Меню

Поиск


Нил Сорский - просветитель, церковный деятель, писатель - Литературный форум

  • Страница 1 из 1
  • 1
Литературный форум » Я памятник себе воздвиг нерукотворный » Древняя русская литература (до XVII века) » Нил Сорский - просветитель, церковный деятель, писатель (Идеолог «нестяжательства», один из первых русских писателей)
Нил Сорский - просветитель, церковный деятель, писатель
Nikolay Дата: Понедельник, 26 Сен 2011, 10:05 | Сообщение # 1
Долгожитель форума
Группа: Заблокированные
Сообщений: 8927
Награды: 168
Репутация: 248


НИЛ СОРСКИЙ
(в миру Николай Майков)
(1433, г. Москва – 7 (20) мая 1508, Нило-Сорская пустынь, ныне – Вологодская обл., Кирилловский р-н)


— русский православный святой, знаменитый деятель русской церкви, один из основателей скитских монастырей на Руси, идеолог «нестяжательства» и один из первых древнерусских писателей и публицистов XV века.

Жизнеописание
Родился в крестьянской семье; прозванье его было Майков. По другим данным — происходил из рода бояр Майковых. До поступления в монашество Нил Сорский занимался списыванием книг, был «скорописцем».
Более точные сведения о Ниле Сорском известны, когда он стал иноком. Постригся Нил Сорский в Кирилло-Белозерском монастыре, где со времён самого основателя хранился глухой протест против землевладельческих прав монашества.
Преподобный Кирилл сам не раз отказывался от сёл, которые предлагались его монастырю благочестивыми мирянами; те же взгляды были усвоены и его ближайшими учениками (см. «заволжские старцы»).
Совершив путешествие на Восток, в Палестину, Константинополь и Афон, Нил Сорский особенно долго пробыл на Афоне, и едва ли не Афону был больше всего обязан созерцательным направлением своих идей.
По возвращении в Россию (между 1473 и 1489 гг.) Нил Сорский основывает скит (впоследствии Нило-Сорская пустынь), собирает около себя немногочисленных последователей, «которые были его нрава», и отдаётся замкнутой, уединённой жизни, интересуясь в особенности книжными занятиями.
Все действия свои он старается обосновать на непосредственных указаниях «божественного писания», как единственного источника познания нравственных и религиозных обязанностей человека.
Продолжая заниматься перепиской книг, он подвергает списываемый материал более или менее тщательной критике. Он списывает «с разных списков, тщася обрести правый», делает свод наиболее верного: сличая списки и находя в них «много неисправленна», старается исправить, «елико возможно его худому разуму».
Если иное место ему кажется «неправым», а исправить, не по чему, он оставляет в рукописи пробел, с заметкой на полях: «От зде в списках не право», или: «Аще где в ином переводе обрящется известнейше (правильнее) сего, тамо да чтется», — и оставляет так пустыми иногда целые страницы. Вообще он списывает только то, что «по возможному согласно разуму и истине».
Несмотря на свои книжные занятия и любовь к замкнутой, уединённой жизни, Нил Сорский принял участие в двух важнейших вопросах своего времени: об отношении к «новгородским еретикам» — ереси жидовствующих и о монастырских имениях. В первом случае его влияние (вместе с учителем его Паисием Ярославовым) мы можем только предполагать; во втором случае, напротив, он выступил инициатором. В деле о ереси жидовствующих и Паисий Ярославов, и Нил Сорский держались, по-видимому, более веротерпимых взглядов, чем большинство тогдашних русских иерархов, с Геннадием Новгородским и Иосифом Волоцким во главе.
В 1489 году новгородский архиерей Геннадий, вступая в борьбу с ересью жидовствующих и сообщая о ней ростовскому архиепископу, просит последнего посоветоваться с жившими в его епархии учёными старцами Паисием Ярославовым и Нилом Сорским и привлечь их к борьбе. Геннадий и сам хочет поговорить с учёными старцами и приглашает их даже к себе. Неизвестны результаты стараний Геннадия: кажется, они были не совсем таковы, как он желал.
По крайней мере, больше мы не видим никаких сношений Геннадия ни с Паисием, ни с Нилом Сорским; к ним не обращается и главный борец с ересью, Иосиф Волоцкий. Между тем оба старца не относились к ереси безучастно: оба они присутствуют на соборе 1490 года, разбиравшем дело ереси жидовствующих, и едва ли не влияют на самое решение собора.
Первоначально все иерархи «стали крепко» и единогласно заявили, что «вся (всех еретиков) сожещи достоит» — а в конце собор ограничивается тем, что проклинает двух-трёх попов-еретиков, лишает их сана и отсылает обратно к Геннадию. Важнейшим фактом жизни Нила Сорского был его протест против землевладельческих прав монастырей, на соборе 1503 года в Москве.
Когда собор уже близился к концу, Нил Сорский, поддерживаемый другими кирилло-белозерскими старцами, поднял вопрос о монастырских имениях, равнявшихся в то время трети всей государственной территории и бывших причиной деморализации монашества. Ревностным борцом за идею Нила Сорского выступил его ближайший «ученик», князь-инок Вассиан Патрикеев (до монашества — князь Василий Иванович Патрикеев).
Нил Сорский мог видеть только начало возбужденной им борьбы; он умер в 1508 году. Перед кончиной Нил Сорский написал «Завещание», прося своих учеников «повергнуть тело его в пустыне, да изъедят é зверие и птица, понеже согрешило к Богу много и недостойно погребения». Ученики не исполнили этой просьбы: они с честью похоронили его.
Неизвестно, был ли Нил Сорский канонизован формально; в рукописях изредка встречаются следы службы ему (тропарь, кондак, икос), но, кажется, это было лишь местной попыткой, да и то не утвердившейся. Зато на всем протяжении нашей древней литературы лишь за одним Нилом Сорским в заглавиях его немногочисленных сочинений осталось имя «великого старца».

Литературное наследие
Литературные произведения Нила Сорского состоят из ряда посланий к ученикам и вообще близким людям, небольшого Предания ученикам, кратких отрывочных Заметок, более обширного Устава, в 11 главах, и предсмертного Завещания. Дошли они в списках XVI—XVIII вв. и все изданы (большинство и важнейшие — крайне неисправно).
Главным сочинением Нила Сорского является монастырский устав в 11 главах; все остальные служат как бы дополнением к нему. Общее направление мыслей Нила Сорского — строго аскетическое, но в более внутреннем, духовном смысле, чем понимался аскетизм большинством тогдашнего русского монашества.

Иночество, по мнению Нила Сорского, должно быть не телесным, а духовным, и требует не внешнего умерщвления плоти, а внутреннего, духовного самосовершенствования.
Почва монашеских подвигов — не плоть, а мысль и сердце. Намеренно обессиливать, умерщвлять своё тело излишне: слабость тела может препятствовать в подвиге нравственного самоулучшения.
Инок может и должен питать и поддерживать тело «по потребе без мала», даже «успокоивать его в мале», снисходя к физическим слабостям, болезни, старости. Непомерному пощению Нил Сорский не сочувствует.
Он враг вообще всякой внешности, считает излишним иметь в храмах дорогие сосуды, золотые или серебряные, украшать церкви: ещё ни один человек не осужден Богом за то, что он не украшал храмов. Церкви должны быть чужды всякого великолепия; в них нужно иметь только необходимое, «повсюду обретаемое и удобь покупаемое».
Чем жертвовать в церкви, лучше раздать нищим. Подвиг нравственного самосовершенствования инока должен быть разумно-сознательным. Инок должен проходить его не в силу принуждений и предписаний, а «с рассмотрением» и «вся с рассуждением творити». Нил Сорский требует от инока не механического послушания, а сознательности в подвиге.
Резко восставая против «самочинников» и «самопретыкателей», он не уничтожает личной свободы. Личная воля инока (а равно и каждого человека) должна подчиняться, по взгляду Нила Сорского, только одному авторитету — «божественных писаний». «Испытание» божественных писаний, изучение их — главная обязанность инока.
Недостойная жизнь инока, да и вообще человека, исключительно зависит, по мнению Нила Сорского, «от еже не ведети нам святая писания…». С изучением божественных писаний должно быть, однако, соединено критическое отношение к общей массе письменного материала: «писания многа, но не вся божественна».
Эта мысль о критике была одной из самых характерных в воззрениях и самого Нила Сорского, и всех «заволжских старцев» — и для тогдашнего большинства грамотников совершенно необычной. В глазах последних всякая вообще «книга» являлась чем-то непререкаемым и боговдохновенным. И книги Св. Писания в строгом смысле, и творения отцов церкви, и жития святых, и правила св. апостолов и соборов, и толкования на эти правила, и добавления к толкованиям, явившиеся впоследствии, наконец, даже и разного рода греческие «градстии законы», то есть указы и распоряжения византийских императоров, и другие дополнительные статьи, вошедшие в Кормчую — все это в глазах древнерусского читателя являлось одинаково неизменным, одинаково авторитетным.
Иосиф Волоцкий, один из ученейших людей своего времени, прямо, напр., доказывал, что упомянутые «градстии законы» «подобни суть пророческим и апостольским и св. отец писаниям», а сборник Никона Черногорца смело называл «боговдохновенными писаниями». Понятны, поэтому, укоры со стороны Иосифа Нилу Сорскому и его ученикам, что они «похулиша в русской земле чудотворцев», а также тех, «иже в древняя лета и в тамошних (иностранных) землях бывших чудотворцев, чудесем их вероваша, и от писания изметаша чудеса их». Одна попытка сколько-нибудь критического отношения к списываемому материалу казалась, таким образом, ересью.

Стремясь к евангельскому идеалу, Нил Сорский — как и все направление, во главе которого он стоял, — не скрывает своего осуждения тем нестроениям, которые он видел в большинстве современного русского монашества. Из общего взгляда на сущность и цели иноческого обета непосредственно вытекал энергический протест Нила Сорского против монастырских имуществ. Всякую собственность, не только богатство, Нил Сорский считает противоречащей иноческим обетам.
Инок отрицается от мира и всего, «яже в нем» — как же он может после этого тратить время на заботы о мирских имуществах, землях, богатствах? Иноки должны питаться исключительно своими трудами, и даже подаяния могут принимать только в крайних случаях. Они не должны «не точию не имети имения, но ни желати то стяжавати»…
Обязательное для инока столь же обязательно и для монастыря: монастырь есть лишь собрание людей с одинаковыми целями и стремлениями, и предосудительное иноку предосудительно и для монастыря. К отмеченным чертам присоединялась, по-видимому, уже у самого Нила Сорского религиозная терпимость, столь резко выступившая в писаниях его ближайших учеников.

Литературным источником сочинений Нила Сорского был целый ряд патристических писателей, с творениями которых он познакомился особенно во время пребывания своего на Афоне; ближайшее влияние на него имели сочинения Иоанна Кассиана Римлянина, Нила Синайского, Иоанна Лествичника, Василия Великого, Исаака Сирина, Симеона Нового Богослова и Григория Синаита. На некоторых из этих писателей Нил Сорский особенно часто ссылается; некоторые сочинения их и по внешней форме, и по изложению особенно близко подходят, напр., к главному сочинению Нила Сорского — «Монастырскому уставу».
Ни одному из своих источников Нил Сорский, однако, не подчиняется безусловно; нигде, напр., он не доходит до тех крайностей созерцания, которыми отличаются сочинения Симеона Нового Богослова или Григория Синаита.
Монастырский устав Нила Сорского, с присоединением в начале «Предания учеником», издан Оптиной пустынью в книге «Преп. Н. Сорского предание учеником своим о жительстве скитском» (М., 1849; без всякой научной критики); послания напечатаны в приложении к книжке: «Преп. Нил Сорский, первооснователь скитского жития в России, и его устав о жительстве скитском в переводе на русский язык, с приложением всех других писаний его, извлеченных из рукописей» (СПб., 1864; 2 изд. M., 1869).
(Источник – Википедия; http://ru.wikipedia.org/wiki/%CD%E8%EB_%D1%EE%F0%F1%EA%E8%E9 )
***


Нил Сорский
(1433, г. Москва – 7.05.1508, Нило-Сорская пустынь, ныне – Вологодская обл., Кирилловский р-н)

Русский святой, один из основателей скитских монастырей на Руси, идеолог «нестяжательства».
Во многих книгах, посвященных жизни и деятельности Нила Сорского, его называют «великим старцем» и «начальником скитского жития» на Руси.

Родился преподобный Нил в 1433 г. в Москве. Несмотря на большое количество созданных им произведений, очень мало известно о его происхождении и родственных связях. По некоторым данным, он происходил из рода бояр Майковых. Мирское его имя – Николай. Летописец КириллоБелозерского монастыря сообщает о «Нилове брате» Андрее, в иночестве Арсении, который до пострижения был дьяком великих князей Московских Василия II и Ивана III. Андрей был «большим» (т. е. старшим) братом Нила. Возможно, у него был и младший брат – Даниил. Сам Нил Сорский, как считает Е.В.Романенко, до пострига тоже начинал дьяческую карьеру. «Привычка к постоянному «книжному учению», точность и аккуратность в любом деле – эти яркие черты характера преподобного Нила были выработаны им, видимо, еще в годы дьяческой службы», – пишет Е.В.Романенко.
В начале 1450-х гг. Нил Сорский принял постриг в Кирилло-Белозерском монастыре. Принимал Нила Сорского в число братии ученик Кирилла Белозерского – игумен Кассиан. Наставником Нила был строгий и мудрый старец Паисий (Ярославов), который позднее был игуменом Троице-Сергиева монастыря. Духовная близость и дружба Нила с Паисием продолжались всю жизнь.
«Сначала, как и все новоначальные иноки, преподобный Нил проходил чередное (по очереди) послушание в монастырских хлебнях. “А кто не знает кирилловские хлебни!” – говорили тогда на Руси, имея в виду их огромный размер и тяжелый труд печь хлеб на многочисленную братию монастыря».

Будучи грамотным и ценя книгу, Нил Сорский занимался в монастыре и переписыванием книг. В частности, им было переписано несколько житий для годового цикла четий-миней, который был создан в монастыре в тот период. «Богатая и во многом уникальная… библиотека обители явилась, несомненно, одним из факторов становления старца Нила как подвижника и духовного писателя», – констатирует Е.В.Романенко.
«Почти двадцать лет прожил он в Кириллове монастыре, – читаем мы в Житии Нила Сорского. – За это время отошли ко Господу монастырские старцы, воспитанные основателем обители. Порядки монастыря постепенно изменялись. Преподобный Кирилл заповедовал инокам строгое нестяжание. Если в обители чего-либо недоставало, святой не позволял просить милостыню у мирских людей. Но не все могли согласиться с такой строгой жизнью в нищете и скудости. Покинув мир и придя в монастырь, люди продолжали заниматься своими обычными мирскими делами. Больше всего они заботились о приобретении различных имений, гордясь богатством своего монастыря ».
В 1476–1478 гг. в монастыре произошел конфликт между старцами и игуменом Нифонтом, который, по их мнению, стал нарушать устав основателя монастыря Кирилла. Старцы покинули монастырь, и, видимо, в это же время ушел из монастыря и Нил Сорский. Но не только конфликт стал причиной оставления Нилом Кирилло-Белозерского монастыря. У него, видимо, давно зрело желание посетить монастыри Константинополя и Афона, где, как он считал, сохранились традиции истинного монашества. Сопровождал Нила в паломничестве на Восток его ученик Иннокентий (Охлябин, Охлябинин).
В Константинополе путешественники посетили храм Святой Софии, Влахернский храм, древнюю Студийскую обитель, основанную святым Феодором Студийским. «Монашеская жизнь Константинополя не была уничтожена завоеванием. В городе и его окрестностях продолжали существовать малые монастыри – скиты. Они и привлекли к себе особенное внимание старцев Нила и Иннокентия.
Все скиты были устроены по одному правилу. Вокруг опытного старца собиралось несколько его учеников – два или три. Каждый монах жил и безмолствовал наедине, но всегда мог прийти к старцу на исповедь и за духовным советом… “Жилищем безмолвия” назвал преподобный Нил скиты».
Затем путешественники познакомились с жизнью скитов на Афонской горе. «Афонские скиты находились в пустынных и скорбных местах.
Ничто, даже красота видимой природы, не должно было отвлекать подвижников от Богомыслия и молитвы. Здесь увидел старец Нил жестокое и трудное, но в то же время исполненное необычайной духовной радости житие афонских подвижников. Здесь жили люди, имевшие различные духовные дарования. Здесь был корень монашеской жизни Афона».
Знакомясь с неизвестным ему ранее видом монашеского подвижничества, Нил пытался постигнуть не только его внешние формы, но, главное, вникнуть в смысл и дух «умного иноческого делания». Личное самосовершенствование через молитву и непрестанную духовную работу возможно только при полном отрешении от всего мирского, т. е. в уединении. Вернувшись на родину, Нил попытался претворить усвоенные им принципы в жизнь. Первоначально он построил себе келью невдалеке от ограды Кирилло-Белозерского монастыря и жил в ней некоторое время уединенно. А затем нашел место за 15 верст от монастыря, на реке Сорке (Соре), поставил здесь крест, выкопал келью, построил часовню, а когда к нему присоединилось несколько человек братии, то они построили церковь. Обитель действовала на особых отшельнических правилах по образу афонских скитов. Кстати, такой порядок был изложен и в уставе, список которого находится в рукописях Кирилло-Белозерского монастыря.

Для самого же Нила Сорского это было время напряженной духовной работы. «Живя наедине, – писал он в одном из «Посланий», – занимаюсь испытанием духовных писаний: прежде всего испытываю заповеди Господни и их толкование – предания апостолов, потом – жития и наставления святых отцов. О всем том размышляю и что, по рассуждению моему, нахожу богоугодного и полезного для души моей, переписываю для себя…». За время жизни в Сорском монастыре Нилом были составлены несколько сборников житий древних святых. В работе над сборниками Нил выступал не как простой писец, а как опытный редактор и составитель. Жития были для Нила важным источником духовного совершенствования. Нилом написаны также «Предание учеником о жительстве скитском», которое являлось уставом для созданной им обители, и несколько «Посланий» («Послание к брату, вопросившему его о помыслах»; «Послание к брату на пользу души»; «Послание от божественных писаний во отце скорбящему брату» и др.). Монашеский подвиг сосредоточивается у Нила на «умном делании», которое есть не что иное, как борьба с дурными помыслами, которых он насчитывал восемь (чревообъедение, блуд, сребролюбие, гнев, печаль, уныние, тщеславие и гордость). «Произведения Нила Сорского в философском отношении являются наиболее значительными из того, что оставил нам в наследство XV в. Они наглядно свидетельствуют о появлении интереса к индивидуальному душевному миру человека», – констатирует один из исследователей.
Новый путь жизни, избранный Нилом, изумлял современников. Вокруг Нила Сорского возникает целая школа ученых монахов, его последователей. Спутник его по путешествию на Восток Иннокентий по благословению старца основал монастырь на речке Нурме и после смерти был канонизирован. В числе учеников Нила были князь Вассиан Косой, племянник Темного, который против своей воли был пострижен в Кириллове, и два именитых инока из Иосифо-Волоколамскаго монастыря: Дионисий, князь Звенигородский, и Нил Полев из рода смоленских князей.

Духовный авторитет Нила Сорского был в тот период в церкви настолько велик, что, не занимая никакого поста в церковной иерархии, он тем не менее участвовал в церковном соборе 1490 г. в Москве, где рассматривался вопрос о еретиках «жидовскаа мудрствующих», и в соборе 1503 г., где по инициативе Ивана III обсуждалось монастырское землевладение. Нил решительно выступил за отобрание у монастырей всех недвижимых имуществ. По его воззрению, только то достояние можно считать законным и богоугодным, которое приобретено собственным трудом. Противники «нестяжания » выступили резко против, и предложение Нила не было принято. Спор «нестяжателей» и «иосифлян» продолжился и после собора, но Нил Сорский участия в нем не принимал.
7 мая 1508 г. Нил умер. В своем завещании он просил после смерти бросить его тело, как грешное и недостойное погребения, на съедение зверям и птицам, а если и совершить погребение, то «со всяким бесчестием». Монахи не исполнили его завещания, на месте его захоронения был положен камень, на котором были написаны год, место и день его кончины. Позднее на этом месте была поставлена часовня, в которой находилась рака преподобного.
«Первая попытка составить его житие относится ко второй половине XVII в., – констатирует исследовательница жизни и творчества Нила Сорского Е. В. Романенко. – В 1674 г. тотемский дьяк Иван Иванович Плешков написал повесть «О преподобном отце нашем старце Ниле и о того честней обители, иже есть во области Бела езера в Сорской пустыни». В своей повести Плешков сообщил только краткие сведения, отметив, что не нашел нигде письменных свидетельств о преподобном.

После канонизации Нила Сорского в 50–70-х гг. XVII в. сведения о его жизни и чудесах стали записываться. Так возникли отдельные повести: «Повесть о пришествии преподобного Нила», «Повесть о представлении и погребении преподобного Нила», «Чудо об образе како начат писатися», «Чудо о явлении во сне царю Иоанну Васильевичу», «Чудо об избавлении отрока от нечистого духа» и иные чудеса. Они сохранились в рукописных книгах Сорского скита. Все повести относятся к сравнительно позднему времени – XVIII–XIX вв.
В начале XIX в. некий монах Нило-Сорского скита (предположительно, иеромонах Никон (Прихудайлов)) составил цельное житие преподобного. В нем было сделано главное – создан духовный портрет основателя скита. Поскольку житие составлялось уже через три столетия после представления преподобного Нила, оно небогато историческими сведениями о святом.
В 2001 г. было издано «Житие преподобного Нила Сорского, Белозерского чудотворца». Автором-составителем его является Е.В.Романенко. В предисловии она пишет: «Данная книга – попытка собрать воедино, насколько это возможно, все известные исторические свидетельства о преподобном Ниле Сорском». Иными словами, это современный вариант жития. Кроме того, существует огромная историческая литература о Ниле Сорском. Интерес к его жизни и творчеству – свидетельство огромного влияния, которое оказал Нил Сорский не только на своих современников и церковную жизнь, но и на становление духовной составляющей всего современного общества.

Литература
Житие преподобного Нила Сорского, Белозерского чудотворца. – М.; Вологда, 2001.
Романенко Е.В. Нил Сорский и традиции русского монашества. – М., 2003.
Прохоров Г.М. Житие и чудеса Нила Сорского в списке первой четверти XIX в. // Труды Отдела древнерусской литературы. – Вып. 50. – СПб., 1997. – С. 558–567.
Прохоров Г.М. Нил Сорский // Словарь книжников и книжности Древней Руси. – Вып. 2. – Часть 2. – Л., 1989. – С. 133–141.
Ф.Я. Коновалов
(Источник публикации: Выдающиеся вологжане: Биографические очерки/ Ред. совет "Вологодская энциклопеция". - Вологда: ВГПУ, издательство "Русь", 2005. - 568 с.)
(Источник - http://vologda-oblast.ru/persone....B&W=&F= )

***


Отец наш Нил
«Похвальное желание проявил ты, о возлюбленный,- хочешь слышать слово Божие на утверждение себе, на сохранение от зла и поучение к благу. Но надобно бы было тебе поучаться этому от верно разумеющих».
Преподобный Нил Сорский, «Послание великого старца пустынника к брату, вопросившему его о помыслах»

Его мирское имя Николай Майков. О его жизни до принятия пострига известно мало. Пишут, что он дворянского рода и в молодости был на государевой службе. Но говорят и иное, будто он был самого простого происхождения и родился в одном из подмосковных селений; до пострижения занимался переписыванием книг. Как бы там ни было, а из стольного града Николай отправился на север, в Кирилло-Белозерский монастырь, который долгие годы был мерилом святости и центром книжности. В обители Николай, а после пострижения Нил, сблизился со старцем Паисием Ярославовым, который к тому времени отказался от кафедры митрополита. Надо сказать, что Паисий – личность выдающаяся и очень авторитетная. Постриг он при­нял в Спасо-каменском острове, что на Кубенском острове (его перу принадлежит «Сказание о Спасокаменском монастыре»), а позже, с 1478 по 1482 годы, был игуменом Троице-Сегиевой лавры. Великий князь предлагал ему занять кафедру московского митрополита, но Паисий отказался и удалился от суеты в Кирилло-Белозерский монастырь.
Нил, чтобы лучше понять долг монашеского служения, отправился в дальние странствия по святым местам. На святой горе Афон и в Константинополе он много общался с молчальниками-исихастами, последователями преподобных Григория Синаита и Григория Паламы. Если изложить просто, то исихазм (от греческого слова, означающего «покой» или «безмолвие», «отрешенность») – мистическое учение о пути к единению человека с Богом через «очищение сердца» слезами и самососредоточение сознания. Можно даже сравнить исихазм с йогой – и там, и там принимались определенные позы для сосредоточения, читались бесконечные «мантры» - молитвы.
Вернувшись домой, Нил не стал жить вместе с братией в стенах монастыря, а основал первый в нашей истории монашеский скит. Он поселился в 15 верстах от Кирилло-Белозерского монастыря, на берегах речки Соры. Место это было избрано за свою уединенность и неброскую красоту – здесь, никто и ничто не должно было отвлекать от мыслей о Боге. Нет, даже более того – место бо­лотистое место должно было вызывать уныние у того, кто видит лишь внешние формы, но не духовную суть. Оно должно было отвращать мирян.

Устав этот получил название "Предание", в нем преподобный Нил учит, что истинный монах должен образовать себя через жизнь по евангельским заповедям, через духовное чтение и молитву. На­чав с обыкновенной усердной устной молитвы, монах приобретает, если на то есть воля Божия, непрестанную внутреннюю молитву: «Господи Иисусе Христе, Сыне Божий, помилуй мя грешного». Это и есть память Божия. С ней вместе даруется Богом сердце сокру­шенное и смиренное, то есть покаяние. Но добиваться самому, без помощи благодати Божией, такой высокой молитвы не следует. Она есть плод той же усердной молитвы, но устной. Она есть дар Божий. Также не следует самовольно стремиться к отшельнической жизни. Никто не должен говорить: «Ныне невозможно жить по Писанию и следовать святым отцам». Но надо всеми силами стараться подражать им. Тем, кто обращался к нему за советом, преподобный Нил отвечал евангельским и святоотческим учением. Это давало словам его особую силу.

Нил Сорский учил ежедневно открывать старцу малейшие свои мысли и грехи. Он настаивал на монашеской нищете во исполнение обета нестяжания. Монастыри, по его учению, должны питаться работой братии и не иметь никакой собственности, В крайнем случае, Нил разрешал принимать подаяние от мирян, но только очень умеренное.
Церковь в скиту его была деревянная, простая, без украшений - согласно учению древних отцов. Ризница и утварь были самые простые. Скитяне, числом 12, жили по одному в маленьких, тесных кельях, на большом расстоянии один от другого, и только в канун воскресного дня и больших праздников они собирались все в церковь.
Лучшими из его учеников по жизни и образованию были иноки Иосифо-Волоколамского монастыря - Дионисий и Нил, оба из княжеского рода, о которых мы уже упоминали.
Преподобный Нил со своим другом, старцем своим Паисием Ярославовым принимали участие в соборах 1490 и 1503 годов, когда разбирались вопросы о еретиках - "жидовствующих", и о мо­настырских землях. Нил Сорский настаивал на милосердии к ере­тикам и на отнятии у монастырей земель во исполнение обета не­стяжания. Но он понят не был, и в обоих случаях восторжествовало обратное мнение – мнение Иосифа Волоколамского.
Спустя несколько лет,7 мая 1508 года, преподобный Нил Сорский скончался и был похоронен в основанной им пустыни.
(Источник - http://blog.imhonet.ru/author/feren52/post/2901056/ )
***


Преподобный Нил Сорский. По неточным данным, он родился около 1433 г.
Причем, по одной версии в крестьянской семье, а по другой в обедневшей, боярской (бояр Майковых).
О детстве и юности Нила ничего не известно. Но вот постригся в монахи Нил в Кирилло-Белозерском монастыре, где его наставником был старец Паисий Ярославов.
В то время в Московском царстве, это было место где монахи возглавили идейный протест против "землевладельческих прав монашества".
Они даже впоследствии в церковной истории, получили специальное название "заволжские старцы".

Под "Заволжскими старцами" в истории русской православной церкви понимают иноков (монахов) Белозерских и Вологодских монастырей.
В конце XV и начале XVI в. они становятся известными, как отдельная "церковная партия", по своим гуманным воззрениям, образованности и критицизму, резко проявившаяся в борьбе с противоположной церковной "партией" Иосифа Волоцкого.
Основываясь на евангельском учении о любви и милостыне, "Заволжские старцы" требовали на соборе 1490 г. а затем в двух посланиях (1504 и 1505 гг. гуманного отношения к еретикам. Они предлагали лишь упорных еретиков отлучать от церкви, а раскаявшихся прощать совершенно.
Кроме того "заволжскими старцами", заявляли о неприличии монастырям владеть землями и крестьянами.
Вообще, внешняя, обрядовая сторона религии не играла у них никакой роли.
Их монастыри резко отличались по своей бедной, простой обстановке от богатых церквей сторонников Иосифа Волоцкого.
Кстати "старцы" вмешивались и в личную жизнь московских царей. Так развод московского царя Василия III с женой и новый брак его вызвали осуждение со стороны "заволжцев". За эти все эти "протесты", в 1523 г. один из "заволжцев", троицкий игумен Порфирий, был посажен в тюрьму.
Тем не менее, "старцы" продолжали в своей жизни и учениях стремится к нравственному совершенствованию путём критического, сознательного изучения Священного Писания.
Они убеждённые, что каждый, духовный или мирянин, должен учительствовать, старцы энергично пропагандировали своё учение.

Сам же Нил Сорский, пока "заволжские старцы", отстаивали свои убеждения, будучи малоизвестным и молодым русским монахом, покинул Московию и совершил длительное путешествие в Палестину, Константинополь и на Афон.
Непосредственная причина побудившая Нила Сорского, покинуть свой монастырь была в том, что его не удовлетворяла существовавшая организация монастырской жизни, когда монахи живут "не по Закону Божию и преданию Святых Отцов, а по своей воле и человеческому рассуждению".
Именно поэтому, он вместе со своим сподвижником Иннокентием Охлябининым он ушел из Кириллова монастыря, паломником на Восток, где уже была широко распространена "скитская", "созерцательная" жизнь монахов.
Особенно долго он пробыл на горе Афоне где к тому времени прочно обосновалась "Афонская монашеская республика".
Там же, монах Нил, если верить его "Житию", и изучил тайную науку "исихазма".
По возвращении на Московию, что произошло в период между 1473 и 1489 годами Нил основывает свой монашеский скит.
Там он как опытный афонский монах, собирает около себя последователей, "которые его были нрава", и предавшись замкнутой, уединенной жизни, интересуется почти исключительно книжными занятиями.
Этот скит, со временем стал известным в Московском царстве, а затем и Российской империи монастырем "Нило-Сорская пустынь".
И поскольку, вся дальнейшая жизнь Нила Сорского была им прожита в этом монастыре, то давайте и мы проследим историю монастыря до смерти Нила Сорского, а уже потом, будем разбираться с его "идейным наследием".
И для того чтобы не исказить историю, надо отметить, что монах Нил возвратившись с Афона, вначале поселился в келье вблизи Кирилло-Белозерского монастыря, но прожив здесь какое-то время, в поисках еще большего "уединения" и для воплощения своих монашеских идеалов, принесенных им с Афона, ушел на реку Сору, "в места лесные, болотистые, дикие и пустынные", расположенные в пятнадцати верстах от Кириллова монастыря.

Сам он писал об этом так:
"Ныне вдалее от монастыря переселихся понеже благодатию Божиею обретох место, угодное моему разуму, занеже мирской чади маловходно".

Придя на новое место, в 1480 году, монах Нил по традиции поставил крест, затем построил часовню, келью, выкопал колодец и пруд.
Сам преподобный Нил продолжал изучать Божественное Писание и переписывал книги, составлял сборники житий.
Как известный афонский монах Нил Сорский в Московском царстве, был известной и авторитетной личностью, что с его мнением по сложным вопросам церковного строительства, были вынуждены считаться и высшие иерархи Русской церкви.
Нил Сорский участвовал и в обсуждении важных вопросов на церковных соборах в Москве.
На соборе 1503 года он выдвинул предложение освободить монастыри от управления вотчинами.
По его мнению, монахи должны были стремиться не к материальному богатству, а к высоте внутренних духовных помыслов.
Но, увы ни тогда ни после, до самого времени правления императрицы Екатерины Второй, никто это предложение не поддержал.
А авторитет старца Нила Сорского основывался на том, что его жизнь являлась примером воплощения этих новаторских идей.
Закончил земную жизнь Преподобный Нил Сорский 7 (20) мая 1508 года.

Все же дошедшее до нас литературно-философское наследие Нила Сорского составляют ряд посланий, небольшое Предание ученикам, краткие отрывочные заметки, более обширный Монастырский устав, покаянная молитва, напоминающая несколько великий канон Андрея Критского, и предсмертное Завещание.
(Источник - Народна правда; http://narodna.pravda.com.ua/history/4c5723e0e4ecd/ )
***
Прикрепления: 2569902.jpg(42.7 Kb) · 2515158.jpg(16.8 Kb) · 2249669.jpg(12.8 Kb) · 3925738.jpg(19.8 Kb)


Редактор журнала "Азов литературный"
 
Nikolay Дата: Понедельник, 26 Сен 2011, 10:07 | Сообщение # 2
Долгожитель форума
Группа: Заблокированные
Сообщений: 8927
Награды: 168
Репутация: 248
Нил Сорский (+ 1508), преподобный, основоположник течения нестяжателей.
Память 7 мая в день кончины


Происходил из боярского рода Майковых. Иночество принял в обители преподобного Кирилла Белозерского, где пользовался советами благочестивого старца Паисия (Ярославова), впоследствии игумена Троице-Сергиевой Лавры. Затем преподобный странствовал несколько лет со своим учеником, монахом Иннокентием, по Восточным святым местам и, прожив долгое время в Афонских, Константинопольских и Палестинских монастырях, возвратился в Кириллов монастырь на Белоозеро.
Удалясь оттуда на реку Сору в Вологодской земле, он поставил там келлию и часовню, а вскоре вокруг них выросла пустынножительная обитель где иноки жили по скитским правилам, почему святой Нил и почитается начальником скитского монашеского жития в России. По завету преподобного Нила, в его знаменитом уставе составленном по образу восточных, иноки должны были питаться трудом рук своих, милостыню принимать только в крайней нужде, избегать вещелюбия и роскоши даже в церкви; женщины в скит не допускались, монахам не разрешалось выходить из скита ни под каким предлогом, владение вотчинами отрицалось. Расселившись вокруг небольшой церкви в честь Сретения Господня в лесу, в отдельных келлиях по одному, по два и не более трех человек, скитники накануне воскресных и других праздничных дней собирались на сутки к Богослужению, причем всенощная, на которой за каждой кафизмой предлагались два-три чтения из святоотеческих творений, продолжалась всю ночь. В прочие дни каждый молился и трудился в своей келлии. Главным подвигом иноков была борьба со своими помыслами и страстями, в результате чего в душе рождается мир, в уме - ясность, в сердце - сокрушение и любовь.
В своей жизни святой подвижник отличался крайней нестяжательностью и трудолюбием. Он сам выкопал пруд и колодезь, вода которого имела целительную силу. За святость жизни старца Нила глубоко почитали современные ему русские иерархи. Преподобный Нил являлся основоположником движения нестяжателей. Он участвовал на Соборе 1490 года, а также на Соборе 1503 года, где первый подал голос за то чтобы у монастырей не было сел, а жили бы монахи трудами рук своих.
Избегая почестей и славы мира сего, он перед своей кончиной завещал ученикам бросить тело его на съедение зверям и птицам или похоронить без всяких почестей на месте его подвига. Скончался святой на 76-м году жизни 7 мая 1508 года.

Труды
Составленный святым Нилом устав и "Предание учеником своим, хотящим жити в пустыне" являются основополагающими текстами русского скитского монашества, устав - одним из первых монашеских уставов составленных на Руси. В нем преподобный Нил подробно излагает ступени спасительного мысленного делания.
На русском языке издано:
Устав - в Истории Российской Иерархии.
Преподобного отца нашего Нила Сорского предание учеником своим о жительстве скитском, изд. Козельской Введенской Оптиной пустыни, Москва, 1820, 1849 (Житие и писания святых отцев, т. I).
Преподобиый Нил Сорский, первооснователь скитского жития в России и устав его о жительстве скитском в переводе на русский язык. С приложением всех других писаний его, извлеченных из рукописей, Санкт-Петербург, 1864.
(Источник – Древо; http://drevo-info.ru/articles/1789.html )
***


Редактор журнала "Азов литературный"
 
Литературный форум » Я памятник себе воздвиг нерукотворный » Древняя русская литература (до XVII века) » Нил Сорский - просветитель, церковный деятель, писатель (Идеолог «нестяжательства», один из первых русских писателей)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск: