Сытин И.Д. - русский книгоиздатель, публицист, просветитель - Литературный форум
ГлавнаяСытин И.Д. - русский книгоиздатель, публицист, просветитель - Литературный форум
[ Обновленные темы · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Литературный форум » Я памятник себе воздвиг нерукотворный » Натурализм (XIX - XX вв) » Сытин И.Д. - русский книгоиздатель, публицист, просветитель (5 февраля 2011 года - 160 лет со дня рождения)
Сытин И.Д. - русский книгоиздатель, публицист, просветитель
NikolayДата: Воскресенье, 05.06.2011, 10:44 | Сообщение # 1
Долгожитель форума
Группа: Заблокированные
Сообщений: 8927
Награды: 168
Репутация: 248
Статус:


СЫТИН ИВАН ДМИТРИЕВИЧ
(25 января (5 февраля) 1851, Костромская губ. — 23 ноября 1934, Москва)


— известный российский книгоиздатель, просветитель, типограф, публицист и предприниматель – книготорговец.

Иван Дмитриевич Сытин родился 25 января (5 февраля) 1851 г. в с. Гнездниково, Солигаличского уезда, Костромской губернии. Отец — Дмитрий Герасимович Сытин, волостной писарь. Мать — Ольга Александровна Сытина. Иван был старшим из четырёх детей в семье.
С 12 лет Иван начал работать, сначала помощником скорняка на Нижегородской ярмарке, а в 1866 г. в Москве, в книжной лавке купца П. Н. Шарапова.
В 1876 г. Сытин женился на Евдокии Ивановне Соколовой и в том же году приобрел свою первую литографическую машину и открыл литографическую мастерскую — «Первая Образцовая типография». Одним из первых удачных коммерческих мероприятий И. Д. Сытина в тот период стал массовый выпуск карт боевых действий русско-турецкой войны.
Всероссийскую известность И. Д. Сытин получил в 1882 г. после вручения ему бронзовой медали Всероссийской промышленной выставки за его книгопечатную продукцию.
В 1884 г. при участии И. Д. Сытина было создано издательство «Посредник», начавшее публикации по доступным для многих ценам произведений Л.Н Толстого, И.C. Тургенева, Н. С. Лескова.
В том же году на Нижегородской выставке был представлен «Всеобщий календарь на 1885 год», ставший не просто календарём, но универсальным справочным пособием на все случаи жизни для многих российских семей. Уже в следующем году тираж «Всеобщего календаря» составил 6 миллионов экземпляров, а к 1916 г. превысил 21 миллион.
С 1890 г. И. Д. Сытин стал членом Русского библиографического общества и принял на себя издание журнала «Книговедение». В 1891 г. он приобрёл и продолжил издание журнала «Вокруг света», а в 1897 г приобрел, реформировал газету «Русское слово», с которой впоследствии сотрудничали В. А. Гиляровский и В. И. Немирович-Данченко. «Русское слово» была самой дешевой газетой среди ежедневных изданий - 7 рублей в год. В 1916 году тиражи превысили уровень 700 тысяч экземпляров, а после февраля 1917 г., по свидетельству С.Срединского, тираж достиг рекордного для России показателя - 1 млн 200 тыс.

Одним из крупнейших издательских проектов Сытина явилась «Военная энциклопедия», выходившая в 1911—1915 гг. По причине начала Первой мировой войны и последующей Октябрьской революции издание осталось незавершённым, всего было выпущено 18 томов.
К 1917 г. И.Д Сытин имел широкую сеть книжных магазинов — четыре в Москве, два в Петрограде, в Киеве, Одессе, Харькове, Екатеринбурге, Воронеже, Ростове-на-Дону, Иркутске, Саратове, Самаре, Нижнем Новгороде, в Варшаве и Софии. 19 февраля 1917 российская общественность широко отметила 50-летие книгоиздательской деятельности И. Д. Сытина выпуском литературно-художественного издания «Полвека для книги», в подготовке к изданию которого приняли участие М. Горький, А. И. Куприн, Н. А. Рубакин, Н. К. Рерих, П.И Бирюков — всего около 200 авторов.
После установления в стране советской власти все предприятия И. Д. Сытина были национализированы, а он сам выполнял различные работы по поручению правительства — организовывал выставку российских картин в США, вел переговоры о концессиях с Германией. В 1928 г. ему была назначена персональная пенсия, а за его семьёй была закреплена двухкомнатная квартира (ул. Тверская, д. № 38, кв. 274 — ныне ул. Тверская, д.№ 12)
23 ноября 1934 г. И. Д. Сытин скончался и был похоронен на Введенском кладбище.
В Москве на доме № 18 по Тверской улице в 1973 г. была установлена мемориальная доска в его память, а 1974 на его могиле установлен памятник с барельефом книгоиздателя.
В Костроме и Галиче в его честь названы улицы.
(Источник – Википедия; http://ru.wikipedia.org/wiki/%D1%FB%F2%E8%ED%2C_%C8%E2%E0%ED_%C4%EC%E8%F2%F0%E8%E5%E2%E8%F7)
***

И.Д. Сытин. Фото 1873 года

СЫТИН И.Д.
(Альманах "Золотая книга московского предпринимательства. Год 2000-й", 1999, АСМО-пресс)


Современники называли Ивана Дмитриевича Сытина — крупнейшего книгоиздателя-просветителя, давшего России сотни миллионов дешевых учебников, общеобразовательных и школьных пособий, популярных книг для народного чтения, библиотек и библиотечек по самообразованию, освоению ремесел и искусств, развитию сельского хозяйства и промышленности, — «русским Фордом», «фактическим министром просвещения», «художником книгоиздательского дела», «русским самородком»... В.И. Немирович-Данченко в юбилейном приветствии к 50-летию Сытина назвал его «сам себе предок», поскольку он не имел ни влиятельных родственников, ни наследственного имущества — всего в жизни добился сам благодаря живому, пытливому уму, практической сметке, чутью ко всему новому, полезному.
Кто мог предположить, что деревенский паренек из села Гнездниково Костромской губернии, родившийся еще при крепостном праве, в 1851 году, сделает столь много для просвещения России.
Сам он учился недолго — всего до 12 лет: «Я вышел из школы ленивым и получил отвращение к наукам и книгам — опротивела за три года зубрежка наизусть всех наук», — вспоминал Сытин. В четырнадцать он стал «учеником всех надобностей» в маленькой книжно-картинной и скорняжной лавочке купца Шарапова на Никольском рынке в Москве, где торговали лубочными картинами, преимущественно религиозного содержания. Первый год Ваня бегал в «мальчишках», выполняя всю черную работу в доме хозяина. Шарапов присматривался к парнишке, давал ему читать книги — дорогие и редкие, в основном религиозного содержания, по праздникам водил в Кремль к заутрене слушать «умных людей». К совершеннолетию Иван Сытин дослужился до помощника заведующего лавкой в Нижнем Новгороде и звали его теперь по имени-отчеству. Здесь и проявил он свой талант коммерсанта: пришла идея создать сеть коробейников-офеней торговцев продукцией вразнос. Риск был — ведь товар отдавали в долг и за все убытки, пропади вдруг офеня, отвечал молодой заведующий. Набрал честных, практичных людей из местных водоливов — бедных, но желавших заработать. В первый же год эксперимент принес прибыль. На следующий — пришло много новых желающих торговать «святыми» картинками. О книгах тогда не помышляли: покупатели — крестьяне из окрестных деревень — в большинстве своем были неграмотны.
Успех торговли во многом зависел от подбора картин в коробке офени — нужно было хорошо знать вкусы и понимать психологию народа. Хозяину лавки идея нравилась, он часто говаривал: «Работай, хлопочи, все твое будет» — своих детей у старика не было, и он очень привязался к смышленому парню.

Успех первого начинания вдохновил: Сытин решил открыть свою собственную литографию, получив кредит от хозяина и продолжая трудиться в его лавке. В маленьком помещении стояла всего одна машина, на которой «работали» исключительно народные картинки. Молодой владелец сразу понял, что от качества зависит очень многое и старался даже нехитрую продукцию делать лучше других, не жалея денег, нанимал художников.
С этой литографии и началось «Товарищество И.Д. Сытин и Ко». Основано оно было в феврале 1883 года и включало книжную торговлю, которая велась в маленькой лавке в пять аршин в ширину и десять в длину. Основной капитал Товарищества составлял 75 тысяч рублей, половину из которых внес Сытин.
Иван Дмитриевич, обладая предпринимательской сметкой, моментально реагировал на покупательский спрос, умело используя любой случай: «В день объявления русско-турецкой войны 1877 года я побежал на Кузнецкий мост, — вспоминал он, — купил там карту Бессарабии и Румынии и велел мастеру в течение ночи скопировать часть карты, где наши войска перешли через Прут. В пять часов карта была готова и пущена в машину с подписью: «Для читателей газет. Пособие». Литографические картинки шли нарасхват. Купцы торговались не в цене, а в количестве. Товара на всех не хватало».
Через шесть лет упорного труда и поиска Сытин получил серебряную медаль за свою продукцию — лубки, выставленные на Всероссийской промышленной выставке в Москве. Этой первой своей наградой он очень гордился и почитал выше остальных. А было их немало: к 1916 году — 26 медалей и дипломов. Среди них — золотые медали, полученные на Всемирных парижских выставках в 1889 и 1900 годах; диплом, подтверждающий право изображения Государственного герба, присужденный на Всероссийской выставке в Нижнем Новгороде в 1896-м; золотая медаль, врученная в Бельгии в 1905-м, и многие, многие другие...
Академик живописи Михаил Боткин посоветовал Сытину вместо лубков печатать копии картин известных художников, то есть заняться тиражированием хороших репродукций, — дело новое, и предположить, насколько оно станет выгодным, было непросто. Иван Дмитриевич рискнул, почувствовав, что такая «высокая продукция» найдет покупателя.

В 1884 году Сытин познакомился с В.Г. Чертковым — другом и поверенным Л.Н. Толстого. Он предложил издателю выпустить серию книг для народа, куда бы вошли лучшие произведения писателей России. Чертков признался, что обращался ко многим, но идея его никого не заинтересовала — много ли заработаешь на дешевых книгах? Иван Дмитриевич загорелся этой идеей. Так было положено начало издательству «Посредник»: «Это была не работа, а священнослужение, — вспоминал Сытин, — Л.Н. Толстой принимал самое близкое участие в деле печатания, редакции и продажи книг». Содружество это продолжалось 15 лет. Интересные, познавательные и доступные книги, изданные «Посредником», имели небывалый успех. Современники свидетельствовали: «Книги его дешевы, портативны, и потому они легко могли проникнуть туда, где нет ни лекций, ни лабораторий, ни музеев, ни университетов...». Успех своего замысла сам Сытин объяснял тем, что выпускал книги не «одиночкой», а группами, сериями, библиотеками, считая, что отдельная книжка, даже самая интересная, может затеряться среди массы других — при выпуске группами читатель скорее заметит ее.
Большое значение придавал Сытин широкой пропаганде книг, выпуская многочисленные каталоги типа «Что читать народу», которые служили пособиями для библиотекарей, книготорговцев, учителей. Немаловажным считал он и оформление своих изданий, стараясь привлечь самых лучших художников и мастеров дешевого, но прочного переплета.
«Чем шире развивалась моя издательская работа, тем больше созревала у меня мысль, что в России издательское дело безгранично и что нет такого угла в народной жизни, где русскому издателю совсем нечего было бы делать!», — считал Сытин. Огромная его заслуга состоит в том, что он первым выпустил самые дешевые издания собраний сочинений А.С. Пушкина, Н.В. Гоголя, Л.Н. Толстого, А.П. Чехова и других великих писателей; первые издания Народной, Детской, Военной энциклопедий, крупнейших трудов по истории, географии. Эти книги были доступны по цене массовому читателю и доходили до него благодаря широкой сети многочисленных отделений издательства. Через них Сытин расширял сеть мелкой книготорговли, предоставляя значительные скидки и постоянные кредиты, чего никогда не делали другие издатели. Товарищество открыло книжную торговлю в Москве, в доме графа Орлова-Давыдова; через два года купило собственную типографию. Доходы за шесть лет выросли вдвое. Книги продавали и в Петербурге — в здании Гостиного двора.

«Эпопеей» в издательском деле Сытина стали календари. Они всегда были распространены в России — святцы, месяцеслов, сборники, альманахи, но до 1865 года частным лицам запрещалось выпускать календари — лишь Академия наук имела такую привилегию. Впервые Сытинские народные календари появились на Нижегородской ярмарке. Они были общедоступными и по цене, и по содержанию — «Всеобщий Русский», «Малый Всеобщий», «Общеполезный», «Киевский», «Народный-сельскохозяйственный», «Царь-колокол», «Старообрядческий» и другие. «В наших календарях, — писал Сытин, — впервые появились статьи по разным отраслям знаний. Они выгодно отличаются яркой внешностью и обилием рисунков в тексте... Календари получили колоссальный сбыт — два миллиона в год».
Издательская деятельность расширялась: печатались произведения Пушкина, Крылова, народные былины, стихи Кольцова, литература для детей — «Хижина дяди Тома», «Робинзон Крузо», сказки Афанасьева...
Пришлись по вкусу читателям и специальные книги по медицине, воспитанию детей. Товарищество стало солидной издательской фирмой. В 1892 году она приобрела право на журнал «Вокруг света». Для работы в нем Сытин пригласил цвет русских писателей (среди них — К.М. Станюкович, Д.Н. Мамин-Сибиряк и другие), известных художников. Начальный тираж журнала был менее пяти тысяч, через год он утроился. В приложении к журналу печатались произведения зарубежной классики — Жюль Верн, Майн Рид, Виктор Гюго, Александр Дюма.
В 1893 году обороты Товарищества достигли почти миллиона рублей. Было построено новое здание типографии на Валовой улице, открыты магазины в Москве в доме «Славянского базара», в Киеве — в Гостином дворе на Подоле, в 1895 году — в Варшаве, в 1899-м — в Екатеринбурге и Одессе.
Вместо прежнего было образовано новое — «Высочайше утвержденное Товарищество печатания, издательства и книжной торговли И.Д. Сытина» с основным капиталом 350 тысяч рублей. В его каталоге было зарегистрировано 896 названий книг, и число их стремительно росло. Заказы по почте из любой точки Российской империи выполнялись в течение 2—10 дней. Сытину принадлежала идея непосредственной доставки книг и журналов на заводы и фабрики.

Когда при содействии комитета Грамотности в России начали создаваться бесплатные народные библиотеки, Товарищество пришло им на помощь, организовав особые отделения «Народно-школьных библиотек», которые исполняли заказы для библиотек, читален сельских и городских школ. Был издан также каталог для школьных библиотек, который на Всероссийской выставке в Нижнем Новгороде получил диплом I степени.
К 35-летию книгоиздательской деятельности И.Д. Сытина известные академики, писатели, художники преподнесли ему адрес, в котором так оценили его вклад в просвещение народа: «Прошло 35 лет с того дня, когда вы явились в Москву. Эти годы были годами непрерывного плодотворного труда. Вы широко, в миллионах экземпляров, распространили по русской земле учебники, календари, что особенно ценно, много хороших книг для народного чтения. Вы дали доступ в народные массы многим из лучших наших писателей. Своими картинками подняли художественный вкус в нашем народе».
Случай свел Сытина с А.П. Чеховым, который попросил издать небольшой сборник своих рассказов. Встреча эта переросла в дружбу. Именно Чехов подал Сытину идею об издании газеты. В 1902 году начало выходить «Русское слово» — газета, ставшая одной из самых популярных в России. Редакция и типография располагались на Тверском бульваре. Портрет Чехова украшал комнату редакционных совещаний в знак благодарности за идею и помощь в ее воплощении. По словам сотрудников газеты, в Москве случались только происшествия, а события происходили в Петербурге, поэтому в столице было организовано крупное отделение редакции со штатом в сто человек. Оперативность «Русского слова» по тем временам была поразительной. «Такой быстроты собирания сведений нет даже у правительства,» — поражался министр финансов граф С.Ю. Витте. Первоначальный тираж газеты — 13 тысяч — в 1916 году перевалил за 700 тысяч.
В 1903 году Сытин создал при типографии художественную школу. Все пять лет обучения ее питомцы содержались на полном обеспечении Товарищества, основной капитал которого достиг к тому времени миллиона рублей. Открылись торговые отделы в Иркутске, Ростове-на-Дону. Сытин получил разрешение на издание детского журнала «Друг детей», с которым сотрудничали Д.Н. Мамин-Сибиряк, А.И. Куприн, профессор А.М. Никольский и другие. Большое значение придавал он изданию учебников, спрос на которые постоянно рос. Расширялась и торговля. В 1911 году открылись новые магазины — в Софии и Саратове. Торговый оборот достиг 12 миллионов рублей. В 1914 году издательство выпускало свыше четверти всей книжной продукции России.

Иван Дмитриевич обдумывал новые планы: собирался построить собственную писчебумажную фабрику под Москвой с городком для печатников, школами, больницами, театром, церковью, телеграфом... Планам не суждено было сбыться — близился 1917-й.
В 1918 году «Товарищество И.Д. Сытина» было национализировано, правда, издания с его маркой продолжали выходить до 1924-го. Сытинскую типографию назвали Первой Образцовой — по сей день она лучшая в столице. Иван Дмитриевич еще пять лет продолжал работать в издательском деле: был уполномоченным своей бывшей типографии — используя личные связи и авторитет, доставал бумагу за границей. Организовал художественную выставку в США, управлял небольшой типографией. Ему даже предложили возглавить Госиздат, но он отказался, сославшись на «малограмотность». Согласился, правда, быть консультантом В.В. Воровского, который занял эту должность.
Правительство назначило И.Д. Сытину персональную пенсию. До самой своей кончины в 1934 году он жил на Тверской, 38, и писал «Воспоминания». Они увидели свет благодаря усилиям его сына только в 60-х годах под названием «Жизнь для книги», которое как нельзя лучше отражает смысл всей жизни Ивана Дмитриевича Сытина.
(Источник - "АСМО-пресс"; http://analytics.ex.ru/cgi-bin/txtnscr.pl?node=187&txt=89&lang=1&sh=1)
***

И.Д. Сытин. Фото 1901 года

Валерий Чумаков. Русский капитал. От Демидовых до Нобелей.
(Извлечение)


<…> Поглощение конкурентов
Начало ХХ века застало Ивана Дмитриевича Сытина за интересным процессом поглощения конкурентов. Сначала товарищество, основной капитал которого вырос до 1 000 000 рублей, съело в 1903 году типографию Васильева. В 1904 году та же участь постигла баловавшуюся социал-демократическими листовками типографию Соловьева. Кстати, несмотря на смену собственника, листовки она печатать не перестала, Иван Дмитриевич никогда не отказывался от лишних денег. В 1905 году в издательскую империю влилась известная на всю страну типография Орлова. В 1909 году Сытин выкупает контрольный пакет «Контрагентства А. С. Суворина».
В 1914 году каждая четвертая книга в России выходила из сытинских типографий. Здесь издавались классики и современники, монархисты и большевики, либералы и консерваторы. Здесь на соседних станках печатали панегирики Александру II и «Манифест Коммунистической партии», которого только за два года первой русской революции (1905–1907 годы) было издано около 3 000 000 экземпляров.
К 1911 году оборот фирмы перевалил за 11 000 000 рублей. Тогда же на пост генерального директора был назначен Василий Петрович Фролов, начинавший свою трудовую биографию в сытинской литографии наборщиком.
Поглотив основных конкурентов, Сытин начал наступать на писчебумажную отрасль. В 1913 году он купил писчебумажный синдикат, что позволило не беспокоиться больше о ценах на бумагу. Основанное в 1916 году «Товарищество в нефтяной промышленности» сделало Сытина независимым от цен на энергоносители. Один за другим легли под мощную корпорацию бывшего крестьянина крупнейшие российские торговые дома Коноваловой (1913 год) и Кудинова (1914 год). За год до Октября Сытин выкупает «Московское товарищество издательства и печати Н. Л. Казецкого» и основной пай главного своего конкурента – издательства Маркса.
Конкурентов больше не было. Вся Россия лежала у ног олигарха. На праздновании, посвященном пятидесятилетию рабочей деятельности Ивана Дмитриевича Сытина, его поздравлял лично император.

При новой власти
Никто не мог предположить, что через год с небольшим судьбу его корпорации будет решать не царственная особа и даже не цензорский совет, а маленький лысый и картавый человек, который изредка печатал в сытинских типографиях свои брошюрки.
Когда началась смута, Иван Дмитриевич не стал суетиться. Он не бросился продавать дело за гроши, не убежал за границу, а мирно и чинно передал все свои богатства новой власти, справедливо полагая, что так они «целее будут». Не мог же весь этот беспредел с расстрелами на улице и бесконечными погромами продолжаться вечно, должен же был наступить этому кошмару конец, и тогда Иван Дмитриевич спокойно вернул бы себе все или почти все из отданного. Он был настолько уверен в этом скором конце, что даже отказался от предложения Ленина занять пост главы Госиздата, сославшись на трехклассное образование.
Однако годы шли, а конец все не наступал. Советская власть крепла и матерела. Бывшая сытинская, а теперь Первая Образцовая типография исправно выпускала в свет большевистскую литературу. В 1922 году, на заре НЭПа, Иван Дмитриевич вместе с сыновьями сделал отчаянную попытку возродиться к издательской жизни и зарегистрировал в Моссовете «Книжное товарищество 1922 года», которое просуществовало чуть меньше двух лет. До активной жизни советское правительство его не допускало. Но и не зажимало. Особым постановлением Реввоенсовета его комнаты были освобождены от уплотнения, как жилье человека, «много сделавшего для социал-демократического движения». Отозвались-таки Ивану Дмитриевичу отпечатанные «манифесты», хотя и несколько странным образом.
В 1927 году, за подготовку «идейно незрелого альбома», посвященного юбилею Красной армии, был репрессирован старший сын Сытина – Николай Иванович. Освободить его не смог даже Горький, к которому Иван Дмитриевич обратился за помощью. Второй сын, Василий Иванович, бывший в семейной фирме главным редактором, прожил короткую жизнь и умер раньше отца. Иван Иванович долгое время работал в Главлите, Петр Иванович эмигрировал в Германию. Наиболее удачно сложилась жизнь у младшего Сытина – Дмитрия. Гражданскую войну он встретил уже офицером, быстро разобравшись в расстановке сил, перешел на сторону красных, был в штабе Фрунзе, дослужился до высоких чинов и в начале 30-х, не дожидаясь репрессий, ушел на покой.
До прихода к власти большевиков сам И. Д. Сытин работал много. К 1911 году оборот фирмы перевалил за 11 миллионов рублей. Ивану Дмитриевичу Сытину, в знак особой благодарности за все сделанное, новая власть дала в 1928 году первую в стране персональную пенсию – 250 рублей. Которые он и получал все остававшиеся ему шесть лет жизни. <…>
(Источник - http://bookz.ru/authors/valerii-4umakov/russkii-_587/page-16-russkii-_587.html)
***

И.Д. Сытин. Фото 1901 года

Биографический очерк

Иван Дмитриевич Сытин – русский издатель и книготорговец. Он первым в России стал печатать книги ценою в одну копейку и сумел от дешевых изданий перейти к изданию русской классики. «Человек, который научил Россию читать», - так называли его благодарные современники, с благоговением произнося его имя. Иван Сытин родился в 1851 году в селе Гнездниково Костромской губернии в семье волостного писаря. Выучившись в церковно-приходской школе основам грамоты, Иван сбежал из отцовского дома и скоро оказался в Москве, где попал мальчишкой на побегушках в книжную лавку купца П.Н. Шарапова. Но и такой работе деревенский паренек был рад, тем более, что скоро Шарапов, еще имевший и меховую лавку, полностью передоверил печатное дело старательному Сытину.
Сначала Ивана заинтересовали лубочные картинки, которые печатал Шарапов для глубинки, но постепенно, овладевая навыками полиграфии, Сытин размечтался об издании настоящих книг. Больших денег у него не было, но, поставив себе цель, в 1876 г. Сытин смог выписать из Франции литографический станок. С этого времени и началась его самостоятельная издательская деятельность. Он начал с лубочных картинок, которые прекрасно расходились в крестьянской среде. Они были разнообразны и включали сюжеты на библейские темы, портреты царей, иллюстрации к сказкам, песням, известным произведениям А.С. Пушкина, М.Ю. Лермонтова, Н.В. Гоголя, И.А. Крылова. Спрос на них был большой.

В 1876 году Сытин открыл литографскую мастерскую в Москве, которая дала жизнь огромному издательскому делу. Сытин начал выпускать книги. На первых порах это были тонкие брошюрки в 16 страничек с незатейливыми рассказами и сказками для крестьянских детей, которые должны были, таким образом, приохотить их к чтению. И что же? Удалось! И Сытин начал издавать дешевые книжки, рассчитанные на деревенского читателя.
В 1882 году в Москве проходила Всероссийская промышленно-художественная выставка, на которой была выставлена впервые и издательская продукция Сытина. Она была представлена дешевыми книжками без обложек и первой печатной машиной российского производства. За свою деятельность на пути просвещения народа Сытин получил монаршее одобрение, выразившееся в присвоении продукции Сытина серебряной медали, которая давала издателю разрешение на торговлю в городе.

В 1883 году Иван Дмитриевич организовал издательскую фирму «Товарищество И.Д. Сытин и К°». Первая его книжная лавка открылась в Москве у Ильинских ворот. Она скоро стала самым популярным местом у любителей чтения. Книг не хватало, Сытин расширил производство и открыл книжные магазины и в других российских городах. В 1885 году он открыл типографию.
В это время Сытин начал сотрудничать с Л.Н. Толстым и В.Г. Чертковым, которые создали издательство «Посредник», которое тоже ставило целью выпуск дешевых книг для народа, имевшие просветительное значение. В 1890-е годы Сытин стал крупным книгоиздателем, выпускающим учебники, пособия по разным отраслям знаний, детские книги, «Библиотеку для самообразования», редакторами которых была группа профессоров Московского университета.
С 1891 г. он приобрел права и стал выпускать издание еженедельного популярного журнала «Вокруг света», тираж которого им был доведен до 50 тыс. экземпляров. С 1897 г. Сытин взялся за газетное дело и стал издавать газету «Русское слово», тираж которого скоро достиг 1 млн. экз. В то же время он не забывал об интересах простого народа и продолжал выпускать лубочную продукцию, разнообразные «сонники», календари, «гадальные» книжки.

Важной заслугой издательства Сытина стал выпуск дешевых изданий собраний сочинений классиков, прежде всего, Пушкина, Гоголя, Толстого, Чехова. Он первым проявил инициативу и стал выпускать всевозможные энциклопедии: «Народную энциклопедию научных и прикладных знаний», военную, детскую, которые имели большой спрос.
В начале 1910-х годов на долю издательства И.Д. Сытина приходилось 12% всей книжной продукции страны, т.е. его книги вошли в каждый российский дом, его имя знал каждый школьник.
В 1916 г. исполнилось 50-летие издательской деятельности Сытина. Русская общественность широко отмечала его юбилей. Это событие было отмечено выпуском прекрасно иллюстрированного литературно-художественного сборника «Полвека для книги», в создании которого приняли участие около 200 авторов, в том числе М.Горький, А Куприн, Н.Рерих.
В 1917 г. грянула революция. Иван Дмитриевич ее не испугался, потому что всю жизнь работал для народа: стремился увеличить тиражи и уменьшить стоимость своей продукции. Сытин остался работать в полиграфии, правда его типография скоро стала собственностью Советского государства, где теперь печатались газеты «Правда» и «Известия», производство книг было свернуто за неимением бумаги. Позднее сытинская типография превратилась в одну из крупнейших фабрик, и стала носить название «Первой образцовой типографии им А.А. Жданова». Последние годы Иван Дмитриевич Сытин жил в Москве в доме на Тверской улице, на котором в 1973 г. была установлена мемориальная доска в память об известном книгоиздателе и просветителе России.
(Источник - http://chron.eduhmao.ru/page_1_21_0p.html)
***

И.Д. Сытин в своем рабочем кабинете. Фото 1916 года.

Анатолий Иващенко. Жажда

Ванька Сытин еле осилил три класса, когда сбежал из школы от зубрежки, из-за которой слова теряют смысл и превращаются в череду звуков. Казалось бы, с грамотой навсегда покончено. Ничего не вышло и в лавке у дяди, державшего в Нижнем Новгороде меховую торговлю. Больше повезло у бездетного купца Шарапова в Москве, имевшего магазин религиозной литературы.
За прилавок, понятно, не поставили. Мел полы, растапливал печи, ставил самовар, разносил заказы… И так до тех пор, пока не вышел в камердинеры – обслуживать хозяина в его покоях. Тогда-то он их и увидел.
В кожаных переплетах они стояли плотными рядами за стеклами дубовых шкафов, золотились корешками, и каждую хотелось потрогать, чтобы потом медленно открыть и листать белые страницы с роскошными гравюрами, приглядывая, чтобы с оплавленной свечи не скатилась капля воска.
Иван Сытин проглатывал книгу за книгой, огорчаясь, что жечь свечи разрешалось только до 10 часов. И все в нем переворачивалось вверх дном! Выходит, если вселенная стала результатом взрыва крохотной плотной частицы вещества, то нечто подобное может взорваться и в твоей душе, чтобы потом постоянно и безгранично расширяться.
Судьба Ивана Сытина окончательно определилась, когда в типографиях он увидел, как рождаются книги.

По достижении совершеннолетия Ивану положено было жалованье в 5 рублей и новое назначение – он стал помощником заведующего шараповской лавкой в Нижнем Новгороде. Там ему в голову пришла идея создать целую сеть коробейников, которые торговали бы вразнос.
Для этого перво-наперво надо было понабрать практичных и честных людей, которым можно дать товар в долг; Сытину подбор удался, помощники повалили к нему, чтобы прибыльно торговать "святыми картинками". В малограмотную бедную деревню несли они не книги. То были лубки, сонники, оракулы, письмовники, традиционные "Бова" и "Еруслан".
Чтобы завоевать своего покупателя, Сытину потребовалась собственная литография, способная выпустить более привлекательные "картинки". Поручительство на кредит под новое дело дал Шарапов. Сытин к тому времени обзавелся семьей и поэтому работал за двоих. Чуть свет корпел в литографии, разрезая листы с оттисками, а потом привычно становился за прилавок.

С маленькой этой литографии и началось знаменитое товарищество "И.Д. Сытин и Ко". Оно образовалось в феврале 1883 года, а через 6 лет на Всероссийской промышленной выставке в Москве красочные лубки товарищества были удостоены серебряной медали. Увидев их, академик живописи Михаил Боткин от восторга всплеснул руками и предложил Сытину взяться за издание копий картин самых популярных художников. Дело было неведомое, но Иван Дмитриевич рискнул. И не ошибся, что еще выше подняло его авторитет.
Вскоре судьба свела Сытина с близким другом Льва Николаевича Толстого В.Г. Чертковым, предложившим преуспевающему предпринимателю заняться изданием большой серии книг для народа, которая состояла бы из произведений лучших писателей России. Чертков уже стучался в дверь многих книжных тузов, но тщетно. Никто не хотел влезать в затею, которая не обещала высоких прибылей. Иван Дмитриевич загорелся этим замыслом. Та встреча заложила основу издательства "Посредник".
Сытин писал впоследствии: «Это была не работа, а священнослужение, я вел свое все развивающееся дело. Рядом шло дело "Посредника". Я был счастлив видеть интеллигентного чистого человека, так преданного делу просвещения народа. Л.Н. Толстой тоже принимал самое близкое участие в деле печатания, редакции и продажи книг».

Успех новой серии оказался ошеломляющим: за 15 лет в свет были выпущены произведения Пушкина, Крылова, народные былины, стихи Кольцова, в специальных выпусках для детей – "Хижина дяди Тома", "Робинзон Крузо", "Избранные сказки" по Афанасьеву, кроме того – книги по вопросам медицины, воспитания; росли и доходы товарищества.
В 1892 году товарищество стало выпускать журнал "Вокруг света", купленный у братьев М.А. и Е.А. Вернеров. Чтобы издание встало на ноги, Сытин привлек таких именитых авторов, как Д.Н. Мамин-Сибиряк, К.М. Станюкович, художника Н.Н. Каразина… Если исходный тираж не превышал 5 тысяч экземпляров, то через год достиг 15 тысяч. В качестве приложений к журналу стали выходить произведения Жюля Верна, Майна Рида, В. Гюго, А. Дюма…
Итак, лубки, репродукции картин, книги, журнал, своя полиграфическая база в Нижнем и в Москве, торговля по всей России. Не хватало лишь влезть еще в газетное дело. Отмахивался от него Иван Дмитриевич, да, видно, от судьбы не уйдешь. Заварилось все со случайной встречи с Антоном Павловичем Чеховым.
Вот как описывал это событие Иван Дмитриевич: «Антон Павлович, приезжая в Москву, всегда останавливался в гостинице "Большая Московская" в номере пять, который выходил окнами на Иверскую часовню. В ночной тишине он часто подолгу смотрел на толпу народа, стекавшуюся к часовне в полночь, к общему молебну Богоматери. О чем бы мы ни беседовали, он обязательно переводил разговор на газету, причем говорил об этом как о деле давно решенном. Видимо, хорошая газета была личной мечтой Чехова, но сам поднять такое дело он не решался…
Я в газетном издательстве ничего не понимал. И все время отнекивался и отшучивался. А Антон Павлович деликатно, но напористо продолжал меня убеждать в ее необходимости, причем даже требовательно убеждал, что здание издательства должно быть "непременно на Тверской».

Теперь предстояло добиться права на выпуск газеты у правительства. Иван Дмитриевич знал, что хотя он не значится в "подрывных социалистах", но слывет слишком уж либеральным, что тоже ничего доброго не сулило. Пришлось словчить.
Через подставных лиц он создал газету, чтобы у себя же ее и купить. Было это в 1902 году; назвал он газету "Русское слово". Главная редакция располагалась в Москве, а в Петербурге открыли филиал. Начали с тиража в 17 тысяч, а в 1916 году довели до 700 тысяч, о чем, за редким исключением, в нынешних газетах даже не мечтают.
Днем и ночью в редакциях не умолкали телефонные звонки, сюда потоком шли телеграммы со всех концов России. Все происходившее в ее губерниях отражалось с такой оперативностью, что председатель Совета министров С.Ю. Витте признавался: "Такой быстроты собирания сведений нет даже у правительства".
Что же двигало Сытиным в его разительной карьере – стремление "из грязи вырваться в князи" да жить в роскоши? Нет. С крестьянской дотошностью он считал каждую копейку, складывал из них рубли, потом тысячи. Ничего лишнего лично для себя не позволял, всегда работал на пределе сил. Как дед и дед его деда копили еще на одну лошадь, еще на одну корову, так и он все сбережения вкладывал в расширение своего беспримерного издательского хозяйства, чтобы расти вместе со своими читателями и почитателями, служить им.
Уже в зените славы он взялся вроде бы за второстепенное дело – календари. Перекидные настольные, большие настенные и малые отрывные – их выпускали и до него. То был товар, порой великолепный. Высокое качество сохранил и Сытин, но он превратил календари в общедоступный источник знаний.
Они назывались "Всеобщий Русский", "Малый всеобщий", "Общеполезный", "Киевский", "Народный-сельскохозяйственный", "Царь-колокол", "Старообрядческий" и т.д. Их выпускалось по 2 миллиона в год. Сытин вспоминал: «В наших календарях впервые появились статьи по разным отраслям знаний. Они выгодно отличаются яркой внешностью и обилием рисунков в тексте».

Грянул октябрь 1917-го. Под откос полетели замыслы Сытина об учреждении общества "Школа и знание", которое намеревалось выстроить сотни тысяч училищных зданий, оборудовать школы, по всей стране открыть Дома книги, построить под Москвой писчебумажную фабрику с городком печатников, со своими школами, больницами, театром, церковью, телеграфом.
Все нажитое Сытин передал новой власти. Ему предлагали стать во главе Госиздата. Отказался, сославшись на 3-классное образование. Остался уполномоченным своей бывшей типографии. Из дома на Тверской его, слава богу, не выселили. Дни коротал над рукописью воспоминаний "Жизнь для книги". Вышла она только в 70-х годах. Да и то лишь благодаря находчивости сына: он придумал версию, будто рукопись только что найдена. А ее годами отвергали…
(Источник - http://www.peoples.ru/finans/undertake/sutin/)
***