[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Литературный форум » Наше творчество » Авторские библиотеки » Григорий Тер-Азарян (Сказки)
Григорий Тер-Азарян
Григорий Тер-Азарян (кедр)Дата: Воскресенье, 14.09.2014, 17:42 | Сообщение # 1
Зашел почитать
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 50
Награды: 5
Репутация: 5
Статус:
Григорий Иосифович Тер-Азарян. Живу в Ереване, Армения

Григорий
 
Григорий Тер-Азарян (кедр)Дата: Воскресенье, 14.09.2014, 17:51 | Сообщение # 2
Зашел почитать
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 50
Награды: 5
Репутация: 5
Статус:

Весна и Фея

Автор рисунка - Галина Польняк - http://www.proza.ru/avtor/gpola

Сегодня в роще все выглядело очень странно и необычно. Белочки непрерывно прыгали с ветки на ветку и постоянно суетились, бабочки то слетались в стайки, то фонтаном разлетались по сторонам. Кузнечики, спрятавшись в траве, стрекотали громче обычного, подпевая нежному журчанию ручейка. А паучков, которые неустанно переползали с места на место, не было видно. Даже Золотая рыбка постоянно выпрыгивала из воды, как бы показывая, что и она непременно хочет знать, что же творится вокруг.
Солнышко своими лучами согревало и нежило каждый уголок природы, и цветы тянулись к тёплым лучам, как бы ожидая их поцелуя, и застенчиво склоняли свои головки. Всё радовалось ясному дню, красоте и свету. Природа наслаждалась покоем и любовью.
- Что же всё-таки происходит в нашей роще? – заметив эти изменения, раздумывала фея Сирела. - Почему от меня всё скрывают? Никто ничего не рассказывает… А ведь я бы могла помочь. С каких это пор в роще от меня появились тайны и секреты?
Даже ее колокольчик, который обычно с утра постоянно названивал веселые мелодии, сегодня пел очень нежную, таинственную и незнакомую ей песенку.
- Нет, придется со всем этим разобраться. Так дальше не пойдет... – решила фея. – Все чем-то заняты, к чему-то готовятся, и только я не у дел. Вероятно, надо пройти к гномам и постараться их расспросить, что же тут происходит? Уж они-то непременно должны обо всём знать. Недаром их называют мудрыми. Им даже подвластны тайны и богатства недр земли.
Продолжая размышлять, фея Сирела направилась к гномам.
Завидев хозяйку рощи, цветы радостно закивали головками и старались побольше распуститься и сильнее пахнуть. Каждый их лепесток улыбался фее.
Вскоре она достигла обители гномов. Те очень любили Сирелу, всегда радовались её приходу и подолгу вели с ней беседы. Однако сегодня и они почему-то не были склонны к разговорам. У них, как и во всей роще, царила страшная суета. Одни что-то непрерывно ковали, другие подносили новые золотые лепестки, а третьи быстро прикрепляли к ним утреннюю росу. Все гномы очень спешили, так как солнышко поднималось всё выше и выше, и роса быстро испарялась, наполняя воздух тонким ароматом весны и цветов.
- Ничего не понимаю, - обратилась фея к своему колокольчику. – Может, ты подскажешь, к чему все эти хлопоты?
Однако тот, будто и не слыша вопроса, продолжал свой нежный перезвон.
- Неужели я так ничего и не узнаю? – совсем растерялась Сирела. – Надо постараться поскорее найти Сороку. Быть может, эта болтунья мне раскроет секреты?
Но и Сороки не было видно. Нигде не слышалась её непрерывная, громкая трескотня. Ласковый ветерок, который обычно весь день играл с листьями и веточками в прятки, и тот сегодня притих, как бы чего-то выжидая.
- Лучше я пройду к енотам, - решила фея и направилась к их домику. – Может, хоть с ними удастся поговорить, а заодно и разузнать, что же происходит в роще.
Она шла, и травинки нежно ласкали её лицо, стараясь омыть его остатками росы. Цветы своими лепестками выстилали ей путь, чтобы хозяйке рощи было легче идти. Все они очень любили Сирелу и всегда радовались встрече с ней.
Енотов дома не было. Но с речки доносились их громкие голоса и ворчание. Как видно, и они были заняты чем-то очень срочным и важным и не хотели, чтобы им мешали.
- Раз так, - грустно вздохнула фея, – если никто не хочет со мной разговаривать и всё держат в тайне, я лучше немного посплю и отдохну от дел.
За ночь она очень устала. Ведь это время суток для любой феи самое трудное. Надо успеть навестить всех влюблённых, а хорошим и послушным детям раздать побольше красивых, цветных снов. И ещё не забыть навестить звёздочек, постараться проверить новые бутоны на цветах и многое, многое другое.
До рассвета, пока люди спят, а природа отдыхает, надо успеть завершить все добрые дела, чтобы новый день получился ярким.
Сирела направилась к пушистой ёлочке. Она очень любила там отдыхать. Под деревцем всегда было много сухих, пружинящих иголочек, на которых можно спокойно поспать. Здесь всегда было тихо и прохладно.
Хозяйка рощи улеглась, а колокольчик, что был у неё внутри, сразу же начал названивать одну колыбельную за другой.
Вскоре фея спала и улыбалась во сне. Видимо, ей снилось что-то доброе и красивое.

***
Проснувшись, Сирела опять попыталась разузнать, чем же все так заняты, однако её усилия были напрасны.
- Лучше ещё посплю, - решила хозяйка рощи. – Давно не удавалось так хорошо отдохнуть.

***
Так и прошёл весь день, и незаметно приближался вечер. Вскоре солнышко начало клониться к закату, озаряя рощу своими нежными, розовыми лучиками.
Фея проснулась, когда догорала вечерняя заря. Лишь последние отблески света на воде говорили, что день ещё не закончился, но и вечер не наступил.
- Что же сегодня происходило в роще? – вновь призадумалась Сирела. – Может, теперь-то, наконец, узнаю.
Она поднялась со своей мягкой постельки и вдруг заметила, что всё вокруг изменилось. Деревья были украшены гирляндами из цветов и золотых лепестков, и капельки росы на них переливались и играли всеми цветами радуги. А ночные мотыльки, ухватившись лапками и затеяв веселый хоровод, порхали и напевали задорные песенки. Колокольчик тут же стал позванивать и им подпевать.
Роща выглядела очень нарядной и необычайно красивой. Всё вокруг переливалось и сверкало. Фея со сна сразу и не узнала родные места – так они преобразились за день.
- Нет. Видимо, происходит что-то очень-очень важное, но почему-то без меня, - улыбнулась Сирела. – Попытаюсь снова разузнать, что же произошло.
Она направилась в сторону небольшой полянки, где обычно, по вечерам, собирались все жители рощи, чтобы обменяться последними новостями.
Дойдя, она увидела, что на траве расстелена большая скатерть. Это пауки постарались её соткать за день. Она была накрыта цветочной пыльцой, медом, орехами и прочими сладостями. Всё это было разложено на маленьких золотых тарелочках. А в чашечки колокольчиков был налит ароматный нектар.
Как только фея появилась, из-за деревьев, один за другим, начали выходить все обитатели рощи. Это были и зайчики, и еноты, и мышки, и Сорока, и гномы, и белочки, и другие друзья Сирелы. И все они несли в руках подарки. А колокольчик, который весь день тихо пел, вдруг начал звонко звонить. Тут же все обитатели рощи под звук его веселой мелодии стали петь песенку про весну, про ласковое солнышко, про голубое небо и про цветы. Ведь сегодня наступил месяц май.
Давным-давно именно в этой красивой роще в мае родилась всеми любимая фея Сирела. Вот почему и зверушки, и гномы всегда радовались приходу ярких, теплых дней последнего месяца весны, после которого наступало лето, когда здесь, в роще, всё было особенно прекрасным.
Гномы подарили фее маленькую корону, украшенную алмазами, белочки – кедровые орешки, бабочки – пыльцу со своих крыльев, а шмели – маленькую бочку душистого мёда.
А когда взошел Месяц и озарил полянку своим серебряным светом, с неба начали падать крошечные звездочки, образуя в воздухе световые фонтаны, гирлянды и прекрасные узоры. Небо искрилось и сверкало.
И природа, и звери, и гномы, и сама фея Сирела радовались, что наступил месяц май – то самое прекрасное время, когда мир воспринимается как в сказке, когда хочется любить и быть любимым, и дарить всем окружающим только доброту.
Прикрепления: 3888246.jpg(104.7 Kb)


Григорий
 
Григорий Тер-Азарян (кедр)Дата: Вторник, 16.09.2014, 17:30 | Сообщение # 3
Зашел почитать
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 50
Награды: 5
Репутация: 5
Статус:

Времена года

На берегу озера расположилась маленькая роща, в которой со своими друзьями жила прелестная фея Сирела. Она была доброй волшебницей, старалась всем помочь, за что обитатели рощи её очень любили.
Внутри феи был маленький колокольчик, и он постоянно названивал красивые мелодии. Это был волшебный колокольчик, который всё-всё чувствовал. Когда в роще было спокойно, он играл одну веселую песенку за другой, а если её спокойствию что-то угрожало, начинал тревожно звенеть, предупреждая фею об опасности.
Вот и сегодня колокольчик названивал свои песенки, но почему-то в них проскальзывала тихая и непонятная грусть.
Куда бы фея ни шла, её верные друзья: белочки, мышки, еноты и птички – постоянно сопровождали волшебницу. А цветы в поклоне склоняли свои головы, когда Сирела проходила мимо.
- Как вы? Как вам спалось? – улыбалась фея тюльпанам.
В ответ цветы старались ещё ниже склонить свои головки и ласково прикоснуться лепестками к волшебнице, тем самым выражая ей свою любовь и нежность.
Даже рыбка, которая жила в ручейке, радостно выпрыгивала и махала своим хвостиком, как только фея приближалась к воде. Деревья, ещё издали увидев Сирелу, приветливо шелестели листвой и склоняли свои ветви до земли. А фея, видя радость и заботу друзей, им в ответ дарила свою любовь и старалась сделать всё, чтобы в роще вечно царили мир и покой.

***
Гномы, а их тут было десять, тоже любили Сирелу, во всём ей помогали, и волшебница часто навещала их.
Вот и сегодня фея направилась к небольшой горке, где жили ее друзья. Те, как всегда, были заняты работой. Одни добывали золото и серебро, другие обрабатывали драгоценные камни, третьи изготавливали из них украшения.
- К нам Сирела пришла! - с радостным возгласом вбежал в кузницу гном Ландыш.
Услышав это известие, гномы тут же прервали свою работу и вышли к подножию горки встречать фею. Они были рады приходу своей любимицы, и улыбка не сходила с их лиц.
- Какие вы сегодня красивые, - улыбалась фея. – Надеюсь, я вам не помешала? - и улыбки ещё шире осветили лица гномов.
- Какой сегодня чудесный день, - продолжила волшебница, - но почему-то моему колокольчику немного грустно. Даже не пойму отчего... В нашей роще ничего не поменялось, все радуются новому дню. Чего же ему не хватает?
Тут колокольчик начал вызванивать совсем грустную мелодию.
- Фея, - обратился к Сиреле гном Лютик. - В нашей роще всем радостно и счастливо живется. Причин для беспокойства нет. Но посмотрите вокруг... Куда ни глянь, повсюду серый цвет. А я слышал, что остальной мир окрашен в яркие цвета, и это очень красиво. Может, и нам попробовать раскрасить нашу рощу?
Как только он произнёс эти слова, колокольчик феи начал весело и радостно звенеть.
- Так вот в чем дело! - воскликнула Сирела, обращаясь к своему другу. – Значит, и ты знал, о чем рассказал гном? Почему раньше не говорил, и всё это время молчал?
А колокольчик начал звенеть ещё громче.
- Мне надо подумать... - рассмеялась фея. – Придётся вернуться в домик, взять волшебные книги и посмотреть, что в них написано о красках и откуда берутся цвета.
- Да-да, надо обязательно посмотреть. И чем скорее, тем лучше! - прострекотала Сорока, которая тоже здесь жила и постоянно говорила без умолку. - Нашу рощу нужно побыстрее окрасить в различные цвета. Я уверена, что это будет очень красиво.
- Раз вы все этого желаете, мне, видимо, придется что-то придумать, - улыбнулась Сирела. - Тем более что и колокольчику не терпится увидеть рощу иной. Не хочется его расстраивать. Пойду-ка я и посмотрю, что можно сделать.
Фея направилась к своему домику. Она читала одну за другой волшебные книги, однако в них про цвета ничего не было написано. Только в одном месте описывалась радуга. Но что она собой представляет и откуда берется, Сирела не знала.
- Придётся самой что-нибудь придумать, - грустно вздохнула волшебница. - А ты мне поможешь? - продолжила она, обращаясь к колокольчику. - Если тебе известно, что в мире есть разные цвета, тогда подскажи, как их получить.
От радости колокольчик начал так громко и весело звонить, что его мелодию услышали даже друзья Сирелы, которые сидели рядом с ней.
- Послушайте, как он играет, - процокала одна из белочек. - Я уверена, что у нас всё получится.
- Тогда не будем медлить и примемся за работу! - воскликнула фея и вышла из своего домика.
- Ну, что? - спросила у феи Сорока, которой, как всегда, не терпелось поскорее обо всём узнать, чтобы успеть первой разнести повсюду новость. – Ты знаешь, как раскрасить нашу рощу в различные цвета? Мне ведь очень хочется на это посмотреть.
- Пока еще нет, - улыбнулась в ответ Сирела. - В книгах ничего не написано про получение цветов. Но я очень надеюсь, что волшебная палочка и колокольчик помогут мне справиться с этой задачей… С чего бы нам начать? – обратилась к белочкам волшебница.
Но те только грустно покачали головками, так как ничего не знали.
- А может, вы подскажите? - спросила эльфов Сирела.
Но те продолжали беззаботно кружиться в хороводах и перелетали с цветка на цветок. Что поделать, и эльфы ничего не знали.
- Что-то надо делать, - сама себе тихо проговорила фея. - Давай-ка я возьму волшебной палочкой несколько лучиков солнышка, и посмотрим, что из этого получится,
Стоило ей это сделать, как произошло чудо. Все цветы окрасились в красный, синий, желтый, голубой, розовый и другие цвета. Но они не только оделись в новый наряд, а стали чудесно пахнуть, и их аромат заполнил всю рощу. Не прошло и нескольких минут, как уже повсюду раздавалось жужжание пчел и шмелей, которые сразу же занялись сбором меда. И само солнышко стало золотисто-красным и начало всем дарить свои улыбки.
Деревья мгновенно оделись в зелёную листву. Ведь раньше их листики были серого цвета. Тут и вода в ручейке и озере заискрилась и окрасилась в голубой цвет. А капельки росы, еще не успев высохнуть, стали переливаться всеми цветами.
- Ах, вот ты какая, семицветная радуга! – Радостно воскликнула фея. - Я и не представляла, что ты так красива.
Меж тем роща продолжала меняться. Вот и крылышки эльфов, их личики окрасились в нежные тона и стали еще прекраснее. Повсюду стайками закружились яркие мотыльки и бабочки.
Даже рыбка в ручейке стала золотой и весело выпрыгивала из воды.
Только Сорока как была черно-белой, так такой и осталось. Это, видимо, потому, что когда всё окрашивалось в различные цвета, она продолжала без умолку стрекотать.
В роще наступило лето, когда всё цветет и радуется жизни.
Как же теперь у нас красиво, - радовалась фея с друзьми. - А что, если прибавить еще немножко солнышка?
Она взяла от заходящего светила еще немного лучей и взмахнула волшебной палочкой. Воздух в роще сразу же стал немного прохладнее. Задул ветер, цветы стали вянуть, а листья на деревьях окрасились в жёлто-багряные краски и стали опадать. Повсюду появились грибы и ягоды.
В рощу пришла осень!
- И это красиво, - оглядывалась вокруг фея. – Только почему-то немного грустно стало, оттого что лето прошло.
Тут и колокольчик, который до этого весело пел, стал тише названивать. И пока все любовались летом и осенью, наступил вечер и на небо взошёл Месяц.
- Посмотрим, что же он нам подарит? – взмахнула волшебной палочкой Сирела и взяла его лучики.
Весь лес заискрился от снега, вода в озере покрылась синим льдом. Цветы и трава были плотно укутаны сугробами, а на деревьях не было листвы. Казалось, что они спят и видят сны про лето.
Только ёлочки и сосны остались зелёными и выглядели под снегом ещё красивее и наряднее.
- Как прекрасно! – улыбнулась фея. – Только жаль, что немного холодно.
Белочки свои рыжие шубки сменили на серебристые, не слышалось пения птиц и жужжания пчёл. Роща стояла в зимнем убранстве, и Месяц со звёздочками любовались с небес этой красотой.
«А утром попробую смешать со снегом немного волшебных улыбок, – решила Сирела. - Посмотрим, что из этого получится».
Тут надо сказать, что у феи была особая сумочка, где хранились улыбки. И, когда она их разбрасывала по роще, все начинали радоваться и ссоры тут же прекращались.

***
Проснувшись рано утром, фея вышла из домика, взяла немного снега, смешала его с улыбками и опять взмахнула волшебной палочкой.
Тут же всё начало быстро таять, появились первые прогалины, где цвели подснежники. Вскоре зазеленела трава, почки на деревьях полопались и оделись в новый зелёный наряд. А вся полянка зацвела нарциссами и ландышами, ароматом которых быстро наполнился воздух.
При виде этой красоты все обитатели рощи стали улыбаться, смеяться и безудержно веселиться. А колокольчик зазвонил очередную песенку про то, как хорошо творить добро и радоваться жизни.
В роще наступила беззаботная пора весны! А впереди всех ждало лето. Эльфы, которые ночью немного замёрзли, отогревшись под ласковыми весенними лучами солнца и высушив свои крылышки, ещё громче смеялись. Их один танец сменялся другим.
Как прекрасна была весна в роще. Все грелись под солнышком и радостно улыбались.
Скоро подошли и гномы.
- Как же красиво стало, - оглядывался по сторонам гном Клён. - Даже не верится, что раньше всего этого не было. Спасибо за это, добрая фея.
- Спасибо тебе, наша Сирела! Спасибо! - раздавалось со всех сторон, и только Сорока на этот раз обиженно молчала.
Однако вскоре и она вместе со всеми стала радоваться приходу весны и громко стрекотать. А колокольчик внутри феи вызванивал одну песенку за другой.
С тех пор в роще времена года стали плавно сменять друг друга, но её обитатели особенно радовались приходу весны, времени любви и надежд.
Прикрепления: 6483651.jpg(165.6 Kb)


Григорий

Сообщение отредактировал кедр - Вторник, 16.09.2014, 17:31
 
Григорий Тер-Азарян (кедр)Дата: Вторник, 16.09.2014, 17:37 | Сообщение # 4
Зашел почитать
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 50
Награды: 5
Репутация: 5
Статус:
Гости

Карета медленно катилась по дороге, и чувствовалось, что лошади очень устали и тянут из последних сил. Но на горизонте показалась маленькая роща, где можно было сделать привал. Гнедые, как бы поняв, что их там ждут отдых и сочная трава, побежали быстрее.
- Смотри, какое чудесное место, - повернулась к Принцу Принцесса. - Мы здесь обязательно остановимся, и ты отдохнешь.
- Гони быстрее, - высовываясь из окна кареты, приказала она кучеру.
Принц продолжал молчать и был по-прежнему очень бледен. Полгода назад зимой, во время охоты, он упал с коня и с тех пор не мог больше ходить. Какие только врачи не лечили его, но все их усилия не приносили результатов. Вот и на этот раз они с Принцессой возвращались от очередного знахаря, который, осмотрев Принца, только развёл руками и ничем не смог им помочь.
Меж тем Принц все более и более слабел. Он очень любил Принцессу, с которой они недавно поженились, и мучался, видя, как она страдает из-за него. Это ещё больше его огорчало, поэтому он только молчал и изредка улыбался Принцессе.
– Ничего, любимый, - продолжила Принцесса, - я уверена, что ты непременно поправишься и опять сможешь сесть на коня.
Принц и на этот раз ничего не ответил ей, но маленькая слезинка сверкнула в его глазах.
- Не надо так расстраиваться, дорогой, - подбодрила мужа Принцесса. - Ты скоро, очень скоро сможешь ходить, и мы, как и прежде, будем гулять по нашему саду и танцевать на балах.
Меж тем карета уже подкатила к самой роще. Лошади остановились и стали щипать траву. Принцесса вышла из кареты и оглянулась вокруг.
- Как здесь чудесно, - обратилась она к Принцу. - Смотри, какой тут веселый ручеек и красивые цветы.
- Перенесите Принца вот под тот дуб, - приказала Принцесса кучеру. - Он очень устал, и ему не помешает немного поспать в тени деревьев. А пока вы распряжёте лошадей, я накрою на стол, и мы немного отдохнём.
- Какая прекрасная роща. Интересно, кто здесь живёт, - продолжала удивляться Принцесса. - Мне кажется, что здесь никогда не ступала нога человека.

***
Первая, кто заметил гостей, была Сорока. Она и не помнила, от кого слышала, что на свете существуют люди, но видела их впервые. Особенно ей понравилась карета, которая под лучами солнца сверкала своей позолотой.
- Но все же мое кольцо лучше, – посмотрев на лапку, подумала Сорока.
По душе пришлись и лошади. Особенно красивы были плюмажи на их головах. Да и сбруя поблескивала и переливалась на солнце, что особенно нравилось стрекотунье. Но Принцесса восхитила её больше всех.
- Какая же она хорошенькая, прямо как большой эльф, только без крылышек. Однако надо поспешить и предупредить фею, что в нашу рощу прибыли гости.
Сорока взлетела и скрылась среди деревьев.

***
Фея сидела перед домиком, а эльфы ей показывали свой новый танец. Колокольчик, как обычно, названивал внутри хозяйки рощи одну из своих песенок. Белочкам и мышкам тоже было интересно посмотреть на новые вальсы, и они сидели около своей любимицы. А воздушные эльфы все кружились и кружились в танцах, и от блеска их крылышек прозрачнейший воздух искрился.

***
Маленькие еноты Тик, Так и Минутка, которые в этот день решили полакомиться сочной осокой, тоже увидели гостей и лошадей.
- Это, видимо, большая фея, - решила про Принцессу Минутка. – Смотрите, на голове у нее корона и одета как волшебница.
- Нет, это не фея, - возразил сестренке Так. – Однажды папа с мамой мне рассказывали про такое. Видимо, это и есть люди. Но их надо остерегаться, так как они могут принести много нехорошего.
- А это кто? - указав на лошадей, спросил брата Тик.
- Не знаю, - пожал плечами Так. - Про них мне никто ничего не рассказывал. Но раз они едят траву, то не опасны. Только надо поскорее обо всём рассказать нашей фее.
Маленькие еноты поспешили к домику хозяйки рощи.

***
- Вы здесь всё танцами занимаетесь, - прострекотала Сорока, усаживаясь на дерево, а к нам пожаловали гости!
К тому времени и маленькие еноты успели добежать до домика Сирелы.
- Да, да, в нашей роще ещё какие-то странные четвероногие существа. Они такие огромные, едят траву и часто издают очень громкие звуки, – наперебой добавили Минутка с Тиком.
- А у двоих из гостей на головах короны, - поддакивал брату и сестрёнке Тик.
- И люди приехали на чём-то золотом и очень большом, - продолжила Сорока.
- Люди? – удивилась фея. - К нам приехали люди? Я здесь их не видела. Надо пойти и посмотреть, что им понадобилось в нашей роще.
- Они остановились на берегу ручья, - продолжала стрекотать Сорока. - Надо поспешить.
В этот момент к домику Сирелы подошли гномы.
- Волшебница, - обратился к хозяйке рощи гном Дуб. - К нам на лошадях и в золочёной карете приехали люди. Их видел гном Ландыш, когда отправился за водой к ручью.
- Там три человека и четыре лошади, - добавил Ландыш. - У двоих на головах короны, а у третьего её нет. Кроме того, один из гостей очень бледен, и из кареты на лужайку его перенесли на руках.
- Фея, - продолжил гном Дуб, - люди несут или добро или зло, и надо быть очень осторожными, пока не выясним, кто они и для чего приехали в нашу рощу. Необходимо за ними понаблюдать.
- Давайте пойдем на лужайку и посмотрим, кто к нам пожаловал, - предложила волшебница. - Если это добрые люди - поможем им, а если злые - я взмахну волшебной палочкой. Тогда они, покинув нашу рощу, позабудут к ней дорогу и больше никогда сюда не смогут вернуться.
- Правильно, - раздался дружный хор. – Надо узнать, кто нарушил покой нашей рощи.
Все направились в сторону лужайки.

***
Меж тем кучер перенес Принца под ветвистый дуб, усадил его на маленький стул и занялся лошадьми, а Принцесса, расстелив на лужайке скатерть, накрывала её.
Фея, гномы и остальные обитатели рощи неслышно подкрались к лужайке, спрятались за деревьями и стали наблюдать за гостями. Только Сорока, усевшись на ветку, продолжала стрекотать.
В это время колокольчик внутри Сирелы начал названивать очень грустную песенку.
- Раз колокольчик играет такую мелодию, значит люди в рощу пришли с добрыми намерениями. Но видимо, у них какое-то большое горе, раз он так звонит, - думала фея.
- Посмотрите, какая хорошая сорока, - указала на птицу Принцесса. - Давай ее угостим чем-нибудь – предложила она Принцу.
Девушка отломила кусочек хлеба и протянула его Сороке. Та подлетела, взяла хлеб и опять уселась на ветку.
- А вон, посмотри, какие белочки на деревьях и как они резвятся. Надо и их чем-то угостить, - радостно рассмеялась Принцесса. - Здесь так хорошо, спокойно, и ручеек приятно журчит. Не удивлюсь, если в этой роще живет какая-нибудь фея.
- Ты сама, как фея, - улыбнулся Принц, - такая же добрая. - Я знаю, как ты страдаешь из-за меня, но врачи бессильны мне помочь, и вместе нам уже никогда не танцевать.
- Не говори так, - чуть не расплакалась Принцесса. - Ты будешь ходить, и мы вдвоем станцуем ещё не один вальс.
Принц ничего не ответил, только погладил волосы Принцессы и поцеловал.
- Тебе надо немного отдохнуть, - продолжила Принцесса. - Впереди ещё долгий путь... А я пока соберу цветы и свяжу венок. Посмотри, сколько здесь цветов, и как они хороши.
Девушка стала срывать цветы и напевать песенку про любовь, а колокольчик Сирелы начал ей вторить. По всему было видно, что Принц и Принцесса нежно любят друг друга.
- Видимо, им надо помочь, - решила фея. - Как красиво они будут танцевать и как любят друг друга.
Хозяйка рощи направилась обратно к домику. Гномы и эльфы последовали за ней.
- Вам понравились наши гости? – обратилась к гномам волшебница. - Сразу видно, что они очень любят друг друга.
- Да, это так, - кивнул гном Ясень. - Но что же приключилось с Принцем, чем он болен?
- Им надо обязательно помочь, - раздался хор эльфов. – Наши гости очень похожи на нас и будут так красиво танцевать...
- Раз Принц с Принцессой всем нам понравились, то мы им поможем, - радостно улыбнулась фея. - Только для начала надо узнать, чем болен Принц. Я пойду и выясню это, а потом решим, что делать.
Услышав решение своей хозяйки, колокольчик начал радостно звонить.
- Вот и колокольчик тоже хочет, чтобы мы им помогли, - рассмеялась Сирела. – А он никогда не ошибается и сразу отличает добрых людей от злых.
- Но вам надо быть очень осторожными, фея, - забеспокоился гном Дуб. - Ведь кроме Принца и Принцессы есть и кучер. А чего можно от него ожидать, мы не знаем.
- Плохого мне он не сможет сделать, - успокоила всех хозяйка рощи. - В крайнем случае, эльфы подхватят меня и унесут.
- Конечно-конечно, - запели эльфы. - Мы всегда унесем нашу фею в безопасное место.
- Тогда вернемся назад и поговорим с Принцем и Принцессой, - предложила хозяйка рощи. - Надо поторопиться. Гости могут уехать, и мы не успеем им помочь.
Все опять вернулись на лужайку.
Принц спал под деревом, а Принцесса плела для него венок.
- Какие чудные цветы, - прошептала Принцесса. - Никогда таких не видела. Здесь непременно должна быть фея цветов, иначе они не были бы такими яркими, большими и красивыми.
- Я и есть фея этих цветов и всей рощи, - появилась перед Принцессой Сирела.
- Принц, Принц! - воскликнула Принцесса. - Я же говорила, что здесь обитает волшебница, - и она протянула ладошку, на которую поднялась хозяйка рощи. - Как же вы прекрасны, - продолжила Принцесса, и поднесла фею к Принцу.
- Посмотри, любимый, какая красивая и добрая волшебница к нам пришла.
Принц улыбнулся.
- Я пришла, зная, что надо помочь вам, - повернулась в Принцессе Сирела.- Для этого мне необходимо знать, чем болен Принц.
Гости долго рассказывали, как зимой во время охоты Принц упал с лошади и больше не смог ходить, и что все врачи бессильны ему помочь.
- У нас в роще есть гномы, которые могут излечить любые болезни, - успокоила Принцессу фея. - Они согласны помочь вам, но только при одном условии, что Принц больше не будет охотиться в лесу. А когда ему этого очень захочется, то вместо охоты вы устроите бал.
- Конечно-конечно! - захлопала в ладоши Принцесса.
- Я даю слово, что больше не буду охотиться и убивать животных, - пообещал Принц, - и всегда буду рад охоту променять на вальс с Принцессой, на её поцелуй.
- А вот и наши гномы, - указала фея. - Ну что, вы готовы вылечить Принца?
- Готовы, - кивнул гном Дуб.
- Но для этого нам понадобится ваша помощь, - добавил гном Клён. - Необходимо, чтобы в лекарство было добавлено немного радуги и чтобы ваш колокольчик сыграл самую веселую песенку, которую он только знает.
- Если от меня требуется только это, - рассмеялась Сирела, - то буду рада помочь. - Что касается колокольчика, то он и так поёт одну веселую песенку за другой.
Вскоре лекарство было готово, и фея добавила в него радугу.
Принцесса поднесла Принцу волшебное зелье, и он его выпил. Через мгновение вокруг Принца возник ореол из радуги, который постепенно начал исчезать. Юноша вздрогнул, встал на ноги и направился к Принцессе, которая, как завороженная, смотрела на него.
- Разреши пригласить тебя на вальс, дорогая, – протянул руку Принц.
Подхватив Принцессу, он закружился в танце. Эльфы тут же окружили их и тоже стали танцевать. Казалось, этому вальсу не будет конца. Радовались все: и Фея, и гномы, и даже лошади с кучером пританцовывали. А когда вальс закончился, то гости подошли к фее и гномам и долго благодарили их.
- Мы будем рады видеть вас всех в нашем дворце на балу, - поклонился Принц. - Теперь вы дайте нам слово, что навестите нас.
- Мы обязательно приедем, - улыбались Сирела и гномы.
- И я навещу вас, - прострекотала Сорока. - Мне очень понравился хлеб.
В ответ раздался громкий смех.
Кучер запряг лошадей, Принц и Принцесса попрощались со всеми обитателями рощи, и скоро карета исчезла из виду.
- Как хорошо, что мы им помогли, - улыбался фее гном Дуб. - Влюбленным всегда надо помогать.
- Конечно- конечно, - зазвонил колокольчик.
- Они очень любят друг друга, - тихо вздохнула Сирела. – Именно такое светлое чувство и помогло Принцу поправиться. Для настоящей любви не существует преград и закрытых дверей.
В ответ на эти слова ручеек радостно зажурчал...


Григорий

Сообщение отредактировал кедр - Вторник, 16.09.2014, 17:38
 
Королёва+Зинаида+Алексеевна (korzina0505)Дата: Вторник, 16.09.2014, 17:57 | Сообщение # 5
Постоянный участник
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 249
Награды: 7
Репутация: 10
Статус:
Григорий! Я очень рада, что ваши сказки поселились на страницах волшебного сайта.
Ваши сказки такие светлые, что от них легко на душе.
Успеха вам.
 
Меркушова Наталья Сергеевна (натальямеркушова)Дата: Пятница, 19.09.2014, 15:16 | Сообщение # 6
Долгожитель форума
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 3723
Награды: 42
Репутация: 85
Статус:
Цитата кедр ()
Здесь так хорошо, спокойно, и ручеек приятно журчит. Не удивлюсь, если в этой роще живет какая-нибудь фея.
- Ты сама, как фея, - улыбнулся Принц, - такая же добрая. - Я знаю, как ты страдаешь из-за меня, но врачи бессильны мне помочь, и вместе нам уже никогда не танцевать.
- Не говори так, - чуть не расплакалась Принцесса. - Ты будешь ходить, и мы вдвоем станцуем ещё не один вальс.
Принц ничего не ответил, только погладил волосы Принцессы и поцеловал.

Цитата кедр ()
- Они очень любят друг друга, - тихо вздохнула Сирела. – Именно такое светлое чувство и помогло Принцу поправиться. Для настоящей любви не существует преград и закрытых дверей.


Мне особенно понравилась сказка "Гости". Сейчас на телеэкранах столько жестокости, да и в книгах тоже. И Ваши сказки - как оазис в пустыне!

Спасибо Вам, Григорий!


Меркушова
 
Григорий Тер-Азарян (кедр)Дата: Воскресенье, 28.09.2014, 14:11 | Сообщение # 7
Зашел почитать
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 50
Награды: 5
Репутация: 5
Статус:

Великан - часть первая
Сказка посвящается прекрасной семье моего племянника Ашоту, Татьяне, Анне и Григорию Караджян.

Пироги

Была ранняя весна, и в это время года лес выглядел особенно нарядным. Деревья начали зеленеть, повсюду раздавалось веселое пение и щебетание птиц, а на поляне, где солнышко хорошо прогревало землю, расцвели первые ландыши и нарциссы.
После долгой, снежной и холодной зимы все обитатели леса были счастливы от струящегося отовсюду тепла, и повсюду, куда ни глянь, царила весенняя суета.
Великан тоже очень радовался, что его родной лес изо дня в день преображается и становится краше. Он особенно любил эту пору, так как можно было долго бродить по самым отдаленным уголкам чащи, не уставая от жары, не испытывая жажды и без вечного писка комаров, что обычно бывало летом.
Сегодня, как всегда, он проснулся на рассвете. Как правило, Великан ночевал где–нибудь, под деревом, укутывался в шкуры, и сразу же засыпал.
Это был очень добрый житель леса. Когда он проходил по лесным тропкам, то постоянно покрикивал: «Я иду, будьте осторожны и не попадитесь мне под ноги!»
И еще у него был очень острый слух. Великан даже слышал, как двигается с ношей муравей и, если на его пути попадались ползущие гусеницы, козявки и прочая живность, то останавливался, поднимал ногу и терпеливо ждал, когда те пересекут тропинку.
Все обитатели леса очень любили Великана, ведь он всегда успевал прийти на помощь. Стоило птенцу-шалуну выпасть из гнезда, как птички тут же стайкой летели за ним. Несмотря на свои огромные размеры, он очень осторожно поднимал непоседу и, к радости всех обитателей леса, возвращал малыша обратно к братьям и сестрам.
– Чем бы мне сегодня заняться? – раздумывал Великан. – Пойду–ка на поляну, погреюсь под ласковым солнышком, а там и решу, что дальше делать.
Он встал, потянулся и громко крикнул: «Я иду, будьте все осторожны!»
Для обитателей леса эти слова были, как бы, сигналом, что новый день начался.
– Великан проснулся, наш Великан проснулся! – сразу во всех уголках защебетали птицы. И по лесу тут же стало разноситься, что житель леса уже встал.
Он, медленной походкой и внимательно смотря под ноги, устремился к поляне.
– Ой, подожди немного, – вдруг послышался слабый голос муравьев. – Мы тащим большую соломинку, так что тебе придется немного потерпеть.
Великан замер и начал терпеливо выжидать.
– Ну, скоро вы там? – наклоняясь, спросил он. – Может, вам надо чем-то помочь?
– Все, теперь можешь спокойно идти, – раздался дружный хор муравьев. – Счастливого тебе дня!
– И вам – удачи, – рассмеялся Великан. – Если понадоблюсь – приходите на полянку и там найдёте меня.
– Ты бы поговорил с Медведем, чтобы он не разорял наш муравейник, – попросили муравьи. – Уже весна, и в лесу – много всякой еды. А после нашествия бурого разбойника приходится днями восстанавливать проходы. Надо же и нас пожалеть! Мы совсем маленькие.
– Хорошо, как встречу его, так непременно скажу, – пообещал Великан и продолжил свой путь.
Вскоре ему послышался невдалеке громкий треск ломающихся деревьев и тихое рычание. Такую возню в лесу мог устроить только Медведь.
Великан свернул с тропинки и направился в сторону, откуда раздавался шум. Он не ошибся. Покой леса нарушал обидчик муравьев.
– Что ты тут делаешь? – окликнул Великан мишку. – На весь лес расшумелся. Повсюду слышно.
Но косолапый продолжал неистово кувыркаться, словно ничего и не слышал.
– Ты почему разоряешь муравейник? – громко окрикнул бурого шалуна Великан.
– Это ты? – обрадовано прорычал Медведь. – А я решил после зимней спячки немного поразмяться, вот и верчусь из стороны в сторону. Сегодня чудесный, весенний день. Тепло, хорошо и пока нет вечно пищащей стаи мошкары.
– Тогда пошли вместе на поляну, посидим под солнышком, погреемся, а заодно и поговорим, - подошел к косолапому Великан. Сейчас там много ландышей распустилось, словно снегом трава усыпана, повсюду пчелы жужжат, и стрекозы летают.
––Пчелы... Как бы я поел немного меда... Он такой вкусный! – грустно вздохнул Медведь. – Сам знаешь, что я зимой, в берлоге, три месяца только одну лапу и сосал. Совсем изголодался! А с тобой куда угодно пойду.
И друзья направились в сторону поляны.
– Так зачем ты муравейник разоряешь? – снова спросил Великан. – Ты на себя посмотри, какой ты огромный, а они такие маленькие. Нельзя их обижать.
– Маленькие, но очень уж вкусные, сколько ни зарекался, однако никак не удается сдержать себя, – виновато произнес Медведь. – Я не могу, Великан, как ты, быть добрым, когда голоден. Ладно, обещаю тебе их больше не трогать. Как-нибудь перебьюсь корешками и желудями. Скоро разные ягоды появятся, ежевика, малина, сам знаешь, тогда про муравьев и помнить не буду.
– Это куда вы вдвоем направляетесь? – раздалось карканье Ворона.
Птица сидела на дереве и внимательно за всем наблюдала.
– Вот Великан пригласил пойти с ним на поляну, – прорычал Медведь. – А тебе обо всем надо знать. Вот же любопытный!
– Нам, воронам, все интересно знать, – вновь прокаркала птица. – Я потом все новости рассказываю Вороне. Она сейчас с утра до позднего вечера занята обустройством гнезда. Все силы на это тратит, бедная. Скоро, совсем скоро, у нас появятся малыши.
– Раз разговор пошел про птенцов, – засмеялся Великан, – значит, пришла настоящая весна.
Медведь, будто ожидал этих слов. Он опять начал радостно кувыркаться и подпрыгивать.
– Ты сегодня совсем разошелся, – еще громче рассмеялся Великан. – Прямо не большой Медведь, а полугодовалый медвежонок.
От его смеха деревья начали покачиваться, и раздалось легкое потрескивание сучьев.
– Лучше поумерь свой пыл, – усевшись на тропинку, хитро улыбнулся Медведь. – А то ненароком повалишь массу молодых деревьев. Ты же такой огромный...
Великан тут же перестал смеяться. Было заметно, что он даже немного смутился.
– Я же не виноват, что таким родился, – начал оправдываться он. – Поверь, Медведь, я бы тоже хотел быть таким маленьким, как ты.
–Это он маленький? Может, ты шутишь? – взлетев, изумился Ворон. – Тогда что говорить мне, или сорокам и воробьям?
– Немного устал, – просопел Медведь. – Трудно приходить в себя после долгой спячки.
– Ладно, - усмехнулся Великан. – Понимаю, чего ты хочешь. Давай, я тебя понесу. До поляны уже совсем недалеко.
– А можно и я усядусь к тебе на плечо? – спросил Ворон. – Ты даже и не почувствуешь.
– Садись и ты, – улыбнулся житель леса. – Только не каркай под ухом, а то совсем оглушишь меня.
Ворон уселся на одно плечо, Великан подхватил Медведя, ловко усадил его на другое и направился в сторону поляны.
Белочки, внимательно за всем наблюдая, уже без спроса, расселись на Великане и на Медведе.
Так, со всех сторон обвешанный зверушками, Великан вскоре добрался до поляны.
Ландыши и нарциссы покрывали все свободное пространство. Казалось, что на полянку упали кусочки яркого бело-желтого солнышка. Воздух был пропитан запахами весны.
– Ну, все, вот и добрались, – осторожно присаживаясь, произнес Великан. – Теперь все слезайте с меня. Дайте мне отдохнуть и погреться.
Медведь опять начал кувыркаться и переваливаться с боку на бок, а белочки стали играть в пятнашки.
Великан смотрел на них и радостно улыбался. Все эти зверушки были его закадычными друзьями, любившими огромного жителя леса, и которых он так же был готов всегда защитить от любых врагов и бед, и вовремя прийти им на помощь.
Ворон уселся на сук высокой сосны, и сверху раздавалось его веселое карканье.
– Как же красив наш лес, как здесь хорошо, – как бы про себя, произнес Великан.
Но Ворон услышал его слова и громко прокаркал: «Как хорошо, что, наконец, пришла долгожданная весна, что кончилась нудная и холодная зима!»
– Что-то ты сегодня очень расшумелся, – недовольно поморщился Медведь. – Не люблю я ваше воронье карканье, слух режет. Будет лучше, если помолчишь!
– Вечно ты всем недоволен, косолапый, – тут же прокаркал сверху Ворон. – Тебе лишь бы побольше меда съесть, а потом, целый день, валяться на боку. Лучше бы научился пироги печь, хоть толк был бы от тебя.
– Пироги? – удивился Медведь. – А что это такое, может скажешь? Впервые слышу про них.
– Перестаньте ссориться, – вмешался Великан. – Посмотрите, какая дивная природа вокруг!
– Очень красиво, – вмешался в разговор подлетевший Дятел. – Давно на поляне не было так много цветов.
– Подождите вы, – махая лапами, заревел Медведь. - Я же задал вопрос! Пусть Ворон нам объяснит, что такое пироги и зачем я, Медведь, должен их печь?
– Расскажи ему Ворон, – махнул птице рукой Великан. – А то он никак не успокоится. Вон, как на весь лес расшумелся. Да и мне интересно узнать, что такое пироги.
– Пироги... – начал Ворон. – Это что–то очень-очень вкусное. Смешивают мед с яблоками, потом... Потом пекут. И получается вкусный пирог. Вот и все.
– Как это смешивают мед с яблоками? С чем смешивают? Где пекут? – совсем засуетился медведь. – Он даже встал на задние лапы, чтобы лучше слушать Ворона. – Ты все подробно расскажи, что да как. Разве я неправ, Великан?
– Конечно, прав, Мишка, очень прав, - рассмеялся его друг. – Я тоже ничего не понял. Давай, с самого начала рассказывай.
Птица призадумалась, потом взлетела повыше.
– Я все сказал, что знал, – уныло прокаркал Ворон. Даже и не помню, от кого впервые услышал про пироги. А еще, если верить, на свете есть гномы. Говорят, что они очень умные и о многом знают. Может, попытаться их найти и расспросить?
– А гномы – это кто? – спросил подошедший Ежик. – Я вот слушаю тебя, Ворон, и ничего не пойму.
– Не мешай нам разговаривать, колючка, – снова громко заревел Медведь. – Я про пироги хочу все знать. А с малиной или ежевикой их можно, как это ты сказал, печь?
– Может, и можно, но точно не могу сказать. Однако мне пора домой, – прокаркал Ворон.
– Что это ты вдруг так заторопился? – удивились все зверушки. – То про вкусные пироги говоришь, то про каких-то гномов. Может, еще что-нибудь вспомнишь?
– Я только знаю, что гномы очень похожи на нашего Великана, но размером с лапу Медведя, а может, и того меньше. Они умельцы на все руки, и им известно много тайн.
Тут уже Великан привстал от удивления.
– Как это размером с лапу Медведя? Не может и быть такого. Что-то ты ошибаешься.
– Ничего я не путаю, – обиделся Ворон. – И мне давно пора к Вороне, помогать строить ей гнездо. Заболтался я тут с вами.
И он полетел вглубь леса.
А Медведь никак не мог успокоиться.
– Пироги... Мед... Малина... Ягоды... – тихо ворчал он. – И без того есть очень хочется, а тут он своим карканьем заставил урчать живот. Только аппетит разыгрался! Как ты думаешь, Великан, наврал он все тут нам или правду говорил?
Великан, потирая лоб, тоже погрузился в думы. Было видно, что и его очень взволновало то, что недавно рассказал Ворон. Он то вставал, то садился, словно не находя себе места, и, время от времени, почесывал голову и что-то тихо бормотал. Таким взволнованным обитатели леса своего друга не помнили.
– Как все было хорошо с утра, – нарушил молчание Ежик. – Надо же было этому Ворону накаркать. Мало ли что можно порассказать? Он уже столько повидал на своем веку, что вероятно, все и спутал. Я уверен, что нет никаких гномов и пирогов. Все это выдумки.
– Помолчи на время! – почти одновременно проговорили Великан с Медведем. – Не мешай думать.
И опять наступила тишина. Только жужжание пчел и звон стрекоз нарушали ее.
– Вот что я решил, – вставая в очередной раз, произнес Великан. – Видимо, настала пора мне тронуться в путь. Разузнать и своими глазами увидеть, что находится за пределами нашего леса. Может, там есть много чего интересного, о чем мы и не ведаем.
– Ты решил покинуть нас, Великан?! – хором воскликнули все присутствующие. – А как мы будем без тебя? Кто поможет в трудную минуту?
Великан начал громко смеяться.
– Как я могу покинуть вас, моих друзей, наш прекрасный лес? Конечно, я вернусь обратно, к началу лета. Но ведь так хочется узнать, что еще есть в этом мире!
– А можно и я пойду с тобой? – прорычал Медведь. – Ведь вдвоем всегда веселей.
– Тогда и я с вами, вы ведь возьмете меня с собой? – жалобно смотря, попросил Ежик.
– Вот и отлично, – засмеялся Великан. – Завтра же, поутру и тронемся в путь, а сейчас давайте веселиться!
И он стал пританцовывать на одной ноге, отчего земля начала гудеть. От этого у деревьев затряслись кроны, и со всех сторон послышался шум падающих, сухих веток.
Ежик и белочки водили хороводы вокруг Великана, и только Медведь продолжал сидеть и тихо ворчал: «Пироги... яблочные, с медом... вкусные...»
Все оглядывались на косолапого и скрывали улыбки, так как знали, что он может обидеться. А Великан еще выше подпрыгивал, прихлопывал в ладоши и громко восклицал: «Весна, весна, пора нам в путь. Теперь не скоро отдохнуть...»
Весь день, до позднего вечера, на поляне царило веселье, хотя всем было немного грустно, что Великан на время решил покинуть их. Но было и очень интересно узнать, что же находится за родным лесом, какие чудеса и приключения ждут путешественников.
***
Небо еще было почти темным, и звездочки одна за другой гасли на нем, когда все обитатели леса собрались на поляне чтобы проводить любимого Великана. Медведя и Ежика в далекий путь. Ворон тоже прилетел и пока, молча, сидел на сосне, за всем наблюдая. Когда обитатели леса начали прощаться с путешественниками, он тихо взлетел и стал кружить над поляной.
Уже первые лучи солнца осветили верхушки деревьев, и было видно, что день ожидается солнечным и теплым.
– Ну, нам пора, - улыбнулся Великан, обращаясь к обитателям леса. – Мой наказ, чтобы, пока мы будем отсутствовать, вы не ссорились и жили дружно, во всем помогая друг другу. А вы, – обратился Великан к белочкам, – успевайте на помощь всем выпавшим птенцам. Придется вам на время заменить меня, тут уж ничего не поделать.
После сказанного, он подхватил Медведя, усадил его поудобнее на плечо. Ежик пристроился на другом плече, и они двинулись в сторону восходящего солнца. Ворон, совсем неожиданно каркнув, взлетел, и устремился вслед за друзьями.
– А ты куда? – удивился косолапый. – Сам же вчера говорил, что скоро ожидаешь птенцов.
– Я тоже с вами, – прокаркал Ворон. – Хватит мне летать по лесу. Пора и в других местах побывать.
– А, как же Ворона и постройка гнезда? – забеспокоился Ежик. – Об этом ты подумал?
– Мы же к лету вернемся, так сказал Великан, – продолжил Ворон. - Еще успею поставить молодняк на крыло. Так, что я с вами, друзья., если вы не против.
– Когда устанешь кружить над нами, садись около Ежика, – хитро улыбнулся Великан.
Очевидно, он догадывался, что и птица будет путешествовать с ними.
– Только пусть часто не каркает, – замотал головой Медведь. - Ты, Ворон, лучше постарайся вспомнить все про пироги. Интересно, как они выглядят.
Великан шел огромными шагами, и, чем дальше они продвигались в лес, то все гуще он становился. Где–то высоко наверху кроны деревьев переплетались друг с другом, не пропуская вниз лучей солнца. Вокруг царил полумрак, было очень прохладно, а земля покрыта толстым слоем опавших, уже прелых листьев, и иголок, которые заглушал даже шум шагов Великана.
– Ты здесь когда–нибудь бывал? – обратился к другу Медведь. - Такого густого леса я никогда не видел. Посмотри, даже белочек здесь нет, и трава почти не растет.
–Я тоже тут впервые, – осмотрелся по сторонам житель леса. – И, если честно, то мне здесь совсем и не нравится. Все слишком тускло и мрачно без солнца.
Однако постепенно лес начал редеть, пробились солнечные лучи, а вдали что–то ярко блеснуло.
– Видимо, это озеро, – обрадовался Ворон. – Можно на берегу присесть, отдохнуть и решить, куда нам дальше двигаться.
Но это было не озеро, а огромный пруд, берега которого были покрыты старым, пожухлым камышом. То там, то тут виднелись новые, зеленеющие побеги.
– Представляю, как здесь будет красиво, когда возвратимся, – всматривался Великан.
Он, осторожно опустив на землю Медведя и Ежика, и сам присел на берегу. Ворон еще немного покружил над прудом, осматривая окрестности, и тоже присоединился к ним. Отовсюду раздавалось громкое кваканье и плеск воды. Если существует царство лягушек, то, очевидно, оно было расположено именно в этом пруду. Тысячи мошек, словно маленькие тучки, носились в воздухе. Время от времени они превращались в извивающиеся столбы, которые постоянно перемещались над водой.
Лягушки непрерывно подпрыгивали и хватали живность.
Ежик подошел к ним и завел разговор.
– Вы не скажете, может быть, поблизости обитают гномы? Нам это очень нужно.
– И про пироги разузнай, – вмешался Медведь.
Но лягушки даже и не ответили, а продолжали свою непрерывную охоту за комарами.
– Ничего от них не узнаешь, – раздосадовался Ежик. – Только прыгают и квакают.
– Лучше уж твое карканье, чем их шум, – пробурчал Медведь, поворачиваясь к Ворону. Все это ты виноват, что мы сюда забрели. Жили бы себе спокойно в нашем лесу. Пироги вспомнил... Говоришь, они с яблоками и медом... Может, и нет никаких пирогов на свете, и мы зря идем. И про гномов, я уверен, ты все выдумал.
– Нет, гномы на самом деле существуют, - вдруг раздался тихий голос. – Хоть я сам не видел, но мне про них рассказывали лебеди и утки, которые прилетают сюда. Скоро они вернутся с юга.
– Это кто разговаривает с нами? – от неожиданности подскочил Медведь. – Кто ты? назовись и выходи!
– Это я, Уж, – снова раздался голос. – Посмотри внимательно перед собой и увидишь меня.
Все стали вглядываться в камыши и увидели, что вокруг одного стебля обвился большой, желтый уж. Если бы не бусинки глаз, то среди высохших стеблей его совсем нельзя было бы заметить.
Змея тихо сползла и приблизилась к Великану.
– Ты необычайно огромен, – продолжал Уж. – Я даже не представлял, что могут быть такие большие создания.
– А про пироги с медом и малиной утки тебе ничего не рассказывали? – с опаской поглядывая на змею, поднял лапу Медведь. – Может, ты знаешь, как надо их печь?
– Про пироги никогда не слышал, – огорчился Уж. – А, что это такое? Может, расскажете?
– Так я и знал, – почти взревел Медведь. – Все это только выдумки Ворона, и не более.
Птица, из предосторожности, отлетела немного в сторону.
– Никакая это не выдумка, – находясь в безопасности, обиженно проговорил тот. И тебя никто не заставлял идти с нами, Медведь. Оставался бы в лесу и переваливался бы с боку на бок.
– Конечно, я по доброй воле иду, – еще громче зарычал Медведь. – А вдруг пироги есть на самом деле, вы их найдете и попробуете, какие они на вкус. Что мне тогда делать?
– Вы, что, опять ссоритесь? – громко рассмеялся Великан, и от звука его голоса стаи мошек разлетелись в стороны. – Давайте лучше спросим Ужа, что ему известно про гномов.
– Рассказывай, и поскорее, а то у нас мало времени, – уже перестав рычать, произнес Медведь.
– Мне утки один раз рассказали, что, если лететь дальше, навстречу солнцу, то можно долететь до большого леса, в котором обитают гномы. Больше мне ничего мне неизвестно, - блеснула глазами змея.
– А далеко до этого места? – оживился Ежик. – Может, в нем есть и дубы, а, значит, и желуди.
– Да, да, конечно, там есть желуди, – тут же приободрился медведь. Они такие вкусные, так хрустят под зубами! Это ты хорошо вспомнил, Ежик. А интересно, существуют пироги с желудями?
– Может, надо идти два дня, а может и пять, или больше, – приуныл Уж. – Я не могу сказать.
– Тогда в путь, – поднялся на ноги Великан. – Давайте, рассаживайтесь по местам. – Прощай, Уж. Я уверен, что мы, на обратном пути, опять встретимся. И тогда все тебе расскажу, что нам удалось повидать.
Прикрепления: 9423035.jpg(46.9 Kb)


Григорий
 
Григорий Тер-Азарян (кедр)Дата: Вторник, 30.09.2014, 20:36 | Сообщение # 8
Зашел почитать
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 50
Награды: 5
Репутация: 5
Статус:

Великан - часть вторая

Новые знакомые

Автор рисунка - Галина Польняк - http://www.proza.ru/avtor/gpola

Вскоре Великан, опять напевая веселую песенку, шел вперед. Медведь и Ежик дремали у него на плечах, а Ворон тихо скользил между деревьями, как бы изучая путь.
– Эх, жаль, что еще только начало весны, – проснувшись, пробормотал Медведь. – И кто придумал, что обязательно должна быть зима с холодами. Интересно, куда каждый год улетают утки, гуси, аисты и лебеди? Вот бы краешком глаза взглянуть...
– Говорят, что там круглый год – лето, – прокаркал Ворон. – Весь год зеленеют деревья.
– Послушай, Ворон, – рассердились Ежик и Медведь. – Ты только и знаешь, что выдумываешь всякие небылицы и рассказываешь нам. Как может круглый год быть лето? Тогда, что там делают такие, как мы? Они, что, не спят?
– Какие это небылицы я навыдумывал? – обиделся Ворон. – Вон, Уж говорит, что гномы есть, значит, есть и пироги, и те места, где круглый год – лето. А что там делают медведи, так это их надо спросить. Может, в тех местах и нет ни медведей, ни ежей.
– А вороны, конечно, там есть, – опять заревел Медведь. – По-твоему, там только утки, гуси, лебеди, вороны и прочие птицы? А что тогда кушают аисты вместо лягушек? Значит, есть там и эти квакуньи. И если есть лягушки, то есть и много комаров и прочей мошкары. А если есть комары, то есть и медведи.
– Но какая связь между комарами и медведями? – удивился Великан. – Ну, ты и скажешь, косолапый.
– А кого, по-твоему, тогда кусают комары? – возмутился Медведь. – Лебедей и журавлей?
Ворон ничего не ответил, быстро замахал крыльями и полетел вперед. Его долго не было.
– Куда это он улетел? – забеспокоился Ежик. – Может, обиделся и решил вернуться домой?
– Зря вы постоянно спорите, – вздохнул Великан. – Если бы не Ворон, то мы бы сейчас так и продолжали сидеть на поляне нашего леса. А теперь, сколько интересного уже повидали, да и с Ужом познакомились. Забавный он. Вы лучше подумайте, где нам сегодня ночь провести, ведь скоро начнет темнеть и продолжить путь будет невозможно.
– Верно говоришь, – оживился Медведь. – Надо уже сейчас найти удобное место для ночевки.
Тут бесшумно подлетел и Ворон.
– Впереди неподалеку, есть хорошая березовая роща, – прокаркал он друзьям. – Мне там понравилось.
– Это отличная новость, – улыбнулся Великан. – Заодно и березовый сок попьем.
Медведь, как только услышал про березовый сок, сразу повеселел. Очень уж он любил сладкий сок деревьев.
– Может, там, в роще, и гномы живут про которых нам рассказывал Уж? – задумчиво произнес Ежик. – Интересно, какие они из себя. Любопытно бы посмотреть...
– Нет, я несколько раз облетел рощу, – ответил Ворон. – Но никого не заметил.

***
Впереди показалась березовая роща. Великан ускорил шаг, и довольно быстро путешественники дошли до первых берез. Ворон оказался прав. Здесь было красиво, и деревья росли негусто.
Медведь моментально слез с плеча своего друга, ногтями поцарапал ствол и принялся пить сок. А Великан улегся на спину и стал смотреть в небо. Впервые он очень устал, так как был проделан путь, который обычный человек совершает за пять дней.
Уже наступал закат, и все озарилось нежно–розовым светом. На небе не было ни единого облачка.
– Как здесь хорошо, – произнес Великан. – Какая высокая, изумрудная трава и сколько цветов! Пожалуй, что в этой роще даже не хуже, чем в нашем лесу. Только почему тут никто не живет?
– Я живу, – раздался чей–то незнакомый голос, а вскоре из–за деревьев вышел толстый Барсук. – Здесь наша большая семья и обитает. Кроме того, вскоре прилетит множество птиц, начнут строить гнезда. Ведь еще только начало весны.
– А может, ты знаешь, где здесь есть вкусные корешки, – поинтересовался Ежик. – А то мы с раннего утра в пути и почти ничего не ели. Весь день только шли и шли.
– Вы отдыхайте, а я сейчас вам принесу вкусной еды, – обрадовался Барсук. – И корешки тоже будут. Я очень люблю, когда кто-то заглядывает к нам, и всегда угощаю гостей.
Он опять исчез за деревьями.
– Не верю, что он вернется, хоть убейте, но не верю, – угрюмо проворчал Медведь. – Если у него есть сладкие корешки, то почему он их сам не ест, а решил нас угостить? Совсем непонятно.
– Давай подождем, и все выяснится, – рассмеялся Великан. – Вечно ты ничему не веришь, косолапый. Надо бы еще расспросить Барсука про гномов. Может, и они тут живут.
Но вскоре из–за деревьев появилось все семейство барсуков. Каждый из них нес большое количество разных корешков.
Медведь, когда увидел их, даже присел от удивления и стал размахивать лапами. Он не верил своим глазам.
Хозяева рощи подошли и сложили корешки на землю.
– Угощайтесь, – приветливо пригласила Барсучиха. – Мне уже сказали, что вы проделали большой путь. Конечно, вы голодны.
Медведю не надо было повторять дважды. Он тут же начал жадно есть, причмокивая и урча от удовольствия.
– Если не хватит, то мы еще принесем, – добавила Барсучиха. – Только не спешите.
– Несите, несите, даже не спрашивайте, – громко чавкая, качал головой Медведь. – Нам утром – опять в дорогу, так что такая вкусная еда совсем не помешает. Какие сочные корешки, никогда таких не ел. Вы молодцы, что не пожадничали и угостили нас.
– А вы про гномов ничего не знаете? – обратился к Барсуку Великан. – Может, они обитают в вашей роще?
– Гномы... – задумался хозяин рощи. – А, какие они из себя? Может, и есть, но я не знаю, как они называются.
– Они похожи на нашего Великана, – почти хором ответили Ежик и Ворон. – Только значительно меньше. И еще говорят, что они много, чего знают и умеют.
– Нет, не видел, – вздохнул Барсук. – Никогда на глаза не попадались.
А что здесь не живут, это уж точно.
– Похожи на Великана, только маленькие? – переспросила Барсучиха. – Тогда я одного гнома видела.
Услышав это известие даже Медведь перестал есть и замер. Он вновь стал махать лапами и тихо рычать, отчего маленькие барсучата тут же попрятались за родителями.
– Ты видела гнома? – недоверчиво переспросил косолапый. – Может, что-то путаешь?
– Да, видела, – кивнула Барсучиха. – Прошлой осенью, в нашей роще, совсем недалеко отсюда. Я с барсучатами сидела и услышала какой–то тихий звон. Мы испугались и тут же притаились, а вскоре появился он, как вы говорите, гном.
– Рассказывай поскорее, не медли, – громко прокаркал Ворон. – Как он выглядел?
– Он пожох на Великана, только очень маленький, чуть больше нас. На нем была кожаная куртка, вся расшитая золотом, и такие же штаны. На голове маленькая шапочка алого цвета, с пером сороки, а на ногах красивые сапожки с малюсенькими колокольчиками по бокам. Вот они-то и позванивали при каждом шаге. А еще на нем был очень красивый пояс, который весь сверкал и переливался, словно радуга, а к поясу была привязана сумка, тоже из кожи.
– Ты мне этого не рассказывала, – недовольно просопел Барсук. – Почему-то впервые слышу...
– Вот видите, значит, гномы точно есть, – громко прокаркал Ворон. – А вы говорили, что выдумал.
– А пирога с ним не было? – поинтересовался Медведь. – Это что-то очень вкусное и ароматное.
– А кто такой Пирог? Впервые слышу, – удивилась Барсучиха. – Он тоже похож на Великана?
– На Великана? – начал громко смеяться Медведь. – Пирог, это когда смешивают мед, яблоки и пекут, а потом кушают. Я правильно говорю, Ворон?
–Все верно, – вмешался в разговор Ежик. – Но, что на самом деле представляет из себя пирог, и как их печь, никто из нас не знает. Вот из-за этого и путешествуем.
– Если есть гномы, – радостно прокаркал Ворон, – то есть и пироги. Теперь я точно уверен, что мне правду сказали. Мы обязательно узнаем, как их на самом деле пекут.
– Нам пора домой, весна, очень много неотложных дел, – печально произнес Барсук. – Очень жаль с вами расставаться. Но и мне теперь интересно, что, же такое пирог?
– Мы обязательно все разузнаем и непременно расскажем вам, – пообещал Великан. – Спасибо за теплое гостеприимство и щедрое угощение. Вы теперь мои друзья.
Семейство барсуков попрощалось и направилось вглубь рощи. Вскоре оно скрылась среди деревьев.
– Значит, мы не зря начали наше путешествие, – обратился к друзьям Великан. – А сейчас пора спать.
Он укутался поплотнее в куртку, Медведь с Ежиком пристроились у него под боком и вскоре начал раздаваться их мерный храп. Один только Ворон не спал. Он все беспокоился, как там без него справляется Ворона. Как она сейчас одна сидит в гнезде и вспоминает его.

***
Как только небо начало светлеть, Великан проснулся и по обыкновению громко произнес: – Я иду!
– Уже пора вставать? – недовольно проворчал Медведь. – Может, еще немного поспим – темень вокруг! Мне кажется, я во сне видел настоящие пироги.
– Вставай, вставай, лежебока, – громко рассмеялся Великан, и от его смеха все близлежащие березки затряслись как от сильного ветра. – Сейчас самое время идти вперед.
– Ты немного потише радуйся, Великан, – попросил Ворон. – А то меня, словно ветром, сдуло с ветки.
Он сейчас вновь пристраивался на дереве и одновременно приводил в порядок перышки.
– Хорошо, больше не буду, – уже тихо продолжал смеяться Великан. – Но, посмотрите, какой сегодня чудесный день, и сколько новых приключений нас ждет впереди!
– А какие они, пироги, что ты видел во сне? – поинтересовался Ежик у косолапого.
– Они такие красивые, звенящие и ароматные, – проворчал Медведь. – Просто загляденье!
– И чем они позванивали? – спросил Ворон. – Мне так не терпится поскорее узнать.
– Жаль не позволили досмотреть сон, – продолжал глухо ворчать Медведь. – Вот как раз на том месте, где они позванивали, я и проснулся, и не успел подробно рассмотреть.
– А с чем были пироги? – облизнулся Ежик. – Это хоть помнишь? Сам говоришь, что вкусно пахли.
– Кажется с яблоками, а может и с малиной, – вздохнул Медведь. – Точно не помню.
– Жаль... Было бы интересно послушать, – грустно засопел Ежик. – Но ничего, скоро мы все узнаем.
Тут опять из рощи вышли Барсук с Барсучихой.
– Как хорошо, что мы вас застали на месте, – обрадовался Барсук. – Вот вам свежие корешки на дорогу. Ведь еще неизвестно, где вы остановитесь отдохнуть.
– А Медведь во сне пирог видел, – сообщил им Ежик. – Он такой большой, просто огромный, и весь громко звенел и еще переливался, как майская радуга.
– Ничего он не переливался, я такого не говорил, – набросился на друга Медведь. – А может и переливался?.. Точно, вспомнил, переливался и так громко звенел, что я от этого и проснулся.
Великан, слушая это, не смог сдержать смеха.
– Все ты выдумываешь Мишка. Это я тебя разбудил. Ну-ка вспомни хорошенько!
– Нет, я проснулся от звона пирога, – начал упорствовать медведь. – А уже потом раздался твой голос
– Ладно, ладно, ты открыл глаза от звона пирога, – еще громче начал смеяться Великан и опять от его смеха поднялся ветер.
– Какой же ты огромный, – восхитился Барсук, - и какой добрый. Даже не верится.
– Однако нам пора, – стал прощаться Великан с семейством Барсуков. – Но я уверен, что мы еще свидимся. Ведь нам потом возвращаться в родной лес. А в какую сторону шел гном, может, подскажете?
– В сторону большого озера, – указала лапой Барсучиха. – Оно недалеко отсюда.
Великан ловко подхватил Медведя и Ежика, и помахал на прощание барсукам.
– До встречи, ждите, пока вернемся, – замахали новым знакомым лапами Медведь и Ежик.

***
Вскоре березовая роща осталась далеко позади.
Медведь жевал корешки и с набитым ртом рассказывал:
– Ты знаешь, Ежик, эти пироги были такие красивые. Ты правильно говоришь, что они похожи на большую радугу. Один – зеленого цвета, другой – красного, третий – синего. И они так громко звенели, что до сих пор этот звон отдается в ушах. Ты слышишь меня, Ворон?
– Конечно, слышу, – раздалось карканье.
– Они не только звенели, но ещё и танцевали, и песни пели, - продолжал косолапый.
– Это пироги песни пели и танцевали? – недоверчиво переспросил Ежик. – Может, что-то путаешь?
– Конечно, пироги, – закивал головой Медведь. – Я же их видел во сне, а не что-то иное.
– Так они неживые, – рассмеялся сверху Ворон. – Как они могли песни напевать да еще и танцевать?
– Послушай, Ворон, – грозно зарычал Медведь, – кто видел сон про пироги, ты или я?
– Ты, конечно, – махнула крылом птица. – С раннего утра про них рассказываешь. То они звенели, то стали радужными, то пели и танцевали. Еще что придумаешь?
– Ты мне веришь, Ежик? – повернулся к другу Медведь. – Я ничего не преувеличиваю.
– Конечно, верю, – с опаской посматривая на косолапого, быстро затряс головой Ежик. – Я, если хочешь знать, даже сам слышал их веселый перезвон.
– Вот видишь, даже Ежик слышал, как пироги звенели, – подняв лапу, погрозил Ворону Медведь.
– А песни их не слышал?
– Видимо, они не так громко пели, чтобы до меня донеслось, – огорчился Ежик.
– А ты, Великан, веришь мне? – С надеждой в голосе спросил Медведь. – Прошу, не молчи.
– Всякое может присниться, – улыбнулся житель леса. – Сон ты видел, так что придется поверить.
– Вот и Великан не сомневается в моих словах, – тут же приободрился Медведь. – А как красиво они танцевали, это надо было видеть. Одно загляденье.
– Ты бы лучше спросил у пирогов, как их надо печь, – опять вмешался Ворон. – Но, может, они и это тебе рассказали?
– Конечно, рассказали, – вдохновился Медведь. – Самый большой пирог мне рассказал, как его пекли.
–Говори, говори скорее, – сразу же засуетился Ежик. Так интересно знать, как же их пекут?
Медведь на минуту задумался, потом проворчал: – Забыл я, что он мне там рассказывал. Помню только, что мед с яблоками смешивают, пекут и получается пирог. Большой и вкусный.
– Как ты мог такое забыть! – возмутился Ежик. – Знали бы мы, как их пекут, так прямо тут же и приготовили бы.
– Сейчас все равно бы не получилось, – вздохнул Медведь. – Меда нет и яблок.
– Может, они опять тебе приснятся? – начал подбадривать Ежик Медведя. – Только ты постарайся на этот раз обо всем хорошенько расспросить и запомнить.
– Озеро, впереди озеро, – прокаркал Ворон. – Я его уже вижу.
– Вот и отлично, – обрадовался Великан. – Там, на берегу и отдохнем. Может, кого-нибудь встретим, и нам расскажут, где искать гномов.
– У меня снова в животе урчит, – проворчал Медведь. – Уже целый день все идем и идем, а толку никакого.
– Как это, никакого?.. – возмутился Ворон. – Когда мы только тронулись в путь, то не знали, есть ли гномы на самом деле. А теперь точно знаем, что они существуют. Вот найдем их, а там видно будет.
– Найдем, найдем... – буркнул Медведь. – Может, они ничего и не знают про пироги. Что тогда будем делать?
– Давайте, наперед не загадывать, что будет, – вмешался в разговор Великан. – Сейчас нам надо отдохнуть, набраться сил, а потом будет видно, как дальше поступать.
Прикрепления: 4372483.jpg(53.9 Kb)


Григорий
 
Григорий Тер-Азарян (кедр)Дата: Вторник, 30.09.2014, 20:47 | Сообщение # 9
Зашел почитать
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 50
Награды: 5
Репутация: 5
Статус:


Великан - часть третья

Гном Зурилла и пироги

Вскоре друзья достигли берега озера. Вода в нем была настолько прозрачной, что можно было рассмотреть самую малую песчинку на дне. Стайки рыбок постоянно проносились у берега.
Солнечные лучи глубоко проникали в воду и, казалось, что, отталкиваясь от дна, они выпрыгивают на поверхность, от чего поверхность водоема искрилась, словно была покрыта кусочками малюсеньких зеркал.
Даже Медведь при виде этой красоты перестал ворчать и замер от восхищения.
– Вот, вспомнил, – проговорил он. – Именно такими искрящимися и были пироги.
– И такими огромными, как это озеро? – удивился Ежик. – Как же их тогда съесть?
– Нет, чуть поменьше, – пробурчал Медведь. – Сам хорошенько подумай. Откуда взять столько яблок, меда, малины и ежевики, чтобы спечь такой большой пирог.
Великан уселся на берегу, поближе к воде, и, слушая разговор, постоянно улыбался.
– А где Ворон, куда он подевался? – вдруг заметил Медведь, и поднял морду наверх. – Сам нас привел сюда и сам же исчез.
– Правда, почему не видно нашего друга? – забеспокоился Ежик. – Может, ты, Великан, отправил его по делам?
– Найдется наш Ворон, никуда он не денется, – усмехнулся житель леса. – Может, он отлетел в сторону посмотреть, что есть поблизости. Давайте лучше полежим и отдохнем после долгого пути.
Великан растянулся во весь рост. Медведь и Ежик тоже прилегли и вскоре все трое спали.
Наконец объявился и пропавший Ворон. Он начал прогуливаться по берегу, изредка перебирая гальку и выискивая самые блестящие камешки. Неожиданно он услышал шорох в деревьях, однако решил, что это ветер качает ветки.
– Ты посмотри, какой он огромный, – ясно послышался незнакомый голос. – Это настоящий великан, тут и сомневаться нечего. Про таких я только в книгах читал.
– А что ему надо здесь? – прозвучал вопрос.
Голос отличался от первого.
– Может, он очень злой и убьет нас. – А кто это рядом с ним? Один мохнатый и бурый, а второй, как колючий клубок.
– Ежик и медведь, – опять раздался первый голос. – Видимо, они пришли все вместе.
– Так вот какие они, медведи. Я их никогда не видел. А они злые или добрые? – снова раздался шепот. – Зачем эти трое пришли сюда, к нашему озеру?
Ворон, как бы невзначай, подошел к Великану и клюнул его в руку. Великан сразу же открыл глаза.
– Это ты, Ворон? – обрадовался он.
Но Ворон ничего не ответил, только моргнул и повернул голову в сторону деревьев. Великан сразу понял, что птица хочет сказать, чтобы он был внимателен.
– Смотри, смотри, он открыл глаза, – послышался шепот жителей леса. – Нам лучше поскорее уйти отсюда.
– Кто вы? – присев спросил Великан. – Мы никому не причиним вреда. Выходите и присоединяйтесь к нам.
В деревьях раздался шорох, и очень тихий шепот, так что нельзя было расслышать, о чем там переговариваются.
От звука голоса Великана Медведь и Ежик тоже проснулись и начали оглядываться по сторонам.
– Вот, опять разбудили меня, – недовольно прорычал Медведь. – А я так хорошо беседовал с Пирогом.
Однако, увидев, что Великан внимательно смотрит в сторону деревьев, косолапый умолк.
– А ты добрый или злой великан? – раздался голос из–за деревьев. – Только говори правду!
Услышав этот вопрос, житель леса начал так громко смеяться, что Ворона просто сдуло с берега, и он едва успел взлететь, а ветки на деревьях начали трещать и обламываться.
– Ой–ой - ой, не надо, – раздались испуганные возгласы из–за деревьев. – Перестань так громко смеяться, а то нас сейчас завалит сучьями. Верим, конечно, верим, что ты добрый. Так, от души может смеяться только очень веселый человек.
Великан прикрыл рот рукой и еле сдерживал смех.
– А вы кто такие и зачем прячетесь? Может, покажетесь нам? – встал на задние лапы Медведь.
Он пытался разглядеть, кто же скрывается за деревьями.
– Мы сейчас выйдем к вам, только выберемся из-под веток, – наперебой раздались два голоса.
Медведь с Ежиком не стали дожидаться гостей и направились в сторону деревьев.
Вскоре они вернулись, и с ними рядом шли два гнома. Точно таких, про которых рассказывала Барсучиха.
– Гномы, гномы появились, – радостно закаркал Ворон. – Я же говорил, что они существуют, и мы их обязательно найдем.
– Ничего ты не знал, – продолжая идти, прорычал Медведь. – Перестань каркать, всех уже оглушил.
Незнакомцы подошли к Великану и, стоя перед ним, казались совсем крошечными. Они отряхивались от кусочков веток и коры, а колокольчики на их шапочках и сапожках мелодично позванивали.
Ежик помогал им очиститься от пыли.
Великан медленно нагнулся, крайне осторожно поднял одного из гномов и усадил к себе на ладонь. Оба улыбались и внимательно рассматривали друг друга.
– Какой же ты огромный! – не выдержав восторга, стал размахивать руками гном. – Ты, видимо, самый большой великан, который существует на земле. Я про таких, как ты, много читал в книгах, но не мог поверить, что они существуют.
– А про пироги ты ничего не нашел? – чуть ли не подпрыгивая, спросил Медведь.
– А что такое пироги? – удивленно спросили оба незнакомца.
Великан посадил одного гнома себе на плечо и поднял второго.
– А может, вы и не те, за кого себя выдаете, – разочаровался косолапый. – Настоящие гномы непременно должны знать, что такое пирог. Обманываете вы нас...
– Может, у них пироги иначе называются, – вмешался Ежик. Ты лучше, дружище, им расскажи, что ты видел во сне.
Медведь недовольно поморщился, махнул лапой, затем повернулся к гномам.
– Пироги, чтобы вы знали, пекут. Они такие огромные, разноцветные, и позванивают, как ваши колокольчики.
– Кроме того, они умеют петь и плясать, – вмешался Ежик. – Правильно я говорю?
Косолапый опять поморщился и что–то тихо пробурчал.
– Нет, про такое мы не слышали и не читали в книгах, – тут же приуныли гномы.
– И пироги еще бывают разные, – добавил Ворон. – Одни – с малиной, другие – с медом, третьи – с яблоками.
– Как это с медом и яблоками, да еще пляшут? – удивились гномы. – То есть они, эти пироги, живые?
– А они правы, – тихо засмеялся Великан. – Что–то ты намудрил, Мишка. Если они поют и танцуют, как ты нам рассказывал, то они живые. Тогда, что означает печь пироги?
Ворон взлетел и оттуда прокаркал.
– Признавайся Медведь, видел ты во сне пироги, или все это только выдумка?
Косолапый поднял лапу и погрозил Ворону.
– Ты еще поговори там у меня. Мало того, что из–за тебя родной лес покинули, так ты еще сомневаешься, видел ли я их во сне. Конечно, видел и даже разговаривал с ними. Они блестящие, как вот это озеро. И огромные преогромные.
– Блестящие, – задумался один из гномов. – Может, это рыбы? Те тоже сверкают под солнцем. Но рыбы и говорить не умеют, и не танцуют, да и малины не едят.
– Какие рыбы, о чем вы говорите? – от досады чуть не взревел Медведь. – Я же говорю, что пироги пекут. А как – мы не знаем. Правда, Ворон? Ты сам это говорил на поляне. И это ты мне предложил пироги печь... Все с того и началось.
– Правда, истинная правда, – подтвердила птица. – Я точно знаю, что пироги пекут.
– И еще они очень–очень вкусные, – облизнулся Ежик. – Лучше любых орехов и грибов.
– Да, да, вкуснее и орехов, грибов и ягод. Даже мед с ними не сравнится, – обрадовался Медведь.
– Чтобы это могло быть? – задумались гномы. – Мы никогда про такое не слышали. Пирог... Как красиво звучит.
Все умолкли и каждый думал о словах косолапого.
Медведь совсем приуныл:
– Сколько дней шли, даже гномов повстречали, а пирогов как не было, так и нет. Может, их вообще не существует?
– Если есть гномы, то и пироги тоже точно есть, – прокаркал Ворон. – Надо просто их найти.
Тут послышался слабый звон колокольчиков, который постепенно приближался.
– Это Зурилла идет, – тихо прошептал один гном другому. – Я узнаю звук его колокольчиков.
– Ты уверен, что это Зурилла? – Переспросил его другой гном. – С чего бы ему пожаловать?
– Конечно, уверен, Мацик, – ответил гном. – Только его колокольчики так позванивают. Сам прислушайся.
– А кто такой Зурилла, и что такое мацик? – спросил Великан. – Может, объясните нам.
– Зурилла – это тоже гном, но он живет отдельно от всех, и, говорят, что он умеет хорошо колдовать. А Мацик, это его имя, показывая на другого гнома, ответил гном. Я – Лацик, а он – Мацик.
Звон все более и более приближался, и вскоре из–за деревьев появился новый гном.
Он был чуть повыше ростом и имел длинную седую бороду. На нем была фиолетовая курточка из шелка и такого же цвета штаны. Вся одежда была очень богато расшита золотом, и казалось, что это не просто узоры, а волшебные письмена. На ногах у Зириллы были высокие сафьяновые сапоги на маленьких каблучках, а на голове – похожая на тюрбан красивая шапочка, которую украшало ярко - красное перо.
Казалось, что гость и не заметил ни Великана, ни его друзей. Он медленно подошел к берегу, уселся на гладкий камень и стал бросать в озеро мелкую гальку.
Из воды сразу высунулось несколько головок рыб, их пасти постоянно раскрывались, и было впечатление, будто Зурилла разговаривает с ними.
Все внимательно следили за гостем.
– Значит, вас интересует, что такое пирог? – не поворачиваясь, спросил Зурилла.
– А ты это откуда знаешь? – от удивления подскочил Медведь. – Подслушал наш разговор?
Легкая, почти незаметная, улыбка пробежала по лицу Зуриллы.
– А ты тот самый медведь, который всем рассказывает, что пироги танцуют и поют? – продолжил гном. – Тогда покажи всем нам, как они пляшут и какие песни поют. А мы посмотрим.
Медведь громко зарычал, поднялся на задние лапы и двинулся в сторону Зуриллы, но вдруг остановился и замер. Он не мог сделать ни шага, только глаза его быстро моргали, и было видно, что он очень испуган. Казалось, что косалыпый заколдован.
– Что ты сделал с моим другом, Медведем? – спросил Великан. – Сейчас же прекрати обижать его.
– Мне не понравилось, как он зарычал, – усмехнулся Зурилла и впервые повернул голову в сторону друзей. – Пусть постоит так немного, и вспомнит, как танцевали и пели пироги.
– А про тебя, Великан, я много хорошего слышал. Мне не раз рассказывали, сколько ты добрых дел сделал. Я готов тебе помочь и показать, как же пекут пироги.
Зурилла как-то по-особому прищелкнул пальцами, и рядом с ним оказалась пылающая углями печь. Он снова прищелкнул, и появился огромный стол, на котором аккуратными горками лежала мука, разные миски, скалки и прочая кухонная утварь.
Еще два щелчка и начало меситься тесто, которое раскатывалось, слоями укладывалась начинка, после чего все приготовленное, сразу же попадало на лопату и отправлялось на раскаленный под печи. Затем, из дверцы, непрерывным потоком шли готовые, румяные пироги и аккуратно укладывались на стол.
– Вот то, что вы и хотели, – опять чуть улыбаясь, проговорил Зурилла. – Можете попробовать на вкус.
– Как, пироги? – хором воскликнули все. – А косолапый нам говорил, что они звенят, танцуют, поют, и величиной почти с озеро?
– Он это все выдумал, – усмехнулся Зурилла. – Правду я говорю? – И повернулся к Медведю.
Тот только быстро-быстро заморгал глазами.
– Вот и отлично, сейчас все исправим, – подойдя к бурому врунишке, похлопал его Зурилла.
Медведь сразу же начал двигаться и рванулся к столу. Он хватал один пирог за другим и отправлял в пасть. Слышалось только громкое чавканье и обрывки слов.
Малина... Мед... Брусника... Яблоки...
Даже Зурилла, при виде этой картины, не сдержался и начал громко смеяться. А Медведь все ел и ел.
– Мне уже пора, – оглянувшись по сторонам, произнес гном. – Но я хочу наградить тебя за твою доброту, – обратился он к Великану. – Возьми вот это волшебное перо, – и он снял украшение с шапочки. – Как только ты им проведешь по своим волосам, то сразу появятся пироги. Ровно столько, сколько человек будет с тобой. И еще знай, что в день только один раз перо одарит пирогами.
Говоря это, он опять посмотрел на Медведя, который еще продолжал жевать, и снова засмеялся.
Великан бережно взял перо и спрятал в куртке, а Зурилла направился в сторону леса. Мацик и Лацик почтительно шли рядом с ним, провожая его, однако, в один момент, Зурилла буквально растворился в воздухе. Гномы застыли от удивления, потом вернулись к друзьям.
Все стали есть пироги. Какими же вкусными они были!
– Расскажи нам еще раз, как поют и танцуют пироги, – обратился Ворон к Медведю, и для безопасности сразу же взлетел и сел на дерево. Но Медведь столько съел, что даже не мог, как обычно, погрозить птице лапой, а только кряхтел и отдувался.
Вскоре исчезла и печь и кухонная утварь, и только остался стол, весь заваленный пирогами.
Хотя наступил вечер, и начало быстро темнеть, но стол был озарен непонятно откуда идущим светом. Казалось, что это светятся пироги, подаренные Зуриллой.

***
Была поздняя ночь, когда друзья улеглись спать.
Мацик и Лацик попрощались с ними и тоже ушли.
Наутро Великан рано проснулся. Медведь с Ежиком спали, а Ворон кружил над озером.
– Мы скоро тронемся в обратный путь? – махнул он крылом Великану. – А то Вороне без меня не справиться с птенцами.
Медведь с Ежиком уже тоже проснулись, и косолапый сразу же пошел к столу. Он опять так жадно ел, будто голодал целый месяц. Но тут стол начал уменьшаться и уменьшаться, и вскоре совсем исчез.
– Нам пора домой, – вздохнул Великан. – Теперь мы знаем, что такое пироги и как выглядят гномы. Надо и всех наших друзей-зверушек поскорее угостить вкусной едой.
Он опять посадил Медведя себе на плечо, а тот взял в лапы Ежика.
Лацик и Мацик пришли проводить путешественников и долго махали вслед шапочками, а колокольчики на них непрерывно звенели и звенели.
На обратном пути домой Великан с друзьями навестили Барсука с Барсучихой и барсучатами, и Ужа, рассказали о своих путешествиях и угостили новых друзей вкусными пирогами.

***
Вот, наконец, и родной лес.
Как все радовались приходу Великана, Медведя, Ежика и Ворона. Отовсюду только и слышались вопросы: «Ну, что, научился косолапый печь пироги, а какие из себя гномы?»
Ворон тут же полетел к своему гнезду, и на прощание прокаркал, что скоро вернется.
Когда друзья вышли на поляну, Великан достал перо, погладил его о волосы, и вся земля покрылась пирогами.
Румяные, большие, тут были пироги и с медом, и с земляникой, и смородиной, и грибами и, конечно же, с яблоками.
А Медведь гордо ходил и всем говорил: «Ешьте, ешьте... Видите, какие пироги я умею печь. Это меня гном Зурилла научил. Самый могущественный колдун в мире. Он еще обещал мне показать как печь такие пироги, которые будут петь и танцевать»
Все ели пироги, хвалили Медведя, и только Великан с Ежиком сидели в стороне, переглядывались и хитро улыбались.
Прикрепления: 9732158.jpg(69.4 Kb)


Григорий
 
Григорий Тер-Азарян (кедр)Дата: Пятница, 17.10.2014, 17:44 | Сообщение # 10
Зашел почитать
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 50
Награды: 5
Репутация: 5
Статус:

Клоун. Часть первая. Язык огня

Посвящается Кристине и Николаю

Автор рисунка - Галина Польняк - http://www.proza.ru/avtor/gpola

Громко играл оркестр, зал постоянно шумел и часто аплодировал. Веселые улыбки и смех детворы... Словом, все так, как и положено быть на цирковом спектакле.
А какой цирк, если нет клоуна? Конечно же, он был. Только одно появление «рыжего» уже вызывало смех. Весь какой–то несуразный, растрепанный и полностью растерянный, в огромных башмаках и несусветно пестрой одежде, он, только одним своим видом, вызывал безудержное веселье и радостные возгласы.
Такому клоуну достаточно было молча ходить по арене и ничего не делать. Все равно зал заливался смехом. А если он останавливался и начинал пристально вглядываться в ряды зрителей, то безудержный смех переходил в громкий хохот. От этого лицо клоуна начинало морщиться, он быстро–быстро моргал, волосы на голове начинали шевелиться после чего вставали дыбом, среди них пробегали разноцветные искры, а нос как-то особенно заострялся. Казалось, что еще одно мгновение, и он начнет быстро расти и удлиняться, как у Буратино.
Но это было только началом. Стоило кому–либо из зрителей дать ему надувной шарик, как клоун начинал сам раздуваться и становился того же цвета, что и подарок.
Держа шарик в руках, он медленно отрывался от земли, как бы паря над ареной. А если подарков было много, то клоун взлетал к самому куполу и там выделывал такие кульбиты, что даже сами неулыбчивые зрители начинали громко смеяться. Было ощущение, будто какая-то невидимая сила подбрасывает его и позволяет становиться огромной, ярко раскрашенной птицей. Клоун кружил над залом, затем опускался и начинал дарить шарики. А вместе с ними, непонятно откуда, у него в руках появлялся то букетик фиалок, то пушистая хризантема, то несколько красивых тюльпанов.
Зрители и не сомневались, что это – просто фокусы, ради которых и существует цирк. Конечно же, к клоуну привязана тонкая, невидимая нить, которая и держала его в воздухе. А цветы он заранее спрятал под одеждой. Кто бы поверил, что нити нет, и что цветы появляются из ниоткуда? Такое возможно только в сказках, а тут – настоящий цирковой спектакль с дрессировщиками, тиграми, лошадьми, фокусниками и акробатами.
Даже артисты цирка не верили своему товарищу и иногда спрашивали, как ему удаются такие фокусы. Лягур, так звали клоуна, объяснял им, что тут нет никаких загадок, что он и сам не понимает, как ему удается летать. А что касается цветов, то, подлетая к девушке или ребенку, чтобы подарить букет, он видит не человека, а именно те цветы, которые и оказываются у него в руках.
– Каждый человек похож на какое-то красочное растение, – пытался объяснить он. – Вот это я и вижу.
Однако друзья продолжали не верить ему, и на все его рассказы о полетах и цветах в ответ только раздавался смех.
– Сами подумайте, – продолжал, как бы оправдываться, Лягур. – Откуда я могу зимой взять фиалки и ландыши? И сколько цветов можно спрятать под одеждой? Они же все моментально переломаются, когда я закружусь под куполом.
– А может, ты их где-то тайно выращиваешь, – с сарказмом возражал ему Поль.
Он сам был неплохим фокусником, много чего повидал и не верил ни в какие чудеса.
Клоун терпеливо пытался объяснить, что ничего он не растит, что все, что он говорит, это сущая правда. В такие моменты его глаза начинали опять быстро моргать, щеки подрагивали, он становился еще смешнее и забавней.
– Ладно, - видя такое смущение, кивал Поль. – Не хочешь, не рассказывай. Я ведь тоже не раскрываю тайны своих фокусов.
Лягур обижался и, молча, уходил в свою гримерную.
Артисты цирка его очень любили и всегда расстраивались, видя, как он, опустив плечи, как-то по-особенному сгорбившись, направлялся к себе.
– Почему мы ему не верим? – как всегда начинала возмущаться акробатка. – Может, он правду говорит, зачем ему врать? Ведь он летает под самым куполом, не боясь упасть. А что у клоуна нет страховки – я в этом убеждена. Кого надо, спрашивала...
Артисты только горестно вздыхали, качали головами и старались поскорее разойтись. Всем было неудобно, что они своими вопросами вновь обидели доброго Лягура, и только Поль, который считал себя самым великим фокусником, продолжал говорить, словно не замечая, что никто его не слушает.
– Я уверен и даже не сомневаюсь, что клоун где-то выращивает эти цветы и ловко их прячет под одеждой.
– А как объяснить, что ему удается залетать в самые отдаленные уголки цирка? – проходя мимо, возражал дрессировщик собак.
– Тоже очередные трюки! – громко восклицал Поль. – Если это все – не фокусы, то тогда и я пилой разрезаю живого человека, а потом заново собираю. И у меня ниоткуда появляются вон те белые голуби, что сидят в клетке.
Подобным спорам и обсуждениям не было конца. Но, постепенно, все уставали от бесполезных разговоров, да и Лягур стал сторониться артистов, так что вопросов ему больше и не задавалось. И, если какой - либо новичок все же пытался расспросить клоуна, то любопытного отводили в сторону, что-то шептали, и на этом все завершалось.
***
Цирк постоянно переезжал из одного города в другой. Артисты путешествовали в огромных, ярко раскрашенных повозках, каждую из которых тянула пара крепких мулов. Еще издали было видно, что это едет цирк.
Иногда в деревнях устраивался привал и под открытым небом давали небольшие представления. Обычно Лягур в них не участвовал. Он большую часть пути проводил в одной из повозок, в отгороженном углу, который и служил ему, как бы, маленькой комнатушкой.
– Он боится покинуть свои цветы, – постоянно ворчал Поль. – Из-за этого и не выходит оттуда.
Но под укоризненными взглядами труппы фокусник умолкал, и только его губы продолжали шевелиться, показывая, что артист еще возмущается.
А в это время Лягур сидел в своем углу и вспоминал дни счастливого детства.
***
Он родился в маленькой деревушке, вокруг которой были бескрайние, дремучие чащи. С детьми он часто ходил в лес и всегда с восторгом смотрел на высоченные сосны, которые, как ему тогда казалось, своими верхушками упираются в небо и не дают ему упасть на землю. И даже, когда он немного подрос, то не потерял этого ощущения. Он совершенно иначе воспринимал окружающий мир. Все вокруг ему казалось загадочным или почти сказочным. Свеча, которая по вечерам горела, виделась ему не свечой, а девушкой, которая горько плачет, а капли воска – это ее слезинки. Огонь в очаге тоже представлялся волшебным. Ведь каждый всполох пламени так своеобразен и непохож на другой.
Лягур был уверен, что, когда дрова горят, то они постоянно разговаривают друг с другом, прощаются, прежде чем превратятся в пепел, вспоминают те дни, когда они были густыми деревьями в лесу. Он и сам пытался говорить с пламенем, понять загадочный язык горящих головешек.
Родители это замечали и посмеивались:
– Опять Лягур разговаривает с огнем, – переговаривались отец с матерью. – Он часами может смотреть на него.
Однажды, когда мальчугану минуло десять лет, он так же сидел и смотрел на разгорающиеся поленья. И тут он ясно услышал: «Смотри, как эти дубовые ветки медленно разгораются. Не то, что мы, сосновые. И пламя у них совсем иное. Нет в нем задора и веселья»
Сначала Лягур подумал, что это ему послышалось. Видимо, родители разговаривают. Но тут он вспомнил, что отца нет дома, что еще час назад тот пошел помочь соседу поколоть дрова.
А разговор продолжался: «Может, мы и не так ярко горим, но горим дольше вас. И угли от нас еще до утра будут согревать дом. Это дубовые поленья возражали кускам сосны»
– Какая разница, кто ярче горит? Все равно, к утру мы все превратимся в пепел.
– А это кто вмешивается в наш разговор? – раздался треск дубовых поленьев, и огонь дал яркий всполох.
– Это я, полено из осины – послышалось в ответ.
– Фи, осина, – возмутилась сосна. – Ты только и умеешь, что дрожать. Так, что тебе лучше помолчать. А мы такие высокие, и зимой, и летом зеленые. И на нас столько шишек, что и не сосчитать.
Раздался грустный смех.
– Зеленые... Это где вы зеленые? Сейчас мы все горим одним пламенем и скоро станем золой. А утром очаг заново вычистят, золу выгребут, и нас выбросят за дверь.
– Нет, мы еще даже утром будем тлеть, – возмутились дубовые дрова. – И нас не тронут.
– Выбросят, выбросят, – снова рассмеялось полено осины. – Это в лесу ты был могучим, раскидистым дубом, а тут ты –такая же деревяшка, как и мы. И нечего тебе и сосне задаваться. Все горим единым пламенем, чтобы в доме было тепло.
– Ах, так, ну погодите! – и кора сосны ярко вспыхнула. – Сейчас мы вам покажем, кто здесь настоящий хозяин.
И чем больше между собой спорили поленья, тем жарче разгорался огонь в очаге.
– Пойду все расскажу маме, – решил Лягур.
Он уже встал, чтобы пойти, но опять присел.
– Конечно, никто мне не поверит, что дрова разговаривают, что я был прав, думая, что каждый язычок пламени, это отдельное слово.
Тут, непонятно почему, он решил никому никогда не рассказывать, что стал понимать язык огня.
Прикрепления: 9845716.jpg(71.9 Kb)


Григорий
 
Григорий Тер-Азарян (кедр)Дата: Пятница, 17.10.2014, 17:46 | Сообщение # 11
Зашел почитать
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 50
Награды: 5
Репутация: 5
Статус:
Клоун. Часть вторая. Хозяин леса

После этого Лягур еще больше времени стал проводить возле очага. Ему было очень интересно слушать постоянные беседы горящих поленьев. Они, то ссорились, то мирились, то рассказывали о прошедших днях. Ведь многим дубовым веткам было за триста лет, и они хорошо помнили те времена, когда лес еще не был таким густым.
Один раз он даже услышал, как ясень объяснялся елочке в любви.
– Я давно хотел тебе это сказать, – и мелкие язычки пламени побежали по коре влюбленного.
– Это, что? О чем ты говоришь? – спросили ветки бывшей зеленой красавицы, и огонь ярко вспыхнул.
– Что уже много лет люблю тебя, елочка, – сноп искр посыпался из очага и чуть не поджег пол.
Все остальные поленья сразу же притихли и, молча, слушали. Они понимали, что ясень спешит высказать все то, что в нем копилось за долгие годы. И сейчас не надо мешать ему пустой болтовней.
– Так почему же ты молчал? – и в этот момент ветки елочки превратились в пепел.
– Неужели она меня не услышала? – горестно вздохнул ясень, и пламя окрасилось в темно–красный цвет.
– Конечно, она все успела понять, – начали утешать влюбленного все поленья, и огонь в очаге ярко разгорелся. Пламя так и било.
А маленький Лягур, слушая все эти постоянные разговоры, то грустил, то радостно улыбался.
– Посмотри на нашего сына – говорила мужу жена. - Такое чувство, что он находится совсем в ином мире, будто он и вправду что-то слышит и понимает. Днями не отходит от очага.
– Конечно, он во всем разбирается, – отшучивался отец Лягура. – И я, и ты, тоже хорошо слышим, как трещат дрова. Смотри, как сильно разгорелся огонь. Так можно и весь дом спалить. Эй, Лягур, не подбрасывай больше хвороста. Смотри, уже пол начинает дымиться. Так и до пожара недалеко. Дом спалишь...
В такие минуты Лягуру хотелось все рассказать отцу, объяснить ему, что он понимает язык огня, но он был убежден, что все равно ему не поверят и только начнут подшучивать над сказанным. Тогда мальчик начинал грустить, вставал, отходил от очага и, молча, сидел в своей комнате.
Лягур понимал, что чем-то отличается от окружающих, а люди не любят этого и часто принимают таких, как он, либо за блаженных, либо за колдунов. Он хорошо помнил, как пару лет назад жительницу их села, Харуну, обвинили в колдовстве, изгнали из деревни и спалили ее дом.
Теперь он уже твердо решил, что никому никогда не будет рассказывать услышанное. Пусть это будет его тайной, тайной Лягура.
Однажды вечером он, как обычно, опять сидел у очага и слушал бесконечные разговоры дров.
– А когда Хозяин Леса навестил меня, – рассказывало дубовое полено. – Он мне поведал, что в соседнем лесу объявилась злая колдунья, которая наводит порчу на деревья, что там многие березы и осины начали чахнуть и сохнуть. Но это только начало. Она обещала, что весь лес изведет.
– Какой ужас! Зачем она это делает? – воскликнули еловые ветки, и пламя буквально взвилось к дымоходу.
– Нам лучше тут не говорить про Хозяина Леса, – тусклым огнем засветил кусок граба. – Мне кажется, что этот мальчик очень хорошо понимает все наши разговоры. И людям вовсе не надо знать про существование Хозяина Леса.
– Это не более, чем выдумки, – возразили березовые дрова, вмешавшись в разговор. – Люди никогда не понимали нашего языка. Такого быть не может. Малышу холодно, вот он сидит и греется. Кроме того, что он может сделать Хозяину Леса? Он же еще совсем ребенок. Даже та злая, страшная колдунья побаивается нашего Хозяина. Не будь этого, она бы давно уже поселилась в нашем лесу.
– И все же лучше об этом помолчать, – продолжил граб. – Зачем людям знать наши секреты?
Тут дрова умолкли, и огонь в очаге почти потух.
Лягур, услышав эту новость, встал и прошел к себе в комнату, улегся на кровать и стал думать: «Оказывается, у их огромного леса имеется хозяин. Но он об этом никогда, ни от кого не слышал. Получается, что люди и не знают о его существовании. Интересно, какой он из себя, как выглядит? Видимо, огромный, мохнатый, как большая сосна, и сильный, как тысячелетний дуб. Вот бы познакомиться с ним... Но где встретишь этого великана?
А кто та злая колдунья? Может, это Харуна, которую прогнали из деревни? Ведь тогда все говорили, что она наводит порчу на скотину и воду. И, уходя, она напоследок громко закричала, что все еще про нее услышат, и люди горько пожалеют, что так поступили с ней.
Эх, жаль, что я только понимаю язык дров, но не умею разговаривать с ними. Хотя, если бы и умел, то все равно они мне ничего бы не рассказали, это их тайна, тайна родного леса, где они многие годы росли. Я – человек, а они – деревья. Мы совсем разные, хоть и одинаково живые. Надо непременно пойти в лес. Может, удастся самому повстречать его Хозяина. Тогда совсем другое дело. Если тот захочет, сам мне про все расскажет. Не может властелин такого дремучего леса бояться его, Лягура. Он же ростом чуть больше двухлетней елочки.
Завтра же пойду, решил он. А родителям скажу, что хочу собрать хворост. Отец и мать не будут против»
Так, лежа на кровати, размышлял Лягур. Он и не заметил, как заснул.
Во сне он увидел, что забрел в самую чащу и заблудился. Вокруг были огромные деревья, и даже солнца не видно, так густы их кроны. Землю покрывал толстый слой листьев, который пружинил под ногами, а воздух был наполнен приятным, пряным запахом и влагой. И будто деревья переговаривались друг с другом и следили за ним. А потом одно из них ожило, и стало похожим на огромного великана, все тело которого покрывал густой мох. Из ноздрей и ушей исполина валил дым, сыпались разноцветные искры, а в глазах горели и переливались язычки пламени.
– Ты зачем пришел в мой лес? Что тебе, маленькому мальчику, нужно в этой чаще?! – воскликнул великан. – Кто тебе разрешил приходить сюда? Я здесь хозяин всего.
И деревья низко склонили свои кроны в поклоне своему властелину.
Но Лягур не испугался исполина.
– Я знаю, кто ты, – ответил он. – Ты – волшебник, Хозяин этого Леса. Мне про тебя рассказали дрова, которые горят у нас в очаге. И они говорили про тебя, что ты очень добрый и никому не причиняешь зла.
Услышав это, великан начал громко смеяться.
– Ты хочешь сказать, что понимаешь язык огня?
– Конечно, понимаю, – утвердительно кивнул Лягур. - Может, ты меня научишь разговаривать и общаться с деревьями? Я бы очень этого хотел. Прошу не откажи мне в этой просьбе.
Великан перестал смеяться и внимательно посмотрел на мальчика. Было видно, что он размышляет. После некоторой паузы исполин продолжил.
– Людям не надо знать языка деревьев. Достаточно и того, что они рубят их и сжигают. Они не понимают, как это больно, когда топор врезается в ствол. И, если бы люди слышали, как кричат в этот миг деревья, они бы перестали их валить, но тогда сами замерзли бы от холода. А теперь иди домой. Ты и так многое узнал. И больше не приходи сюда.
– Но я не знаю обратной дороги, я заблудился и мне не попасть домой, – тихо проговорил Лягур.
– Помоги ему Хозяин Леса, – начало раздаваться со всех сторон. – Мальчик без твоей помощи погибнет.
И ветки деревьев стали сильно раскачиваться, хотя не было ветра.
Тут какая-то сила мягко приподняла Лягура, и он с огромной скоростью понесся сквозь лес. Казалось, что еще мгновение, и он врежется в ствол дерева, но малыш буквально пролетал сквозь него, будто это был воздух. Ни одна веточка, ни один сучок не задели его.
Потом он мягко приземлился на опушке леса, откуда была видна его родная деревня.
– А теперь иди, и помни, что я сказал! – вновь раздался уже знакомый голос, а затем все смолкло.
Тут Лягур проснулся. Вначале он не мог понять – видел ли он сон, или все эти приключения на самом деле произошли с ним. Но в доме царила тишина, из соседней комнаты раздавался мерный храп отца, а небо еще только-только начинало розоветь от восходящего солнца.
– Это мне все приснилось? – спросил он кота, который дремал у него под боком.
Однако Шмыг только приоткрыл один глаз, как бы говоря: «не тревожь меня, дай еще сладко подремать».
Лягур снова заснул. Когда он вторично проснулся, утро было в самом разгаре.
– Что-то ты сегодня долго спишь, – ласково сказала Катрин, когда он вошел на кухню. – Это все оттого, что ты часами сидишь около огня. Тебе необходимо как можно больше бывать на воздухе, играть с детьми. Вон посмотри, какой солнечный день.
Тут Лягур вспомнил сон, который он видел.
– Я сейчас поем и сразу же пойду в лес за сухими ветками, – радостно улыбнулся он.
– Но дома и без того много хвороста, зачем идти? Лучше поиграй возле нашего дома, и Катрин села рядом с сыном.
– Ничего, лишнего топлива не помешает. Ты же знаешь, как сейчас хорошо в лесу.
– И то верно, – поглаживая голову сына, ответила Катрин. – Раз тебе хочется прогуляться, я – не против.
Не прошло и часа, а Лягур уже направлялся к опушке. По дороге он постоянно думал о своём сне. Вспоминал Хозяина Леса, и как он вместе с ним летал между деревьями. Но особенно мальчику запомнились слова, что деревья, когда их рубят, кричат от боли.
Какие же они добрые, что жертвуют собой ради нас, людей. Ведь что такое человек? Упади самая маленькая сосна на лесоруба – он и в живых не останется. А Хозяин Леса, зная все это, молча смотрит, как погибают его друзья. И все только для того, чтобы он, Лягур, его отец, мать и тысячи других людей могли приготовить себе пищу и согреться.
Вскоре он стоял на опушке леса. И хотя уже сотни раз бывал здесь, все теперь для него было иным. Теперь он знал, что деревья смотрят на него, переговариваются и ждут, что он решит делать.
Подойдя к березке, Лягур обнял ее и начал тихо шептать: «Я никого рубить не стану. Только соберу немного хвороста, сухие ветви и сучья и уйду. Теперь я знаю, как вам больно, когда топор врезается в ствол и начинает рубить.
То ли ему почудилось, то ли это легкий ветерок налетел, но ветки березы тихо закачались, и листва нежно зашелестела.
– А может, ты знаешь, где мне найти Хозяина Леса? – шепотом спросил он деревце.
Но стоило ему произнести эти слова, как ветки всех соседних деревьев стали сильно раскачиваться, а ствол березки будто задрожал.
– Значит, Хозяин Леса существует, – увидев это, подумал Лягур. – И поленья не обманывали, когда рассказывали о нем.
А ветви качались все сильнее и сильнее. Казалось, что налетел сильный ураган, треплет их, что еще мгновение, и они начнут с треском ломаться и падать.
– Я хочу познакомиться с Хозяином Леса, – громко прокричал мальчик. – И научился понимать, о чем говорят дрова, когда они горят. Может, и смогу быть чем-то полезен вашему Хозяину. Вы не смотрите, что я еще так мал, что вы все такие высокие, а меня почти и не видно рядом с вами.
Ветки перестали раскачиваться. Они замерли. Чувствовалось, что деревья о чем-то раздумывают.
– Ладно, пока вы будете решать, как поступить дальше и переговариваться между собой, я соберу немного хвороста, – снова прокричал Лягур. – Заберу с собой только ветки, что валяются на земле.
Тут сверху начали падать сухие сучья. Казалось, что вокруг мальчика начался сильный дождь из отмерших веток.
– Спасибо вам, – засмеялся Лягур и помахал деревьям рукой. – Мне столько не надо. Я не смогу унести и половины этого хвороста. Но я обещаю, что завтра непременно снова приду сюда. Теперь вы мои друзья.
Он быстро собрал ветки, перевязал их, затем снова обнял березку и тихо прошептал: «Я никому не расскажу, как вы мне помогли. Но и ты постарайся передать Хозяину Леса, что я ваш друг. Я очень хочу встретиться с ним»
Он нежно гладил ствол дерева, а листочки шелестели и будто позванивали. И этот тихий звук начал постепенно нарастать. Это листики соседних деревьев приветствовали Лягура.
Взвалив вязанку на спину, мальчик направился домой, но иногда поворачивался и махал рукой лесу.
Деревья отвечали ему плавным покачиванием веток.
– Как ты быстро вернулся, – увидев Лягура, обрадовалась Катрин. – И откуда столько хвороста? Чтобы набрать так много сухих веток, надо часа три бродить по лесу.
– Я завтра снова пойду, – улыбался мальчик. – Там еще осталось много высохших сучьев.
В этот вечер он впервые не сидел около огня, а рано лег спать. Ему не терпелось, чтобы поскорее наступил новый день, и он вновь пошёл бы в лес.
***
Лягур проснулся рано утром. С кухни раздавался перестук посуды. Это означало, что и мама недавно встала и готовит завтрак. Он быстро оделся и вошел в комнату.
– Что-то ты сегодня очень рано поднялся, Лягур, – заметил отец. – И вчера не сидел у огня.
– Я сейчас опять пойду в лес за хворостом, – ответил сын. – В лесу так хорошо, так звонко поют птицы.
– Ты только вглубь не заходи, прошу тебя сынок, – входя, заметила Катрин. – Так можно и заблудиться. И спешить не надо. Подожди немного, пока роса просохнет, а то вся одежда намокнет.
Но Лягур ничего не слышал. Его тревожило только одно: увидит ли он сегодня Хозяина Леса, или все, что было вчера, простая случайность, и ему почудилось, будто листочки тихо позванивали, а ветки приветливо махали ему вслед.
Быстро поев и взяв веревку, он вышел из дому и скорым шагом направился к лесу.
Шмыг увязался за ним и бежал рядом.
– А ты куда собрался? – прикрикнул на кота Лягур. – Нечего ходить со мной. Марш домой!
Но тот будто и не слышал, что ему говорят. Он, то подпрыгивал, стараясь поймать порхающих мотыльков, то обнюхивал норки мышей, обитатели которых, почувствовав его запах, быстро попрятались.
– Я кому говорю? – повторил мальчик и притопнул ногой.
Шмыг перестал прыгать и скрылся в густой траве.
***
Вскоре Лягур достиг леса. Вчерашняя березка, увидев его, опять радостно зашелестела, а ветки тихо покачивались, приветствуя и радуясь его приходу.
– Доброго вам утра, – громко произнес деревьям Лягур.
И опять, как вчера, услышал тихий, мелодичный перезвон.
– Вы передали Хозяину Леса, что я хочу встретиться с ним? – прокричал мальчик.
Ветки стали сильнее раскачиваться, как бы кивая в ответ.
Лягур радостно засмеялся. Значит, сегодня он непременно увидит Хозяина Леса.
– А где мне найти его? Может, вы подскажете мне дорогу? Я очень прошу вас.
В это время появился Шмыг.
– Ты почему не вернулся домой? – возмутился Лягур.
А кот начал тереться о ствол березки и мурлыкать. Потом он побежал вглубь леса.
– Вернись обратно! – не на шутку рассердился Лягур. – Ну, погоди! Сейчас я тебя поймаю ... Будешь знать, как носиться по лесу.
Он устремился вслед за котом, а тот все продолжал бежать. И сколько Лягур не окликал его, Шмыг, будто его и не слышал. Он только время от времени останавливался, смотрел внимательно на мальчика и опять несся вперед.
– Что это с котом? – думал Лягур. – Обычно он так себя не ведет. А может, он мне дорогу показывает? В любом случае надо его поймать.
Так они и углублялись в чащу.
– Мы заблудимся и не найдем дороги домой, – опять прокричал мальчик.
Но кота нельзя было остановить. Он перебегал от одного дерева к другому, терся о них, мурлыкал и продолжал свой путь.
Лес здесь был очень густой. Таких огромных, могучих сосен Лягур никогда не видел. Земля была покрыта плотным слоем опавших иголок и шишек. Ни одна травинка не могла через них пробиться. Стояла тишина. Здесь даже не было слышно пения птиц. Только где-то, очень далеко, раздавался стук дятла, и куковала кукушка.
– Ну, все! – обратился к коту Лягур. – Дальше я не пойду. Я и без того очень устал. – И он уселся на землю. – Сейчас немного передохну, и надо возвращаться домой, – думал про себя мальчик. – Видимо, я ошибся, и никакой Хозяин Леса меня не ждет. Только бы найти обратную дорогу.
Шмыг подошел к нему и стал тереться о руку.
– Вот ты какой, – гладя кота, улыбнулся Лягур. – Сам меня завел сюда, а теперь еще хочешь, чтобы я тебя ласкал. Как нам теперь отсюда выбраться? Об этом подумал?
Тут ему показалось, что кто-то внимательно смотрит на него, словно разглядывает. Лягур оглянулся, но никого не было. И все равно он продолжал ощущать чей-то взгляд.
– Кто ты? – спросил мальчик. – Мое имя Лягур, я понимаю язык огня и ничего плохого не сделаю.
Деревья начали тихо поскрипывать. Казалось, что эти слова развеселили их, и они смеются.
Тут шерсть на Шмыге встала дыбом. Он громко мяукнул и прыгнул на соседнюю сосну.
Лягур снова оглянулся. Сзади него стоял огромный великан. Точно такой, какого он видел во сне. У него были громадные руки, которые скорее походили на толстые ветки деревьев. Тело покрывал густой, необычайно красивый, словно искрящийся, мох. А в глазах горели не язычки пламени, как ему тогда снилось, а они светились, и в них непрерывно пробегали разноцветные, озорные искорки.


Григорий

Сообщение отредактировал кедр - Пятница, 17.10.2014, 17:47
 
Григорий Тер-Азарян (кедр)Дата: Пятница, 17.10.2014, 17:48 | Сообщение # 12
Зашел почитать
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 50
Награды: 5
Репутация: 5
Статус:
Клоун. Часть третья. Лягур и Хозяин Леса


Лягур поклонился великану.
– Здравствуй, Хозяин Леса, – смело проговорил он. – Я хотел встретиться с тобой. Я – Лягур, живу в соседней деревне и понимаю язык огня. А ещё я знаю, что деревья – такие же как и люди. Им страшно больно, когда их рубят, и они умеют радоваться, грустить и любить.
Шмыг уже слез с сосны и опять терся о ноги Лягура.
Великан, молча, слушал. Он одновременно и внимательно рассматривал мальчугана, и о чем-то думал. Снопы ярких искр то и дело вспыхивали в его глазах. Ни одна веточка не качалась. Деревья, будто замерли и ждали, что же решит Хозяин Леса.
– Так вот ты какой, Лягур... – проговорил исполин.
Голос его был и громкий и одновременно напоминал шелест листвы.
– Мне вчера передали, что ты хочешь повидать меня. Так, что тебе от меня нужно? Я уже не беседовал с людьми более ста лет. О чем мне с ними говорить?
– Я хочу, чтобы ты научил меня говорить на языке огня и понимать язык деревьев – поклонился Лягур.
– А зачем тебе это надо? – рассмеялся Хозяин Леса. – Для чего малышу, знать наш язык?
– Я хочу помочь тебе – продолжал мальчик. – Мне дрова рассказали, что в соседнем лесу появилась злая колдунья. Может, я чем-то смогу быть полезен, и мы вместе спасем тот лес. Ведь если ничего не делать, то она начнет уничтожать все деревья, и придет день, когда она станет такой сильной, что и ты не сможешь с ней справиться.
– Ты знаешь про колдунью? Вот бы никогда не подумал, – удивился Хозяин Леса. – И ты не боишься ее? Она же может убить тебя или так заколдовать, что никто, даже я, не сможем спасти. Ты об этом знаешь? Не думай, что все так просто...
– А зачем она высушивает деревья? – развел руками Лягур. – Зачем ей губить лес? Что плохого он ей сделал?
Великан замолчал и задумался. Видимо, он размышлял, надо ли посвятить мальчика в то, что ему известно.
Потом Хозяин Леса вздохнул.
– Ладно, я расскажу тебе про колдунью. Но ты никому не должен об этом говорить. Ни – своим родителям, ни – своим друзьям. Иначе ты погубишь этот лес. Каждое растение имеет свою силу. И, когда Харуна высушивает деревья, то забирает их мощь себе. Так что с каждой высушенной веткой колдунья становится все сильнее и сильнее. Скоро она по своим возможностям сравняется со мной и тогда непременно придет и в этот лес, чтобы его высушить, и тогда новые деревья не вырастут. Потом она уничтожит твою деревню, вся земля потрескается от палящего солнца, цветы и трава перестанут расти, а люди и весь скот погибнут от голода.
– Так вот о чем кричала тогда Харуна, – прошептал Лягур. – Она обещала, что непременно еще вернется, что мы все вновь услышим про нее. Вот как она решила отомстить жителям деревни!
Деревья начали сильно раскачиваться. Им, по-видимому, было страшно, что в один день сюда придет злая колдунья, и они тоже высохнут, станут мертвыми. А если будет гроза, и молния ударит в какую-либо из высоченных сосен, то весь лес в одночасье вспыхнет, мгновенно сгорит, и на выжженной земле долгие годы ничего расти не будет.
– Теперь ты знаешь все, – завершил свой рассказ Хозяин Леса. – Вот какая страшная опасность поджидает моих друзей. А когда их не будет, то и меня не станет.
– Чем же я могу помочь?! – воскликнул Лягур. – Если Харуна –такая сильная и злая, тогда мне не справиться с ней. Был бы я взрослым, пошел бы и убил ее.
– Никакому взрослому человеку не одолеть ее, – грустно усмехнулся Хозяин Леса. – Посмотри на меня. Кто из людей может сравниться со мной. И неважно, что ведьма не такая высокая и могучая, как я. По своей силе она скоро сравняется со мной, и еще ей известно множество злых заклинаний, против которых люди бессильны. Захочет – превратит их в камень, захочет – в мышь или хомяка. А если очень разозлится, то – в змею или отвратительную жабу с огромными бородавками.
Лягур, услышав такие слова, совсем загрустил. Он уже представлял, что будет, если высохнет трава. Коровам и козам не останется корма, они начнут погибать, а людям придется бросить свою красивую деревню, обжитые дома и искать новое пристанище.
– Но ты можешь помочь и спасти нас, – неожиданно услышал Лягур. – Я вижу, что ты смелый мальчик, если не побоялся встретиться со мной. И еще ты очень добрый. Мне вчера березка рассказала, как ты гладил и ласкал ее. – Хозяин Леса продолжил разговор, и в его глазах появились какие-то зеленые искры, которых раньше не было видно. На губах заиграла легкая улыбка, а мох, что покрывал тело, становился то ярко - оранжевым, то небесно - голубым.
– Как же я могу помочь? – удивился Лягур. – Ты же сам говоришь, что ведьма – такая страшная и сильная.
– Я не скажу сейчас, как ты сможешь спасти наш лес, – тихо прошептал великан. – Но знай, если ты решишь прийти нам на помощь, то тебе придется на время уйти из дома. Твои родители не узнают, где ты, начнут думать, что пропал и будут очень горевать. Вернись к себе и все хорошо продумай. Если решишь, что в тебе хватит смелости и отваги преодолеть все трудности, что готов рисковать своей жизнью, то утром приходи на опушку. Я буду тебя там ждать.
– Конечно, я готов! – воскликнул Лягур. – Только зачем ждать завтрашнего дня. Ты лучше сейчас все расскажи.
– Нет, так не пойдет, – повеселев, улыбнулся Хозяин Леса. – Вижу, что ты очень смелый и решительный мальчик, но сейчас тебе надо вернуться домой. Я уверен, что твои родители уже волнуются, не зная, где ты так долго пропадаешь.
– А как мне найти дорогу домой? – понурил голову Лягур. – Я же никогда тут не бывал.
– А ты не помнишь, что видел, когда спал? – еще шире улыбнулся великан. Подними своего кота.
Шмыг, будто понимая, о чем говорит Хозяин Леса, сам прыгнул мальчику в руки.
И сразу же, как тогда во сне, какая-то сила мягко приподняла Лягура и с огромной скоростью понесла сквозь чащу. Не прошло и минуты, а он уже достиг опушки леса. Там лежала огромная вязанка веток. Та же сила подхватила и хворост, и через мгновение аккуратно донесла Лягура до калитки родного дома.
– Где ты был? – взволнованно расспрашивали отец с матерью, когда малыш вошел в дом. - Мы решили, что ты заблудился и уже хотели поставить на ноги всю деревню, пойти и разыскивать тебя.
– Я принес много сучьев, – словно не слыша родителей, засмеялся Лягур. – И не стоило вам волноваться. Я никогда не потеряюсь в лесу. Столько раз ходил.
Симон вышел во двор, но тут же вернулся.
– Как ты мог принести столько хвороста? – войдя обратно в дом, удивлялся он. – Даже взрослому мужчине не под силу такой груз поднять.
– Ну что, вернулся Лягур? – входя, спросил их сосед Жак. И откуда эта огромная вязанка у калитки?
– Вернулся, только что вернулся наш мальчик. Вот он, – радостно ответил отец. – И хворост принес.
– Как он мог дотащить его? – не веря, раскачивал головой Жак. – Такой маленький, а такой сильный. Никогда бы не подумал...
Пока родители радовались возвращению сына и хвалили его, Лягур поглаживал кота и тихо шептал:
– Мы спасем наш лес и нашу деревню. Непременно сумеем победить злую Харуну.
А Шмыг в ответ терся о его грудь и громко мурлыкал. Мальчик уже и не сомневался, что кот все понимает, что он неспроста увязался за ним и бежал по лесу. Его друг знал, где поджидает Лягура Хозяин Леса и указывал дорогу.
– Завтра ты никуда не пойдешь, – обратилась к сыну Катрин. - Этих веток теперь нам надолго хватит.
– Конечно, не пойду, – сразу согласился Лягур. – Лучше я поиграю с детьми, – и он загадочно улыбнулся.
Весь день он ждал, когда наступит вечер. И как только на небе появились первые звездочки, Лягур лег и сразу же заснул. Кот, как обычно, устроился у него под боком, тихо мурлыкал и дремал.
***
Было еще совсем темно, когда мальчик проснулся. Он быстро оделся, на цыпочках прошел к двери дома, осторожно открыл её, чтобы она вдруг не скрипнула и не разбудила родителей, и, оглядываясь по сторонам, сразу же побежал в сторону леса. Шмыг бежал рядом с ним, и от росы вся шерсть на нем промокла. Волосы на хвосте и мордочке полностью слиплись, отчего усы казались еще больше.
– А вдруг Хозяин Леса передумал? – остановившись, чтобы перевести дыхание, обратился к коту Лягур. – Может он нас не поджидает на опушке? Что скажешь?
Но его друг только громко мяукнул и устремился вперед.
– Нет, конечно же, он там, – сам себе громко ответил Лягур и еще быстрее побежал.
Вот и знакомая березка. Но больше никого не было видно. Мальчик стал растерянно оглядываться.
– Я все решил, ты слышишь меня, Хозяин Леса! Я пришел, – прокричал он. Но никто ему не ответил. Что же делать? Он подошел к березке, обнял ее и тихо прошептал:
– Я не дам, чтобы злая колдунья высушила твой ствол, чтобы эти листики перестали шелестеть. Ты всегда будешь такой же зеленой и нарядной. Веришь мне?
И тут его опять оторвало от земли и понесло в самую чащу леса. Лягур уже не боялся этих полетов, так как знал, что это Хозяин Леса несет его на своих руках, и никакая опасность не может ему угрожать.
Вскоре он плавно опустился на землю. Лес здесь был совсем дремучий. Стволы сосен почти касались друг друга.
Одно из деревьев начало сильно трястись, завертелось и превратилось в исполина.
– Ты пришел, Лягур, – улыбнулся великан. – Знай, что это самая густая часть нашего леса. Сюда, кроме меня никто не может войти, даже колдунья. Теперь расскажу, что тебе надо делать. Но, прежде чем ты узнаешь об этом, я научу тебя понимать язык деревьев, чтобы ты мог не только слушать, но и разговаривать с ними. И еще научу языку огня. Вот, возьми эти два кусочка янтаря.
Великан протянул их ему. Один кусочек был яркого, красного цвета. Казалось, что внутри него играет огонь, другой кусочек был желто – зеленый.
– Не бойся, проглоти их, – продолжал Хозяин Леса.
Лягур положил кусочки янтаря в рот, и они сразу растворились на языке. В голове у него зашумело, казалось, что по всему телу разливается приятный огонь, и тут он услышал голоса.
– Какой же он смелый! Такой маленький, а не боится встретиться с ведьмой!
– Главное – не рост, а то, что у него очень доброе сердце – отвечал второй голос.
– Помолчите! – раздался третий, очень трескучий голос. – Дайте ему немного прийти в себя.
И Лягур понял, что это он слышит, о чем переговаривается лес. Он теперь понимает его язык.
– Я непременно вас спасу, – обратился он к деревьям, и кроны сосен начали покачиваться. – Теперь я и человек, и один из вас.
– Да, Лягур теперь один из нас! – выдохнул рядом стоящий великан. – Отныне ты – наш друг. А сейчас слушай меня внимательно, малыш.
Я превращу тебя в маленькое деревце, и ты перенесешься в соседний лес. Там будешь слушать, о чем говорят деревья, что им известно о злой колдунье. Но помни, что она очень внимательна, и может заметить, что в лесу появилось новое деревце. Если ведьма это поймет, то она заколдует тебя. И ещё тебя поджидает и другая опасность. Харуна пообещала соснам и елям, что их не высушит, если они станут ее слугами и будут ей постоянно докладывать обо всем, что творится в лесу. Потом эти деревья должны стать злыми химерами, охранять ведьму и повсюду сопровождать ее. Я не знаю, которые из сосен ей служат. Они тоже будут зорко следить, не появилось ли чего-нибудь нового в лесу. Ты понял, какие опасности угрожают тебе, Лягур? Ты не передумал и согласен помочь нам?
Мальчик внимательно слушал Хозяина Леса, и пока тот говорил, ни одна иголочка не дрогнула на вековых соснах. Все понимали, что Лягур рискует своей жизнью ради них.
– Я и вчера тебе сказал, что никакая опасность меня не страшит. Ради того, чтобы спасти этот лес и свою деревню, я на все готов. Но что будет со Шмыгом?
– Сначала ты должен выбрать, кем ты хочешь стать. Маленькой елочкой, или тоненькой осиной.
– Лучше я стану осиной, – ответил Лягур. – Она будет менее заметна в таком огромном лесу.
– Видимо, ты прав, – задумчиво произнес великан. – Тогда твоего кота превратим в гриб подосиновик. Он всегда будет рядом с тобой. Но ты не должен с ним говорить ни о чем. Слуги колдуньи сразу же доложат ей об этом. А если ты захочешь что-то сообщить своему другу, то должен будешь скинуть один из своих листочков на гриб, и тот все незаметно расскажет Шмыгу. А по ночам гриб будет превращаться в кота, прибегать сюда и обо всем рассказывать мне.
Услышав это, Шмыг громко мяукнул, как бы соглашаясь со словами Хозяина Леса.
– Я так и думал, – рассмеялся Лягур. – Что он не случайно сопровождает меня. Неужели коты тоже понимают язык деревьев и огня?
Шмыг опять громко мяукнул и, мурлыкая, начал тереться о ноги своего хозяина.
– Мы дождемся, когда начнет темнеть, тогда все менее заметно, – продолжил великан, - и тогда я превращу тебя в молодую осинку.
– А можно мне пойти и попрощаться с березкой? – попросил Лягур. – Ведь она стала моей подругой.
Хозяин Леса улыбнулся, а деревья начали поскрипывать. Но мальчик уже знал, что это не простой скрип. Так деревья улыбаются и выражают свою радость.
– На этот раз нам некуда спешить, – приветливо кивнул головой великан. – Давай я сам тебя отнесу к березке.
Он протянул руку, осторожно поднял Лягура и посадил к себе на плечо.
– Какой же ты огромный! – воскликнул мальчик, глядя сверху на землю. – Кажется, что мне стоит протянуть руку, и я смогу потрогать облака.
Деревья начали громко скрипеть.
Великан тронулся в путь. Он шел, не выбирая дороги, а прямо проходил сквозь деревья. И в эти моменты Лягур видел, с какой быстротой вода от корней растений мчится к их кронам, что творится внутри дерева, как оно живет, дышит и растет. Ему были слышны и понятны приветствия деревьев в адрес Хозяина Леса, и как они перешептываются:
– Вот он, тот смелый мальчик, который хочет нас спасти.


Григорий
 
Григорий Тер-Азарян (кедр)Дата: Вторник, 21.10.2014, 02:33 | Сообщение # 13
Зашел почитать
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 50
Награды: 5
Репутация: 5
Статус:
Клоун. Часть четвертая. В лесу у ведьмы


Лес начал все более редеть, и Лягур понял, что вскоре они будут на опушке. Великан присел.
– Дальше мне не надо идти, – спуская Лягура с плеча, проговорил он. – Могут попасться дровосеки, а я не хочу их пугать. Да и им незачем встречаться со мной. Ты найдешь дорогу? Иди прямо вон к той высокой ели, она стоит почти на опушке, неподалеку от березки. А я подожду тебя здесь. Если не найдешь дороги назад, то спроси любое дерево, оно укажет тебе путь.
– Я помню эту ель, она мне махала своими ветвями, – обрадовался Лягур и побежал к опушке.
Вот и березка. Опять ее листочки шелестели, но в них слышалась какая-то грусть и тревога.
– Ты не бойся, мы одолеем злую колдунью, – ласково поглаживал ствол, Лягур.
– Я знаю, что ты сможешь спасти наш лес, – в ответ качала ветвями березка. – Ты очень смелый. Но мы теперь долго не увидимся, – и листики зашелестели совсем грустно.
– Ну, мне пора, в последний раз обняв деревце, прошептал мальчик. До скорой встречи, белоствольная! До скорой встречи, – затем прокричал он, обращаясь к деревьям. – Не скучайте без меня. Я скоро вернусь, сами увидите.
– До встречи, Лягур, – послышалось со всех сторон. – Береги себя. Мы все будем тебя ждать.
Когда он вошел в лес, ветки деревьев наклонялись и гладили его. Отовсюду слышался тихий мелодичный перезвон, несущий в себе пожелания удачи и скорейшего возвращения.
Вот и Хозяин Леса.
– Нам пора, – тихо произнес великан. – Уже начинает смеркаться. Самое лучшее время незаметно проникнуть в лес. Сейчас все деревья прощаются с солнышком, и, я уверен, что они и не обратят внимания на появление нового деревца.
Он подошел к осине, сорвал маленькую веточку и что-то начал шептать, после чего листочками провел по щекам Лягура. Деревья начали сильно качаться, все перед глазами мальчика завертелось, какой-то вихрь подхватил его и поднял к самым небесам. Там Лягур превратился в листик осины, и понесся ветром в сторону соседнего леса. Он не помнил, что дальше с ним произошло, было только чуть холодно и влажно.
***
Молоденькая осина то и дело покачивала своими ветками, а под ней рос небольшой гриб.
– Интересно, придет ли сегодня колдунья? – послышался голос.
Это старая ель, обратилась к росшему неподалеку грабу. Тот ничего не ответил, только начал грустно поскрипывать.
– А откуда тут появилась эта осинка? – услышал Лягур. – Вроде ее здесь раньше и не было.
– Была, она давно здесь растет, – перестав скрипеть, прошелестел граб. – Вы только и ищите повсюду врагов. И как только вам не стыдно служить этой колдунье?
– А я не хочу быть высушенной, – замахала ветвями огромная сосна. – Лучше быть химерой, чем сухим куском деревяшки, которая в одно мгновение превратится в пепел.
– А если ведьма вас обманет и тоже высушит? – проскрипел граб. – Кто-то об этом думал?
– Не смей так называть мою хозяйку, – разозлилась сосна. – Она – не ведьма, а всесильная колдунья.
– Если ты права, – вмешалась старая ель, - то та, кому ты служишь – злая, очень злая колдунья.
– Может, мне и не полагается вмешиваться в ваш разговор, я еще совсем молодая, – тихо прошелестела осинка, – но зачем вам ссориться? Лучше посмотрите на небо, вон, сколько там ярких, разноцветных звездочек! Скоро и месяц взойдет.
– Какие же глупые эти осины, – вмешался дуб. – Только и умеют, что постоянно дрожать, да на звездочки любоваться. Никакой от них пользы. Я желуди даю, ели и сосны шишки, а ты что?
– А подо мной грибы и трава растут, – стала оправдываться осинка. – Вон, посмотрите на этот грибок.
– Грибы... Нашла, чем удивить, – глухо проскрипел дуб. – Грибы повсюду сами по себе растут, не ты же их даешь. Вон, весь лес усыпан ими. И белые, и лисички, и подберезовики... Всех и не перечислишь. А от вас, осин, никакого прока.
– Какая разница, есть польза или нет, – вмешался граб. – Вот и на мне шишки не растут. Что на это скажешь?
– Ты хоть весь день не дрожишь, – качнул ветвями дуб. – И дрова из тебя хорошие, почти как мои. Горят долго и много тепла дают.
– Скоро мы, один за другим, все станем головешками, – грустно закачались ветки старой ели. Все высохнем.
– А вот я не буду, дровами, как вы! – гордо воскликнула сосна. – Стану страшной химерой, с огромной пастью, большими клыками и крыльями. Как только мы высушим этот лес – перейдем в соседний. И его тоже быстро погубим, прогоним оттуда Хозяина Леса, а на месте деревни, что стоит рядом, наша хозяйка собирается построить огромный замок, а мы будем его сторожить днем и ночью. Мне это колдунья сама рассказала.
– О чем вы тут разговариваете? – раздался скрипучий голос, и из-за сосны вышла женщина.
– Конечно, это она, та самая Харуна, которую прогнали из деревни, – подумала осинка. – Только, как изменились ее глаза! Сейчас они горели красно-фиолетовым огнем, будто в них тлели маленькие угольки. Да и одежда на ней была не та, что носили крестьяне, а из дорого, черного шелка, богато расшитого серебром и золотом.
– Так о чем вы разговаривали? – снова спросила ведьма. – Я ведь все слышала. Это ты, дуб, гордился своей силой и желудями? Сейчас посмотрим на тебя, – раздался ее хриплый смех. – Как раз такой мне и нужен, могучий, высокий, полный силы!
– А граб называл тебя ведьмой, и злодейкой, – вмешалась сосна. – И он не верит, что мы станем химерами.
Колдунья начала громко смеяться.
– Это ты сомневаешься в моих словах? – обратилась она к грабу. – Вот как раз и будет хорошая компания, ты и тот, кто хвастался своими желудями. – Она подбежала к дубу и впилась в него зубами. Листья на ветках сразу стали высыхать, желтеть и осыпаться. Через минуту, вместо прежнего, зеленого дерева стояло высохшее растение.
Ведьма вытерла рот и подошла к грабу.
– Кажется, дуб говорил, что из вас двоих получаются хорошие дрова. Вот и будете зимой в моем замке камин отапливать.
Харуна глубоко укусила ствол граба, прильнула к коре губами, и тот вскоре погиб.
– Вот такими вы мне больше нравитесь, – зло рассмеялась колдунья. – Больше не будете попусту болтать.
– Может, и эту осинку тоже высушишь, – обратилась к ведьме сосна. – Только и подрагивает с утра до вечера.
– А она тоже что-то говорила про меня? – вытирая рот, встрепенулась колдунья. – Хотя осины мне очень нравятся именно за то, что постоянно подрагивают. Так же себя ведут люди от страха. Я давно жду того дня, когда сам Хозяин Леса в ужасе будет стоять передо мной. У него осталось совсем мало времени оставаться властелином своего леса.
– А когда мы переберемся к нему? – качнула ветками сосна. – Мне так не терпится стать страшной химерой.
– Потерпи еще немного, – постучала по стволу дерева колдунья. – Обещаю, что если ты и дальше так же верно будешь мне служить, то не пожалеешь. Я превращу тебя в огромное, мохнатое чудовище со страшными клыками. Может, даже научу и тебя высушивать деревья, чтобы ты стала необычайно сильной.
Осинка стала подрагивать.
– Посмотри, как деревце дрожит со страха, – засмеялась Харуна. – Это так забавно.
Осинка еще сильнее стала покачиваться.
– А ты хорошая и мне нравишься, – подойдя и потрогав ствол деревца, – продолжала радоваться ведьма. – Пожалуй, я и тебя возьму себе в слуги. Ты говорила, что очень любишь смотреть на звезды. Вот и станешь огромной, летучей мышью и все ночи будешь постоянно сторожить мой замок под светом луны. А сейчас мне пора заняться другими делами. И без того заговорилась с вами.
Колдунья громко прищелкнула пальцами и буквально растворилась в воздухе.
Как только ведьма исчезла, огромная, поросшая мхом сосна, обратилась к осинке.
– Мне тоже нравится, как ты подрагиваешь. Я ведь давно за тобой наблюдаю. Как хорошо, что этот дуб теперь высох, перестал ворчать и поучать других. Так будет со всеми деревьями. Наша хозяйка уже набрала себе слуг, и другие ей не нужны. Еще несколько дней, и весь лес будет высушен. А потом мы переберемся в соседнюю чащу. Говорят, она очень густая, и там много вековых деревьев. Вот бы и меня научила колдунья высасывать из них все силы. Тогда мы бы быстро покончили с Хозяином Леса. Мне рассказывали, что он огромный великан, безобразный и страшно злой.
Осинка, молча, слушала и ничего не отвечала.
– Ты почему молчишь? – удивилась сосна. – Разве не рада, что теперь служишь нашей хозяйке?
– Конечно, это большая честь для меня, – прошелестело деревце. – Я уже представляю, как буду ночью высоко летать и смотреть на звезды и месяц.
– Ты должна будешь не звездами любоваться, а охранять замок нашей хозяйки. Я вот что подумала. Если и дальше ты будешь себя так же хорошо вести, то я возьму тебя к себе в помощники. Ведь я буду ужасным, огромным чудовищем, а ты всего лишь летучей мышью. Я могла бы и не дружить с тобой, так что всегда помни и цени мою доброту.
– Как я рада быть твоей помощницей, это такая честь для меня, – закачались ветки осины. – Ты вон, какая огромная, высокая, а я от малейшего ветерка начинаю дрожать.
– Вот и хорошо, что мы договорились. Отныне ты служишь мне и все, что услышишь, тут же рассказывай и, главное, без моего разрешения не смей нашу хозяйку о чем-либо спрашивать.
– Месяц взошел, – обрадовалась осинка, и закачала ветвями. – Посмотри, какой он яркий и красивый.
– Незачем мне на небо смотреть, – глухо проскрипела сосна, – и не мешай мне думать. - У меня много важных дел, не могу на такие мелочи отвлекаться.
– А звездочки так похожи на маленьких светлячков, – как бы, не слыша гордячку, радовалась осинка. – Они, как цветы, разбросанные на необъятном поле. Вон, та звездочка – голубого цвета, а рядом – желтая, как малюсенький одуванчик.
– Не смей при мне говорить про какие-либо цветы! – прикрикнула сосна. – Ненавижу их!
– Чем тебе цветы так не угодили? – удивилась осинка. – Разве в лесу нет красивых колокольчиков или гвоздичек?
– Замолчи! – закричала сосна. – И никогда, ты слышишь, никогда не говори мне о цветах. Советую и тебе забыть про них, как и про светлячков, и про звезды. Ты должна только думать и помнить, что теперь ты на службе у могущественной Харуны. А она всем нам запретила упоминать о цветах. И если ты при ней заговоришь о них, то она сразу же высушит тебя, и тогда не надейся на мою помощь. Видимо я ошиблась и поспешила взять тебя к себе в помощницы.
– Я обещаю, что ты никогда больше не услышишь о колокольчиках, – чуть не плача, зашелестела осинка.
Она начала сильно дрожать, ветки ее поникли. Один листик оторвался от деревца и полетел вниз. Кружа, он упал прямо на гриб.
– Ладно, на первый раз я прощаю тебя, – проскрипела сосна. – Ты же всего лишь осина, и – не чета нам, соснам. Вон, уже и листья свои роняешь, хотя до осени еще так далеко. А мы и зимой, и летом всегда зеленые. Дуб был прав, говоря, что мало от вас толка. Кому нужно дерево, если на нем не растут шишки. Но помни, что я тебя в последний раз прощаю.
Осина начало радостно шелестеть, а грибок, который рос под ней, откатился в сторону и исчез в траве.


Григорий
 
Григорий Тер-Азарян (кедр)Дата: Вторник, 21.10.2014, 02:34 | Сообщение # 14
Зашел почитать
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 50
Награды: 5
Репутация: 5
Статус:
Клоун. Часть пятая. Весточка от Лягура


Кот быстро бежал к великану. Вот и первые деревья. Еще несколько минут, и он стоял перед Хозяином Леса.
– Как там Лягур себя чувствует? Мальчику ничего не угрожает? – внимательно посмотрел он на Шмыга. – Ведьма не поняла, что осинка только появилась в лесу?
– Она не только не разобралась, – промяукал тот, – но даже взяла деревце себе в слуги и пообещала, что как только покончит с лесом, то превратит ее в огромную, летучую мышь.
Шмыг подробно пересказывал все, что сам слышал. Великан внимал ему и только кивал головой.
– А вот, что хотел тебе передать Лягур, – замурлыкал кот. – Ведьма почему-то очень боится и цветов, и светлячков, но больше всего – цветов. Сосна так на меня рассердилась, когда я начал сравнивать звездочку с одуванчиком, так громко и противно скрипела! И я подумал, что от злости она может надвое переломиться. В том лесу нет ни одного цветочка. Я сам все внимательно осмотрел.
– Цветы... Интересно... – как бы про себя, произнес Хозяин Леса. – Но что могут сделать эти растения?
Он присел и погрузился в думы, а кот стал повторять свой рассказ огромным соснам.
– Вы не представляете, какая страшная эта колдунья. Глаза горят как угли, одета во все черное, и ночью ее совсем не видно. Видимо это для того, чтобы незаметно подкрадываться и подслушивать разговоры деревьев. Ведьма рассердилась, набросилась на дуб и мгновенно высушила его, а потом погубила и большущий граб. Прижалась губами к дереву, вгрызлась в него и выпила все соки.
Деревья слушали кота, и только листики на них подрагивали. Они были очень напуганы его рассказом.
– А большая вековая сосна верно служит ведьме, обо всем докладывает, – продолжал мурлыкать кот. – Это она рассказала Харуне, что дуб назвал ту злой ведьмой. И сосна ждет не дождется, когда станет ужасной химерой. Колдунья пообещала, что после того, как уничтожит и наш лес, то на месте деревни построит свой огромный замок, и страшные чудовища будут днем и ночью охранять его.
– Кажется, я понимаю, чего хочет ведьма, – прервал молчание великан. – Ей нужно высушить все леса вокруг, а потом устроить огромный пожар, пожечь всю землю вокруг, чтобы на ней ни одна травинка не росла.
Шмыг начал громко мяукать.
– Что тебя так забеспокоило? – удивился Хозяин Леса. – Может, по Лягуру уже соскучился и хочешь обратно вернуться?
– Я представляю, как сейчас волнуются родители хозяина. Ведь они не знают, где их сын. Надо что-то придумать, чтобы они были уверены, что он жив. Это немного утешит их, - мяукнул кот.
– Видимо, ты прав, – вздохнул великан. – А то поднимется тревога, начнут по всем лесам искать Лягура, и тогда ведьма непременно поймет, что ее обманули и стараются погубить. Она начнет подряд, без разбора, высушивать все деревья. Тогда и мальчику несдобровать. Тут и сосна может рассказать, что раньше не видела этой осины.
– Так что же будем делать? – размяукался кот.
Шерсть на нем встала дыбом, усы топорщились, и было видно, что он очень встревожен.
– Дай мне подумать, – потер лоб великан.
Он уселся под большой елью, и в его глазах постоянно вспыхивали снопы разноцветных искр.
– Кажется, я знаю, как нам поступить, но ты непременно должен мне помочь, наконец, промолвил Хозяин Леса.
***
– Уже поздняя ночь, Симон, а нашего Лягура все нет. Видимо, он не послушался, пошел в лес и заблудился – приговаривала Катрин, начиная снова плакать.
– Успокойся, – постоянно утешал ее муж. – Я уверен, что с нашим сыном ничего плохого не произошло. Помнишь, как он раньше сидел и, часами, не отрывая глаз, смотрел на огонь? И кот тоже куда-то подевался. Его весь день не было видно. Странно все это...
В этот момент кто-то начал скрестись в дверь.
– Вот и Шмыг объявился, – еще громче запричитала Катрин. – А моего Лягура все нет.
Симон отрыл дверь. Кот сразу же прошмыгнул в комнату и начал тереться о Катрин. Потом стал громко мяукать, носиться по комнате и подбегать к двери.
– Ты же только вернулся, – удивился Симон. – Куда тебя снова тянет?
Однако кот продолжал царапаться о вход.
– Ладно, ладно, сейчас открою, – проворчал Симон и направился к двери. – Чего же ты не выходишь, а продолжаешь мяукать? А что это тут темнеет? Дай-ка мне свечу, Катрин, осмотрю двор.
Симон вышел, и через мгновение раздались его громкие крики.
– Катрин, иди сюда, иди скорее! Ты слышишь, Катрин? Наш мальчик жив. Лягур жив! Посмотри сюда!
Симон поднял свечу, и его жена увидела, что во дворе лежит огромная вязанка хвороста.
– Я уверен, что это Лягур ее принес, – продолжал волноваться Симон. – Но куда он сам подевался, почему не зашел в дом?
Шмыг, продолжая мяукать, вскочил на вязанку и начал скрести когтями о ветки. Потом он подбежал к Катрин и снова вскочил на вязанку. Так продолжалось несколько раз.
– Кажется, кот что-то хочет показать мне, – подумала Катрин. Она подошла к хворосту, а Шмыг продолжал его царапать.
– Видимо, мышь спряталась под ним, Симон. Иди, помоги мне, – и Катрин ухватилась за вязанку, пытаясь ее перевернуть. Но, как только она прикоснулась к первой сухой ветке, та превратилась в большую, с шишками, еловую лапу. Женщина смотрела и не могла поверить.
– Ты видел, Симон? – совсем растерялась она. – Может, мне показалось? Она потянула следующий сучок, и тот превратился в ветку цветущего шиповника.
– Вот так чудеса... – изумлялся отец Лягура.
А кот, мурлыкая, начал тереться о вязанку хвороста, а потом побежал в сторону леса.
– Ты куда? Вернись! – прокричал Симон, но Шмыг, словно не слыша голоса, растаял в темноте.
– Я уверена, что он побежал к Лягуру! – воскликнула Катрин.
– Кот пришел дать нам знать, что наш сын жив. Ты посмотри, Симон, сухие сучки зеленеют. Значит и наш Лягур жив! Давай-ка я еще раз попробую. – Катрин ухватила тоненькую веточку, отломила ее, и та превратилась в чудесную, лесную гвоздичку.
– Что случилось? Что тут за шум у вас? – входя во двор, спросил хозяев дома сосед. – Лягур нашелся?
– Нет, Жак, – грустно качнул головой Симон. – Лягура нет, но мы знаем, что он жив. Вот, посмотри. Он принес хворост, но сам не вошел в дом. Мы только услышали звуки, выбежали, а тут лежат эти ветки.
– Странно, здесь что-то не то, – задумчиво произнес Жак.
Он стал разглядывать хворост, попытался приподнять вязанку, но не смог.
– Как Лягур мог принести такую тяжесть, если даже мне это не под силу? Совершенно непонятно...
– Проходи в дом, сосед, – предложил Симон. – Давай поговорим, все равно нам с Катрин сегодня не уснуть.
– Странно, очень странно… – продолжал размышлять Жак, усаживаясь за стол. – Если вязанку принес Лягур, то почему не вошел в дом, и куда он мог пойти поздней ночью. А что это за гвоздичка у тебя в руках, Катрин? Я такой большой никогда не видел.
– Это... начал было говорить Симон, но Катрин перебила мужа.
– А эта гвоздичка была в вязанке, вот я и взяла ее.
– Ты слышал когда-нибудь о Хозяине Леса? – спросил Жак Симона. – Может, он похитил Лягура?
– Хозяин Леса? – переспросил Симон. – Не верю я, что он существует. Выдумки все это. Мне еще мой дед как-то рассказывал, будто у нашего леса есть Хозяин. А ему про это рассказал его дед. Разное говорят... Одни – что Хозяин Леса – маленький, страшный карлик, другие – что это огромный бородатый великан, третьи – что он очень злой. Но я все равно считаю это байками.
– Но ты и про ту ведьму не верил, – перебил его Жак. – Но, как только мы ее прогнали, больше скот не погибает, да и вода в колодцах стала прозрачной и чистой. Интересно, куда она подевалась? Недавно один путник проходил через село и он рассказал, что тот дальний лес стал весь высыхать. Может, и это – ее дела?
– Деревья всегда сохли Жак, бывали и большие пожары от молний, так что я все равно не верю, что она была колдуньей и порчу наводила. Да и сам подумай, как она может высушить целый лес, – возразил Симон.
– Ладно, мне пора домой, – поднялся Жак. – Но все равно тут много загадочного.
Как только сосед вышел, Симон повернулся к жене.
– Ты почему не дала мне рассказать про гвоздичку и еловую лапу?
– А зачем ему про это знать? – возмутилась жена. – Начнутся разговоры и пересуды. Завтра у кого-нибудь сдохнет корова, тогда и нас могут обвинить в колдовсве, прогнать из деревни, и мы больше не увидим нашего Лягура. Так что лучше молчать и ждать, когда наш сынок вернется домой. Теперь мы знаем, что он жив. Может Жак и прав, и Лягур находится у Хозяина Леса. Знать бы только, что он сейчас делает...
***
Кот в это время рассказывал великану, как Симон с Катрин нашли вязанку хвороста, как они удивлялись тому, что сухие ветки превращаются то в цветущий шиповник, то в лесную гвоздичку.
Хозяин Леса слушал Шмыга и радостно улыбался.
– Значит, они поверили, что Лягур жив? Может, меньше будут волноваться? – все время переспрашивал он.
– Конечно, я сам все слышал, – мяукал кот. – Бедная Катрин! Как она плакала, а потом, когда все поняла, то даже начала улыбаться, но все равно слезинки струились из ее глаз. И еще постоянно приговаривала: «Как там мой сынок, что сейчас делает мой сынок Лягур?»
***
– Ты что-то совсем неразговорчивая, – проскрипела сосна. – О чем задумалась?
– А что такое химера? – прошелестела осинка. – Летучих мышей я много видела, а химеры никогда не встречались. Они, как медведи или еноты? Расскажи мне.
Сосна начала непрерывно поскрипывать, она заливалась смехом.
– Какие же вы глупые осины... Медведи... Еноты... Кто такой косалапый перед химерой? У меня будет голова огромного льва, тело козы, а хвост и крылья, как у дракона.
– А кто такие лев и дракон? Про козу я знаю, как-то видела ее, когда она паслась здесь.
– Перестань задавать глупые вопросы, – рассердилась сосна. – Или я пожалуюсь нашей хозяйке на тебя и расскажу ей, что тебе очень нравятся цветы.
– Химера... – как бы про себя, прошелестела осинка.
– Да, большая и страшная химера, – гордо воскликнула сосна. – Надоело мне вот так всю жизнь стоять на одном месте. Уже более ста лет, я только и видела этот дуб и граб. Хорошо, что их сейчас нет и не слышно надоедливого шума листвы. Это всегда мне мешало думать. А когда я стану чудовищем, то смогу летать, посмотрю, что есть вокруг.
– А ты бы не хотела быть мотыльком или ласточкой? – спросила осинка. – Они ведь тоже летают. И бабочки – такие красивые, разноцветные, а птички еще умеют щебетать.
– Значит, тебе не хочется быть летучей мышью, и ты хочешь быть мотыльком? – рассердилась сосна. – Так ты благодаришь нашу хозяйку за ее доброту, что она тебя, жалкую осину, взяла к себе в слуги?
– Нет, нет, конечно, я рада, что буду летучей мышью, – задрожала осинка. – И тебе тоже буду служить верно.
Сосна сильно заскрипела. Она была очень довольна, что теперь и у нее есть своя прислуга.
– Вот такой ты мне больше нравишься, – и ее ветки закачались.
Тут раздался тихий шорох, и под осинкой появился гриб.
– Ты слышала этот шорох? Что это было? – всполошилась сосна. – Кто прошел мимо.
– Это, видимо, мышь прошуршала. Они постоянно сюда приходят полакомиться грибами, – качнула веткой осинка.
– И грибы тоже не люблю, – проворчала сосна. – Они только и растут, что под осинами и березами. Лучше шишек ничего нет на свете. Посмотри на меня, сколько их на моих ветках, какие они большие, полны семян, а под тобой только один гриб, и то весь какой-то сморщенный.
Раздалось тихое мяуканье.
– А это что было? Совсем не похоже на шуршание мышей?
– Видимо, ты ослышалась, – прошелестела осинка. – А может, это скрипят сухие ветки дуба или граба.
– Конечно, это их звук, – рассмеялась сосна. – Я и сама это знала, но хотела проверить, догадаешься ли ты.
– О чем это вы так мило беседуете? – раздался знакомый голос Харуны. – Уж не о цветах ли говорите?


Григорий
 
Григорий Тер-Азарян (кедр)Дата: Вторник, 21.10.2014, 02:35 | Сообщение # 15
Зашел почитать
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 50
Награды: 5
Репутация: 5
Статус:
Клоун. Часть шестая. Лягур спасает сосну


- Цветы... то и дело задумчиво произносил Хозяин Леса. – Получается, что эта колдунья боится их. Но почему? Если это понять, возможно и удастся спасти наш лес. Лягуру необходимо выведать, что опасного таится в цветах для этой ведьмы, и какие их них для нее наиболее страшны.
Интересно, как себя там чувствует малыш. Ведь это его первая ночь, когда он не человек, а осинка. И ему нельзя долго оставаться деревом. Мальчик может начать забывать, что он человек и тогда мне не удастся его расколдовать. Вот этого я ему не сказал...
- Как, Лягур может навсегда остаться деревом? – с ужасом воскликнула ель. - И даже ты, Хозяин Леса, не сможешь вернуть нашему другу человеческий облик?
Великан ничего не ответил, только горестно кивнул головой.
- Бедный Лягур! – закачались ветви ели. – Ради того, чтобы спасти нас, он согласился стать деревом. Я бы никогда не смогла набраться смелости и стать человеком. Это так страшно... Но еще ужасней стать чудовищем. Таким, каким хочет быть та сосна, про которую рассказал кот. Неужели ведьма доберется до наших деревьев?
- Да, трудно сейчас Лягуру, очень трудно, - вздохнул великан. – Малейшая ошибка грозит смертью.
- И коту тоже не сладко быть грибом. Но он хоть может по ночам убегать, а осинке нельзя даже лишний раз пошевелить ветвями. Ведьма сразу поймет, что это – не настоящее дерево.

***
- Так о чем вы мило беседовали? Вижу, что вы подружились, - и ведьма хрипло рассмеялась.
- Может, ты любишь цветы? – и она притронулась к осине. - Признавайся, ты любишь цветы?
Злые язычки пламени загорелись в ее глазах.
- Нет, я ненавижу цветы, - задрожали ветки дерева. – Особенно не люблю одуванчики и колокольчики.
- Ты еще больше мне нравишься, - улыбнулась злая колдунья. - Я подумаю, может и тебя, как сосну, превращу в химеру. Будете на пару охранять мой замок. Но есть еще более отвратительные цветы, чем колокольчики. Они хуже укуса змеи. Один только их запах способен убить.
- Я знаю такие, это васильки. – прошелестела осинка.
- Нет, это не васильки, - зло проговорила колдунья. - Хотя и васильки тоже отвратительны. Но вам незачем знать, о каком цветке я говорю. Скоро, очень скоро, здесь не будет ни травинки. Только голая, растрескавшаяся земля до самого горизонта, и мой огромный замок.
- А, когда мы переселимся в соседний лес, моя госпожа? – Проскрипела сосна.
- Тебе так не терпится, узнать? А может, ты хочешь предать меня и начать служить Хозяину Леса?
У ведьмы стал непроизвольно приоткрываться рот. Еще мгновение, и она бы впилась зубами в сосну.
- Нет, нет, она верно служит тебе, - затряслась осина. Даже, когда я говорила про мотыльков, она приказала мне забыть про них, так как ты их не любишь, госпожа. И я никогда больше не вспомню ни мотыльков, ни бабочек, ни светлячков. - Вот такие верные, преданные слуги мне и нужны, - хлопнула по стволу дерева ведьма. – Я непременно превращу тебя в ужасную химеру, самую большую из всех химер.
Сосна только дрожала, и слышался громкий перестук. Это с нее, от страха, сыпались на землю шишки.
- Какой ты тут шум подняла! – рассердилась Харуна. – То дуб своими желудями тишину нарушал, а сейчас ты. Хорошо, что этот великан высох. Надо было вместо граба тебя мне высушить, сосна. Он, как и осина, только шелестел, но это мне не мешало слушать, что творится в лесу. Немедленно прекрати греметь своими шишками!
Раздалась еще пара ударов и наступила тишина.
- Хватит, сколько я здесь с вами побыла, - проговорила колдунья. – Пора и в другой конец леса пройти, посмотреть, что там еще зелено. Через пару дней с этим лесом будет окончательно покончено. Он сам начнет сохнуть, когда кроны деревьев не будут скрывать землю от лучей солнца. А, когда закончится лето, тут не останется ни одного зеленого деревца или кустика, ни одной травинки.
Ведьма опять прищелкнула пальцами и исчезла.
- Почему ты заступилась за меня? – уныло проскрипела сосна. - Ведь тебя же могли высушить. Как я испугалась... Не начни ты меня защищать, я разделила бы участь дуба с грабом. Я же видела, что еще мгновение и колдунья впилась бы в меня зубами. Теперь ты будешь самой большой химерой, самой страшной и лютой. Я знаю колдунью. Она не забудет этой ночи. Госпожа никогда ничего не забывает. Может меня даже в летучую мышь не превратит. Ты возьмешь меня к себе в помощники, осина, если меня не высушат? Я буду во всем тебя слушаться, обо всем докладывать тебе, буду самой верной прислугой. Ты такая умная, смелая, спасла мне жизнь. За это я тебе безмерно благодарна.
Осина, молча, слушала и ничего не ответила.
На небе начали тускнеть звезды, наступал новый день.
Маленький листочек вновь оторвался от осины, долго кружил в воздухе, а потом плавно приземлился на грибок.
Снова раздалось тихое мяуканье, но сосна и не слышала его. Она еще не пришла в себя, и время от времени в воздухе кружился глухой звук падающих шишек.
Весь день так и пролетел. Сосна молчала, а осинка, видя, как она расстроена, не тревожила ее.
Весна подходила к концу, солнышко приятно грело, и день пролетал совсем незаметно.
Единственное, что потревожило осинку, так это птички. Было очень щекотно, когда они скакали с ветку на ветку, и деревцу - Лягуру приходилось постоянно сдерживаться, чтобы не рассмеяться.
Хоть осина и была невысокой, все равно ей было видно, сколько вокруг высохших деревьев. Лес медленно, молча, умирал.
- Надо во что бы то ни стало спасти наш лес, - думал Лягур. – Нельзя позволить ему исчезнуть.
И еще он представлял, как же волнуются родители. Ведь кот ничего не мог ему рассказать про то, что они придумали с Хозяином Леса.
Тут раздалось громкое мяуканье. Это лесная мышь решила откусить кусочек подосиновика и вцепилась в него острыми зубами.
Сосна стразу же встрепенулась.
- Это что за странный звук? – проскрипела она. - Я впервые слышу такой в нашем лесу.
- Это мыши громко запищали, – не растерялась осинка. – Видимо, не могут поделить гриб, который растет подо мной, и одна укусила другую.
- Нет, мыши не издают подобные звуки, - продолжила сосна. – Я хорошо знаю их писк. Вон, их, сколько подо мной постоянно бегает. Этот звук был каким-то другим. Надо об этом рассказать колдунье.
- Рассказывай, - начала громко шелестеть осинка. - Но учти, если и на этот раз нашей хозяйке что-то не понравится, то я тебе не помогу, как прошлой ночью. Вот я сейчас подумала, а зачем мне нужна помощница летучая мышь, в чем ты можешь быть мне полезна? Ведь я буду огромной химерой и смогу летать днем и ночью, а ты днем будешь спать. Лучше я себе в помощники возьму кого-нибудь другого.
- Не отказывайся от меня, - жалобно проскрипела сосна. – Это я просто так сказала. Обещаю, что больше никогда не ослушаюсь тебя.
- Ладно, - нехотя согласилась осинка. – Но, отныне, ты должна молчать и не задавать никаких вопросов.
Ветки сосны радостно закачались. Было видно, что она и не ожидала, что ее так быстро простят.
***

Начинался вечер, небо было в сполохах заката.
- Прощай солнышко, – закачались ветки дерева. – Спасибо тебе за тот свет и тепло, которое ты сегодня подарило.
Маленький лучик пробежал по веткам осинки, прошло еще немного времени, и опустился вечер.
Как только хорошенько стемнело, грибок опять откатился в сторону и превратился в кота.
Шмыг бежал и постоянно потирал лапкой ухо.
- Вот бы никогда не подумал, что у мышей такие острые зубы, и что они так больно кусаются. Но, ничего. Теперь я опять стал котом, и посмотрим у кого острее зубы и когти. Не вечно же мне быть подосиновиком и весь день жариться под солнцем.
Так, поглощенный своими мыслями, он добежал до леса и начал разыскивать великана.
- Ты куда это так спешишь? – окликнула его одна из елочек. Постой! Не надо так спешить!
- Некогда мне с вами разговаривать, - мяукнул кот.
Раздался громкий смех, и елочка превратилась в Хозяина Леса.
- Может быть, теперь перестанешь нестись и остановишься? – окликнул он Шмыга.
Тот, увидев великана, замер.
- Как я мог тебя не заметить? Ты где прятался? Тут же даже высоких деревьев нет.
- Я могу превратиться и в огромный дуб, и в маленькую елочку и в травинку, - продолжал смеяться великан. – Я же Хозяин Леса, а в лесу все растет. И что ты постоянно трешь свое ухо?
- А меня мышь больно укусила, - пожаловался кот. – Хотела мне ухо откусить.
Тут великан совсем развеселился.
- Это, видимо, на свете первая мышь, которая решила съесть кота, – хохотал он.
И от его смеха тряслись все деревья.
Шмыг обиженно начал мурлыкать.
- Ладно, не обижайся, - осторожно пальцем погладил кота великан. – Но, прежде чем ты начнешь мне все рассказывать, необходимо отнести очередную вязанку хвороста в дом Лягура. Ты не против?
- Конечно, я готов, - обрадованно промурлыкал кот.
- Тогда взбирайся на эти ветки и держись... - сильно дунул на ладонь Хозяин Леса.
Не прошло и минуты, а кот уже был во дворе. Ему даже не пришлось дважды скрестись. Симон с Катрин давно уже стояли за дверью и поджидали его.
- Наш котик опять появился, - радовалась хозяйка дома. Она подошла к вязанке и потянула за самую тонкую хворостинку. Прутик сразу же превратился в веточку плакучей ивы, с яркими, зелененькими листочками.
- Но куда нам девать этот хворост? – растерялся Симон.
Тут же вязанка исчезла.
Хозяева дома от неожиданности вздрогнули.
- Вот это чудеса... - только и промолвил мужчина. – Ты была права Катрин. Никому не надо знать, что происходит у нас. Люди начнут перешептываться, и тогда беды не оберемся.
Кот же, громко мурлыкая и урча, терся о ноги хозяйки.
- Ну, чего тебе надо? – засмеялась она. – Если бы ты мог говорить... Где же сейчас мой сынок?..
Шмыг подбежал к своей миске и начал громко мяукать.
- Ах, вот чего ты хочешь... Молока. Нет, теперь я тебя буду кормить не молоком, а самой лучшей сметанкой. Ты этого заслужил. На, ешь.
И пока кот, громко урча, лакал и вылизывал миску, Катрин с Симоном засыпали его вопросами.
Но тот только изредка мяукал.
Если бы родители Лягура внимательно прслушались к его мяуканью, то многое бы поняли, ибо каждое «Мяу» кота было слово «Да».
Покончив с едой, Шмыг начал царапаться в двери.
- Он спешит к Лягуру, нашему мальчику, - расплакалась Катрин. Кот в последний раз громко мяукнул.
Не успел Симон открыть дверь, как Шмыг растворился в темноте.
- Ну и чудеса... - почесал затылок Симон. - Может прав был мой дед, и Хозяин Леса на самом деле существует.
***
- Ну, как там? – расспрашивал великан кота. – Я вижу ты облизываешься и больше не теребишь свое ухо.
- Меня хозяйка сметаной накормила, - довольно промурлыкал Шмыг. – Раньше бы ни за что не дала, а сейчас и она, и Симон так обрадовались мне, словно всех мышей в доме переловил.
- Интересно, когда ведьма собирается напасть на наш лес? – как бы про себя проговорил Хозяин Леса. – Из твоего рассказа я понял, что она страшно боится цветов. Но это не васильки и одуванчики. Иначе она бы никогда не посмела вступить в мой лес. Вон, посмотри, сколько вокруг разных цветов. И лютики, и гвоздички и пастушья сумка. Да разве всех перечислишь.
- А интересно, где она живет в лесу, - промяукал кот. - Не спит же она под деревьями. Может, мне пойти и все хорошенько разведать?


Григорий
 
Григорий Тер-Азарян (кедр)Дата: Вторник, 21.10.2014, 02:36 | Сообщение # 16
Зашел почитать
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 50
Награды: 5
Репутация: 5
Статус:
Клоун. Часть седьмая. Шмыг поступает на службу к Харуне

- А, если она тебя увидит? – обеспокоился великан. - Кроме тебя никто не может быть рядом с Лягуром. Я уверен, что ведьма все подробно рассмотрела и заметила гриб.
- На то я и кот, чтобы суметь и колдунью обмануть, - раздалось мурлыкание. Она мне непременно поверит. Ведьмы вообще любят нас, котов. Жаль, конечно, что я не черный, а полосатый, но не беда. Вот увидишь, все будет хорошо.
- Если твоя окраска так важна, я помогу тебе, – улыбнулся великан
Он взял сосновые иголки, высыпал их на спинку кота, потом что-то прошептал, и кот стал черным-пречерным. Более черных котов на свете и не бывает. Его глаза горели темно–зеленым цветом, а усы удлинились и топорщились.
- Теперь ты доволен? – погладил Шмыга Хозяин Леса. – Но к утру ты непременно должен вернуться на прежнее место и опять стать подосиновиком.
- Ладно-ладно, непременно буду... – хитро промурлыкал кот и устремился в сторону леса колдуньи.
Как только достиг первых деревьев, он начал громко мяукать: «Я бедный кот, меня прогнала моя хозяйка. Где мне теперь ночевать? Кто приютит меня?»
- Ты перестанешь шуметь? – рассердился, росший неподалеку, бук. – Дашь мне хоть немного поспать?
Шмыг, будто не слыша его, продолжал рассыпаться в жалобах. - Что это за шум? – зевая, проскрипела ель. – Даже ночью нет покоя. Еще не знаешь, что тебя ждет днем. Может, это моя последняя ночь, а завтра я буду сухой и никому ненужной.
- Это вон тот кот во всем виноват, - громко прошелестел бук. – И что ему здесь понадобилось? Нашел место, где мяукать...
- Мало нам колдуньи, так еще всякие мяукающие бездомные приходят сюда и на весь лес шумят, - возмутился куст орешника. – Ты прекратишь или нет? Я кому говорю?
- Что тут за шум? – раздался голос ведьмы. – Кто посмел явиться в этот лес и тревожить мой покой? Это ты поднял такой гам, что мне пришлось встать с постели? – повернулась она к коту.
Деревья сразу же умолкли, а Шмыг подбежал к Харуне и начал тереться о ее ноги. Шерсть на нем встала дыбом, хвост был поднят трубой, глаза горели, как два маленьких изумруда.
Он громко мурлыкал и продолжал ласкаться.
- С каких пор коты по ночам стали прибегать в лес? – рассердилась колдунья. – Вот я тебе сейчас покажу...
- Даже ты не хочешь меня приласкать, - взвыл кот. – То моя хозяйка чуть ли не оторвала мне ухо, теперь ты машешь палкой.
- А что ты натворил? – удивилась ведьма. – Что тебе задали такую трепку? Я вижу, как отодрано ухо. Вон капельки крови видны.
- Я полез в погреб и поел сметаны, - мяукал кот. – Что в этом такого? Не ловить же мне день и ночь мышей.
- Значит, ты сметаной полакомился, – стала принюхиваться Харуна. – Верно, от тебя идет ее запах. Я очень люблю, тех, кто причиняет людям вред. И много сметаны ты съел?
- Нет, всего лишь маленькую крынку, - мурлыкал Шмыг. – Там их было много, но...
- Раз ты такой непослушный и крадешь еду, то нравишься мне, - зло рассмеялась ведьма. – Жаль ты не все там съел. Но, если ты будешь меня во всем слушаться, очень скоро у тебя будет столько сметаны, сколько пожелаешь.
Шмыг радостно замурлыкал.
- Пошли со мной, - махнула рукой ведьма, потом прищелкнула пальцами, и они исчезли.
***
Когда кот пришел в себя, то увидел, что они с Харуной находится в самой середине леса. Колдунья дунула, поднялся вихрь, смел все листья с земли, и обнажилась глубокая яма.
- Прыгай вниз! – приказала ведьма.
Кот подошел, посмотрел вниз и отпрянул назад.
- Выполняй, что приказываю, или тебе несдобровать! - прикрикнула Харуна. – Я не люблю неповиновения.
- Была – не была, - подумал про себя Шмыг и прыгнул.
Какой-то ветер подхватил его снизу и мягко приземлил на кучу старых, прелых листьев и иголок. Через мгновение колдунья опустилась рядом с ним. Она вновь прищелкнула пальцами, сбоку земляной стены открылась узкая дверца. Как только они прошли внутрь, вход бесшумно затворился.
Перед ними был огромный темный коридор, который разветвлялся во все стороны.
- Ах, вот как ведьма попадает незаметно в любую часть леса. Это же подземные ходы, - подумал кот.
Сверху коридора, с потолка, а иногда и сбоку, свисали корни деревьев. Стоило им войти, как один из них начал шевелиться.
- Ну, что тебе? – поворачиваясь к нему, спросила ведьма. – Что нового сообщишь?
- Одна из елей предала нас, - глухо скрипел корень. – Она мне сказала, что ненавидит тебя за то, что ты высушиваешь лес, где она родилась.
- Ну, я ей сейчас покажу, - тут глаза ведьмы засверкали, и она бросилась в соседний коридор.
***
Ель тихо перешептывалась с рябиной: «Неужели наш лес так и погибнет? – возмущенно качались ее лапы. – Ведь он был такой красивый, сколько здесь было птиц, как они щебетали! А зимой прилетали снегири и клевали твои ягоды. А сейчас даже кукушек не осталось. Надо помочь Хозяину Леса и спасти те деревья, которые еще не высохли»
Но в этот момент иголки на ели стали желтеть, осыпаться, она затряслась и высохла.
***
Харуна вернулась обратно. Она вытирала рот, и на нем были видны малюсенькие комочки земли.
- Так вот, как она еще может высушивать лес, губить все деревья, - размышлял кот. – Ей совсем не надо ходить по лесу. Верные слуги обо всем тут же доложат. Вот, почему деревья сохнут, а никто не видел там ведьмы. По подземным ходам можно добраться до корней любого дерева... Видимо ей так и рассказали, что я мяукаю и растревожил весь лес.
- Что ты стоишь? – окликнула его колдунья. – Пошли. Я устала и хочу немного отдохнуть.
- Как у тебя здесь хорошо, - промурлыкал кот. – Жаль только, что нет цыплят. У моей хозяйки они постоянно бегают по двору. Но стоит мне появиться, как курицы начинают кудахтать, хозяин выбегает их дома и начинает бить ивовым прутиком. Правда месяц назад мне удалось стащить одного цыпленка, однако подумали, что это собака его унесла. Ох, и досталось же ей... А как я радовался. И цыпленок мне достался, и еще собаку поколотили. Двойной праздник...
- Я вижу, что и ты неплохо умеешь пакостить, - рассмеялась колдунья. – Правильно и делаешь!
- Еще как люблю подобным заниматься, - громко замурлыкал кот. – Однажды, это было весной, хозяйская дочь принесла домой цветы, подснежники. А я ненавижу запах цветов. Как только хозяйка их положила в маленький горшочек, то я, будто гоняясь за мышью, сбил его со стола и разломал.
Пока он все это рассказывал, глаза ведьмы запылали огнем.
- Подснежники... Ландыши... Весна... Шептала она. – Ну погодите. Ничего еще два дня и я переберусь...
- Куда это ты собираешься? – как бы невзначай спросил кот. - Здесь так хорошо, зачем тебе еще один дом.
- Замолчи, - сверкнула глазами ведьма. – Ты – глупый кот и ничего не понимаешь. Мне не новый дом, а новый лес нужен.
- А чем этот плох? – делая вид, будто не замечает гнева колдуньи, продолжал Шмыг.
- Пошли! – резко приказала Харуна. – Не буду же я вечно стоять в коридоре и слушать тебя.
Они устремились вглубь подземного хода, дважды свернули, и колдунья остановилась. Она снова прищелкнула пальцами, и открылась новая дверь.
Кот увидел большое, ярко освещенное, помещение, стены которого были покрыты тканью темно-коричневого цвета. На них золотом были вышиты те же узоры, что и на одежде ведьмы. Комната была совершенно пуста, и только весь пол покрывал огромный ковер. Еще были видны закрытые двери.
Ведьма дунула, и появились два маленьких пуфа. Она уселась и стала разглядывать Шмыга.
- Никогда не видела таких черных котов, - удивлялась она. – Я бы хотела, чтобы ты стал мне служить. Только никогда, ты слышишь, никогда при мне не говори слово «подснежник». Опять ее глаза загорелись диким огнем, а рот стал непроизвольно раскрываться и кривиться. Если ты будешь выполнять все, что я прикажу, то никогда не пожалеешь об этом. У тебя будут и сметана, и цыплята, и караси. Все, что пожелаешь. Ты же любишь рыбу?
При упоминании о карасях, Шмыг соскочил с пуфа и, жалобно мяукая, стал носиться по комнате.
- Перестань шуметь, - рассердилась ведьма. – Ты мешаешь слушать, о чем там переговариваются деревья. Я вчера нашла одну осинку. Вот, если бы все были такими верными слугами, как она. Жаль, что я не высушила соседнюю с ней сосну. Она мне давно надоела своими глупыми расспросами.
- А в чем будет заключаться моя служба? – опять вспрыгнул на пуф кот. – Ты такая могущественная волшебница, а я всего лишь деревенский кот. Чем могу быть полезным тебе?
- Я научу тебя наводить порчу на скот! – зло воскликнула ведьма. – Мы изведем всех коров и коз в деревнях. Люди горько пожалеют, что так поступили со мной. Они еще придут ко мне просить, чтобы я смилостивилась.
И Харуна начала громко, хрипло смеяться.
- Я посмотрю, как они будут говорить со мной, когда останутся без еды и воды.
- А почему ты себе в слуги выбираешь ели и сосны? – поинтересовался кот. – Что в них особенного?
- А разве непонятно? – удивилась колдунья. – И ели и сосны колются. А мне так нравится все колючее. Вон, и твои усы тоже похожи на тоненькие иголки, когда топорщатся.
- Теперь мне все понятно... – тихо промурлыкал кот. – Но чем я должен заниматься сегодня, завтра, потом? В чем будет заключаться моя служба? Мне очень интересно!
- Ты мне очень нравишься, - рассмеялась ведьма. – Ты так забавно трешь свое ухо и мяукаешь! Я потом тебе скажу, что делать. А пока ты можешь погулять или поспать здесь. И мне тоже надо немного отдохнуть.
- Лучше мне пройтись по лесу, – промурлыкал Шмыг. – Тут есть одна мышь, с которой у меня свои, особые счеты. Только бы мне ее найти, - и он опять потер свое ухо.
- Ну, как знаешь... – согласилась ведьма.
Она прищелкнула пальцами, и кот оказался в лесу.
- Успею ли я повидать Хозяина Леса и вернуться обратно? - думал Шмыг. – Скоро наступит утро. Нет, лучше вечером быстро сбегаю. А сейчас побегу к Лягуру. А то я совсем позабыл про него.
Вскоре под осинкой появился привычный гриб, и ветки деревца приветливо зашелестели.
- Вот он тот самый гриб, - услышал кот. Сколько я грибов съела даже и не помню, однако ни один из них не пищал.
- Ты видимо ошиблась, - раздался второй голос. Грибы не могут издавать звуки. Как видно, это ветки скрипнули.
- Тогда сама попробуй, – послышалось снова.
- Вот, смотри, - и в подосиновик вновь вцепились острые зубы. Гриб взвыл от боли и превратился в кота.
- Ну погоди! – завизжал Шмыг. – Я сейчас покажу вам, как кусать меня. И он помчался за мышами.
- Что тут происходит? – всполошилась сосна. – Кажется, я что-то пропустила. Кто это тут издавал такие звуки?
- Это я мяукал, – ответил кот. Он понял, что мышей ему не поймать и вернулся. – Меня колдунья взяла к себе на службу и обещала научить волшебству. А ты – та сосна, которая любит постоянно задавать вопросы? Мне сегодня про тебя хозяйка рассказала.
- Я?.. Вопросы?.. – растерялось дерево.
- Да, я про тебя и говорю, - продолжал громко мяукать кот. – А куда делся тот гриб, что здесь рос? Кто его съел? – и он стал потирать уши.
- Я не знаю... – начала оправдываться сосна. – И почему ты спрашиваешь про гриб у меня, а не у осины? Он же под ней рос.
- Ты опять задаешь вопросы, да к тому же еще и споришь? – совсем разошелся кот. – Вот я тебе сейчас покажу. Надо хорошенько проучить тебя. Он вспрыгнул на ствол дерева и стал его царапать.
- Мне больно от твоих когтей, прошу, оставь меня в покое, - закачались мохнатые ветки. – Обещаю, что я больше ни о чем не буду спрашивать и стану молчаливой.
Шмыг чуть попритих и спрыгнул с дерева.
- Если еще один гриб пропадет, то тебе не сдобровать, - промяукал он. – А я пойду поохочусь за мышами.
Сосна начала радостно качать ветвями.
Листики осины весело шелестели и чуть позванивали. Казалось, что деревце смеется. Оно поняло, кто скрывается под шкурой черного кота. Шмыг подошел, потерся о ее ствол и начал ласково мурлыкать.
- Ну, мне пора, - мяукнул он и исчез в чаще леса.


Григорий
 
Григорий Тер-Азарян (кедр)Дата: Вторник, 21.10.2014, 02:38 | Сообщение # 17
Зашел почитать
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 50
Награды: 5
Репутация: 5
Статус:
Клоун. Часть восьмая. Химеры


– Тебе очень не везет с мышами, – смеясь, слушал рассказ кота Хозяин Леса. – Столько грибов вокруг, а им понравился именно этот. Видимо, ты очень вкусный. – И великан громко расхохотался.
– Но теперь и не надо быть подосиновиком, – радовался Шмыг. – Меня ведьма к себе на службу взяла. Она поверила, что меня прогнали из дому. Однако, как я понял из разговора с ней, через два дня она придет в этот лес. И еще она повторяла слова «подснежники», «ландыши», и глаза ее горели огнем.
– Кажется, я начинаю кое-что понимать... – улыбнулся великан. – Пусть приходит, а мы ей подготовим такую встречу, что она ей надолго запомнится.
***
Так и прошел весь день.
Как только стемнело кот с очередной вязанкой хвороста, оказался во дворе родного дома. Не успел он мяукнуть, как дверь открылась, и появился Симон. В руках он держал горящую свечу и водил ею.
– Что-то Шмыга сегодня не видно, – обратился он к Катрин, которая следом вышла на порог.
Кот громко мяукнул.
– Как это нет нашего любимца? – удивилась Катрин. – Ведь кто–то же мяукает.
Шмыг вышел из-за вязанки хвороста и начал мурлыкать.
– Вот же он, – обрадовалась Катрин.
– Но это не наш кот, – расстроился Симон. – Наш – полосатый, а этот совсем черный. Потому его в темноте и не видно.
– Это наш кот! – уверяла мужа Катрин. – А что он черный, то чему тут удивляться? Если вязанки хвороста сами по себе попадают к нам и потом могут исчезнуть или превратиться в цветок, то и кот может стать черным или белым. Так что перестань удивляться, Симон. Нам уже давно пора привыкать к чудесам.
– Иди сюда, – позвала она Шмыга, и указала на миску. – Твоя сметанка давно тебя ждет.
Симон продолжал удивленно смотреть то на вязанку хвороста, то на кота и тихо шептал: «Иди да пойми, что тут творится... То полосатый, то черный кот. Интересно, какого цвета он будет завтра?..»
Шмыг подошел к миске, обнюхал ее, несколько раз облизнулся, но не стал лакать.
- Харуна непременно почувствует запах сметаны, – думал он. – Эх, как же мне не везет! То мыши чуть ухо не отгрызли, а вот сметана, ешь вдоволь, однако я не могу полакомиться. Совсем плохи мои дела. А в животе так урчит!.. Видимо, сегодня мне придётся оставаться голодным. Интересно, чему там так обрадовался великан?
Великан... Мне же пора в лес, а то ведьма хватится меня, и заподозрит неладное.
Шмыг еще раз обнюхал сметану и бросился к двери.
– Вот это чудеса... Чтобы кот отказался есть сметану?.. Такого никогда не видел, – совсем растерялся Симон.
Он вышел во двор, и начал ощупывать вязанку с хворостом. И там, куда касалась его рука, начинали цвести одуванчики.
– Видимо, пора мне самому идти в лес, – думал он. – Может, повезет и удастся встретить Хозяина Леса. Тогда все и разузнаю. Эх, где сейчас мой сынок?.. Что он делает?..
– О чем ты там шепчешь? – спросила Катрин. – С кем разговариваешь? Шмыг вернулся?
– Завтра я пойду в лес, – входя в дом, объявил Симон. – Мне надо непременно найти Хозяина Леса. Пусть он мне расскажет, где прячет нашего Лягура.
– Никуда ты не пойдешь, – осерчала Катрин. – Хватит и того, что туда ушел наш сынок и пропал. Теперь надо набраться терпения и ждать, когда он вернется домой. Кроме того, Хозяин Леса может рассердиться и не вернуть его нам.

***
Кот быстро бежал к осинке.
– Как там Лягур? – думал он. – Я же его весь день не видел. И эта паршивая сосна... Кто знает, что она может рассказать ведьме? И разве той трудно узнать, съели мыши меня или нет, то есть не меня, а гриб. У нее же повсюду верные слуги.
Вот и осинка показалась. Шмыг присел, чуть перевел дыхание и, мурлыкая, подошел к дереву.
– Ну, что больше грибов не пропадало? – обратился он к сосне. – Я сейчас сам все проверю. А может шишки унесли?
– Я всех мышей отсюда прогнала, – проскрипела сосна. – Стоило им приближаться, как на них градом сыпались мои иголки.
Кот довольно замурлыкал.
– Я расскажу об этом нашей хозяйке, – мяукнул он. – Замолвлю за тебя словечко.
– О чем это ты мне расскажешь, – раздался голос, и, будто из-под земли, появилась ведьма.
– Я сосне приказал, чтобы она следила за всеми грибами и шишками в лесу, – мурлыкал и ласкался кот. – Чтобы без твоего разрешения ни один гриб, ни одна шишка не были съедены мышами. Люблю я мышей, – облизнулся он. Вкусные...
– А почему у тебя и второе ухо разодрано? – подозрительно взглянула колдунья. – Или опять ходил к себе домой? Может, ты передумал мне служить? – и в ее голосе зазвучали грозные нотки.
– Это, когда я гнался за мышью, то поранил себя, – промяукал кот. – Но теперь этой мыши больше нет, – и он погладил себя по животу.
Колдунья, все это видя, громко рассмеялась.
– Вот и я скоро съем Хозяина Леса, – резко оборвав себя, зло проговорила она. – Мало ему осталось быть властелином. Скоро, уже совсем скоро, придет конец его лесу! Ничто не спасет этого глупого и самонадеянного великана.
– И ты превратишь меня в химеру? – прервала колдунью сосна. – Наконец исполнится мое заветное желание.
– Ты опять задала вопрос? – заорал кот. – Я же тебя недавно предупреждал. Смотри, какую задам тебе трепку...
Он взобрался на сосну и так стал драть кору, что только мелкие щепки летели в стороны.
– Пожалей меня, – громко скрипело дерево. – Ты оголяешь мой ствол. Я же погибну.
– А когда вопросы задавала, не думала об этом? – громко мяукая, продолжал скрести когтями Шмыг.
Ведьма, видя, как больно сосне, совсем развеселилась. Она громко смеялась и хлопала в ладоши.
– Фу, устал, – промяукал кот, спрыгивая со ствола. – Теперь сосна долго не произнесет ни слова.
– Как ты мне нравишься, – гладя его, улыбалась ведьма. – Хочешь, я превращу эту непослушницу в большую, жирную мышь и ты ее тут же съешь?
Кот задумался, потом промяукал:
– Я сегодня скушал столько мышей, что она не влезет в меня. Лучше пусть станет летучей мышью, как ты и обещала. Я уверен, что теперь она не будет вмешиваться в чужие разговоры. Посмотри на капельки смолы. Видишь, как она плачет.
– Будь по-твоему, ты это заслужил сегодня, – снова погладила кота колдунья.
Она трижды прищелкнула пальцами, что-то тихо прошептала и ударила по стволу. Раздался страшный треск. Сосна вся задрожала, искривилась, начала громко скрипеть, потом какая-то сила ее вырвала с корнями и подбросила высоко в воздух.
– Сейчас она упадет на нас, – заорал кот и бросился наутек.
Но, когда он оглянулся, то увидел, что на руке Харуны повисла огромная летучая мышь.
– Иди сюда, не бойся, – поманила колдунья Шмыга. – Видишь эту летучую мышь? – и она подняла руку. – Посмотри внимательно на ее спину. Это следы твоих когтей.
Она тряхнула рукой, летучая мышь взлетела и начала кружить над ними.
– Может, мне сейчас и осинку превратить в химеру, как я обещала?
Шерсть на Шмыге встала дыбом, когда он это услышал. Глаза стали совсем зелеными, а усы растопорщились.
– Что с тобой? – удивилась Харуна.
Кот начал громко мяукать.
– Так что с тобой происходит? – уже сердито спросила ведьма. – Чего ты так испугался?
– Мне кажется, тут кто-то есть, и нас подслушивают, – тихо промяукал кот. Какой-то странный шорох.
– Это видимо мыши шуршали, – стала прислушиваться колдунья. – Ты что-то путаешь.
– Мыши сюда не придут, они боятся меня, – мяукнул кот. – Ты вот о чем подумай. Мы пойдем в соседний лес. А кто останется в этом лесу, кто будет за ним приглядывать? Вдруг здесь что-то будет не так.
– Ты прав, – призадумалась колдунья. – Скажи, как мне поступить.
– Разреши мне дать тебе совет, – ласково замурлыкал Шмыг. – Я уже два дня наблюдаю за этой осинкой и вижу, что она тебе очень предана. Вот пусть это деревце и останется в этом лесу. А я буду каждый день прибегать к нему, узнавать все новости и сообщать тебе. А когда мы покончим с Хозяином Леса, ты выполнишь свое обещание, и осинка станет самой страшной химерой, самой большой и клыкастой.
Ведьма внимательно слушала кота.
– Как видно, ты снова прав, – задумчиво проговорила она. – Хорошо, что ты вовремя прибежал сюда. Теперь у меня есть, с кем поговорить. А то от этих деревьев нет никакого прока. Только скрипят или шелестят весь день.
– Мне так хочется посмотреть, какой из себя этот Хозяин Леса! – продолжил Шмыг. – Помню, как однажды, хозяин дома, где я раньше жил, рассказывал, что он – карлик и очень страшный, а ты говоришь, что великан. Вот бы самому взглянуть на него...
– Завтра ты его непременно увидишь, – начала зло смеяться ведьма. – На рассвете ты встретишься с ним. Но мне пора, надо и отдохнуть. Впереди трудный день...
– Я тоже только посмотрю, кто все-таки здесь шуршал, – мяукнул кот, – и приду поспать на мягком пуфе у тебя. Что-то устал я. Весь день гонялся за мышами.
И Шмыг вновь стал поглаживать свое ухо.
Ведьма, как внезапно появилась, так же и пропала.
Не успела она исчезнуть, а кот уже мчался к соседнему лесу.
– Куда ты бежишь поздней ночью? – услышал он. – Шмыг оглянулся, но никого не было видно.
– Я здесь, – и старый пень засветился зеленым огнем.
– Сегодня на рассвете ведьма придет в наш лес, – запыхавшись, промяукал кот. – Мне же надо спешить обратно. Харуна заподозрит что-то неладное, если я быстро не вернусь.
– Сегодня на рассвете??? – и пень превратился в Хозяина Леса. – Что ж, пусть идет. Буду ее ждать...
Кот побежал обратно. Вот и яма. Он прыгнул, и опять его подхватило и понесло. Через мгновение он уже был в комнате.
– Ну что там было? – спросила ведьма. – Ты узнал?
– Узнал, – промурлыкал Шмыг. – Это крот шумел, рыл новый подземный ход. Я и этих непосед, как мышей за версту чувствую.
Он свернулся клубком и прикинулся, что засыпает.
– Тогда и я немного отдохну, – погладила его ведьма. – Она прищелкнула пальцами и исчезла.
Кот и в самом деле начал дремать. Ему снилась миска со сметаной. И сколько он ни лакал, миска все равно оставалась полной.
– Вставай, нам пора! – услышал он громкий возглас.
***
Симон не спал всю ночь. Еще было совсем темно, когда он осторожно вышел из дома и направился к лесу.
– Я непременно должен узнать, что случилось с Лягуром, – постоянно повторял он в уме.
***
Ведьма с котом вышли из подземелья.
– А теперь смотри и ничего не бойся. Лучше я даже возьму тебя на руки. – Она наклонилась и подняла Шмыга. – Усаживайся у меня на плече поудобней.
Харуна что-то быстро, быстро шептала и постоянно прихлопывала в ладоши. По всему лесу пошел страшный треск, казалось, что начался бурелом, затем раздалось громкое, страшное рычание. Из чащи, одна за другой, стали выходить химеры.
Таких страшилищ кот и не представлял.
Огромная голова льва держалась на теле козы с большими крыльями, а сзади волочился гигантский хвост дракона. Стоило чудовищу махнуть им, он, как ножом, переререзал даже огромные дубы. Весь лес наполнился рыканием хищников и шумом падающих деревьев.
Шмыг, увидя химер, так ощетинился, что, казалось, шерсть начнет слетать с него клочьями.
Ведьма удобнее уселась на одно из чудовищ и приказала: «А теперь вперед, вон к тому лесу!»


Григорий
 
Григорий Тер-Азарян (кедр)Дата: Вторник, 21.10.2014, 02:40 | Сообщение # 18
Зашел почитать
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 50
Награды: 5
Репутация: 5
Статус:
Клоун. Часть девятая. Ведьма и подснежники

– Что это за странный шум слышится вдали? – Сам с собой заговорил Симон. – Кажется, будто там валят дерево за деревом.
Он ускорил шаги, а потом побежал.
– Боже, что это такое, – замер, как вкопанный, крестьянин. – Откуда такие чудовища? Они страшнее чертей.
К лесу прыжками приближались химеры.
Симон упал в густую траву и стал смотреть, что же будет. На одном из страшилищ сидела женщина. Черный кот вцепился ей в плечо и непрерывно, громко мяукал.
– Какое у нее знакомое лицо, – вглядываясь, думал Симон. – Где я ее мог видеть? Так это же Харуна... Конечно, та самая ведьма, которую мы выгнали из деревни... Но как она изменилась, каким огнем пылают ее глаза! А этот черный кот – не тот ли, что вчера был у нас?
Тут Симон почувствовал, как под ним стала подрагивать почва. Казалось, что она ожила. Глухой гул шел из глубин земли. Но что это... Прямо перед собой он увидел подснежник, вот еще один, второй, третий, целое море самых первых весенних цветов. Симон смотрел и не верил своим глазам. Ведь через несколько дней начнется лето, а тут – подснежники да еще вперемежку с ландышами.
– Нет. Этого не может быть! Они давно отцвели, – тихо прошептал Симон. – Может, все это мне снится? – Он больно себя ущипнул.
А цветов становилось все больше и больше. Их было так много, что они покрыли всю землю. Не было ни одного пятачка, где не росли бы подснежники или ландыши. Весь лес, плотным кольцом, словно был опоясан ими.
– Стойте, – закричала ведьма химерам. – Остановитесь, вам туда нельзя.
Но те, будто не слыша ее, как завороженные, шли вперед и вперед. Вскоре первое чудовище достигло цветов.
Но едва коснувшись подснежника, оно превратилась в яркую бабочку, которая стала порхать в воздухе.
Вторая химера превратилась в божью коровку, третья – в мохнатого шмеля, четвертая – в голубого мотылька.
Вскоре над цветами носился рой пчел, повсюду стрекотали кузнечики, а в воздухе зависли стрекозы.
– Ну, погодите! – зарычала ведьма, спрыгивая с химеры. – Я посмотрю, что будет с вашим лесом, когда наступит зима. Ты слышишь меня, Хозяин Леса? Мы еще с тобой обязательно встретимся, и никакие цветы тогда тебе не помогут.
Раздался громкий смех, и Симон увидел, как огромный дуб сильно затрясся и превратился в великана. Казалось, что его голова упирается в облака и поддерживает небо.
– Ты не ожидала такого приема? – радовался исполин. – Чего же ты не радуешься цветам? Посмотри, какие они красивые и сколько их повсюду. Мне сказали, что ты их очень любишь. – И смех стал еще громче. – Выбирай любые.
– Кто-то из моих слуг предал меня, – продолжала громко кричать ведьма. Глаза ее метали молнии, а волосы развевались на ветру. Она была ужасна.
– Сегодня ты победил, Хозяин Леса. Но все равно я высушу все твои деревья. Здесь неподалеку непременно будет возвышаться мой замок, и ты еще горько пожалеешь о сегодняшнем дне.
Колдунья хлопнула в ладоши и исчезла. С ней пропал и кот.
Симон быстро сорвал несколько подснежников, потом осторожно пополз к деревне.
– Катрин не поверит мне, если я ей расскажу все, что видел, – думал он. – Зачем я не послушался ее и пошел в лес? Какой же огромный этот Хозяин Леса! А чудовища... а ведьма... а кот!.. Но где же был Лягур? Я уверен, что он как-то со всем этим связан.
Когда удалось отползти подальше, крестьянин вскочил и устремился в сторону деревни. Он даже не бежал, а летел, как угорелый и боялся оглянуться. Ему казалось, что кто-то гонится за ним, что вот-вот его поймают, схватят, и он больше никогда не вернется к себе домой.
Бледный, запыхавшийся Симон с трудом открыл дверь и повалился на стул. Он весь дрожал. Глаза его вращались.
– Что с тобой? – испугалась Катрин, видя мужа. – Ты так напуган, словно за тобой гналась стая волков или черти. И что это у тебя в руках? Подснежники? Где ты в это время нашел их?
Видя, что муж никак не может прийти в себя, женщина совсем растерялась, побежала на кухню и вернулась с чашкой воды.
– Выпей, может это тебе поможет, – плакалаКатрин. – То Лягур пропал, то ты вбегаешь в дом и закрываешь дверь на засов... Что происходит? Была бы у меня дочь, жили бы спокойней.
Симон уже немного пришел в себя. Щеки его порозовели, и в глазах не было прежнего страха.
– Если я тебе расскажу все, что привелось мне увидеть, ты можешь и не поверить, – прохрипел он. – Поэтому и прихватил эти подснежники, чтобы показать тебе.
Симон долго рассказывал жене и про колдунью, и про чудовищ, и про Хозяина Леса, и про кота.
– Теперь ты знаешь все! – выдохнул он.
– А Лягура там не было? – не совсем веря рассказу Симона, спросила Катрин. – Может, ты его просто не заметил? А может, тебе все это померещилось? Уж не болен ли ты?
– А эти подснежники тогда откуда? – рассердился Симон. – Я тебе говорю, что еле ноги унес. Казалось, будто я попал в ад. Ты не представляешь, как рычали чудища, какие они были страшные. А Хозяин Леса... Он ростом – до облаков, а может, и выше.
Катрин сняла с дверей засов и вышла на кухню, чтобы поставить подснежники в горшочек. В это время открылась дверь, и вошел их сосед Жак.
– Ты слышал, Симон, что сегодня было? – взволнованно говорил он. – В соседнем лесу огромные деревья повалены. Оттуда раздавался такой громкий треск и шум, что люди из соседней деревни, думая, что налетел страшный ураган, попрятались в погреба. Слышалось громкое рычание и вой каких-то зверей.
– Мало ли что люди говорят, – вышла из кухни Катрин. – Разве можно всему верить? Может, пара старых деревьев и упала, так это всегда бывает. Ну, и люди не могут жить, чтобы не выдумывать небылицы и сами на себя страх нагонять. Лучше попейте холодного молока, – и она поставила на стол крынку.
– А что это с твоей одеждой? – спросил гость Симона. – Да и дышишь ты очень тяжело.
– Я сено перекладывал, – неуверенно пробормотал хозяин дома, – потом дровами занялся. – Вот и подустал немного. Сейчас лягу, посплю чуток, и все пройдет.
– Тогда я пошел, – подозрительно глядя на Симона, почесал затылок Жак. – Может, Катрин и права. Люди любят всякое выдумывать.

***
Как только ведьма исчезла, Хозяин Леса дунул на ладонь, и все подснежники и ландыши мгновенно пропали. Потом сорвал листик с осины, погладил его, что-то прошептал и подул на него. Тот закружился, завертелся в воздухе и быстро полетел в сторону соседнего леса.
***
Осинка как всегда чуть подрагивала и шелестела. На ее ветки плавно опустился непонятно откуда прилетевший листочек. Деревце сильнее задрожало, казалось, что его сейчас вырвет с корнем, еще мгновение, и вместо осинки стоял Лягур.
Какая-то сила подхватила его, подняла в воздух и понесла вперед. Вскоре он стоял перед Хозяином Леса. Тот радостно улыбался, а листочки на деревьях тихо позванивали.
– Мы победили ведьму! – обращаясь к мальчику, воскликнул великан. – Ты спас наш лес! Но беда окончательно не исчезла. Злая колдунья куда-то пропала, но она обещала, что зимой вернется. Сейчас я смог всю землю покрыть подснежниками и ландышами, но зимой мне этого не удастся. От мороза лепестки сразу завянут, и лес останется беззащитным. Цветы нам помогли, превратив чудовищ в мотыльков и пчел, но сама ведьма, хоть и сильно дрожала, но осталась жива. Она исчезла, прихватив кота. И неизвестно, что с ним будет. Ведь колдунья может догадаться, что он был нашим помощником.
Услышав, что Шмыг пропал, Лягур чуть не заплакал. За эти дни тот стал для него самым лучшим другом.
– Что же нам теперь делать, Хозяин Леса? Как нам найти кота, выручить его и навсегда покончить с ведьмой? Ведь лето так быстро пролетит...
– Пока тебе надо вернуться домой и повидаться с родителями, Лягур. А я подумаю, как разыскать ведьму.
Мальчик подошел к березке и погладил ее.
– Видишь, пока лес спасен. Я уверен, что мы сможем победить злую колдунью.
Ветки деревца опустились и гладили Лягура. Звон ее листочков усилился. Он был похож на волшебную мелодию.
– Вечером я буду ждать тебя здесь, малыш, – снова улыбнулся великан. – А теперь спеши домой.
Снова теплый ветер подхватил мальчика, понес, и он в один миг оказался во дворе дома.
Лягур тихо приоткрыл дверь и вошел в комнату.
– Это снова ты, Жак? – раздался из кухни голос Катрин. – Симон лег отдохнуть, приходи чуть попозже. Нет, кажется это не Жак, это не его шаги, – и женщина вбежала в комнату.
– Я вернулся, мама, – тихо произнес Лягур.
Катрин обнимала сына, целовала, и слезы текли по ее лицу. Она не верила, что ее маленький Лягур вернулся домой.
Симон, услышав голоса, проснулся и смотрел, как мать ласкает сына. Он не мог сдержать слез.
– Где ты был, сынок? – никак не могла успокоиться Катрин. – Поведай отцу и мне, где ты пропадал эти дни.
Лягур, как это было раньше, уселся у камина и стал рассказывать, как он познакомился с Хозяином Леса, какой он хороший и добрый, хоть и такой огромный. Как потом превратился в осинку. Рассказал и про ведьму, и про то, как ему помогал Шмыг.
– Если бы не он, – горестно вздохнул Лягур, – то и меня бы колдунья превратила в чудовище.
Родители слушали его и не верили своим ушам. Их сын, их Лягур, был в лесу осинкой. Он еле спасся от злой Харуны. Сам Хозяин Леса теперь его друг. Как этому поверить?
– Но вечером мне снова придется уйти, – завершил свой рассказ мальчик. – Надо непременно найти колдунью, или зимой она погубит лес. Тогда все жители нашей деревни умрут.
– Я не отпущу тебя, – запричитала Катрин. – Пусть Хозяин Леса сам спасает свои деревья. Ты и без того уже один раз всех избавил от гибели. Я не отпущу, не отпущу тебя! – и женщина начала снова плакать.
– Ему надо будет пойти, – обнял жену Симон. – Раз он дал обещание, что вернется, то должен его выполнить. И кроме него никто не может уберечь нашу деревню от несчастий. Если ведьма вернется зимой и сожжет весь лес, то мы все погибнем от холода. Я пойду с тобой, сынок. Ты должен меня познакомить с Хозяином Леса.
– Ну, почему Господь не послал мне дочь? – еще пуще расплакалась Катрин. – Сидела бы она дома, занималась рукоделием, доила коров и коз, помогала мне по хозяйству, а не бегала по ночам в лес. Никуда я вас не отпущу! Хватит и того, что Лягур уже один раз был осинкой. А вдруг бы его срубили. Ты об этом думал, Симон?
– Не слушай ее, – рассердившись, прикрикнул, на жену Симон. – Сейчас поешь, ложись спать, хорошенько отдохни, а как начнет вечереть, вместе и пойдем.
***
Так весь день и прошел в пререканиях между мужем и женой, а Лягур спал и видел сны. То он опять был осинкой, то огромная ель набрасывалась на него и хотела проглотить, то он летал по воздуху, поднимаясь все выше и выше, чуть ли не к солнцу, то слышал мяуканье кота, будто тот звал его на помощь.
Наступал вечер. Отец с сыном поужинали и осторожно вышли из дома. Симон не хотел, чтобы кто-то их видел. Катрин стояла у калитки и долго смотрела им вслед. Слезы текли по ее щекам.
– Симон прав, – тихо шептала она. – Но что ждет моего сына? Какие еще опасности поджидают моего маленького Лягура? Хоть бы Симон поскорее вернулся домой.


Григорий
 
Григорий Тер-Азарян (кедр)Дата: Вторник, 21.10.2014, 02:41 | Сообщение # 19
Зашел почитать
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 50
Награды: 5
Репутация: 5
Статус:
Клоун. Часть десятая. Лягур становится клоуном


Вот и лес.
Лягур стал оглядываться вокруг, но великана не было видно.
– Я здесь, – услышал он знакомый голос.
– Где ты, я не вижу тебя? – стал озираться Лягур.
Только тут он заметил, что куст шиповника засветился слабыми розовыми огоньками.
– Вижу, вижу тебя – обрадовался мальчик.
Куст вспыхнул ярким огнем и превратился в Хозяина Леса.
– Познакомься, Хозяин Леса. Это мой отец, – представил он Симона великану. – Отец очень хотел повидать тебя.
– Я знаю, с кем ты пришел, – улыбнулся великан. – Помню его прадеда. Мы с ним давным-давно встречались в лесу, и он не испугался меня. Смелый был человек, и ты такой же, как он.
Симон растерянно смотрел на Хозяина Леса. Вблизи тот был непредсказуемо огромных размеров. Надо было высоко запрокинуть голову, чтобы видеть его лицо.
– Так что ты решил? Как нам дальше быть? – прокричал Лягур. – Надо непременно отыскать Шмыга и победить Харуну.
– Главное сейчас – найти ведьму, непременно ее разыскать, – ответил великан. – Но сначала дай мне поговорить с твоим отцом.
– Я сегодня, на рассвете видел тебя, Симон. Ты сорвал несколько подснежников и унес домой. Помни, пока подснежники будут живы, Лягуру ничего не угрожает. А сейчас возвращайся домой, незачем тебе оставаться. Мне о многом надо поговорить с твоим сыном. Не стоит знать наши тайны.
– Тогда я пошел, – совсем растерялся крестьянин. Он обнял Лягура и тихо прошептал: «Побереги себя. Мы очень будем тебя ждать, сынок!»
Как только Симон скрылся в темноте, Хозяин Леса присел на траву и продолжил.
– Чтобы найти ведьму, тебе придется отправиться в долгое путешествие Лягур. Обойти много городов и сел.
– Но как я смогу преодолеть такой долгий путь? Я же дальше соседней деревни не ходил.
– Кто больше всего путешествует? Кто постоянно находится в пути? – внимательно посмотрел Хозяин Леса.
– Не знаю... – растерялся мальчик. – Я же еще так мало знаю.
– Тогда помни. Больше всего, Лягур, путешествует цирк.
– А что такое цирк?
– Цирк, это – представление артистов. Там есть и акробаты, и дрессировщики, и канатоходцы, и жонглеры. Во время спектакля громко играет оркестр, все смеются и радуются.
– Канатоходцев знаю, – обрадовался мальчик. – Они в прошлом году были у нас в деревне. Но что я буду делать, я же ничего не умею.
– Умеешь. Вот, посмотри... – И Лягур взлетел в воздух.
Он начал кружить над деревьями. Это было то, что он видел во сне.
– А теперь протяни мне руку. Не бойся.
Мальчик послушно вытянул руку, и в ней оказался большой букет полевых цветов.
– Вот это же самое ты и будешь делать в цирке, – продолжил великан. – Будешь клоуном. Станешь смешить людей, дарить им смех и радость.
– Но для чего все это надо, Хозяин Леса?
– Когда ты будешь летать и дарить цветы, то внимательно смотри на них. Если лепестки у тебя в руках завянут, значит, этот человек друг ведьмы или встречался с ней. Помни это, Лягур. Больше я ничего не могу сказать. Ты сам должен будешь отыскать колдунью и суметь ее победить. Тебе только сможет помочь твой друг кот. Подумай, ты готов к этим испытаниям и опасностям? Если откажешься, я не обижусь.
– Мне нечего думать, – смело ответил мальчик. – Лес и наша деревня должны быть спасены. И я должен выручить моего Шмыга. Не будь его, я бы тоже стал химерой. Только он сумел отговорить в ту ночь Харуну не превращать меня в страшное чудовище. Я знаю, что мы вдвоем непременно сможем победить злую колдунью.
– Тогда в добрый путь, Лягур. Хочешь попрощаться с березкой? Я же вижу, как вы подружились.
Лягур подошел к деревцу, обнял его и тихо начал шептать: «Я скоро вернусь. Прошу, только не очень скучай. Мы с котом обязательно придем к тебе. Ты мне веришь?»
Листики дерева грустно зашелестели.
Лягур в последний раз погладил ствол и вернулся к великану.
– Что теперь мне делать Хозяин Леса?
Исполин сорвал одуванчик и протянул его.
– Прикуси цветок.
Не успел Лягур положить в рот стебелек, как его подхватило, оторвало от земли и закружило в воздухе.
Еще мгновение и он оказался в цирке. Никто и не удивился, что на скамейке неожиданно появился мальчик. Все громко аплодировали артистам, зал шумел и радовался.
Лягур на мгновение растерялся от ярких нарядов, громкой музыки и такого большого количества людей. Но, видя, что никто не обращает на него внимания, малыш попривык и успокоился.
Когда спектакль закончился, он спустился и подошел к одному артисту.
– Вам не нужен клоун? – спросил он.
Артист внимательно посмотрел на него, кивнул головой и сказал: «Пошли...»
Проходя по коридору Лягур взглянул в зеркало. Там он увидел незнакомое лицо. Это был он и не он. Какой-то сгорбившийся, с красноватым носом, взъерошенными волосами человек смотрел на него. Только глаза были его, Лягура. Это все, что осталось от него, деревенского мальчика.
Руководителем труппы был старый актер. Он сидел около огромного сундука и перебирал реквизит.
– Вот, посмотри на него, Клод. Он хочет быть у нас клоуном, – представил Лягура актер.
Руководитель артистов стал внимательно разглядывать Лягура. Потом встал, обошел его вокруг и снова вернулся на место.
– А что ты умеешь? – после долгого молчания спросил он.
Лягур плавно поднялся в воздух, подлетел к Клоду и протянул ему тюльпан.
От неожиданности глава труппы чуть не свалился со стула.
– Этого не может быть... – шептал он. Невероятно...
Актер, который привел Лягура, выбежал в коридор и начал кричать:
– Идите все сюда! Такого вы больше не увидите.
Вся актеры набились в комнату. А Лягур плавно парил под потолком, подлетал к каждому из них и дарил цветы.
– Откуда ты знаешь, что я больше всего люблю фиалки?! – удивленно воскликнула акробатка.
– Это обычный фокус и не более, – раздался громкий голос. – Если я захочу, то тоже смогу так летать. – Это говорил фокусник Поль. – Эка невидаль. Спрятал цветы в рукавах рубашки.
Лягур засучил рукава, и все увидели, что под ними ничего нет. А на пол продолжали сыпаться все новые и новые цветы.
– Мы берем тебя, непременно берем! – закричал Клод. – И меня не интересует, где и что он прячет, и как ему удается летать. Такого за тридцать лет работы в цирке я не видел.
На следующий вечер Лягур впервые вышел на арену. Сначала он не знал, что ему делать и начал пристально вглядываться в лица зрителей. Это вызвало громкий смех. Он смутился, покраснел, на лице появились гримасы. Зал залился хохотом. И тут он взлетел под самый купол, потом стал парить в воздухе, подлетать к людям и дарить им цветы. Зал был в восторге, раздавался шквал оваций. Даже оркестр перестал играть. Музыканты побросали все инструменты и, завороженные, смотрели, что творится в зале.
Лягур подлетел к ним, и на них обрушилось море алых роз. Зрители стоя аплодировали ему.

***
Так Лягур стал клоуном. Вот об этом он и вспоминал сидя в повозке цирка, вспоминал и скучал по своим родителям, по родному дому, лесу, великану и березке. Дни проходили за днями, но никаких следов ведьмы обнаружить не удавалось.
***
Как только колдунья увидела, что отовсюду из-под земли стали появляться подснежники и ландыши, она поняла, что захватить лес и победить его хозяина ей не удастся.
– Остановитесь, куда вы идете?! – кричала он химерам. Голос ее стал хриплым, волосы растрепались, а глаза загорелись диким огнем.
– Стойте! – приказала она.
Тут первое чудовище превратилось в бабочку. Потом одна химера за другой превращались в пчел, стрекоз и мотыльков.
– Нас предали, – повернулась она к коту. – Сейчас нам лучше отсюда исчезнуть.
Хозяин Леса, видя ее бессилие, все громче смеялся.
– Ты еще вспомнишь меня, – прокричала ведьма и исчезла.
Через несколько мгновений кот и она оказались в незнакомой деревушке далеко от леса.
– Есть ли у вас тут заброшенный дом? – обратилась колдунья к первой встречной женщине. – Мне и коту негде жить.
Крестьянка внимательно стала разглядывать Харуну.
– А что у тебя с глазами? Почему они так странно горят?
– Это, видимо, пыль от долгой дороги их разъела, – усмехнулась колдунья. – Пройдет...
– Если ты согласна, то я поселю вас в своём сарае, – предложила новая знакомая. – Там, правда, есть мыши, но я уверена, что твой кот быстро с ними расправится. А если будешь мне помогать по хозяйству, у тебя будет и неплохая еда.
Колдунья опустила голову. Злой огонек вновь пробежал у нее в глазах.
– Ладно, я согласна, – кивнула она.
***
Вскоре Харуна со Шмыгом были в небольшом сарае.
– Кто же меня предал? – расхаживая из угла в угол, шептала колдунья. – Кто же это мог быть?
– Кажется, я знаю, – промяукал кот.
– Тогда скорее говори мне, кто это был? – подскочила к нему ведьма. – Я жду с нетерпением!
– Помнишь ту сосну, которую ты превратила в летучую мышь? – мяукнул кот. – Вспомни. Она постоянно задавала тебе вопросы. А потом помнишь тот шорох, когда я остался проверить, кто там шумит и подумал, что это крот? И еще. Где была летучая мышь, когда мы направились к лесу? Ведь ее с нами не было. А она могла бы нас предупредить, что впереди все покрыто этими отвратительными подснежниками и ландышами.
– Ты прав, так и есть! – воскликнула ведьма. – Конечно, это она. Предательница могла незаметно влететь ко мне в подземелье и все подслушать... Это ты виноват! – набросилась Харуна на кота. – Я хотела ее высушить, но ты мне помешал.
– А ты забыла, кто ее всю исцарапал, – обиделся кот. – И если ты во всем будешь винить меня, мне лучше сейчас уйти. Одна хозяйка отодрала меня за уши и выгнала, теперь ты...
Шмыг стал жалобно мяукать и тереться о дверь сарая.
– Ладно, сейчас не время ссориться друг с другом, – погладила его ведьма. – Мне надо набраться сил. Я все их потратила, когда превращала деревья в чудовищ. Так что сейчас придется себя вести тихо, чтобы люди и отсюда не прогнали нас. К зиме я снова буду сильной, и тогда посмотрим, сможет ли устоять передо мной этот Хозяин Леса. Я все деревья там высушу, ни одного не оставлю. Помнишь, как они смеялись надо мной, какой перезвон подняли.
И вновь глаза ведьмы заполыхали огнем.
– Ты пока подумай, а я половлю мышей, – промурлыкал кот. – Я давно ничего не ел.
Ведьма уселась на вязанку соломы, а Шмыг стал с усердием обнюхивать все щели сарая.
– Кажется, здесь есть мышь, – тихо мяукнул он. – Я постерегу, когда она вылезет наружу.
– Ну, погоди, я еще расправлюсь с тобой, предательница, – злобно прошептала ведьма. – Когда вернусь, непременно отыщу тебя. Мы еще с тобой встретимся. И никакой великан не сможет спасти тебя.
Хорошо, что та осинка осталась в лесу. Когда возвращусь, она мне все расскажет. Никого не пощажу. И будет... будет мой огромный замок. И ты опять будешь спать на роскошных пуфах, кот. Слышишь меня?
– Не мешай мне ловить мышей, – тихо мяукнул тот. - Ты же не хочешь, чтобы они ночью бегали повсюду.
– Может и мне стоит немного отдохнуть? – зевнула Харуна. – Эти дни я почти и не спала.
Тут дверь сарая отворилась.
– Вот я еды принесла, – входя, улыбнулась хозяйка дома. – Поешь немного, и потом не мешает поспать. Сейчас принесу и тюфяк, набитый соломой.
– Соломой... – тихо прошипела ведьма. – Да знаешь ли ты кто я? Еще почувствуешь мою власть.
Хозяйка не слышала этого и продолжала говорить без умолку.
– Сегодня мне соседка сказала, что в соседний город приедет большой цирк. Так муж пообещал детям их отвезти. Пусть немного порадуются. Я бы и сама поехала, но на кого оставить весь скот? Кто подоит коров и кур покормит? А ты ешь, не стесняйся.
– Ох, ну и болтлива же она, – мяукнул кот, когда женщина вышла. – Странно, как только от ее разговоров мыши не передохли. Вот за что я тебя люблю, Харуна, что ты попусту не говоришь. И еще. Если сказала, непременно сделаешь, если пообещала, обязательно выполнишь. А она всех мышей мне поразогнала тут со своим цирком. Опять придётся голодным ложиться.
Тут двери сарая снова скрипнули.
– Вот и тюфяк, на нем тебе будет удобно спать, – улыбнулась хозяйка. – Соседка снова приходила. Говорит, что у нашего другого соседа корова вот-вот отелится. А у меня наседка скоро цыплят выведет. Вот радость. Они такие хорошенькие, желтенькие, и так попискивают.
Тут кот начал громко шипеть, хвост его поднялся трубой, шерсть встала дыбом, глаза засверкали.
– Если она еще хоть слово скажет, – начал он громко мяукать, – то клянусь, недолго бегать ее желтым цыплятам. - Это уж я обещаю. Тут у меня живот урчит от голода, а она про цыплят рассказывает.
Вид Шмыга смутил женщину, и она быстро вышла.
Ведьма начала громко смеяться.
– Тебе сейчас нельзя трогать живность. Дай мне время. Через месяц я наберусь сил, и тогда ни одна скотина в этой деревне живой не останется. И все цыплята будут твоими.
– Ты же тогда обещала обучить меня наводить порчу на скот, – начал мурлыкать кот. – Помнишь наш уговор?
– Конечно, помню и непременно научу, – погладила Шмыга ведьма. – Ты – единственный, кто не предал меня. Вот, подожди. Вернемся в лес, я одолею великана, тогда и узнаешь тайну колдовства. Я для тебя даже маленький замок построю
Кот начал выгибать спину и громко мурлыкать:
– Замок... Мяу... Цыплята... Сметана...
Ведьма, видя, как Шмыг довольно урчит, снова начала смеяться.
– Хозяин Леса думал, что меня можно одолеть подснежниками. Какой же он глупый! Это чудовищ можно превратить в бабочек, но не меня. Чтобы меня одолеть надо совсем иное, а не жалкие цветы.
Кот начал чихать.
– Что это с тобой? – удивилась ведьма. – Может, ты заболел?
– Как только вспомню этот отвратительный запах ландышей, так мне сразу чихать хочется, – промурлыкал кот. – Какие же они мерзкие. Не люблю цветы, не люблю собак, не люблю, когда люди целуются.
Тут его буквально подбросило, и он ударился о стенку сарая. Ведьма стояла бледная, глаза ее ослепительно горели. Казалось, что солома запылает от ее взгляда.
– Что случилось? – жалобно мяукал кот. – Зачем ты меня отшвырнула? Я в чем-то провинился?
– Это случайно получилось, – уже успокоившись, ответила ведьма, и опять стала гладить кота.
Тот примирительно замурлыкал и вскоре заснул.


Григорий
 
Григорий Тер-Азарян (кедр)Дата: Вторник, 21.10.2014, 02:42 | Сообщение # 20
Зашел почитать
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 50
Награды: 5
Репутация: 5
Статус:
Клоун. Часть одиннадцатая. Возвращение Лягура


Цирк подъезжал к большому городу. Толпы людей останавливали повозки и рассматривали их. Тигры рычали и носились по клеткам. Им не нравилось, что с ними так близко находятся незнакомые люди. Наконец, еле пробившись через узенькие улочки, повозки въехали на центральную площадь.
Все артисты быстро попрыгали вниз и стали разбивать огромный шатер для представлений. К завтрашнему вечеру необходимо было успеть все завершить, так как жителям не терпелось попасть на спектакль.
Лягур тоже работал, не покладая рук. Наконец, под вечер следующего дня, все было готово: арена собрана и засыпана свежими опилками, в лампы до краев залито масло, чтобы они ярко горели, все необходимые канаты натянуты и многократно проверены.
В положенный час заиграла музыка, и началось представление. Хотя цирк и был в первый раз в этом городе, но его жители, по многочисленным рассказам, знали, что в труппе есть необычный клоун. Зрители ждали, когда же он появится на арене. Они стремились увидеть чудеса.
Открылся занавес, Лягур вышел к зрителям, и зал разразился громкими аплодисментами. Так, как в этот раз, он никогда не выступал. Клоун, как большая, яркая птица, буквально носился по всему залу, и на зрителей сыпались букеты цветов. Зал замирал от восторга. Лягур увидел, что на самом верху рядом с мужчиной сидят девочка и мальчик.
По их одежде было видно, что они не горожане, а из деревни.
- Как там отец и мать?.. – подумал клоун. – Сколько же месяцев я их не видел! Уже начало сентября. Лес начинает желтеть. Как там березка? У нее сейчас листики, как кусочки тонкого золота.
Лягур подлетел к девочке и протянул ей огромный букет тюльпанов. Но она растерялась, как-то неловко его взяла, и цветы рассыпались. Ее отец наклонился, чтобы подобрать их, но стоило ему прикоснуться к первому цветку, как тот сжался и почернел. То же произошло и со вторым тюльпаном. Клоун, увидев это, побледнел, глаза стали часто-часто моргать, ему казалось, что он сейчас потеряет сознание. Публика залилась смехом.
Лягур еще пару раз облетел зал и скрылся за кулисами.
- Ну что, не удался на этот раз твой фокус? - Торжествовал Поль. - Я же видел, как твои тюльпаны завяли, и ты чуть было не упал на арену.
Клоун, по привычке, сгорбился и прошел к себе в комнату.
- Этот мужчина знает ведьму, - проносилось у него в голове. - Но, как узнать, откуда он? А если и разведаю, то что делать дальше? Тут нет ни Хозяина Леса, который может прийти на выручку, ни кота. Как же быть?.. Где найти верное решение?..
Представление завершилось, а Лягур так и не решил, как ему поступить. Он и не заметил, что зрители разошлись и в зале начали тушить огни.
Когда он вышел на арену, то вокруг царила пустота.
- Как я мог так оплошать, - чуть не плакал клоун. – Теперь и не узнать, откуда приехал этот мужчина. Я погубил лес, погубил свою деревню. Через два месяца ляжет снег, и ведьма непременно придет.
Тут он услышал голос Клода.
- Я не знаю, сколько мы здесь задержимся, - говорил руководитель труппы. – Но обязательно посетим вашу деревню, если не будет снега.
- Хотя бы на один день, но заезжайте, - говорил его собеседник. - Мне так понравился ваш клоун! И ничего, что тюльпаны завяли. Весной у нас море цветов, и еще есть огромные маки. Такие яркие и алые маки нигде не растут, можете мне поверить.
Лягур бросился на звук голосов. Конечно же, с Клодом разговаривал тот самый крестьянин, а мальчик и девочка стояли у клетки с попугаем и смотрели, как тот ест яблоко.
Вскоре Клод распрощался с мужчиной и направился к себе.
- Мы едем к ним в деревню? - остановил Клода Лягур. - Мне так хочется попасть к ним!
- Но ты же не выступаешь, когда мы бываем в селах, - удивился руководитель труппы.
- Мне очень стыдно перед девочкой, что мои тюльпаны завяли, - расстроился клоун. – Я непременно хочу еще раз подарить ей цветы. Огромный букет прекрасных, алых роз.
- Тогда обязательно заедем, - рассмеялся Клод и похлопал Лягура по плечу. – А сейчас нам всем пора отдохнуть.
***
Катрин с Симоном буквально не отходили от горшочка с подснежниками. Но цветы были свежими, будто их только что сорвали.
- С нашим Лягуром все в порядке, - радовались они, но женщина снова и снова заливалась слезами.
- Поскорее бы мой сынок вернулся домой, - то и дело повторяла она. – Сколько месяцев уже прошло, а от него – ни одной весточки. Что ни говори, Симон, а если бы у нас была дочь, то не было бы всех этих волнений и тревог. Жили бы, как все наши соседи.
Хозяин дома только тяжело вздыхал. Он понимал, как сейчас трудно Лягуру.
И в это утро Катрин, как только проснулась, сразу же посмотрела на цветы.
- Симон, просыпайся! Посмотри на цветы! – закричала она.
Крестьянин, не понимая со сна, о чем речь, вскочил и начал озираться.
- Куда ты смотришь?! – запричитала Катрин. – Сюда взгляни... – и она указала на цветы. Лепестки подснежников опали. Нет, они не завяли, но в них не было прежней свежести.
- Успокойся, не надо волноваться, - начал утешать жену Симон. Но у него самого кошки заскребли на сердце. – Может, надо поменять воду в горшочке.
Жена сбегала на кухню и принесла свежей воды. Но подснежники, какими были, такими и остались.
- Если бы с Лягуром случилось что-то, цветы бы завяли, - успокаивал Симон хозяйку дома. – Видимо нашего сына поджидает опасность.
- Может, ты сходишь к Хозяину Леса, - снова расплакалась Катрин. – Пусть он поможет Лягуру.
- Я уверен, что великан все знает лучше нас, - пригорюнился крестьянин. – Нам остается только ждать и смотреть, что будет дальше с лепестками.
***
Именно в этот день цирк закончил гастроли в городе. Весь реквизит был собран, уложен в повозки, и они быстро покатили в сторону той самой деревни, о которой Клоду рассказывал зритель.
К полудню, впереди, показались и первые дома.
Жители села еще издали заметили красочные фургоны и вышли из домов, чтобы встретить цирк. Дети выбежали навстречу и буквально засыпали актеров вопросами.
- А у вас жонглеры есть? – кричал один мальчик.
- А фокусник будет? – раздавалось с другой стороны.
- И клоун прехал? – тихо спросила девочка.
Актеры не успевали отвечать.
- Через час вы все сами увидите, - закричал Клод. – Мы только немного передохнем с дороги и начнем представление. Не мешайте, вас могут задеть колеса. Расходитесь по домам. Повозки въехали на середину деревни, мулов быстро выпрягли, и все стали готовиться к спектаклю.
- Что это за гул снаружи? – удивилась ведьма. – Какие-то крики, смех. Может, свадьба?
Шмыг в это время дремал. Он открыл один глаз и приподнял ухо. Шум все более усиливался.
- Пойду, посмотрю, что там происходит, - нехотя спрыгнул он с вязанки соломы и стал выгибать спину. – Даже не дадут поспать. И когда мы уйдем отсюда?..
- Скоро, очень скоро, - погладила его колдунья. – Иди скорее и узнай, что случилось.
Кот вышел за дверь. Повсюду раздавался смех, громкие разговоры и люди спешили к площади.
- Пойду и я, - решил Шмыг. – Надо все внимательно рассмотреть, - и помчался вперед.
Вскоре он уже был на площади и увидел повозки.
- Цирк приехал, сейчас начнется представление, - раздавалось со всех сторон. Тут кот заметил одного из артистов. Его вид напоминал ему что-то давно прошедшее, но он никак не мог вспомнить, где же видел его раньше.
- Подойду поближе, - подумал Шмыг.
Тут человек обернулся, и их взгляды встретились.
- Это же Лягур, - пронеслось в голове кота. – Конечно, это Лягур. Но как он изменился и как странно одет.
- Неужели это мой Шмыг? – в свою очередь думал мальчик. - Наконец-то, мы с ним встретились.
Клоун и кот побежали навстречу друг другу.
Шмыг прыгнул прямо в руки Лягура, стал тереться о него и громко мяукать.
- Как ты жил без меня? - спрашивал его клоун и непрерывно гладил. – И ведьма тоже тут?
- Конечно, - мяукнул кот. – Мы уже давно поселились в этой деревне. Живем в сарае, но она решила скоро уйти.
- Как же я рад тебя видеть! – прижав к себе друга, непрерывно повторял Лягур.
Потом поднял его и поцеловам в мордочку.
И тут кот вспомнил, как Харуна однажды отшвырнула его от себя.
- Конечно... Как же он не догадался.
- Теперь слушай меня внимательно Лягур! – и Шмыг что-то быстро-быстро начал шептать клоуну. – Ты все понял? А теперь мне пора назад. Иначе ведьма заподозрит неладное.
- Ты уверен? – опуская друга на землю, еще раз переспросил клоун, но тот уже мчался к сараю.
- Так что там происходит? – спросила кота ведьма. – Ты узнал?
Тот, переводя дыхание, промяукал.
- В деревню приехал цирк. Вот, почему дети и подняли такой шум. Там столько повозок, мулов! Один даже хотел меня лягнуть. Еле ноги унес.
- Цирк? – улыбнулась колдунья. – Что ж это хорошо... Тогда и мы пойдем, посмотрим на выступление артистов. А на рассвете устроим в этой деревне свой цирк и покинем ее. Ни одна корова или коза не останется живой. Все лошади тоже падут. Теперь я сильна более чем когда-либо. А если заберу всю силу животных, то ни один Хозяин Леса не устоит передо мной. Нам некуда спешить. Пока мы вернемся в наш лес, уже будет лежать глубокий снег. Посмотрю я тогда на этого великана. Какие у него подснежники вырастут на морозе. А ту осинку превращу в огромную химеру. Какой еще в мире не было. Хватит и ее одной, чтобы уничтожить огромный лес. А сейчас пошли смотреть выступление.
Ведьма встала, отряхнула с одежды соломинки, взяла на руки кота и вышла из сарая.
По дороге им встречалось много людей. Все спешили на площадь. Жители приветливо здоровались с колдуньей. Она в ответ ласково улыбалась и тихо шептала: «Посмотрю на вас завтра утром. Вот будете веселиться... Надолго запомните вы меня. Я вам покажу, как меня поселить в сарае...»
***
Представление началось.
Жонглеры вытворяли чудеса с яблоками, силач поднимал, подбрасывал и ловил огромные гири, глотатель огня изрыгал пламя.
- А вот и наш знаменитый клоун, - громко объявил Клод.
Дверцы повозки раскрылись, и из нее вылетел Лягур. Он начал кружить над людьми, заметил, где кот и устремился туда. Зрители зааплодировали. Он подлетел к ведьме и тихо прошептал: «Осинка просила тебя поцеловать».
И не успела колдунья понять, что ей там шепчет Лягур, как он прильнул к ней губами.
Раздался гром, сверкнули молнии, небо потемнело, и показалось, что наступила ночь.
Но это длилось какие-то мгновения.
Когда вновь полился солнечный свет, то крестьяне увидели, что там, где стояла ведьма, вырос огромный куст, на котором красовались прекрасные алые розы. Клоун сорвал одну их них, подлетел к маленькой девочке и протянул ей цветок.
- Она никогда не завянет, - улыбнулся он.
Потом подхватил кота и стал подниматься все выше и выше в небо, пока в нем не растаял.
- Вот это фокус, - только и проговорил Поль.
А Лягур с другом уже летели в сторону родной деревни.
***
Катрин сидела на кухне, опустив голову, и тихо плакала. Но тут ее будто что-то ударило в бок. Она вскочила и побежала посмотреть на подснежники. Но вместо подснежников в горшочке красовались огромные маки. Они словно переливались и излучали свет.
- Симон!!! – закричала женщина. – Симон, скорей беги сюда! Наш Лягур жив! Он победил злую ведьму!!!
Хозяин дома вбежал в комнату.
- А где подснежники? – растерянно спросил он. - Откуда появились эти маки?
- Бежим в лес, Симон. Я уверена, что наш сынок уже там. – Катрин вскочила и устремилась к опушке.
Симон стоял, почесывал затылок и смотрел на маки. Потом и он последовал за женой.
***
Вот и родной лес с деревней появились на горизонте.
- Мы уже дома, мы дома! – смеялся Лягур и прижимал к себе кота. Еще пара мгновений, и они приземлились около березки.
Хозяин Леса поджидал их.
- Как же я рад тебя видеть Лягур! – чуть ли не подпрыгивал великан. – Ты смог, ты все смог. Ты одолел злую ведьму! – и по всему лесу раздавался его радостный смех. А отовсюду слышался громкий перезвон. Это деревья приветствовали и радовались возвращению мальчика.
- Вон, видишь, наш Лягур, - раздался голос Катрин. – Я знала, знала, что он вернулся.
Она подбежала и стала обнимать сына. Симон стоял рядом, и две крупные слезы стекали по его щекам.
- Он спас наш лес, свою деревню, - обратился Хозяин Леса к Катрин. – У вас очень смелый мальчик. А теперь проси все, что пожелаешь. Я исполню твою любую просьбу.
Мальчик подошел к березке и обнял ее. Ветки деревца, усыпанные золотыми листиками, гладили его.
- Так чего же ты хочешь? – снова повторил вопрос исполин.
Лягур посмотрел на Катрин и произнес.
- Пусть эта березка превратится в девочку. Мама всегда мечтала иметь дочку, и я бы тоже очень желал иметь сестру.
Хозяин Леса подошел к ели, сорвал с нее веточку, потом провел ею по Лягуру и березке.
Деревце вздрогнуло, закружилось и превратилось в девочку с золотыми-золотыми волосами и белой кожей, как ствол березки.
- Получай свою сестру, - громко засмеялся Хозяин Леса. – Чего еще бы ты пожелал?
- Мне больше ничего не надо, - тихо проговорил Лягур.
Кот же, громко мурлыкая, терся то о Катрин, то о Симона, то о Березку.
- До встречи, Хозяин Леса, - обнимая сестренку, прощался Лягур. – Нам сейчас пора домой. Мне надо столько всего рассказать своим родителям!
- До новой встречи, смелый мальчик, - улыбнулся Хозяин Леса.
Он повернулся к деревьям.
Раздалась прекрасная музыка.
Лес благодарил Лягура.


Григорий
 
Литературный форум » Наше творчество » Авторские библиотеки » Григорий Тер-Азарян (Сказки)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:

Для добавления необходима авторизация