[ Обновленные темы · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Литературный форум » Я памятник себе воздвиг нерукотворный » Зарубежная литература средневековья » Руми - величайший суфийский поэт Ирана
Руми - величайший суфийский поэт Ирана
Nikolay Дата: Суббота, 19 Мар 2011, 11:42 | Сообщение # 1
Долгожитель форума
Группа: Заблокированные
Сообщений: 8927
Награды: 168
Репутация: 248

МАВЛАНА ДЖАЛАЛ АД – ДИН МУХАММАД РУМИ
(ДЖАЛАЛАДДИН РУМИ)
(30. 9. 1207, Афганистан - 17. 12. 1273, Турция)

- величайший суфийский поэт Ирана и всей Малой Азии.

Джалаладдин Руми — величайший поэт-суфий, живший в ХIII веке на территории Малой Азии. Благодарные современники называли его Мевляна («Наш господин»), считая Руми своим духовным наставником. Cегодня, как и 700 лет назад, поэзия Руми жива и актуальна. Люди вновь и вновь обращаются к его произведениям, ища у «проводника в страну Истины» ответы на вечные вопросы.

Руми написал шеститомное произведение в форме маснави, где для иллюстрации философских идей суфизма автор приводит басни и притчи фольклорного нропохождения. Газели Руми отличаются богатством музыкального рисунка и искренностью выраженных чувств.

Мавлана́ Джалал ад-Ди́н Мухамма́д Руми́, известный обычно как Руми или Мевляна родился в Балхе (ныне на территории Афганистана) 30 сентября 1207 года. Из-за нашествия Чингисхана его отец, выдающийся ученый-богослов, эмигрировал с семьей в Малую Азию, в Конийский султанат Сельджукидов (в 1220 г.). Здесь поэт получил духовное образование и, подобно отцу, был руководителем медресе и проповедником. Увлечение суфийским учением изменило течение и характер его жизни и деятельности: он стал суфийским шейхом. Однако мировую славу принесли ему не поучения, а стихи. Наиболее значительные: продиктованная Руми своим ученикам шестичастная поэма «Маснави» («Двустишия») — собрание притч, часто фольклорного происхождения, сопровождаемые стихотворными же философско-дидактическими выводами. Эта книга получила всеобщее признание на мусульманском Востоке и часто называется «иранским Кораном». В художественном отношении это блестящая энциклопедия иранского фольклора средних веков.

Сила поэта состоит в том, что в антиортодоксальной мистической форме проявляется его горячая любовь к людям, с их действительными страданиями, страстями и радостями. Сам Руми называл свою концепцию «поклонением Сердцу». В расцвете славы Руми избрал своим наставником безвестного дервиша Шамса из Тебриза. Ученики поэта, приревновавшие к Джалаладдину Руми дервиша, тайно убили его. В скорби по «закатившемуся солнцу» («Шамс» означает «солнце») Руми сложил вдохновенные, пронизанные пантеистическим духом газели, восприняв их как вложенные в его уста Шамсом, достигшим бессмертия, слившись с Богом. Тем самым Руми действительно увековечил дервиша, «подписав» газели его именем (то есть включив имя Шамс в заключительный бейт) в сымпровизированном Руми огромном «Диване Шамса Тебризского» (другое название — «Дивани кабир»—«Великий диван»). Поэт скончался 17 декабря 1272 года в Конье и был там же похоронен, провожаемый в последний путь многими людьми всех вероисповеданий — мусульманами, христианами, иудеями, индуистами, буддистами и др.,— выразившими почтение к человеку, воспевавшему «религию сердца» — единодушие всех людей разных племен и вероисповеданий.
(По материалам «Либрусек»)
***

ПОЭЗИЯ

Перевод В. Державина (1908 – 1975)

ПРИТЧИ

Поселянин и лев

Однажды, к пахарю забравшись в хлев,
В ночи задрал и съел корову лев

И сам в хлеву улегся отдыхать.
Покинул пахарь тот свою кровать;

Не вздув огня, он поспешил на двор -
Цела ль корова, не залез ли вор?

И льва нащупала его рука,
Погладил льву он спину и бока.

Льву думалось: «Двуногий сей осел,
Видать, меня своей коровой счел!

Да разве б он посмел при свете дня
Рукой касаться дерзкою меня?

Пузырь бы желчный лопнул у него
От одного лишь вида моего!»

Ты, мудрый, суть вещей сперва познай,
Обманной внешности не доверяй.
***

Рассказ об украденном баране

Барана горожанин за собой
Тащил с базара, - видно, на убой.

И вдруг в толпе остался налегке,
С веревкой перерезанной в руке.

Барана нет. Добычею воров
Овчина стала, и курдюк, и плов.

Тот человек, в пропаже убедясь,
Забегал, бестолково суетясь.

А вор возле колодца, в стороне,
Вопил и причитал: «Ой, горе мне!»

«О чем ты?» - обворованный спросил.
«Я кошелек в колодец уронил.

Все, что имел я, - сто динаров там!
Достанешь - я в награду двадцать дам».

А тот: «Да это целая казна!
Ведь десяти баранов в ней цена.

Я одного барана потерял,
Но бог взамен верблюда мне послал!»

В колодец он с молитвою полез,
А вор с его одеждою исчез.

О друг, по неизвестному пути
Ты должен осмотрительно идти.

Но жадность заведет в колодец бед
Того, в ком осмотрительности нет.
***

О том, как старик жаловался врачу на свои болезни

Старик сказал врачу: «Я заболел!
Слезотеченье… Насморк одолел».

«От старости твой насморк», - врач сказал.
Старик ему: «Я плохо видеть стал».

«От старости, почтенный человек,
И слабость глаз, и покрасненье век».

Старик: «Болит и ноет вся спина!»
А врач: «И в этом старости вина».

Старик: «Мне в пользу не идет еда».
А врач: «От старости твоя беда».

Старик: «Я кашляю, дышу с трудом».
А врач: «Повинна старость в том и в том.

Ведь если старость в гости к нам придет,
В подарок сто болезней принесет».

«Ах ты дурак! - сказал старик врачу. -
Я у тебя лечиться не хочу!

Чему тебя учили, о глупец?
Лекарствами сумел бы врач - мудрец

Помочь в недомогании любом,
А ты - осел, оставшийся ослом!..»

А врач: «И раздражительность твоя
От старости, тебе ручаюсь я!»
***

Рассказ о воре барабанщике

Однажды темной ночью некий вор
Подкапывался под чужой забор.

Старик, что на соседней кровле спал,
Услышав стук лопатки, с ложа встал.

Окликнул вора: «Бог на помощь, брат!
Ты что там делаешь, когда все спят?

Скажи на милость мне - ты кто такой?»
Л вор: «Я барабанщик городской».

«А чем сейчас ты занят - знать хочу!»
«Сам видишь - в барабан я колочу!»

«Что ж грома барабана твоего
Не слышно, плут?» - старик спросил его.

А вор: «Настанет утро — и тогда
Услышишь гром и вопли: «Аи, беда!»
***

Спор верблюда, быка и барана

Верблюд, Баран и Бык дорогой шли
И связку сена свежего нашли.

«Как разделить? - Баран им говорит. -
Ведь ни один из нас не будет сыт!

Не лучше ли судить по старшинству?
Кто старше всех - пусть эту съест траву.

Пророк, принесший миру благодать,
Нам завещал старейших почитать».

Бык промычал: «Ну что ж, друзья, ну что ж.
Совет Барана мудрого хорош.

Расскажем о себе с начала дней
Кто старше всех - тот и травой владей».

Сказал Баран: «Я пасся в тех стадах,
Что разводил пророк Халилуллах.

Дружил я с тем барашком молодым,
Которого зарезал Ибрагим».

А Бык: «Куда со мной тягаться вам!
Я - старше всех! На мне пахал Адам!»

Хоть изумлен Верблюд их ложью был,
Нагнул он шею, сено ухватил,

Высоко поднял связку и сказал:
«Пусть Бык не лгал, и пусть Баран не лгал,

Не буду спорить, кто из нас древней,
Поскольку шея у меня длинней.

И всем, конечно, ведомо, что я
Вас не моложе, добрые друзья».
***

Рассказ о винограде

Вот как непонимание порой
Способно дружбу подменить враждой,
Как может злобу породить в сердцах
Одно и то ж на разных языках.
Шли вместе тюрок, перс, араб и грек.
И вот какой то добрый человек
Приятелям монету подарил
И тем раздор меж ними заварил.
Вот перс тогда другим сказал: «Пойдем
На рынок и ангур приобретем!»
«Врешь, плут, - в сердцах прервал его араб, -
Я не хочу ангур! Хочу инаб!»

А тюрок перебил их: «Что за шум,
Друзья мои? Не лучше ли узум!»

«Что вы за люди! - грек воскликнул им, -
Стафиль давайте купим и съедим!»

И так они в решении сошлись,
Но, не поняв друг друга, подрались.

Не знали, называя виноград,
Что об одном и том же говорят.

Невежество в них злобу разожгло,
Ущерб зубам и ребрам нанесло.

О, если б стоязычный с ними был,
Он их одним бы словом помирил.

«На ваши деньги, - он сказал бы им, -
Куплю, что нужно всем вам четверым,

Монету вашу я учетверю
И снова мир меж вами водворю!

Учетверю, хоть и не разделю,
Желаемое полностью куплю!

Слова несведущих несут войну,
Мои ж — единство, мир и тишину».
***

Наставление пойманной птицы

Какой то человек дрозда поймал.
«О муж почтенный, - дрозд ему сказал, -
Владелец ты отар и косяков.
Ты много съел баранов и быков,

Но пищей столь обильною мясной
Не пресыщен - насытишься ли мной?
Ты отпусти меня летать, а там
Тебе я три совета мудрых дам.

Один в твоей руке прощебечу,
Другой, когда на крышу я взлечу;
А третий - с ветки дерева того,
Что служит сенью крова твоего.

Моим советам вняв, - пока ты жив, -
Во всем удачлив будешь и счастлив.
Вот первый мой совет в твоих руках:
Бессмыслице не верь ни в чьих устах».

Свободу птице человек вернул,
И дрозд на кровлю весело вспорхнул.
Пропел: «О невозвратном не жалей!
Когда пора прошла - не плачь о ней

И за потери не кляни судьбу!
Бесценный, редкий перл в моем зобу.
Дирхемов верных десять весит он…
Им был навеки б ты обогащен!

Такого перла больше не сыскать,
Да не тебе богатством обладать!»
Как женщина в мучениях родов,
Стонал, кричал несчастный птицелов.

А дрозд: «Ведь я давал тебе совет -
Не плачь о том, чему возврата нет!
Глухой ты, что ли, раз не внял тому
Разумному совету моему?

Совет мой первый вспомни ты теперь:
Ни в чьих устах бессмыслице не верь.
Как десять я дирхемов мог бы несть,
Когда дирхема три я вешу весь?»

А человек, с трудом в себя пришел,
Просил: «Ну, дай мне третий твой совет».
А дрозд: «Ты следовал советам двум,
Пусть третий озарит теперь твой ум:

Когда болвана учат мудрецы,
Они посев бросают в солонцы,
И как ни штопай — шире, чем вчера,
Назавтра будет глупости дыра!»
***

Джуха и мальчик

Отца какой то мальчик провожал
На кладбище и горько причитал:

«Куда тебя несут, о мой родной,
Ты скроешься навеки под землей!

Там никогда не светит белый свет,
Там нет ковра, да и подстилки нет!

Там не кипит похлебка над огнем,
Ни лампы ночью там, ни хлеба днем!

Там ни двора, ни кровли, ни дверей,
Там ни соседей добрых, ни друзей!

О, как же ты несчастен будешь в том
Жилье угрюмом, мрачном и слепом!

Родной! От тесноты и темноты
Там побледнеешь и увянешь ты!»

Так в новое жилье он провожал
Отца и кровь - не слезы - проливал.

«О батюшка! - Джуха промолвил тут. -
Покойника, ей - богу, к нам несут!»

«Дурак!» - сказал отец. Джуха в ответ:
«Приметы наши все, сомненья нет!

Все как у нас: ни кровли, ни двора,
Ни хлеба, ни подстилки, ни ковра!»
***

Посещение глухим больного соседа

«Зазнался ты! - глухому говорят. -
Сосед твой болен много дней подряд!»

Глухой подумал: «Глух я! Как пойму
Болящего? Что я скажу ему?

Нет выхода… Не знаю, как и быть,
Но я его обязан навестить.

Пусть я глухой, но сведущ и неглуп;
Его пойму я по движенью губ.

«Как здравие?» - спрошу его сперва.
«Мне лучше!» - воспоследуют слова.

«И слава богу! - я скажу в ответ. -
Что ел ты?» Молвит: «Кашу иль шербет».

Скажу: «Ешь пищу эту! Польза в ней!
А кто к тебе приходит из врачей?»

Тут он врача мне имя назовет.
Скажу: «Благословляй его приход!

Как за тебя я радуюсь, мой друг!
Сей лекарь уврачует твой недуг».

Так подготовив дома разговор,
Глухой пришел к болящему во двор.

С улыбкой он шагнул к нему в жилье,
Спросил: «Ну, друг, как здравие твое?»

«Я умираю…» - простонал больной.
«И слава богу!» - отвечал глухой.

Похолодел больной от этих слов,
Сказал: «Он - худший из моих врагов!»

Глухой движенье губ его следил,
По своему все понял и спросил:

«Что кушал ты?» Больной ответил: «Яд!»
«Полезно это! Ешь побольше, брат!

Ну, расскажи мне о твоих врачах».
«Уйди, мучитель, - Азраил в дверях!»

Глухой воскликнул: «Радуйся, мой друг!
Сей лекарь уврачует твой недуг!»

Ушел глухой и весело сказал:
«Его я добрым словом поддержал,

От умиленья плакал человек:
Он будет благодарен мне весь век».

Больной сказал: «Он мой смертельный враг,
В его душе бездонный адский мрак!»

Вот как обрел душевный мир глухой,
Уверенный, что долг исполнил свой.
***

Спор грамматика с кормчим

Однажды на корабль грамматик сел ученый,
И кормчего спросил сей муж самовлюбленный:

«Читал ты синтаксис?» - «Нет», - кормчий отвечал.
«Полжизни жил ты зря!» - ученый муж сказал.

Обижен тяжело был кормчий тот достойный,
Но только промолчал и вид хранил спокойный.

Тут ветер налетел, как горы, волны взрыл,
И кормчий бедного грамматика спросил:

«Учился плавать ты?» - Тот в трепете великом
Сказал: «Нет, о мудрец совета, добрый ликом!»

«Увы, ученый муж! - промолвил мореход, -
Ты зря потратил жизнь: корабль ко дну идет!»
***

Напуганный горожанин

Однажды некто в дом чужой вбежал;
От перепугу бледный, он дрожал.

Спросил хозяин: «Кто ты? Что с тобой?
Ты отчего трясешься, как больной?»

А тот хозяину: «Наш грозный шах
Испытывает надобность в ослах.

Сейчас, во исполненье шахских слов,
На улицах хватают всех ослов».

«Хватают ведь ослов, а не людей!
Что за печаль тебе от их затей?

Ты не осел, благодаря судьбе;
Так успокойся и ступай себе».

А тот: «Так горячо пошли хватать!
Что и меня, пожалуй, могут взять.

А как возьмут, не разберут спроста -
С хвостом ты ходишь или без хвоста.

Готов тиран безумный, полный зла,
И человека взять взамен осла».
***

Прикрепления: 9438936.jpg(14.8 Kb) · 1785825.jpg(38.4 Kb)


Редактор журнала "Азов литературный"
 
Nikolay Дата: Четверг, 22 Сен 2011, 15:55 | Сообщение # 2
Долгожитель форума
Группа: Заблокированные
Сообщений: 8927
Награды: 168
Репутация: 248
Руми Джалал ад-Дин Мухаммад (1207 — 1272)

- великий персидский поэт-мистик, философ и религиозный просветитель, один из ярких представителей «просвещенного суфизма».


Ты, мудрый, суть вещей сперва познай,
Обманной внешности не доверяй.
***

О друг, по неизвестному пути
Ты должен осмотрительно идти.
Но жадность заведет в колодец бед
Того, в ком осмотрительности нет.
***

Вот первый мой совет в твоих руках:
Бессмыслице не верь ни в чьих устах
***

…О невозвратном не жалей!
Когда пора прошла - не плачь о ней
И за потери не кляни судьбу!
***

Не плачь о том, чему возврата нет!
***

Когда болвана учат мудрецы,
Они посев бросают в солонцы,
И как ни штопай — шире, чем вчера,
Назавтра будет глупости дыра!
***

Любовь должна быть тем, что нас бы наслаждало.
Любовь нам радости без счета может дать.
Я в матери-любви обрел начало.
Благословенна будь навеки эта мать!
***

Да поразит возмездие бедой
Тех, кто за дружбу заплатит враждой.
Дружите с умными, ибо друг дурак
Порой опаснее, чем умный враг.
***

И зноем дня не будет опален
Тот, кто в терпенье гордом закален.
***

Науку познаешь с помощью слов, искусство - с помощью практики, а отчужденность познается в компании.
***

То, что обычному человеку кажется камнем, для знающего является жемчужиной.
***

Пока ты здоров и силен, трудись! Труд и стремление не противостоят счастью найти клад. Не отставай от дела, и если ты наделен судьбой, то она найдет тебя.
***

Для человека разум является и руками и крыльями для взлета. Когда не обладаешь им, тогда избери путеводителем разумного.
***

Целью этого мира является человек, а целью человека - это мгновение; целью тела является обретение духа, а целью Духа - регулирование чувств.
***


Редактор журнала "Азов литературный"
 
Литературный форум » Я памятник себе воздвиг нерукотворный » Зарубежная литература средневековья » Руми - величайший суфийский поэт Ирана
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск: