Чуковский К.И. - поэт, писатель, критик, переводчик,лингвист - Литературный форум
ГлавнаяЧуковский К.И. - поэт, писатель, критик, переводчик,лингвист - Литературный форум
[ Обновленные темы · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Литературный форум » Я памятник себе воздвиг нерукотворный » Реализм (XIX-середина XX вв) » Чуковский К.И. - поэт, писатель, критик, переводчик,лингвист (Русская классика)
Чуковский К.И. - поэт, писатель, критик, переводчик,лингвист
NikolayДата: Пятница, 15.07.2011, 19:28 | Сообщение # 1
Долгожитель форума
Группа: Заблокированные
Сообщений: 8927
Награды: 168
Репутация: 248
Статус:


ЧУКОВСКИЙ КОРНЕЙ ИВАНОВИЧ
(Николай Васильевич Корнейчуков)
(31 марта 1882, Санкт-Петербург — 28 октября 1969, Москва)


— выдающийся русский поэт и детский писатель, публицист, критик, журналист, переводчик, литературовед, историк литературы, лингвист и общественный деятель; лауреат Ленинской премии (1962), доктор литературы Honoris causa Оксфордского университета.
Отец писателей Николая Корнеевича Чуковского и Лидии Корнеевны Чуковской.

Происхождение
Николай Корнейчуков родился 19 (31) марта 1882 года в Санкт-Петербурге. Часто встречающаяся дата его рождения 1 апреля появилась в связи с ошибкой при переходе на новый стиль (прибавлено 13 дней, а не 12, как должно для XIX века).
Писатель долгие годы страдал оттого, что был «незаконнорожденным»: его отцом был Эммануил Соломонович Левенсон, в семье которого жила прислугой мать Корнея Чуковского — полтавская крестьянка Екатерина Осиповна Корнейчукова.
Родители Чуковского прожили вместе в Петербурге три года, у них была старшая дочь Мария (Маруся). Вскоре после рождения второго ребёнка, Николая, отец оставил свою незаконную семью и женился «на женщине своего круга», и мать переехала в Одессу. Там мальчик был отдан в гимназию, но в пятом классе его отчислили из-за низкого происхождения. Эти события он описал в автобиографической повести «Серебряный герб».
По метрике у Николая и его сестры Марии, как незаконнорождённых, не было отчества; в других документах дореволюционного периода его отчество указывалось по-разному — «Васильевич» (в свидетельстве о браке и крещении сына Николая, впоследствии закрепилось в большинстве поздних биографий как часть «настоящего имени»; дано по крёстному отцу), «Степанович», «Эммануилович», «Мануилович», «Емельянович», сестра Маруся носила отчество «Эммануиловна» или «Мануиловна». С начала литературной деятельности Корнейчуков использовал псевдоним «Корней Чуковский», к которому позже присоединилось фиктивное отчество — «Иванович». После революции сочетание «Корней Иванович Чуковский» стало его настоящим именем, отчеством и фамилией.
Его дети — Николай, Лидия, Борис и умершая в детстве Мария (Мурочка), которой посвящены многие детские стихи отца — носили (по крайней мере, после революции) фамилию Чуковских и отчество Корнеевич/Корнеевна.

Журналистская деятельность до революции
С 1901 года Чуковский начал писать статьи в «Одесских новостях». В литературу Чуковского ввёл его близкий гимназический друг, журналист Владимир Жаботинский, позже ставший выдающимся политическим деятелем сионистского движения. Жаботинский также был поручителем жениха на свадьбе Чуковского и Марии Борисовны Гольдфельд.
Затем в 1903 году Чуковский был отправлен корреспондентом в Лондон, где основательно ознакомился с английской литературой.
Вернувшись в Россию во время революции 1905 года, Чуковский был захвачен революционными событиями, посетил броненосец «Потёмкин», начал издавать в Петербурге сатирический журнал «Сигнал». Среди авторов журнала были такие известные писатели как Куприн, Фёдор Сологуб и Тэффи. После четвёртого номера его арестовали за «оскорбление величества». Его защищал знаменитый адвокат Грузенберг, добившийся оправдания.
В 1906 году Корней Иванович приехал в финское местечко Куоккала (ныне Репино, Курортный район Санкт-Петербурга), где свёл близкое знакомство с художником Ильёй Репиным и писателем Короленко. Именно Чуковский убедил Репина серьёзно отнестись к своему писательству и подготовить книгу воспоминаний «Далёкое близкое». В Куоккале Чуковский прожил около 10 лет. От сочетания слов Чуковский и Куоккала образовано «Чукоккала» (придумано Репиным) — название рукописного юмористического альманаха, который Корней Иванович вёл до последних дней своей жизни.
В 1907 году Чуковский опубликовал переводы Уолта Уитмена. Книга стала популярной, что увеличило известность Чуковского в литературной среде. Чуковский стал влиятельным критиком, громил бульварную литературу (статьи о Лидии Чарской, Анастасии Вербицкой, «Нате Пинкертоне» и др.), остроумно защищал футуристов — как в статьях, так и в публичных лекциях — от нападок традиционной критики (познакомился в Куоккале с Маяковским и в дальнейшем с ним приятельствовал), хотя сами футуристы далеко не всегда ему за это благодарны; вырабатывал собственную узнаваемую манеру (реконструкция психологического облика писателя на основании многочисленных цитат из него).
В 1916 году Чуковский с делегацией Государственной думы вновь посетил Англию. В 1917 году вышла книга Паттерсона «С еврейским отрядом в Галлиполи» (о еврейском легионе в составе британской армии) под редакцией и с предисловием Чуковского.
После революции Чуковский продолжал заниматься критикой, издав две наиболее знаменитые свои книги о творчестве современников — «Книга об Александре Блоке» («Александр Блок как человек и поэт») и «Ахматова и Маяковский». Обстоятельства советского времени оказались неблагодарны для критической деятельности, и Чуковскому пришлось этот свой талант «зарыть в землю», о чём он впоследствии сожалел.

Литературоведение
С 1917 года Чуковский засел за многолетний труд о Некрасове, его любимом поэте. Его стараниями вышло первое советское собрание стихотворений Некрасова. Чуковский закончил работу над ним только в 1926 году, переработав массу рукописей и снабдив тексты научными комментариями. Монография «Мастерство Некрасова» много раз переиздавалась. После 1917 года удалось опубликовать значительную часть стихов Некрасова, которые ранее были либо запрещены царской цензурой, либо на которые было наложено «вето» правообладателями. Примерно четверть известных в настоящее время стихотворных строк Некрасова была введена в оборот именно Корнеем Чуковским. Кроме того, в 1920-е годы им были обнаружены и изданы рукописи прозаических сочинений Некрасова («Жизнь и похождения Тихона Тросникова», «Тонкий человек» и других). По этому поводу в литературных кругах существовала даже легенда: литературовед и ещё один исследователь и биограф Некрасова В. Е. Евгеньев-Максимов, ревностно относившийся к деятельности «конкурента», каждый раз, встречая Чуковского, спрашивал его: «Ну что, Корней Иванович, сколько еще строк Некрасова вы сегодня написали?».
Помимо Некрасова, Чуковский занимался биографией и творчеством ряда других писателей XIX века (Чехова, Достоевского, Слепцова), чему посвящена, в частности, его книга «Люди и книги шестидесятых годов», участвовал в подготовке текста и редактировании многих изданий. Самым близким себе по духу писателем Чуковский считал Чехова.

Детские стихи
Увлечение детской словесностью, прославившее Чуковского, началось сравнительно поздно, когда он был уже знаменитым критиком. В 1916 году Чуковский составил сборник «Ёлка» и написал свою первую сказку «Крокодил».
В 1923 году вышли его знаменитые сказки «Мойдодыр» и «Тараканище».
В жизни Чуковского было ещё одно увлечение — изучение психики детей и того, как они овладевают речью. Он записал свои наблюдения за детьми, за их словесным творчеством в книге «От двух до пяти» (1933).
Все другие мои сочинения до такой степени заслонены моими детскими сказками, что в представлении многих читателей я, кроме «Мойдодыров» и «Мух-Цокотух», вообще ничего не писал.

Чуковский в 1930-е
В среде партийных критиков редакторов возник термин — «чуковщина». В декабре 1929 года в «Литературной газете» публикуется письмо Чуковского с отречением от сказок и обещанием создать сборник «Веселая колхозия». Чуковский тяжело переживал отречение и в итоге не сделал обещанного. 1930-е годы ознаменованы двумя личными трагедиями Чуковского: в 1931 году умерла после тяжёлой болезни его дочь Мурочка, а в 1938 году был расстрелян муж его дочери Лидии физик Матвей Бронштейн (о гибели зятя писатель узнал только после двух лет хлопот в инстанциях).

Другие произведения
В 1930-е годы Чуковский много занимался теорией художественного перевода («Искусство перевода» 1936 года переиздали перед началом войны, в 1941 году, под названием «Высокое искусство») и собственно переводами на русский язык (М. Твен, О. Уайльд, Р. Киплинг и другие, в том числе в форме «пересказов» для детей).
Начинает писать мемуары, над которыми работал до конца жизни («Современники» в серии «ЖЗЛ»). Посмертно опубликованы «Дневники 1901—1969».

Чуковский и Библия для детей
В 1960-е годы К. Чуковский затеял пересказ Библии для детей. К этому проекту он привлёк писателей и литераторов и тщательно редактировал их работу. Сам проект был очень трудным в связи с антирелигиозной позицией Советской власти. В частности, от Чуковского потребовали, чтобы слова "Бог" и "евреи" не упоминались в книге; силами литераторов для Бога был придуман псевдоним "Волшебник Яхве". Книга под названием «Вавилонская башня и другие древние легенды» была издана в издательстве «Детская литература» в 1968 году. Однако весь тираж был уничтожен властями. Первое книжное издание, доступное читателю, состоялось в 1990 году. В 2001 году в издательствах «Росмэн» и «Стрекоза» книга стала выходить под названием «Вавилонская башня и другие библейские предания».

Последние годы
В последние годы Чуковский — всенародный любимец, лауреат ряда государственных премий и кавалер орденов, вместе с тем поддерживал контакты с диссидентами (Александр Солженицын, Иосиф Бродский, Литвиновы, видным правозащитником была также его дочь Лидия). На даче в Переделкино, где он постоянно жил последние годы, он устраивал встречи с окрестными детьми, беседовал с ними, читал стихи, приглашал на встречи известных людей, знаменитых летчиков, артистов, писателей, поэтов. Переделкинские дети, давно ставшие взрослыми, до сих пор вспоминают эти детские посиделки на даче Чуковского.
Умер Корней Иванович 28 октября 1969 года от вирусного гепатита. На даче в Переделкино, где писатель прожил большую часть жизни, ныне действует его музей.

Из воспоминаний Ю. Г. Оксмана:
«Лидия Корнеевна Чуковская заранее передала в Правление московского отделения Союза писателей список тех, кого её отец просил не приглашать на похороны. Вероятно, поэтому не видно Арк. Васильева и других черносотенцев от литературы. Прощаться пришло очень мало москвичей: в газетах не было ни строки о предстоящей панихиде. Людей мало, но, как на похоронах Эренбурга, Паустовского, милиции — тьма. Кроме мундирных, множество «мальчиков» в штатском, с угрюмыми, презрительными физиономиями. Мальчики начали с того, что оцепили кресла в зале, не дают никому задержаться, присесть. Пришёл тяжело больной Шостакович. В вестибюле ему не позволили снять пальто. В зале запретили садиться в кресло. Дошло до скандала.
Гражданская панихида. Заикающийся С. Михалков произносит выспренние слова, которые никак не вяжутся с его равнодушной, какой-то даже наплевательской интонацией: «От Союза писателей СССР…», «От Союза писателей РСФСР…», «От издательства Детская литература…», «От министерства просвещения и Академии педагогических наук…» Все это произносится с глупой значительностью, с какой, вероятно, швейцары прошлого века во время разъезда гостей вызывали карету графа такого-то и князя такого-то. Да кого же мы хороним, наконец? Чиновного бонзу или жизнерадостного и насмешливого умницу Корнея? Отбарабанила свой «урок» А. Барто. Кассиль исполнил сложный словесный пируэт для того, чтобы слушатели поняли, насколько он лично был близок покойному. И только Л. Пантелеев, прервав блокаду официозности, неумело и горестно сказал несколько слов о гражданском лике Чуковского. Родственники Корнея Ивановича просили выступить Л. Кабо, но когда в переполненном помещении она присела к столу, чтобы набросать текст своего выступления, к ней подошёл генерал КГБ Ильин (в миру — секретарь по оргвопросам Московской писательской организации) и корректно, но твердо заявил ей, что выступать ей не позволит».
Похоронен на кладбище в Переделкино.
(Источник – Википедия; http://ru.wikipedia.org/wiki/Чуковский,_Корней_Иванович)
***


ЧУКОВСКИЙ, КОРНЕЙ ИВАНОВИЧ (1882-1969).

Настоящее имя и фамилия Николай Васильевич Корнейчуков, русский советский писатель, переводчик, литературовед. Родился 19 (31) марта 1882 в Санкт-Петербурге. Отец Чуковского, петербургский студент, оставил его мать (Екатерину Осиповну Корнейчукову), крестьянку Полтавской губернии, после чего она с двумя детьми переехала в Одессу (о детстве писатель впоследствии рассказал в повести Серебряный герб, 1961). Занимался самообразованием, изучил английский язык. С 1901 печатался в газете "Одесские новости", в 1903-1904 в качестве корреспондента этой газеты жил в Лондоне. По возвращении в Россию сотрудничал в журнале В.Я.Брюсова "Весы", затем организовал сатирический журнал "Сигнал", за публикацию материалов антиправительственного характера был приговорен к шестимесячному заключению.

Приобрел известность как литературный критик. Острые статьи Чуковского выходили в периодике, а затем составили книги От Чехова до наших дней (1908), Критические рассказы (1911), Лица и маски (1914), Футуристы (1922) и др. Чуковский — первый в России исследователь "массовой культуры" (книга Нат Пинкертон и современная литература, статьи о Л.Чарской). Творческие интересы Чуковского постоянно расширялись, его работа со временем приобретала все более универсальный, энциклопедический характер. Поселившись в 1912 в финском местечке Куоккала, писатель поддерживал контакты с Н.Н.Евреиновым, В.Г.Короленко, Л.Н.Андреевым, А.И.Куприным, В.В.Маяковским, И.Е.Репиным. Все они впоследствии стали персонажами его мемуарных книг и очерков, а домашний рукописный альманах Чукоккала, в котором оставили свои творческие автографы десятки знаменитостей — от Репина до А.И.Солженицына, — со временем превратился в бесценный культурный памятник.

Приступив по совету В.Г.Короленко к изучению наследия Н.А.Некрасова, Чуковский сделал немало текстологических открытий, сумел изменить к лучшему эстетическую репутацию поэта (в частности, провел среди ведущих поэтов — А.А.Блока, Н.С.Гумилева, А.А.Ахматовой и др. — анкетный опрос "Некрасов и мы"). Итогом этой исследовательской работы стала книга Мастерство Некрасова, 1952, Ленинская премия, 1962). Попутно Чуковский изучал поэзию Т.Г.Шевченко, литературу 1860-х годов, биографию и творчество А.П.Чехова.

Возглавив по приглашению М.Горького детский отдел издательства "Парус",Чуковский и сам начал писать стихи (затем и прозу) для детей. Крокодил (1916), Мойдодыр и Тараканище (1923), Муха-Цокотуха (1924), Бармалей (1925), Телефон (1926) — непревзойденные шедевры литературы "для маленьких" и вместе с тем полноценные поэтические тексты, в которых взрослые читатели обнаруживают и утонченные стилизационно-пародийные элементы, и тонкий подтекст.

Работа Чуковского в области детской литературы закономерно вывела его на изучение детского языка, первым исследователем которого он стал, выпустив в 1928 книгу Маленькие дети, получившую затем название От двух до пяти. Как лингвист Чуковский написал остроумную и темпераментную книгу о русском языке Живой как жизнь (1962), решительно выступив против бюрократических штампов, так называемого "канцелярита".

Как переводчик Чуковский открыл для русского читателя У.Уитмена (которому он также посвятил исследование Мой Уитмен), Р.Киплинга, О.Уайльда. Переводил М.Твена, Г.Честертона, О.Генри, А.К.Дойла, У.Шекспира, написал для детей пересказы произведений Д.Дефо, Р.Э.Распэ, Дж.Гринвуда. Одновременно занимался теорией перевода, создав одну из самых авторитетных в этой области книг — Высокое искусство (1968).
В 1957 Чуковскому была присвоена ученая степень доктора филологических наук, в 1962 — почетное звание доктора литературы Оксфордского университета.
Умер Чуковский в Москве 28 октября 1969.
(Источник – Либрусек; http://lib.rus.ec/a/20788)
***


Корней Чуковский. В чем секрет его вечной молодости?
Игорь Полоз


Корнея Чуковского знают как автора непревзойденных детских стихотворений о Мухе-Цокотухе, Бармалее и Крокодиле. Собственно, большинство любит его именно за эти образы и считает исключительно детским писателем.
Однако это определение не совсем точно характеризует Чуковского. Ведь он не только был свидетелем нескольких литературных эпох (дружил с Блоком, Куприным, Гумилевым, Ахматовой, Пастернаком, Маяковским), но и активно участвовал в литературном процессе – сделал блестящую карьеру журналиста, литературного критика, переводчика, биографа и мемуариста. Детские произведения, которые принесли ему любовь детей и известность, Чуковский начал писать случайно – зато он всю жизнь вынашивал идею философского трактата, который так и не опубликовал.

Философ
Николай Васильевич Корнейчуков родился в 1882 году в Петербурге. Мать будущего писателя была крестьянкой родом из Полтавской губернии, а рос он в Одессе. Отца, петербуржского студента из зажиточной семьи, парень не помнил (тот бросил жену с двумя маленькими детьми на руках) и долгое время комплексовал из-за своего статуса «незаконнорожденного».
Он окончил пять классов гимназии, рано ушел из дома, чтобы не «сидеть на шее» у матери. Занимался самообразованием – посещал городскую библиотеку, читал, по собственному определению, «все подряд», и в 16-летнем возрасте начал обдумывать философский трактат. Юноша настолько увлекся идеей, что начал обдумывать отрывки из будущего произведения, гуляя по улицам, и даже зачитывать их дворнику.

Забегая вперед, скажем, что все свои творческие достижения Чуковский считал недостойными этого труда, к которому на протяжении жизни возвращался много раз, однако так и не опубликовал – считал его недостаточно совершенным. Параллельно с работой над трактатом Николай работал маляром и самостоятельно изучал иностранные языки – французский и английский.
Собственно, феноменальная работоспособность и сосредоточенность на работе выделяли Чуковского среди других людей. Литературе он посвятил 62 года, на протяжении которых работал ежедневно без выходных! «…вставать в 5 утра и ложиться в 9 вечера, не играть в карты и домино, не ходить в гости и не приглашать гостей» – это только некоторые из правил, которые сам себе установил Чуковский, чтобы сэкономить время для плодотворной работы.

Но вернемся к трактату. Конечно, 16-летнему юноше не хватило жизненного и писательского опыта, чтобы довести дело до конца. Но однажды он зачитал отрывок из произведения своему товарищу Владимиру Жаботинскому, который, по счастливому стечению обстоятельств, работал в газете «Одесские новости». С его легкой руки отрывок трактата Чуковского был напечатан в газете в рубрике «Интересная мысль». Так началась журналистская карьера будущего писателя – он стал обозревателем культуры в издании, подписываясь псевдонимом – Корней Чуковский.
В 1904 г., на третий год работы в газете, юношу отправили в Лондон, где он провел полтора года. После возвращения из Англии начал сотрудничать с сатирическим журналом «Весы». Впоследствии стал издавать собственный сатирический журнал «Сигнал». В 1905 году за публикацию антиправительственных материалов отбыл шестимесячный арест. Даже в тюрьме Чуковский не тратил время зря – он осуществил первый перевод поэзии Волта Витмена, который и до нашего времени считается одним из лучших.

Чукоккала
Чуковский в 1906 году с молодой женой Марией переехал в финскую деревню Куоккала. Здесь он познакомился с известным художником Ильей Репиным, с которым подружился. Он принимал у себя и других известных современников: Александр Куприн, Владимир Маяковский, Леонид Андреев, Владимир Короленко гостили у Чуковского, а позже стали героями его мемуаров. Автографы этих писателей вошли в сатирический альманах «Чукоккала», который писатель дополнял и «переиздавал» на протяжении всей жизни. В настоящий момент экземпляры альманаха считаются культурной ценностью: ведь на его страницах оставили свои автографы выдающиеся личности прошлого века – от Репина до Солженицына.

Живя в Куоккале, писатель посвятил несколько лет исследованию творчества Некрасова – конечно, с присущей ему старательностью и придирчивостью. Следствием большой исследовательской работы стала книга «Мастерство Некрасова», за которую впоследствии Чуковский получил Ленинскую премию (1962) – высшую литературную награду тех времен. Параллельно он исследовал творчество Достоевского, Чехова и современных ему авторов, благодаря чему стал авторитетным критиком.

«Тараканище»
Гостевал в Куоккале и известный писатель Максим Горький, который руководил тогда издательством «Паруса». По просьбе Горького в 1916 году Чуковский возглавил детский отдел этого издательства. Уже будучи авторитетным критиком и влиятельной личностью в литературных кругах, написал первое стихотворение для детей – «Крокодил». В 1923 появляются «Мойдодыр» и «Тараканище», позже «Муха-Цокотуха», «Бармалей» и «Телефон», а также другие произведения для детей, которые вместе с тем являются полноценными поэтическими текстами, содержащими иронию и подтекст, понятные только взрослым.

Кстати, существует версия, что в детских стихотворениях Чуковский выражал замаскированную критику общества того времени: осуждал диктатуру. Крокодил, проглотивший солнце, – новая власть, появившаяся после революции, а «Муха-Цокотуха» – это вообще история о неосторожном болтуне, который разговорился не в «том месте» и в неудачное время. Эти предположения еще требуют доказательств или опровержений, но, как известно, дыма без огня не бывает. Ведь в 30-е годы детские произведения Чуковского подверглись жестокой критике и гонениям, в среде партийных редакторов появился даже термин «чуковщина». Говорят, чтобы смягчить отношение к своему творчеству, писатель обязался написать стихотворение «Веселый колхоз», но так и не выполнил обещания.

Оксфордский доктор
Вероятно, самыми трудными для писателя стали 30-е годы. Кроме критики собственного творчества, ему пришлось пережить тяжелые личные потери. От болезни умерла его дочь Мария (Мурочка), в 1938-м был расстрелян зять писателя, физик Матвей Бронштейн. Чуковский, чтобы узнать о его судьбе, несколько лет оббивал пороги инстанций. Спасла от депрессии работа.
Он работал над переводами Киплинга, Твена, О'Генри, Шекспира, Конан Дойля. Написал для детей переводы произведений Д. Дефо, Дж. Гринвуда. Занимался теорией перевода и создал одну из наиболее авторитетных в этой отрасли книг «Высокое искусство» (1936). Начал писать мемуары, над которыми работал до конца жизни.

Все достижения Чуковского перечислить трудно, да этого делать и не нужно. По-видимому, самой большей наградой для писателя стала безумная популярность. В лучах общенародной любви он мог чувствовать себя в определенной мере защищенным от избыточного внимания властей. Отважился на работу над переводом Библии для детей. Книгу под названием «Вавилонская башня и другие библейские предания» даже напечатали в издательстве «Детская литература» в 1968 году, но весь тираж все-таки уничтожили (напечатали «Башню» только в 2001-м).
В 1962 году с официальной делегацией Чуковский еще раз посетил Англию, где за многочисленные достижения был удостоен звания почетного доктора литературы Оксфордского университета. Говорят, его лекция начиналась словами: «В молодости я был маляром».

Писатель умер в 1969-м, в возрасте 87 лет. До последних дней он говорил: «Когда я беру в руки перо, меня не оставляет иллюзия, что я все еще молодой и мне недавно исполнилось двадцать».
(Автор Игорь Полоз)
(Источник - http://clubs.ya.ru/zh-z-l/posts.xml?tb=530)

***


Чуковский Корней Иванович
1882-1969, СССР (Россия)
Корней Иванович Чуковский - критик, поэт, переводчик, историк литературы, лингвист.


Будущий писатель родился в Москве. Чуковский был выгнан из пятого класса гимназии и всю дальнейшую жизнь учился самоучкой. В 1901 году он напечатал свою первую статью в «Одесских новостях», в 1903 г. - был послан корреспондентом от этой газеты в Лондон, где продолжил свое самообразование в Библиотеке Британского музея, изучил английский язык и навсегда увлекся английской литературой. До революции Чуковский печатал критические статьи о современной литературе в газетах и журналах, а также выпустил несколько критических сборников: «От Чехова до наших дней», «Критические рассказы», «Книга о современных писателях», «Лица и маски» и книги: «Леонид Андреев большой и маленький», «Нат Пинкертон и современная литература».

В 1916 году он написал свою первую сказку для детей «Крокодил».
Чуковского увлекла поэзия американского поэта Уолта Уитмена и он, начиная с 1907 года, издал несколько сборников переводов его стихов. В 1909 году он перевел сказки Р. Киплинга.
После революции направление литературной деятельность Чуковского стало меняться. На рубеже 20-х годов он вместе с Е. Замятиным руководил англо-американским отделом в горьковской коллегии «Всемирная литература». Переводы английских авторов заняли заметное место в его работе. Он перевел Марка Твена («Том Сойер» и «Геккельбери Фин»), Честертона, О. Генри («Короли и капуста», рассказы), пересказал для детей «Приключения барона Мюнхгаузена» Э. Распэ, «Робинзона Крузо» Д. Дефо. Чуковский выступил не только как переводчик, но и как теоретик художественного перевода (книга «Высокое искусство», выдержавшая несколько изданий).

Чуковский - историк и исследователь творчества Н.А. Некрасова. Ему принадлежат книги «Рассказы о Некрасове » (1930) и «Мастерство Некрасова» (1952). Им опубликованы десятки статей о Некрасове, разысканы сотни некрасовских строк, запрещённых цензурой. Эпохе Некрасова посвящены статьи - о Василии Слепцове, Николае Успенском, Авдотье Панаевой, А. Дружинине.
В своих критических работах Чуковский всегда шел от размышлений о языке писателя. В конце 1950-х годов он принял участие в дискуссии о языке и написал книгу «Живой как жизнь» (1962), в которой выступил как лингвист. Защищая живой язык от засилия бюрократических оборотов речи, он объявил «канцелярит» главной болезнью современного русского языка. С его легкой руки слово это вошло в русский язык.
Большое место в литературном наследии Чуковского занимают его воспоминания о И. Репине, М. Горьком, В. Короленко и других современниках, собранные в его книгу «Современники» (1962). Воспоминания писались на основе дневников, которые Чуковский вёл на протяжении всей своей жизни. «Дневник» опубликован посмертно (1901-1929. - М.: Советский писатель, 1991; 1930-1969. - М.: Современный писатель, 1994). Большим подспорьем для памяти был и рукописный альманах «Чукоккала», в котором собраны автографы, рисунки, шутки писателей и художников. «Чукоккала» также опубликована посмертно (1979; 2-е изд. 2000).

Наибольшую известность Чуковский приобрел в качестве детского писателя. Его сказки «Муха-Цокотуха » (1924), «Тараканище» (1923), «Мойдодыр» (1923), «Бармалей» (1925), «Путаница» (1926), «Телефон» (1926) и др. пользуются любовью многих поколений детей. Свои наблюдения над психикой малых детей, над тем, как они овладевают родным языком, Чуковский обобщил в своей знаменитой книге «От двух до пяти », выдержавшей при его жизни 21 издание.
Критика отмечала, что в литературе можно насчитать по крайней мере шесть Чуковских. Это Чуковский - критик, переводчик, детский поэт, историк литературы, лингвист, мемуарист. Его книги переведены на множество иностранных языков от Японии до США.
В 1962 году оксфордский университет присудил Корнею Чуковскому степень Доктора литературы Honoris causa, в том же году ему была присуждена Ленинская премия.
(Источник - http://www.modernlib.ru/books/chukovskiy_korney_ivanovich/)
***


ИЗ ВОСПОМИНАНИЙ

Лев Кассиль
С МЛАДЕНЧЕСТВА И НАВЕКИ


Для меня, для всех, кто был счастлив и горд дружбой с ним, да и для всех, кто читал или слышал его, Корней Иванович Чуковский навсегда останется в обрамлении нарядных, пестрых книжек, в живом, подвижном, только что звеневшем, как ожерелье из пестрых камешков, и вдруг сразу стихшем, сразу скованном жадным вниманием кружке ребят, восторженно слушающих людей всех возрастов в нашей стране, да и во многих других странах известные стихи о том, "как жил да был Крокодил, он по улицам ходил", о докторе "Айболите", о главном на свете чистюле, начальнике всех умывальников - Мойдодыре, о Мухе-Цокотухе с позолоченным брюшком, о страшном африканском злодее Бармалее и про многое другое...

Чуковский - это детство моих младших современников. Это ребячьи годы моих собственных детей. Это почти первый лепет моей внучки, которая с моих слов, может быть и не все разумея, повторяла за мной: "Муха-цекатуха..." Это и мое собственное отрочество, потому что я еще мальчишкой-гимназистом знал уже наизусть стихи про крокодила, гулявшего по Невскому проспекту Петербурга. Это молодость моя и моих ровесников в литературе, потому что все мы, ныне представляющие уже старшее поколение писателей, пишущих для ребят, начинали с Чуковского, Маяковского, Маршака...

Чуковский - это наша многолетняя привязанность, привычно казавшаяся нам радостно-нескончаемым счастьем быть товарищем по работе и по внутреннему, сердечному родству одного из самых удивительных и знаменитых людей нашей страны, нашего века.

Корней Иванович Чуковский прожил жизнь огромную и редкостную по широте своего общения со всеми, кто с конца прошлого столетия и по наши дни представлял собой все наиболее яркое, талантливое, передовое, жизнелюбивое в культуре и искусстве нашего отечества. Он дожил до возраста, который принято называть преклонным. Ему шел восемьдесят восьмой год. Но он так и не дожил до своей старости. По-прежнему совсем по-молодому, звонко и задорно, звучал его голос, знакомый многим миллионам ребят и взрослым его почитателям. По-молодому, прямо и уверенно, шагал он по дорожкам нашего подмосковного дачного городка писателей Переделкино. И первым у нас в Переделкине зажигалось рано утром, хотя еще стрелка не показывала и шести часов, окно его дачи, и все мы знали: Чуковский встал, Корней Иванович уже за рабочим столом. А работал он неутомимо, самоотверженно, беспрестанно, в пример всем нам, на зависть многим молодым. И сколько он успел сделать!..

Признанный родоначальник нашей детской поэзии для малышей. Подлинный и прижизненно утвержденный в своей всенародной славе классик детской литературы. Наш общий учитель в этой работе, мудрый психолог, сумевший в своей на весь мир распечатанной, всесветно известной книжке "От двух до пяти" сделать слышным для взрослых таинство детского словотворчества, чудесные ритмы ребячьей считалки, упругий и озорной ход которой приоткрывал секреты, столь нужные каждому, кто собирался писать для детей.

Но не только в области детской поэзии, везде и во всем, за что бы ни брался Корней Иванович, он становился подлинным и влиятельным новатором. В своей монументальной работе "Мастерство Некрасова", удостоенной Ленинской премии, он совсем по-новому показал всему миру Некрасова - не только как замечательного поэта-гражданина, но и раскрыл нам все стороны поразительного мастерства поэта. А с какой проникновенной глубиной понимания, с каким чутьем к каждому слову Чехова написал К. И. Чуковский о непроницаемом как будто и в то же время всепроникающем таланте нашего великого писателя!

Он постиг все самые трудные секреты искусства художественного перевода, став виднейшим теоретиком и непревзойденным мастером этого рода литературной работы. Он первым еще в начале нашего века познакомил русское общество с поэзией великого американского поэта Уолта Уитмена и до последних лет своей жизни продолжал эту работу. А сколько книг Марка Твена, Редьярда Киплинга, Даниэля Дефо и других прославленных зарубежных авторов сделал оп достоянием нашей детворы! И с кем только не встречался Корней Иванович в жизни своей! В своих мемуарах и литературных этюдах он рассказал нам о Горьком и Блоке, о Маяковском и Макаренко, о Короленко и Луначарском, о Леониде Андрееве и Собинове, о Житкове и Квитко...

Многим из нас доводилось своими замиравшими от трепетного уважения руками касаться хранящегося в кабинете у Корнея Ивановича его личного альбома, известного под названием "Чукоккала". Подлинные рисунки Репина, стихи Маяковского, написанные рукой поэта, карикатуры, дружеские шаржи на хозяина, нарисованные великим поэтом, автограф Конан Дойля, страницы из рукописей Оскара Уайльда. Да всего тут и не перечислишь...

Огромная слава, народное и государственное признание, международная известность венчали эту великолепную жизнь. Корней Иванович имел звание доктора филологических наук, был награжден орденом Ленина и тремя орденами Трудового Красного Знамени. Оксфордский университет удостоил его почетного звания доктора литературы Оксфорда. А миллионы и миллионы ребят наших любовно, сердечно и попросту звали его "дедушка Чуковский".

И вот потух свет в окошке переделкинской дачи, белеющей рядом с красиво разрисованной детской библиотекой, которую на свои средства построил и основал в Переделкине Чуковский. И смолк осенний переделкинский лес, совсем недавно еще оглашаемый в редкие часы отдыха писателя его громким, как у веселого лешего, возгласом: "О-го-го-го!", к которому мы так привыкли за долгие годы. Захлопнута обложка "Чукоккалы", в которой теперь уж не появятся новые записи. Но все мы, и наши дети, и будущее поколение нашего народа и людей многих других стран, никогда не расстанемся с книгами самого Чуковского, со стихами, раскрывающими все ритмы и прелести человеческого слова, с интереснейшими литературоведческими исследованиями, с литературными портретами людей, которыми прославилась наша культура за долгие десятилетия. Ведь с Чуковским не расстаются. Все, кто встретится с ним в младенчестве, полюбит его уже навеки!
1969 г.
***


Исаак Бродский
В "Пенатах"


У Репина был очень интересный обеденный стол с круглой вертящейся серединой, на которую ставились блюда. Все мы усаживались вокруг стола, и каждый вертел этот круг до тех пор, пока блюдо, которое он хотел, не доходило к его месту. Таким образом, гости обходились без помощи прислуги. Репин и его жена Нордман-Северова проповедовали "раскрепощение прислуги", с ними они обращались как с равными, приглашая их к столу вместе со всеми.

За обедом шла оживленная беседа. Был обычай: если кто-нибудь неправильно повернет стол либо по ошибке возьмет чужую вилку, на него налагался штраф. Провинившийся гость должен был произнести речь на любую тему. Мы старались штрафовать Чуковского, потому что он произносил интересные и блестящие по форме речи и Репин любил его слушать.

Время проходило очень весело и оживленно; обыкновенно у Репина мы засиживались до десяти часов и затем уезжали с последним поездом. В "Пенатах" нас кормили вегетарианской пищей, знаменитым "сеном", из которого делались вкусные блюда - котлеты и бульоны. Однако после такого обеда очень быстро хотелось есть, и мы, добравшись до станции Белоостров, с жадностью накидывались в буфете на колбасу и пожирали в один миг все бутерброды. Буфетчик знал, что у Репина каждую среду бывают гости, и уже заранее приготовлялся к этому дню.

У Репина я часто встречался с Корнеем Ивановичем Чуковским. В "Пенатах" он неизменно был центром всех репинских собраний и обедов. На "средах" всегда звучал симпатичный голос Чуковского. Корней Иванович был самым веселым, самым жизнерадостным из гостей. Если не было Чуковского, Репин скучал, жаловался, что ему кого-то не хватает, и он моментально посылал за Чуковским, который, появляясь, сразу же вносил оживление. <...>
1940г.
(Извлечение из книги «Воспоминания о Корнее Чуковском» / Составители: К. И. Лозовская, З. С. Паперный, Е. Ц. Чуковская)
Прикрепления: 1205577.jpg(9.7 Kb) · 2463087.jpg(56.2 Kb) · 5118697.jpg(11.4 Kb) · 8642268.jpg(6.8 Kb) · 2960838.jpg(22.8 Kb) · 8184369.jpg(6.3 Kb)


Редактор журнала "Азов литературный"

Сообщение отредактировал Nikolay - Пятница, 15.07.2011, 19:30
 
Народная_книгаДата: Пятница, 31.05.2013, 11:42 | Сообщение # 2
Долгожитель форума
Группа: Администраторы
Сообщений: 22
Награды: 2
Репутация: 0
Статус:

Московский театр теней презентует спектакль «У меня зазвонил телефон…»

Корней Чуковский

Премьера спектакля по одноименному стихотворению советского писателя Корнея Чуковского приурочена ко Дню защиты детей и состоится 1 июня 2013 года. По словам Светланы Дорожко, режиссера постановки, жанр спектакля – «шутка в одном действии».

Любимое стихотворение в детстве было у каждого: у кого-то – «Муха-цокотуха», у кого-то – «Крокодил». Дорожко признается, что раньше никогда не работала с произведениями Чуковского, однако решила не отказывать себе в удовольствии сделать спектакль по своему любимому произведению Корнея Ивановича, попробовать превратить его в постановку. В процессе работы режиссер многое узнала и поняла о личности детского поэта – человека, безусловно, неординарного и разностороннего. В спектакле, по словам Дорожко, в образе Чуковского выступает пять актеров, а также звучит голос самого Корнея Ивановича. Постановка включает элементы пантомим, буффонады, клоунады, песни, музыкальные номера, традиционных и авторских кукол, несколько систем театра теней. Она будет интересна и малышам, и их родителям, ведь, согласитесь, все мы в чем-то остаемся детьми.

Источник "Новости литературы" от 31.05.2013г.
Прикрепления: 5135203.jpg(22.6 Kb)


Принимаются пожертвования в фонд.

"Народная книга" - сделаем книги доступными для авторов и читателей!
 
Литературный форум » Я памятник себе воздвиг нерукотворный » Реализм (XIX-середина XX вв) » Чуковский К.И. - поэт, писатель, критик, переводчик,лингвист (Русская классика)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск: