083 - Фёдорова Любовь Викторовна - Литературный форум
Главная083 - Фёдорова Любовь Викторовна - Литературный форум
[ Обновленные темы · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Литературный форум » Действующие конкурсы » VIII международный конкурс "Новые сказки" » II тур. Иллюстрации » 083 - Фёдорова Любовь Викторовна (Сказка в прозе)
083 - Фёдорова Любовь Викторовна
Любовь_ФёдороваДата: Воскресенье, 07.02.2021, 09:45 | Сообщение # 1
Зашел почитать
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 24
Награды: 0
Репутация: 0
Статус:
Бабушкины сказки на ночь

Жил-был Лес. Лес был старый, мудрый. Шумел он очень сурово и хотел, чтобы все его уважали и немножко побаивались. Конечно, было за что его побаиваться, ведь Лес был о-очень старым, многое видел, многое испытал. Но те, кто знали его близко, понимали, что он только притворяется грозным, а на самом деле Лес был очень добрым, особенно к своим друзьям. Многих он приютил.
Под одной старой елью жил Шуршунчик. Видели его? Конечно, нет, ведь его почти никто не видел. Он тихонько шуршит в опавшей листве, в высокой траве… Но кое-кто его видит! Например, его друг ёжик по имени Ёжик. Ёжик давно дружит с Шуршунчиком, много интересных историй произошло с друзьями. Лес их все видел, все знает, но хранит тайну. А я приоткрою завесу, расскажу некоторые из них.

Концерт

Однажды Шуршунчик проснулся в своём домике под ёлкой от странных звуков, которые доносились неизвестно откуда. Звуки были такими необычными и красивыми, что Шуршунчик вскочил со своей постели из душистой сухой травы и выбежал из домика.
Он побежал по дорожке к домику Ёжика и чуть не столкнулся со своим другом.
– Шуршунчик, Шуршунчик, ты слышал? Что это? – Ёжик смотрел на друга, вытаращив глаза.
– Спокойно, Ёжик. – сказал Шуршунчик, – я слышу. Незачем так кричать. Мы всё узнаем.
И друзья вместе пошли по тропинке. Шли они недолго…
Внезапно дорогу им преградило странное существо. Это было что-то зелёное в необычном облачении. Огромные зелёные глаза выглядывали из зелёного фрака. Да-да, прямо из фрака! Глаза! И больше ничего! Ой, нет, была ещё палочка, похожая на дирижёрскую. Смотрел этот странный зелёный чудак так гордо, как будто он был самым главным не только в лесу, но и просто ГЛАВНЫМ!
– Стоп! – тихо, но решительно сказал незнакомец, – Не ходите дальше! Там сцена!
Шуршунчик и Ёжик смотрели на него, ничего не понимая.
– Какая сцена? – тихо спросил Ёжик – Здесь что, театр? Не было здесь никакого театра!
– Здесь концерт! – решительно промолвил незнакомец.
Шуршунчик с Ёжиком переглянулись
– А где артисты и зрители? – тихо, боясь чему-то помешать, спросил Шуршунчик.
– Позвольте представиться: маэстро Гудиллини! – гордо произнёс незнакомец и поднял палочку. Он широко повёл ею в воздухе и сказал:
– Представляю вам мой оркестр! Слушайте!
И вдруг… Шуршунчик с Ёжиком отступили назад от неожиданности! Нежно-голубое сияние появилось ниоткуда прямо перед ними, и отовсюду вдруг полились такие нежные, тёплые звуки, каких друзья никогда раньше не слышали! Мелодия лилась так непринуждённо, что казалось, что это просто шум деревьев складывается в музыку, которую хотелось слушать, не переставая. Пение птиц, журчание ручья, стрекот кузнечиков, жужжание пчелы – всё сплелось в этой чудесной музыке…
Никто не знает, сколько это продолжалось, только внезапно всё смолкло.
– Ёж, закрой рот, – тихо произнёс Шуршунчик, – у тебя очень глупый вид.
– И у тебя, – сказал Ёжик, взглянув на друга, – что это было?
– А где наш новый знакомый? Маэстро Гудиллини, где вы?! – позвал Шуршунчик.
Но на полянке никого не было, только роса блестела на траве и кустах, и тихо шумел ветер. Друзья ещё некоторое время постояли в недоумении, потом пошли по тропинке к домику Шуршунчика. Там за чашечкой вкусного лесного чая с мёдом, который подарили знакомые пчёлы, они долго обсуждали чудесный концерт.
С тех пор каждое утро, не сговариваясь, друзья приходили к чудесной полянке и вслушивались в шум леса. Им казалось, что лес шумит как-то по-другому, не так как обычно, очень мелодично и необыкновенно стройно, как будто им управляет невидимый дирижёр. Иногда друзьям чудилось, что в траве мелькает зелёный фрак с зелёными смеющимися глазами.
– Послушай, Шуршунчик, – сказал как-то Ёжик, – а может этот оркестр здесь был всегда, а мы просто его не слышали?
– Может быть, – тихо шепнул Шуршунчик, и им показалось, что в ветвях старой ели кто-то тихо засмеялся.

Гость

«Шуршать-то нечем… Придётся хрустеть. Снегом. И выходить не очень хочется, холодно как-то. Но дрова кончились… Хорошо Ёжику – заснул на зиму и сопит себе в тёплом домике до весны», – так думал Шуршунчик, собираясь выбраться из-под тёплого одеяла. Вылезать из постели не хотелось, но пришлось сделать над собой усилие. Была у Шуршунчика шубка, которую он смастерил себе из пушистого мха, прошив его верёвочками из крапивы. И шапочка была на такой случай. Шуршунчик сплёл её из мягкой осоки.
Было ещё рано, поэтому Шуршунчик зажёг свою лампу. Её подарили светлячки. Знали они секрет всех лесных светильников, ведь светлячки сами их делали и дарили друзьям.
Оделся Шуршунчик быстро – холодно же! Дверь открылась с приятным скрипом, и сразу в домик залетел холодный ветерок, который насыпал на пол немного снежинок. «Ну и пусть полежат, им тут хорошо будет, пока дров не принесу и печь не затоплю. А потом я их вымету, пусть летят дальше», - подумал Шуршунчик.
Было не так холодно, как он ожидал. И не так уж темно. На небе сияли редкие звёзды, месяц подсвечивал края облака, собираясь выскочить на волю. Хруп-хруп-хруп – протаптывал Шуршунчик тропинку от двери домика к полянке неподалёку.
Небо понемногу светлело, облака разбегались, звёзды бледнели. Шуршунчик набрал целую вязанку дров, закинул её на спину и «похрустел» домой.
Когда он подходил к своему домику, что-то показалось странным. Шуршунчик охнул и присел: из трубы шёл дымок! «Как же так, дровишки-то кончились, а в домике никого не должно быть», – подумал он и, тихо приоткрыв дверь, заглянул внутрь. Ни-ко-го! В печке весело трещали дрова, чайник закипал.
– Эй-эй, кто тут?! – негромко позвал Шуршунчик. А в ответ – тишина…
– Ладно, придётся опять одному чай пить… – сказал он безразличным тоном, глядя в окно. – Чайник закипел, сейчас травку душистую заварю. Денёк морозный будет, солнечный. Вон как ёлочки зазолотились.
– Тучки разбежались, что ли? – проговорил кто-то ворчливо где-то за печкой.
– Кто это?!
– Кто-кто. Я!
Из-за печки вышел КТО-ТО. Был он какой-то непонятный: широченная тёмная курточка переходила в такие же штаны, а на голове была надета меховая шапка (или это волосы такие?) Из-под шапки на Шуршунчика смотрели смеющиеся серые глаза.
– Да ты не пугайся, пожалуйста. Что за манера – пугаться! Не видят, а боятся. Ну, ты меня видишь. Я же не страшный, а? Не страшный?
– Да нет, вроде. Откуда ты взялся-то? Как тебя зовут? – спросил Шуршунчик, заваривая чай. – Чай будешь?
– А можно? – тихо спросил незнакомец.
– Да садись уже. Я замёрз, чайку хочется. Это ты печку затопил?
Незнакомец засмеялся:
– Я. Дровишек притащил, печку затопил – холодно же у тебя. Снежинки я на улицу вымел, чтобы не растаяли.
Чай был горячий, ароматный. В шкафу нашлись сухарики, мёд.
– Так как же тебя зовут? Я – Шуршунчик.
– Да знаю я. А меня никто не зовёт, и все боятся почему-то. – грустно произнёс незнакомец. – Живу я в темноте. Я всегда там жил. Именами меня разными называют: и Бабаем, и Бабайкой, и Барабашкой… Все и не упомнишь. Почему меня боятся? Я ничего плохого никому не сделал. Я просто там живу. Поговорить не с кем, все убегают, вот и решил я с кем-нибудь поговорить, а для этого пришлось выйти из темноты.
– Вот дела! – воскликнул Шуршунчик. – А как там, в темноте-то?
– Так же, как и в светлоте, наверное. Я в светлоте-то плохо вижу, натыкаюсь на что-нибудь иногда. В темноте мне привычно. Там и сны живут, они мне часто свои истории нашёптывают. Знаю я, что твоему дружку Ёжику снится, – засмеялся Тот, Кто Живёт В Темноте. – он тебе расскажет потом.
Шуршунчику показалось, что он стал хуже видеть своего нового приятеля. Прозрачным он стал, что ли?
– Эй, ты что, исчезаешь?!
– Время пришло. Сегодня задержался я. Спасибо тебе за ч….
Остальное растаяло в треске поленьев.
Допивал свой чай Шуршунчик в одиночестве и думал: «Вот дела! Жаль, что Ёжик спит. Расскажу ему – не поверит! А может они встречались! Ёж ведь тоже в темноту по своим делам бегает. Может, расскажет, когда проснётся. Я ведь тоже иногда темноты боюсь… Чего мне теперь бояться, я ведь видел Того, Кто Живёт В Темноте».


Любовь Ф.
 
Литературный форум » Действующие конкурсы » VIII международный конкурс "Новые сказки" » II тур. Иллюстрации » 083 - Фёдорова Любовь Викторовна (Сказка в прозе)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск: