[ Обновленные темы · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Литературный форум » Я памятник себе воздвиг нерукотворный » Древняя русская литература (до XVII века) » Владимир Мономах - русский князь, писатель и мыслитель (Один из первых русских писателей)
Владимир Мономах - русский князь, писатель и мыслитель
Nikolay Дата: Среда, 31 Авг 2011, 14:17 | Сообщение # 1
Долгожитель форума
Группа: Заблокированные
Сообщений: 8927
Награды: 168
Репутация: 248


МОНОМАХ ВЛАДИМИР ВСЕВОЛОДОВИЧ
(в крещении Василий Мономах)
(1053 — 19 мая 1125)


— великий князь смоленский (1073 — 1078), черниговский (1078 — 1094), переяславский (1094 — 1113), киевский (1113 — 1125), государственный деятель, военачальник, писатель, мыслитель; сын князя Всеволода Ярославича; автор "Поучения" - величайшего источника литературы древней Руси
Прозван Мономахом по названию рода матери Марии (по другим данным — Анны) — дочери византийского императора Константина IX Мономаха.

Начало деятельности
Свое детство и юность провел при дворе отца Всеволода Ярославича в Переяславе-Южном. Постоянно возглавлял отцовскую дружину, осуществлял далекие походы, придушал восстание вятичей, воевал против половцев. В 1076 году вместе с Олегом Святославичем участвовал в походе в помощь полякам против чехов, также дважды с отцом и Святополком Изяславичем против Всеслава Полоцкого. Во время второго похода произошло первое использование наемного войска из половцев для междоусобной войны[2]. В 1078 году его отец стал киевским князем, а Владимир Мономах получил Чернигов. В 1080 году отбил набег половцев на черниговские земли, нанёс поражение кочевникам-торкам.
В 1093 году после смерти отца, великого князя Всеволода, имел возможность занять киевский престол, но, не желая новой усобицы, добровольно уступил это право двоюродному брату Святополку, сказав: «Его отец был старше моего и раньше моего княжил в Киеве». Сам же занял черниговский престол.

Организатор антиполовецкого союза при Святополке
С 1093 вёл войну с вступившими в союз половцами и Олегом Святославичем, которому вынужден был уступить Чернигов (1094), и обосновался в Переяславском княжестве, подвергавшемся постоянным набегам половцев. Поэтому Владимир Мономах был более всех заинтересован в прекращении княжеских междоусобиц и сплочении сил Руси для отпора половцам. Эту мысль Владимир Мономах настойчиво высказывал на княжеских съездах (Любечский съезд (1097), 1100, 1103). В 1095 заключил мир с половецкими ханами Итларом и Китаном и вероломно их убил с помощью Ратибора и его сыновей, а также при помощи киевского боярина Словята. В то время Тугоркан и Боняк ходили на Византию, но были разбиты. Боняк атаковал Киев сразу по возвращении «из грек» — прямо с марша. Чуть позднее подступил к Переяславлю Тугоркан, там же и погибший вместе с сыном, разбитый подоспевшими дружинами Святополка Изяславича и Владимира Мономаха. После Долобского съезда (1103) Владимир Мономах стал вдохновителем и непосредственным руководителем военных походов против половцев (1103, 1107, 1111). Половцы потерпели ряд поражений и надолго прекратили набеги на русские земли.

Великое княжение
После смерти (1113) киевского князя Святополка Изяславича в Киеве вспыхнуло народное восстание; верхи киевского общества призвали на княжение Владимира Мономаха. Став киевским князем, он подавил восстание, но в то же время вынужден был законодательным путём несколько смягчить положение низов. Так возник «Устав Владимира Мономаха» или «Устав о резах», который вошёл в состав пространной редакции «Русской Правды». Этот устав ограничил прибыли ростовщиков, определял условия закабаления и, не покушаясь на основы феодальных отношений, облегчал положение должников и закупов.
Княжение Владимира Мономаха было периодом последнего усиления Киевской Руси. Владимир Мономах через своих сыновей управлял 3/4 территории Древнерусского государства. Туров Мономах получил по смерти Святополка как киевскую волость. В 1117 году Мономах отозвал своего старшего сына Мстислава из Новгорода в Белгород, что стало вероятной причиной выступления сына Святополка Изяславича Ярослава, правившего на Волыни и опасавшегося за свои наследственные права. В 1118 году Мономах вызвал новгородских бояр в Киев и привёл их к присяге. В 1118 году Ярослав был изгнан с Волыни, после чего пытался вернуть княжество с помощью венгров, поляков и разорвавших союз с Мономахом Ростиславичей, но безуспешно. В 1119 году Мономах силой оружия завладел также Минским княжеством. При Владимире Мономахе начали заключаться династические браки между Рюриковичами. Ярослав Святополчич (убит в 1123 года при попытке вернуть Владимир-Волынский) и Всеволод Ольгович (черниговский князь с 1127 года) были женаты на дочерях Мстислава Владимировича (внучках Мономаха), на дочери Мономаха Агафье был женат Всеволодко Городенский, Роман Владимирович был женат на дочери Володаря Ростиславича Перемышльского. Стабильность в государстве держалась на авторитете Мономаха, наличии общего врага (половцев) и концентрации всей полноты власти в руках великого князя.
В 1116 — 1117 годах по поручению Владимира Мономаха создана была 2 редакция «Повести временных лет» Сильвестром, монахом киевского Выдубицкого монастыря. Именно эта редакция летописи дошла до наших дней.

Писатель
До нас дошли три произведения Владимира Мономаха. Первое — «Поучение Владимира Мономаха», второе — рассказ о «путях и ловах»(автобиография), третье — письмо к двоюродному брату Олегу Святославовичу.
(Источник – Википедия; http://ru.wikipedia.org/wiki....C%E0%F5 )
***


Владимир Мономах (1053 - 1125) - Великий князь Киевский (с 1113 г.)

Один из самых образованных людей Европы ХІІ века. Княжил в Ростове, Смоленске, Чернигове и Переяславле.
В 1113 г. призван киевским дворянством на княжение. Предпринял 83 «великих похода» . По материнской линии внук Византийского императора Константина IХ Мономаха, Владимир, согласно преданию, получил от своего деда шапку Мономаха – символ верховной власти (по-гречески слово «мономах» означает «самодержец»).
Около 1117 г. написал «Поучение», обращенное, по его словам, к «детям и иным, кто прочтет», в котором призывал крепить единство Русской земли.
Дополнил «Русскую Правду» рядом статей: о должниках, ростовщиках, холопах, а также о расследовании убийств и др.
Владимир заложил несколько Успенских соборов: в Киеве, Смоленске, Суздале, Чернигове, Владимире. По наблюдению Д.С. Лихачева, одинаковые по посвящению (Успение Богородицы), расположенные в разных концах страны, храмы были необходимы для «преодоления пространства», закрепления единства Руси.
(Источник - Проект «Донбасс Православный»; http://www.ortodox.donbass.com/1020/11.htm )
***


Владимир Мономах
Победитель «злокозненных» для Руси кочевых орд половецкого народа, изгнавший его из просторов Дикого поля. Внук Ярослава Мудрого, сын князя Всеволода Ярославича, появившийся на свет в 1053 году, – одна из самых ярких личностей в древнерусской истории. Мать его была дочерью византийского императора Константина Мономаха (отсюда его историческое прозвище – Мономах, по деду).
Всю свою долгую жизнь Владимир Мономах посвятил объединению Русской земли и защите ее от постоянных набегов половцев. Под этим названием, а также под именем команов (у византийцев), кунов (у венгров), кипчаков (у грузин) этот кочевой народ, обитавший в южнорусских степях, встречается в древнерусских летописях, в польских, чешских, венгерских, немецких, византийских, грузинских, армянских, арабских и персидских письменных источниках.
Воевать с ними Владимир Мономах начал, когда получил в удельное правление порубежное Переяславльское княжество, стоявшее на краю Дикого поля, или, как его тогда называли на протяжении целого столетия, – Половецкой степи.
Отечественная история донесла до нас горестные цифры: с зимы 1061 года по 1210‑й половцы совершили 46 только больших набегов на Русь, не считая малых. Больше всего от них досталось пограничной Переяславльской земле. Девятнадцать раз половецкие орды волной накатывались на это княжество, прикрывавшее собой, без малого, пол‑Руси.
Для сравнения скажем, что на Поросье (область на реке Рось) пришлось 12 набегов. На Северскую землю – 7. На Киевское княжество и на Рязанщину – по 4. На Черниговщину, земли Белой Руси и другие области врагу приходилось прорываться через Переяславльское княжество. Набеги же степных хищников малыми силами в древнерусские летописи просто не записывались. Деревушка – не город, село – не посад. Да и много ли летописей Древней Руси дошло до наших дней.
Чтобы понять истинную роль Владимира Мономаха, князя смоленского с 1067 года, князя черниговского – с 1078 года, переяславльского – с 1093 года, великого князя киевского – с 1113 года, в борьбе с половцами на рубеже XI–XII столетий, достаточно упомянуть о военных походах, совершенных им в не утихавшей войне с Диким полем. Их было 83!
По подсчетам историка С.М. Соловьева, еще в княжение своего отца Владимир Мономах одержал над половцами в битвах двенадцать побед. Почти все из них – на степном порубежье Русской земли.
В период правления в стольном граде Киеве Владимиру Мономаху удалось объединить вокруг себя большую часть Русской земли. Он явился вдохновителем и организатором целого ряда совместных походов русских князей против Половецкой степи. Самыми большими из них стали походы 1103, 1107 и 1111 годов.
Первый крупный дальний поход русской рати состоялся в 1103 году после Долобского совета князей. Владимир Мономах выступил в поход вместе с князем Святополком Киевским. Их войско состояло из конницы, которая шла берегом Днепра, и пеших воев, плывших на ладьях. В районе острова Хортица пешие ратники высадились на берег и вместе с конными дружинами двинулись в степь. Русское войско за четыре дня прошло примерно 100 километров. Впереди двигался большой отряд – «сторожа», который выполнял функции сторожевого охранения и разведки.
Когда о движении русских полков стало известно в половецких вежах, ханы собрались на «съезд», чтобы обсудить такое небывалое дело – противник зашел в глубь «их» Дикого поля. Ханы решили разбить русскую рать и затем незамедлительно совершить большой набег на Русь.
Первое большое сражение с кочевниками произошло в урочище Сутень. Русская «сторожа» окружила здесь и уничтожила большой половецкий отряд во главе с ханом Алтунопой. Так половцев впервые разбили на их собственной земле.
Битва же с главными силами степного народа состоялась утром 4 апреля на реке Молочной. Летописец так описывает ее пролог: «И двинулись полки половецкие, как лес, конца им не было видно; и Русь пошла им навстречу…»
Сражение, как и ожидалось, началось яростными атаками несметной половецкой конницы, но русские ряды не дрогнули. Пешая рать, составлявшая «чело» (расположенная в центре), не позволила вражеской коннице разорвать себя и притянула к себе главные силы степняков. Княжеские конные дружины, стоявшие на «крыльях» (флангах) начали разгром союзного войска ханов. После жаркой сечи половцы обратились в повальное бегство, русская конница преследовала противника, кони которого после зимовки потеряли прежнюю резвость. В той битве на реке Молочной погибли 20 половецких ханов.
От такого удара половецкие орды не сразу пришли в себя. В мае 1107 года степняки во главе с ханами Боняком и Шаруканом совершили набег на окрестности порубежного города‑крепости Переяславля. В августе они повторили набег и дошли до реки Суллы близ Лубеня. Владимир Мономах вновь поднял русских князей на совместный поход и внезапно обрушился на походный стан кочевников. Половцы даже не успели выстроиться для битвы. Захватив большой полон, русские дружины «с победой великой» вернулись домой.
Чтобы обезопасить Русь от разорительных набегов кочевого народа, Владимир Мономах использовал не только военную силу, но и прибегал к дипломатическим приемам. Он женил двух своих сыновей – Юрия, будущего Долгорукого, и Андрея – на дочерях знатных половецких ханов. Так поступали и другие удельные князья. Однако и это не удерживало степные орды от набегов на северных соседей.
Тогда Владимир Мономах задумал совершить сверхдальний поход в Половецкую степь, выйти к Дону и там разгромить те половецкие вежи (кочевья), которые до сих пор избегали ударов русских дружин. Этот поход состоялся в 1111 году, в конце февраля, когда степь находилась еще под снегом. Пешие русские ратники выступили в дальнюю дорогу на санях. На санях же везли тяжелое оружие и корм для коней.
Маршрут объединенного войска нескольких русских князей пролегал в стороне от ближайших к границам Руси кочевий, что обеспечило скрытность похода. В конце марта русское войско вышло на берега реки Северский Донец и взяло половецкие городки Шарукань и Сугров, освободив здесь много пленников.
Появление многотысячной русской рати в самом центре Дикого поля заставило половецких ханов соединиться в одно огромное конное войско. Произошло два больших сражения. Второе из них, состоявшееся 27 марта на берегах нижнего Дона, отличалось необычной ожесточенностью. Владимир Мономах выстроил русские полки в привычный боевой порядок: пешие воины стали в центре, а княжеские конные дружины – на флангах. Они составляли одну боевую линию. Но на сей раз древнерусский полководец поставил и вторую линию – ее составили полки самого Мономаха и черниговского князя Давыда Святославовича.
Половецкая конница всей массой обрушилась на первую линию русских воев. Однако теснота на поле битвы не позволяла степнякам вести прицельную стрельбу из луков, и они так и не смогли прорвать строй противника. Напрасно ханы раз за разом посылали своих воинов в атаку. Когда Владимир Мономах убедился, что наступательный пыл половцев иссяк, он ввел в сражение вторую линию. Такого разгромного поражения от русских ратей, что случилось на берегах Дона, воинственный степной народ еще не знал.
После разгрома в 1111 году половецкие вежи, чтобы избежать полного уничтожения, откочевали за Дунай, вскоре оказавшись в венгерских степях. А до 40 тысяч воинов‑«кипчаков» вместе с семьями и стадами ушли в Грузию, нанявшись на военную службу к царю Давиду IV Строителю. Там из них был сформирован 5‑тысячный отряд царской гвардии.
Когда русская рать после той победы на берегах Дона вновь пришла в донские степи, то половецких веж она там уже не нашла…
В последние годы правления и жизни Владимира Мономаха кочевые орды из Дикого поля больше не тревожили Русскую землю. Безопасными стали жизнь в порубежье и торговые пути по Днепру. Черта земледелия продвинулась на юг.
(Источник – В окоп; http://vokop.ru/military_personality/19-vladimir-monomax.html )
***


ВЛАДИМИР (ВАСИЛИЙ) ВСЕВОЛОДОВИЧ МОНОМАХ (1053 — 19.05.1125), СЫН ВСЕВОЛОДА ЯРОСЛАВИЧА

ВЛАДИМИР (Василий) ВСЕВОЛОДОВИЧ МОНОМАХ (1053 — 19.05.1125), сын Всеволода Ярославича, прозвание Мономаха получил, по преданию, от прозвища деда по матери, византийского имп. Константина Мономаха. После изгнания из Киева Изяслава Ярославича, когда произошло перемещение князей, был посажен в Смоленск (1067). Когда отец Владимира сел в Киеве, он занял его стол в Чернигове, выдержав упорную борьбу со Святославичами. По смерти Всеволода Владимир, пользовавшийся большим расположением киевлян, мог бы занять его место, но, избегая борьбы с другими князьями, уступил Киев старшему из князей Святополку Изяславичу (1093). Лишаясь поддержки отца, не мог удержаться в Чернигове и ушел в отцовский Переяславль. Все время, когда вел. князем был Святополк, не пользовавшийся ни любовью киевлян, ни уважением князей, Владимиру принадлежала главная роль в общерусских делах: он организует многочисленные походы на половцев, из которых самым известным был поход в 1111, устраивает княжеские съезды (в Любече, Витичеве), на которых решаются споры князей. По смерти в 1113 Святополка киевляне послали к Владимиру звать его на великокняжеский стол.
Во время своего княжения в Киеве Владимир поднял значение великокняжеской власти, успел сосредоточить в руках своих и своих детей значительную часть русских земель. Владимир был одним из популярнейших князей в Древней Руси, и позднее создалась легенда, что византийский император прислал ему венец (шапку) и оплечье (бармы), которыми и венчал его на царство митр. Неофит.
Кн. Владимир стремился облегчить положение простых русских людей, боролся с еврейским ростовщичеством, дополнил и пересмотрел "Русскую Правду". Весной 1113 в Киеве разразилось народное восстание, во время которого были разгромлены дома евреев-ростовщиков. После этого восстания кн. Владимир запретил высокий ссудный процент. Более того, он велел выслать всех "жидов". В законе, установленном им, заявлялось: "Ныне из всей Русской земли всех жидов выслать и впредь их не впущать; а если тайно войдут — вольно их грабить и убивать".
Владимир Мономах был также и крупным писателем своего времени. В "Поучении", обращенном к детям, он излагает свои представления о нравственном поведении человека в мире, рассказывает о событиях собственной жизни и передает свои чувства. В "Поучении" отразилось духовно-нравственная высота Владимира Мономаха, о котором летописец писал, что он "просвети Русскую землю, акы солнце луча пущая".
С. Ю.
(Источник - Институт Русской Цивилизации; http://www.rusinst.ru/articletext.asp?rzd=1&id=5631&tm=9 )

***

«Поучение к детям» Владимира Мономаха

В начале XII в. в Древней Руси было очень популярно "Поучение к детям" князя Владимира Мономаха. В "Поучении" излагались нормы, согласно которым было необходимо действовать детям дружинников и князей. Например, разговор нужно было вести таким образом: "при старших молчать, мудрых слушать, старшим повиноваться, с равными себе и младшими в любви пребывать, без лукавого умысла беседуя, а побольше вдумываться, не неистовствовать словом, не осуждать речью, не много смеяться...".

Автор «Поучения» князь Владимир Всеволодович Мономах (1053—1125) — один из самых талантливых и образованных русских князей домонгольской поры. Прозвание Мономаха получил по матери — дочери византийского императора Константина Мономаха. Он был князем черниговским, затем переяславским (Переяславля Южного), а с 1113 г.— киевским. Всю жизнь он провел в борьбе с половцами и с их обычным союзником — князем Олегом Святославичем. Против половцев Мономах организовал несколько походов объединенных сил русских князей. Стремясь предотвратить распад русского государства на ряд самостоятельных княжеств и вместе с тем придерживаясь принципа, что каждый князь должен наследовать владения своего отца, он придавал огромное значение идеологической пропаганде единства Русской земли. С этой целью он организовывал съезды русских князей, поддерживал культ «святых братьев» Бориса и Глеба, жизнь которых должна была подать пример послушания младших князей старшим, покровительствовал летописанию, напоминавшему об историческом единстве Руси и всего княжеского рода («все князья — братья») и писал сам произведения, в которых выражал те же идеи единства Руси и необходимости бескорыстного служения родине. В собственной деятельности Владимир Мономах не всегда выдерживал изложенные им принципы, но все же законодательным путем он несколько смягчил положение низов, покровительствовал духовенству, в целом ряде случаев добивался прекращения княжеских усобиц и добился прекращения на некоторое время половецких набегов, совершив успешные походы в глубь степей. Княжение Владимира — это время усиления Руси и эпоха расцвета русской литературы.

«Поучение» Владимира Мономаха читается только в Лаврентьевской летописи. В ней оно вставлено между рассуждением о происхождении половцев и рассказом о беседе летописца с новгородцем Гюрятой Роговичем. В других летописях (Ипатьевской, Радзивилловской и др.) текст, разделенный в Лаврентьевской летописи «Поучением», читается без всякого разрыва и «Поучение» отсутствует. «Поучение» — одно из выдающихся произведений древнерусской литературы. По поводу того, когда оно было написано, существует большая литература и большие расхождения во взглядах. Вероятнее всего, оно написано в 1117 г. Печатается по Лаврентьевской летописи (РНБ, F. п. № 2) с незначительными исправлениями описок. Ниже дается самый сжатый комментарий к «Поучению». Подробный комментарий см. Повесть временных лет. М.; Л., 1950. Ч. 2. С. 425—457.
(Источник – Самодержавная Русь; http://samoderzhavnaya.ru/pages/pouchenie_vladimira_monomaha )
***


Н.М. Карамзин
История государства Российского
ТОМ 2. Глава VII.
ВЛАДИМИР МОНОМАХ, НАЗВАННЫЙ В КРЕЩЕНИИ ВАСИЛИЕМ.
г. 1113-1125
(Извлечения)


<…> По смерти Святополка-Михаила граждане Киевские, определив в торжественном совете, что достойнейший из Князей Российских должен быть Великим Князем, отправили Послов к Мономаху и звали его властвовать в столице. Добродушный Владимир давно уже забыл несправедливость и вражду Святополкову: искренно оплакивал его кончину и в сердечной горести отказался от предложенной ему чести. Вероятно, что он боялся оскорбить Святославичей, которые, будучи детьми старшего Ярославова сына, по тогдашнему обыкновению долженствовали наследовать престол Великокняжеский. Сей отказ имел несчастные следствия: Киевляне не хотели слышать о другом Государе; а мятежники, пользуясь безначалием, ограбили дом Тысячского, именем Путяты, и всех Жидов, бывших в столице под особенным покровительством корыстолюбивого Святополка. Спокойные граждане, приведенные в ужас таким беспорядком, вторично звали Мономаха. "Спаси нас, говорили их Послы, от неистовства черни; спаси от грабителей дом печальной супруги Святополковой, собственные наши домы и святыню монастырей". Владимир приехал в столицу: народ изъявил необычайную радость, и мятежники усмирились, видя Князя великодушного на главном престоле Российском.

Даже и Святославичи не противились общему желанию; уступили Мономаху права свои, остались Князьями Удельными и жили с ним в согласии до самой их кончины. Они счастливее отцев своих торжествовали вместе принесение [2 Маия 1115 г.] мощей Св. Бориса и Глеба из ветхой церкви в новый каменный храм Вышегородский: сим действием Владимир изъявил, в начале своего правления, не только набожность, но и любовь к отечеству: ибо древняя Россия признавала оных Мучеников главными ее небесными заступниками, ужасом врагов и подпорою наших воинств. Еще будучи Князем Переяславским, он украсил серебряную раку святых золотом, хрусталем и резьбою столь хитрою, как говорит Летописец, что Греки дивились ее богатству и художеству. Из отдаленнейших стран России собрались тогда в Вышегороде Князья, Духовенство, Воеводы, Бояре; бесчисленное множество людей теснилось на улицах и стенах городских; всякий хотел прикоснуться к святому праху, и Владимир, чтобы очистить дорогу для клироса, велел бросать народу ткани, одежды, драгоценные шкуры зверей, сребреники. Олег дал роскошный пир Князьям; три дня угощали бедных и странников. - Сие торжество, и церковное и государственное, изображая дух времени, достойно замечания в истории.

Мономах спешил также благодеяниями человеколюбивого законодательства утвердить свое право на имя отца народного. Причиною Киевского мятежа было, кажется, лихоимство Евреев: вероятно, что они, пользуясь тогдашнею редкостию денег, угнетали должников неумеренными ростами. Мономах, желая облегчить судьбу недостаточных людей, собрал в Берестовском дворце своем знатнейших Бояр и Тысячских: Ратибора Киевского, Прокопия Белогородского, Станислава Переяславского, Нажира Мирослава и Боярина Олегова, Иоанна Чудиновича: рассуждал, советовался с ними и наконец определил, что заимодавец, взяв три раза с одного должника так называемые третные росты, лишается уже истинных своих денег или капитала: ибо как ни велики были тогдашние годовые росты, но месячные и третные еще превышали их. Мономах включил сей закон в Устав Ярославов.

<…> [1116 - 1123 гг.] Владимир, одолевая внешних неприятелей, смирял и внутренних. Князь Минский, Глеб, не хотел ему повиноваться, сжег город Слуцк, захватывал людей между Припятью и Двиною: за то сын Мономахов, Ярополк, опустошил Друцк и вывел жителей в новый городок, для них основанный. Сам Великий Князь, соединясь с Давидом Черниговским и с Ольговичами, взял город Вячеславль, Оршу, Копыс; осаждал Минск, смирил Глеба и, вновь им оскорбленный, привел его как пленника в Киев, где он и скончался. - Беспокойные Новогородцы, употребляя во зло юность своего Князя Всеволода, мятежными поступками заслужили гнев Мономаха, который, призвав всех тамошних Бояр в Киев, велел им торжественно присягнуть в верности, удержал некоторых у себя, а других заточил. Правые или не столь виновные возвратились домой, узнав опытом, что самый человеколюбивый, но мудрый Государь не оставляет дерзких ослушников без наказания. Уже несколько времени Посадники Новогородские были, кажется, избираемы из тамошних граждан: Владимир, опасаясь их мятежного духа, дал сей сан Киевскому Вельможе Борису.

<…> В стане Владимировых неприятелей были и Ростиславичи, до того времени усердные защитники отечества: каким образом сии два брата, славные благородством и великодушием, могли присоединиться ко врагам России? В древнейших Летописцах Польских находим объяснение. Мужественный Володарь, ужас и бич соседственных Ляхов, не умел защитить себя от их коварства. Они подослали к нему одного хитрого Вельможу, именем Петра, который вступил в его службу, притворно изъявлял ненависть к Болеславу, вкрался в доверенность к добродушному Князю Перемышльскому, ездил с ним на охоту и в лесу с помощию своих людей, внезапно схватив безоружного Володаря, увез его связанного к себе в замок: что случилось незадолго до осады Владимира. Брат и сын выкупили знаменитого пленника из неволи, отправив в Польшу на возах и вельблюдах множество золота, серебра, драгоценных одежд, сосудов. Сверх того Ростиславичи обязались жить в союзе с Болеславом и находились, кажется, в его стане под Владимиром, единственно для заключения сего договора или желая быть посредниками между изгнанником Ярославом и Великим Князем.

Завоеванием Минска и приобретением Владимира Мономах утвердил свое могущество внутри Государства, но не думал переменить системы наследственных Уделов, столь противной благу и спокойствию отечества. Долговременное обыкновение казалось тогда уже законом; или Владимир боялся отчаянного сопротивления Князей Черниговских, Полоцких и Ростиславичей, которые не уступили бы ему прав своих без страшного кровопролития. Он не имел дерзкой решительности тех людей, кои жертвуют благом современников неверному счастию потомства; хотел быть первым, а не единственным Князем Российским: покровителем России и Главою частных Владетелей, а не Государем Самодержавным. Справедливость вооружила его против хищника Глеба и Князя Владимирского (ибо сей последний хотел обесчестить семейство Мономахово разводом с дочерью Мстислава и звал иноплеменников грабить отечество): та же справедливость не позволяла ему отнять законного достояния у Князей спокойных. - По кончине гордого Олега и кроткого Давида, вообще уважаемого за его правдивость, меньший их брат, Ярослав, мирно княжил в области Черниговской, а сыновья Володаревы, Владимирко, Ростислав, и Васильковичи, Григорий с Иоанном, наследовали Перемышль, Звенигород, Теребовль и другие места в юго-западной России, когда в 1124 году умерли отцы их, оставив навсегда в России память своих счастливых дел воинских, верности в обетах и любви к отечественной славе.

Княжив в столице 13 лет, Владимир Мономах скончался [19 Маия 1125 г.] на 73 году от рождения, славный победами за Русскую землю и благими нравами, как говорят древние летописцы. Уже в слабости и недуге он поехал на место, орошенное святою кровию Бориса, и там, у церкви, им созданной, на берегу Альты, предал дух свой Богу в живейших чувствованиях утешительной Веры. Горестные дети и Вельможи привезли его тело в Киев и совершили обряд погребения в Софийском храме. Набожность была тогда весьма обыкновенною добродетелию; но Владимир отличался Христианским сердечным умилением: слезы обыкновенно текли из глаз его, когда он в храмах молился Вседержителю за отечество и народ, ему любезный. Не менее хвалят Летописцы нежную его привязанность к отцу (которого сей редкий сын никогда и ни в чем не ослушался), снисхождение к слабому человечеству, милосердие, щедрость, незлобие: ибо он, по их словам, творил добро врагам своим и любил отпускать их с дарами. Но всего яснее и лучше изображает его душу поучение, им самим написанное для сыновей. К счастию, сей остаток древности сохранился в одной харатейной летописи и достоин занять место в Истории.

Великий Князь говорит вначале, что дед его, Ярослав, дал ему Русское имя Владимира и Христианское Василия, а отец и мать прозвание Мономаха, или Единоборца: для того ли, что Владимир действительно был по матери внук Греческого Царя Константина Мономаха, или в самой первой юности изъявлял особенную воинскую доблесть? - "Приближаясь ко гробу, - пишет он, - благодарю Всевышнего за умножение дней моих: рука его довела меня до старости маститой. А вы, дети любезные, и всякий, кто будет читать сие писание, наблюдайте правила, в оном изображенные. Когда же сердце ваше не одобрит их, не осуждайте моего намерения; но скажите только: он говорит несправедливо!

<…> К сожалению, древние Летописцы наши, рассказывая подробно воинские и церковные дела, едва упоминают о государственных или гражданских, коими Владимир украсил свое правление. Знаем только, что он, желая доставить народу все возможные удобности, сделал на Днепре мост; часто ездил в Ростовскую и Суздальскую землю, наследственную область Всеволодова Дому, для хозяйственных распоряжений; выбрал прекрасное место на берегу Клязьмы, основал город, назвал его Владимиром Залесским, окружил валом и построил там церковь Св. Спаса. Сын его, Мстислав, распространил в 1114 году укрепления новогородские, а Посадник, именем Павел, заложил каменную стену в Ладоге.

Во время Мономахова княжения, довольно спокойное и мирное в сравнении с другими, были некоторые бедствия: редкая засуха в 1124 году и сильный в Киеве пожар, который продолжался два дня, обратив в пепел большую часть города, монастыри, около 600 церквей и всю Жидовскую улицу. Народ с ужасом видел еще одно совершенное затмение солнца и звезды на небе в самый полдень. В южной России случились два землетрясения, а в северной страшная буря, которая срывала домы и потопила множество скота в Волхове.

Мономах оставил пять сыновей и супругу третьего брака. Нет сомнения, что первою была Гида, дочь Английского Короля Гаральда, о коей мы упоминали и которая, по известию древнего Историка Датского, около 1070 года вышла за нашего Князя, именем Владимира. Норвежские Летописцы сказывают, что сын Гиды и сего Князя женился на Христине, дочери Шведского Короля Инга Стенкильсона: супруга Мстислава Владимировича действительно называлась Христиною. Ее дочери, внуки Мономаховы, вступили в знаменитые брачные союзы: одна с Норвежским Королем Сигурдом, а после с Датским Эриком Эдмундом; вторая с Канутом Святым, Королем Оботритским, отцом Вальдемара, славного Государя Датского, названного сим именем, может быть, в честь его великого прадеда, Владимира Мономаха; третия с Греческим Царевичем: думаю, сыном Императоpa Иоанна; Алексием, коего супруга именем и родом неизвестна по Византийским летописям.

В год сего бракосочетания (1120) приехал из Константинополя в Россию Митрополит Никита и заступил место умершего Никифора, мужа знаменитого сведениями и красноречием: чего памятником остались два письма его к Мономаху: первое о разделении Церквей, Восточной и Западной; второе о посте, особенно любопытное, ибо оно содержит в себе не только богословские, но и философические умствования, заключаемые хвалою добродетелей Мономаховых. - "Разум, - пишет Никифор, - разум есть светлое око души, обитающей во главе. Как ты, Государь мудрый, сидя на престоле, чрез Воевод своих управляешь народом, так душа посредством пяти чувств правит телом. Не имею нужды во многоречии: ибо ум твой летает быстро, постигая смысл каждого слова. Могу ли предписывать тебе законы для умеренности в чувственных наслаждениях, когда ты, сын Княжеской и Царской (Греческой) крови, Властитель земли сильныя, не знаешь дому, всегда в трудах и путешествиях, спишь на голой земле, единственно для важных дел государственных вступаешь во дворец светлый и, снимая с себя любимую одежду простую, надеваешь Властительскую; когда, угощая других обедами Княжескими; сам только смотришь на яства роскошные?.. Восхвалю ли тебе и другие добродетели? Восхвалю ли щедрость, когда десница твоя ко всем простерта; когда ты ни сребра ни злата не таишь, не считаешь в казне своей, но обеими руками раздаешь их, хотя оскудеть не можешь, ибо благодать Божия с тобою?.. Скажу единое: как душа обязана испытывать или поверять действия чувств, зрения, слуха, ее всегдашних орудий, дабы не обмануться в своих заключениях: так и Государь должен поверять донесения Вельмож. Вспомни, кто изгнан, кто наказан тобою: ни клевета ли погубила сих несчастных?.. Князь любезный! Да не оскорбит тебя искренняя речь моя! Не думай, чтобы я слышал жалобу осужденных и за них вступался; нет, пишу единственно на воспоминание тебе: ибо власть великая требует и великого отчета; а мы начинаем теперь пост, время душеспасительных размышлений, когда Пастыри церковные должны и Князьям смело говорить истину. Ведаю, что мы сами, может быть, в злом недуге; но слово Божие в нас здраво и цело: ежели оно полезно, то надобно ли входить в дальнейшее исследование? Человек в лице, Бог в сердце", и проч. - Таким образом древние учители нашей Церкви беседовали с Государями, соединяя усердную хвалу с наставлением Христианским. Слог сих писем ознаменован печатаю века: груб, однако ж довольно ясен, и многие выражения сильны….
(Источник – ХРОНОС; http://www.hrono.info/libris/lib_k/karamz02_07.php )
***
Прикрепления: 0181816.jpg(6.4 Kb) · 2492364.jpg(52.9 Kb) · 7451744.jpg(13.6 Kb) · 4547109.jpg(25.3 Kb) · 7725098.jpg(19.9 Kb)


Редактор журнала "Азов литературный"
 
Литературный форум » Я памятник себе воздвиг нерукотворный » Древняя русская литература (до XVII века) » Владимир Мономах - русский князь, писатель и мыслитель (Один из первых русских писателей)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск: