя тайну.

К весне мы дошли до того, что мне было разрешено ласкать голую грудь и живот, и она стала «кончать» от поцелуев и ласк, сжимая при этом ножки и замирая…
Это был вообще предел...

Мне же приходилось только восторгаться её успехами и страдать от болей в животе, обходясь участившимися поллюциями во сне, и наяву, после наших игр.
Мы семимильными шагами шли к настоящему, взрослому сексу , но все окончилось внезапно – её отца вдруг перевели на другое место службы и она уехала.
Перед отъездом, мы решили сделать «это», но она испугалась в процессе, хотя оставалось только нажать…. Зато первый раз помогла мне.
Долго писала письма и вспоминала наши встречи, и сожалела, что не решилась стать взрослой.

Я уехал на лето на Украину, много загорал, работал, помогая бабуле, окреп физически.
Когда я пришел в школу в восьмом классе, я оказался выше всех пацанов в классе, да и плечами стал шире тоже, но мужчиной пока так и не стал еще. Сельские хохлушки были еще целомудренней, чем мы. Это случится еще только через два долгих года...
Прикрепления: 5831214.jpg(136.6 Kb) · 0353992.jpg(29.6 Kb)


Сообщение отредактировал Док - Вторник, 09.10.2012, 16:01
 
ДокДата: Вторник, 09.10.2012, 14:33 | Сообщение # 13
Группа: Удаленные





Густав и Мартыньш

Окончен седьмой класс. Каникулы. Решили мы с дружком Вовкой поработать и заработать на выпускной костюм к окончанию восьмого. Я хотел сшить себе такой как у «Битлов», чтобы пиджак под горлышко и клеши на тридцать внизу, и чтобы черный. Мать ткань обещала выдать. Отцовский диагональ для брюк был покрашен в чёрный цвет. Заработать надо было на английские остроносые полуботинки и пошив. Короче, где-то сто рублей, деньги по тем временам нешуточные. На прополке полей таких не заработать, да и не мужицкая это работа, тяпать свеклу.

А тут у нас около войсковой части, поставила вышку партия структурного бурения и начали бурить. Там и интересно и платят нормально. Напросились туда. Взяли нас «младшими помощниками старшего подметальщика», подсобными в общем. Работали там посменно две бригады. В одной был обычные ребята по лет двадцать семь – тридцать, а во второй два гиганта , Густав и Мартыньш.

Густав был блондином - эстонцем, ростом под "два метра без кепки" и фигурой типа Дольфа Лунгрена в лучшие годы – ходячая гора мышц , но характер был спокойный, флегматичный.
Мартыньш был латышом – брюнетом, почти такого же роста и комплекции, но характер был «заводной» до ужаса! Этот мог «завестись» по любому поводу, и успокоить его мог только Густав, другие боялись подходить, опасаясь огрести от него по - полной!

Сильней был Густав, но Мартыньш всё время пытался оспорить первенство.
Причиной , надо думать, была Ванда, водитель вездехода Газ- 63. Мы её прозвали «Шофериной».

Ванда была крепко сбитой , довольно высокой латышкой, с плотными, ядрёными ляжками и попой, и грудью на шесть с лишним номеров, явно больше симпатизировавшая Густаву.
Носила комбинезон, и в юбке я её никогда не видел.
Вот она то и вносила смуту, как тетёрка сидящая на дереве, лениво поглядывающая на дерущихся из-за нее косачей. Всем им было по двадцать пять – двадцать шесть лет.

Жили бригады в вагончиках на колесах, а Ванда в общаге, недалеко, но весь день крутилась около вышки.

Для выяснения «кто сильней», во время отдыха, по инициативе Мартыньша начинались состязания на пальцах на разгибание, до разрывов кожи между пальцев, потом борьба на руках, далее поднятие тяжестей – буров, труб и прочего и Мартыньш все проигрывал, и от этого заводился ещё больше.
В итоге, когда были деньги, они напивались, дрались, так , что раскачивался весь вагончик и в итоге мирились и в обнимку засыпали.

Помирила их Ванда. Она сначала переспала с Густавом прямо среди бела дня, причём вагончик ходил ходуном не меньше, чем во время их драк, а рычание и визг перекрывал звуки работающей вышки.

Мартыньш ходил мрачнее тучи.

Но через дежурные сутки, она проделала то же и с ним, и всё повторилось в точности - и раскачивание вагончика и крики.

Оба ходили счастливые, она тоже. Эта очерёдность стала нормой. Мало того, чтобы было удобнее, ребята перешли в разные бригады. Один пробивает недра земли, второй "несет вахту" с Вандой, но теперь уже в вечернюю пору и ночью.
И если у ребят были пересменки, хоть и без отдыха, то Ванда "работала" и днём и ночью. Днём-то была своя работа и рейсы за расходными материалами.
Что значит молодость! И даже за месяц, что мы работали, не похудела! А похорошела – точно!
Все были довольны, и даже мастер, ведь драки и пьянки в их среде прекратились.

О силе Густава хочется сказать особо.

Как то мы с Вовкой готовили буровой раствор на специальной, шнековой растворомешалке. Если делать его из бентонита – это легко: распарываешь мешки и засыпаешь их в воду в мешалку. Хуже, когда привозят природную глину с карьера. Она вязкая, тяжелая, кусками. И вот её надо кидать в включенную растворомешалку совковой лопатой.
Бешено-тяжелый труд! Через пол часа, уже не чуешь рук! Так вот, так я и упустил лопату с глиной в мешалку, не удержал!
Раздался треск, визг металла и я успел вырубить её, пока не загорелся мотор.

Пришел мастер и в выражениях достойных словаря Ожегова и Даля, сказал примерно следующее: « Из- за вас пи…..ков, к еб….. матери, надо доставать бур, потому что раствор кончается и это пи…..ц! А растворомешалку эту, вам бл…м не оплатить, даже если будете работать год! Ей пи…..ц!

Мы стояли и считали, где взять столько денег…

На крик, проснулся Густав и пришел голый, в семейных трусах, жмурясь и почесывая между ног и в голове.
Чистый Геракл со сна! На его мускулатуру мы смотрели всегда с благоговением!

Забрезжила надежда, что Густав спасет. Он уяснил, в чем дело, надел сапоги и как был, голый, полез в холодный раствор мешалки. Вначале выкинул оттуда куски ручки лопаты, потом потребовал монтировку и приказал обесточить мешалку. За двадцать минут, стоя по..., в общем дамам будет по пояс, в холодном растворе, ковыряя роторы мешалки, он расклинил её и вытащил то, что осталось от лопаты – кусок металла в виде «смятого листа бумаги»!

Вот это сила!

Вылез, аж синий от холода, скинул сапоги, полные раствора и молча пошел отмываться.

Буровую не остановили.
Мы с благодарностью, достав денег, купили по бутылке водки и преподнесли. Он остался доволен…

А мы при расчете получили по вожделенной сотне, и я «зашил» себе костюм и купил «корочки английские», к которым к выпуску приделал повыше каблук, набил подковки и стал «первым парнем на деревне»!
На отдых, меня отправили с отцом к бабуле на Украину.
Прикрепления: 4710878.jpg(22.4 Kb) · 4514748.jpg(56.6 Kb)


Сообщение отредактировал Док - Суббота, 13.10.2012, 09:07
 
ДокДата: Вторник, 09.10.2012, 16:00 | Сообщение # 14
Группа: Удаленные





Воспоминания юности. Украина

Была середина шестидесятых и было мне тогда пятнадцать лет. Отправила мама на каникулах меня в деревню на родину отца на отдых, на пару недель. Точнее сказать, отец сильно рвался на родину, а меня отправили с целью контроля за ним, во избежание перебора с употреблением самогона. Что скрывать, любил батя «принять на грудь»! А кто из украинцев не любит?
Какой из меня контролёр! Яйца курицу учить будут? В Украине?

Батя, с утра делал обход деревни и методически заходил ко всем знакомым и родственникам, коими являлась вся деревня, потому, что там всего-то три - четыре фамилии были, и одна из них наша, а деревня большая.
Правильней сказать – это было большое село! Но в село-же не отправляют на каникулы, а отправляют в ДЕРЕВНЮ! Кстати, знаете разницу между селом и деревней? Я узнал из книги случайно, в пятьдесят лет!
А все просто! Есть церковь – село! Нет церкви – деревня!

Так вот, батя посещал родственников, и везде, конечно, наливали, разговоры вели, и больше трёх хат пройти было сложно.

Спали мы в настоящей украинской хате бабушки. Батя, предпочитал холодные сенцы, чтобы меньше соприкасаться с бабулей, которая могла и затрещин надавать нерадивому сыну, несмотря на его сорок с лишним лет! Утром он завтракал, но опохмелиться бабуля принципиально не давала, и он тихонько опять смывался.

В деревне работы не впроворот, а он гуляет под видом посещения родичей! Работал и он, конечно, но отдыхать после года службы больше любил, понять то можно...

Надо и сено везти с покоса, и зелень косить для скота, и дров попилить–поколоть на зиму, и забор поправить, и «шпилькИ» сгребать в лесу и возить домой.

«ШпилькИ» - это по-украински хвоя сосновых деревьев с шишками, которую там собирают как сено граблями , укладывают на «гарбу» и везут домой, складывая в копну. Это топливо, и на этом готовят пищу в русской печи, потому что лес на Украине дефицит и дрова тоже.
Их используют только зимой. И хотя село называлось Соснивка, и рядом начинался сосновый бор, он весь был ПОСАЖЕНЫЙ! Его ещё в детстве высаживал и отец.

ЧуднО было смотреть на такой бор. Ровными рядами стоят абсолютно одинаковые по возрасту сосны лет сорока и виден конец каждой делянки!

Так вот, каждая хата имела свою делянку для сбора хвои, и песок между соснами был девственно чист после сбора! Во, дела!

Еда, сваренная в русской печи на «шпилькАх» была непередаваемо вкусная, но НЕ местная хозяйка, на этом топливе не приготовит – надо уметь постоянно поддерживать огонь.

Бабуля была староверкой, а у них очень строгие посты и их много, поэтому пища была в основном постная, но очень вкусная из русской печи!
Если бы меня сейчас так кормили, то я бы наверно тоже постился!
Больше всего мне нравился суп с «квасолей» (фасолью по- нашему), с картошкой и заправленный жареным луком на пахучем подсолнечном масле. За уши не оттянешь!
А молодая картошечка, нарезанная кружочками на постном масле, с луком, томлёная в чугунке в печи! Коричневая и невероятно вкусная!

Подсолнечное масло постоянно брали свежее. В селе была маслобойня , и туда везли мешок сухих семечек и в обмен получали сразу положеное с мешка масло. Оплачивалась только выжимка и обжарка семечек, работа короче. И ещё давали назад выжимки – «макуху», которая потрясающе пахла жареными семечками, и её даже можно было есть, но не много. Её давали скоту и использовали на прикорм на рыбалке. Рыба от неё шалела и крутилась на прикормленном месте неделями!
Нас, «нехристей», конечно, кормили и яйцами, и курочкой, и салом.
Курочка, которой могло быть « в обед – сто лет», в русской печи становилась молодым цыплёнком, по вкусу и качеству мяса!

Бабуля посты держала строго, и не потому, что её брат был старостой староверов – вера была крепка! Доходило до того, что без мясной пищи её начинало «качать» от головокружения и она падала. Тогда она съедала варёное яйцо.
Это был грех! И его надо было замаливать. Засыпая, я видел её молящейся на коленях с поклонами и вставанием у образов, а просыпаясь утром - то же самое. Молилась всю ночь?
И какой смысл был в съеденном яйце? Она же десять таких яиц за ночь в организме «спалила» такими молитвами!

Бабуля умела заговаривать кровь и лечить травами, но больше скотину. Получила эти знания и «передачу» от бабы Поли, одинокой , богатой польской пани, у которой семья бабули была в батраках когда–то.
Пани Поля была очень властной женщиной и страшной колдуньей. Могла навести порчу просто словами, проклятьем. Её все в деревне боялись. Хата её стояла в центре села на перекрестье трех дорог и пани любила стоять у плетня и смотреть на проходящих и проезжающих. Если кто-то ей не кланялся и не снимал шапки, она могла будучи не в настроении и проклясть.
Хорошо, если сказала: « Чтоб у тебя все куры повыздыхали!» Это ещё пол беды! А если скажет про свинью или корову? Все! По миру пойдёшь в те времена!
И самое главное ВСЕ сбывалось!
Не мистически, типа упал и сдох, а по простой и бытовой причине: куры обожрались чего-то и начали дохнуть, пришлось головы рубить, чтобы хоть мясо осталось. Свинья съела гвоздь, и он ей пропорол желудок – забили или сдохла. Корова нажралась мокрой травы, её раздуло, а пастух не заметил – сдохла. Или упала на перевернутую борону и проткнула живот!

Ужас! Но ведь она могла проклясть и человека, и обычно это кончалось смертью от истощения или рака. Человек ест и пьёт нормально, но худеет, худеет и готов.
Она же, если добивались прощения, могла и снять проклятие, и человек быстро выздоравливал, даже если рак был налицо! Лечила людей тоже, но неохотно. Все это я узнал у бабули.

Когда баба Поля помирать начала, она передала свою силу бабуле, но не всю, и сказала: «Оставляю вам хату и подворье, пользуйтесь. Из скота у вас будут вестись только куры и кролики, другой скот вам не дам. В подворье есть деньги, но вам они не понадобятся. Есть золото, но вы его не найдете!»
Умирала долго и мучительно и пока над кроватью не разобрали крышу хаты, не умерла. Как разобрали, вздохнула и отошла…

Все сбылось! Скота было много, но постепенно весь исчез по ОБЪЕКТИВНЫМ причинам и с вновь заведённым скотом происходило то же самое. Отказались от скота и брали молоко и прочее у соседей. Остались куры и кролики.
Деньги нашли поздно в стене построенного из глины сарая при разборке. Там были царские ассигнации, очень крупные и «керенки», а у власти были уже большевики и были введены в оборот другие деньги. Золото искал и дед и отец с миноискателем после войны, но ничего не нашли. Приглашали и «лозоходцев» – ничего!

Бабулины способности видел сам. Пилили с ней дрова двуручной пилой (ещё в детстве) и пила выскочила и попала ей по руке. Кровь текла ручьём. Я испугался, и хотел бежать за фельдшером, но бабуля запретила. Пошла к хате, достала из под стрехи сухую «бздюху» - сухой зрелый гриб дождевик. Пошептала что-то на рану и кровотечение прекратилось. Потом попудрила рану «бздюхой» и сложила рваные края. Посидела, подержала рану и приказала пилить дрова снова. Я чуть не упал, посмотрев – осталась только неровная дорожка на руке, рану будто стянуло.
И мы опять пилили…, правда руку она время берегла и не мочила.
Второй раз испытал её лекарство, когда мы с дядькой напились, точнее, напился я, а дядьку даже не качало. Но об этом надо отдельно…

Собрались мы утром, по холодку в лес вывозить «шпилькИ». Дядька пригласил батю и сказал, что вечером, после работы будет хороший выпивон. Батя, почесал затылок и сказал, что у него договорено посещение родичей, и он не может.

Мы с дядькой поехали. Сделали три рейса и вывезли всё. Сложили в две копны. Вечерело.
Сели на улице за столом, тётка выставила литр самогона, борщ, сало, даже нагрела в смальце украинской домашней колбасы. Сама выпила сто граммов, поела и пошла спать.
Мы не спеша прикончили литр.

Нужно сказать, что в деревне парень пятнадцати лет считается «парубком» и ему не возбраняется пить самогон на уровне с взрослыми, впрочем, как и работать.
Я, конечно, уже принимал и до этого, но портвейн или винцо крепленое, но самогон пил впервые. После литра на двоих стоял на ногах крепко, и голова была яснее, чем с вина.

Дядька взял фонарь и сказал, чтобы я шёл с ним в погреб. Долго вертел неполную плетеную бутыль с самогоном на литров двадцать – искал воткнутую в плетение спичку, что тётка втыкала для контроля за уровнем. Нашел. Мы налили литр и переставили спичку.

Тут и появился батя, причём практически трезвый – не попало! Тут надо сделать отступление.

Выпить в деревне любят. И есть много баек про это.
Все мужики имеют прозвища, но обязательно с именем, уважительно.
Был такой Василь Тысяча, очень любил это дело. Дома самогонки нет, так он стащит кусок сала у жинки и меняет на самогон.
Однажды спёр кусок, завернул в тряпку и спрятал в дрова, а жинка нашла и заменила сало на похожий по объёму кусок кирпича, завернув его в ту же тряпку.
Василь забрал «сало» и пошёл его менять к соседке через хату. Та уже дала бутылку, но решила проверить , не старое ли сало и обнаружила подлог. Отобрала бутылку , сунула в руки тряпку с кирпичом назад Василю и выставила за дверь.
Тот вернулся во двор сильно сердитый. Параска, его жинка , страхуясь, подалась в огород. Тот за ней погнался, но видя, что не догонит, швырнул в нее кирпичом в тряпке, не докинул, и кричит: « Хиба ж ты не знаешь, дура, что за кирпич самогон не дают!»

Ещё одна байка из жизни. В тему.

Достали два друга бутылку самогона, взяли немудреную закусь: хлеб, лук и кусочек сала. Идут на кладбище, там не помешают, и вроде и причина есть - помянуть родичей. Навстречу Василь Тысяча, трезвый. Видит, у друзей бутылка, ну и увязался, конечно.

Разложились. Один опустился на могилку и плачет вроде, чтобы соблюсти видимость скорби. Второй тоже вроде плачет, прикрыв глаза рукой, сочувствуя...
А Василь и говорит, смеясь: «Да кончайте прикидываться, разливай!»

Тот, что на могилке был, встает, разливает в два стакана гранёных всю бутылку и говорит: «Ну, за упокой душ грешных!» И выпивают вдвоём с другом.
Потом поворачивается к Василю и говорит: « А ты , Василь, смейся!»
Так тот и ушел не солоно хлебавши!

После этого это выражение в деревне стало нарицательным и его все знали и часто применяли в подобных случаях – позвали помочь, не пошёл, а когда обмывают сделанное - лучше не подходи, обязательно скажут:
«А ты , Василь, смейся!» И не нальют!

Так вот, батя обрадовался, что попадет наконец выпить и подсаживается, потирая руки. Дядька налил в наши два стакана и говорит ему: « А ты, Василь, смейся!» И выпил!

Я, конечно, бате свой стакан отдал, тот выпил, но сразу ушел. Понял, что виноват.

Мы «добили» второй литр и пошли спать. Дядьке – хоть бы хны! А я вроде пошел сам, но около бабулиной хаты опрокинулся. "Поблевал", и там же, прислонившись к хате, уснул. Утром нашла бабуля и привела домой. Дала «прикурить» дядьке и выгнала с сенцов батю, определив туда меня...

Я помирал.... Отказывался от еды, только пил воду. Голову было не поднять.
К обеду, бабуля не выдержала и сказала, что вылечит, если соглашусь поесть.
Я выполз из сеней к столу. Мутило…. Бабуля вытащила какой-то настойки на самогоне, которая пахла полынью и была горькой. Дала пятьдесят граммов. Я с трудом выпил.
Через десять минут все как рукой сняло! Поел и пошел работать. Вот, что значит травница.

Был бы поумней - записал бы все, что можно из её снадобий и все заговоры тоже. К тому же она , как я понял, сделала мне «передачу» так называемую.
Дала что-то читать, но текст был на украинском языке, и я даже не понял, что это, а это была передача возможностей заниматься магией.... Могла бы и все остальное дать и обучить, но видно не заслужил.

Вспомнил я об этом много лет спустя, когда в руки мне попала «чёрная магия» в рукописном виде на латышском языке. Там была глава, в переводе называемая
« Передать другому». Когда я прочитал её, латышский то знаю, то в мне показалось, что я подобное, практически дословно где-то читал. Вот тогда и вспомнил про бабушку, которая к тому времени уже умерла. Значит, была передача, причём «чёрной магии», которой и пользовалась пани Поля.

Оказалось, что ею можно и лечить, но в основном там главы больше направлены на привороты, отвороты и наведение болезней, лишение имущества и денег, и наведение прочих пакостей.
Не пользовался с такой целью и держу рукопись вне дома.

Возможно, есть и способности, потому, что могу легко убедить любого в чем угодно, если захочу. От моих рук явно становится лучше больным и самое главное – у меня за все время работы не умерла ни одна пациентка!
От рака умирали, но я их не лечил сам, только находил его.
А могли, и даже должны были умереть (по логике) десятки, до того они были в плохом состоянии иногда. Я всё думал, что мой ангел хранитель помогает.
Может и он, а может и…что-то другое?
Прикрепления: 7828480.jpg(484.1 Kb) · 1188576.jpg(483.4 Kb) · 7416774.jpg(217.3 Kb)


Сообщение отредактировал Док - Суббота, 13.10.2012, 09:13
 
noraДата: Пятница, 16.11.2012, 15:14 | Сообщение # 15
Долгожитель форума
Группа: МСТС "Озарение"
Сообщений: 1873
Награды: 105
Репутация: 89
Статус:
Здравствуйте Сергей! Приятно познакомиться с вами и с вашим творчеством. Действительно рассказ душевный. Читается легко и с интересом. Ощущение, как будто сидит рядом с тобой собеседник и рассказывает тебе, как лучшему другу, о своей жизни. Мы с вами почти ровесники. Оттого и интересны ваши воспоминания и многое очень близко и понятно. Спасибо вам за вашу хорошую память! Прочитала пока три ваши рассказа, но обязательно ещё загляну, чтобы дочитать.
От всей души поздравляю вас с днём рождения! Счастья вам , любви, здоровья, удачи и вдохновения! с теплом души Лидия. biggrin


Авторская - Проза.
Ассорти - стихи для взрослых
Творческая - Конфетти - стихи для детей
"Конечно, это очень просто – писать для детей. Так же просто, как рожать их." Урсула Ле Гуин (р. 1929), американская писательница.


Сообщение отредактировал nora - Среда, 21.11.2012, 18:09
 
Литературный форум » Наше творчество » Авторские библиотеки » Проза » Сергей Рудченко (Душевные рассказы о счастливом детстве. Колодищи)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск: