[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Литературный форум » Наше творчество » Авторские библиотеки » Ирина Ханум. Лирика (Подборка стихов (любовная, пейзажная, гражданская лирика))
Ирина Ханум. Лирика
Ирина Ханум (Ирина-ханум)Дата: Воскресенье, 06.04.2014, 22:30 | Сообщение # 1
Гость
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 14
Награды: 3
Репутация: 4
Статус:

Родилась и живу в городе-герое Севастополе.
Ирина Ханум - литературный псевдоним.
Член Регионального Севастопольского литературного
объединения им. А.Н. Озерова.
Пишу стихи и малую прозу.
Изданы две авторские книги: сборник стихов "И снова утро розовеет..." (2012г.)
и сборник стихов и прозы "Синие ирисы" (2015г.). Готовится к изданию третий.

Мы давно соседи по даче...

(Из цикла "Одноклассники")

Мы давно соседи по даче,
И учились мы тоже вместе.
Он своей улыбки не прячет,
Мир действительно слишком тесен.

Не забор – растёт ежевика,
Дача справа и дача слева.
Для него я всё та же – Вика,
Он со мной всё тот же – не смелый.

Мы теперь одни в этой жизни:
Он – вдовец, ну, а я – в разводе.
Я варю компоты из вишни,
Он копается в огороде.

А когда приблизится вечер,
Он цветов приносит охапку.
И со мною шутит при встрече,
Что не дам ему я зачахнуть.

Чай с малиной, рядом две чашки,
Будет тихой наша беседа.
А в охапке только ромашки,
Что таится в мыслях соседа?

Я смущаюсь, но так приятно,
Что мы вместе не первый вечер.
И не нужно нам слов и клятвы.
Ждём, как в юности каждой встречи.

Месяц светит в окна веранды,
И цикады преданы пенью.
Мы теперь друг другу награда,
Бог послал нам благословенье.

И горчила полынь чуть-чуть...

Пахнет прелостью крымский лес,
Снег блестит на плечах яйлы.
Помню август, и до небес
Дым костра, и рюкзак еды.

Звон цикад на лугу стоял,
Обнял ты, говоря – люблю.
Месяц видел страстей накал
Под негромко звучавший блюз.

Пахла ночь тогда чабрецом,
И горчила полынь чуть-чуть…
Мы лежали к лицу лицом,
Руки, губы и не вздремнуть.

А вчера ты прислал письмо,
Я не вскрыла конверт опять.
Ты расскажешь, что "всё путём"…
Я не в силах его читать.

Наша дружба с тобою – бред,
Если сжалась в комок душа.
Я сама добываю хлеб.
Жизнь идёт теперь не спеша.

Пахнет прелостью крымский лес,
И чужие дымят костры.
Как же было тепло нам здесь!
Не вернуть той шальной поры.

В Кобулети

(Из цикла "Воспоминания о Грузии")

Под мягким солнцем Кобулети
Пьянила запахом сирень.
И нас будили на рассвете
Павлинов крики. Тёплый день
Всё больше говорил о лете.

И слышалось многоголосье
Под сенью зелени чинар,
Раскидистых, могучих, рослых.
Там тосты говорил Нодар.

Рубин лоснился в красных винах.
Шашлык, сациви и лаваш.
Мацони наполнял кувшины.
А домик был простой, из глины,
Пикантным сделав антураж.

И спины гор в молочной дымке
Казались крышами дворцов.
Тянуло путников с тропинки
На зов певучих голосов.

Нам нравилось спускаться к морю,
Где гальку трогала волна.
Бродить в обнимку на просторе
И быть немножечко в миноре,
И чувств испробовать сполна.

Я всю жизнь по тебе тоскую...

Как лиричен июльский вечер:
Мёд акации, море, звёзды.
Мысли все о вчерашней встрече.
Мне жалеть о прошедшем поздно.

Мы с тобою в восьмидесятых
Рядом были и днём, и ночью.
Лето пахло полынью с мятой
И ромашкою вдоль обочин.

Солнце в гости сквозь занавеску
К нам входило без приглашенья.
Мы рассветы встречали вместе.
Это было… иль наважденье?

Травы летние под ногами
Были влажными ранним утром.
Ветер гнался за облаками.
Жаль, что помнится это смутно.

Мы любили, как нам казалось.
Ты меня ревновал впустую.
Нам теперь бы тех чувств, хоть малость.
Я всю жизнь по тебе тоскую.

Ты вчера на перроне пыльном
Ждал кого-то, курил в сторонке.
Я прошла и в груди заныло:
Ты свою не узнал девчонку.

Теперь держать меня не стоит...

Тебя любила, как могла.
Теперь держать меня не стоит,
А сердце время успокоит.
Я счастья, как и ты, ждала.

Я помню в скверике сирень,
И хмель цветков в наш первый вечер.
Как ты ласкал меня при встрече.
И врозь казался долгим день.

Я помню крепкое плечо
И твой парфюм, как зелень – свежий.
И свитер белый с тёмным бежем,
И как целуешь горячо.

Не стоит нам с тобой таить
Ни зла, ни едкую обиду.
Теперь мы счастливы лишь с виду.
Себя нам нечего винить..

Не братья наши сыновья.
Мы просто встретились так поздно…
А судьбы знают только звёзды.
У нас не сладилась семья.

Манана

(Из цикла "Воспоминания о Грузии")

В Батуми рыжая Манана
По пляжной гальке молча ходит.
Потом скучает у фонтана,
Магнолий запах ветер носит,

И локоны её, сплетая,
Рассыплет тут же за спиною.
А солнце понемногу тает,
О чём-то шепчется с волною.

Вдали суда ещё белеют
Сквозь дымку медного заката.
А пальмы парковой аллеи
Бросают тень. Шаги наката,

Как будто рядом крики чаек.
Поэт здесь изойдёт стихами.
А эта девушка в печали,
О чём-то думая, вздыхает.

Возможно, мысли о свиданье
Среди магнолий под луною.
Но это всё её лишь тайна.
Она ей не даёт покоя.

Встреча с подругой

(Из цикла "Одноклассники")

Помнишь время семидесятых?
Пел Антонов с пластинки гибкой.
Ты тогда была просто Натой
И училась играть на скрипке.

Помнишь, в ЦУМе помаду, тени,
Весь прилавок в духах московских?
Там была продавщицей Лена,
Чёлка вилась, тугие косы.

Я любила духи Египта,
Пряность шлейфа от «Нефертити»,
Мини юбки, браслеты, клипсы,
Танцы в клубе с курсантом Витей.

Как легко нам жилось, дышалось…
Лучше грусть заедать конфеткой.
Блеска глаз того не осталось.
Тушь течёт. Промокни салфеткой.

Мы грустим, а в ресницах слёзы.
Ворох дел и забот у каждой.
Ната, глянь, вон цветёт мимоза
В том же сквере и пахнет также.

Муж хороший? Давно в разводе?
Помню свадьбу твою в апреле.
Ты верна, как и раньше, моде:
Туфли, шляпка, какая прелесть!

В баре столик, печенье с кофе,
Мы с Наташкой сидим, воркуем.
Память наша и грусть, и вздохи…
С крыши ливня слетают струи.

Осень, осень... Желтеют вишни...


(Из цикла "Воспоминания о Грузии")

Окна может прикрыть и двери?
Что-то сыро опять и зябко.
Ты давно не видал Этери?
Ей наверно одной не сладко.

Гонит осень листву к порогу,
Жёлтым цветом закрасит даты.
Боль отпустит потом немного,
Но оставит на сердце латы.

Чайник ставь и садись-ка рядом.
Вот фундук и розетка с мёдом.
На могилу бы съездить надо,
Всё труднее нам с каждым годом.

Тянет осень листать альбомы,
Где Заур молодой на фото.
Все мы здесь ещё в старом доме.
Сердце сильно сдавило что-то…

Помнишь, в нашем саду у дома,
Как невесты стояли вишни?
Май слезился, раскаты грома
Было долго в округе слышно.

Ты приляг, я укрою пледом.
Будет уголь гореть в камине.
Дом обстрелян был жарким летом,
Он разрушен и нет в помине.

Сад бы наш зимовал под снегом,
Летом розы в цвету пунцовом.
Двор бы полнился детским смехом,
Запах лавра парил над пловом.

Осень, осень… Желтеют вишни
Вдоль шоссе, что ведёт к Цхинвалу.
Муж с женой говорят о жизни.
Жаль, её не начнёшь сначала!

Не спеши уходить...

Не спеши уходить, разве всё мы друг другу сказали.
Я тебя не кляну и не спрячу от входа ключи.
Я не буду стоять вся в слезах на вечернем вокзале,
И не буду рыдать, зарываясь в подушку в ночи.

Помню пахла сирень в нашем дворике очень зелёном.
Из окошка напротив звучали то танго, то блюз.
Я любила тебя, и ты тоже был очень влюблённым,
И казалось тогда, что счастливейшим будет союз.

Докури сигарету и взглядом окинь нашу спальню.
Пусть тепло этих стен обретёт в твоём сердце приют.
На террасе опять зацвели, как всегда наши мальвы.
Не спеши уходить, задержись хоть на пару минут.

Не любя, невозможно писать о любви...

Не любя, невозможно писать о любви,
Не вдохнув аромата весенних цветов,
Тех, что с мягкой улыбкой вручил визави
В малолюдной «микрушке» без пафосных слов.

Не любя, невозможно писать о любви,
Не уснув, хоть разок, на надёжном плече.
И сквозь сон ощутить, как поют соловьи
После лунных и тёплых июльских ночей.

Невозможно пытаться придумать сюжет,
Если не было в жизни хоть капли любви.
Я о той, что на сердце оставила след,
И о той, что теперь хоть зови не зови.

И о той, что сжимает сердечко в комок,
Я о кровной исконной безумной любви,
Когда с сыном беда и диагноз жесток,
А помочь не под силу, как душу не рви.

Невозможно писать, если сердцем обмяк
И судьба исчерпала природный ресурс,
Что ведёт по волнам и горит, как маяк,
Направляя на верный и заданный курс.

Вы сказали, вернётесь...

Вы сказали, вернётесь ко мне этой ночью.
Я не сплю и брожу по квартире бесцельно.
Я хочу Вас увидеть опять очень-очень.
От любовных фантазий «мурашки» на теле.

Вспоминаю я розы в большущем букете
На капоте машины моей в Кацивели.
И парфюм Ваш французский на пышном банкете,
И о том, что Вы там от волненья не ели.

От любовных томлений скользили глазами
По атласному платью от бёдер до шеи.
Вы шепнули, что я в переполненном зале
Незабудкой была среди сорных растений.

А потом под платаном меня целовали,
Как наивный подросток, и страстно, и робко.
До мотеля под утро меня провожали,
Ощущая себя отчего-то неловко.

А потом была ночь, в этом самом мотеле,
Ваши губы и руки не знали преграды.
В эту ночь от любви мы вконец одурели,
Позабыв про коньяк и суфле с шоколадом.

Вы в костюме молочном и чёрной сорочке
Были так элегантны, со мною прощаясь.
Я хочу Вас увидеть опять очень-очень…
Неужели любви Вы моей испугались?

Вечер в Батуми

(Из цикла "Воспоминания о Грузии")

Пляж Батуми. Вечереет.
Стал краснее луч заката.
Он почти уже не греет.
Бухта заревом объята.

Горкой высятся шезлонги,
Крылья зонтики сложили.
В лодке после долгой ловли
Мелкой рыбы изобилье.

Тут и там приезжих пары,
Все любуются закатом.
Слышен смех и звон гитары
В плотной выцветшей палатке.

Солнце красное, как уголь
В пасти жаркого камина.
Чью-то руку греют губы,
Может Эки, может Нины.

Мы с тобой по гальке тёплой
Всё идём, идём вдоль пляжа.
Тянутся рядками мётлы
Длинных пальм к вершине кряжа.

Там, где мыс уходит в море,
Бросим в воду две монеты.
Чтоб сюда вернуться вскоре,
В это сказочное лето.

Отложим все заботы...


Отложим все заботы и отдохнём в Мисхоре.
Там небо голубее и хвоей пахнет пляж.
И пальмы вдоль аллеи, и изумрудно море.
А после – прямо в Ялту. В ней завершим вояж.

Я помню и русалку, и девушку с кувшином,
И свежую прохладу источника «Арзы».
И как в лесу сводило мне скулы от ожины,
Бордовой и кислющей с налётом бирюзы.

Тогда мне было восемь, совсем ещё малышка,
Но, как и все, носила в походах рюкзачок.
Карабкалась по скалам всё дальше и всё выше,
Рюкзак то был набитым, хотя и с кулачок.

Полвека пролетело, теперь не до походов.
Теперь бы пляж с песочком и море потеплей.
Сидеть в шезлонге «люкса», любуясь теплоходом,
И детство вспоминая, бродить среди аллей.

На галечном пляже


Сбросив платье и сандалеты,
В воду прыгнула не с разбега.
Море было уже согретым,
Щедро всех окуная в негу.

Вслед за ней устремился парень,
Сальто в воздухе сделал быстро.
Плыл туда, где виднелся камень,
Там вода была очень чистой.

Пляж пропах задымлённым мясом,
Рыбой, пивом хмельного бара.
Пили, ели окрошку с квасом,
Реже – группы, а чаще – пары.

Та, что прыгнула в воду с пирса,
С парнем тем у скалы ныряла.
Громкий смех вперемешку с визгом
В миг, когда волной обдавало.

После, гальку накрыв футболкой,
Лёжа, оба смотрели в небо.
Ведь не знали друг друга толком,
А сердцам доверяли слепо.

Через годы теплом повеет
От сюжета, что выдаст память.
А тогда было просто лето,
Он, она и надводный камень.

Забудем, что завтра осень...

Давай посидим в кафе,
На время дела отбросим.
Пирожные, горсть конфет.
Забудем, что завтра осень…

Забудем про шум дождей,
Про то, что наступит холод,
Об осени-госпоже,
Что спрячет в тумане город.

Ещё молочай цветёт,
В степи островки полыни.
Плоды алычи, как мёд
И пчёлы жужжат над дыней.

Ещё в сентябре тепло,
Не зря это бабье лето.
Не надо носить пальто
И быть в свитера одетой.

Ещё восхитит букет
Во время желанной встречи.
А может быть скажешь «нет»,
И будешь вязать весь вечер.

А после кафе – в наш парк,
И будем гулять меж сосен.
Красив он и очень стар.
Забудем, что завтра осень…

Продолжение стихов внизу, между комментариями.

Прикрепления: 6266872.jpg(63.5 Kb)


Сообщение отредактировал Ирина-ханум - Воскресенье, 24.04.2016, 13:15
 
Галина Безменова (Galina66)Дата: Понедельник, 21.04.2014, 19:05 | Сообщение # 2
Долгожитель форума
Группа: МСТС "Озарение"
Сообщений: 1411
Награды: 102
Репутация: 152
Статус:
Ирина, Ваши стихи столь описательны, умеете Вы читателю картинки показать. Спасибо.
Воспользуйтесь функцией "редактировать" и добавьте, пожалуйста, в начало несколько строк о себе для знакомства.


Галина Безменова
Моя страница
 
Ирина Ханум (Ирина-ханум)Дата: Вторник, 22.04.2014, 23:20 | Сообщение # 3
Гость
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 14
Награды: 3
Репутация: 4
Статус:
Спасибо, Галина, что оставили отклик!
Мне интересно, чтобы дальше публиковать стихи, нужно открыть новую тему на форуме или можно добавлять здесь?
 
Галина Безменова (Galina66)Дата: Суббота, 26.04.2014, 12:45 | Сообщение # 4
Долгожитель форума
Группа: МСТС "Озарение"
Сообщений: 1411
Награды: 102
Репутация: 152
Статус:
Цитата Ирина-ханум ()
Мне интересно, чтобы дальше публиковать стихи, нужно открыть новую тему на форуме или можно добавлять здесь?

Добавляйте здесь, Ирина, по одному-два - так легче другим авторам комментировать Ваши произведения. Для прочтения одного стихотворения время у каждого найдётся. biggrin


Галина Безменова
Моя страница
 
Татьяна Александровская (ТатьянаАлександровская)Дата: Воскресенье, 27.04.2014, 22:11 | Сообщение # 5
Долгожитель форума
Группа: МСТС "Озарение"
Сообщений: 1914
Награды: 28
Репутация: 64
Статус:
Цитата Ирина-ханум ()
Пахла ночь тогда чабрецом,
И горчила полынь чуть-чуть…


красиво очень, Ирина.

Цитата Ирина-ханум ()
В Кобулети

(Из цикла "Воспоминания о Грузии")

Под мягким солнцем Кобулети
Пьянила запахом сирень.
И нас будили на рассвете
Павлинов крики. Тёплый день
Всё больше говорил о лете.

И слышалось многоголосье
Под сенью зелени чинар,
Раскидистых, могучих, рослых.
Там тосты говорил Нодар.

Рубин лоснился в красных винах.
Шашлык, сациви и лаваш.
Мацони наполнял кувшины.
А домик был простой, из глины,
Пикантным сделав антураж.

И спины гор в молочной дымке
Казались крышами дворцов.
Тянуло путников с тропинки
На зов певучих голосов.

Нам нравилось спускаться к морю,
Где гальку трогала волна.
Бродить в обнимку на просторе
И быть немножечко в миноре,
И чувств испробовать сполна.


Состоятельное стихотворение.

Цитата Ирина-ханум ()
Как лиричен июльский вечер:
Мёд акации, море, звёзды.


Запах лета...

Цитата Ирина-ханум ()
Солнце в гости сквозь занавеску
К нам входило без приглашенья.
Мы рассветы встречали вместе.
Это было… иль наважденье?

Травы летние под ногами
Были влажными ранним утром.
Ветер гнался за облаками.
Жаль, что помнится это смутно.


Гармонично и ярко, Ирина.

Цитата Ирина-ханум ()
Я помню в скверике сирень,
И хмель цветков в наш первый вечер.


Изумительно!

Цитата Ирина-ханум ()
И врозь казался долгим день.


Вот здесь подумать надо: день казался врозь? - это как???
Если при это красивая гармония в сюжете.

Цитата Ирина-ханум ()
Помнишь, в нашем саду у дома,
Как невесты стояли вишни?
Май слезился, раскаты грома
Было долго в округе слышно.


И скоро-скоро он настанет...
Изумительный пейзаж весны!

Цитата Ирина-ханум ()
Не любя, невозможно писать о любви...


Это точно! biggrin

Удачи Вам, Ирина!
Ждём новых стихов.


Поэты не рождаются случайно,
Они летят на землю с высоты,
Их жизнь окружена глубокой тайной,
Хотя они открыты и просты. (Тальков)
Авторский сборник
Авторская библиотека
 
Екатерина+Годунова (catya29)Дата: Понедельник, 28.04.2014, 07:25 | Сообщение # 6
Долгожитель форума
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 4602
Награды: 135
Репутация: 133
Статус:
Цитата Ирина-ханум ()
Мы давно соседи по даче,
И учились мы тоже вместе.
Он своей улыбки не прячет,
Мир действительно слишком тесен.

Не забор – растёт ежевика,
Дача справа и дача слева.
Для него я всё та же – Вика,
Он со мной всё тот же – не смелый.


Цитата Ирина-ханум ()
Вы сказали, вернётесь ко мне этой ночью.
Я не сплю и брожу по квартире бесцельно.
Я хочу Вас увидеть опять очень-очень.
От любовных фантазий «мурашки» на теле.


Цитата Ирина-ханум ()
Забудем, что завтра осень...


Ира, очень рада познакомится с вами и вашим творчеством! Мне показались ваши стихи выразительными и очень наполненными вашей душой!



http://planeta-knig.ru/shop/777/desc/vam-edinstvennomu-na-svete МОЯ ПЕРВАЯ КНИГА!

Моя копилка на издание книги.
 
Ирина Ханум (Ирина-ханум)Дата: Понедельник, 28.04.2014, 22:39 | Сообщение # 7
Гость
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 14
Награды: 3
Репутация: 4
Статус:
СПАСИБО всем за отклики!! Буду добавлять новое, здесь, в этой теме.
Прикрепления: 3035270.jpg(63.5 Kb)


Сообщение отредактировал Ирина-ханум - Понедельник, 28.04.2014, 22:58
 
Галина Безменова (Galina66)Дата: Вторник, 29.04.2014, 17:43 | Сообщение # 8
Долгожитель форума
Группа: МСТС "Озарение"
Сообщений: 1411
Награды: 102
Репутация: 152
Статус:
Ирина, добавляйте стихи в "новый ответ". Пусть они чередуются с комментариями гостей, чтобы видно было, какие уже прочитаны, а какие - новые. Если хотите, чтобы картинка или фотография были открыты, нужно скопировать IMAGE1 и вставить в текст сообщения (встанут буквы, а при добавлении ответа, откроется картинка).

Приятного общения!
Прикрепления: 7346503.jpg(64.6 Kb)


Галина Безменова
Моя страница
 
Ирина Ханум (Ирина-ханум)Дата: Вторник, 29.04.2014, 19:23 | Сообщение # 9
Гость
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 14
Награды: 3
Репутация: 4
Статус:

Мы с тобой расстаёмся завтра...


Ирина Ханум

Мы с тобой расстаёмся завтра,
Каждый выбрал свою дорогу.
Ты принёс мне сегодня астры,
Видно это угодно богу.

Жёлтый цвет, говорят, к разлуке,
Я тебя обвинять не стану.
Мне пожмёшь у порога руку.
Всё по честному, без обмана.

Будет комната пахнуть дымом:
Ты накуришь, пакуя вещи.
После будет темно и стыло.
Сон мне снился сегодня вещий.

Мы с тобой… Подступают слёзы.
Я и ты – два привычных слова.
То, что с нами случилось – проза.
Я к размолвке давно готова.

Свет фонарный покрыл подушку,
Ту, что рядом. Я в спальне. Полночь.
Сердце жмёт, лихорадит. Душно.
Ведь люблю я тебя… и очень.

Двор пустой, без листвы деревья.
Как тосклива, угрюма осень.
Жаль, что я не смогла быть стервой.
Может ты бы меня не бросил...

Подойди и согрей мои плечи...

Подойди и согрей мои плечи,
Я щеку твою трону губами.
Пусть сегодня декабрьский вечер
Наблюдает тихонько за нами.

Пусть морозно за нашим окошком,
Золотятся при свете снежинки.
Занесло и крыльцо, и дорожки,
И сплетаются в кружево льдинки.

А в гостиной стоит уже ёлка,
Вся в гирляндах, блестящих игрушках.
И торчит сталагмитом макушка,
В кулачок зажимая иголки.

Хвойный дух по гостиной витает,
Тихо плачут спиральные свечи
На столе. И всё тают и тают,
Согревая декабрьский вечер.

Мы в обнимку стоять будем молча
И в окошко смотреть на снежинки.
А когда постучится к нам полночь,
Новогоднею станет картинка.

Простая история

(Из цикла "Проза жизни")

Берег, пальмы, кусты магнолий,
И кафешка в приморском сквере.
На двоих сервирован столик
И распахнуты настежь двери.

Ты назначил сегодня встречу,
В честь чего – придержал в секрете.
Пахнет ландышем майский вечер,
В вазе белых цветов букетик.

Я люблю и цветы, и тайны,
И признания звёздной ночью.
Чтоб фужер был налит до края.
И чтоб страсть – не почти, а – очень…

На тебя я смотрю. Всё также:
Добрый взгляд и в устах улыбка.
А интрига искусно вяжет
Вечер этот непрочной ниткой.

Мне предчувствие, как подруга:
Просто так не лишит покоя.
Вечер тёплый, в душе же вьюга:
Холод колкий и сердце ноет.

Я гоню с негативом мысли.
Как же хочется быть счастливой!
А в крюшоне мелиссы листик,
А за окнами ветки сливы.

Ты и я – голубок с голубкой,
На террасе кафе воркуем.
То целуешь в плечо, то в губки.
Ветер с пляжа солёный дует.

Свой сюрприз, коробок атласный,
Ты достал. Ну а в нём – колечко.
И назвал меня «тёлкой» классной.
И добавил, что страсть не вечна.

А потом закурив манерно,
Мне открыл, что давно женатый.
Что жена заждалась наверно,
И что надо плестись до хаты.

Узкие улочки старого города...

(Из цикла "Востока пряный аромат")

Узкие улочки старого города,
Ветхие стены домов.
В тёмных оконцах дыхание холода.
Нет золотых куполов.
Здесь не звонят никогда перед службою,
Нет православных церквей.
Женщины ходят все в чёрном замужние.
Дует один суховей.

Нет рядом с домом скамейки под сливою,
Нет ни кустов, ни цветов.
Нет здесь озёр под плакучими ивами.
Нет и могильных крестов.
Что же за город такой неприветливый?
Может быть это мираж?
Жизнь здесь течёт удивительно медленно.
Радует только лаваш.

Солнца закатного шарик оранжевый
В жёлтый окрасил песок.
Два минарета здесь – вечные стражники.
Неба проткнули кусок.
Длинных барханов наносы сыпучие.
Виден вдали караван.
Это пустыня и все здесь измучены.
Даже кочевников клан.


Где у женщин запястья в браслетах...


(Из цикла "Востока пряный аромат")

Где-то там, на краю континента,
Где измят караваном песок,
Там где змеи, как пёстрые ленты,
И не сможет родиться цветок.

В тех краях закрывают чадрою
Лица женщин от взоров мужчин.
И ещё до малиновых зорей
Слух лелеет с высот муэдзин.

Где расскажут вам дивные сказки
И где старцу отвесят поклон.
Там где ценят наложниц и ласки,
И где чтят шариата закон.

Где у женщин запястья в браслетах
И жемчужины в прядях волос.
Где повязаны брачным обетом
И в забвенье разводов вопрос.

Это может быть или Марокко,
Или Сирия, или Ливан.
По пескам и жаре издалёка
Всё идёт и идёт караван.

Горянка

(Из цикла "Востока пряный аромат")

Может Ануш, может Лале…
Кто-то спускается с гор.
Сине-зелёные дали,
Неба раскинут шатёр.

Узкая лента тропинки,
Ноги босые в пыли.
В зелени ящерок спинки,
В небе стрекозы, шмели.

Эта горянка вся в белом,
Глиняный держит кувшин.
Хрупкое юное тело
С небом один на один.

Пахнет лавандой с шалфеем,
Луг ей до боли знаком.
Нежная девичья шея
Тонким укрыта платком.

Там, где пасутся барашки,
С будущим зятем отец.
Время придёт и однажды,
Молча пойдёт под венец.

Она любила...

Она любила дымок сигары
И запах лилий в балконной кадке.
За чашкой кофе с подругой Ларой
Болтать о жизни и без оглядки
Бежать с восходом к полоске пляжа.
В волнах плескаться под ярким солнцем,
Следить, как карта в раскладке ляжет,
Как с клёнов в осень летят червонцы.

Читать романы, витая в грёзах,
И сны на даче за уйму неги.
Когда на праздник дарили розы,
И видеть зависть в глазах коллеги.
Сменить причёску, накрасить губы,
И вслед мужчине смотреть бесцельно.
Ругать соседа за хмель и грубость,
За то, что любит без меры зелье.

Весну за запах цветущей кисти
Густой сирени и полдень жаркий.
Любила осень за шорох листьев
В аллеях скверов и старых парков.
В туманный город войти неспешно,
Лиловым шарфом укутав шею.
В делах и мыслях была безгрешной,
Жила мечтами, одна, старея.

Как всё же теплы его руки...

Мы встретились в ЦУМе случайно,
Он за руку взял осторожно.
А взгляд был каким-то печальным,
Растерянно-нежным возможно.

В пакете сидел медвежонок –
Игрушка для младшего внука.
А сам, как спросонья телёнок,
Ведь лет почти сорок разлука.

Про жизнь, про детей поболтали,
Топтали листву на аллее.
В ветвях же грачиные стаи
О чём-то по-птичьи галдели.

Он помнил свидания в сквере
И запах духов на запястье.
И свадьбу со звоном фужеров,
И то, как тогда был он счастлив.

А я всё кивала с улыбкой,
А душу досада терзала.
Я сделала в жизни ошибку,
А может быть даже немало.

Конечно, седины не красят,
Мы оба не те, что когда-то,
Влюблённые Дима и Тася.
И сами во всём виноваты.

У каждого дети и внуки,
А жизни чего-то не рады.
Как всё же теплы его руки,
И как же уютно с ним рядом.

Он фото со свадьбы припрятал,
Чтоб не было глупых расспросов.
Я тоже храню его свято,
Хоть мне это очень не просто.

Мы в скверике нашем бродили,
Забыли про время, как прежде.
Куранты на башне пробили,
Сомненья убрав и надежды.


На скамейке букет пионов...


На скамейке букет пионов,
Позабытый, наверно, кем-то.
Никого, лишь далёкий гомон
Детворы, ведь настало лето.

А бутоны слегка привяли,
Но не умерли, а живые.
Интересно, возможно Алле
Или Кате их здесь вручили.

А девчонка давно забыла
Про букет, что остался в парке.
Затерялась в аллеях с милым,
А пионам без влаги жарко.

На букет я смотрела долго,
Не решалась стеблей коснуться.
Мне цветы было жаль и только,
Их бордо становился тусклым.

Но ведь этот букет – частица
Неизвестной мне жизни чьей-то.
Не беру. А цветы, как птицы,
Умирали, раскинув перья.

Не смогла я уйти оттуда
Без пионов. И лишь на кухне
С ними в вазе случилось чудо:
Распрямились и вновь набухли.

Женщина в платье алом...

Женщина в платье алом,
Зонтик над головой.
Может быть после бала
Молча идёт домой.

Может быть вышла чтобы,
Запах вдохнуть аллей,
Чтобы услышать шёпот
Листьев среди ветвей.

Или спешит на встречу
Счастью в своей судьбе.
Тёплый дождливый вечер.
Где же ты, счастье? Где?

И почудится мне...

Ты со свежим букетом стоишь у меня на пороге,
Из расстёгнутой куртки видна упаковка конфет.
Я, конечно, впущу, потому что ты прямо с дороги.
И накрою на стол, и полезу за стопкой в буфет.
После тёплого душа возникнешь в махровом халате,
И прижмёшь бесшабашно, и снова солжёшь, что ты – мой.
А пригубив коньяк, с наслажденьем закусишь салатом.
И почудится мне, что и впрямь ты навеки со мной.

В наши чувства вплетётся душистость ночного букета.
Он сегодня из роз, я поставлю его у окна.
А свеча на трюмо нас укроет от яркого света.
И я буду опять безрассудна и очень нежна.
А когда чуть забрезжит и ночь уберёт покрывало,
Ты на кухне со мной перекинешься парочкой фраз.
Выпьешь кофе и в путь, и обронишь, что времени мало.
И что любишь меня, ты солжёшь не моргнув, в сотый раз.

Послесловие

Ты уехал домой, где уже тебя ждут домочадцы.
Из далёкого рейса везёшь им гостинцев пакет.
Им ты скажешь – устал и хочу лишь одно – отоспаться.
И упрячешь, как в сейф, нашей ночи спонтанный сюжет.
Я же буду стоять, как всегда, у окна одиноко.
Будет утро к полудню сегодня идти не спеша.
С грустью буду смотреть, как уходит куда-то дорога.
И почувствую вновь, как томится в разлуке душа.

Девушка с красным зонтом

С красным она зонтом,
Платье – пастель сирени.
В воздухе сплошь озон
С моря. И звук свирели

Где-то. Июньский дождь
С шумом роняет капли.
Им не проникнуть сквозь
Зонтик с фактурой вафли.

Ждёт его под дождём,
Ходит босой по лужам.
Вот подбегает он.
Ждёт, потому что нужен.

Вмиг подхватил её,
С ней закружился в танце.
Дождик всё капал, но
Зонт отпустили пальцы.

И посреди двора
Вместе стоят и мокнут.
Губы шепнули «да».
День оказался «лётным».

В гостиной женщина...

В гостиной женщина. Одна.
Курила, что-то вспоминая,
А рядом был бокал вина,
Наполненный почти до края.
А за окном зима была,
Земля под белым покрывалом.
Вина немного отпила,
Чего-то явно не хватало.
Она листала свой альбом
И в зеркало смотрелась долго.
Дыханье сдавливал ей ком,
И в сердце тыкала иголка.
Она грустила, что зима,
А может оттого что мало
Осталось лет, что нет ума,
Что всё не так и что устала.
И нет того, чего ждала,
И нет того, кого любила.
Она бы счастлива была,
Как только всё бы позабыла.
Забыла б грустное вино
И не пила бы в зимний вечер,
А в лавке выбрала бы свечи,
И думала о новой встрече,
И не смотрела бы в окно.

Ты говорил, а я не слышала...

Ты говорил, а я не слышала,
Молчала, нюхая сирень.
И звёзды были, словно вышиты,
Как ясно помнится теперь.

Шептал на ушко что-то нежное,
Целуя голое плечо.
Хотел уверить, что по-прежнему
И любишь, и ко мне влечёт.

А воздух степью пах и пляжами
С солёной свежею волной.
И были мы навек повязаны,
Хоть ты и не был только мой.

Казалось, что тебя не слышала,
А я не слышала двоих…
Ещё не слышала Всевышнего,
Что помнил горести мои.

Ещё была на месте талия,
Не стала шире, чем всегда.
Ещё не знала я о маленьком,
Что будет копия тебя.

Ты говорил, а я не слышала,
Молчала в мыслях о своём.
Казалось, что почти не дышится…
Пусть лучше б это было сном.

Смеялась девушка вчера...

Смеялась девушка вчера,
Ромашки в полдень собирая.
Цветочный луг казался раем.
Но это было лишь вчера.

Над лугом зрел медовый дух,
Клонили ивы свои ветви,
И золотом сияли церкви,
Роняли тополи свой пух.

И было небо голубым,
И ночи ясны и спокойны.
В лесу густом кричала сойка
И от костров тянулся дым.

Смеялась девушка вчера
И мило парню улыбалась.
Была до счастья только малость…
Теперь от пламени жара.

Наружу вылез сатана
И лихо правит грешным миром.
А на земле дымятся дыры
От взрывов. Ведь теперь – война.

Мне этой ночью было холодно...

Венчались в церкви, пахло ладаном.
Всевышний видел и молчал.
А сердце мне твердило – надо ли?
Казалось плакала свеча.

А взор глубоким был у батюшки,
Как будто в душу проникал,
Хотел сказать:
– Смотри – раскаешься, –
Мои сомненья видно знал.

Казалось мне колечко каменным,
Сухими губы жениха.
И я была ничтожно маленькой
Под грузом этого греха.

И дождь мочил мне платье белое,
И в тучи пряталась луна,
Дышала холодом на тело мне
Сквозь щель открытого окна.

Мне этой ночью было холодно,
И были скованы слова.
Вздымалась лихо мужа молодость,
На плоть имея все права.

Ему твердила перед свадьбою:
– Не стоит нам с тобой спешить.
А он шептал:
– Не бойся, сладится.
Мне стало врозь тоскливо жить.

И я себе казалась старою,
Сказать «люблю» я не смогла.
И стала мужу я отравою
С душой, что горечи полна.

Чутьём постигая любовь...

Под ветвями густыми легенда рождалась иль быль,
Там впервые Адам с изумленьем рассматривал Еву.
Ночью с неба слетала блестящая звёздная пыль,
И ложилась на кожу его и таинственной девы.

Пахли губы их соком диковинных сладких плодов
И похожими были на крупные спелые вишни.
Оба были не смелы, чутьём постигая любовь,
И не знали ещё, что их создал для рая Всевышний.

Ева в пышные кудри вплетала с волненьем цветы,
Что-то ей говорило – ты так околдуешь Адама,
Синий цвет орхидей был контрастом её наготы,
А исход их страстей стал целебнее бочки бальзама.

В их общении зрел самый мощный здоровый инстинкт,
Это чувство сильнее, чем страх пред Создателя карой.
Он в объятиях Евы забыл о всесильном «прости»,
Бог, наверно, простил бы наивную юную пару.

Бил прохладный родник у подножья сиреневых гор,
И напившись воды, эти двое дышали лавандой.
А закат рисовал то янтарный, то алый узор
В мягкой зелени мхов, где они были чувственно жадны.



Сообщение отредактировал Ирина-ханум - Вторник, 17.04.2018, 10:29
 
Ирина Ханум (Ирина-ханум)Дата: Понедельник, 18.05.2015, 10:19 | Сообщение # 10
Гость
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 14
Награды: 3
Репутация: 4
Статус:
Дорога в ад

Её душа, покинув тело, кружила долго над столом,
Врачебный скальпель резал смело, и руки знали ремесло.
Легко скользнула за фрамугу ночного тёмного окна,
А там – зима, мороз и вьюга, и снегом улица полна.
В чём там была, в том и возникла в пустынной роще и одна.
Поняв весь ужас, вмиг поникла, как никнет, пятившись, волна.
Здесь было бархатное лето. А может лето здесь всегда?
Вопросов – бездна, нет ответов: чей это край? Идти – куда?

Отсюда даль казалась садом с густой палитрой цветников,
Не то, что цвет канавы рядом – белёсый, будто молоко.
Её наполнила услада: до сада – в зелени стезя,
Пошла на голос водопада, чьи струи чище, чем слеза.
Павлина хвост напомнил веер: зелёно-синие мазки,
А под ногами алый клевер и мха поляны вдоль реки.
Розарий с мятой нежно-пряной сплелись в немыслимый букет.
Сама себе казалась пьяной, с кустов, обламывая цвет.

Одна в таком великолепье, среди цветов и дивных птиц…
В той жизни же, гремят столетья, камнями скатываясь вниз.
Восторг в блаженстве растворился, и тут увидела она
Мужчину, что к реке спустился, где вод рокочущих стена.
– Ведь, это – рай, он мне подарок? Быть может, это – сказка сна…
А в кроны девственных чинаров слетались стаи воронья.
И кровь игриво зазвенела, наполнив вялое нутро.
Рождалось чувство, что есть тело, и грудь, и пышное бедро.

Она метнулась к водопаду, кувшинку в волосы вплела.
Плыла и вскоре была рядом, свежа, беспечна и смела.
Глаза, как небо, у блондина, по плечи кудри и загар.
И не пройти, не глянув, мимо: была огромной сила чар.
В нём было всё, и всё кипело, упруго, весело, легко.
И было два здоровых тела, и чувство, что двоих влекло.
Она его встречала где-то, пила любовный с ним нектар…
А может, ей казалось это и бред шальной – фантазий дар?

Казалось, хочется влюбиться, как там. А вдруг и это – бред?
Но сердце стало чаще биться, как в жизни той, которой нет.
Они поплыли к водопаду. Вода по вкусу, как вино,
И пена пахла виноградом, скрывая призрачное дно.
Амуры медленно летали, касаясь бережно плеча.
И были солнечными дали, и била жизнь, как из ключа.
Их кровь в соитии стучала, ей – в лоно, а ему – в виски.
Им было мало, мало, мало… и сладко, что они близки.

Хмельные губы ярче вишни, и у неё, и у него.
Но как позволил им Всевышний грешить у дома своего?
Вопрос пока что без ответа. Пока – сомнений пелена…
Но вот меняет краски лето, пейзаж меняет, имена.
Зефира тёплое дыханье затихло. Яростный Эол
Обжёг намеренным касаньем и сад, и речки мшистый дол.
Сухою сделал всю дубраву, кермек и стебли лебеды,
Белела асфодель в канавах, как знак нагрянувшей беды.

С чинаров стая вмиг слетела и чёрной тучей – вдоль реки.
А женщина от ласки млела, забыв про давние грехи.
И тьмы седая паутина закрыла солнца мягкий свет.
Серозной стала вдруг долина, река меняла тоже цвет.
Мужчины волосы темнели, и шерсть укутала живот,
И зубы быстро поредели, отвратным делая весь рот.
И эти все метаморфозы пошли тихонько чередой.
И стали горестнее прозы, простой, житейской и пустой.

Она отпрянула от беса, а может, это был сатир?
И ужас был, и было бегство, бежала, сколько хватит сил.
Но Цербер, клацая клыками, всегда готовился к еде,
Вертел своими головами, держа бунтующих в узде.
А воздух пах уже кострами, густел в гортани душный смрад.
И толпы с козьими ногами кричали вслед, что это... ад.

Иллюстрация (в файле) - фото асфодели из Интернета.

Прикрепления: 8806582.jpg(96.6 Kb)


Сообщение отредактировал Ирина-ханум - Четверг, 11.08.2016, 11:22
 
Ирина Ханум (Ирина-ханум)Дата: Четверг, 02.07.2015, 11:38 | Сообщение # 11
Гость
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 14
Награды: 3
Репутация: 4
Статус:
В тёплом солнечном Гурзуфе...

Солнце утро наряжает в розовую шаль,
Море с небом переходят в призрачную даль.
Манит терпкостью смолистой тонкий кипарис,
Волн упрямую отару лихо гонит бриз.

Помнит множество историй сгорбленный утёс,
Парус шхуны на закате, радость женских слёз.
Грека помнит и гречанку, песни рыбака,
Лентой лунную дорожку к ним издалека.

Пахло спелым виноградом лёгкое вино,
Крепких глиняных кувшинов высушилось дно.
Звёзды сыпались под ноги горстью серебра,
Спящим чудилась медведем тёмная гора.

Помнит дивной нереиды чуть заметный плеск,
То, как быстро просыпался после ночи лес.
В звонких струях родниковых золото лучей,
Крик в дубраве густолистой горлиц и грачей.

В тёплом солнечном Гурзуфе гордую Алсу,
Ниже пояса тугую чёрную косу.
Как пекла она лепёшки, делала айран!
Помнит, как увёз девчонку против воли хан.

В Крым влюблённого поэта, прелесть свежих строк,
Каждый день встречаться с музой русский гений мог.
Шелест трепетной оливы, росные цветы…
Здесь подаришь строфы миру, может быть, и ты.

Змейкой узкую дорогу к морю из степей,
Мяту, донник и цикорий, в шариках репей.
Шепчет старому утёсу новости накат,
Красит торс его малиной пламенный закат.

Иллюстрация(в файле) - картина "Утро. Солнечный Гурзуф". Николай Луговенко,
Владимир Грубник (Интернет-галерея живописи).
Прикрепления: 7246002.jpg(36.4 Kb)


Сообщение отредактировал Ирина-ханум - Воскресенье, 24.04.2016, 13:12
 
Ирина Ханум (Ирина-ханум)Дата: Воскресенье, 05.07.2015, 11:23 | Сообщение # 12
Гость
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 14
Награды: 3
Репутация: 4
Статус:
Пушкин в Гурзуфе

Южной ночи паутина,
Свечки мягкий свет,
Книги рукопись, гусиных
Пёрышек букет.

Кудри чёрные поэта,
Смуглая щека.
Будут сотканы сонеты,
Лирики строка.

Русский дух в арапских генах –
Кружево чудес.
Дивный берег: волны с пеной,
Горы до небес.

Музы светлая улыбка
Всех ценней наград.
Плеск, в стихах рождённой, рыбки,
Злой Заремы взгляд.

Слёзы чистые фонтана.
Зной. Бахчисарай
Тонет в зелени платанов,
Слышится курай.

Смесь реалий и фантазий,
Как напор стихий.
Из ростков незримой связи
Вырастут стихи.

Греет согнутую спину
Сонный Аю-Даг.
Окунь меряет глубины –
Лета верный знак.

Спелость грозди винограда,
Лиственная тень.
Крым становится отрадой,
Пишется весь день.

Средь олив в гурзуфский полдень
С лирой говорил.
Луч вкраплял в лихие волны
Жёлтый свой берилл.

Всё любимо и знакомо:
Юный кипарис –
Друг сердечный рядом с домом,
Скал уступы вниз.

В час ленивого прибоя
Чуть заметный грот –
Место неги и покоя
Пушкина зовёт.

Алым веером закаты,
Моря синий цвет,
Гальки пёстрые агаты.
Лучше Крыма нет.

04.07.2015г.

ИЛЛЮСТРАЦИЯ (Пушкинский кипарис) в файле.
Прикрепления: 3607526.jpg(91.6 Kb)


Сообщение отредактировал Ирина-ханум - Воскресенье, 05.07.2015, 12:04
 
Ирина Ханум (Ирина-ханум)Дата: Четверг, 11.08.2016, 11:31 | Сообщение # 13
Гость
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 14
Награды: 3
Репутация: 4
Статус:
Осень в Крыму

Осени крымской цветной палантин –
Жёлтые, красные, рыжие листья.
Красит природа волшебною кистью
Шапки дубов, бересклетов, рябин.

Старой лозы истончён серпантин,
Значит, закончился сбор винограда.
Тёплая осень для сердца – отрада,
Дождик незваный – седой бедуин.

Дивны всполохи багряных осин,
В даль уходящих сплошным частоколом.
Слышится птичье унылое соло,
То, что вплетает в безмолвие сплин.

Сочные кисточки диких калин
Манят насыщенным ярким кармином.
Крик журавлиный всё дальше от Крыма.
Вот и не виден белеющий клин.

Спелый кизил мне напомнил рубин
В маминых старых ажурных серёжках,
Пахнет костёр пропечённой картошкой,
Грея не хуже, чем дачный камин.

Заросли чуть серебристых маслин
Выведут нас к опустевшему пляжу,
Где только мы и ручная поклажа,
Где был до нас только ветер один.

13.10.2015г.

ИЛЛЮСТРАЦИЯ - Фото Крыма из Интернета.
Прикрепления: 8726994.jpg(42.5 Kb)


Сообщение отредактировал Ирина-ханум - Пятница, 20.04.2018, 00:42
 
Ирина Ханум (Ирина-ханум)Дата: Четверг, 11.08.2016, 11:34 | Сообщение # 14
Гость
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 14
Награды: 3
Репутация: 4
Статус:
Осенние яблоки

Осенние яблоки падают с веток…
Румяные яблоки в мокрой траве,
Горстями на крыше понурой беседки
И в прелой, кирпичного цвета, листве.

В бурьяне дорожки забытого сада…
Как много историй их память хранит:
Букеты, свидания, блюз листопада,
Признания, радость и солнца зенит.

И яблоко в тёплых девичьих ладонях,
Блаженство от сока на юных губах.
Бывали здесь Ани, Наташи и Тони,
В саду, что листвою осенней пропах.

Мне Еву не трудно понять и Адама,
Отведавших мякоть запретных плодов.
От яблока спелого веет дурманом,
И каждый испробовать сладость готов.

Осенние яблоки падают с веток…
Хрустит от надкуса их сочная плоть.
В них солнце ушедшего крымского лета
И сила, которую дал им Господь.

05.11.2015г.

Иллюстрация - фото из Интернета.
Прикрепления: 5807643.jpg(25.1 Kb)


Сообщение отредактировал Ирина-ханум - Четверг, 11.08.2016, 11:36
 
Ирина Ханум (Ирина-ханум)Дата: Четверг, 11.08.2016, 11:39 | Сообщение # 15
Гость
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 14
Награды: 3
Репутация: 4
Статус:
По сонным улочкам Мисхора...

По сонным улочкам Мисхора
Бродили мы когда-то вместе.
И он шептал мне нежно – Дора,
Без фальши в голосе и лести.

И руку брал в свои ладони,
Большие, тёплые. А рядом,
Казалось мне, что волны стонут
И молят искренно – не надо.

И лунный свет сливал по каплям
Минор томительно-прохладный.
Светились окна старой сакли,
Увитой густо виноградом.

И ночь была на редкость дивной:
Сапфиры звёзд дарили боги.
И он шептал мне нежно – Дива,
Умышленно меняя слоги.

И губы пахли мирабелью,
Янтарно-алой сливы соком.
И он шептал мне нежно – Белла,
И шли стихи её потоком.

И мне почудилось, я помню,
Что любит он всех женщин мира.
И взгляд его, тягуче-томный,
Достойным был восточной лиры.

И я почувствовала холод
От губ и от ладоней тоже.
А волны всё бежали к молу,
Сомнения нещадно множа.

02.08.2015г.

Иллюстрация - фото из Интернета.

Прикрепления: 0231338.jpg(10.1 Kb)
 
Ирина Ханум (Ирина-ханум)Дата: Четверг, 11.08.2016, 11:41 | Сообщение # 16
Гость
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 14
Награды: 3
Репутация: 4
Статус:
Я слышала, как море стонет...

Я слышала, как море стонет
У пирса старого с фелюгой.
Я видела, как солнце тонет
В его нутре. А берег грубый

Казался мне оскалом волка
В потёках алого заката.
И щебня острые осколки
Валились в кружево наката,

Который в море возвращался
Распластанной подбитой птицей.
И птицу было очень жалко.
И это всё могло бы длиться

Часами. Бриз довлел над пляжем.
Октябрь был. Шумели стаи
Скворцов на серых спинах кряжа.
Прощались с Крымом, улетая.

07.08.2015г.

Иллюстрация - картина "Волна" Дениса Чернова
(Интернет-галерея).
Прикрепления: 2697132.jpg(23.7 Kb)


Сообщение отредактировал Ирина-ханум - Четверг, 11.08.2016, 11:43
 
Антонина (Mickelson)Дата: Четверг, 11.08.2016, 20:51 | Сообщение # 17
Помощник президента МСТС "Озарение"
Группа: МСТС "Озарение"
Сообщений: 3207
Награды: 96
Репутация: 42
Статус:
Ирина, добрый день. Приглашаю принять участие в трех интересных проектах.http://soyuz-pisatelei.ru/news/2016-08-08-1696
С уважением Антонина
Прикрепления: 7667652.jpg(103.2 Kb)


Антонина Тесленко ( Mickelson)

ПОМОЩНИК ПРЕЗИДЕНТА МСТС "Озарение"

Редактор журнала "Озаренок"
Координатор по городу Пятигорску, член МСТС"Озарение, член Международного союза писателей "Новый современник"
Руководитель ЛТО"Истоки озарения"г. Пятигорск
Руководитель МДЛК"Озарёнок"

Моя копилка на издание книги.
 
Ирина Ханум (Ирина-ханум)Дата: Воскресенье, 11.09.2016, 15:22 | Сообщение # 18
Гость
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 14
Награды: 3
Репутация: 4
Статус:
Старый мир

На окошке закрытом герань
Тянет к солнцу листочки-ладошки,
Занавески поблёкшая ткань,
За порогом – участок с картошкой.

Старый дом, старый двор – это мир
Одинокой, в косынке, старушки.
Как хозяйка – печален и сир
Ветхий дом на краю деревушки.

Ей дороже всего этот дом
С небольшим лоскутом огорода.
Достаёт она старым ведром
Из колодца холодную воду.

А поодаль – ватага домов,
Черепичные красные крыши.
Он – обитель её и альков,
Домик памятью прошлого дышит.

Не лачуга, а целая жизнь…
Здесь её приняла повитуха,
Здесь ковались судьбы виражи,
Здесь был голод, война и разруха.

Уцелел драгоценный сундук,
В нём наряд подвенечный, неброский.
Это детище маминых рук,
А сундук неподъёмный – отцовских.

В тёмный погреб ступеньки ведут,
Огурцы, как положено – в бочке.
Было время – её не одну
Набивали, съедая досрочно.

На окошке закрытом герань,
Лепестков густо-розовый бархат.
И стекло, как незримая грань,
Старый мир отделяет от «завтра».

14.08.2016г.

Иллюстрация из Интернета.


Сообщение отредактировал Ирина-ханум - Воскресенье, 11.09.2016, 15:25
 
Ирина Ханум (Ирина-ханум)Дата: Воскресенье, 25.03.2018, 18:53 | Сообщение # 19
Гость
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 14
Награды: 3
Репутация: 4
Статус:
Домик на Пластунской

Памяти тёти Тони, у которой моя семья несколько
лет снимала комнату, вернувшись в 1946 году в
разрушенный, но освобождённый Севастополь.

~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~~

На Пластунской пышны деревья,
Тополя зеленеют. Лето.
Ветерок переносит перья
Кур-пеструшек двойного цвета.
Граммофончики у калитки –
Сине-белый вьюнок игривый.
Всё ползёт и ползёт по ниткам,
Чередуя дуэты с трио.

– Как сегодня шкварчит ставридка!
Антонина, пожарив рыбу,
Выключает электроплитку.
От восторга котище дыбом.
– Лиль, присядь, расскажи старухе,
Замуж вышла? Как мама с папой?
Кружат в кухне шальные мухи,
К рыбе лезет кошачья лапа.

Папироса у Тони тлеет,
Не хватает губам помады.
Её спутник – старинный веер,
Вечно с ней, постоянно надо.
Гребешок прижимает прядки,
Совершенно теперь седые.
Вся кушетка – сплошные латки.
– Лиля, детка… А дальше: "Ты ли?"

Рядом комнатка, что снимали,
Потолок потемнел, намокнув.
Трещин новых орда немая
Возле рам нераскрытых окон.
Опустели и двор, и домик...
Постояльцев давно не хочет.
Среди утвари Блока томик,
Как снотворное среди ночи.

Молоко до краёв по кружкам,
Календарь отрывной на стенке.
Тётя долго окурок тушит.
– Лиля, ешь! Остывают гренки.
Крошит Тоня салат к обеду,
Разгибаются трудно пальцы.
– Скажешь, буду жива – заеду.
Мама жарит омлет на смальце?

– Тётя Тоня, а Вы-то как же?
Огород, палисадник с вишней…
Тоня смальцем горбушку мажет,
Ставит стопки.
– Помянем Гришу!
Фотография мужа в спальне,
Очень выцвела, пожелтела.
Тётю Тоню безумно жаль мне,
Отекли и лицо, и тело.

Без войны десять лет ведь много.
Это, если родные живы.
Тоня больше не верит Богу,
Снам не верит, что были лживы.
До сих пор Севастополь снится,
От бомбёжек в руинах город.
Рядом с мужем – погибших лица,
А Григорий – красив и молод.

Блеск в глазах оттого, что слёзы
Не текут, а стоят на старте.
– Лиля, маме нарежу розы,
Разложу, если хочешь, карты.
Незаметно вкрапляет юмор
В повседневность моя старушка.
– Я с ума не сошла, не думай!
Просто плакать всё время скучно.

09.08.2015г.
Прикрепления: 4994221.jpg(61.1 Kb)


Сообщение отредактировал Ирина-ханум - Воскресенье, 25.03.2018, 18:55
 
Литературный форум » Наше творчество » Авторские библиотеки » Ирина Ханум. Лирика (Подборка стихов (любовная, пейзажная, гражданская лирика))
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:

Для добавления необходима авторизация