[ Обновленные темы · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Литературный форум » Я памятник себе воздвиг нерукотворный » Символизм ( конец XIX-XX вв) » Хаггард Г.Р. - английский писатель, публицист и юрист (22 июня 2011 года - 155 лет со дня рождения)
Хаггард Г.Р. - английский писатель, публицист и юрист
Nikolay Дата: Понедельник, 02 Май 2011, 11:33 | Сообщение # 1
Долгожитель форума
Группа: Заблокированные
Сообщений: 8927
Награды: 168
Репутация: 248

ХАГГАРД ГЕНРИ РАЙДЕР
(22 июня 1856, Браденем, Норфолк, — 14 мая 1925, Лондон)

- известный английский писатель и публицист, юрист и специалист по агрономии и почвоведению; классик мировой приключенческой литературы, наряду с Льюисом Кэрроллом и Эдгаром По основоположник жанра фэнтези.

По образованию юрист. Служил колониальным чиновником в Южной Африке, много путешествовал. Творчество Хаггарда тяготеет к экзотике, идеализации прошлого. Романы Хаггарда «Копи царя Соломона» (1885), «Дочь Монтесумы» (1893), «Прекрасная Маргарет» (1907) проникнуты симпатией к угнетённым народам колоний, отличаются увлекательным, динамичным сюжетом, познавательны. В поздних произведениях «Перстень царицы Савской» (1910), «Дитя бури» (1913), «Священный цветок» (1915) и др. сильны элементы мистики, проповедуется культ белого человека. В общественных и экономических вопросах придерживался крайне консервативных взглядов; его книга «Сельская Англия» (1902) вызвала резкую критику В. И. Ленина….

…После окончания адвокатуры между 1875 и 1881 жил в Южной Африке: был сначала секретарем Генри Булвера — губернатора провинции Наталь, потом в 1878 году стал управителем и регистратором Верховного суда в Трансваале. Затем осел в Англии и занялся сельским хозяйством и литературным трудом. Изъездил всю Англию, составив доклад о состоянии сельского хозяйства и положении сельского населения.

В 1884 году сдал соответствующий экзамен и стал практикующим адвокатом. Впрочем, адвокатская практика Хаггарда не привлекала — ему хотелось писать. Хаггард с немалым успехом пробовал свои силы в сочинении исторических, психологических и фантастических рассказов. Всё им созданное отмечено богатым воображением, необычайным правдоподобием и масштабностью повествования. В награду за труды во благо Британской империи он был возведен в рыцарское достоинство (1912).

Творчество
Всемирную известность Хаггарду принесли романы о приключениях в Южной Африке, в которых существенную роль играет фантастический элемент; постоянная заворожённость автора затерянными мирами, руинами древних загадочных цивилизаций, архаическими культами бессмертия и перевоплощения душ сделали его (в глазах многих критиков) одним из безусловных предтеч современного фэнтези[источник не указан 699 дней]. Популярный герой Хаггарда, белый охотник и искатель приключений Аллан Квотермейн является центральным персонажем многих книг.

Приключения Аллана Квотермейна
1885 — «Копи царя Соломона» (King Solomon’s Mines), снят фильм «Копи царя Соломона»
1887 — «Аллан Кватермэн: описание его дальнейших приключений и открытий в компании с баронетом сэром Генри Куртисом, капитаном Джоном Гудом и неким Умслопогаасом» (Allan Quatermain: Being an Account of His Further Adventures and Discoveries in Company with Sir Hehry Curtis, Bart., Commander John Good, and one Umslopogaas)
1889 — «Месть Майвы» (Maiwa’s Revenge)
1912 — «Мари» (Marie)
1913 — «Дитя бури» (Child of Storm)
1915 — «Священный цветок» (The Holy Flower)
1916 — «Дитя слоновой кости» (The Ivory Child)
1916 — «Конченные» (Finished)
1920 — «Древний Аллан» (The Ancient Allan)
1921 — «Она и Аллан» (She and Allan)
1924 — «Хоу-хоу, или Чудовище» (Heu-Heu, or the Monster)
1926 — «Сокровища озера» (The Treasure of the Lake)
1927 — «Аллан и боги льда: история начал» (Allan and the Ice Gods: A Tale of Beginnigs)

Приключения Айеши
1887 — «Она: история приключения» (She: A History of Adventure)
1905 — «Айеша: возвращение Её» (Ayesha: The Return of She)
1923 — «Дочь мудрости: жизнь и любовный роман Той-Которая-Подчиняет» (Wisdom’s Daughter: The Life and Love Story of She-Who-Must-Be-Obeyed)

Другие произведения
1889 — «Клеопатра»
1890 — «Всемирное желание» (The World’s Desire), в соавторстве с Эндрю Лэнгом
1891 — «Эрик Светлоокий» (Eric Brighteyes, эпический роман о викингах)
1893 — «Дочь Монтесумы»
1894 — «Люди тумана» (The People of the Mist)
1895 — «Сердце мира» (Heart of the World)
1896 — «Колдун» (The Wizard)
1903 — «Стелла Фрегелиус: история трех судеб» (Stella Fregelius: A Tale of Three Destinies)
1906 — «Бенита: африканский роман» (Benita: An African Romance)
1907 — «Прекрасная Маргарет»
1908 — «Жёлтый бог: африканский идол» (The Yellow God: An Idol of Africa)
1909 — «Хозяйка Блосхолма» (The Lady of Blossholme)
1910 — «Перстень царицы Савской» (Queen Sheba’s Ring)
1911 — «Махатма и заяц: история во сне» (The Mahatma and the Hare: A Dream Story)
1918 — «Вечная любовь» (Love Eternal)
1919 — «Когда мир встряхнулся: описание великих приключений Бастина, Бикли и Эрбютнота» (When the World Shook: Being an Account of the Great Adventure of Bastin, Bickley, and Arbuthnot)
1920 — «Смит и фараоны» (Smith and the Pharaohs) Сборник произведений
Владычица Зари
Жемчужина Востока
(Источник – Википедии; http://ru.wikipedia.org/wiki/Хаггард,_Генри_Райдер)
***

А.Темчин. Роман и история
(Хаггард Г.Р. Собрание сочинений: в 12 т. Т. 1. - Калуга: изд. Библио, 656 стр)

Творчество популярного английского романиста Генри Райдера Хаггарда (1856-1925) широко известно у нас по переводам романов "Копи царя Соломона" и "Дочь Монтесумы", относится к тому времени, когда в мировой исторической науке происходили многочисленные и глубокие изменения. Дешифровка египетской иероглифики и месопотамской клинописи уже к 80-м годам прошлого века, когда Хаггард только начинал литературную деятельность, представила довольно значительный объем сведений, полученных не через вторые и третьи руки (греков, римлян, арабов), а непосредственно из памятников великих цивилизаций Ближнего Востока. Г. Шлиман в 70-80-е годы раскапывает легендарную Трою и златообильные Микены; А.Эванс около 1900 г. открывает древние города на Крите; Европа с некоторым трудом и неудовольствием убеждается в отсутствии у нее фатального превосходства над Древней Индией; истинную сенсацию вызывают находки храмовых ансамблей в джунглях Камбоджи.

На Яве идет реставрация средневекового буддийского храма Боробудур. Заново открывается доколумбова Америка. В Египте раскопки ведут все, даже американцы. Увлечение историей делается всеобщим: статьи Шлимана о Трое, писавшиеся прямо в археологической траншее, или газетные сообщения об открытии библиотеки ассирийского царя Ассурбанапала читаются, как бюллетени театра военных действий. Египет привлекает особое внимание и ученых всего мира, и самых широких кругов публики. Крупнейшие египтологи - Г. Бругш, Г. Масперо, А. Эрман - пишут популярные исторические книги, а Г. Эберс - даже романы.

Хаггард ступает, таким образом, на хорошо возделанную почву, почему и обращается к самым разным темам: тут и "Дочь Монтесумы", и "Перстень царицы Савской", и "Копи царя Соломона", "Дочь повелителя Анахуаке", романы на египетские сюжеты и др. В Египте, который произвел на писателя неизгладимое впечатление, Хаггард побывал дважды; он много ездил по стране, знакомился с людьми и городами, наблюдал работу археологов; с древностями страны его знакомили такие блестящие ученые, как Г.Бругш, Э.Бадж, Г.Картер, тот самый, кто открыл позже знаменитую гробницу Тутанхамона. Тем не менее в первой из своих книг на египетские сюжеты Хаггард не уходит слишком далеко по нисходящей лестнице времени. Уже первые строки романа "Клеопатра" показывают нам, что автор создает здесь еще одну легенду о знаменитой царице, ставшей и без того героиней великого множества легенд. Вероятно, Клеопатра VII, последняя повелительница независимого Египта перед римским нашествием, заслуживала лучшей участи, нежели превращения в главное действующее лицо бесчисленных эротических приключений самого разнообразного свойства. Так или иначе устранив после смерти отца, Птолемея XII Авлета, двух царей, она сама делается фактически женщиной-царем; она, можно думать, питала честолюбивые замыслы восстановления Египта в границах поры расцвета македонской династии и, во всяком случае, смогла на довольно долгое время уберечь страну от последнего - и безнадежного - столкновения с набиравшей силу громадой Рима. Если при этом она умело пользовалась и своим безмерным очарованием (ясно видимым даже на портретах с монет), то, несомненно, еще более того ей помогала здесь ее огромная и разнообразная одаренность. "Ибо красота этой женщины, - пишет Плутарх, - была не тою, что зовется несравненной и поражает с первого взгляда, зато обращение ее отличалось неотразимою прелестью, и потому ее облик, сочетавшийся с редкою убедительностью речей, с огромным обаянием, сквозившим в каждом слове, в каждом движении, накрепко врезался в душу. Самые звуки ее голоса ласкали и радовали слух, а язык был точно многострунный инструмент, легко настраивающийся на любой лад - на любое наречие, так что лишь с очень немногими варварами она говорила через переводчика, а чаще всего сама беседовала с чужеземцами - эфиопами, троглодитами, евреями, арабами, сирийцами, мидийцами, парфянами. Говорят, что она изучила и многие иные языки, тогда как цари, правившие до нее, не знали даже египетского, а некоторые забыли и македонский". После поражения в битве при Акциуме "последняя представительница династии Птолемеев предпочла укус аспида колеснице триумфатора", - пишет известный французский историк эллинизма Пьер Левек. Современная историография, таким образом, не подвергает сомнению версию гибели царицы, принятую со времен древности.

Хотя роман и носит имя Клеопатры, центральная фигура в нем скорее не она, а потомок местной XXX царской династии, священнослужитель Гармахис. В его поддержку составляется заговор против захватившей его наследие беспутной македонянки, ради него готова подняться половина страны. Его запоздалая месть губит в конце концов и Клеопатру, и Антония, и Египет. Но ко времени восшествия на престол Клеопатры VII македонская династия правила страной уж без малого три столетия; Александра Великого, приведшего в Египет македонян, все это время чтили как освободителя от ненавистных персов. Как сам основатель династии - Птолемей I Сотер, так и наследники его тщательно и не без успеха следили за тем, чтобы местные и инородные элементы структуры их государства сочетались возможно лучшим образом, - шла ли речь об отношениях между туземным населением и пришельцами, о религии или обычаях. Правда, поздняя история птолемеевского Египта изобилует народными волнениями. Но вызваны они были не высокими патриотическими побуждениями (тогда не особенно понятыми) или воспоминаниями о былой славе страны на Ниле, а резким ухудшением состояния хозяйства. В древности вообще люди довольно часто проявляли удивительную для нас терпимость к чужой религии, языку и нравам; Клеопатре же удалось, видимо, наладить в какой-то мере изношенный механизм управления государством. У Гармахиса, таким образом, шансов на успех было не так много, даже если б его и не предали.

Если первый из представляемых здесь романов Хаггарда касается событий сравнительно хорошо известной поры, второй - "Владычица Зари" - уводит нас в одну из темных эпох существования египетского государства, в так называемый II Переходный период. К концу XII династии расцвет Египта сменяется быстрым упадком, разделением страны на ряд враждующих между собой княжеств, что привело затем к вторжению северо-восточных кочевых племен, которых греки впоследствии именовали гиксосами. Завоеватели более ста лет удерживали за собой Дельту; в Верхнем Египте продолжал править - по крайней мере номинально - местные царские дома. О гиксосских царях известно довольно мало; но такие имена, как Апепи (Апопи) или Хиан (Хайян), не плод фантазии Хаггарда. Несколько последних верхнеегипетских царей XVII династии - вопреки более или менее деятельному противодействию собственных вельмож - пытаются отбить Дельту и восстановить страну в ее давних привычных пределах. Секененра III это стоило жизни: он погиб, видимо, в битве; сохранившееся до наших дней тело его покрыто множеством ужасных ран. После него войну продолжает царь Камос, но окончательный успех стал уделом лишь наследника его, Яхмоса I, прозванного затем Освободителем. Его самого и так называемую Великую жену его, царицу Нефертирит, египтяне благодарно чтили в течение долгого ряда поколений. Объединение страны произошло, следовательно, в результате военной победы, а не династического брака, как у Хаггарда.

Посреди романа автор смело ведет своих героев в далекую Месопотамию, хотя в сколько-то постоянное общение с нею Египет вступает лишь спустя столетия. Для Месопотамии идут тогда последние десятилетия эпохи I династии Вавилона, государство неудержимо клонится к упадку перед иноземным - касситским - нашествием. Сколько-то достоверных синхронизмов между египетской и вавилонской хронологиями этого времени нет; нельзя поэтому судить, был ли Амми-Дитана (либо Самсу-Дитана), возможный исторический прототип хаггардовского царя Дитаны, современником Набхеперра Антефа, возможного исторического прототипа хаггардовского царя Антефа Хеперра. Но кем бы ни был великий Дитана, поход его войск на Египет надо признать совершенно немыслимым; торной дорогой всех нашествий, пережитых страной, всегда была густо населенная Сиропалестина, а не пустыня. Ничего похожего на тайное общество Утренней Зари, которое являет собою нечто среднее между герметически замкнутыми сектами времени эллинизма, иезуитами и рыцарями Храма, в Египте этого времени не известно; проповедь почти что монотеистической религии с явными отзвуками позднего христианства также неправдоподобна: первая - и неудачная - попытка создания мировой монотеистической религии делается царем Эхнатоном спустя примерно два столетия после завершения II Переходного периода. Много в книге и других отклонений от сравнительно твердо установленных исторических данных.

Но не станем искать у писателя того, чего у него нет и к чему он даже не стремился; роман - не история хотя бы потому, что читатель его никогда не знает в точности, где бывшее сменяется вымышленным. Книги Хаггарда не об этом; главное в них - вечные дела и чувства человека: война, мир, любовь, долг, верность, сила, вера, возмездие; это интересует автора - и нас вслед за ним - куда больше, чем верность изображаемого исторической истине. Особую же яркость им придает мощный, вечно юный дух Древнего Востока; быть может, поэтому книги Хаггарда живут столь долго и, надо думать, переживут иные сочинения, написанные более точно, но менее живо и увлекательно.

Романы Хаггарда стали переводить на русский сразу после появления их; "Царица Савская", к примеру, вышла в России уже в 1891 г., а в 1915-м издано даже собрание его романов; существуют и более поздние переводы. Между тем перевод - особенно на русский - есть не одно языковое перевоплощение книги: решительным образом меняется и круг читателей ее. Хаггард обращался прежде всего к европейскому читателю, при необходимости имевшему под рукой обширную научную литературу по интересующему его предмету. Читатель же русский вечно страдал от недостатка ее, а русский писатель, - отчасти, видимо, и по этой причине, - берясь за исторические темы, почитал себя обязанным уведомить просвещенного и любознательного читателя о том, что вымыслу он уделил в своем сочинении весьма скромное место. Английский писатель этого делать не станет. Но у нас (особенно теперь) обостренный интерес к истинности того, что нам преподносят в качестве описания тех или иных событий. Понимая, что Г.-Р.Хаггард не стремился к исторической точности, мы в комментарии все же отмечаем явные отклонения от нее, допущенные автором намеренно или ненамеренно.
А. Темчин
(Источник - http://lib.ru/HAGGARD/istoria.txt)

***

Генри Райдер Хаггард

Прославился своими историко-приключенческими романами, география которых очень широка: Южная Африка, Египет, Перу, Мексика, Нидерланды, Испания, Англия. Во многих из этих стран Хаггард, заядлый путешественник и дотошный исследователь, побывал. Главным источником творчества Хаггарда стала Африка, историю, культуру (и даже некоторые местные языки, в частности, зулусский), мифологию которой он блестяще знал: в молодости он служил правительственным чиновником в Южной Африке, впоследствии неоднократно возвращался в эти края. Многие "африканские" романы (самый известный - "Копи царя Соломона", 1885 ) Хаггарда строятся вокруг фигуры Алана Квотермейна - воплощения идеальных качеств английского джентльмена. Из "египетских" романов наиболее известен "Клеопатра" (1909), в котором занимательность блестяще сочетаетсся с исторически достоверными реалиями. Хаггард был глубоко знаком с восточными религиями и мистическими учениями, его интересовала тема смерти, неотвратимости судьбы. В этом отношении особенно интересны романы, в центре которых фигура Айши, "проникшей в тайну жизни", и прежде всего роман "Она" (1887), впоследствии многократно экранизированный. Мастерство увлекательной интриги проявилось в таких романах писателя, как "Дочь Монтесумы "(1893), "Перстень царицы Савской" (1910). Несколько слабее в этом отношении романы, действие которых происходит в Англии, но и среди них есть произведения, оставшиеся в истории национальной литературы: "Прекрасная Маргарет" (1907), "Хозяйка Блосхолма" (1909). Богатейшая фантазия, умение строить увлекательный сюжет, превосходный талант рассказчика - все это обеспечило произведениям Хаггарда громадную популярность, тиражи его книг были больше, чем у Р.Л.Стивенсона и А.К.Дойла. Как публицист Хаггард был известен своими работами о сельской Англии, по поводу исчезновения которой он глубоко скорбел. В 1911 г. писателю за заслуги было пожаловано рыцарское звание.
(Источник - http://www.peoples.ru/art/literature/prose/haggard/)
***

Биографический очерк
(Отрывок)

Генри Райдер Хаггард (22 июня 1856, Браденем, графство Норфолк - 14 мая 1925, Лондон) - английский писатель. В приключенческих романах «Копи царя Соломона» (1885), «Дочь Монтесумы» (1893) современному прагматизму противопоставлен мир экзотики, далёкого прошлого. В поздних сочинениях (роман «Дитя бури», 1913) поэтизировал «сильную личность», оправдывал колониализм.

Родился в семье норфолкского сквайра Уильяма Хаггарда, он был восьмым из его десяти детей. С детства у Хаггарда были сложными отношения с властным, авторитарным отцом, многое определившие в его характере, судьбе и взгляде на мир, и добрые, исполненные глубокой привязанности и взаимопонимания отношения с матерью, сохранившиеся до конца её дней.

Райдер не получил хорошего систематического образования, он не посещал общественную школу ("public school") - один из семи братьев: в семье не сочли, что он подаёт большие надежды. Между тем Райдер с ранних лет проявил яркое оригинальное воображение, его влекли судьбы древних цивилизаций, в частности, египетская, рано начала волновать тема смерти, отнюдь не воспринимавшаяся как конец, утрата сущности. Испытал он интерес и к спиритуализму, мистике, что было в 60-70-е годы весьма распространено в тех кругах английского общества, где вращалась его семья. В девятнадцать лет Райдер глубоко и, как выяснилось, на всю жизнь полюбил дочь жившего по соседству сквайра, Лили Джексон. Но отец счёл преждевременным намерение сына жениться и почёл за лучшее отправить его в Южную Африку - секретарём английского наместника Генри Булвера (сына известного писателя Бульвера-Литтона). Так была разрушена его единственная настоящая любовь, как писал впоследствии Хаггард.

Круто поломав личную судьбу молодого человека, поездка в Южную Африку, где он провёл четыре года (и впоследствии многократно возвращался туда), определила его дальнейшую творческую судьбу: именно Африка стала для Хаггарда неисчерпаемым источником тем, сюжетов, человеческих типов его многочисленных книг, да и сама тоска по утраченной любви стала одной из определяющих тем произведений писателя, воплотившись в необычных образах. Африка дала Хаггарду и упоительное чувство личной свободы: по роду деятельности и из любви к путешествиям он много ездил по Наталю и Трансваалю, провинциям Южной Африки (за Трансвааль постоянно шла борьба между британской колониальной администрацией и бурами, потомками голландских поселенцев), покорённый безграничными просторами африканского вельда, красотой неприступных горных вершин - эти своеобразные пейзажи Хаггард поэтично и романтично воссоздал во многих своих романах. Он увлекался занятиями, характерными для английского джентльмена в Африке, -
охотой, поездками верхом и т.п. Впрочем, в отличие от многих соотечественников, его интересовали и нравы местных жителей, зулусов, их история, культура, легенды - со всем этим Хаггард познакомился из первых уст, выучив вскоре зулусский язык. Он усвоил традиционную для "англичанина в Африке" нелюбовь к бурам и покровительственно-доброжелательное, патерналистское отношение к зулусам, для которых, полагал Хаггард, как и подавляющее большинство его соотечественников, владычество англичан было благом (впрочем, как можно судить по отдельным его высказываниям, он отдавал себе отчёт в разрушительном воздействии английского вторжения на традиционные зулусские обычаи). Эту позицию "просвещённого империализма" Хаггард сохранил до конца жизни.

Впечатления переполняли молодого Р.Хаггарда, и он стал вести дневник (привычка, сохранявшаяся у него всю жизнь, и очень облегчавшая ему, а впоследствии и его биографам, работу), затем делиться ими в своих статьях, помещённых в местных, а также английских журналах. Постепенно накопился материал для его первой книги "Кетайво и его белые соседи" (1882), изданной вскоре по возвращении в Англию, - краткая история Трансвааля и, кроме того, зулусских племен, их вождей, их бесконечных военных столкновений. Имена Умбелази, Кетайво, Чаки многократно встречаются впоследствии в "африканских" романах писателя. Все больше крепло желание попробовать силы в прозе - так появились романы "Восход" (1884) и "Голова колдуна" (1884) - оба о современной ему Англии. Оба - пухлые 3-томные мелодраматические любовные истории, написанные в этом популярном с начала XIX века жанре, представленном именами Маргарет Олифант, Уолтера Безанта, Шарлотты Янг.

Тоска несостоявшейся любви, утраченной возлюбленной, надежда воссоединиться с ней после смерти, мотив вечной любви - все эти настроения, отражающие смятение души молодого писателя, звучат в романах, в целом несовершенных, рыхлых, первых пробах пера. Но уже пробиваются истинно хаггардовские интонации: во второй части "Головы колдуна", где действие переносится в Африку, повествование обретает тот романтический и вместе с тем документальный колорит, который отличает сложившуюся впоследствии манеру писателя. Впервые с ошеломляющей силой она дала почувствовать себя в "Копях царя Соломона" (1885), без преувеличения одной из лучших книг писателя. Любопытна история написания романа. В 1883 вышел ставший всемирно знаменитым "Остров сокровищ" Р.Л.Стивенсона. Между Райдером и одним из его братьев состоялся шутливый разговор. "Держу пари, ты не сможешь написать книгу в этом роде", - поддел Райдера его брат. С негодованием тот принял вызов. Через шесть недель (!) роман "Копи царя Соломона" был написан. По счастливому стечению обстоятельств он попал в руки редактора Эндрью Лэнга (впоследствии постоянного литературного советчика и друга Хаггарда, а однажды и его соавтора). Роман был немедленно принят в издательстве "Cassell", по выходу имел громадную рекламу, был с восторгом принят критиками и читателями. Читающая публика, которой до той поры мало что было известно о Чёрном Континенте (разве что роман Олив Шрайнер "Африканская ферма", 1883), теперь стала рисовать себе Африку так, как она представала со страниц "Копей". Феноменальный успех романа объясняется прежде всего тем, что Хаггард уловил и удовлетворил эту потребность среднего массового англичанина в романтических приключениях, одновременно невероятных и в то же время кажущихся столь доступными (хотя приключенческий жанр в английской прозе существовал, естественно, и до Хаггарда: романы В.Скотта, Эйнсворта, Булвер-Литтона, Чарльза Кингсли).

Фантазия Хаггарда оказалась столь мощна и при этом столь замечательно конкретно воплощена, что многие читатели были абсолютно убеждены в доподлинности написанного. Писатель получал письма с просьбой уточнить местонахождение сокровищ в горах "Грудь царицы Савской", на их поиски и в самом деле устремились охотники за алмазами. (Раньше, после того, как в 1867 мальчик-бур действительно нашёл на берегу Оранжевой реки камушек, оказавшийся алмазом, число жаждавших найти сокровища было явно меньше). В этом романе впервые появляется охотник-англичанин Алан Квотермейн, впоследствии герой 17 романов и сборников рассказов писателя. Мужественный, решительный, умеющий найти выход из любых кажущихся безвыходными положений, никогда не теряющий присутствия духа, превосходно владеющий ружьем, великолепный воин и наездник, человек, безгранично преданный своим друзьям и отечеству, и при этом немногословный, отнюдь не рафинированный интеллектуал, Квотермейн стал воплощением английского колониального джентльмена. В нем безусловно угадываются и черты сходства с давшим ему жизнь автором, что впрямую подтверждает он сам: "Алан Квотермейн - это я сам, поставленный в разные выдуманные обстоятельства, это мои мысли и взгляд на жизнь". Существенное замечание, которое, как мы увидим, многое помогает понять в поэтике Р.Хаггарда. Хотя, добавим, исследователи его творчества находили среди африканского окружения Хаггарда и реально существовавших прототипов этого образа. <…>

Хаггард использует в романе - этом и во многих других - весьма выигрышный прием: история рассказывается как мемуары участника событий (а не от имени автора-повествователя), или как публикация будто бы найденной рукописи: все недостатки, промахи и неточности, а также художественные шероховатости относятся, таким образом, на счет сочинителя мемуаров или рукописи.

Алан Квотермейн пользовался такой популярностью у английских читателей, что в скором времени (1887) Р.Хаггард пишет роман, в название которого ставит имя этого полюбившегося всем персонажа. Впрочем, сначала он назывался "Хмурый город". Все те же славные герои, такие же занимательные приключения (в неведомую белому человеку Страну Золота), полные опасностей путешествия, столкновения с местными воинственными племенами. Превосходно вычерчена интрига, прекрасны описания африканских пейзажей. Но - введена героиня, дочь миссионера Флосси Маккензи, которую похищают масаи и которую, нетрудно догадаться, спасают наши герои. Ради этого - осуществления благородной освободительной миссии - и нужна она в романе. И во многих других книгах Хаггарда будет развит этот неорыцарский мотив: спасение прекрасной героини благородным героем или героями. Есть здесь, впрочем, и другие женские персонажи: соперничающие африканские царицы Сориас и Нилепта. Последняя побеждает, - конечно, с помощью наших друзей, и на ней женится... сэр Генри Куртис. А бедный Квотермейн через несколько лет после описанных событий умирает, что ничуть не мешает ему появиться впоследствии еще в 15 книгах. Если какой-нибудь предприимчивый читатель, взяв на себя труд прочитать все книги, где фигурирует имя Алана Квотермейна, попытается в итоге сконструировать из всего немыслимого многообразия пережитых этим персонажем приключений некую хронологически выстроенную последовательность, своего рода "квотермейану", то, скажем сразу, это напрасный труд. Рационально-логический подход в данном случае неадекватен, все эти книги складываются скорее в неупорядоченный цикл легенд, "охотничьих рассказов", приключенческих историй, главное достоинство которых - блестяще разработанный занимательный сюжет, обрастающий многочисленными интересными деталями, которые мог сочинить только человек, превосходно знакомый с культурой и историей Африки.

1887 был невероятно плодотворен для Р.Хаггарда: кроме уже названного "Алана Квотермейна", в том же году были опубликованы еще два романа: "Джесс" и "Она". Первый - романтико-приключенческое произведение: о бескорыстной любви, самоотверженности, самопожертвовании - на фоне современной писателю политической конфронтации между английской колониальной администрацией и бурами. Взаимоотношения сестер Крофт, прекрасной Бесси и умной, бескорыстной до самоотреченности, Джесси, их любовь к капитану Джону Нейлу, происки злобного бура Фрэнка Мюллера, гибель Джесси и благополучное соединение Бесси и Нейла - вся эта история, весьма занимательная, как всегда, отлично рассказана, но в целом перед нами книга, которую можно назвать "типично хаггардовским романом" - таких книг в его творческой биографии будет немало.

А вот роман "Она" стал поистине сенсацией не только в творчестве Хаггарда, но и в литературной жизни Англии тех лет. Более того, ему была суждена долгая жизнь: количество переизданий его не поддается счету, существует масса книг, написанных в подражание этому роману, несколько экранизаций его разных периодов киноискусства. Он переведен на многие языки мира. Для такой небывалой популярности и в самом деле есть основания. Именно в этом романе сполна проявилась особая хаггардовская фантазия, незаурядная образованность писателя, начитанность и глубокие знания в самых разных древних культурах: не только примитивных (Южная Африка), но и утонченных цивилизаций - египетской, греческой, арабской, знакомство с мифологией разных народов. <…>
Естественно и предположение биографов Хаггарда, что в образе Айши воплотилась и трагически несостоявшаяся, всю жизнь мучившая его глубокая любовь к Лили Джексон (в замужестве - Арчер). Этот образ дал психологам и психоаналитикам большую пищу для толкований. Так, Карл Юнг рассматривал Айшу как классический пример "anima" (женственной силы в мужчине), которая помогает мужчине понять сущность женской души, "Anima" - это образ, в который влюбляется мужчина и с которым он идентифицирует свою возлюбленную. Айша, полагает Юнг, была "anima" Хаггарда: в ней воплотил он свой идеал красоты, вечной юности, мудрости, сверхъестественных способностей. В романе действительно силен налет мистицизма, придающий особое качество фантазии писателя, усиливающий силу художественного впечатления некоторых сцен. Одна из самых ярких - сцена исчезновения Айши в Пламени Жизни, ее трансформация в нечто уродливое и жуткое. Облик Айши, при всей ее неземной красоте, несет на себе печать трудно уловимого внутреннего зла. Испытание огнем, через которое Айша проходит в своей бесконечной жизни вторично, на этот раз выявляет его. Возможно, так воплотилась мысль Хаггарда-викторианца о греховности культа плотской любви: красота, служащая плоти, таит в себе зло и превращается в конце концов в уродливое ничто. Поэтичность этой загадочной истории покорила читателей и продолжает покорять их вот уже столетие. Впоследствии Хаггард вернулся к этому образу - "Айша" (1905), "Она и Алан", (1921), "Дочь мудрости" (1923), но той силы художественного впечатления, которой обладает первый роман, достичь ему не удалось.

Тем временем способность Хаггарда к творчеству не оскудевала, он издавал роман за романом, и всякий раз они встречали благосклонный прием у читателя, совершавшего с помощью Хаггарда удивительные путешествия в прошлое, давно ушедшие эпохи и цивилизации, невиданные страны и далекие континенты, манящие своей загадочностью, необычностью, небывалыми сокровищами. Впрочем, писатель обращался и к современности, его особенно волновали заботы сельской Англии, которую он так хорошо знал, а также многие моральные темы (например, современный брак). Приходится, однако, признать, что такого роды романы (в ранний период это "Полковник Кваритх, кавалер ордена Виктория Кросс", 1888, "Беатрис", 1890) намного слабее тех, действие которых происходит в чужеземных странах, где романтические приключения просто в природе вещей. Писатель и сам чувствовал это, поэтому даже в "современные" романы старался ввести свой излюбленный мотив поиска сокровищ. (В "Полковнике Кваритхе" обедневший дворянин ищет фамильные драгоценности своей невесты - "сокровище де ла Молей" спрятанное еще при Кромвеле, - и, понятно, находит).

Между тем "география" романов Хаггарда очень расширилась: древний Египет, Перу, Мексика, Нидерланды, Исландия, Испания - диапазон во времени и пространстве, как видим, весьма широк. При этом Хаггард стремился не только к книжному, заочному знакомству с экзотическими странами - он был неутомимым путешественником и не раз посетил Египет, был и в Исландии, и в Мексике. Результатом поездки в Исландию стал поэтический роман "Эрик светлоокий" (1891), написанный как подражание древним исландским сказаниям, стилистику и образность которого высоко оценили даже профессионалы-скандинависты. После поездки в Египет Хаггард пишет "Клеопатру" (1889) и "Мечту мира" (1890, в соавторстве с Э.Лэнгом), романы, входящие в число наиболее ярких, впечатляющих книг писателя. <…>

Египетская царица Мериамун, героиня "Мечты мира" - в значительной мере вариант Клеопатры. <…>
Писатель продолжал возвращаться в своем творчестве и к неисчерпаемой африканской теме, точнее, Африка, ее пейзажи, нравы, обычаи, история чернокожих народов, романтически осмысленные, по-прежнему оставались фоном приключенческих и исторических романов писателя. "Месть Майвы" (1888) - очередные охотничьи приключения Квотермейна, а вот роман "Нада, царица лилии" (1892) - попытка создания зулусского эпоса, в котором фигурируют Амслопогаас, Чака и другие реальные исторические лица, персонажи многих романов Хаггарда. Есть основания говорить, что Хаггард сделал для зулусов то же, что Ф.Купер для американских индейцев: художественно воссоздал и при этом сильно романтизировал их историю. В основном это писания всевозможных военных и династических столкновений, воспроизведенные очень красочно, со знанием бытовых и исторических реалий, на фоне которых и протекают невероятные приключения белых героев.

В романе "Нада, царица лилии" Хаггарду удивительно удались картины дикой природы, а описание жизни волчьей стаи отчасти послужило импульсом Р.Киплингу, по его собственному признанию, к истории Маугли в "Книге Джунглей".

Но самой большой удачей Хаггарда в 90-е годы можно, без сомнения, считать его роман "Дочь Монтесумы" (1893), написанный вскоре после поездки в Мексику. Хаггард отправился туда по приглашению Джона Глэдвина Джебба, известного исследователя Мексики, знавшего страсть писателя к необычным путешествиям и пригласившего его в совместную поездку в страну древних ацтеков - познакомиться с уникальной культурой этого народа, а также попытаться отыскать зарытые сокровища Монтесумы, о которых ходили самые невероятные слухи. Внезапная смерть сына прервала в самом начале поездку по Мексике, убитый горем писатель возвратился в Англию. И все же спустя несколько лет роман был написан. Как никакая другая книга Хаггарда, он насыщен удивительными приключениями, но в то же время именно этот роман имеет добротную историческую основу, довольно точно воссоздающую реальные события истории Мексиканской Конкисты, т.е. завоевания Мексики испанцами в начале XVI века. <…>

Человек неуемной энергии, Хаггард был известен и как видный политический деятель. Мы помним, что он начинал карьеру со службы в Южной Африке на посту представительного чиновника британской администрации. Затем он оставил службу ради творчества. Но в последние два десятилетия своей жизни вновь бурно включился в политическую жизнь страны. Хаггард баллотировался в парламент на выборах 1895 (но проиграл), был участником и консультантом бесконечного количества всевозможных правительственных комитетов и комиссий по делам колоний, а также сельскому хозяйству. Консерватор, строгий викторианец, горячий патриот, он считал себя защитником своей нации и культуры. В его взглядах были весьма сильны, как уже отмечалось, черты империалистического миросозерцания, что не удивительно для человека его круга, и эпохи. Заслуги Хаггарда были оценены властью по достоинству: в 1911 король Георг V пожаловал ему рыцарское звание. <…>
(Васильева И. Уникальный талант рассказчика. // Хаггард Г.Р. Собрание сочинений: в 12 т. Т. 1. М., 1991)
(Источник - http://encyklopedia.narod.ru/bios/lit/haggard/haggard.html)

***

Прикрепления: 7630223.jpg(11.5 Kb) · 2272421.jpg(42.4 Kb) · 5246983.jpg(13.0 Kb) · 9880525.jpg(14.4 Kb) · 7600555.jpg(13.4 Kb)


Редактор журнала "Азов литературный"
 
Литературный форум » Я памятник себе воздвиг нерукотворный » Символизм ( конец XIX-XX вв) » Хаггард Г.Р. - английский писатель, публицист и юрист (22 июня 2011 года - 155 лет со дня рождения)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск: