[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: Nikolai, webmanya  
Литературный форум » Сказочная страна » Литературные проекты "СказОбоза" » Внеклассное чтение. 2018 » № 23 Татьяна Никулина (средний возраст)
№ 23 Татьяна Никулина
Татьяна Александровна Алексеева (Никулина_Татьяна)Дата: Воскресенье, 22.07.2018, 09:14 | Сообщение # 1
Зашел почитать
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 32
Награды:
1
Репутация: 0
Статус:
ПРО ВОРОНОВ

Володьке очень нравилось проводить лето – или хотя бы часть лета – у дедушки и бабушки на станции Кордон, что на границе Пермского края и Свердловской области. Во-первых, мальчик любил бабушку Фису и деда Максима: редко доводилось с ними видеться – только раз в год, во время каникул. Другим-то, вон как Тане, девочке из соседнего дома, хорошо – бабушка и дедушка всё время с ней, а Вова скучал по старичкам. Во-вторых, каникулы на Кордоне – это всегда новые впечатления! Даже сам дом с его клетями, чуланами, сенями, сеновалом, крытым двором и множеством маленьких помещений непонятного предназначения таил в себе много загадок. Здесь и запахи были другие – не такие, как дома, в Зуевке: пахло сушёными травами, что пучками были развешаны по стенам, молоком, пирогами, прогоревшими в русской печке углями и сосновой смолой от бревенчатых стен…
Как всегда, на следующий день после приезда, Вова отправлялся обозревать окрестности. Изменений за год никаких не произошло, только в единственном магазине висел листок, вырванный из тетради в клеточку с каким-то странным списком дежурства. Внимательно ознакомившись со списком, Вовка увидел там и фамилию дедушки Максима. О, интересно! Это надо обстоятельно разузнать у деда: где и зачем он должен дежурить? Мальчик вприпрыжку поспешил домой. Дед чистил хлев у коровы, выбрасывая вилами навоз в огород через маленькое оконце, специально прорубленное в стене хлева для этих целей.
– Деда, а, деда, – запыхавшись, прямо с порога начал внук. – А что это у вас в магазине список висит какой-то? И ты в том списке есть, и соседский дед Фёдор – Вова бук-вально забросал деда вопросами.
– А-а-а, – протянул дед Максим, – так это список очерёд-ности дежурства, кому ночью караулить выпас.
– А почему ночью-то? И зачем его караулить? – Внука просто распирало от любопытства, а ответы из дедушки приходилось чуть ли не щипцами вытаскивать.
– Так понимаешь ты, в прошлом году медведь повадился тёлок губить: заломает тёлочку-то да утащит в лес. Что не съест, то припрячет. И нашу тоже сгубил, убивец. Вот и караулим теперь от медведя.
– Так ночью-то почему?
– А ночью мы не коров караулим, а выгон.
– Зачем выгон-то караулить?
– А ты нынче выгон видел? Нет? Видишь, дорогой, выгон-то большущий, чтобы всем хозяевам для коровок хватило, и разделён он на отдельные загоны: у каждого хозяина – свой загон. Стадо-то большое набирается: почитай, у каждого жителя нашего леспромхоза коровка имеется… А посередине большого выгона дорога проходит – для машин значит. Другого места для дороги нет – тайга кругом. А шофёры – мало ль, проедут, да за собой слегу-то и не закроют. Вот он, порядок-то, и нарушен. А днём пастух общественный может и не доглядеть: уйдёт корова в тайгу – ищи её тогда. Да только не найдёшь, куда там!
– Деда, и что потом?
– Ну, что потом? Ох, и переполошил нас, мужиков, этот медведь. Долго думали: может, вызвать кого из властей или милиции да чтобы с ружьём приехали? Собрались возле магазина – спорили да решали! Одной махры только сколько искурили. Так вот и решили: пока самим управляться надо, а уж если не получится, то будем у властей помощи просить.
– Деда, а это опасно – медведя караулить?
– Само знамо – опасно. Да только чего это ты надумал-то, голова твоя бедовая?
– Деда, деда, а возьми ты меня с собой ночью, а? – Внук умоляюще заглядывал деду Максиму в глаза.
– Да что ты, что ты, – запротестовал дед, – дело-то ведь не шуточное, не в цацки играть там будем. А – не ровен час – сам Потапыч пожалует?! Испугаешься ещё. А ну, как случись что? Как же я перед дочкой, перед мамой твоей, отчитываться буду?
Только внук такими преданно-умоляющими глазами смотрел на деда, что отказать своему любимцу тот не смог.
– Да ладно уже, пойдёшь со мной.
Вовка даже взвизгнул от радости и бросился к деду на шею, обнимая его и тут же обещая слушаться двух дедов – своего и соседа, деда Фёдора. Дедушка Максим только улыбался, видя такую бурную радость мальчика.
Вечером, как только солнце стало клониться к закату, вышли они – два старых да малый – из дома, прихватив всё необходимое для ночёвки под ночным открытым небом: два деда – тёплые ватные телогрейки, Володю тоже потеплее снарядили. В самодельном сидоре лежала пара луковиц, намытая картошка, соль, несколько свежих огурчиков, алюминиевые кружки и куски колотого сахара…
У костра, в ожидании, пока испечётся картошка, сам собой завязался разговор: да всё о том же медведе!
Два деда – Максим и Фёдор – вспоминали, как один уговорил другого пойти на медведя только вдвоём, никому не сказываясь. Про то, чтобы идти одному, даже и речи не шло – слишком опасно это было, смертельно опасно! Два дня они ходили по тайге, поднимаясь на сопки, залезая на высокие деревья. Искали, где кружатся вороны.
– Деда, а причём тут вороны? – Вова удивлённо пытался найти связь между медведем и воронами.
– Правильно, они выслеживают медведя с добычей. И ждут, когда им достанется падаль.
– Ну и как, нашли?
– Конечно, нашли. С высокого дерева за пару километров увидели стаю ворон. Пришли на место, где они кружили и между двумя соснами, под кучей хвороста нашли останки тёлки. Было лето, жарко, и она уже протухла. Тут сосед Фёдор добавил:
– За три дня до смерти, к примеру, зайца или лисы, ворона преследует зверя день и ночь, пока зверёк не умрёт. Потом выклёвывает глаза, самое сладкое. И истошно каркает, призывая лесных жителей. Ждёт, пока звери разорвут беднягу, и можно будет поживиться останками-остатками.
– Дядя Фёдор, они что, заранее чуют чью-то смерть? – с волнением спросил мальчик
– Ну, выходит так.
Тут дедушка Максим добавил:
– Говорят, в стародавние времена, люди поднимались на вершины сопок, забирались на высокие деревья и смотрели, где кружит стая ворон, где будет будущее поле боя с врагом. И так оно и было. А наши ратники успевали подтянуть войска или устроить засаду.
И тут дед Фёдор неожиданно затянул старинную народную песню:

Чёрный ворон, что ж ты вьёшься,
Что ж ты вьёшься надо мной?
Ты добычи не дождёшься,
Чёрный ворон, я не твой.
Что ж ты когти распускаешь
Над моею головой,
Ты добычу себе чаешь,
Чёрный ворон, я не твой.
Завяжу смертельну рану
Подарённым мне платком,
А потом с тобой я стану
Говорить всё об одном.
Полети в мою сторонку,
Скажи маменьке моей,
Ты скажи моей любезной,
Что за Родину я пал.
Отнеси платок кровавый
Милой Любушке моей,
Ты скажи, она свободна,
Я женился на другой.
Взял невесту тиху стройну
В чистом поле под кустом.
Обвенчальна была сваха
Сабля острая моя.
Калена стрела венчала
Среди битвы роковой.
Чую, смерть моя подходит,
Чёрный ворон, весь я твой.

Володька внимательно дослушал до конца, призадумался, а потом живо встрепенулся:
– Деда Фёдор, а я помню, помню, как в кино Чапаев перед своей гибелью пел эту песню! Это что же: выходит, он тоже свою смерть почуял?
Оба деда многозначительно переглянулись, крякнули и почти враз сказали:
– Выходит, так, внучек…

КАК ДВА ДЕДА МЕДВЕДЯ ОБЕЗВРЕДИЛИ

События прошедшей ночи, необычайный рассказ о том, как вороньё выслеживает добычу, не давали покоя буйному Вовкиному воображению. Хотелось непременно поделиться этими впечатлениями с кем-нибудь, а потому мальчик целый день ходил за бабушкой Фисой и пытался ей вразумительно всё рассказать. Но старушка, занятая хозяйством, слушала его вполуха. И только к вечеру, немного освободившись, она смогла более внимательно выслушать внука. Рассказ почему-то очень развеселил её – бабушка Фиса смеялась, как молодая. Справедливо заподозрив, что от него что-то скрыли, не рассказали, и это что-то было, несомненно, очень важным и интересным, Вова, как репей, пристал к бабушке с расспросами. Та, смеясь, отмахивалась от него рукой и за продолжением рассказа отсылала к деду Максиму.
Мальчик решил, что из первых уст действительно можно узнать намного больше и подробнее, направился к дедушке. Тот как раз сидел в это время с двумя-тремя мужчинами на лавочке возле дома. Был среди них и соседский дед Фёдор. Ничего не подозревающий мальчуган подошёл к ним, вежливо поздоровался и, выждав паузу в разговоре взрослых, попросил рассказать, а как же дальше было с медведем? Убили они его или нет?
Невинный вопрос ребёнка и его чистые, ясные глаза вызвали у взрослых неудержимый взрыв хохота. Не смеялся только сосед – дед Фёдор. Мальчику была непонятна такая реакция взрослых, к тому же насупленный вид полюбившегося Вове соседа – деда Фёдора – вызывал сомнения в корректности вопроса. Но слова уже прозвучали, и отступать было поздно.
– Видишь, дорогой, в чём тут дело-то… – Начал было рассказ дедушка Максим, но осёкся, заметив грозно сдвинутые брови друга Феди.
– Нет, внучок, давай-ка я тебе лучше что-нибудь другое расскажу. А это в другой раз, потом.
Володьке нестерпимо захотелось узнать всё сразу и сейчас, но, привыкший к тому, что у старших могут быть секреты, которые не положено знать детям, замолчал. Помощь неожиданно пришла от мужиков, сидевших вместе с дедом на лавочке и спокойно беседовавших до появления мальчика. Они тоже стали просить деда Максима рассказать не столь давнюю историю, которая несколько дней будоражила весь посёлок леспромхоза, вызывая хохот и незлобивые шутки жителей.
Дед Фёдор, окончательно расстроившись, махнул на всех рукой и пошёл прочь, что-то недовольно бурча себе под нос о дружбе с соседом, о предательстве, о чрезмерно любопытном мальчишке, свалившемся на его голову…
Интрига закручивалась, и дедушка Максим сдался не столько под натиском соседей, сколько под воспоминанием о не столь давнем происшествии.
Как мы помним из предыдущей истории, Максим и Фёдор медведя всё же выследили. Но ведь мало выследить, надо ещё и обезвредить! В каждом доме сельского жителя уральской тайги непременно хранилось ружьё – без него в суровых условиях было не обойтись. Были захудаленькие ружьишки и в домах Максима и Фёдора, но применять их без крайней надобности мужики побаивались – спрос за пальбу без причины был строгий, да и за браконьерство строго наказывали. По этой причине деды никому и не сказали, что идут на самого медведя, а не на разведку его логова!
Зарядив ружья, «смельчаки» отправились на промысел, а точнее – на месть за погубленных тёлочек. Медвежачий «схрон» с остатками тёлочек они нашли, исколесив по тайге два дня (об этом мы уже знаем). Теперь оставалось устроить на мишку засаду. Внимательно изучив по медвежьим следам, откуда обычно приходит зверь, определив направление ветра, чтобы он дул в сторону охотников, они приглядели подходящую для засады сосну и, не сговариваясь, решили, что для устройства лабаза здесь самое подходящее место. Настоящий, прочный и долговременный лабаз они строить не стали, только оборудовали небольшую, меньше одного квадратного метра, временную площадку из досок, чтобы можно было поместиться одному человеку и с небольшим комфортом просидеть на ней несколько часов.
Стояла восхитительная лунная ночь – было полнолуние. Бледный свет разливался по деревьям, кустам, травам… Друзья решили сидеть на этом пятачке из досок по очереди, чтобы не столь устаточно было – годики давали о себе знать.
В первую ночь медведь появился, но к схрону не подошёл, видимо, не голоден был, а потому и ночь прошла спокойно. На вторую ночь, такую же ясную и лунную, Потапыч показался, прошёл к своим припасам, зарытым в земле, раскопал останки тёлочки и приступил к трапезе.
Дед Максим, сидя в засаде – в кустах – шёпотом спросил своего напарника:
– Федь, спишь?
– Не-е, – раздалось с дерева.
– Мишка-то пришёл…
– Вижу…
Чуткое медвежье ухо уловило человеческие голоса. Повернув голову и втянув носом воздух, мишка определил место присутствия человека и довольно быстро и ловко для своего веса вскарабкался на сосну. У медведей это только кажущаяся неповоротливость. На самом деле они очень проворно лазят по деревьям. Для деда Фёдора наступили не самые хорошие минуты в жизни: из-за тесноты крошечной площадки, на которой он сидел, ружьё оказалось совершенно бесполезным, а медведь, между тем, норовил достать его лапой. Из кустов – уже во весь голос – донеслось:
– Топором его бей по лапе!
Фёдор вспомнил о топоре, засунутом за пояс, быстро достал его трясущимися от страха руками, размахнулся и что есть мочи ударил по лапе. Удар пришёлся не только по когтистой лапе разъярённого зверя, но и по верёвке, которая поддерживала лабаз. Хлипкая конструкция вместе с Фёдором обрушилась на медведя. Всё произошло настолько быстро, что дед Максим, сидевший в кустах, даже охнуть не успел. Фёдор, падая с высоты не менее пяти метров, инстинктивно ухватился за то, что попалось под руку – за медвежью шерсть! Зверь, взревев и от боли, и от страха, кубарем свалился с дерева и, встав на задние лапы, стал сбрасывать с себя седока, неизвестно как свалившегося на него. Только третья попытка оказалась удачной, и, задав стрекача, оставляя после себя следы «медвежьей болезни» (если медведя сильно напугать, то у него случается понос), Топтыгин скрылся в лесу.
А что же дед Фёдор? Дед с такой же скоростью удирал в противоположную сторону…
Из кустов, изумлённый происшедшим, вылез дед Максим, оказавшийся в эту лунную ночь невольным свидетелем трагикомедии, и пошёл искать своего друга. Немного пройдя в ту сторону, куда скрылся сосед, услышал странный плеск. На краю небольшого бочага стоял дед Фёдор и застирывал свои портки: оказывается, «медвежья болезнь» случается не только у косолапых!..

О КРЫСАХ, ПОМИДОРАХ И ВЫБОРЕ ДРУЗЕЙ

– Вовочка, внучек, возьми-ка в сенцах решето да сходи в курятник, собери у курочек яички, – попросила бабушка Фиса внука.
Мальчик с радостью бросился выполнять бабушкину просьбу. Во-первых, сам курятник чем-то привлекал мальчугана – там всегда было таинственно-темновато, и текла своя, размеренная куриная жизнь. Курятники строили невысокие, рядом с хлевом, чтобы в сильные морозы курочкам было теплее от близости коровы. Вдоль стены располагались довольно широкие полки для куриных гнёзд, по диагонали тянулась жердь – насест.
Вова любил наблюдать, как курицы готовились снести яйцо, как потом призывно кудахтали «ко-о, ко-ко-ко» – хвастались своим будущим потомством. Некоторые курочки были до того ручными, что доверяли принять прямо в руки только что снесённое, ещё тёплое яйцо в мягкой скорлупке. Полежит такое яйцо несколько минут в ладони, остынет, и скорлупка станет обычной, твёрдой.
Осторожно, чтобы не спугнуть наседок, Вова вошёл в курятник, присел на корточки в дальнем углу и стал наблюдать за таинством появления на свет куриных «деток». В это время в углу, в соломе послышался шорох, и оттуда показалась остренькая морда с длинными усами – крыса! Поводив чутким носом, осмотревшись чёрными бусинками глаз и не учуяв человека, крыса довольно смело вылезла наружу. За ней – ещё одна! Мальчик замер. Не страх заставил сидеть его тихо, а обычное детское любопытство: а что будет дальше?
Обе крысы быстро забрались на полку с гнёздами и кладкой, потом одна из них, ловко орудуя лапками, выкатила из гнезда яйцо, зажала его всеми четырьмя лапами и опрокинулась на спину! «Странно, – подумал Вова, – а это ещё зачем?» Ответ пришёл быстро. Вторая крыса тем временем за хвост подтащила свою воровку-напарницу к краю полки и столкнула её на пол. Та, крепко зажав яйцо, упала на спину, не разбив его! Оказавшись на полу, перевернулась на лапки, и вдвоём с подругой они быстро закатили яйцо в свою нору. Вот это фокус!
Мальчуган вскочил на ноги и быстро стал собирать снесённые курочками яйца.
Вернувшись в дом и поставив на стол решето, мальчик застал спор между бабушкой Фисой и дедом Максимом: где и как лучше зорить недозревшие помидоры. Дед настаивал на старинном способе – положить дозаривать помидоры в валенки да на русскую печку. Бабушка настаивала на своём, выкладывая слегка бурые помидоры на подоконник. Только раскладывала они их хитрым способом – по краям располагала почти созревшие, красные, а в серединку между ними клала зелёные и бурые. Вова с интересом наблюдал: ему, почти городскому жителю, была не понятна разница. А бабушка Фиса пояснила:
– Вовочка, вот вырастешь, станешь взрослым – всегда окружай себя людьми успешными, тогда и у тебя дела всегда будут ладиться. Вот заметь: помидорки покраснеют быстрее, если рядом будут лежать уже зрелые плоды.
Уроки бабушки крепко засели в голове у мальчугана: он и правда сейчас очень успешный человек!


Сообщение отредактировал Никулина_Татьяна - Воскресенье, 22.07.2018, 10:14
 
Татьяна Александровна Алексеева (Никулина_Татьяна)Дата: Воскресенье, 22.07.2018, 09:45 | Сообщение # 2
Зашел почитать
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 32
Награды:
1
Репутация: 0
Статус:
РУБРИКА "РАСПЛАТА"

«ПИКАДОР»

Володька вприпрыжку, на второй космической скорости нёсся домой: закончился учебный год, в портфеле лежал дневник с табелем успеваемости, где преобладали пятёрки по всем важным предметам, а значит – вот оно, лето! Вот они, каникулы! Планы уже были построены давно, правда, зависели они от отпуска родителей, но мальчишка не унывал: июнь – весь месяц дома. За этот месяц надо успеть прочитать всю школьную программу, что задали по литературе. В июле родители едут в Болгарию, а Вова – к бабушке в Пермскую область. Вот уж где раздолье, вот уж есть где развернуться неуёмной фантазии! Ну, в августе придётся ехать в пионерлагерь, что, в общем-то, тоже не плохо. С друзьями уже договор заключён, путёвка лежит у мамы в комоде вместе с важными документами. Поэтому-то ноги и бегут вприпрыжку – ура, каникулы!..
Июнь пролетел быстро. Днём, в жаркое время, когда играть в подвижные игры было невозможно, подросток сидел на крылечке, в тени, подтянув к подбородку согнутые в коленках ноги и, положив на них книгу, читал запоем. Книгу в семье любили, поэтому и Володе даже не надо было прививать любовь к чтению – это было уже в крови. Вечером, когда спадала дневная жара, на лужайке между домами собиралась вся ватага из соседних домов, составлялся устный план, когда и в какую игру играть.
Пока ещё ярко светило солнце, можно было поиграть и в лапту, и в вышибалы, и в штандер. После, когда начнут сгущаться сумерки, самое время для игры в прятки. Вообще, это ведь только кажется, что лето длинное-предлинное, но если дюжина ребячьих голов буквально нафарширована идеями, то не так уж это и много – три месяца, чтобы воплотить их в жизнь!..
Итак, июнь подходил к концу. Володькина мама паковала вещи для сына: пара лёгких техасов нейтрального, серо-зелёного цвета, три рубашки-ковбойки в мелкую клеточку, свитерок на случай прохладной погоды, вельветовую курточку, сандалии, полукеды, нижнее бельё и, конечно же, его любимую, видавшую виды и слегка выцветшую тюбетейку. Трудно сказать, почему именно сын предпочитал именно тюбетейку всяким кепочкам и фуражкам, которые в то время носили все мальчишки.
Ранним утром мать с сыном пришли на станцию. Мама сопровождала сына не потому, что опасалась за него – она хотела хотя бы два-три дня повидаться со своей мамой – Вовиной бабушкой: старенькая стала бабушка Фиса. Через семь часов мать и сын были уже в Перми, а ещё через три, сменив поезд на попутку, добрались до бабушкиной деревни и уставшие и голодные с удовольствием уплетали бабушкины пироги, запивая их домашним молоком. В этот вечер, разморённый вкусными пирогами, Володя уже никуда не спешил, вольготно развалившись на душистом прошлогоднем сене. Бабушка предложила внуку спать на сеновале – подрос её любимец, вполне можно устроить ночлег там. Мальчик с радостью согласился.
На следующий день, едва успев процарапать глаза после сладкого сна, выпив наскоро стакан тёплого парного молока, Вова отправился за деревню: надо же было ознакомиться с окрестностями и проверить, что изменилось здесь с прошлого года, а что осталось неизменным! Не дойдя до конца деревни, мальчик свернул в проход между чьими-то огородами, которые задами выходили на довольно большую лужайку, обрамлённую с двух сторон кустами. Посреди луга стоял крепкий коренастый вяз, на который мальчик пробовал забираться в прошлые годы, но был ещё маловат - нижние ветки росли высоко от земли.
Только что это? Луговина была почему-то обнесена слеговым забором. Зачем? Ах, вот оно что: посреди луга стоял огромных размеров бык! Налитые кровью глаза искоса поглядывали на мальчика, изучая его, могучая шея была слегка наклонена к земле. В нос было вдето толстенное стальное кольцо. У мальчугана при виде такой великолепной мишени разыгралось воображение: он представил себя тореадором на корриде, в красочном испанском костюме и с красным плащом в руках. Но, увы, красного плаща или даже подходящей для такого случая красной тряпки под рукой не оказалось, зато в изобилии было высоченной лебеды и кустов, из которых можно было сделать пику! Перочинный ножик всегда хранится в кармане любого уважающего себя мальчишки, поэтому, не откладывая «на потом», Володька срезал довольно толстый стебель лебеды, оборвал с него нижние листья, оставив только на макушке несколько мелких листиков да метёлочку ещё не распустившихся соцветий – для лучшего полёта «пики». Не-ет, со спины на быка он нападать не стал, посчитав это нечестным. Он целился ему в морду или в шею. Укол таким маленьким прутиком был для быка совершенно безопасен и безболезнен, но сам фактор раздражения сыграл свою роль. Огромное животное ещё ниже, угрожающе наклонило голову почти к самой земле, выставив вперёд толстые кривые рога, похожие на рога ухвата, которым бабушка Фиса с ловкостью доставала чугунки из русской печки. Мальчишка, решив, что на сегодня этого достаточно, вполне удовлетворённый успехом отправился домой.
История с «дрессировкой» быка теперь повторялась каждый день: Володя более метко запускал в животное самодельные пики, а бык раз от раза всё больше и больше свирепел, стараясь достать своего обидчика. Но слеговый забор служил преградой… Только однажды…
Однажды прясла слегового забора были открыты! Но Володька не обратил на это внимания и в очередной раз запустив в быка тонкую «пику», не стал дожидаться реакции этого «чудовища» и преспокойно двинулся дальше, имея в плане благополучно миновать поляну и выйти через ничейную зону между огородами дальше, на луг, за которым была речка. В небе звенели жаворонки, летали бабочки, в траве стрекотали кузнечики – душа радовалась и пела, как вдруг… Под ногами почему-то слегка задрожала земля, сзади послышался какой-то странный звук, не похожий ни на райское пение птиц, ни на стрёкот кузнечиков. Володька оглянулся и припустил во все лопатки к одиноко стоящему посреди поляны вязу: бык приближался к незадачливому «пикадору», пригнув голову почти к самой земле и оставляя глубокие следы от копыт. Мальчишка взвизгнул и бросился к спасительному дереву. Уж как он на него взлетел, потом самому было странно, потому что нижние ветки начинались довольно высоко от земли, и мальчишке 10-11 лет от роду было бы довольно трудно вскарабкаться по стволу. Бык тем временем, не успев затормозить перед препятствием, со всего размаху врезался крепким лбом в толстый ствол вяза. Видимо, не сладко ему пришлось, потому что окрестности огласились злобным и могучим рёвом.
– Ага, – ликовал, сидя на толстом суку Вовка, – что, съел? Не достанешь, не достанешь!
А бык и не думал доставать своего обидчика: увидев, что вокруг дерева растёт прекрасная сочная трава, он расположился тут же, в тени раскидистых ветвей. Мальчик, удобно пристроившись на довольно толстой ветке вяза, сидел, не ведая горя и страха. Однако, такой «комфорт» быстро приелся, жёсткая ветка пребольно стала врезаться в пятую точку опоры. Хотелось пить, да и молоко, выпитое за завтраком, просилось наружу.
Наконец, быку, видимо, надоело караулить своего мучителя и он потихоньку отправился на своё обычное место, туда, где за кустами тоже росла сладкая трава. Володька обрадовался: закончилось его заточение на дереве, и, выждав некоторое время, предпринял попытку спуститься на землю. Та-ак, хорошо, удач-но! Но только он успел отойти на небольшое расстояние от спасительного вяза, как из кустов на противоположной стороне поляны высунулась свирепая морда. Оценив ситуацию, бык ринулся в атаку! Наш «пикадор» снова побежал к спасительному укрытию. Но то ли ноги затекли от долгого сидения на ветке, то ли уже страх, первоначально загнавший мальчика туда, был не столь велик, только не получилось у него, как прежде, с ходу взлететь по стволу, лишённому каких-либо выступов. Ухватившись за нижнюю ветку и отчаянно болтая в воздухе ногами, Володя пытался подтянуться на руках, как вдруг мощный удар в пятку помог ему! Бык, целившийся в ту часть спины, по которой обычно прохаживается родительский ремешок в случае непослушания, промахнулся – удар рогом пришёлся по пятке и помог мальчишке вскарабкаться на уже облюбованную ветку. Теперь Вовке уже вовсе не хотелось дразнить свирепое животное своим «не достанешь-не достанешь»! К тому же даже через подошву сандалии чувствовался мощный удар – ныла пятка, саднило ободранное колено и вообще – хотелось домой. Мальчишка начал потихоньку скулить и всхлипывать. Бык, как будто поняв, что одержал победу, ещё немного потоптался вокруг дерева, рыхля копытами землю, несколько раз тяжело вздохнул из жалости к пленному бедолаге и с чувством хорошо исполненного долга развернулся и не спеша удалился в кусты.
Володя ещё немного посидел на дереве, как петух на жёрдочке, потом осмелился тихонько спуститься на землю. Бык стоял в стороне, кося на него фиолетовым, налитым кровью глазом. Мальчик опрометью бросился к слеговому забору, животное – следом. Ласточкой мелькнуло щуплое детское тело между жердями изгороди и пропало в картофельных зарослях! Бык, копытами содрав траву, остановился в полуметре от изгороди – он сделал своё дело, прогнал настырного парнишку.
А нашему герою навсегда разонравилась коррида!

КАК МЫ НЕЧАЯННО ЗАСТРЕЛИЛИ КОЗУ

На днях я шёл по улице и случайно обратил внимание на то, как я ставлю стопу. Не так, как все – пятки вместе, носки врозь, а наоборот, слегка повернув пальцы внутрь. Так ходят индейцы… И память тут же услужливо высветила эпизод из детства. Даже и не эпизод, а очень драматичную историю. Быть может, для девочек она будет и не столь интересна, как для мальчиков, но поучительна будет точно!..
Больше 50-ти лет тому назад, когда ещё я не был дедушкой, а был обычным мальчишкой, начитавшись приключенческих книжек, мы с соседом – Толей Рыловым по прозвищу Ёршик – во время летних каникул играли в индейцев. У меня была библиотечная книга о жизни, быте и вооружении различных индейских племён. Увлёкшись содержанием, я загорелся идеей сделать настоящий индейский лук. Рассказав о своей задумке Толе и заразив и его своей безумной идеей, я привлёк его к себе в помощники, несмотря на то, что он был старше меня года на два. Вооружившись знаниями из книги и руководствуясь ей, мы приступили к воплощению замысла.
Сразу признаюсь: для мальчишек, кто никогда не держал в руках различные инструменты, это будет сложно! Но мы-то были не тепличные растения – в наше время все мальчики почти с дошкольного возраста умело обращались и с ножом, и с топориком, и с другими «железяками».
Для изготовления лука нужна была прочная древесина – вышли из положения, найдя два куста можжевельника: у него очень прочные и упругие ветки. Из них сделали две половины лука. В мамином комоде нашлись прочные суровые нитки, из которых мы плели тетиву. Казалось бы – простое дело, но даже и тут нас подстерегали премудрости: плести надо было непременно с одинаковым натяжением, иначе тетива становилась неровная. В дальнейшем это повлияло бы на качество и точность выстрела. Потом сплетённую нить натирали сапожным варом для прочности и лучшего скольжения. Позаимствовав у соседа несколько сосновых поленьев без сучков, нащепали лучины (для тех, кто не знает: это – тоненькие щепочки, как для растопки печки) длиной 60 см и заточили стрелы.
Пригодились и расплющенные гвозди – для наконечников. С ними тоже много было возни: отрубить шляпку, заточить на оселке – брусочке, на котором точат ножи, – остриё, чтобы сделать его плоским. Затем всю эту «прелесть» прикрепить к стреле… Толик Рылов, чей отец был заядлым охотником, тайком, конечно, от отца, надёргал перьев из чучела какой-то большой лесной птицы. Толин папа с великой гордостью хранил это чучело дома и при случае показывал гостям – не без доли хвастовства. Нам нужны были перья именно лесной - дикой птицы, потому что куриные перья не годились: при полёте стрелы они вместо свиста издавали звук «фр-р-р» и тормозили её полёт.
Наконец всё было готово. Нас удивила мощность оружия, стрела до половины входила в мешок с комбикормом! Только стрелять в мешок – это одно, а вот дичь подстрелить – это совсем другое, и мы отправились на «охоту» – на природу. Там, где заканчивалась наша улица, которую не зря все соседи называли «камчаткой», был железнодорожный переезд, а за ним – картофельные участки и большая поляна. Жители близлежащих деревень пасли там коров и коз. Вот на эту поляну мы и отправились тренироваться в стрельбе из лука. Стреляли в мишень и просто так вверх. Наигравшись, собрались домой, и тут… Толя-Ёршик увидел козу, которая мирно паслась, привязанная на длинную верёвку к колышку. Толик, не задумываясь и даже не надеясь попасть в цель, вскинул лук и… Раздался характерный свист летящей стрелы, которая попала козе прямо в бок… Бедное животное как-то жалобно сказало «ме-е-е», упало, дрыгнув ногами, и затихло…
– Э-э-эй, сдохла, что ли? – Опасливо спросил Толя.
– Нн-е знаю, дрожащим голосом ответил я.
Стрела торчала из козы.
– Ну, выдерни хоть, что ли…
– Не-ет, я боюсь…
Толик после некоторого колебания выдернул стрелу, и мы, не оглядываясь по сторонам, задали стрекача! Напрасно мы думали, что приключения на этом закончились! Правда же говорят: всё тайное становится явным. Оказывается, нас видела хозяйка этой козы – бабулька «божий одуванчик». Бабка не сплоховала и тишком-тишком пошла за нами следом, выследив, где живёт «убивец».
Вечером, когда семья Рыловых мирно сидела за ужином, в дом, не стучась, вошли два довольно крепко скроенных милиционера. Владимир Фёдорович – Толин отец, работник райкома партии, удивлённо посмотрел на вошедших, а сын, втянув голову в плечи, уже мысленно собирал вещички, приготовившись идти «по этапу»… Завязался диалог.
– У вас есть сын?
– Да, вот он сидит. А в чём дело?
– У вашего сына есть лук и стрелы?
– Лу-у-ук?! Откуда?!
– Ваш сын и ещё один мальчик сегодня убили козу…
– Толька?!
По Толькиному шмыганью носом отец понял: правда. Мальчишка от страха хотел было отпереться ото всего, но тут его взгляд упал в окно: на крыльце сидела какая-то старушенция и с опаской поглядывала то на входную дверь, то на окно: ожидала разрешения своего вопроса. Да, отпереться никак не получалось, и мой друг признался, что это действительно он застрелил из лука козу.
Отец, ни слова не говоря сыну, спросил «грозного» представителя власти:
– Сколько?
Тот не сразу понял:
– Что – сколько?
– Сколько хозяйка хочет за козу?
Милиционер постучал в окно и пригласил бабку войти. Та опасливо переступила порог.
– Гражданка, сколько стоит Ваша коза? Этот гражданин хочет Вам заплатить за убыток.
– Двадцать пять рубликов, – пролепетала, недолго думая, испуганная до смерти старушка.
Толин отец достал из бумажника четвертной (надо сказать, что в те годы зарплата работника райкома партии была всего-то шестьдесят рублей!) и отдал в бабкины натруженные, трясущиеся от страха руки. Та, невольно всхлипнув, торопливо спрятала их в глубокий карман передника.
Милиционеры, не ожидавшие такого быстрого, а, главное, мирного исхода дела, вежливо раскланялись и вместе с бабкой удалились восвояси, оставив на крыльце козью тушку. Толин отец медленно повернулся к сыну и, не торопясь стал расстёгивать ремень. Толька понял, какое действие сейчас последует за этим, и молча стянул штаны…
На следующий день, встретив меня, Толя-Ёршик, почёсывая пострадавшую «пятую точку», всхлипывая от вопиющей несправедливости, причитал:
– Нет, Вов, ну ведь ты же всё это придумал, твоя была идея, и на поляне вместе были, а попало только мне одному! Ну, где справедливость?!
Я всей душой сочувствовал другу, успокаивая его, как только мог.
Несколькими днями позже, когда Толин отец обнаружил прилично облысевшее чучело своей лесной птицы, его ремешок снова, правда уже не так сильно, прогулялся по той части Толиной спины, которая у всех мальчишек была приспособлена для самого строгого воспитания.
 
Татьяна Александровна Алексеева (Никулина_Татьяна)Дата: Воскресенье, 22.07.2018, 10:12 | Сообщение # 3
Зашел почитать
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 32
Награды:
1
Репутация: 0
Статус:
РУБРИКА "ЭТИ СЛОЖНЫЕ ВЗРОСЛЫЕ"


«ПОГАНЫЕ" ДЕТИ

Деревня, куда каждое лето родители отправляли Вову в гости к бабушке-дедушке, стояла почти на границе между Пермским краем и Свердловской областью. Места были красивые, почти таёжные, не чета тем болотам, что окружали город, где он жил с мамой и папой. Почти сразу за околицей деревни начинались леса: сперва не густые и не слишком высокие, одиноко стоящие ёлочки, берёзки и осинки постепенно и совершенно незаметно переходили в тайгу. Красота уральских лесов, то взбегающих на отроги гор, то спускающихся в распадки, не сравнима ни с какими лесами на свете! А уж сколько там было ягод и грибов – хоть возами вези. Живности всякой тоже было в избытке. Особой свирепостью отличались росомахи, которые нападали на одиноких грибников и ягодников и могли запросто загрызть человека. Население близлежащих деревень, конечно, знало о такой опасности, поэтому поодиночке в лес старались не ходить, а если уж была какая необходимость, то в таёжные дебри опасались забираться.
Местных ребятишек тоже не заманишь в таёжную чащу без взрослых, но когда из соседней области приехал новый товарищ, совершенно не знакомый ни с лесом, ни с его правилами, да ещё и выразивший горячее желание сходить в лес по малину, «тормоза» у местной ребятни отказали! Три друга, три дошколёнка отправились на поиски малины и приключений.
Легко и быстро пробежав по деревне, вышли за околицу, поднырнув под жердями слегового забора - забора из горизонтально закреплённых жердей - и зашагали по тропинке к лесу. Шли почти налегке, только маленькие туески были в руках для ягод. Мальчуганы знали, куда надо идти: почти сразу за реденькими деревцами начиналась просека, а на ней – малинник, где ягод было видимо-невидимо! Лето выдалось не слишком жаркое, малинник не выгорел, и ягоды на веточках висели крупные, сочные. Они так и просились в рот! Мальчикам хватило и поесть их вдоволь, и туески наполнить. Что же, пора бы и домой возвращаться… Только в какую сторону идти? Увлёкшись сбором малины, дети и не заметили, что просека повернула в сторону, а высокие кусты малины и буйно цветущего иван-чая заслоняли обзор. Продравшись сквозь заросли кустарника, дети оказались на открытом пространстве, что-то вроде небольшой лесной тропинки наметилось между деревьями. Не сговариваясь, они и пошли по ней.
Идти пришлось долго, перелезая иногда через стволы деревьев, поваленные поперёк тропинки. Ребята явно притомились, но не хныкали, не жаловались друг другу, боясь показаться «слабаками» в глазах товарищей. Вдруг ветер донёс откуда-то издалека собачий лай, кукареканье петуха, мычание коров… Ура, деревня, – пришли! Прибавив шаг, друзья буквально вылетели на край леса и остановились в недоумении : да, деревня, но не своя, чужая. Дома построены совсем не так, как в их деревне, люди ходят в странной одежде…
Однако усталость взяла своё и мальчуганы не без робости вошли в чужую деревню. С опаской продвигаясь по деревенской улице, они поравнялись с домом, из которого вышла пожилая, доброго вида женщина и, всплеснув руками спросила:
– Детоцки, да откуль это вы взялися-то?
Друзья, видя её приветливость, охотно назвали свою деревню, рассказали, что ходили по малину да заплутали немножко.
– Ой, да как же далёко-то вас занесло? – причитала женщина. – Ой, да вы, поди-ко голодные? Заходите, заходите в избу-то.
Взяв большой тяжёлый табурет, женщина, кряхтя и охая, взгромоздилась на него, чтобы достать что-то с верхней полки, приговаривая тем временем:
– Да куды ж это у меня посуда-то поганая задевалася?
Ребята с сомнением переглянулись: «поганая» – это как? Вова и его друзья знали, что поганой посудой в их семьях называют либо помойное ведро, либо бадейку для скота. Это что же? Их кормить собираются из таких шаек?!
Добрая женщина, отыскав тем временем, нужную посудину, слезла с табуретки, держа в руках затянутую паутиной медную кружку. Тщательно вытряхнув из неё следы пауков и, вымыв с мылом, «цокая» по-уральски, спросила:
– Дак вам цего налить-то? Молоцка, кваску или водицы?
Странная хозяйка заметила, с каким недоверием её маленькие гости смотрели на эту кружку, и пояснила, что это – специальная посуда для гостей и путников, что по их вере не гоже кормить пришлых людей из той же посуды, из которой едят члены семьи. Проголодавшиеся дети были согласны на всё! На «ура» пошло молоко, которое сердобольная хозяйка достала из погреба. Когда мальчишки, подкрепившись, повеселели, женщина вывела их за околицу и показала рукой, в какую сторону идти.
Обратный путь не занял много времени – дорога домой всегда короче! Пришли горе-ягодники домой, а в домах-то пусто: все жители с их улицы ушли в лес на поиски заблудившихся неслухов. Мальчики нашли на столе слегка зачерствевший хлеб, накрытый чистым рушником, поели его, обгрызая вкусные хрустящие корочки и довольные окончанием своего приключения, вышли на улицу, по которой к ним навстречу уже бежали взрослые.
– Нашли-и-ись, нашли-и-ись, – кричали мужчины соседям, а женщины с плачем и причитаниями обнимали и своих чад, и чужих мальчишек...
Вечером Вова долго не мог уснуть, вспоминая день, богатый событиями. А всё-таки, почему тётенька из чужой деревни искала для них, хороших чистых ребят, «поганую» кружку? Так и не найдя ответ на этот вопрос, мальчик позвал бабушку:
– Бабушка Фиса, а мы, что ли, «поганые дети», раз нам дали кружку «поганую»?
– Что ты, что ты, миленький, – бабушка ласково-ласково гладила внука по русой голове, – нет, конечно! Это просто люди так живут отдельно, никого к себе не пускают, сами ни к кому не ходят – вот и напридумывали себе такое.
Не могла бабушка Фиса подробно разъяснить внуку, кто такие староверы, почему они живут в глухих деревнях и что означает сама по себе старая вера, почему у них такие порядки: в то время разговоры о религии, о вере, о Боге были под строжайшим запретом.


ДОПРОС

В детский сад я ходить любил. Здание старинного двухэтажного барака было переоборудовано под игровые комнаты, которые на время тихого часа превращались в спальни. Часть групповой комнаты занимала столовая – она же комната для занятий рисованием, лепкой, игрой в настольные игры. Меня в детском саду устраивало абсолютно всё! И ребята в нашей группе, и вкусные обеды, которые готовила повар Ефросинья Ивановна, и рыбий жир, от которого многих детей тошнило, а я пил его с превеликим удовольствием, и большинство воспитателей. Большинство, но не все!..
Вечернюю группу, собирающую детей со всего сада и всех возрастов, вела Шангина Ольга Васильевна. Она была самой старой воспитательницей. Дети не слишком её любили за постоянные нотации, нравоучения, морализацию. С этой Ольгой Васильевной у меня связаны не самые приятные воспоминания…
Однажды во время тихого часа, когда спали все ребята, кроме меня, воспитательница, которая почему-то в этот день пришла раньше, подошла ко мне и тихо сказала:
– Вова, тихонечко вставай, одевайся, и пойдём со мной.
Я не слишком удивился, потому что решил, что меня сейчас будут ругать за то, что я лежал с открытыми глазами. Но Ольга Васильевна повела меня в кабинет заведующей детским садом. В кабинете находился мужчина в красивой военной форме с погонами. Военный сидел, закинув ногу на ногу, и покачивал носком блестящего сапога. С моим приходом заведующая вышла из кабинета, остались только Ольга Васильевна и дяденька в форме. Меня поставили прямо перед этим строгим военным. Он долго разглядывал меня, потом стал спрашивать:
– Как тебя зовут, мальчик?
– Вова, – без страха ответил я.
– Вова… А как твоя фамилия?
– Пугач, – я отвечал спокойно и без страха.
– А скажи-ка мне, Вова, кто твои родители и где они работают?
– Они – учителя, работают в школе.
– Ум-гу, в школе, значит… А скажи-ка ты мне, какие такие картинки висят у вас дома?
– У нас дома нет картинок, только портрет дедушки Ленина.
– А ещё какие? Может, дядя с бородой или тётя с ребёночком на руках?
– Не-ет, у нас нет тёти с ребёночком. И дяди Маркса нет…
Лицо Ольги Васильевны медленно стало покрываться красными пятнами.
– Ну, как же – нет? Вот твоя воспитательница говорит, что ты рассказывал, будто у вас висят в уголочке такие картинки, – военный явно начинал нервничать, не получая нужных ответов на свои вопросы.
– А-а-а, так это висят у бабушки в деревне!
– Как же так? И твою бабушку не ругают за эти картинки? И как её с работы тогда не уволили?
– Так бабушка старенькая, она уже давно не работает, – честно признался я.
Военный, сняв фуражку и вытерев вспотевший от непривычного допроса лоб, с плохо скрываемой злостью обратился к воспитательнице:
– Что же Вы, гражданочка, вводите в заблуждение органы власти?!. А ты, Вова, иди обратно в группу…
Дома, когда я рассказал родителям о странном разговоре с военным дяденькой, лицо мамы побелело, а папа нервно закурил. Я не понимал – почему…



 
Татьяна Александровна Алексеева (Никулина_Татьяна)Дата: Воскресенье, 22.07.2018, 10:24 | Сообщение # 4
Зашел почитать
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 32
Награды:
1
Репутация: 0
Статус:
РУБРИКА СТИХИ (СРЕДНИЙ ВОЗРАСТ)

МОЛОДАЯ БАБУШКА

И в книжках, и на всех-на всех картинках
Изображают бабушку в морщинках.
Я с этим делом вовсе не согласна:
Бабуленька моя ещё прекрасна!

А бабушка моя ещё такая
Красивая и очень молодая!
Со мной она танцует буги-вуги –
Задорней не найдёте вы подруги!

А бабушка со мной играет в прятки,
Дурачится, хохочет без оглядки.
И даже если чуточку устанет,
В "резиночки" легко меня обставит!

А бабушка наденет туфли "шпильки",
Мы вытряхнем все деньги из копилки,
Без папиных и маминых нотаций
Мы в парк пойдём на "лодочках" качаться!
 
Наталья (wedi71)Дата: Вторник, 07.08.2018, 17:49 | Сообщение # 5
Зашел почитать
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 32
Награды: Нет наград0
Репутация: 0
Статус:
Ой, какие же рассказы интересные - просто не оторваться! :)
Для городских жителей особенно полезные - столько всего и про зверей, и про ботанику, и вообще про жизнь деревенскую! Оторваться невозможно!
Спасибо автору! Черезвычайно интересно, и написано хорошим, дружественным слогом - будто с местными жителями разговариваешь, а на слух-то, от первого лица, факты куда живее воспринимаются...

Очень понравилось! :)
Удачи! :)


С уважением,
Наталья
 
Елена Телушкина (elena_telushkina)Дата: Среда, 08.08.2018, 15:37 | Сообщение # 6
Долгожитель форума
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 1723
Награды:
30
Репутация: 35
Статус:
Цитата Никулина_Татьяна ()
О КРЫСАХ, ПОМИДОРАХ И ВЫБОРЕ ДРУЗЕЙ

Интересный рассказ, картинка из жизни. Крысы очень сообразительны,
воровать яйца они мастерицы. Они в мороз даже умудряются греться в гнезде
под курицей! А вот насчёт выбора друзей утверждение не однозначное. В первую очередь
надо самому быть порядочным, целеустремлённым, тогда и будешь успешным.


Жужжалка и другие
 
Литературный форум » Сказочная страна » Литературные проекты "СказОбоза" » Внеклассное чтение. 2018 » № 23 Татьяна Никулина (средний возраст)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:

Для добавления необходима авторизация