Азарий - Литературный форум
ГлавнаяАзарий - Литературный форум
[ Обновленные темы · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: Square  
Литературный форум » Действующие конкурсы » Скромный гений. 2020 » Азарий (Проза)
Азарий
SquareДата: Пятница, 19.07.2019, 21:45 | Сообщение # 1
Долгожитель форума
Группа: Модератор форума
Сообщений: 1939
Награды: 56
Репутация: 100
Статус:


Азарий, г. Степанакерт, Нагорный Карабах

Член Союза писателей и журналистов НКР, Международной Ассоциации блогеров, Евразийской творческой гильдии.

В 2016 году вышла первая книга "О себе и не только в шутку и всерьёз". В 2017 году - вторая книга "Шестьдесят". В 2018 году - третья книга "Остап Бендер, князь Микеладзе, архангел Гавриил и... ОБХСС".

- Дипломант II степени в номинации «Малая художественная проза» 2019 г., - Международный фестиваль «Мгинские мосты» (СП, Ленинградская обл., РФ)
- Дипломант в номинации "Малая проза" Третьего Межрегионального литературного конкурса «Ты сердца не жалей, поэт» 2019 года (Калининград, 2019)
- Финалист конкурсного отбора Международного проекта "ВоенКор.2019".
- Финалист конкурсного отбора в сборник "В контакте с планетой", 2019 г.

Публикации:
• в сборнике «Легкокрылая фея Любовь», Новокузнецк, «Союз писателей», 2019 г.
• в литературном журнале «Страна Озарения», Новокузнецк, 2019 г.
• в «ВоенКор», Новокузнецк, 2019 г.

____

Номинация "Проза"

Дети войны
Посвящается всем детям, вне зависимости от национальности и вероисповедания, пострадавшим во время войн...

1

Руслан пытался заснуть, но его воспалённый мозг ему не подчинялся. Перед глазами прошли все события за последние две недели окопной жизни: артиллерийские обстрелы с противной стороны, налёты вражеских самолётов и постоянное переживание за семью, за двух непоседливых малышек, которых трудно удержать в подвале пятиэтажного дома, за своих старых родителей...

Бывали моменты, когда вражеские СУ-25, перелетев линию фронта, сбрасывали бомбы на город, где находилась семья Руслана, да и многих тех, кто вместе с ним находился на передовой. В такое время лица ребят чернели от бессильной злобы, был слышен пятиэтажный мат, ведь в городе не было военных, только старики, инвалиды, дети и женщины, там же находился и военный госпиталь...

Пришло время пересменки и взвод Руслана на три дня отпустили домой, чтобы побыли с семьёй, отдохнули, а потом снова на фронт.

Домов, как таковых, у ребят уже не было. То есть сами дома были, но люди, из-за постоянных бомбёжек и артобстрелов, вынужденно спустились в подвалы своих зданий, частных домов, чтобы как-то обезопасить себя и своих родных. Если взрослые понимали реальную ситуацию и угрожающую опасность, то дети – не совсем. Только во время воздушной сирены, а потом авианалётов, а также артобстрелов, эти маленькие существа прижимались в подвалах к своим матерям, дедушкам и бабушкам, начинали реветь, размазывая ручонками слёзы по лицу.

Когда подъезжали к городу, Гарик, друг Руслана шепнул ему на ухо, что знает место, где можно достать немного муки...

Оставив автомат в подвале подальше от детей, Руслан поднялся на второй этаж, к себе домой, где не было стёкол и оконных рам, которые были выбиты взрывной волной авиабомбы, и на балконе топором разломал венский стул из приданого супруги. «Осталось два стула из комплекта...» - механически, ничуть не огорчившись, подумал он.

Там же разжёг костёр между двумя железными болванками, которые он нашёл на улице, положив сверху какую-то жестянку. Таким образом, согрев в ведре воду, он, в течении трёх минут искупался в бане, надел свежее бельё и взялся за дело. Жестянка на огне пока не остыла, поверхность её была горячей. Руслан нашёл на кухне кастрюльку, налил в неё воду, насыпал немного муки и размешал. Получилась густая клейкая масса. Руками начал лепить пародии на лепёшки и ставить на горячую поверхность жести. Пошёл приятный запах свежевыпеченного хлеба, хотя, назвать это хлебом было трудно.

Передав лепёшки супруге, он заметил, какими голодными глазами смотрели на них его детишки. Отказавшись от пищи, Руслан лёг на самодельный топчан и повернулся лицом к стенке.

Сквозь дремоту он услышал голос своей старшенькой дочки Ики: «Сусаник, давай поделимся хлебом с Маринкой, она в прослый раз нас угостила». Ика, малышка лет пяти, не могла произносить буквы «ш» и «ж», они у неё выходили как «с» и «з», и поэтому «Шушаник» у неё выходило как «Сусаник». Руслан улыбнулся и забылся глубоким сном.

Изредка до него доходил голос его супруги Анны, которая постоянно покрикивала и следила за тем, чтобы дети не выбегали из подвала на улицу, где в любой момент мог разорваться вражеский снаряд. Бывали случаи, когда матери не усмотрели за детьми, которые выбежали на улицу, чтобы поиграться на солнышке, а потом... а потом... в подвале не досчитывали кого-то из детей... Смерть, как коршун, пикируя, схватывала одного из них, как цыплёнка...

Руслан проснулся, но лежал с закрытыми глазами, стараясь отогнать наступившее чувство голода. Он обдумывал, как ему на другой день пойти к своему командиру, попросить неделю краткосрочного отпуска. Руслан твёрдо решил, что, несмотря на возражение супруги, он её и детишек отвезёт к своему двоюродному брату Алексею в Большой город, чтобы быть спокойным там, на фронте. В это время душераздирающе взвыла воздушная сирена, дети притихли, совсем маленькие начали плакать, матери их успокаивали.

Среди своих сверстников Ика была старше на год и пользовалась непререкаемым авторитетом. Дети собрались в самодельном отсеке подвала, где приютилась семья Руслана, и начали считать количество разрывов снарядов и авиабомб. В это время заработали установки ПВО отгоняя самолёты от города, и Руслан услышал солидный голосок своей старшенькой: «А это наса сылка стреляет!» Он удивился, что Ика безошибочно угадала выстрелы «Шилки».

Встав и сев на топчан, Руслан увидел, что на земляном полу сидят четверо девочек лет трёх-четырёх, вместе с его дочерьми и играют в ... войну. У каждой были гильзы, осколки от снарядов, спичечные коробки, которые выполняли роль танков и... ни одной куклы...

Руслан вышел к мужчинам, которые собирались в конце подвала, чтобы покурить, обсудить насущные проблемы. Фактически, в подвале здания образовался своеобразный коллектив, который жил по своим законам, диктуемым войной. Люди в подвалах создали определённый «уют», если можно было это так назвать.

Командир встретил Руслана недобрым взглядом, понимая, что тот пришёл с какой-то просьбой. Но, учитывая безупречную службу последнего, не мог ему отказать и подписал рапорт, дав жёсткую установку, что на восьмой день он ждёт Руслана в части...

Кое-как уговорив Анну и дав ей три часа времени на сборы, Руслан, осторожно пробираясь между зданиями, добрался до автобата, с командиром которого был в дружеских отношениях.

Спустившись в подвал здания, Руслан увидел, как его дети прощались со своими подружками, с детской завистью смотревших на Ику и Шушаник.

Когда сели в грузовую машину, Анна уговорила Руслана заехать к своим родителям, чтобы попрощаться с ними...

2

Приехав в Большой город к своему двоюродному брату, Руслан увидел, что у того уже живут три семьи беженцев: старики, женщины и дети. Переночевав, Руслан вышел в город, чтобы найти машину для отправки семьи к родственникам Анны в Ростов на Дону, несмотря на возражение двоюродного брата Алексея.
Автобус отходил вечером, и водитель просил Руслана не опаздывать. Водитель также предупредил, что во время проезда по территории соседней Грузии он не отвечает за безопасность пассажиров – по дороге выставлены разные КПП, где беспредельничали различные вооруженные группировки. Услышав это Руслан решил сопровождать семью и начал упрашивать водителя взять его. Водитель долго смотрел на Руслана в «афганке» с капитанскими погонами, видимо, думая, что этот военный может по дороге даже помочь, чтобы грузинские военные меньше придирались.

Довольный Руслан вернулся в дом, где его ждала Анна с детьми. Наспех перекусив, он объяснил, что вечером они все вместе едут в Ростов-на-Дону. Затем он предложил Анне с детьми прогуляться по городу.

Здание, где находилась квартира брата, располагалось недалеко от аэропорта, и, когда Руслан с супругой и детьми вышли из подъезда, послышался гул приземляющегося самолёта. Анна и Руслан не успели опомниться, как Ика и Шушаник, схватив друг друга за руки, с рёвом побежали в соседний подъезд и забились под лестничную площадку. Родителям понадобилось немало времени, чтобы успокоить детишек и вывести их из своего убежища.

Сев в автобус, они поехали в центр города, где Руслан рассказал детям про достопримечательности. Купив в кафе супруге и детям мороженое, а себе пиво, Руслан наслаждался покоем, ему не верилось, что где-то ТАМ идёт война.

В это время неподалёку медленно проехал троллейбус. Ика и Шушаник во все глаза удивлённо начали рассматривать его – троллейбус был в диковинку для них. Руслан с улыбкой спросил: «Дети, что это такое, знаете?» Шушаник, как всегда, посмотрела на свою старшую сестру, ожидая, что она скажет. Ика, смотря вслед троллейбусу, подумав, серьёзно произнесла: «Папа, это тизолый танк» (тяжёлый танк,- Прим. АВ). Спазмы сжали горло Руслану, Анна отвернулась, чтобы дети не видели её слёз...

Вечером Руслан с семьёй уже сидел в автобусе, который должен был отвезти пассажиров в Ростов-на-Дону. На территории Грузии начались злоключения. Вооружённые люди останавливали автобус для «проверки». На деле же шёл торг с водителем, сколько он должен им заплатить, чтобы проехать дальше. Иногда появление Руслана в военной форме помогало – у водителя брали меньше денег, но всё равно ни на одном посту без денег автобус не пропускали.

В Ростове-на-Дону у родных супруги Руслан успел один день отдохнуть и собрался возвращаться обратно. Дядя и тётя Ани начали упрашивать Руслана остаться, обещая помочь с работой, жильём. Руслан знал, что дядя Ани, профессор медицины, слов на ветер не бросает и в реале поможет всем, чем надо. Но перед глазами у него появились его старые родители, брат и сестра, соседи и их семьи, живущие в подвале здания, друзья, которых он оставил на фронте, и он отказался.

С большими трудностями Руслан добрался домой и сразу же пошёл в часть. Зашёл к командиру, который при виде его раскричался, обещая отдать под трибунал – Руслан на сутки опоздал. Немного отдышавшись, полковник умерил свой пыл и произнес: «Иди получи оружие и чтобы через три часа был в своём подразделении, на фронте». Руслан развернулся через левое плечо и вышел из кабинета.

Через несколько месяцев Анна, не выдержав переживаний за мужа и родных, вернулась с детьми обратно, хотя её родственники нашли ей прекрасную работу по специальности и долго уговаривали остаться...

Война шла к концу, вскоре было заключено перемирие, страна начала «зализывать» свои раны. Город и другие населённые пункты начали отстраиваться, открылись школы. Ика и Шушаник пошли в первый класс, хотя Ика была старше своей сестрёнки на год, и все десять лет они сидели за одной партой.

Прошли десятилетия. Шушаник смутно помнит жизнь в подвале во время войны, в отличие от Ики, которая до сих пор иногда вздрагивает от звука самолёта...

Отслужив, Руслан вышел в запас и часто, когда собираются с друзьями, он поднимает тост, чтобы никогда и нигде дети, вне зависимости от национальности и вероисповедания, не страдали бы. Чтобы с их глаз никогда не упала бы слезинка, и чтобы всегда был слышен весёлый, заразительный смех детишек...
Прикрепления: 4944000.jpg(152.9 Kb)


Территория Сквера
 
Литературный форум » Действующие конкурсы » Скромный гений. 2020 » Азарий (Проза)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск: