Ледоруб Троцкого - Литературный форум
ГлавнаяЛедоруб Троцкого - Литературный форум
[ Обновленные темы · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Литературный форум » Наше творчество » Творческая гостиная » Рецензенты / Критики / Пародисты » Ледоруб Троцкого
Ледоруб Троцкого
3674721Дата: Вторник, 18.12.2012, 14:32 | Сообщение # 1
Постоянный участник
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 116
Награды: 4
Репутация: 10
Статус:
Л Е Д О Р У Б Т Р О Ц К О Г О

Телефон зазвонил резко, противно и неожиданно, так как был отключен три месяца назад за неуплату. К тому же было рано, часов двенадцать, и я, причисляющий себя к творческо-креативному гламурному бомонду, то есть к безработным иждивенцам, ещё спал.
- Масюкевич, Максим Александрович? – голос в трубке был тоже резкий, противный, но властный.
Я ответил, что я это я.
- Вас беспокоят из администрации президента России, моя фамилия Татаринов. – продолжил голос.
- А президента России как фамилия? – спросил я.
- Мы вам телефон не для шуток подключили, Максим Александрович. – в голосе послышались стальные нотки: - Дело в том, что ваш дом очень удобно расположен. У вас же Первомайская, тридцать семь?
Я кивнул.
- Первый этаж?
Я снова кивнул.
- Всё правильно. Ваш дом единственный, стоящий в глубине. Можно отследить подъезды, плюс спортплощадка, детская площадка, он это любит, в общем, по нашему мнению и мнению охраны, идеальный вариант. Запоминайте – через неделю к вам неожиданно для вас, для нас и для всей страны в гости заедет президент. – Татаринов немного помолчал и продолжил: - Будет проезжать мимо и заедет. Вы понимаете, какая это честь и, в тоже время, ответственность?
Я задумался. У меня вчера в гостях Марат был, одноклассник, вот это была ответственность, не знаю, правда, насчёт чести. Сто двадцать килограмм живого веса, постоянно норовящие упасть то на стол с напитками, то на аквариум с рыбками.
- А как я его узнаю, президента вашего? – наконец спросил я.
- Во-первых, не только нашего, но и вашего тоже, - ответил Татаринов: - А, во-вторых, вы что, не знаете в лицо президента страны? Телевизор у вас есть?
Телевизор у меня был, но работал как тумбочка, что-то с ним случилось лет пять назад, а мастера вызвать времени нет. Я так этому Татаринову и ответил.
- Хорошо. Через час к вам приедут наши сотрудники, ожидайте. А я приеду вечером, побеседуем.
Через час у меня под окном припарковалась неприметная «Газель» с надписью «Школьные завтраки», из неё вышли несколько человек и, не обращая внимания на домофон, зашли в подъезд. Я не стал дожидаться звонка, открыл дверь и сразу получил замечание.
- А вот дверь без звонка больше не открывайте, - сказал стоящий первым усатый мужчина в очках: - У вас теперь не личная и приватизированная квартира, а государственный объект. Теперь здравствуйте. Меня зовут Сергей Леопольдович, я ваш куратор на эти семь дней. И ещё насчёт двери. Вообще до визита президента к ней не подходите. Вы кого-то ждёте?
- Вас ждал. – честно ответил я.
- Это приятно, нас мало кто ждёт. – Сергей Леопольдович хмыкнул и продолжил: - Познакомьтесь.
Ко мне подошла миловидная женщина с холодным взглядом и улыбнулась. От её улыбки у меня в голове застучал ледоруб Троцкого, а под окном проехал грузовик режиссёра Михоэлса.
- Татьяна Борисовна, - представилась женщина: - сестра вашей жены.
- Э… - сказал я, а заговорил Сергей Леопольдович:
- Президент захочет попить чаю с ватрушками, кто его будет угощать? Вы умеете печь ватрушки? А стол накрыть, тут же будет телевидение, первый канал, второй, журналисты… И что у вас с ванной, вдруг он захочет руки помыть…
И Сергей Леопольдович пошёл в сторону ванной.
- Я насчёт жены… - кинулся я вслед за куратором: - Я же вроде как…
- Успокойтесь, Максим Александрович, - остановила меня новоявленная родственница: - Ваша жена приедет через минуту и только на неделю, очень симпатичная девушка Лена. И давайте на «ты», нам работать вместе. Я, кстати, приехала из Балашихи, в гости к сестре. Работаю в страховой компании, менеджер. А вот и Лена.
Моя жена действительно оказалась симпатичной высокой блондинкой и я решил сразу пошутить по поводу отдачи супружеского долга. К счастью, меня опередили.
- Майор ФСО Круглова. – после этой фразы ледоруб Троцкого снова застучал в моей голове, где-то вдалеке заиграл радиоприёмник барда Галича и шутить расхотелось: - Прикомандирована к вам в качестве супруги. Показывай, муж, где у тебя что. Осваиваться будем…
Остаток дня мы осваивались, а вечером, как и обещал, приехал Татаринов. С ним приехали рабочие, сразу приступившие к ремонту ванной, и почти новый телевизор. Татаринов осмотрел квартиру, поговорил наедине с моими родственницами, с Сергеем Леопольдовичем и, видимо, остался доволен. Потом он подарил мне портрет президента в дорогой рамке и мы сели пить чай с ватрушками. Ватрушки были вкусны, чай сладок, но я не обращал на это внимания. Меня тревожила дальнейшая судьба телевизора, прекрасного плазменного телевизора со встроенным ДВД. Оставят ли его мне после визита, ведь мой старый телевизор они уже вынесли на помойку? Или он на балансе ФСО и они возят его по всем квартирам, которые посещает президент? А может, это вообще личный телевизор президента?
- О чём вы думаете, Максим Александрович? – вдруг спросил Татаринов: - Вам не нравятся ватрушки? Или вы не хотите помочь нам, а, значит, и своей Родине?
И вновь застучал в голове ледоруб Троцкого, и раскрылся отравленный зонтик болгарина Маркова. Я решил оставить вопрос о телевизоре на потом, откусил ватрушку и ответил:
- Ватрушки нравятся. Помочь хочу. Просто я подумал, что есть более достойные люди… Вот надо мной, Паша и Маша, он банкир, она домохозяйка, двое детей… Я у них взаймы часто беру…
- Второй этаж не подходит. Он там будет как мишень в тире. К тому же президент страны в гостях у банкира это не очень правильно, ему ж взаймы не нужно. А семья хорошая, мы знаем. Итак, президент приедет к вам утром и пробудет 50 минут…
- У нас здесь по утрам пробки… - вставил я.
- В это утро пробок не будет. – твёрдо сказал Татаринов: - Да, совсем забыл – вам знакома гражданка Мережанская Виолетта Павловна, 51-го года рождения?
- Да, знакома…
- Шла к вам, мы попросили этого не делать. Проживёте неделю без гражданки Мережанской, к тому же 51-го года рождения?
- Проживу, конечно. Телевизор буду смотреть…
Но мой слабый намёк остался без внимания и Татаринов, достав из портфеля какие-то бумаги, продолжил:
- Вот запись вашей непринуждённой беседы. Главное – вам, как представителю творческой интеллигенции, нравится отношение президента к культуре, поэтому вы поддерживаете все его начинания. Вот список начинаний. Теперь жалобы. Их у вас одна – вы недовольны ростом тарифов ЖКХ, он отвечает, что только что подписал указ… Ну, словом, как всегда отвечает. Вот текст жалобы. Дальше наша-ваша жена наливает чай, угощает президента ватрушками, которые сама испекла, президент пьёт, благодарит, встаёт, спрашивает, есть ли у вас какая-нибудь личная просьба к нему, как к президенту страны. Тут важно – вы отвечаете, что есть. Потом излагаете эту вашу личную просьбу, вот, кстати, и её текст. Президент обещает разобраться, благодарит за ватрушки и уезжает, а вы с чистой совестью приглашаете постаревшую ещё на неделю гражданку Мережанскую. Всё понятно?
- Понятно. – ответил я и взял отпечатанные листки с начинаниями, жалобой, личной просьбой и непринуждённой беседой: - Это всё наизусть учить?
- А вы, Максим Александрович, сами как думаете? – спросил Татаринов с интонацией, от которой застучал, застучал в голове ледоруб Троцкого, а перед глазами закачалась петля поэта Есенина.
Спалось мне в эту ночь плохо. Во-первых, жутко храпела на своей раскладушке моя жена, майор ФСО Круглова, а, во-вторых, два молчаливых мужика, дежурившие в прихожей, каждые полчаса заглядывали в комнату и обводили её тяжёлым взглядом. Проснувшись с ощущением лёгкой арестованности, я посмотрел на президента в дорогой рамке, поздоровался с ним и вышел на кухню. Жена-майор уже приготовила завтрак, сестра майора мыла сковородку, два молчаливых мужика в прихожей сдавали дежурство двум другим молчаливым мужикам, а за окном… За окном творилось необыкновенное. Свежевыкрашенным фасадом сиял дом напротив. Вокруг детской площадки за ночь выросли голубые ели, а на самой площадке дети с радостью катались на аттракционах, вывезенных, судя по всему, из Диснейленда. На спортплощадке играли в футбол ребята в костюмах-тройках и тёмных очках, переговариваясь между собой по рациям. Подтянутые, голубоглазые и светловолосые дворники мыли шампунем только уложенный асфальт, а молодые мамы с пустыми колясками походили одновременно на женскую сборную России по самбо и участниц конкурса красоты. Редкие прохожие в плащах и шляпах совершенно не были похожи на прохожих, а выглядели, если честно, как сотрудники ФСБ. Но я не стал об этом никому говорить и сел завтракать.
И вот, наконец, наступил день визита. В 5 утра меня разбудила собачка спаниель, деловито обнюхивающая комнату, и её хозяин, делающий тоже самое. С кухни доносился аромат свежевыпеченных ватрушек и, дождавшись, когда человек с собакой обнюхают каждый сантиметр комнаты, я встал, дружески кивнул портрету и пошёл бриться-умываться, повторяя про себя текст беседы с президентом. Потом я пил кофе, получая последние инструкции и наставления, надевал новый спортивный костюм и помогал прибывшим заранее телевизионщикам расставлять их аппаратуру, которая, кстати, расцарапала мне весь линолеум. А ровно в 9.58 моя квартира неожиданно опустела и через минуту во двор въехал кортеж президента.
Президент оказался приятным моложавым мужчиной, извинился, что заехал без предупреждения, с удовольствием ел ватрушки, много шутил про глубокую модернизацию и инновации, рассказал анекдот про нанотехнологии, чем ужасно рассмешил мою жену-майора, спросил у меня совета по поводу реформирования госструктур и внимательно выслушал жалобу на ЖКХ. Ответив точно по сценарию, что он только что подписал об этом указ, президент съел пятую ватрушку, встал и спросил, глядя в глаза мне и одновременно в объективы всех телекамер:
- Ну а какая-нибудь личная просьба ко мне, как к…
- Есть. – твёрдо ответил я, недослушав президента и ледоруб Троцкого занёсся над моей головой, и в лицо уже летела струя цианистого калия националиста Бандеры: - Есть. Вы мне телевизор не оставите?
Проснулся я от непривычной тишины, но, к счастью, в своей кровати. Первое, что я увидел, был мой старый телевизор, стоящий на своём месте и выполняющий роль тумбочки. На нём лежало письмо-уведомление о повышении тарифов ЖКХ в два раза. Я вскочил и выбежал на кухню. Нет, никаких следов визита президента не было, даже ватрушечных крошек, даже царапин на линолеуме от телевизионной аппаратуры, да и за окном… За окном всё было как всегда - на спортплощадке выгуливали своих собак соседи, гортанно переговаривались дворники-хлопкоробы, а на детской площадке, на качелях, поставленных ещё пленными немцами, сидела пара алкашей с бутылкой. «Как же так…» - подумал я, а вслух сказал:
- Как же так? Что ж это за власть такая, которая обманывает свой народ даже во сне? Власть во главе с президентом, который богатеет на бедах своего нищего народа! Указ о ЖКХ он подписал… Нет, только переворот, только революция спасёт эту страну от гибели! И если надо возглавить это революционное движение, то я…
В комнате раздался непонятный звук, как будто что-то упало-разбилось и одновременно зазвонил дверной звонок. Я пошёл открывать, по дороге заглянув в комнату, и… Холодная липкая струйка медленно протекла по спине, а ужас заставил закрыть глаза. На полу, в осколках от разбитого стекла, лежал подаренный Татариновым портрет президента в дорогой рамке. В дверь продолжали звонить, и я уже знал, кто за ней стоит, сжимая в руках ледоруб Троцкого. На ватных ногах я добрёл до двери, сказал последнее «прощай» своему отражению в зеркале, повернул ключ, зажмурился и прикрыл голову в ожидании удара. Но удара не последовало.
- Ты чего? – раздался голос Мережанской Виолетты Павловны, 51-го года рождения и я открыл глаза.
Действительно, это была Виолетта Павловна, удивлённо глядящая на меня, а у её ног стояла запечатанная коробка с плазменным телевизором со встроенным ДВД.
- Опусти руки и занеси телевизор. – скомандовала Виолетта Павловна.
- Откуда он у тебя? – слабо спросил я.
- Государство подарило, на 60-летие и 40-летие трудовой деятельности. Там, на коробке, и наклейка специальная.
Действительно, на коробке была яркая наклейка с надписью «В. П. Мережанской в день 60-летия от благодарного государства».
- У меня же два телевизора есть, этот решила тебе отдать, а то живёшь, как в пещере, ни одного сериала не видишь. – продолжала говорить Виолетта Павловна: - С тобой и обсудить скоро нечего будет…
И я занёс коробку в квартиру.
Вечером мы лежали и смотрели «Новости». Показывали президента страны, который в каком-то городе зашёл в гости к простым людям и долго с ними беседовал, угощаясь ватрушками.
- Всё-таки хороший у нас президент, и государство хорошее. Всё для народа делают - телевизоры дарят, ватрушки едят… - пробормотала в полусне Виолетта Павловна: - Правда ведь?
Я вспомнил про яхты олигархов и про нищих пенсионеров, вспомнил про вымирающие деревни и пятиэтажные коттеджи чиновников, про тарифы ЖКХ и зарплату начальника этого ЖКХ… Но ледоруб Троцкого стучал в моей голове, ледоруб Троцкого, и так уютно бубнил со стены новый телевизор…
- Правда. – ответил я Виолетте Павловне, посмотрел на портрет президента в дорогой рамке и громко добавил: - Завтра надо стекло вставить. И рамку подороже купить.
Теперь я знал, что буду жить долго. И, может быть, счастливо.

Илья Криштул


Сообщение отредактировал 3674721 - Суббота, 01.03.2014, 00:25
 
ВоронДата: Вторник, 18.12.2012, 15:06 | Сообщение # 2
Хранитель форума
Группа: Автор
Сообщений: 10388
Награды: 264
Репутация: 289
Статус:
Животрепещущая тема затронута вами , хотя во всём обвинять надо прежде всего нас самих .
 
cost2costДата: Среда, 19.12.2012, 13:40 | Сообщение # 3
Зашел почитать
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 35
Награды: 3
Репутация: 4
Статус:
Дочитал до конца, моментати позабавило, ну а моментами конечно огорчило.Но с этим ничего не поделать. Печально хотя бы то, что наш президент в списке Форбс, как один из самых влиятельных и богатых людей планеты..Но не будет о плохом. Мне понравилось, весьма красочная и живая история.
 
jbazisДата: Суббота, 05.01.2013, 19:03 | Сообщение # 4
Группа: Удаленные





Цитата (3674721)
Я кивнул.

Оч хор! Особливо во время разговора по телефону. ФСБ фсе видит cool
Цитата (3674721)
- Майор ФСО Круглова. – после этой фразы ледоруб Троцкого снова застучал в моей голове, где-то вдалеке заиграл радиоприёмник барда Галича и шутить расхотелось: - Прикомандирована к вам в качестве супруги. Показывай, муж, где у тебя что. Осваиваться будем…

Последнее предложение выглядит как не оч уместная шутка Татаринова. Либо как фраза Кругловой, что более вероятно (следует из последующего (да что ж за день-то такой?!)), но тогда эт надо как-то обозначить.
Цитата (3674721)
Проснувшись с ощущением лёгкой арестованности

Эх... Вот вроде хорошо... Или, мож, "легкого арестья"? Не, так хуже, пусть как есть.
Цитата (3674721)
Президент оказался приятным моложавым мужчиной

Ммм... При том, что главный герой повествования неделю имел видеть портрет президента, что-то тут не то.
Так, что еще... А. Ну, люди разговаривают, в целом, достаточно одинаково.
Ну... Вот, собстна, и все мои мелочные придирки biggrin (тем более, что первое - это одобрямс). А рассказец-то хорош!


Сообщение отредактировал jbazis - Суббота, 05.01.2013, 19:04
 
3674721Дата: Пятница, 29.08.2014, 19:50 | Сообщение # 5
Постоянный участник
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 116
Награды: 4
Репутация: 10
Статус:
З А В О Е В А Н И Е Е Л Е Н Ы

Впервые я увидел её на даче у своих друзей. Первое впечатление, как известно, самое верное, так вот – она была хороша. Потом я выпил ещё и она стала обворожительной, а после третьего коньяка - грациозной. Как я блистал для неё в тот вечер! Жениться я, конечно, не обещал, но намерения у меня были самые серьёзные. Я читал ей стихи позднего Михаила Круга и раннего Ильи Резника, пел что-то из Григория Лепса, сыпал цитатами из Дарьи Донцовой и даже сыграл в лицах всю последнюю серию «Нашей Раши», которую она пропустила. Когда гостеприимные хозяева, устав от нас, ушли, наконец, спать, мы решили прогуляться к озеру. Ночь, звёзды, дорога петляла меж полей, вдалеке чернела загадочная гладь воды… Какая звенящая тишина стояла в ту ночь! Слышен был только её раскатистый голосок, когда она пела свою любимую «Таганку», да где-то в ближайшей деревне орали матерные частушки, казавшиеся нам осанной, которую для нас восклицает само небо… Потом мы плавали в тёплой чёрной воде, и нам чудилось, будто мы купаемся в бесконечной ночи… А на берегу… Нет, на берегу нас грела не любовь. Любовь только зарождалась в наших сердцах, её серебряные нити только начали опутывать наши души… Нас грела бутылка виски, которую она спёрла у хозяев, и сосиски, которые взял я на закуску. И мы уже шли назад, отчего-то спотыкаясь и падая, и мелкие камушки больно впивались в босые ноги… Жаль, жаль было кроссовки за сто евро, оставленные по пьяни на берегу, но ещё оставался вискарь, мы по очереди прикладывались к нему и печаль уходила. Да и кроссовки стоили не сто евро, как я сказал ей, а сто рублей. И мы уже не пели, мы боялись, что песня спугнёт что-то неуловимое, витающее в предрассветном воздухе. Только на следующий день, когда зачесались укусы, я понял, что неуловимое там витало с таким противным писком. Но пока мы шли, обнявшись, и я обещал бросить к её ногам весь мир, все звёзды и всю Вселенную… Я никогда не экономлю на обещаниях, так воспитан.
Вскоре мы дошли до дачи наших друзей. Мы даже выпили по бокалу шампанского… Мы смотрели сквозь хрусталь на ещё робкое и нежаркое солнце… Она не знала, что шампанское на виски нельзя, это понижение градуса, это тазик с утра, это головная боль и невозможность подняться. А я знал, но почему-то промолчал… Она пошла спать на второй этаж, а я… Но пусть это останется между нами.
Я проснулся раньше её. Где-то совсем рядом пел свою любовную песню соловей, вызывая рвотный рефлекс. Хозяева уже встали и я пошёл к ним с надеждой, которая оправдалась - мне молча протянули бутылку холодного пива. Как по-другому зазвучала песня соловья! Как по-другому засветило солнце!
А часов через семь к нам вышла она. В её ресницах заблудились солнечные зайчики, в её глазах расцветали васильки, хотя вся в целом она выглядела помятой. Умывшись, она подошла ко мне и улыбнулась. Мой перегар был уже приятен, сам я был уже элегантен и с удовольствием расцеловал алые маки на её щеках. Затем я вытер губы и мы наконец познакомились. Её звали Еленой.
Вскоре она засобиралась домой. На станцию её повезла Света, жена моего друга, и я, разумеется, напросился с ними. На платформе, когда Света ушла смотреть расписание, я обнял её. А ты помнишь, вдруг спросила она, что ты обещал вчера? Конечно, помню, ответил я, ведь я обещал подарить тебе весь мир. И я подарил ей билет на электричку.
Потом у нас были ещё два свидания, на которых я бросал к её ногам все свои деньги. Триста рублей это тоже деньги, что бы там не говорили её подруги.
Уже три года мы живём вместе. Оказывается, она не знает, кто такой Михаил Круг, не любит Лепса, не читает Донцову, ни разу не слышала песню про Таганку и не смотрит «Нашу Рашу». Плюс ко всему она ненавидит виски с шампанским и не любит купаться по ночам в озёрах. Чем же я завоевал её? Почему именно мне достался этот голубоглазый и сорокалетний кусок счастья?
Я часто думаю над этим, когда мою посуду или стираю, глажу бельё или бреду с сумками из магазина. Я думаю над этим, когда готовлю обед и мою полы, чищу её обувь и варю для неё утренний кофе, драю туалет и поливаю цветы. И иногда мне кажется, что это не я завоевал её, а немного наоборот. Чуть-чуть, но наоборот. Ведь недаром тётка в ЗАГСе, оглашавшая приговор, так мило улыбалась, показывая свой звериный оскал…

Илья Криштул

 
3674721Дата: Суббота, 23.03.2019, 15:37 | Сообщение # 6
Постоянный участник
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 116
Награды: 4
Репутация: 10
Статус:
З Д Е С Ь И Т А М

Я больше не хочу здесь. Я хочу туда, где звёзды и море, и костёр на пляже, и гитара, и кто-то играет «Машину времени». И пахнет жареными мидиями, и девушка напротив смотрит влюблёно. И я уже знаю, что будет этой ночью…
А здесь я ничего не знаю. Здесь бегают менеджеры, все в одинаково повязанных шарфиках, и дети гор с одинаково злобными лицами. Здесь неоновые ночи, от которых болит голова, а девушки смотрят только в свои телефоны. Здесь убивают за царапину на машине и бьют по лицу за случайный толчок. Здесь шумно и грязно, здесь невкусное мороженое, немолодая усталая жена и старый я.
А там, куда я хочу, там все молодые, и жена, и я, а мои друзья смотрят на нас и смеются. Там за рубль нам наливали банку сухого вина и мы шли на пляж, где валялись деревянные лежаки. Мы их раскладывали, как нам удобно, садились, и снова гитара, только теперь уже Антонов, «Море, море…», и пили вино из банки, и звёзды падали нам прямо в ладони. А невдалеке стояли пограничники и завидовали. Мы, конечно, им предлагали выпить, но они смущённо махали руками и уходили, бряцая чем-то металлическим.
Здесь такого вина нет. Может, оно и есть, но его никто не пьёт. Я давно уже не видел, чтобы кто-нибудь пил дешёвое вино из стеклянной банки и слушал Антонова. Можно, конечно, похожего вина купить, но с кем ты его будешь пить? И Антонова скачать можно, но с кем ты будешь его слушать? Со своими детьми? Они, услышав «Море, море…», понимающе улыбнутся, ничего не поняв, а тех, кто понял бы, уже нет. Уехали, спились, умерли или стали другими и не хотят помнить костёр на пляже с деревянными лежаками. Они и меня-то помнить не хотят, потому что я это воспоминания, а воспоминания отвлекают от бизнеса.
Там у нас тоже был бизнес. Джинсы, сигареты, кассеты… Бизнес в стиле «лайт», как сказали бы сейчас. Но моря было больше. И счастья больше. Продали джинсы, которые чей-то отец привёз из Югославии, вина взяли, портвейна по два двадцать, девчонок позвали… О, какие у нас были девчонки! Голдик, Стропила, Браун, Рюмашка, Дурёнок… Стропила недавно умерла от водки, Рюмашка с десятого этажа улетела под наркотой, Браун в Германии, достопочтенная бюргерша… Ещё Отрада была, Отрадушка, пятый размер, добрая и ласковая. Никого не пропустила, со всеми переспала. Потом замуж вышла за бандита, ещё в те годы, и исчезла. Можно, конечно, в «Фейсбуке» или в «Одноклассниках» поискать, но смысла нет. Всё равно не ответит. Не каждый хочет в прошлое возвращаться, как я. У меня-то всё светлое там…
Нет, мы не были ангелами. Ангелы жили среди нас, оберегали и иногда в кого-то из нас вселялись. И тогда тот, в кого вселился ангел, покупал духи и ехал к маме. И шёл с мамой по магазинам, и занимал очередь к прилавку, пока мама стояла в кассу. И ужинал с родителями, а потом смотрел с отцом «Футбольное обозрение». Может, наши мамы до сих пор живы, потому что в нас часто вселялись ангелы?..
А здесь ангелов нет. Какие здесь ангелы, у них же крылья, а и так не протолкнуться, им все крылья потопчут или оторвут. Ангелы ещё петь любят, по-своему, по ангельски, а где здесь попоёшь, если шум везде и ор? Так что ангелы исчезли и появляются, только если беда, чтоб забрать кого-то к себе за небо. Они часто появляются, бед много, то горит что-то, то взрывается, то падает… Но жить здесь они уже не могут. Здесь ангелам больно. Да и среди кого им жить? Среди менеджеров?
А там, куда я хочу, даже слова такого не было. Нет, мы все учились, работали, что-то делали… Кто дворником пристраивался, кто квасом торговал, кто на «вечернем» учился раз в неделю, а днём снег с крыш сбрасывал… Но если компания загулять собиралась и квартира была у кого-то свободная, то всё, все дела побоку. И какие были загулы! Недельные, двухнедельные… Деньги кончались – посуду шли сдавать, а это рублей десять-пятнадцать… И по новой – портвешок, шипучий «Салют» девочкам, ночные Сокольники… И в кино успевали сходить, и на концерты какие-то… А могли деньги подсчитать, дозанять где-то и на море опять же уехать. Просто, в среду после обеда, в плацкарте. И кто-то один «зайцем» наверху прятался. Это потом уже – проблемы в институте, неприятности на работе… А родителям отзванивались, мам-пап, я у друга, мы занимаемся… Хотя родители всё понимали – звонок-то был междугородный. Если кто помнит, конечно, что такое междугородный звонок…
А здесь попробуй загуляй хоть на два дня. Или зайди ночью в Сокольники. Или позвони жене и скажи, что ты на море в среду после обеда с компанией уезжаешь, мол, присоединяйся… Такое услышишь… А там она с тобой с удовольствием ездила. С двадцатью рублями. И с улыбкой, и с влюблёнными глазами, и в том платье, в котором… Помнишь?
А ещё там был буфет на станции с вкусными пончиками, и немытая черешня, и солнце падало в море где-то за домиками, и девушка, которая будущая жена, утром просыпалась потрясённая… Где сейчас эта девушка? Здесь, гремит чем-то на кухне и руки в муке о передник вытирает… А я хочу, чтобы она там была, со мной, и в море умывалась с голой грудью, худая, загорелая и с длинными-длинными ногами… Но её отсюда туда не затащишь…
Да и что мне, сегодняшнему, там делать? С замусоренными мозгами, уставшему от всего – от людей, от вечных кредитов, от нелюбимой работы, от ненужных знаний… Ненужные знания это всё, что нажил, на что истратил жизнь, которая так хорошо начиналась… Или она ещё не начиналась? Может, я всё ещё стою в прихожей, а жизнь, она там, в комнатах? Я многих знаю, которые так и простояли всю жизнь в прихожей… А я сейчас зайду и… Смешно... Я ведь давно прошёл все комнаты, я давно спел все песни, я мало молчал и много говорил, я любил и не любил, я плакал и смеялся, я часто врал и редко не врал и я снова подхожу к входной двери, только уже с обратной стороны… И я знаю, что будет за ней. Я знаю, что веселье заканчивается слезами, пьянка – похмельем, любовь – ненавистью, а жизнь – смертью.
А эти ребята – молодые, красивые, шумные, беззаботные - не знают. Небесные длани лежат у них на затылках. И не надо им мешать и учить их не надо. И все мои знания ничего не изменят... Они не нужны там никому, мои знания. И я сегодняшний там никому не нужен. Слышите, как волны накатывают на берег? Как шуршит галька? Лучше этого звука в нашей жизни ничего не будет…
Я уже многих из них похоронил, вот из этих, поющих на пляже Антонова, «Море, море, мир бездонный…»…
Пусть поют. И пусть я пою среди них. Но не сегодняшний, а тот…
Не надо возвращаться в свою молодость. Надо её, улыбаясь, вспоминать.
Вот только вспоминать уже не с кем… И улыбаться я давно разучился…
Слушай, бармен… А налей-ка мне стаканчик моря! Того, коктебельского, лета восемьдесят четвёртого года… Сколько тебе лет? Двадцать? Я постараюсь не завидовать… «Море, море, мир бездонный, пенный шелест волн прибрежных…»…

Илья Криштул
 
3674721Дата: Четверг, 28.03.2019, 19:54 | Сообщение # 7
Постоянный участник
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 116
Награды: 4
Репутация: 10
Статус:
П И С Ь М О В О С Т А Н К И Н О

Андрею Малахову, и тому парню, который на первом канале, и Гордону,
и вообще всем ведущим всех самых интересных программ про свадьбы,
разводы, про кто кого изнасиловал, кто чей сын, кто кому первым изменил,
как она пожилого актёра обманывала и как муж домой вернулся, жену избил,
котёнка выбросил и дочка не от него.

Уважаемые телеведущие! От своей знакомой, которая ходит к вам на передачи и даже в одной из них сыграла нянечку роддома, в котором рожал Галкин с Пугачёвой, я узнал, что она получила за это десять тысяч рублей. И что, если б она была помоложе и её изнасиловал Юрий Лоза или хотя бы Крис Кельми, она получила бы тридцать тысяч, а если бы Билан, то все шестьдесят. Она даже звонила и предлагала им себя изнасиловать за пятнадцать тысяч, но Лоза отказался, Кельми попросил двадцать пять и бутылку коньяка, а Билан вообще не по этой части оказался, поэтому и дороже. Я так с её слов понял, что у вас сейчас затишье, сценарный кризис и недостаток так необходимых сегодня людям интересных тем, коли вы про Лозу с Кельми вспомнили. И если та тётка, которая, по её словам, убежала в Липецке от мужа-миллионера к нищему любовнику-узбеку, очухается, вернётся к мужу и к вам не приедет, стране и рассказать в прайм-тайм нечего. Конечно, есть надежда, что Влад Сташевский напьётся в самолёте и устроит скандал, или, к вашей радости, кто-нибудь знаменитый умрёт в ближайшее время и его дети всплывать начнут, но если Сташевский откажется скандалить даже за хорошие деньги и никто не умрёт? Придётся опять или Джигурду звать, или Волочкову, а это дорого и сценарии у них слабые, хотя они-то с удовольствием припрутся, только позвони. А рейтинг падает, ваши доходы тоже, люди, вместо того, что бы смотреть любимые программы, начинают о жизни задумываться и одной Максаковой это не исправить. Поэтому я предлагаю вам свои услуги, так как у меня очень интересная судьба и я готов за недорого пройти все тесты, анализы и детекторы, хотя лучше всё-таки без них. Дело в том, что я являюсь сыном Софии Ротару от Л. И. Брежнева, плодом их мимолётного романа в Молдавии в 1972 году. Мама сдала меня в детский дом и забыла, а папа до самой смерти раз в год присылал мне поздравительные открытки на день рождения. Открытки пропали, а от мамы, которую я очень люблю, мне ничего не нужно, только увидеть её и квартиру в Ялте (квартиру желательно не увидеть, а получить). А если тесты и анализы ничего не покажут, то достаточно будет пяти тысяч рублей, так как квартиру мне должен мой старший брат Олег Газманов, выгнавший меня на улицу из-за наследства и таланта. Я его простил, очень люблю и в течение пяти-шести эфиров за двенадцать тысяч каждый постараюсь это ему объяснить. Если объяснить не получится и брат Олег с племянником Родионом вывернутся и откажутся меня признавать, то пусть заплатят нам с вами за своё появление на центральных каналах, ведь вся страна будет следить за нашими разборками! А недели через две я могу выступить с разоблачением Олега Митяева, так как все его песни принадлежат моему перу. Даже про пакет с пивом, который порвался и «выливалось пиво из него», это вообще моя очень личная история. Я ведь был первым мужем Ирины Аллегровой, но ушёл от неё к Ирине Понаровской (это уже двадцать тысяч) как раз из-за не вовремя порвавшегося пакета с пивом. Аллегрова после меня закрутила роман с Фиделем Кастро и у меня долгое время хранилась их интимная переписка, которая позднее пропала. За тридцать тысяч (торг уместен) я приведу в студию Мишаню, сына Аллегровой от Фиделя, я с ним живу сейчас в одной коммунальной квартире.
А недавно, буквально вчера, я раскрыл три тайны - перевала Дятлова, смерти Березовского и отравления Скрипалей и могу в прямом эфире назвать имя убийцы и отравителя (а это один и тот же человек!)! По секрету скажу, что этим человеком является как раз Мишаня, мой сосед по коммунальной квартире и сын Ирины Аллегровой от Фиделя Кастро. Только поторопитесь, так как такой сюжет у меня с руками оторвут на «РЕН-ТВ». С вашим детектором лжи я лично поделюсь гонораром, хотя этот детектор у вас на зарплате, и бонусом раскрою страшную тайну биографии Барри Алибасова, который является внуком Сталина и правнуком Пржевальского.
А если мы с вами приведём в студию настоящую мать детей Киркорова, которую я прекрасно знаю, мы сможем безбедно жить около месяца и все российские города будут вымирать во время наших передач! Она же может за еду и одежду побыть сестрой Чикатило и любовницей Петросяна, но это надо срочно решать, у неё кодировка кончается.
Ещё, кстати, я являюсь геем (это тридцать-тридцать пять тысяч программа без торга) и ко мне приставали все те артисты и политики, которые согласятся прийти на посвящённую этой теме передачу, только мне список заранее нужен, потому что я, кроме Баскова, в лицо никого не знаю. А Надежда Бабкина десять лет назад погладила меня по коленке и пригласила к себе в гостиничный номер, где обещала сделать солистом своего ансамбля. В номер я поднялся, но Бабкина меня обманула и сделала солистом сына Галины Брежневой от маршала Рокоссовского, с которым (с сыном, а не с маршалом) я учился в одном классе. Из-за этого я получил сильную психологическую травму и долго потом лежал в больнице в одной палате, кстати, с Эдуардом Хилем (он лечился там от алкоголизма по настоянию своей любовницы Людмилы Зыкиной, от которой у него есть ребёнок).
Как вы поняли, у меня громадьё сюжетов и историй и надо ковать деньги, пока живы ещё наши зрительницы и они ещё могут отличить сына Мишулина от дочери Магомаева, а любовницу Малинина от его жены, хотя даже я это делаю с трудом, в отличие от вас. И сразу хочу выразить вам благодарность от лица всего российского народа за ваше беззаветное служение на ниве культуры и образования. Несмотря на совершенно не богатырское телосложение, вы в каждой передаче переворачиваете столько пластов нашей великой истории (взять хотя бы истории про жён Краско и Серова), что страна вам этого никогда не забудет. Главное, что вы делаете это с неподдельным интересом, вам действительно важно знать, спала ли Катя Кравцова из Воронежа с Сергеем, мужем своей сестры Ирины Ферц. И ваши герои чувствуют этот неподдельный интерес, и дальше готовы спать с кем угодно только ради того, что бы ещё раз увидеть вас и посидеть с вами в одной студии. И где бы сейчас была наша страна, если бы мы благодаря вам не знали, сколько мужчин было у Людмилы Сенчиной, сколько детей у Никаса Сафронова и как зовут первую жену футболиста Кокорина?
А вы представляете, сколько будет стоить реклама перед тем, как в нашу с вами студию зайдёт дочь Михаила Боярского и Аллы Пугачёвой, брошенная ими в трёхлетнем возрасте? Я её тоже знаю, она живёт в моём доме на втором этаже, похожа страшно, усы, шляпа, голос и она уже согласна сдать ДНК взамен оплаты её квартирных счетов (там немного, всего за год). Это три программы в неделю в течение трёх месяцев! Потом, когда ДНК ничего не покажет, она согласна побыть брошенной дочкой той же Максаковой от кого хотите, но тут доплатить надо будет.
И ещё несколько сюжетов вкратце: у Андрея Макаревича есть сын от Ксении Собчак, которого она не признаёт, Любовь Успенская травит собак в своём подъезде, бывшая жена Мавроди в юности работала проституткой и родила дочь от Укупника, Дана Борисова в школе была мальчиком, а Малышева выгнала из дому жену своего сына с двумя детьми. Я подсчитал – сюжетов у меня на триста двадцать лет, а с учётом постоянного появления новых детей и любовниц у потерявших популярность и деньги звёзд - на все четыреста! Хватит и вам, и вашим внукам! И это ещё Игорь Николаев с Тарзаном, а Наташа Королёва с мамой не постучались в двери нашей студии!
До встречи, дорогие ведущие, жду ответа и желаю вам до конца жизни пронести этот искренний интерес к мужьям разных жён, жёнам разных мужей, непонятным детям тех и других и к любовницам любовников. Ведь что может быть важнее для народа, чем увидеть вечером на телеэкране первого мужа первой жены Прохора Шаляпина и услышать из его уст правду, которая интересует буквально всех! И ведь эта штука будет посильнее «Фауста», автора не помню! Люди, слушая откровения этого мужа той жены, забывают даже оформить пенсию и умирают от восторга прямо перед телевизором!
Да, экспертов в студии менять не надо, пусть остаются эти хинштейны-рудинштейны, им всё равно делать нечего, кроме заинтересованных глаз.

С уважением, Иван Лепёшкин, лучший друг всех умерших знаменитостей и отец детей Пьехи, Терешковой, Кадышевой, Вилли Токарева, Гурченко или Шуфутинского (на ваш выбор), однокурсник детей Абрамовича и единственный прямой наследник квартиры Пушкина на Мойке, 12, за которую собираюсь судиться в прямом эфире на Первом или на России-1 или даже на Матче ТВ с его детьми от брака с Гончаровой, которых она, на самом деле, родила от князя Потёмкина. Мы взорвём телеэфир!


Илья Криштул
 
3674721Дата: Суббота, 07.09.2019, 19:37 | Сообщение # 8
Постоянный участник
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 116
Награды: 4
Репутация: 10
Статус:
Е С Л И Х О Ч Е Ш Ь Б Ы Т Ь С Ч А С Т Л И В Ы М…

Как известно, женщины и только женщины могут сделать мужчин счастливыми. И они же могут так разукрасить мужскую жизнь, что главным жизненным достижением мужчины станет падение на рельсы перед скорым поездом «Москва-Воронеж». Следовательно, что бы прожить долгую и счастливую жизнь, нужно одно – умение вести себя с женщинами. Если точнее – надо уметь их к себе расположить. Ещё точнее - надо каждый день заставлять себя их любить. Даже жену свою попробуйте полюбить, если она, конечно, женщина. Даже если вы живёте с ней как кошка с собакой. И даже если в вашей жизни время от времени другие кошки появляются, помоложе и посимпатичнее. И, наконец, даже если вы знаете, о чём жена думает, глядя на вас. Она задумалась, а вы ей так мягко: «Нет, Ирочка, нет. Только лет через пятьдесят и только после тебя, любимая». Она сразу об этом думать перестанет и уйдёт в другую комнату жаловаться кому-нибудь по телефону. Не на вас, она про вас уже забыла. На какую-то Лильку, стерву такую.
Аккуратнее надо с ними. При обучении главное – не обидеть. Теорию относительности вообще объяснять не надо, даже если они попросят. Тем более не надо объяснять своими словами. И уж совсем не следует словами из их лексикона. Фраза «…что бы типа связать не модное всё, всё кривое вообще такое, не гламурное, короче, некрасивое, как твоя Лилька, пространство-время с материей, которая там как бы тоже есть, но это не парео, поняла, дорогая?» может вызвать совершенно неадекватную реакцию. От слёз «ты что, думаешь, я дура, да?» до гневного «ты что, думаешь, я дура, да?!!». А до гнева их доводить нельзя, в гневе женщины страшны. Многие, кстати, страшны и без гнева, но это так, к слову. Просто запомните - их лучше не обучать. Если очень хочется кого-то учить, заведите себе черепаху. Или хомячка. Детей, в конце концов.
Сопереживать женщинам надо. Показывать, что вы понимаете, как сложна их жизнь. Что вы вникаете во все их проблемы и готовы вместе их решать. Например, вечером, когда жена смотрит священный и непереключаемый сериал, зайдите в комнату и тоже посмотрите. Недолго, секунды три. Потом скажите: «Вот сволочь. Она же знала, что эта беременна от Бориса и рассказала этому. А тот теперь её выгонит, а куда ей идти? Обратно, к этому?» Вас мягко поправят, что Настя беременна не от Бориса, а от Леонида и после сериала накормят вкусным, по её мнению, ужином.
Терпимее надо с ними. Знайте одно – ваша жена всегда права. Не прав гаишник, потому что «никакого знака вообще здесь никогда не висело». Не правы продавец, официант, Лилька, ваша мама, сериальный Леонид, Путин и «этот Обама Барак-Марак или как его там и, кстати, где он снимался, а то про него все говорят даже в парикмахерской, а я как идиотка». И не вздумайте даже улыбнуться, если она перепутает «Восемь с половиной» Феллини и «ноль семь» мартини. Просто купите ей пива и фильм «Любовь-морковь-2». Она не почувствует подвоха.
Ласковее надо с ними. Ну не читала ваша жена «Фауста». Можно подумать, вы его наизусть знаете. Не надо этим её попрекать постоянно. Почитайте вместе после обеда её любимых Донцову и Маринину, можно вслух и вперемешку. Ласково объясните смысл слова «писатель» и сразу, пока она не обиделась, восхититесь её плоским животом. После комплимента можно переходить на более серьёзное чтиво – на глянцевый журнал, например. От которого останется один шаг до «Незнайки на Луне», а это уже почти победа. И – театры, театры, театры… Театр зверей имени Дурова, Театр кукол имени Образцова, Театр кошек имени Куклачёва - выбор богатейший. Главное - дома, перед сном, обсуждайте увиденное, интересуйтесь мнением жены о пьесе, о режиссёрском решении, об игре актёров. Не надо говорить, что это были кошечки, собачки и куколки. Пусть она думает, что видела живого Хабенского.
И подарки. Если с деньгами не очень, дарите цветы. Если с деньгами всё хорошо, дарите деньги. Это каждый день, а изредка – машины, шубы и туры за границу. И ещё - доверие. Если у жены после отдыха в Турции появился телефонный брат с турецким акцентом, это действительно брат. А двоюродный брат вообще из Египта, это их семейная тайна. Жизнь и не такое выкидывает, посмотрите ещё раз её сериал. А одноклассницы… Ну, может, она в мужской школе училась.
И последнее – самопожертвование. Это смысл любви, основа вашего спокойствия и долголетия. «Милый, у тебя нет ни одного костюма, давай купим тебе вот этот? Всего 150 рублей, почти неношеный…». «Не надо, дорогая. На работу я всё равно хожу в своей армейской форме. Ей уже двадцать лет, а она как новая. И давай уйдём из этого «сэконд-хэнда». Пойдём по бутикам, может, найдём тебе сапоги к оранжевой сумочке». После благодарного взгляда, которым вас обязательно одарят, прибавьте к своей жизни ещё год. Ну или полгода. Женатые мужчины, кстати, вообще живут дольше, чем холостые. И хуже…
Видите, как мало требуется, что бы вам не было мучительно больно за бесцельно прожитые годы. Хотя больно-то, конечно, будет всё равно, но не так мучительно. А когда станет мучительно, будет уже не больно. А если вы боитесь боли и хотите гарантированно прожить лёгкую и немучительную жизнь, то… Но это идёт вразрез с курсом правительства на улучшение демографической ситуации в стране. Так что жениться придётся. Причём официально – государство должно знать, что вы спите вместе. Главное – несите свой крест достойно. Это нам за грехи наши. Зато потом, в аду, вас уже ничего не удивит, если, конечно, там не появится ваша жена и не придумает что-нибудь новенькое. А пока просто будьте смиренны и терпеливы. Вы обязательно станете счастливым! Может, уже завтра удача улыбнётся вам и ваша жена уйдёт к другому! Такое редко, но случается. Правда, только в их дурацких сериалах…

Илья Криштул
 
Литературный форум » Наше творчество » Творческая гостиная » Рецензенты / Критики / Пародисты » Ледоруб Троцкого
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск: