Валерий Рубин - Литературный форум
ГлавнаяВалерий Рубин - Литературный форум
[ Обновленные темы · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Модератор форума: Square  
Литературный форум » Действующие конкурсы » Скромный гений. 2020 » Валерий Рубин (Поэзия, проза)
Валерий Рубин
SquareДата: Пятница, 19.07.2019, 22:42 | Сообщение # 1
Долгожитель форума
Группа: Модератор форума
Сообщений: 1939
Награды: 56
Репутация: 100
Статус:


Валерий Рубин, Брамптон, Канада

Инженер, журналист, редактор, блогер, литератор-фантазер. Воинское звание – капитан(в запасе или отставке).
Родился, учился, пошел работать — женился. В таком порядке.
Живет в Канаде. Но свой, питерский.
В городе над вольной Невой закончил школу, поступил в Военно-Механический институт. Государство — дай Бог ему здоровья — назначило повышенную стипендию, — только учись, — а в придачу к ней на выходе наградило дипломом о высшем образовании, интересной и престижной специальностью, что-то там про космос, ракеты и управление ими, чтобы падали, куда надо.
Полжизни отдал работе в режимных предприятиях («почтовых ящиках»), командировкам. И где только не побывал. На Крайнем Севере и на Дальнем Востоке, в песках Средней Азии и на берегу Черного моря, на равнинах Балтии и в горах Кавказа. Ступил на землю более чем ста городов. Ух, ты…
Служил начальником боевого расчета на космодроме «Плесецк». Вот это да!
Земную жизнь пройдя наполовину, купил кота в мешке, сменил профессию и занялся журналистикой. Работал инспектором «Российской газеты» и газеты «Правда» в Северо-Западном регионе, иностранным корреспондентом «Парламентской газеты». Сотрудничал со многими печатными и сетевыми изданиями в России, Израиле и в Канаде.
Вкус к сочинительству появился поздновато, за что никогда себя не простит, а то бы... Начинал с пародий в журнале «Аврора», в «Литературной газете». Стихи-короткометражки. Истории из Истории. Часть из них публиковалась в литературном журнале «Союз писателей», в коллективном сборнике «Библиотека современной прозы. Том 13. Фронтовые будни», на ведущих литературных порталах в Интернете («Проза.ру», «Стихи.ру», «ЛитБук»). И, конечно, как всякий уважающий себя бумагомарака, пишет книги средней толщины. Среди них — сборник рассказов и эссе «Се ля ви», поэтический сборник «И было Слово…», романы «Секретный сотрудник», «Слуга 3 (трёх) господ», «Правила Поведения в Пустоте» — они опубликованы на ЛитРес, Ридеро’, Amazon, представлены в электронной библиотеке Альдебаран и т.д. и т.п. Также — не забыть напомнить — редактор и составитель сборника стихотворений «Две родины у нас». Не правда да ли, странно: «слуга трех господ» — и «две родины»?
Еще. Пишет едкие рецензии на все, что попадает на глаза и под руку. Член Международного Союза Писателей Иерусалима. Творчество автора неоднократно появлялось на многочисленных конкурсах, но (незаслуженно) удостаивалось положительных оценок экспертного жюри. Честно, так говорят...

____

Номинация "Поэзия"

Валерики

***
Слеза младенца —
Капля в океане.
Прибьет ли к берегу,
О скалы разобьет?

***
Волн бирюзовых шелест
Ранним утром
В ожиданье
Шторма —
Суть бесконечных циклов
Мирозданья.

***
Знать не дано,
Что нам готовит судьба?..
Что ж из того:
Лучше не знать.

***
Уйти, чтобы вернуться
В этот мир.
И вновь
Уйти.
Реинкарнаций колесо,
Но где душа?

***
Музыку слушать морей,
Неспешно
Взор в горизонты вперяя:
Не идет ли корабль?

____

Номинация "Проза"

Притча на завтра

С утра Алекс поехал в Дом прессы на Фонтанке. Он нередко наезжал сюда пообщаться с коллегами, с приятелями из «Вечерки», «Смены», заглядывал в лабораторию к Гоше, известному во всем Питере фоторепортеру. Надо было переговорить с директором типографии, выпускавшим его газету, — это тоже входило в обязанности инспектора. На выходе его ждал Босс. Алекс научился распознавать его в любом обличье, так что ничуть не удивился, увидев перед собой очкастого студента с «дипломатом».
— Вы один, Босс?
— Прогуляемся?
— Да, к Невскому?
Они медленно шли набережной Фонтанки, приближаясь к зданию Александринки. Алекс любил здесь бывать. Улица Зодчего Росси. Красивейшее место, центр старого Петербурга, оно не переставало восхищать. Шедевр архитектуры, коротенькая, в две сотни метров, по обе стороны плотно пригнанные в единую линию здания, сочетавшие в себе одновременно величавость, пышность и строгость, что под силу было только настоящему таланту, — улица служила мостиком-тоннелем к площади Островского с памятником Екатерине II в сквере (прозванным «Катькин садик») и выходом на Невский проспект напротив знаменитого Елисеевского магазина.
Босс говорил, Алекс слушал.
— Цивилизация гибнет. Люди сошли с ума. Ради денег готовы на любую подлость, убийство. Мораль? — не о чем говорить, зря тратить время. Все подчинено погоне за славой, деньгами, имуществом. Любовь —продажная девка. Как она может спасти мир? Доброта убывает как шагреневая кожа... Эксперимент Отца, как мне это видится, не удался. Я имею полномочия его прекратить, вернее, дать рекомендацию Небесной Канцелярии, но небольшая надежда пока остается.
— Вы сегодня в мрачном настроении, Босс...
— Я разочарован, если вы это имеете в виду. Я вижу, что вы тоже устали от суетной жизни. Но кто выступит на стороне Добра, которое еще осталось на земле? Кто, кроме нас с вами? Эти людишки возомнили себя всемогущими, возгордились, а гордыня — один из величайших грехов.
— С людишками нужно построже, Босс, согласен. Распустились. Разрушают среду своего же обитания, рубят сук, на котором сидят. Бесконечные войны... Техногенные катастрофы, аварии, наводнения, засухи, землетрясения — ничем их не пронять. Глобальное потепление? — это не про нас, пусть будущие поколения разбираются с климатом... А мы поживем на широкую ногу. Будем качать нефть, загрязнять атмосферу. Тупой эгоизм с неимоверной изобретательностью добивает человеческую цивилизацию.
— Вы правы. Людишки куда чаще склонны выбрать Ад вместо жизни праведной. Они не отличают Добра от Зла, ведут себя как неразумные дети или обитатели психушек. Замысел Всевышнего состоял в том, чтобы человек своими помыслами и делами постепенно и постоянно возносился в небеса, фигурально выражаясь. А что делает человек? — грабит землю, ее недра. Ненасытная жадность заставляет потреблять, потреблять, потреблять... Что делать?
— Я думал, Босс, что есть инструкции на такой случай, наверное, дорожная карта, как сегодня говорят...
— Да-да, есть... Мы с вами находимся на самом нижнем уровне познания, в первом измерении Мира. Но очень боюсь, что в нем же и останутся народы, населяющие Землю. Все без исключения, и евреи в том числе, хотя у них особая миссия, начертанная Отцом нашим. Они с нею тоже не справляются. Потому я в печали и раздумьях...
Они уже подошли к скверу, сели в тени на дальнюю скамью со стороны Дворца пионеров.
— Вы что-то знаете о ангелах, уважаемый? Ангелах-хранителях, я имею в виду?
— Гм... как сказать... Из книг.
— Небольшой инструктаж не помешает. Я вам расскажу одну историю. У вас такие называют притчей. Один далеко не бедный, даже, пожалуй, богатый человек, олигарх, как сегодня называют очень богатых людей, смотрел однажды телевизор. Он не часто смотрел телевизор из-за недостатка времени, которое почти целиком уходило на деловые разговоры и чтение деловых бумаг. Но в тот раз что-то его, видимо, подтолкнуло, не иначе промысел Божий вмешался. И человек с ужасом вдруг осознал, какие безобразия творятся вокруг, а он их и не замечает, как если бы жил на Луне. Убийства, терроризм, пытки и похищения людей, болезни, от которых умирают, потому что нет лекарств, десятки и сотни тысяч беженцев... Он увидел, что мир полон несправедливости и страданий. Тогда он спросил себя: разве у меня нет денег, чтобы помочь несчастным, бедным, обездоленным, больным? Разве я не могу благотворить, если своему богатству я обязан Всевышнему?.. И на следующее же утро сделал взнос 100 млн долларов в Фонд защиты детей. Все, что у него было. И что же произошло? А ровным счетом ничего... Люди продолжали умирать, несчастных детей не стало заметно меньше... Еды для голодных не прибавилось, ее кто-то разворовал по дороге. Он решил, что сделал что-то не так. Как бизнесмен, он ожидал результата, но мир ничуть не изменился. И он пошел в госпиталь, и предложил взять у себя костный мозг, чтобы врачи сделали операцию ребенку, который мог умереть и ждал своей очереди, когда появится донор-жертвователь. И когда отдохнул и набрался сил, он снова пришел к знакомым уже врачам и попросил: возьмите у меня еще что-нибудь: почку, печень или даже селезенку, или сердце... Так он хотел помочь больным людям. Главврач спросил его: «Зачем вы это делаете? Вы — самоубийца?» Но человек ответил, что у него никого нет, и ему все равно, что с ним будет. Тогда главврач вызвал охрану и попросил отвезти его домой, посчитав, что тот ненормальный. И этот человек, бывший миллионер, пришел в невыразимое отчаяние, что он не в силах изменить мир... И он повесился. И вот я вас спрашиваю: «Как вы думаете, правильно он поступил?»
— Убил себя? Разумеется, зря...
— Разве?
— Что вы хотите этим сказать?
— Только глупец берется решить мировые проблемы...
— Но еще Максим Горький писал: «Безумство храбрых — вот мудрость жизни...»
— Я не очень хорошо знаком с творчеством этого пролетарского писателя прошлого века, уж извините. Но своя рубашка ближе к телу — так ведь говорят?
Алекс не нашелся, что сказать. Босс был прав.
— Итак, продолжим, молодой человек. Правило первое: никогда, разве что в самом крайнем случае, не вмешивайтесь в ход событий...
— А как же вы... тогда... спасли меня от дворовой шпаны?
— Это разговор отдельный. Я имел на вас виды. Наблюдал. Изучал. Подвернулся случай, не более того.
— Но ведь должны же быть исключения из правил.
— Должны быть, не спорю. Когда вашему подопечному или подопечной — если он (она) у вас есть, за вами числится, в Небесной канцелярии субъект зарегистрирован и ему грозит опасность. Но для вас это пока рановато.
— Ну, а второе правило?
— Смотри первое. Не вмешиваться в ход событий. Не вам их предопределять. Не обнаруживать себя. Вас просто нет. Вы — мираж в пустыне.
— Однако я же не призрак. Это вы можете перевоплощаться во что вздумается и в любое время. И в чем тогда заключаются мои «охранные» функции, если я не должен вмешиваться? Это что-то вроде непротивления Злу насилием получается, так?
— Наказывать — мой удел. Моя прерогатива. Я выбираю способ, место и время. Ваша задача — указать мне на такую возможность. Видишь ли, Алекс, — я могу обращаться к вам на «ты»? — люди должны жить своей жизнью, распоряжаться своей судьбой, добиваться всего своими силами. Такова воля Отца. Да, они часто ошибаются, сбиваются с пути истинного. Но нельзя нам быть их нянькой, выполнять за них работу. Постоянно оберегать, поправлять, защищать, наставлять. Лишняя опека делает из человека эгоиста, для которого вселенная крутится вокруг него. Я же послан Отцом на Землю в качестве и пожарного, и хирурга. Опыт со временем придет... Не сомневайся.
— Да я и не сомневаюсь...
— Вот и чудно. Зри в корень, как говаривал ваш Козьма Прутков.
— Вы и Пруткова читали?
— Хорошее образование и знание классиков от литературы не помеха для Ангела в его работе.
— Объясните все-таки, Босс, если с Раем понятно, он для поощрения отличников, а зачем тогда нужен Ад, если люди и так живут в аду кромешном?
— Ты преувеличиваешь. Но вопрос поставлен правильно. Жизнь — это игра в прятки со смертью. Люди приговорены Создателем к пытке жизнью. Но земная жизнь так или иначе когда-нибудь заканчивается, имеет ограничение во времени. Ад же бесконечен, отсюда и страдания в нем — вечны. Нельзя просто приспособиться, потерпеть, уйти в себя от действительности. Там нет смерти в обычном вашем понимании, за которой приходит конец мучениям и мукам. Одна беспредельная и беспрерывная физическая и душевная боль. Да, тело умирает первым, а вот душа сопротивляется и угасает медленно, проходит все ступени Ада. И потому Ад — самое страшное из наказаний человеческих, каким можно попытаться отвратить грехи людские...
— Да уж...
— Хочешь знать, что я усвоил за все годы, проведенные там? — Самаэль показал пальцем в небо. — Люди — это стадо. Стаду нужен вожак, иначе оно пропадет, погибнет. Когда мы говорим о государстве, о власти, об управлении, абсолютному большинству безразлично, кто там, наверху. Лишь бы не лишали хлеба и зрелищ. Никто, заметь, не хочет ответственности за других. Никто, за исключением единиц, обуреваемых жаждой власти. И приходит такой пастух, ловец человеческих душ — и становится царем. Или императором. Или эмиром, шейхом, королем, президентом... И все довольны. У овец отлегло от души: они будут накормлены, будут спать в хлеву, у них будет трава или что-то вроде того, чтобы жевать. Ну, а царь-государь будет исполнять свою миссию, предначертанную свыше.
— Вы говорите, что народу нужен для полного счастья тиран? Но это ужасно!
— Какая разница, как его назвать. Я надеюсь, что люди рано или поздно станут лучше, что они изменятся, перестанут жить дикарями в цивилизованных джунглях. Но это, прости, розовые сопли, недостижимая мечта... Меня перестали волновать справедливость и благополучие людей... Я делаю последнюю попытку, нанимая тебя консультантом, чтобы ты помог мне оценить ситуацию, насколько она плоха. И если ты, по аналогии с праведниками в Библии, замолвишь за людей слово...
— Еще одно откровение, Босс?
— Я разочарован, дитя мое. Пусть эта сентенция не будет для тебя неожиданностью. Пусть все случится, что должно случиться…
Прикрепления: 7122899.jpg(170.4 Kb)


Территория Сквера
 
Литературный форум » Действующие конкурсы » Скромный гений. 2020 » Валерий Рубин (Поэзия, проза)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск: