[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: Nikolai, webmanya  
Литературный форум » Сказочная страна » Литературные проекты "СказОбоза" » Внеклассное чтение. 2018 » № 1 Наталья Волохина (Средний возраст)
№ 1 Наталья Волохина
Волохина Наталья Геннадьевна (nvoloxina)Дата: Среда, 11.07.2018, 16:45 | Сообщение # 1
Гость
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 13
Награды: Нет наград0
Репутация: 0
Статус:
Приглашение в людепарк
От автора
Здравствуйте дети и родители!
У меня к вам необычное предложение. Давайте пофантазируем. На какую тему?
А вот на какую: что было бы, если бы все животные были намного больше людей.
Представьте, что даже ваши домашние кот Васька и пес Шарик выше самого высокого папы.
А теперь представим, что они ведут себя как люди.
Представили? Чувствую, что воображение заработало, и вы уже готовы выдать свою историю. Это хорошо. А вот что я придумала.
Домашние питомцы. История первая
В одном городе жили-были кот Василий и кошка Мурка. У них были детки – четверо хорошеньких котят, которых любящие родители баловали. Покупали им мягкие подстилки, вкусную рыбку. А уж игрушек – мячиков, мышек шерстяных, перышек, бантиков, сколько хочешь. Не соглашались они только домашних питомцев завести, как их котята не уговаривали.
- Нет - нет - и нет, - говорила мама кошка, - кто за ними будет ухаживать, опять я? Кормить, выгуливать, мыть, одежду им стирать, туалет их чистить, кто будет? К тому же, люди непослушные, плохо поддаются дрессировке, убежать норовят, при первой возможности. В вольере все время держать – болеют, а выпустишь, того и гляди, убегут.
- Мы, мы будем! – хором отвечали котятки, но Мурка им не верила.
- А если их мышь съест по вашему недосмотру? Вы сначала рыдать будете, а потом новых потребуете.
- Ну, хотя бы одного мальчика, - канючили котята.
Тут вступал папа:
- Люди по одному не живут. Ваш мальчик вырастет, и ему нужно будет покупать девочку, иначе он погибнет, а потом у них детки будут – мальчики и девочки. Корму не напасешься. Малыши пищат, люди беспокоятся. Нет, у меня от этой возни голова болит, а мне диссертацию писать надо «О поведении домашних людей в условиях дикой природы».
Помог котятам случай. Как-то в выходной пошли они в гости к семье Бобиковых – дяде Шарику и тете Динке. А у их щенят, Кутьки и Гутьки, новые домашние питомцы – мальчик и девочка. Хорошенькие такие, уже сами ходят и сами из миски едят. А писать на горшок их тетя Динка быстро приучила. Натыкала несколько раз мордочкой в какашки, да тапочкой по попе нахлопала. Всю первую неделю они по маме скучали и сильно плакали, так что пришлось затычки для ушей покупать. А сейчас ничего, уже привыкли, только спать стараются в ногах на подстилке у Кутьки и Гутьки.
- Это не гигиенично, класть детей к щенкам на подстилку, еще заразят их чем-нибудь, - строго сказала Мурка.
- Нет, они у нас привитые, их детский доктор осмотрел, анализы взял. Только вот думаем, купировать им ушки или так оставить. Хорошенькие ушки, розовенькие.
А котята и щенки увлеченно играли с детьми. Щекотали им носы перышками, отчего ребятишки смешно чихали. Бросали резиновые мячики и дети играли с ними, перебрасывая друг другу, а щенки подбадривали каждый своего, легонько подталкивая лапой. Мальчик и девочка устали, напились молока и заснули, закутавшись в одеяло, но неугомонные щенки хватали их лапами, тискали, щекотали животики до тех пор, пока дети не заплакали. Тогда тетя Динка отобрала детей, уложила в большую коробку с дырочками и заперла в своей комнате. Дядя Шарик, как и папа котят, дядя Василий, был ученым, изучал людей. Он сказал:
- Жалко, что они говорить не научатся по-человечьи, без взрослых людей не смогут. Но купить целую семью мы себе не могли позволить, слишком дорого. Зато щенки довольны, играют с ними дни напролёт. Дети на них хорошо влияют, дисциплинируют, ответственность вырабатывают. Не накормишь – плачут, не оденешь на прогулку – заболеют. Что ни говори, человек – друг собаки.
А папа Василий ничего не сказал. Но задумался. Деньги он на аквариум копил, чтобы рыба дома всегда свежая была. Платили учёным мало, а детям витамины нужны, фосфор для ума. Не хотелось ему на людей тратиться, но завидно стало, что Бобиковы себе людей завели, и пока они домой шли всё прикидывал в уме, как бы на рыбках сэкономить. И тут, в подворотне своего дома они чуть не наступили на маленького мальчика. Мальчик сидел, сжавшись в комочек, и тихонько плакал.
- Ты чей? - спросил его папа Василий. Но мальчик ничего не ответил. Ведь Василий говорил на кошачьем языке.
- Потерялся, наверное, - сказала мама Мурка, - надо его в детскую поликлинику отвести. Там его хозяева найдут.
- Зачем в поликлинику, - неожиданно сказал папа. - Надо его к нам домой отвести, покормить, обогреть. А то холодно на улице, простудится. Люди такие хрупкие, болезненные.
- Вот именно, болезненные. Вдруг он болеет чем-нибудь, еще котят заразит.
- Мы его отдельно, в коробку пристроим, завтра доктору покажем. А котята, пока его врач не осмотрит, даже лапой к нему не прикоснутся.
- Не прикоснемся, не прикоснемся, - радостно заверили котята.
Так в кошачьей семье поселился мальчик. Он оказался здоровым, сообразительным, но что самое замечательное, умел говорить. И хоть котята человеческий язык не понимали, но радовались, особенно, когда их мальчик на прогулке с другими людьми разговаривал. Гордились – вон у нас какой мальчик, разговаривать умеет, но с поводка не спускали. Мама кошка к нему быстро привыкла, и хоть ворчала, но покупала мальчику человеческий корм, шила человеческую одежду. А как же, ведь тельце у бедняги голое, без шерсти, нельзя ему без одёжек, мерзнет. И вылизывать себя не умеет, вот и приходилось мыть в раковине. Зато, какой сообразительный и воспитанный. Поест, руки в миске с водой вымоет и о тряпочку вытрет. Мурка ему специальные бумажки купила - салфетки, чтобы он мордочку и лапы вытирал, то есть, лицо и руки.
И всё было хорошо, пока однажды на прогулке не встретили они одного кота с взрослой человеческой тётенькой на поводке. Их мальчик и тётенька как друг друга увидели, словно взбесились. Стали рваться с поводков, мяукать что-то на человеческом языке, кое-как развели их в разные стороны. Всю дорогу до дома мальчик плакал и дома плакал, и ничего не ел. Доктор заявил, что мальчик здоров, а кот Василий сказал, что, видно это мама их мальчика была. Это котята быстро мам забывают, как подрастут, а человеческие детёныши своих мам почти всегда помнят, поэтому не нужно по старому маршруту на прогулку ходить, не то мальчик будет тосковать и может даже убежать. Такая у людей психика - ранимая.
Но мальчик все равно убежал. И мама его от хозяина кота убежала. И поймать их не смогли, потому что они в лес сбежали, где в дикой природе жили дикие люди, про которых папа кот диссертацию писал.
Мама кошка скучала по мальчику, даже всплакнула немножко, как он там, в лесу, мерзнет, наверное, еще простудится, ведь люди такие хрупкие. Но папа её успокоил, уверив, что люди быстро приспосабливаются, в стаи собираются, строят себе землянки или дома деревянные. Не пропадут.
Людепарк. История вторая
В городской людепарк привезли семью диких людей. Учёные коты нашли человеческое поселение в далеком лесу, долго наблюдали за повадками и жизнью его жителей, потом поймали одну семью, когда она дерево в лесу пилила, и забрали в людепарк.
Дело в том, что в людепарке в основном жили люди одомашненные, даже те, которых много лет назад привезли из экспедиции в горные районы, совсем ручными стали. Поэтому всем жителям города – котам, собакам, даже птицам, было интересно посмотреть на диких лесных людей.
Ручные люди в зоопарке ходили на четырёх лапах, мяукали, гавкали, каркали, за что им бросали между прутьями решётки человеческую еду – маленькие булочки, кусочки сахара и жареного мяса, хоть это строго запрещалось правилами, о чем на каждой клетке висели предупреждающие таблички. Люди болели от грязного или несвежего корма, а маленькие человечки объедались сахаром и у них портились зубы и чесались животы. Трогать людей тоже строго запрещалось, но посетители все же просовывали лапы в клетки, норовя погладить человеческого детеныша. А многие детеныши от жизни в неволе были слабыми и страдали аллергией на шерсть, чихали, кашляли. Но зверям хоть мяукай, хоть гавкай, им лишь бы облапать, да потискать человечка, а что он болеет потом, их не волнует. Человеческие матери старались ребятишек к решеткам не подпускать, как и звериные, чтоб не заразились ничем от людей, но разве за ними уследишь.
Звери любили наблюдать, как люди едят – не языком из мисок лакают, а специальными приспособлениями – ложками, вилками. Смешно. Забавно было смотреть, как люди купаются и надевают вторую шкуру. Ведь тело у них голое, ни шерсти, ни перьев. Но людям не нравилось, что их видят без шкуры, они прятались за разные перегородочки и в домики, устроенные в клетках. А уж как они какают и писают, невозможно было уследить. Прятались в самую маленькую комнатку, а детёнышам специальную сменную шкуру надевали, чтобы не увидел никто их какашки. Ну, разве не удивительно?
Служители людепарка, те, кончено, видели все подробности человеческой жизни, когда их кормили и убирали в клетках. Крыши у людских домиков, для удобства, были съемные. Приходил пёс уборщик, снимал крышу, поднимал человеческий туалет, опрокидывал его содержимое в ведро. Воды в лейки специальные и ванны наливал. Ставил чашки с едой, горячей обязательно, люди только горячей и вареной пищей питаются. И видел сверху, как они спят на скамейках специальных вместо подстилок, а подстилками укрываются. Уморительные человечки сначала мылись, шкуру на шкуру натягивали, а только потом ели. Хотя у них шерсти на мордочке нет, им после еды вылизываться не надо, да и не умеют они, язык короткий что ли. Удивительно, что едва проснувшись, люди начинали издавать звуки – говорить, и умолкали только, когда глотали пищу и спали. Маме кошке, например, даже муркнуть не нужно, чтобы котята прибежали к миске с едой, а человеческим детенышам мамки говорили столько слов, прежде чем те примутся ковырять еду вилками - ложками, что оглохнуть можно.
Ученые проводили эксперимент, отбирали у людей приспособления для еды, чтобы приучить их есть нормально – языком, но ничего не вышло. Они брали чашки лапами и наливали еду себе в рот. Вообще, люди с трудом поддавались дрессировке. И хоть издавали звуки, похожие на мяуканье и гавканье, но невнятные и смысла не имеющие, собаче-кошачий язык понимали плохо, только отдельные команды – сидеть, лежать, кушать, гулять, тихо, голос. А дети, почти совсем команд не слушались.
- Говорят – говорят иногда все вместе, не переставая, суетятся чего-то, вроде ни есть, ни пить не хотят, чего шумят, не ясно. Гавкнешь на них хорошенько, они и умолкнут, - делился с женой сторож пес из людепарка. Вроде уж все их повадки знаю, а не всегда понимаю – чего хотят.
И вот привезли диких лесных людей. Расклеили афиши, да и без афиш весь город уже знал, и назавтра с утра устремился в людепарк. Приехали ученые коты из других городов и директор цирка, у которого ручные люди в программе выступали. Звери окружили новую клетку в предвкушении необычайного зрелища, но ничего не увидели. Людей в клетке не было.
- Может, они спят в домике? – предположил представительный пёс.
- В это время люди обычно уже встают и умываются. Мы им и миски с едой приготовили к завтраку, - солидно заявил директор людепарка. Он был кот ученый, повадки людей хорошо знал.
- Может подманить их? – предложила одна сообразительная кошечка.
- Дикие люди на «мяв» и «гав» не откликаются, - категорично заявил директор. Надо миски с едой поставить, проголодаются, на запах выйдут.
Но прошёл час, другой, еда остыла, а люди так и не вышли из домика. Звери стали возмущенно гавкать и мяукать. Несколько ворон поддержали их пронзительным карканьем. Один ученый ворон обратился к директору людепарка:
- А что, коллега, если поднять крышу домика и посмотреть, вдруг они погибли от стресса?
Директор позвал сторожа и когда тот поднял крышу человеческого домика, публика застыла в изумлении. Домик был пуст. Обыскали клетку, но людей не нашли, а обнаружили подпиленные доски и подкоп. Вдруг кто-то заметил, что в людепарке на удивление тихо, совсем не слышно человечьих голосов. Кинулись к другим клеткам и убедились, что все люди покинули клетки тем же способом, что и дикари. По-видимому, освободившись, они дали свободу собратьям.
Недооценили звериные ученые человеческие особи. Маленькие когти и слабые зубы не могли бы справиться с досками, но железная зубастая пила, заменившая их, лишила работы весь персонал людепарка, начиная с директора, кончая ночным сторожем.
- Зачем же они увели с собой ручных людей? Они погибнут, не выживут в лесу? Глупые, дикие люди! – вздыхала сердобольная, сообразительная кошечка.
Цирк. История третья
- Мяв-мяв, гав-гав, гав-гав-гав-гав-гав-гав-гав, мяв-мяв!
Под торжественный марш на арену цирка выходили артисты на парад – алле. Силачи, гимнасты, эквилибристы, дрессировщики с мышами и ручными людьми. Зрители неистово мяукали, гавкали, каркали. В лапах у многих были стаканчики с кусочками сухого корма.
Парад закончился. Инспектор манежа – элегантный черный кот с шикарным белым галстуком – бабочкой на шее, торжественно объявил первый номер. На манеж вышел огромный бультерьер, поиграл буграми мышц под шелковистой кожей, оскалил белоснежные клыки устрашающих размеров, и неожиданно рванул ими толстую железную цепь, закрепленную между двумя столбами. Цепь звякнула и распалась пополам. Бультик снова поиграл мышцами, оскалился и рванул остатки одной половины, потом другой. Получилось четыре равных куска. Зал взвыл от восторга, а пёс надменно склонил длинную широкую морду, несколько раз прижал острые уши к голове и важно удалился.
Номера пошли один за другим. Рыжая красавица кошка – гимнастка, в серебристой юбочке с блестками показывала чудеса ловкости под самым куполом. Хитрый фокусник - кот в полумаске, нежно мяукнув, вынимал за хвост из шляпы белого мышонка. Тонконогий пинчер виртуозно балансировал на пирамиде из большущих, катающихся шаров. Наконец, вышел дрессировщик серых мышей. Мышки танцевали на двух лапках, перекидывая друг другу цветные мячи.
Потом под барабанную дробь в центр арены вывезли огромную головку сыра, на двух лапах вышла серая толстая крыса с позолоченными усами. Она подошла к сыру и под непрекращающийся грохот барабанов в считанную минуту прогрызла сырный шар насквозь. Задрала голову и показала публике чёрную пуговку носа с другой стороны сыра. Раздалось одобряющее гавканье и мяуканье. Крыса подняла предупреждающе правую лапку, зал затих. В полной тишине она несколько раз громко чавкнула и сыр исчез. Зрители долго аплодировали хвостами и успокоились только когда кот – шпрехшталмейстер торжественно объявил:
- Дрессированные люди! Просим зрителей оставаться на своих местах, к барьеру не подходить, люди могут быть опасны.
Дрессировщица щелкнула бичом и, сопровождаемые весёлой музыкой и лучом прожектора, на арену вышли люди в забавных, лохматых костюмах кошек и собак. Они виляли хвостами с помощью специальных устройств, спрятанных в карманах, скалили накладные белые клыки, нарочито улыбаясь.
- Ап! – укротительница щелкнула бичом и люди, слегка вздрогнув, вытянули вперед руки в лохматых перчатках с длинными искусственными когтями.
- Ап! – человечки встали на четвереньки и двинулись вдоль барьера, приветственно помахивая хвостами.
- Ап! – люди запрыгнули на круглые, полосатые тумбы, подняли головы вверх и замерли.
Заиграла музыка, и люди запели песню на кошачьем языке, смешно мяукая, мурлыкая и подвывая. Зал умирал от хохота.
- Алле, ап! – кошка дрессировщица запрыгнула на одну из тумб и поставила лапу на голову сидящего там мужчины, приняв эффектную позу. Потом ткнула человека ручкой хлыста в бок, никакой реакции, щелкнула бичом – мужчина отрицательно замотал головой, вынула из маленькой сумочки, подвешенной у неё на поясе, кусочек жареного мяса и показала упрямцу. Тот послушно кивнул, скинул лохматые перчатки и протянул руки. Кошка встала на них задними лапами, передние положила человеку на голову, и он осторожно высоко поднял её на вытянутых руках. Зазвучала тревожная музыка, смолкла и, в полной тишине, мужчина с кошкой на руках перепрыгнул с тумбы на тумбу. Зал взорвался лаем и воем. Кошка кланялась, не забывая бросать мужчине в открытый рот кусочки жареного мяса.
Кошка была строгая, опытная дрессировщица и знала, что во время представления нужно сделать все возможное, чтобы люди слушались, но после строптивый человечек обязательно должен быть наказан, чтобы неповадно было ни ему, ни другим. Людям только покажи слабину, они мигом разболтаются, ни плётка, ни мясо не помогут. К тому же, они очень хитрые, притворятся послушными, а потом перед публикой, как сегодня, выкинут какой-нибудь фокус.
Дрессировщица строгим мяуканьем отчитала артистов, и даже на кошачьем языке, они поняли, что их в наказание оставили без ужина, выдав еду только детям. Из страха получить еще и плёткой, люди промолчали. Железная дверь вольера с грохотом захлопнулась, щелкнул замок, мучительница бесшумно удалилась на мягких кошачьих лапах. Женщины плакали, дети тихонько ели свой ужин, а мужчины собрались в дальнем углу вольера и о чём то шептались.
Наутро цирковой рабочий грач сообщил укротительнице, что люди заболели, все-все, видно эпидемия. Вызвали человеческого доктора, он долго слушал людей, мерил температуру, щупал животы, заглядывал в горло, но диагноз поставить не смог. Велел везти человечков в больницу. Номер с вечерней программы сняли, людей погрузили в санитарную машину и повезли на медицинское обследование.
Старый учёный пёс не поседел в этот день только потому, что уже давно был седой. Но сердечный приступ у него случился. Когда машина прибыла в больницу, в ней, кроме водителя, никого не было. Коварные симулянты сумели открыть дверь фургона и на ходу выпрыгнуть все до одного. Лучшие сыщики доберманы и овчарки не смогли по следам найти людей, так они их искусно запутали.
Больше артистов никто не видел. Наверное, сбежали в лес к диким собратьям. Доктор ушел на пенсию, циркового сторожа уволили, а укротительница занялась дрессировкой белых мышей. Уж больно с людьми много мороки.


voloxina.ru
 
Литературный форум » Сказочная страна » Литературные проекты "СказОбоза" » Внеклассное чтение. 2018 » № 1 Наталья Волохина (Средний возраст)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:

Для добавления необходима авторизация