Николай Мамаев - Литературный форум
ГлавнаяНиколай Мамаев - Литературный форум
[ Обновленные темы · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Литературный форум » Наше творчество » Авторские библиотеки » Николай Мамаев (Человек, который приходил в полночь)
Николай Мамаев
Николай_МамаевДата: Пятница, 22.11.2013, 15:54 | Сообщение # 1
Гость
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 2
Награды: 2
Репутация: 0
Статус:
Человек, который приходил в полночь

Курьер всегда приходил ровно в полночь. Не помню, чтобы он когда-либо опаздывал. Каждый раз, как только стрелки настенных часов в моей скромной квартире сливались на отметке в 12 часов, отрывисто раздавался дверной звонок, через пару секунд – еще один, затем, через примерно такой же интервал – последний – третий. Курьер всегда звонил трижды, такая уж сложилась традиция. За пару часов до его прихода, я, обычно, принимал горячий душ, после чего влезал в старые плюшевые тапочки и махровый халат цвета морской волны. Некоторое время я растерянно бродил по своей однокомнатной квартирке, из комнаты в коридор и обратно, затем шел на кухню – заваривал себе кофе, после чего возобновлял свое блуждание уже с аккуратной кружечкой ароматного напитка в руке. С девяти до двенадцати время тянулось чертовски медленно. Иногда, чтобы хоть как-то скоротать его, я брался за газету, заведомо купленную в этих целях днем, в киоске, который находился неподалеку от серой безликой многоэтажки, в которой мне «посчастливилось» иметь квартиру. Сегодня я взял один из этих «грязных» мужских журналов с полуобнаженной красоткой на обложке – соблазнительной блондинкой с явно силиконовой грудью. Я редко когда приобретал подобную печатную продукцию, но в этот раз я решил хоть как-то разнообразить свой вечерний досуг, к тому же, с самого утра у меня было приподнятое настроение, которое совсем не хотелось омрачать в конце дня некрологом с последней странички «Огней вечернего города».
Я опустился в кресло напротив мигающего телевизора и принялся листать журнал. Красотки сменяли одна другую по мере того как переворачивались страницы, но не смотря на всю их вожделенную красоту, мыслями я был далеко от них. В преддверии очередной встречи с таинственным незнакомцем, коим курьер продолжал для меня оставаться, не смотря на то, что звонил в мою дверь каждую ночь на протяжении уже нескольких лет, я испытывал некоторое волнение, впрочем, как и всякий раз незадолго до его прихода. Казалось бы, мне пора было привыкнуть к этим регулярным посещениям, но на деле это не представлялось возможным. Каждый раз был для меня как первый.
Наша первая встреча произошла два с половиной года назад, промозглой октябрьской ночью, когда дождь за окном лил с такой силой, что не смотря на терзавший меня вот уже несколько часов никотиновый голод, я так и не рискнул спуститься вниз за сигаретами. Я решил скоротать остаток вечера перед телевизором, и, устроившисьпоудобнее в кресле напротив, стал щелкать пультом, переключая телеканалы. Спустя какое-то время я задремал.
Меня разбудил звонок в дверь, который мое сознание сперва приняло за часть снившейся мне за мгновение до этого беспокойно белиберды. Но через пару секунд в дверь позвонили снова, затем – когда я окончательно проснулся – в третий раз. Я с трудом поднял с кресла свое отяжелевшее тело и, проклиная все на свете, поплелся в прихожую.
- Какого черта? Первый час ночи! Кто там еще? – выругался я, пытаясь разглядеть звонившего, через дверной глазок.
Но на лестничной площадке было так темно, что не представлялось возможным разобрать даже тени – в который раз какой-то хулиган выкрутил лампочку.
- А то ты не знаешь! Открывай скорее! У меня мало времени!
Теряясь в догадках, я принялся отпирать. Дверной замок щелкнул, и в квартиру ворвался противный сквозняк, который сорвал с коридорной тумбочки ворох неоплаченных счетов и разбросал их по полу. На пороге стоял он.
На незнакомце был длинный серый плащ и такого же цвета фетровая шляпа, тень от которой скрывала большую часть лица моего ночного гостя так, что отчетливо видны были только широкие гладковыбритые скулы. Словом, этакий Перри утконос. С тех пор, я так и называл его про себя. Из мрака лестничной площадки он вытолкал ногой небольшую картонную коробку и пододвинул ее ко мне.
- Вот, сегодня только одна, позаботься о ней, - бросил мужчина, все так же скрывая лицо, которое я тщетно пытался разглядеть.
- Вы меня с кем-то путаете. Не думаю, что мы с вами встречались прежде, - я перевел взгляд с незнакомца на коробку.
- Снова ты за старое, - как-то опечаленно произнес он, достал из кармана плаща пачку сигарет и закурил.
- Просто делай свою работу, идет? – сухо резюмировал загадочный мужчина в плаще, развернулся и в один миг растворился в темноте.
Ошарашенный, я не в силах был сдвинуться с места – стоял и таращился на коробку под ногами.
А в следующую ночь он принес еще одну, и еще … с тех пор это так и продолжалось. В выходные коробок обычно было больше – от трех до пяти штук. Поначалу я оставлял их в коридоре, но по мере того как их количество увеличивалось – свободного места становилось все меньше и меньше. И тогда я начал аккуратно расставлять коробки вдоль стены, затем – ставить одну на другую, так, что взгроможденные друг на друга, они стали напоминать кирпичную кладку. Когда одна из стен полностью скрылась из вида, я принялся за другую, затем – за оставшуюся. Но коробки продолжали прибывать, и мне ничего не оставалось делать, как приступить к возведению второго ряда «кладки», потом еще одного и еще … и еще … В результате, пространство моего коридора сократилось до узкого прохода, тоннеля или тропинки, на которой едва бы смогли разминуться двое, пространства, необходимого для того чтобы беспрепятственно добраться до двери, открыть ее и принять новую партию «товара». Но коридор не был резиновым, так что далее я воспользовался кухней, оставив свободным доступ к холодильнику, плите и столу, и, наконец – жилой комнатой, которую загромоздил меньше всего, выстроив пару рядов коробок у стены напротив окна, да затолкав несколько штук под кровать. Коробки все прибывали и прибывали, а места катастрофически не хватало, вот тогда-то я и вспомнил про давно уже пустующий гараж, перешедший мне в наследство от деда. Я перенес часть коробок туда, тем самым, заметно освободив места в квартире. Но я понятия не имел, как долго будут продолжаться ночные визиты Перри утконоса и прекратятся ли они вообще когда-нибудь. Тогда я стал подумывать об аренде какого-нибудь относительно небольшого складского помещения или чего-нибудь в этом роде. Благо на то у меня были деньги, да и на мои архитектурные проекты все еще был спрос. Пока что …
Но до аренды склада дела не дошло - еще оставалось немного места в гараже. Его должно было хватить на пару месяцев, а то и больше. По крайней мере, я очень сильно надеялся на это. Вел ли я счет этим коробкам? Конечно, вел: 2115. Сегодня я рассчитывал еще на одну – ведь это был вторник. Знал ли я, что находится внутри? Нет, не знал. Я никогда не заглядывал ни в одну из них, хотя очень часто у меня и возникало такое желание. Сказать по правде – я боялся, боюсь и сейчас того, что могу там обнаружить. Думаю, вы догадываетесь, о чем это я? Вот-вот.
Я отложил глянцевый журнал с красотками в сторону и взглянул на часы. 11.15. Ну что же, у меня было еще немного времени для того, чтобы прошмыгнуть на кухню и заварить себе кофе покрепче. Собственно, так я и поступил.
Я вернулся в комнату, уселся поудобней в кресле перед мерцающим телевизором и стал дожидаться своего Перри утконоса. Да и что еще, черт возьми, мне оставалось делать?
 
Николай_МамаевДата: Пятница, 22.11.2013, 15:57 | Сообщение # 2
Гость
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 2
Награды: 2
Репутация: 0
Статус:
Вера

- Что ты, дорогая, если бы люди падали с крыш всякий раз, как залезали на них для того чтобы прочистить дымоход, думаю, человечество исчезло бы с лица земли вскоре после появления первых печных домов! Прямо как динозавры!
Отец как-то загадочно улыбнулся и нежно провел тыльной стороной ладони по влажной от слез щеке девочки.
- Ну же, Веруня, что ты, в самом деле? Что за слезы? Посмотри, какой смешной ершик! А вот это гиря! Знаешь, для чего они нужны?
Продолжая всхлипывать, девочка закрыла глаза ладошками. На ней был надет летний сарафан ромашкового цвета, едва доходивший до припухших коленок и забавные коричневые сандалии с округлыми носами, придававшие девочке слегка неуклюжий вид.
- Веруня, я только взберусь наверх и тут же спущусь обратно! Это не займет много времени, ты даже и заметить не успеешь! Ну же, солнышко, это необходимо делать хотя бы раз в год, по-другому нельзя – опасно …
Девочка на мгновение убрала руки от лица и кинула быстрый взгляд на черепичную крышу небольшого двухэтажного летнего домика желтого цвета, который всегда ассоциировался у нее со скворечником, домика, столь любимого ею, с тех самых пор как она помнила саму себя. Но этим летом, она полюбила его по-особенному, потому что зимой не стало мамы, и теперь для Веры, мама была растворена здесь в каждом цветке их палисадника, в каждой веточке облепихи, которая так заметно разрослась в последние годы и за которой теперь никто не ухаживал. Каждый предмет в доме напоминал о ней: каждая безделушка, даже самая крохотная или незаметная, но которой, однажды, касались заботливые мамины руки, ее восхитительные длинные пальцы, стала теперь ее безмолвной частичкой.
- А что … а что если ты упадешь? Что если сломается лестница? – не прекращала всхлипывать Вера, - пожалуйста, папочка …
- Нужно сделать это сегодня, потому что вся следующая неделя обещает быть дождливой, а если я полезу наверх в дождь, то тогда точно буду иметь все шансы свалиться и что-нибудь себе переломать.
Вера недоверчиво посмотрела на отца. Она заметила, как заиграли желваки на его скулах – это означало, что отец начинал терять терпение. Вере совсем не хотелось сердить папочку, она только хотела, чтобы он понял ее беспокойство и прислушался к ней. Сегодня на отце были синие полинявшие джинсы, которые так ей нравились, и плотно облегающая могучий торс белая футболка. Его пшеничного цвета волосы, которые сильно выгорели на солнце, трепал послеполуденный забияка-ветер.
- Сходи на кухню, милая, приготовь мне стаканчик лимонада со льдом, а я пока подготовлю лестницу, да переобуюсь во что-нибудь более подходящее для лазанья по крышам, - отец весело подмигнул Вере, после чего нагнулся и поцеловал ее в макушку.

Девочка поднялась по скрипучим деревянным ступенькам на крыльцо и вошла в дом. Миновав крохотное пространство прихожей, заставленное старой дурно пахнущей обувью, которое отец шутливо называл «сенями», девочка оказалась в кухне. В центре стоял большой обеденный стол, накрытый белоснежной скатертью, на которой, впрочем, помимо стеклянного графина с лимонадом, Вера заметила и несколько жирных пятен – следов вчерашнего ужина. Простенький кухонный гарнитур, сколоченный когда-то отцом, располагался у стены напротив. На его деревянную столешницу, покрытую многочисленными шрамами, падал солнечный свет, игриво пробивающийся сквозь тюль кухонного окошка. Вера подошла к холодильнику и открыла его нижнюю дверцу. Она переживала, что вода в формочке для льда еще не успела замерзнуть, так как была залита туда совсем недавно, но к своей радости, в морозильнике она обнаружила идеально ровные, ничем не замутненные квадратики льда. Вера надавила на формочку, и один из прозрачных квадратиков, едва заметно подпрыгнул в своей ячейке. Очутившись на ладошке девочки, кусочек льда был незамедлительно переправлен в рот. Рассасывая его, от удовольствия Вера прикрыла глаза. Поднывающие от холода зубы были для девочки ничтожной платой за незабываемое ощущение, будто в груди запорхали бабочки.
Бросив пару кусочков льда в стакан, Вера наполнила его лимонадом из графина. Лед тут же начал подтаивать, высвобождая наружу десятки маленьких пузырьков, которые моментально устремлялись вверх, искренне радуясь внезапно обретенной свободе. Девочка настолько увлеклась этим действием, что когда слева от нее раздался глухой и отрывистый стук - будто чем-то ударили в стену, она вскрикнула от неожиданности.
«Это просто папа приставил к стенке лестницу! А вот – слышно как он карабкается наверх … - Вера улыбнулась и вновь посмотрела на пузырящийся лимонад, - стоит отнести ему это, пока лед совсем не растаял» - с этой мыслью, девочка вышла обратно на залитое солнцем крыльцо.
Отец сидел на крыше и задумчиво курил. Аксессуары трубочиста лежали рядом. Очевидно было, что он еще не приступал к работе.
- Я принесла лимонад! Спускайся, лед еще не растаял! – позвала его Вера, сделав ладонью «козырек» для того чтобы послеполуденное солнце не слепило ее.
- Минутку, милая, сейчас вот только докурю … - отозвался отец, с таким же задумчивым видом, как и прежде.
Отец затушил окурок о подошву башмака, сплюнул и начал спускаться вниз. Хлипкая деревянная лестница жалобно поскрипывала под крепким мужчиной. Вера следила за спуском с замиранием сердца – ей казалось, что лестница вот-вот развалится под отцом, и тот упадет вниз. Но опасения девочки оказались напрасными – отец благополучно спрыгнул с двух последних ступенек, и, очутившись на земле, ловко перехватил стакан с лимонадом из рук девочки. Он залпом расправился с ним и вернул обратно девочке.
- Спасибо, милая, - произнес отец, забавно растягивая слова, - ну, пожалуй, пора и за работу приниматься.
Размашистым движением руки отец вытер рот, подошел к лестнице и ухватился за нее руками. Так он замер на несколько секунд, прежде чем вскарабкаться обратно - может быть пять или десять, опустив голову, уставившись на кончики своих башмаков, снова о чем-то размышляя.
Вера решила вернуться в дом – отнести обратно пустой стакан. Пока отец был занят на крыше, ей пришла мысль вымыть грязную посуду, оставшуюся с завтрака – это помогло бы отвлечься от переживаний и дурных мыслей. Вера включила теплую воду и стала намыливать первую тарелку. Слышно было, как наверху топает отец. Сердце девочки вдруг застучалось сильнее прежнего, немного закружилась голова.
«Нет, - она отложила недомытую тарелку обратно в раковину, - лучше вернусь обратно на улицу, пусть папа будет на виду – так спокойнее».
Вера вытерла руки о ромашковый сарафан и поспешила на улицу. По пути она запнулась о коварный порожек входной двери и, вылетев на крыльцо, едва кубарем не скатилась с его ступеней. Но девочка вовремя сумела сохранить равновесие и, держась за деревянные перила, на ватных от волнения ногах спустилась вниз. Вера обогнула дом, и, выбежав на залитую солнечным светом лужайку, вскинула вверх голову с прижатым ко лбу козырьком-ладонью, выискивая взглядом отца. Но на крыше никого не было. Его инструменты лежали нетронутыми на прежнем месте, старая деревянная лестница скучала, прислоненная к черепичной крыше. Где-то совсем рядом застрекотал кузнечик, вскоре – застрекотал еще один.
Сбежавшиеся на крики девочки соседи, нашли ее в сарае. Она рыдала, сидя в углу, обхватив руками разбитые коленки. Летний ромашковый сарафан местами был порван и измазан сырой землей. Крепкого телосложения мужчину в синих полинявших джинсах и белой футболке больше никто никогда не видел.


Сообщение отредактировал Николай_Мамаев - Пятница, 22.11.2013, 15:58
 
AnniДата: Суббота, 23.11.2013, 01:40 | Сообщение # 3
Группа: Удаленные





Приветствую нового прозаика! Удачи и вдохновения!
 
konstantinДата: Пятница, 20.12.2013, 19:55 | Сообщение # 4
Зашел почитать
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 58
Награды: 4
Репутация: 0
Статус:
Интересные произведения. Зацепило! Удачи вам и вдохновения! Приглашаю на мою страничку.
 
Литературный форум » Наше творчество » Авторские библиотеки » Николай Мамаев (Человек, который приходил в полночь)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск: