Критики, прошу покритикуйте мой рассказ! - Литературный форум
ГлавнаяКритики, прошу покритикуйте мой рассказ! - Литературный форум
[ Обновленные темы · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Литературный форум » Наше творчество » Творческая гостиная » Рецензенты / Критики / Пародисты » Критики, прошу покритикуйте мой рассказ! (Буду рада, если вы найдете время покритиковать рассказ)
Критики, прошу покритикуйте мой рассказ!
ZarinallaniДата: Пятница, 21.02.2014, 00:06 | Сообщение # 1
Гость
Группа: Автор
Сообщений: 1
Награды: 1
Репутация: 0
Статус:
Раз, два... Сто сорок ступеней, шестьдесят метров над уровнем моря, яркий фонарь, и волны, танцующие вокруг скалистых берегов маяка. Это и был мой мир. Не переполненный людьми, словами, крадущими жизни. Пустой. В уединении.

Ничего не напоминало о прошлом, хоть были свежи воспоминания, когда каждый день я надеялся на то, что он станет последним. Чтобы не продолжать преступлений, совершенных во имя мнимой свободы, навязанных идеалов и дьяволов, возомнивших себя богами.

Маяк находился на вершине, на восточной стороне острова. Узкая извилистая тропа поднималась по крутому склону, растягивалась на шесть километров. Я привык к этому маршруту. Даже сейчас мне часто сниться, что я все еще поднимаюсь по этой знакомой дорожке, зная каждый изгиб, каждое дерево на пути.

Вечерами мы собирались в баре у старика Бечра. Он закидывал белое, уже давно ставшее серым, почти прозрачным, вафельное полотенце на плечо и, стоя за барной стойкой, громко и хрипло разглагольствовал. Он говорил, что настоящие мужчины должны обсуждать три темы: женщин, религию и деньги.

Женщин мы обсуждать побаивались, - жена Бечра Эльза всегда была где-то поблизости, и могла все наши аргументы разрушить решительным ударом - сковородкой по черепу.

Религию мы обсуждали пару раз, но поняв, что никто из нас не готов биться и спорить, защищая своего бога, мы потеряли всякий интерес. Как могли мы защищать бога, на наших руках было столько крови. Кровь врагов. Кровь друзей.

Деньги? Может, если бы они имели хоть какое-то значение на этом острове. У меня скопились все месячные оплаты смотрителя маяка, и я даже не представляю, куда их тратить. Так надежда обсуждать темы настоящих мужчин и покинула нас.

Каждый вечер с заходом солнца фонари маяка загорались ярким слепящим светом. Я давно перестал пользоваться календарем, и почти безошибочно знал, во сколько взойдет и сядет солнце.

-Роб! - крикнул Бечр хриплым голосом, когда я выходил из бара: - Сегодня что-то обещают.
-Очень точный прогноз, - ответил я, не оборачиваясь.
-Тюлень, - добавил Бечр. У него была особая манера разговаривать. Если он принял человека в круг близких, - тому несдобровать, Бечр придумывал тысячи оскорблений, которыми щедро осыпал, как осыпают цветами невесту на свадьбе. Мы все к этому привыкли, и иногда принимали его слова за комплимент. Например, когда Бечр восклицал, ударяя себя по коленам: "Ну, тупица, ты завернул", он имеет ввиду примерно: "Молодец, все правильно сделал". Хотя иногда "тупица" - это просто тупица.

«Тебе бы жениться, и жить в нормальном городе, что ты забыл на этом чертовом острове!» - ворчал Бечр. Но все, что мне было нужно - это мои сто сорок ступеней вверх и бесконечное небо над океаном.

Вечером погода начала портиться, как и обещал Берч,"что-то будет". Небо исчезло за низкими темно-пепельными тучами. Это было целое море, готовое вот-вот обрушиться. Непогоду я всегда пережидал в башне. Это безопаснее - мое жилище ни раз теряло крышу, которая, наверное, потом еще долго бороздила океанские просторы, пока ее не прибивало к какому-нибудь экзотическому берегу.

Начался проливной дождь. Шторм вообще всегда начинается безобидно. Ветер мощными рывками поднимал волны на высоту нескольких десятков метров. Я уселся на бетонный пол на самой вершине маяка, закутавшись в плащ и ждал. Прочный навес укрывал нагретый фонарь, под которым я и прятался.

Конец шторма - это было всегда нечто потрясающее. Небо прояснялось за секунды, будто вовсе не оно обрушило тонны дождя и ветров. Чайки парили над волнами, радуясь тому, что пережили очередной налет. Но иногда конца приходилось дожидаться долго.

-Роберт, Роберт! - звал голос из рации.
-Я на связи! - я пытался перекричать шум разбушевавшегося океана.
-Будет сильный шторм! - ветер уже разгонялся и набирал силу.
-Я вижу!
-Чертов тюлень! Смотри в оба! Будь на связи! - это был Бечр, который кроме хозяина бара, был еще и местной метеослужбой.
-Отбой!

Я продрог до костей, холод пробирался все глубже. Мне уже показалось, что я совершил ошибку, оставшись на башне. Я подполз к краю и глянул на мою хижину. Ее судьба не внушала уверенности. Волны были в два раза выше несчастного дома и накрывали его, каждый раз унося с собой что-то в качестве сувенира.

Мне показалось, что вдалеке мелькнула вспышка. Я напрягся, пытаясь разглядеть, что это могло быть, но ничего не увидел. Я решил, что мне просто привиделось, но все равно включил сирену. От ветра и сильного дождя ничего нельзя было разглядеть. Вдалеке снова мелькнул огонек - было похоже на сигнал о помощи. Я бросился к рации.

-Бечр! Это маяк! - я кричал изо всех сил: - Ответь сейчас же!
-Что? Тебя смыло? - ответил Бечр.
-Вызывай спасателей! Сигнал о помощи! - я чувствовал, что мои связки вот-вот лопнут от перенапряжения.
-Чертовы браконьеры!
-Вызывай! Спасателей вызывай!

Я отложил рацию и продолжал всматриваться в серое пространство, которое заволокло все вокруг. Я потерял точку, где заметил сигнал. Больше никаких знаков о своем существовании судно не подавало.

-Бечр! - заорал я, что было сил.
-Идиот! Я уже давно вызвал!
-Нет больше сигнала!
-Подожди! Найдут!

Я даже не знал, действительно ли увидел сигнал или эта была гроза. Но ложный вызов — это не так страшно, как погубленные души.

Не знаю, сколько времени прошло с момента, как я поднялся на башню. Я заснул. Когда привыкаешь, то можно заснуть даже под грохот грома, жужжание сирены вперемешку с шумом взбесившегося океана. Очнулся я, когда утреннее солнце светило с невинным видом, пытаясь замести следы вчерашней вечеринки.

Я огляделся по сторонам. Меня беспокоило мое жилище. Во время вчерашнего набега хижина казалась такой беспомощной. Клумба, которую я недавно развел, превратилась в могилу для этих прекрасных цветов. Эльза подарила мне розы разных сортов. Что ж, они погибли совсем молодыми, надеюсь, они попали в лучший мир. Моя хижина с героизмом выстояла, обвалилась только одна половина крыши, что не так уж плохо.

Не медля я отправился к Бечру. Бар он открывал только по вечерам, а днем любил повозиться в гараже. Я застал его у дома, он с увлечением занимался перекладыванием хлама с места на место.

-А, морской тюлень, - сказал он, увидев меня.
-Как дела, - спросил я, пожимая его большую руку.
-Ищу мотор для лодки.
-Среди этого хлама? - я пнул ногой какую-то железку непонятной формы.
-Что ты понимаешь, командирская крыса, - Бечр ненавидел военных, а я, впрочем как и он сам, был бывшим военным, так что это было самым ласковым из того, как он меня называл, и я не возражал. Я тоже ненавижу войну и все, что с ней связано: - Эта куча хлама поценнее, чем твоя башка! Смотри, здесь и шлем, и наручники, и ... мотор! - Бечр вытащил из этой кучи старый наполовину сгнивший мотор и начал его любовно разглядывать и гладить.

-Есть новости со вчерашнего шторма?
-Штормило крепко! - ответил Бечр
-Это я заметил.
-Ничего они не нашли. Таму думал, что это браконьеры, и не торопился.
-Вот идиот!
-Сами приплыли, - засмеялся Бечр: - на двух шлюпках, - я смотрел на Бечра, ожидая подробностей. Помолчав немного, занятый своим мотором, он продолжил: -Какая-то экспедиция. Ученые! Что они изучали, я не понял, но ни один ученый череп не пострадал.
Мы пошли с Бечром к лодке. Мотор на ней отлично смотрелся, - лодка тоже была изъедена ржавчиной.
-Собираешься рыбачить?
-Нет, буду сдавать в аренду ученым. Задорого.
-Хочешь их все-таки утопить?

Я отправился в свой обычный обход по городку. Двадцать четыре дома. Один магазинчик. Бар. Причал. И маяк. Отсюда до материка сотни километров. Уже не помню, когда в последний раз был на большой земле.
После обеда все собрались у Бечра. Эльза приготовила отменный ужин - осётр в каком-то одеянии, с соусом и ароматное вино, приготовленное из местного винограда. Такого вкуса, как у этого вина, больше нет - это особый виноград, он с морским характером, закаленный, терпкий.

Мы сидели в своей обычной компании. Берч вошел в бар с торжественным видом.
-Сегодня вам подарок от меня! - с воодушевлением заявил он, вставляя кассету в старый видеомагнитофон. Казо привез с собой записи последних матчей, за что удостоился почетных хлопков по спине, плечам и щекам. Это был сын хозяина единственного островного магазина Рубена. Когда они ездили за товаром, он обязательно привозил с собой какие-нибудь кассеты. У него не было друзей среди сверстников, потому что и сверстников-то здесь никаких не было. И он всегда ошивался в кругу взрослых бездельников и пьянчуг, как мы. И ему это, похоже, нравилось.

Мы уселись поудобнее. Под вкуснейший ужин мы наслаждались игрой. И даже если нам было абсолютно все равно, кто выиграет матч, мы болели, как настоящие фанаты. Причем все болели за разные команды, и иногда у нас разгорались шумные споры.
-В этом цирке мне только их шортики нравятся! Дети! - сказала Эльза, единственная скучавшая в нашей компании.
-Что ты вообще понимаешь, женщина! - ворчал Бечр: - Уйди на кухню! - и напоследок выдал: - Тетка!

О, конечно, же Бечр знал, что "тетка" ему просто так с рук не сойдет. Для Эльзы это было величайшим оскорблением. Она начала лупить его полотенцем, потом перешла на более тяжелые предметы. Она была уже далеко не молодой, но ее лицо сохранило свежесть и было красивым с правильными чертами лица, хоть и немного полным. Бечр потащил ее из бара, закрыв за собой дверь. Через несколько минут они вернулись довольные и примирившиеся. Эльза села рядом с Бечром и тоже начала смотреть матч, ехидно поглядывая на мужа. У них не было детей, но каждый был ребенком для другого. Наверное, это и был секрет их семейного счастья.

Когда матч заканчивался, дверь бара распахнулась. Четверо вошли в наш забытый миром бар. Это были те самые ученые. Они привлекли всеобщее внимание. Нечасто нам приходится видеть новые лица.
-Добро пожаловать в нашу конуру! - пригласил их Бечр, улыбаясь распахнув объятия.
-Спасибо, - сказал самый старший из гостей. Это был профессор Фельдман. Как оказалось, он и был организатором неудавшейся экспедиции. Его седые волосы торчали в разные стороны, разделенные полосой сверкающей лысины, как два берега извилистой горной рекой.
-Мы всегда рады гостям! - сказала Эльза, накрывая для них стол.
-Особенно, неожиданным! - добавил Бечр: - Чем же вы занимаетесь? То есть занимались? - он бесцеремонно расспрашивал их. Вся наша компания разглядывала гостей, не стесняясь, как зверей в зоопарке.
-Изучаем, мой дорогой друг, - отвечал профессор, разжевывая ужин так, будто зубов у него не было, и он жует одними деснами. Его голос был похож, скорее, на голос пожилой доброй женщины. Было сразу ясно, что он так и прожил свою жизнь, что-то изучая, вырванный из реальности жизни. Хотя, может, это мы были вырваны из реального мира. Скорее всего.
- Это слишком громко сказано. Мы просто описываем, - сказала девушка, сидевшая рядом с профессором. Она была одета в мужскую клетчатую рубашку, волосы были собраны в небрежный короткий хвост, и она совсем не выделялась из мужской компании.
Как только она открыла рот, все пары глаз уставились на нее. До этого момента будто никто и не заметил, что в компании ученых была девушка. Бечр начал подавать мне знаки и подмигивать, мол, хорошая девушка.

Надо сказать, что я бы никогда не согласился пойти с ним на разведку, его знаки заметили все, в том числе и девушка.
Хоть мне и было любопытно узнать об ученых побольше, мне пришлось оставить компанию, - отправиться на маяк, включить фонари для очередных исследователей океанских волн.

Я вышел на улицу, свежий ветер кружил, мягко обвиваясь вокруг меня. Листья деревьев тихо перешептывались, и я почувствовал такое тепло, что мне хотелось обнимать каждое дерево, которое стояло на моем пути. Но из страха, что кто-то застанет меня за этим занятием, я воздержался. Солнце клонило ко сну. Последние красные лучи мигнули на прощанье, и наш остров окунулся в ночь.

В пять часов тридцать минуть солнце взошло. Я быстро вскочил со своей жесткой кровати, которая жалобно заскрипела в надежде удержать меня. Я побежал выключать фонари. Раз, два, три... сто сорок - и я на вершине. Рассвет - самое потрясающее зрелище. Я немного постоял на башне маяка, наслаждаясь легким утренним ветром. Утро с самого детства было моим любимым мгновением. Будто я всегда боялся умереть во сне, как умер мой отец, и удивлялся, когда просыпался живым. А в это утро я был живее, чем когда-либо.
Вдалеке, на скалистом выступе берега, я заметил чью-то фигуру. Редко кто из местных приходит на эту сторону берега, южный пляж гораздо удобнее для прогулок, да и безопаснее, потому что эта сторона - сплошь скалы.

Я вооружился биноклем и стал шпионить. Это была девушка из экспедиции. Наверное, она хотела что-то высмотреть для своей научной работы.

Весь день я провозился со своей клумбой. Мне хотелось навести порядок вокруг моей хижины после недавнего погрома. Это, конечно, ненадолго, - близится сезон дождей, и снова все будет смыто. К Бечру я пошел только после того, как включил фонари, поздно вечером.

-Мой дорогой тюлень, - крикнул Бечр, увидев меня. Он был пьян и висел на профессорской шее, - хочу сказать тебе, что профессора не такие уж зануды, как ты их описывал! - профессор явно подпал под чары Бечра, он широко улыбался, обнажая желтые зубы, его лысина сверкала под светом ламп и освещала бар еще ярче.
-Подойди, Роберто! Хочу угостить тебя своим раритетным ромом!
-По какому поводу, - поинтересовался я.
-По какому, по такому, - у него заплетался язык: - Что к нам приехали замечательные люди! И мы их встретим, как полагается! Музыку! - заорал Бечр.

Эдгар немного играл на пианино. Между атаками он всегда нас развлекал своими музыкальными способностями и доводил нас порой до исступленного смеха. Он безжалостно забил по клавишам. Начались пляски. Профессор схватил Эльзу за обе руки, и потащил ее на импровизированную танцплощадку. Ром потихоньку разливался по всему телу, затуманивая сознание и веселя кровь.
-А ну-ка, Роб! Станцуй! - заорал Эдгар.
-А-н, не хочу! - отказывался я, хотя кровь уже ускорила ход и настоятельно требовала разгула.
-Это не просьба, мерзавец! Это приказ старшего по званию!
-Приказ старшего пьяницы! - ответил я. Кто-то схватил меня и потащил в центр. Бечр тоже выскочил и заплясал, составляя мне компанию.

Меня понесло. В нелепых движениях я крутился в центре и видел, как мелькают покрасневшие лица. Мне казалось, будто я стал невесомым и могу делать невероятные па. Когда, наконец, Эдгар довел пианино до измождение и сделал паузу, я остановился. Вернее, меня остановили, - тело по инерции продолжало выделывать какие-то странные изгибы. Я уселся за столик и скомандовал двойную порцию.
-Сегодня все за мой счет! - кричал Бечр
-Старый скряга! Почему только сегодня? - выкрикнул Эдгар. Я машинально повернулся в его сторону, и увидел, - о, стыд и позор! - девушку. Все это время я и не подозревал, что в баре находится кто-то из приезжих. Кроме профессора, его Бечр уже принял в круг "местных". Она сидела и смотрела на весь этот цирк, улыбаясь и не принимая в нем никакого участия. Чувство стыда мгновенно отрезвило. Я полез за барную стойку, чтобы отыскать сигары.

Свежий воздух привел меня в чувства, проветрив затуманенную голову. Я вспомнил, как выплясывал у всех на виду и показался себе законченным болваном. Когда пьян, всегда кажется, будто танцуешь грациозно, но на самом деле это движения пингвина, притворившегося божьей коровкой.

Мне расхотелось возвращаться в бар, и я поплел к себе, раздосадованный. Не знаю, почему это меня так потрясло, но я никогда не был склонен к самоанализу.

Я поднялся на башню в поисках какого-нибудь занятия. Погода была ясной. В небе сверкали тысячи маленьких ярких звезд. Иногда я поднимал телескоп и наблюдал за звездами. За этим занятием проходила ночь. Я заснул на башне, постелив на бетонный пол куртку. Я давно стал неприхотливым к условиям и заснул сладким сном, как будто подо мной была самая удобная и мягкая кровать в мире.
Солнечные лучи просочились сквозь закрытые веки. Я казался себе старой клячей, все мышцы ныли, в голове гудело. Не знаю, что именно гудело, но гул был страшный. Я поднялся на ноги, выключил фонари и снова увидел знакомую картину. Девушка сидела на выступе скалы и смотрела на океан. Мне было неприятно видеть ее. Факт, что она была свидетелем моего пьяного позора, заставлял меня почти ненавидеть ее. Если бы она тоже напилась и вытворила какую-нибудь чепуху, мне бы, наверняка, было приятно ей сейчас крикнуть, помахать рукой.

Пока я разговаривал с самим собой, девушка заметила, что блеск маяка исчез, и подняла голову. Я резко упал на колени, спрятавшись от нее. Я ушиб колено и ужасно разозлился на себя.
-Какой же ты придурок, Роберт! - возмущался я на самого себя.
Весь день я не высовывался из хижины. Я сидел у маленькой клумбы, которую снова засадил цветами и тихо наигрывал на гитаре.

Так я повел целую неделю. И каждое утро я наблюдал за девушкой, имени которой я не знал. Меня удивляло, зачем она каждое утро шла так далеко, чтобы полюбоваться на океан, если соседний пляж был в нескольких метрах от дома, в котором она жила. Но разве поймешь этих ученых.
Я увидел, как кто-то поднимается по тропинке. Это был Эдгар. Он был единственный из моих старых друзей, оставшийся в живых. И хоть я никогда ему этого не говорил, я любил его, как родного брата, отца и мать, которых он мне всегда заменял, хоть и был моим ровесником. Он заглянул в дом, разыскивая меня. Я ждал, пока он поднимет глаза.

-Робби! - крикнул он: - Куда это ты запропастился? - Он увидел меня и вошел в башню: - Черт возьми! - выругался он, отдышавшись: - Что за номер? Хоть живой! - он крепко хлопнул меня по плечу.
-Живой, как видишь.
-Приходи сегодня к Бечру.
-Зачем? - Эдгар подозрительно посмотрел на меня.
-Что это с тобой? - он влепил мне хорошую оплеуху и разглядывал меня, прищурив один глаз, как он это обычно делал, когда хотел показать, что он что-то заподозрил.
-Я с алкоголем завязал, так что мне нечего там сидеть, - выпалил я с серьезнейшим видом, Эдгар не просто засмеялся, он заржал, как ломовая лошадь.
-Почему? - продолжал он ржать: - Дай угадаю... ты испугался, что свалишься отсюда, чертов пьяница? - он продолжал смеяться, потом глянул вниз и с серьезным видом добавил: - высоко, понимаю...
Обычно, когда Бечру хотелось связаться со мной, он пользовался рацией. Но раз он отправил Эдгара, значит повод был серьезный.

Вечером после того, как я включил маяк, я пошел в бар. Было немного прохладно, и я закутался в свой дурацкий клетчатый шарф. Когда я подходил к бару, я сбросил его и вошел, нарядный в свежей выглаженной рубашке, чем всех удивил.

Бар был, как никогда, заполнен. Кажется, весь остров собрался здесь.
-Что празднуем?
-Казо поступил в университет. Провожаем его, - улыбка Казо растянулась на все лицо, оголив белоснежные зубы. В баре были профессор, один из его коллег и девушка. Они вели себя свободно и непринужденно, - за неделю со всеми сдружились.

Все произносили тосты в честь Казо, хлопали его по плечу, женщины щипали его за щеки. Эльза вынесла большую коробку со сладостями, которые напекла для него.
-Спасибо, тетя Эльза, - она обняла его так, что было слышно, как хрустнули его кости. Эльза обожала Казо и баловала его, как родного сына, если бы он у нее был.
Все ему что-то дарили и мне стало не по себе от того, что я пришел с пустыми руками. Девушка тоже дала ему маленькую коробочку. Я сгорал от любопытства, что она туда завернула. В этот момент Бечр схватил меня за плечо и потащил в сторону.
-Девушка - класс! Отличная! - он иллюстрировал слова руками.
-Иди к черту! - я хотел вырваться из его лап, но он не дал мне сдвинуться с места.
-Ох, тупой олень! Ты же не собираешься всю жизнь проторчать на своей башне в ожидании своей принцессы на белом пароходе!
-А ты дракон?
-Молодость пройдет быстро, - он говорил с невероятно серьезным и озадаченным лицом.
-Бечр! Да ты пьян! Я даже не знаю, как ее зовут, а ты...
-Альма зовут! - прервал он меня.
-Слушай, ты совсем спятил! Теперь ты еще местная сваха! - мне начинало надоедать.
-Ты образованный, послужил военной тряпкой, танцевать умеешь, что ей еще может быть нужно! Эти неграмотные идиоты - ничто рядом с тобой, но они-то уже за дело взялись! - в этот момент он повернул мою голову в сторону девушки, которую, как оказалось, зовут Альмой. Рядом с ней сидел молодой парень. Он был из их команды, тоже ученый.
-Думаю, этот грамотный, - ответил я.
-Тупица, чем ты думаешь? Башмак дырявый! - Бечр, разочарованный во мне, пошел к своим гостям.

Я не выпил ни грамма алкоголя в этот вечер. Когда я пьян, я не могу отказывать в просьбах. Кто-нибудь мог попросить, чтоб я станцевал на столе.
-Кто теперь будет ездить со мной на материк за покупками? - вспомнила Алла, мать Казо.
-Вон, Робби будет ездить! - сказал Бечр, недовольно глядя на меня.
-Да, он уже четыре года не был на материке, - сказал, смеясь Казо: - он даже не знает, что такое супермаркет: - все засмеялись.
-Правда? Вы не уезжали с острова целых четыре года? - я услышал незнакомый голос и не сразу понял, откуда он исходит. Я оглянулся по сторонам и увидел лицо Альмы. Она смотрела на меня с улыбкой, широко раскрыв глаза, в ожидании ответа.
-Н-нет, - ответил я. Не представлял, что она вот так просто может заговорить со мной.
Вечер был долгим. Эльза пела под гитару. Она делала это только в редких случаях, когда причина была достойной ее голоса. А голос у нее был, надо отдать должное, глубокий, бархатный.
Казо радостно смеялся своим пока еще детским смехом. Но я знал, что через год он вернется к нам уже взрослым мужчиной.

Мы собрали подарки и загрузили их в катер Рубена. Уже давно стемнело. На обратном пути я увидел Альму.
Она шла одна. На ней было длинное легкое платье, в котором она казалась воздушной, как будто ее вот-вот унесет ветер. Я смотрел на нее, будто она была на картине или где-то у меня в воображении, но не здесь, в пяти метрах от меня.
-Может, вас проводить? Ходить по ночам одной опасно, - я удивился, услышав свой голос.
-Может где-то и опасно по ночам одной, но только не здесь, - сказала она.
-Воров и преступников у нас нет, но есть особо болтливые и приставучие.
-Вы к болтливым не относитесь, как я заметила, - сказала Альма, улыбаясь.
Я подтвердил ее мнение, и всю оставшуюся дорогу мы молчали, хоть я и пытался мучительно придумать тему для разговора. У Бечра или Эдгара это получалось легко. Они могли даже из ничего затеять бурный спор, но у меня это всегда выходило неуклюже. Я довел ее до дома и попрощался.

На обратном пути я проходил мимо бара. Все уже разбрелись по домам. Бечр и Эльза убирались после вечеринки. Я зашел, чтобы помочь.
-Ну что, Роб? Как твои дела?
-Ничего, - ответил я: - но в последнее время ты ведешь себя, будто я невеста на выданье, - Бечр с серьезным видом посмотрел на меня.
-Ты не понимаешь. Пока не понимаешь, - сказал он, убирая стулья в угол: - Наверное, сейчас тебе хочется быть свободным ветром. Но даже ветер иногда устает и ищет покоя. А покой не в одиночестве.
-Я и не одинок. У меня есть все вы.
-Кто мы? Это все не то, - он махнул рукой. Мы закончили убираться, я выбросил последний мешок мусора и не попрощавшись пошел к себе.

Утром я выполнил привычный ритуал, выключив фонари, и уже зная, что увижу ее, бегал взглядом по берегу. Я не сразу заметил ее, и удивленный тем, что в этот раз она не пришла, высунулся из своей башни. Она оказалась совсем недалеко от маяка, смотрела на меня и, смеясь, звала спуститься.
Сто сорок ступеней показались мне одной.
-Доброе утро! - она явно была ранним жаворонком. Все в городке в это время еще спали, солнце только-только взошло.
-Вы рано встаете, - ответил я.
-Нельзя слишком долго спать, когда вокруг такая красота.
-Это правда, - она смотрела на меня с заговорщической улыбкой.
-А что, если вы покажете мне эту красоту со своей башни?

Я провел ее к своему дому. Она была в том же платье, и я увидел, что оно вовсе не белое, а голубое.
-Вы разводите цветы? - спросила она, разглядывая мою клумбу: - Никогда бы не подумала.
-Никогда бы не подумали, что такой мужлан, как я, может заниматься цветами, - я хотел пошутить. Но, как всегда, в самые нужные моменты чувство юмора подсовывало мне полуфабрикат.
Мы поднялись на самую вершину башни. Небо было ясным. Чайки хоть и не лучшие певцы, но в это утро их голоса казались мне прекрасными.

-Чем вы занимаетесь на острове? - спросил я, пытаясь нарушить молчание.
-Мой дядя продолжает работать над своим исследованием.
-А, так он ваш дядя, - до этого я никогда и не задумывался, кем ей может приходиться Фельдман.
-Я на самом деле не работаю с ними. Просто он всегда брал меня в свои экспедиции. Так и прошла жизнь, в морях, океанах, горах...
-Ну, у вас жизнь только началась, - она улыбнулась. Когда я увидел ее первый раз, она вовсе не показалась мне красивой...
-Когда дядя сказал, что хочет ненадолго остаться, я ужасно обрадовалась. Он как тот самый чудо-остров из песни, - сказала она.
-Тогда вам нужно остаться надолго.
-Для меня это единственное место, где я чувствую себя человеком, - сказал я после недолгого молчания.
-А как же насчет других мест, чем вы себя чувствуете, - спросила она иронично.
-Частью огромной машины.

Альма держалась удивительно просто. Я же казался себе одеревеневшим, и почти не шевелился. Мне захотелось от нее поскорее избавиться, чтобы вернуть свое нормальное состояние. Мы спустились с башни, я довел ее до города, и вздохнув с облегчением, вернулся к себе.

После обеда я пошел проведать Бечра. Он сидел на улице и курил трубку.
-А, ты, попытка природы, - поздоровался со мной Бечр.
-Как дела?
-Умерла Бекка, - маленькая комнатная декоративная собачка, которой было уже больше десяти лет.
-Мои соболезнования, - я приложил руку к сердцу.
-Иди у черту, - мы немного помолчали, отдавая дань памяти старушке Бекке.
-Казо уже отплыл?
-Рано утром... Теперь не скоро его увидим. Понравится ему городская жизнь и не вернется больше.
-Не знаю.
-Ты-то не знаешь...
-Пусть попробует городскую жизнь. Только тогда у него и будет причина вернуться.

Вечером все собрались в баре.
-Сыграй нам, Альма! - крикнул Эдгар. Он с ней на "ты"? И когда он успел разузнать, что она умеет играть! Сам не поняв за что, я ужасно разозлился на Эдгара.
Альма села за пианино и начала играть.
-А, Роб! Как раз для тебя! Станцуй-ка нам! - продолжал Эдгар, аккомпанируя ей на гитаре и подмигивая мне. Я демонстративно проигнорировал его.
-Что это с тобой? Ты сегодня какой-то заведенный, - сказал Бечр, когда я выходил из бара. В этот момент из бара вышли Эдгар с Альмой, он вызвался проводить ее. Я прожег его затылок взглядом.

Вернувшись к себе, я забрался на башню и долго сидел там, утопая в собственных мыслях, задавая себе вопросы, на которые не мог найти ответа. Да и понять, что это за вопросы я тоже не сумел.
Утром я вскочил с пастели и побежал на башню. Но в моих мыслях были не фонари, а она. Я знал, что увижу ее снова, что она будет одна, без опьяняющего антуража бара.

Она сидела на том же месте, что и вчера.
-Ну, наконец-то! Уже целых десять минут как рассвело! - крикнула она, смеясь.
-Рисуете? - она сидела с какими-то бумагами.
-Хочу сделать карту острова. Не поможете? - спросила она.
-Хм... не знаю, будет ли у меня время. А Эдгара вы не спросили, он, наверняка, захочет помочь, - не успел я закончить свою фразу, - она разразилась громким смехом.
-Нет, Эдгара я не спрашивала, - ответила она.

Весь день мы бродили вместе по острову. Я показал ей обезьянью тропу, холм кролика и мое тайное место - пещеру в выступе скалы у небольшого водопада. Я еще не придумал название для этой пещеры. Это была моя недавняя находка, и мы объявили конкурс на лучшее название.
-Спасибо за чудесный день, - сказала она, пожимая мою руку.

Всю ночь я не сомкнул глаз. Мысли витали где-то далеко от меня, я не мог их поймать. Около трех утра я пошел к Бечру.
-Бечр! - я постучал в окно. Через секунду он появился в забавной пижаме с морскими львами, она была изношена и растянута в коленях.
-Что? Что случилось? - спросил он взволнованно, открывая окно.
-Ты не одолжишь мне свою рацию?
-Ты что, тупица?
-Мне очень срочно, - торопил я его.
-Ты, тюлень лохматый! - говорил он, удалившись куда-то вглубь комнаты, он чем-то там гремел: - Я всегда говорил, что ты дубина, все мозги прострелял.
-Что стряслось? - проснулась Эльза. Бечр не умел что-то делать тихо и спокойно, ему обязательно нужно было комментировать свои действия.
-Лось прискакал на ночь глядя. Не поленился, - наконец, он вынес рацию, всучил мне ее и захлопнул перед моим носом окно. Но что я особенно ценил в этом нахальном старике, так это то, что он никогда не задавал лишних вопросов.

Я знал, в какой комнате жила Альма. Окно было открыто, и легкая занавеска медленно танцевала в такт с теплым ночным ветром. Я вспомнил бело-голубое платье Альмы, в котором она казалась мне такой невесомой. Я тихо, стараясь не провалить операцию, поставил рацию на подоконник.

Я чувствовал себя мелким хулиганом, которому удалось напортачить. Я влетел в свою комнату, схватил рацию и настроился на нужную волну.
-Прием! Прием! Выйдите срочно на связь! - сказал я серьезным голосом. Сначала была тишина, но через несколько мгновений я услышал, что она подключилась.
-Алло, - ответил сонный и одновременно встревоженный голос.
-Нам срочно нужно собрать совещание.
-Кто это? Я не понимаю, - растерянно отвечала она.
-Еще раз повторяю, немедленно собирайтесь, у вас через три минуты встреча.
-Что? Это вы? - засмеялась она: - Что случилось?
-Я придумал название для пещеры, нам срочно нужно это обсудить.
-Вы сошли с ума.
-Как насчет того, чтобы вместо "вы" произнести мое имя? - я услышал ее смех: - думаю, у вас хорошо получится. Р-о-б-е-р-т, - сказал я по буквам.
-Роберт, - тихо проговорила она: - сошел с ума, - и, кажется, она была права, потому что я больше не ощущал связи со своим мозгом.

Когда солнце начало подниматься, мы застыли на месте, завороженные прекрасным зрелищем. Восход можно видеть каждый день, но это всегда что-то новое, чувство, заполняющее до краев. Яркими цветами окрасилось небо и преобразило все вокруг. Альма взяла мою руку. От мягкого прикосновения мое сердце заколотилось, поток мыслей вдруг остановился, освободив место для чего-то, что было для меня пока неизведанным.

Утром я вернул Бечру его рацию.
-Ну? - он пытался выглядеть суровым: - зачем ты приволок свою задницу в такую рань?
-Мне нужно было кое-что проверить... - я на ходу пытался придумать ответ: - моя рация что-то барахлила, и я хотел починить...
-В три часа ночи? - закричал на меня Бечр.

В наказание он потащил меня в сад и заставил лезть на пальмы, собирать кокосы.
-Ну как насчет девчонки, подумал? - я чуть не свалился с пальмы.
-Что подумал?
-Я вас познакомлю поближе. Говорю тебе, она отличная, - я ничего не ответил, мне казалось, что я не могу говорить о ней. Я не мог обсуждать это с кем-либо, и уж тем более с Бечром.

Мы наконец закончили рисовать карту. Даже прикрепили к ней фотографии, похожие на те, что я видел в журналах о путешествиях.

Вечером мы сидели, уставшие и счастливые в моей убогой хижине.
-У тебя замечательный домик.
-Только потому, что ты здесь, - я разлил по бокалам вино, которое стащил у Бечра. Мы сидели на полу, расстелив одеяло. Я смотрел на нее, и мне казалось, будто я знаю ее целую вечность, и мне было трудно представить, что пару дней назад в моей жизни ее не было. Пальцы переплетались, и я уже не различал своих.

Раньше мой день наполняло солнце, ветер с соленым вкусом, ром и маяк. Теперь - она. Впрочем, тогда я этому противился. Мне не хотелось, чтобы она становилась для меня чем-то большим. Я любил свободу, любил свой маяк, любил свой остров и боялся потерять это хрупкое спокойствие и мир.

-Ты любишь меня? - спросил я, когда мы встретились вечером. Она, улыбаясь, отрицательно покачала головой: - Вот и славно, - вздохнул я.
-А ты?
-Я тоже не люблю тебя.
-В таком случае нам крупно повезло! - сказала она, высоко поднимая бокал вина: - Влюбленные слишком меланхоличны.

Мы сидели на башне, наслаждаясь закатом. Ветер кружил вокруг нас, и как будто связывал тонкими невидимыми нитями. Я начал наигрывать невнятную мелодию на гитаре. Мы молчали. С ней было так здорово молчать. Я понял, что мне не надо судорожно копаться в голове, чтобы найти тему для разговора. В этом молчании было сказано больше, чем мы могли бы вложить в слова.

Небо нахмурилось. Недовольные облака носились, как сварливые старухи, угрожая нам сверху.

-Бечр! - я схватил рацию
-Да, опять шторм, Роб!
-Понял.
-Будь осторожен, сосунок! - выкрикнул Бечр.

Я укрыл Альму своей курткой и мы быстро побежали вниз. Я не хотел, чтобы она оставалась у меня, я не знал, насколько сильным будет шторм, - в сезон дождей небо иногда разыгрывает настоящие драмы. Дома в городке были гораздо более безопасным и теплым укрытием.

Я отыскал старый велосипед, забытый за домом.

-Робби, я останусь с тобой!
-Поторопись! - дождь начинал усиливаться. Мы понеслись вниз по склону. Становилось холоднее.
-Держись крепче! - Альма ухватилась за меня, и я чувствовал ее теплые руки, сомкнутые в замок на моей груди. "Кажется, я счастлив" - промелькнуло тогда в моей голове.

Она промокла насквозь. Я остановил у ее двери.
-Останься! - она тащила меня за руку.
-Не могу. Через пару дней дождь успокоится, и я к тебе приду, - она крепко обняла меня, улыбаясь детской улыбкой: - Мне пора на маяк.
-Робби! - крикнула она, стоя в дверях, когда я сел на велосипед. Она сказала что-то еще, но плотный дождь прервал ее слова на полпути.
-Альма! - крикнул я, махнув на прощанье рукой.

Я не чувствовал холода, дождя. Ветер не смог бы сбить меня с ног.

Сезон дождей - это единственное, что трудно перенести на этом острове. Несколько недель я оторван от мира. Город плавает в потоке проливных дождей. Я не видел Альму уже четыре дня. Жаль, что я не попросил рацию у Бечра. Я связывался с ним несколько раз, узнать, как дела.

Наконец, небо сжалилось, и дождь понемногу начал утихать. Утром я выскочил на улицу и взобрался на башню. Солнце, хоть и не тепло, но ярко светило. Размышляя о дождях, я напряженно сканировал местность - я был уверен, что Альма придет. Она не пришла. Было немного холодно, и, наверное, она решила не выходить утром... Мне не нравилось, что я ждал ее с таким нетерпением. Как бы там ни было я сделал вид, что меня это не заботит и пошел заниматься своими делами. Я поливал цветы, о которых совсем забыл последние недели. Прополол грядки от сорняков, убрался в своей хижине, привел в порядок свое убежище, немного пострадавшее от дождей. Внутри был непокой.

После того, как я включил фонари, я пошел к Бечру. Обычная компания: Эдгар, молчаливый Таму, вернувшийся с рабочего месяца на материке Раян и еще пара местных по углам бара. Профессора, который стал заядлым посетителем, тоже не было.

-Ты как раз вовремя, Роб! Сейчас начнется матч, - сказал Эдгар, пододвигая ко мне стул. Я пытался найти какие-то знаки. Но ничего необычного не было. Все шло своим чередом. Так же как каждый вечер последних нескольких лет. Обсуждали, кто как "передождевал".

Когда я выходил из бара, Бечр догнал меня.
-Я думал, ты полный идиот, а ты, оказывается, все делал, как надо, - Бечр похлопал меня по плечу, доставая из кармана фотокарточку, на которой были я и она. Я смотрел на него, ничего не отвечая: - Они отплыли два дня назад. За ними приехали. Альма просила передать это.

Я взял карточку и положил ее в карман: - Прочитай, тупица! - я удовлетворил его любопытство. На обратной стороне был записан адрес и внизу - ее подпись.

Я побрел на свой холм. Свалился на кровать и заснул мертвым сном, не просыпаясь до самого утра. Жизнь вернулась в свои круги. Маяк снова стал моим центром. Я всегда наслаждался этим аскетическим образом жизни, был счастлив в этом уединении. До сих пор я ни разу не чувствовал себя одиноким. Она пришла в мою жизнь, забрав уединении и оставив взамен один


Сообщение отредактировал Zarinallani - Понедельник, 07.07.2014, 19:08
 
Литературный форум » Наше творчество » Творческая гостиная » Рецензенты / Критики / Пародисты » Критики, прошу покритикуйте мой рассказ! (Буду рада, если вы найдете время покритиковать рассказ)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск: