[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: Nikolai, webmanya  
Литературный форум » Сказочная страна » Литературные проекты "СказОбоза" » Внеклассное чтение. 2018 » № 176 Татьяна Кожевникова (Средний школьный возраст)
№ 176 Татьяна Кожевникова
Татьяна (Танистая)Дата: Пятница, 05.10.2018, 20:34 | Сообщение # 1
Постоянный участник
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 149
Награды:
4
Репутация: 5
Статус:
Левкой Лёвка (волшебная сказка)
Лёвка ждал Серёгу, чтобы идти купаться. Солнце палило так, что даже голова начала болеть, а друг всё не шёл.
– Сейчас закиплю, как чайник! – бурчал Лёвка.
– Внучек, полей в саду цветы, пожалуйста, – попросила его бабушка. – Они совсем поникли, бедные. Я бы сама сходила, но что-то неважно себя чувствую…
– Ба, мы же купаться собрались!
– Но ведь Серёжи ещё нет. А там и дел-то на пять минут: размотать шланг да как следует смочить землю…
Деваться Лёвке было некуда. Пыхтя, как будто он всё-таки успел закипеть, мальчик отправился в сад. Расправил резиновый шланг, цветом напоминающий лягушку (Лёвка недавно повстречал такую у реки), открыл кран и шагнул на клумбы. Поливать оказалось совсем не просто: если он направлял струю воду вниз, земля рассыпалась и наверх вылезали корни растений, если устремлял вверх – влага падала лишь на высокие цветы, маленьким уже ничего не доставалось. Лёвка бестолково вертелся на грядках и, наконец, потерял терпение. Бросил шланг, закрутил кран, взял в руки бабушкин совок, подошёл к высоким оранжево-жёлтым цветам, похожим на ромашки, и изо всех сил рубанул по стеблям. Верхние части растений полетели на землю.
– Ну это уже слишком! – зазвенел негромкий голос.
Лёвка закрутил головой, чтобы узнать, кто говорит. Рядом – ни души. Только бабочка над головой кружится, большая, красивая – мальчик таких раньше и не видел. Зашарил рукой у ограды – совсем недавно в этом месте он оставил сачок. Есть! Лёвка крепко сжал ручку, размахнулся. Всё – бабочка внутри сачка!
– Поймал… – грустно зазвенела поникшая бабочка (это точно говорила она, Лёва мог поклясться!).
Мальчик протянул руку, но… бабочка исчезла.
– Или не поймал! – радостно зазвенело над ухом.
Лёвка, не моргая, смотрел на это разноцветное чудо. Размахнулся…
– Не стоит, – взмахнула крыльями бабочка. – Бесполезно: меня никому не поймать.
– Ты кто? – выдохнул мальчик. – Фея?
– Нет, – ответила бабочка. – Хранительница цветов, – она тут же сделалась строгой. – Ты зачем фиалки потоптал, астры шлангом к земле прибил, рудбекии поломал?
– Чего? – удивился Лёвка. – Какие ещё рудбекии?
Бабочка подлетела к оранжево-жёлтым ромашкам, лежащим на земле.
– Я и не знал, что они так называются, – признался мальчик. – А зачем они вообще, цветы? Ягоды, овощи, фрукты – их есть можно, а вот цветами сыт не будешь…
– Эх, – печально вздохнула бабочка.
Она вернулась к Лёвке и закружилась над его головой. Мальчик примеривался, как бы схватить её рукой, как вдруг она легонько коснулась крылом его щеки и… Лёвка так и не понял, что произошло. Ему показалось, что он превращается в крохотного человечка – как в мультике. Он хотел было обрадоваться – интересно же! – как вдруг понял, что у него больше нет ни рук, ни ног… Лёвка стал цветком.

– Ой, как больно, – пожаловался кто-то слева. – У нас такие хрупкие листья и лепестки, а он – ногами…
Лёвка попробовал повернуться, чтобы посмотреть, кто говорит, но у него ничего не получилось.
– А нас шлангом зацепило и поволокло, – вторили справа. – Еле устояли. А ведь мы только бутоны набрали!
– Постыдились бы, болтушки! – прервал жалобы большой раскидистый куст с шарообразными фиолетовыми цветами, стоящий прямо напротив мальчика. – Вы легко отделались, а вот рудбекии…
– Бедные, бедные, – завздыхали слева.
– А уж как они жизни радовались! – заметили справа.
– А чего они мне мешались? – не выдержал Лёвка. – Остальные цветы загораживали!
На минуту стало тихо.
– Ой, левкой, – произнёс удивлённо голос слева. – Симпатичный…
– Оттуда он? – изумились справа. – Его же только что не было.
Куст с фиолетовыми цветами хранил молчание. Видимо, он видел, что произошло.
– Только я Лёвка, а не левкой! – заявил мальчик.
– Теперь ты самый настоящий левкой – белый и душистый, – пояснил большой куст. – Это так же верно, как то, что я георгин!
– Как? – Лёва с ужасом уставился на фиолетовые шапочки. – Я цветок?
– Ну да, а кто же?
У Лёвки пропал дар речи. Вокруг раздавались голоса, которые обсуждали взявшийся из ниоткуда левкой, радовались новому знакомому, что-то спрашивали у него. До Лёвки слова доносились откуда-то издалека, и он едва разбирал их. Потом цветам, видимо, надоело молчание новенького, и они вернулись к своим проблемам.
Лёвка очнулся от невыносимой щекотки: кто-то копошился там, где раньше была голова.
– Прекратите сейчас же! – захихикал он и задёргался.
– Перестань, ты её пугаешь! – сурово сказал георгин (Лёвка запомнил название цветка).
– Кого «её»?
– Пчелу, конечно! Она только начала пыльцу собирать, а ты трепыхаешься. Голодной хочешь её оставить?
Лёвка примолк, вспоминая уроки биологии, на которых говорилось о связи между пчёлами и цветами. Кое-что ему удалось восстановить в памяти.
– Извините, – прошептал он, обращаясь к пчеле. – Я просто щекотки боюсь, но не волнуйтесь, потерплю.
Пчела ответила ему благодарным жужжанием. Скоро она набрала пыльцы столько, сколько нужно и, на прощание пробормотав «спасибо», улетела.
Лёва стоял потрясённый: оказывается, это так приятно – быть необходимым другому! Теперь он ждал, что к нему прилетит кто-то ещё. Так и случилось: пчёлы, бабочки и даже мухи спешили к нему со всех крыльев – их привлекал душистый запах левкоя. И каждый из них, насытившись, благодарил щедрый цветок.

– Посмотри, как у Маши цветы хороши! – к бабушкиному саду подошли соседки и принялись разглядывать растения. – Нежные фиалки, важный георгин, скромные ромашки… А что это так пахнет? Левкой, да какой чудесный!
Лёвка горделиво выпрямился: пусть любуются. На душе у него было светло: как же здорово, что ты можешь дарить радость!

– Лёвка, выходи! – раздался вдруг громкий крик – это пришёл Серёга. В ожидании друга он чикал мячом.
– Я здесь! – закричал Лёвка, но, по всей видимости, друг его не слышал.
– Наверное, без меня на речку ушёл, – размышлял Серёга. – Пойду догонять. Он повернулся и сделал несколько шагов.
– А мяч сюда закину, потом мне Лёвка вернёт, – с этими словами мальчик запулил мяч в сад.
– Не-е-е-ет! – надрывался Лёвка, глядя, как большой мяч летит на беззащитные фиалки.
Он потянулся, пошевелил корнями и изо всех сил дёрнулся в сторону, чтобы загородить собой крохотные цветы. Раздался противный хруст – это сломался стебель.
Лёвка очнулся от лёгкого дуновения ветерка: над ним в воздухе висела большая разноцветная бабочка. Та самая.
– Теперь ты понял, зачем нужны цветы? – тоненько зазвенела она.
Лёвка молча кивнул. Стояла невыносимая жара. В горле пересохло. Очень хотелось пить.
– Фиалки… – прошептал он чуть слышно.
– С ними всё в порядке: ты успел вовремя. А вот те рудбекии, что ты срубил, уже не вернёшь.
Мальчику стало ещё жарче: накатил стыд.
– Простите, – тихо сказал он. – Мой поступок ужасен.
Бабочка вздохнула, сложила крылья и… пропала. Лёвка покрутил головой, но нигде не обнаружил её. Он сидел на тропинке между клумбами, под большим кустом георгина. Рядом лежал мяч Серёги.
Лёвка посидел немного, потом встал, покрутил мяч в руках. «Купаться!» – принеслось в голове. Мальчик уже было сделал шаг вперёд, но тут ему на глаза попались помятые фиалки (видимо, им ещё раз досталось). Лёвка перекинул мяч через забор, на полянку, потом растянул шланг, аккуратно обходя цветы и следя за тем, чтобы никому не навредить, открыл кран и принялся за поливку.

Пирог с калиной (рассказ на свободную тему)
– Залифа Азатовна, а как вы стали физичкой? – спросил один из семиклассников, после того, как решение задачи было найдено.
– Во-первых, не «физичкой», а преподавателем физики, Комаров, – улыбнулась учительница. – А во-вторых, придёшь вместе с ребятами ко мне домой в выходной – узнаешь.

Воскресным утром семиклассники дружной гурьбой поднимались по лестнице на пятый этаж – в гости к Залифе Азатовне.
– Мой обонятельный центр зафиксировал весьма специфический аромат, – наморщил нос Виталик Комаров. – Что бы он мог означать?
– Не умничай, Комар! – одёрнула его Наташа Пенкина. – Пирогами с калиной пахнет – у меня бабушка такие часто печёт.
– Значит, будем исследовать органолептические свойства выпечки с ягодами многолетнего растения, принадлежащего к семейству… Эх, забыл к какому!
– Да ты и не знал никогда!
– Вредина ты, Пенкина!
– Брейк, ребята! – воскликнул староста Илья. – Есть желание ссориться – идите во двор, с пирогами мы и без вас справимся!

Было съедено несчитанное количество кусков пирогов с самыми разными начинками и выпито немало чашек чая, когда Комаров вспомнил главное.
– Залифа Азатовна, так как насчёт «физички»? – спросил он.
–Ты хочешь узнать, почему я стала преподавателем физики?
– Мы все хотим! – загалдели ребята.
– Моё детство прошло в одной из деревень нашего района, – начала свой рассказ учительница. – Я была самой младшей из семи детей: так получилось, что родители дали мне жизнь, как говорят в народе, на старости лет. Детского сада в селении не было, поэтому всё время я проводила дома с мамой. А когда она была занята, за мной присматривали старшие братья и сёстры. Они часто брали меня с собой – к друзьям и подругам, на улицу, на школьные мероприятия.
Однажды вместе с Ринатом, вторым по старшинству братом, я пошла в гости к учительнице Ольге Васильевне – она была его классным руководителем и учителем физики.
Меня, пятилетнюю девочку, поразило то, с какой любовью учительница относилась к своим ученикам: казалось, что все они – её дети. Она и меня обласкала, словно я была её дочкой. Её руки – мягкие, нежные – гладили меня по голове, расправляя спутавшиеся от шапки волосы. «Совсем как мама» – мысленно отметила я.
Потом, когда все расселись вокруг большого круглого стола, Ольга Васильевна начала творить волшебные вещи: с помощью капельки масла заставляла бумажную рыбку плавать в воде, а вырезанных из картона человечков – кружиться над настольной лампой. Чудесным образом лист бумаги удерживал воду в перевёрнутом стакане, яйцо проникало в бутылку с узким горлышком, сами собой зажигались свечи и надувались воздушные шары.
Вы наверняка поняли, что это были всего лишь простейшие физические и химические опыты, те, что сегодня можно увидеть в книгах для малышей. Но для меня тогда это было настоящим волшебством, таким, от которого захватывало дух. Услышав имена Архимеда, Ньютона, Эйнштейна, я подумала, что они наверняка были колдунами, и Ольга Васильевна была знакома с ними, поэтому их дар передался и ей. Честно говоря, мне даже было немного страшно, однако любопытство и желание стать похожей на учительницу и ребят, которые тоже принимали участие в опытах, пересиливали боязнь.
После окончания чародейства был накрыт стол, и мы начали чаёвничать. Ольга Васильевна поставила на стол большой пирог, от которого исходил неизвестный мне аромат. То был пирог с калиной, который я попробовала тогда первый раз в жизни, поскольку в нашей семье эту ягоды никогда не собирали и ничего с ней не готовили. Именно это стало последней каплей: я поняла, что, когда вырасту, стану физичкой, как говорит Комаров, и обязательно буду приглашать своих учеников на чай, к которому буду подавать пирог с калиной. Вот и вся история, – сказала Залифа Азатовна, окидывая взглядом притихших ребят.
– И вам было всего пять лет? – удивлённо спросил Виталик. – То есть вы, чуть ли не с пелёнок, знали, что хотите стать физи… преподавателем физики, и стали им? Мне вот четырнадцать, но я совершенно не готов сказать, какую профессию выберу…
– Клоуном ты будешь, Комар, – вздохнула Наташа Пенкина. – Всем это давно известно, кроме тебя.
Школьники громко рассмеялись, а учительница, укоризненно покачав головой, произнесла:
– Я бы не была столь категоричной, Наташа. Виталик – личность целостная, сильная. Ему просто нужно найти себя в жизни, тогда он достигнет любых высот.

Ребята долго расспрашивали Залифу Азатовну о её семье, годах учёбы в школе и институте: они открывали в своём учителе нового, прежде сокрытого от них, человека.
Перед тем, как попрощаться с преподавателем, Илья обратил внимание на то, что Виталик Комаров ведёт себя тише воды, ниже травы, и за весь вечер не сказал и слова. Школьники стали тут же тормошить призадумавшегося Комара.
– Ребята, я понял, что тоже хочу стать учителем физики, – вдруг неожиданно признался тот. – Так же, как Залифа Азатовна, буду с учениками опыты интересные ставить, домой их буду на чай приглашать.
– Комар, тебе же пирог с калиной в жизнь не испечь! – выкрикнул кто-то.
– А я Пенкину замуж возьму! – Комаров, наконец, стал прежним. – Бабушка её научит пироги печь. С меня опыты, с Пенкиной – пироги!
– Ну и дурак, ты, Комар! – Наташа смерила парнишку презрительным взглядом и выбежала из комнаты.

После окончания педагогического университета Виталий и Наталья Комаровы вернулись в родную школу: он – преподавателем физики, она – учителем русского языка и литературы. В течение многих лет в их доме собираются ученики, которые знают: здесь всегда интересно, можно обсудить любые вопросы, попросить совета или помощи. А ещё у Комаровых угощают ароматным чаем с душистым калиновым пирогом.

Мы медведей не боимся! (рассказ-путешествие)
Субботним сентябрьским утром седьмой класс во главе с учительницей Еленой Петровной отправился в небольшое путешествие – на гору Малиновая, что находится недалеко от города.
– А почему её так назвали? – в самом начале пути спросила Марина. – Там, наверное, малины много?
– Это одна из версий, – улыбнулась учительница. – Если верить другой, восходящее солнце, прежде чем заглянуть в город, расцвечивает вершину малиновым цветом. Отсюда и название.
– Елена Петровна, а если малины в лесу много, это значит что? – встрял в разговор Саша.
– Что?
– Там ещё и много медведей, – авторитетно заявил Саша. – А осенью риск встречи с ними увеличивается в разы…
Девчонки испуганно запищали.
– Не мути воду, Кропин, – вздохнула учительница. – Туда туристы толпами идут. Какие медведи?

Сначала лес ребятам был хорошо знаком – многие часто ходили сюда с родителями за ягодами и грибами.
– Кажется, можно идти и идти, вдыхая запахи осеннего леса, шурша сухой травой, – тихо сказал кто-то.
Остальные молча согласились.
Но вот начались незнакомые места. Сосны росли здесь часто. Они тянулись к свету, обгоняя друг друга, мешая «соседкам». Солнце словно скрылось. Ребята шли в полумраке, постоянно цепляясь плечами за нижние высохшие ветки.
– Если мы наткнёмся на медведя, я ничуть не удивлюсь, – бурчал Саша.
Девчонки жались к учительнице, которая, по всей видимости, тоже чувствовала себя неуютно.

Наконец сосны разбежались в разные стороны, образуя просеку, с которой открылся вид на горы: осень, щедрый художник, наложила мазки, не жалея красок. То, оранжевое пятно, конечно, клёны; красное – рябинник, жёлтое – берёзки.
– Смотрите-ка – «оазис»! – воскликнула Елена Петровна.
Впереди, на полянке, среди блёклой сухой травы, укрывающей землю, виднелся яркий островок зелени, маленький кусочек лета. Это родничок напитал влагой растения, продлевая им жизнь.

Перебравшись через реку, ребята начали подъём в гору. Идти по дороге им было скучно, намного веселее шагать по сухой траве и опавшим листьям.
Воздух с каждым шагом становился чище, точно с вершины веяло прохладой. Аромат горчинки – запах осени окружил путешественников со всех сторон, усиливаясь в местах особенно большого скопления листвы. В ложбинках ноги ребят утопали по щиколотку: такие местечки надёжно укрыты от ветра, листья нагрудились за несколько лет, представляя собой наст на земле, сквозь который с трудом пробивались весной травинки.

Марина остановилась, подошла к берёзе, замерла, прислонившись к ней, закрыла глаза.
– Лебедева, ты чего? – Кропин тут как тут.
– Тихо!
Стояли вдвоём долго, вбирая в себя терпкий запах листвы. Наконец Марина заговорила.
– Мне хотелось услышать звук падающих листьев. Сначала были только громкие звуки: стук дятла вдалеке, поближе – скрип дерева. А потом послышался шепоток: это шелестел листок, падая, задевая ветки и ствол дерева. Я представляла, как он снижается. Чуть коснувшись моей щеки, он опустился на землю.
– Фантазёрка! – насмешливо фыркнул Кропин. – Невозможно услышать, как падает листик!
Однако сам он заворожён проснувшимся ветерком, который затеял игру с ветвями, заставляя их перешёптываться всё громче и громче. Падали, кружась и танцуя, листья, освещая лес удивительно тёплыми оттенками. Ветер усилился, образов вокруг праздничную кутерьму, точно приглашая присоединиться к листопаду.

– Долго ещё? – спросила Вика.
– Ещё немного, и мы пришли, – подбодрила её Елена Петровна.
– Вы нам это уже говорили… с километр назад!
– Ладно тебе! Чуть-чуть осталось подняться. Как увидите скалы – мы на месте!
– Ого! – кто-то поднял голову.
Впереди ребята увидели выступы и башенки старинного замка, возвышавшегося над кронами деревьев. От восторга перехватило дыхание.

– Слышу ржание коней и бряцанье железных доспехов, – это удивлённый Саша. – Там, за деревьями, мы увидим герольдов, созывающих на рыцарский поединок, рыцарей, готовых сразиться во имя прекрасной дамы и королевскую чету, восседающую на балконе замка…
– Ну и кто из нас фантазёр? – смеётся Марина. – Но в целом я с тобой согласна.

Конечно, никакого замка нет – такой эффект создавали высокие и величественные скалы.
– Вот это мощь! – восторгалась мужская половина класса.
Везде, куда только были занесены горстка земли и семена, даже на самом верху, росли деревья – взрослые и совсем маленькие, оживляя суровость каменных высот. Трепетали веточки берёзок-малышек, качались стройные сосны и старушки-ели, кудрявыми модницами красовались рябины.
Перед «замком» поляна была усеяна валунами самых разнообразных форм и размеров. В верхушках скал ребята отыскивали знакомые силуэты: тут и львиная голова, и профиль царственной надменной особы, и башня с томящейся в ней царевной.

– Наверх или сначала перекусим? – поинтересовалась учительница.
– Конечно, наверх! – в один голос загомонили ребята.
Поминутно застревая среди камней, скользя на усыпанной хвоей тропке, они поднялись на вершину, нашли широкую площадку. Ну, чем не балкон для «королевской четы»?
Что за вид! Открыт город: игрушечные домики, речушка, полосы шоссе. Как на ладони лежало соседнее село. И всюду, куда ни кинь взгляд – бесконечные леса, расцвеченные всеми красками осени, и горы, сливающиеся вершинами с небом.
– Хочется раствориться, подобно лёгкому осеннему облаку, – выдохнула Вика.
– Нет! Лучше полететь вдаль, дотрагиваясь руками до верхушек деревьев, рассматривая шишки на самой высокой ели, удивляя птиц и белок, – добавила Марина. – Направимся в сердце леса, где не видно дорог и тропинок, чтобы увидеть рысь, выслеживающую добычу, лося-великана, пьющего студёную воду из родника, важного глухаря, отыскавшего ягоды брусники…
– И медведя, нашедшего, наконец, укромное местечко для своей берлоги, – засмеялся Саша.

Когда вволю налюбовались красотами и нафотографировались, спустились вниз, расположились среди валунов. Подкрепившись, приняли решение возвращаться. Первые шаги дались тяжело: усталость давала о себе знать.
– Ой, ноги болят, – жаловались девчонки.
Саша лукаво оглядел товарищей, отозвал в сторонку парочку друзей. Так, чтобы никто не видел, они отступили за деревья.
Спустя несколько минут ребята услышали шум, исходивший из глубины леса. Вот совсем близко раздался рык.
– Медведь! – заорали семиклассники и бегом устроились вниз по тропинке.
Они бежали, не помня себя от страха. Опомнились у реки. Елена Петровна начала пересчитывать учеников.
– Троих нет! – ужаснулась она.
Когда ребята вышли из леса, учительница была готова их расцеловать, но, увидев довольные физиономии, разозлилась.
– Кропин, ты в своём уме? Это же страх-то какой!
– Зато спустились моментально, – констатировал тот.
– Больше я с вами точно никуда не пойду! А тебе я это ещё припомню, – пообещала учительница.
Кропин только рассмеялся – ему было не в первой.

– А здорово вчера было, правда, Елена Петровна? – спросил Саша на следующий день, когда на русском «плавал» у доски.
– Да, мне понравилось, – пряча улыбку, ответила учительница.
– Говорят, погода в выходные постоит ещё, – многозначительно заявил мальчик. – Может, на гору Курташ махнём?
– Ну, разве что на Курташ, – неожиданно согласилась учительница.

Директор школы, оглушённый криками «Ура!», долго пытался понять, чему так радуются семиклассники на уроке русского языка…


А я никому души не дам потушить. А я и живу, как все когда-нибудь будут жить! (Вероника Тушнова)
 
Литературный форум » Сказочная страна » Литературные проекты "СказОбоза" » Внеклассное чтение. 2018 » № 176 Татьяна Кожевникова (Средний школьный возраст)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:

Для добавления необходима авторизация