[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Литературный форум » Наше творчество » Творческая гостиная » Двойные игры (Короткий, остросюжетный любовный роман)
Двойные игры
Марина (Marine28)Дата: Понедельник, 22.09.2014, 22:51 | Сообщение # 1
Зашел почитать
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 23
Награды: 1
Репутация: 0
Статус:
Юность девушки Даши попало на сложное, опасное время. Она была беззаботной студенткой, а вокруг была политическая нестабильность, страх и опасности. Даша любит двоих замечательных парней. Они готовы отдать за нее жизнь и спасти от любых бед. А она очень часто попадает в непростые ситуации. Сможет ли Даша пережить сложности, не потерять себя и сделать правильный выбор?
Действие романа начинается в 2003 году на юге России, в выдуманном городе Альинске. Никаких аналогий с другими городами можно не проводить, любые совпадения случайны.


Сообщение отредактировал Marine28 - Понедельник, 22.09.2014, 22:52
 
Марина (Marine28)Дата: Понедельник, 22.09.2014, 22:53 | Сообщение # 2
Зашел почитать
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 23
Награды: 1
Репутация: 0
Статус:
Глава 1
-Ну вот, все и закончилось. Я победил! Хотя, кто бы сомневался...

Владимир Андреевич Балашов самодовольно взглянул на себя. В большом настенном зеркале его рабочего кабинета отражался видный, уверенный в себе мужчина. Всего сорок лет — и уже губернатор Альинской области, одной из самых развитых на юге страны! Эту область можно прекрасно использовать, выкачать из нее все деньги. С этого дня он и будет заниматься этим в своем шикарном рабочем кабинете Правительства Альинской области.

Вчера завершились выборы губернатора, а сегодня, в пятницу, был его первый рабочий день в новом статусе. До этого времени Балашов был учредителем крупной строительной фирмы. Начиная с девяностых годов, он строил большинство крупных зданий как самом Альинске, так и в пригородах. Жилые микрорайоны, здания университетов и техникумов, школы и сады, дворец спорта — все это было его рук дело. Так что, он был знаком с самыми важными людьми в области, и давно уже налаживал с ними связи. Все они были повязаны деньгами и общими темными делами, о которых предпочли бы забыть. В общем, с сегодняшнего дня, двадцатого мая 2003 года, Балашов крепко брал руководство областью в свои сильные руки.

Конечно, были у него и противники, и враги. Его основной конкурент на выборах, предыдущий губернатор Егор Леонов, имел в городе немало сторонников. Кажется, он объявил о своем намерении подать в суд и опротестовать результаты выборов. Этот несчастный еще не знал, что в ближайшее время его по-тихому схватят, когда он, без охраны, поедет на окраину города к любовнице... А потом определят по фальшивому обвинению в Санджары — тюрьму, находящуюся в десяти километрах от Альинска. Следом туда отправится вся команда, работавшая с бывшим губернатором. А когда его семья и сторонники поймут, что случилось, все уже будут запуганы балашовским режимом. На его стороне и милиция, и военные области... Недаром он пообещал силовым структурам поднять областные надбавки к зарплате и обеспечить жильем, а свои обещания он собирался держать. Если же кто-то все равно будет протестовать — добро пожаловать в те же Санжары. О тюрьме среди людей ходили страшные слухи, и попадать туда никто не хотел.

Балашов откинулся в кресле и оглядел свой кабинет. Солидная мебель, современная техника, прекрасно оборудованная маленькая кухня, где секретарша готовила ему чай и кофе... Да, Леонов целых два губернаторских срока провел в этом прекрасном кабинете... А сам он все здесь переделает по-своему, чтобы ничто не напоминало о его политическом противнике.

Подойдя к открытому окну, Владимир Андреевич с наслаждением вдохнул весенний воздух. Здание Правительства находилось в центре Альинска, рядом с центральным городским фонтаном. Вокруг — цветущие каштаны, розовые кусты, причудливые фигуры птиц и зверей... Да, мэр прекрасно обустроил этот город... Вот только он высказывался недавно в своем интервью против него, Балашова. Что же, в Санжарах камер хватит на всех!

Балашов обратил внимание на девушку, проходящую мимо здания Правительства. Привлекло его ярко-желтое платье — давно он не видел, чтобы женский пол старше двенадцати лет такое носил... Девушке явно было не больше двадцати лет. Она была высокой, с развитой женственной фигурой, которую желтое платье прекрасно подчеркивало. Лицо — нежное, чуть загорелое. Волосы и глаза — темные, почти черные. Не то что красавица, но определенно очень привлекательная молодая особа...

Девушка спешила к автобусной остановке напротив здания. Она в нерешительности остановилась около большой лужи, которую было сложно перенести, потом подобрала подол и прыгнула. Туфли она не замочила, но большую сумку выронила и наклонилась, чтобы поднять ее. При этом взору Балашова открылись стройные ножки со слегка выделяющимися мышцами — ноги человека, которые спортом специально не занимается, но в молодости своей ведет весьма активный образ жизни. Балашов почувствовал, как его заполняет желание — подойти к носительнице желтого платья сзади и...

-Какие ноги! - крикнул он в окно. Со второго этажа все было прекрасно слышно. - Я б эти ноги закинул себе на шею...

Девушка выпрямилась. Балашов сам был в шоке от своего поведения и быстро спрятался за стену. Он успел разглядеть, как она широко распахнула глаза и поворачивала голову в поиске источника вульгарного комплимента. Не обнаружив ничего подозрительного, она пожала плечами.

- Хамы, - проговорила она и прыгнула в открытые двери подъехавшего автобуса.

Тем временем в кабинет Балашова зашла Елизавета Викторовна — секретарь. Она работала с ним много лет, еще в строительной фирме. Тридцатипятилетняя Елизавета, может быть, не соответствовала модельным канонам — она была невысокой и полноватой, но более верного человека трудно было найти.

- Владимир Андреевич, пора ехать, - сказала она. - Банкет в «Олимпе» уже начался, вас ждут...

«Олимп» был самым лучшим рестораном Альинска, куда простым людям попасть было невозможно. Именно там Балашов со своей командой собирался отметить победу на выборах.

- Сейчас, Лиза, мне нужно переодеть костюм. А ты будешь переодеваться? Или поедешь в этом, в черном? Вообще, почему ты все время в черном? - Мне нравится этот цвет... - Лизка, у нас праздник. Я видел у тебя в шкафу потрясающее зеленое платье. Яркие цвета радуют меня. Сейчас мы оба переодеваемся и едем... Ты поняла меня?

- Поняла, - вздохнула женщина и пошла переодеваться. Позже, когда губернаторский джип остановился около ресторана «Олимп», Лиза в восторге смотрела на него. Двухэтажное белое здание с колоннами, увитыми плющом, было украшено шариками. Лиза не думала, что когда-нибудь попадет в такое место.

Следом за ней вышел сам Балашов, водитель остался в машине. Словно прочитав ее мысли, губернатор приобнял ее за плечо и проговорил:

- Шикарное место! Правда, Лиза? Мы это заслужили. Что поделаешь — кому «Олимп», а кому и Санджары...
 
Марина (Marine28)Дата: Понедельник, 22.09.2014, 22:59 | Сообщение # 3
Зашел почитать
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 23
Награды: 1
Репутация: 0
Статус:
Глава 2.

- С днем рождения, Дашка!

Сначала комната общежития, где она жила с подругой-однокурсницей, показалась тихой и пустой. Кровати были аккуратно застелены, жалюзи на окнах закрыты. Но, как только она зашла в комнату, тут же включился свет, и она увидела связки воздушных шаров, огромный букет роз на столе, а также красиво упакованную коробку.

Оля прыгнула ей на шею и расцеловала. Даша, сбитая с толку внезапным поздравлением, рассмеялась и обняла подругу.

- Ну вот, тебе исполнилось восемнадцать лет! – с чувством продолжила поздравлять ее Оля. – Ты – в начале взрослой жизни. Желаю тебе любви, исполнения желаний – в общем, всего, что тебе хочется!

- Спасибо, - засмущалась Даша. – Мне очень приятно, правда…

- Это еще не все! – продолжила Оля. – Я приготовила кое-что очень вкусное. Еще у меня припасена бутылочка коньяка.

- Мы что, будем коньяк пить? – удивилась Даша, которая за свою жизнь ничего крепче сухого вина не пробовала, и то – в очень малых количествах.

- Да, а что? Я – уже совершеннолетняя, ты тоже, с сегодняшнего дня. Нужно отметить это событие!

Девушки сели за стол. Ольга проявила себя как отличный кулинар – жареное мясо и салат, приготовленные ею, были действительно очень вкусными.

- Какая ты молодец, - похвалила ее Даша. – Устроила мне настоящий праздник!

- Я-то молодец, - кивнула подруга, - а в группе как? Тебя ребята поздравили?

- Поздравили… даже цветы не подарили, - вздохнула именинница. – Странно как-то…

- Ничего странного, - засмеялась Оля. – Сегодня вечером мы с тобой едем в «Маргелино». Там будут все наши. И вот тогда ты по-настоящему отметишь свое совершеннолетие!

- «Маргелино»?! – изумилась Даша. Это был один из самых популярных ночных клубов в Альинске. Там давали концерты многие знаменитости и крутили клубную музыку лучшие диджеи города. – С ума сошли?! Там же, наверное, очень дорого…

- Не переживай, за все уже заплачено! – рассмеялась Оля. – Осталось только приехать… Ты знаешь, в ночной клуб не слишком весело приезжать трезвыми. Так что, принимаемся за коньяк!
После двух рюмок Даша почувствовала себя захмелевшей, а вот ее подруга продолжала налегать на янтарный напиток с миндальным привкусом и даже извлекла из ящика тонкие дамские сигареты, при этом она совершенно не выглядела пьяной! Ольга вообще была более уверенной и искушенной, больше попробовала и повидала к восемнадцати годам, чем она сама…

Девушки познакомились год назад на вступительных экзаменах в Альинский государственный университет. Даша поступала на факультет иностранных языков, а Ольга – на экономический. Обе прошли по баллам, да еще и заселились в одну комнату общежития. Их жизни до университета были разными: Даша приехала из маленького поселка в ста километрах от Альинска, дома у нее остались родители-учителя и десятилетний брат, жившие в скромном деревянном доме. Кроме родного поселка, Даша мало что видела в жизни, однако родители воспитали ее девушкой образованной и начитанной. Ольга же сбежала от родительской опеки… Отец ее был начальником милиции в одном из районных центров Альинской области. Семья была достаточно обеспеченной, но папа не давал дочке спуску, а ей хотелось жить безо всяких ограничений. Когда она сбежала в Альинск, отец очень рассердился на нее и даже клялся не давать ни копейки… Но, когда он узнал, что дочь поступила в престижный вуз, смягчился и вновь открыл для нее свое сердце и кошелек.

Они составляли интересную пару – интеллигентная, улыбчивая Даша и раскованная, самоуверенная Ольга… Последнюю было видно за версту – высокая, стройная, голубоглазая, с длинными темно-рыжими волосами, всегда модно и сексуально одетая. Ольга сразу подкорректировала Дашин гардероб и научила ее пользоваться косметикой. Яркая брюнетка Даша была по-своему хороша, а Ольгины ухищрения делали из нее просто красотку.

За окном уже темнело… Бутылка коньяка практически опустела, и только теперь по Оле было видно, что она выпила. Ее взгляд, хитрый и заинтересованный, остановился на Дашином ярко-желтом платье.

- Хорошее платье, - одобрительно проговорила она. – Ты в нем пойдешь в клуб?

- О, нет, - Дашу передернуло, когда она вспомнила неприятный инцидент, случившийся около областного Правительства. – Оно, наверное, слишком вульгарное! Ты знаешь, я в центре города, около Правительства, случайно выронила сумку…

И Даша рассказала ей все. Ольга, к ее удивлению, возмущаться не стала, а расхохоталась.

- И что?! – смеялась она. – Мало ли похотливых мужичков? Уж я бы ответила ему пару ласковых!

- Но как? Я же его не увидела…

- Зато он бы меня услышал! Ладно, не хочешь идти в этом платье – не ходи. Распакуй коробку, там твой подарок.

В коробке оказалось платье, от вида которого Даша потеряла дар речи. Цвет его был великолепен – глубокий темно-синий, как сапфир. Ткань – нежная, прямо ласкала кожу. И явно оно стоило столько, что Даше хватило бы на месяц жизни.

- Чего застыла? – усмехнулась Оля. – Давай, примерь!

Платье село как влитое. Плечи были открыты, а длиной оно было чуть выше колен.

- Какая красота, - только и смогла проговорить Даша, глядя на себя в зеркало.

- Вот в нем и поедешь, - согласилась подруга. – Осталось только подобрать подходящие туфли…

Когда они уже ехали на такси в «Маргелино», Ольга загрустила.

- Вот, останусь я скоро одна… - вздыхала она. – Сессия почти закончилась, и ты уедешь в свой поселок. Я, конечно, тоже на пару недель поеду к родителям, но остальное время буду в общежитии… без тебя.

- Ошибаешься, - возразила Даша. – Я буду искать работу. Хотя бы на лето… А может, кто и возьмет студентку на неполный рабочий день на постоянной основе. Попробую работать секретарем. Так что, на лето я остаюсь.

- Ой, здорово! – Ольга обняла ее. – Наверное, мне тоже нужно что-нибудь поискать. Папа, конечно, помогает, но не всю же жизнь мне сидеть у него на шее…

Девушки замолчали, полные сознания своей взрослости и самостоятельности. Они совершеннолетние, отучились первый курс, овладевают престижными специальностями. Да их в городе с руками оторвут!

- Приехали! – Ольга протянула таксисту деньги, и они вышли из машины. «Маргелино» находился в десяти минутах езды от их общежития и занимал здание бывшего Дома культуры. На входе уже образовалась очередь, и вся стоянка была занята машинами.

- Полночь! – провозгласила Оля, посмотрев на часы. – Самое наше время. Мы взорвем этот клуб!

Даша в подобных заведениях еще не бывала. В ее поселке вообще ничего подобного не было, а в Альинске она лишь пару раз выбиралась в кафе и бары — и это за год своей жизни здесь! У входа в клуб она остановилась — сейчас охранники поймут, что она — дурочка деревенская, и не пустят ее...

- Чего встала? Пойдем, - потянула ее за руку Ольга. Двое здоровенных охранников посторонились, и девушки зашли в клуб.

В «Маргелино» было три этажа. Первый, самый большой, занимал танцпол и бар. На втором распологался ресторан с живой музыкой, а на третьем проходили концерты... Кстати, сегодня третий этаж был закрыт.

Дашу оглушила громкая музыка. Атмосфера была... какой-то головокружительной, пьянящей. Толпа веселых, нарядных людей пила, веселилась и танцевала. И почему Ольга говорила, что перед клубом обязательно надо выпить? Это же вовсе не скучное место!

- Пойдем к тем столикам, - подруга вела ее за собой,лавируя между танцующими. - Там наши ребята сидят.

Несколько столов были сдвинуты вместе. Там девушек ждали друзья — большинство из Дашиной группы. Все радостно загалдели и бросились обнимать Дашу.

- Дорогая наша девочка! - начал Виталий, симпатичный парень, главный весельчак их группы. - В столь важный для тебя день позволь...

- Давай быстрее! - закричали остальные. По-здра-вля-ем!!!

Однокурсник извлек, будто ниоткуда, шикарный букет в корзине и вручил Даше. Следом одна из девушек протянула ей белый конверт.

-А это, так сказать, на поддержку штанов, - проговорила она.

Приняв все поздравления и пожелания, Даша поблагодарила друзей и пригласила всех на первый тост. На столе был очень приличный выбор спиртных напитков и закусок. Девушке было немного неудобно — сама бы она не смогла закатить такой праздник... Очевидно, все оплатила Оля. Ничего, из этих подаренных денег она возместит ей хоть какую-то часть...

Позже, когда все уже были навеселе, Даша и Оля отправились на танцпол. Их друзья также рассеялись по залу... Даша была еще скована, а вот ее подруга танцевала очень сексуально. Большинство мужчин смотрели именно на нее — а она, казалось бы, никого не замечала.

Неожиданно Даша столкнулась спиной с кем-то, резко обернулась и чуть не потеряла равновесие. Сильные руки подхватили ее и не дали упасть... Причем, от них шло такое тепло, что плечи у нее прямо загорелись. Даша подняла глаза и увидела мускулистую мужскую грудь. Ей пришлось чуть запрокинуть голову, чтобы разглядеть, в кого она врезалась...

Молодой человек с серьезными серыми глазами явно был старше ее. Лицо его казалось жестким из-за волевого подбородка, но смотрел он по-доброму, с интересом. А в темные густые волосы ей почему-то захотелось окунуть ладони. Даша опустила глаза и устыдилась собственных мыслей.

- Простите, - проговорила она. К счастью, музыка на время прекратилась, и ей не нужно было кричать ему в ухо.

- Ничего страшного, я сам на вас налетел, - ответил незнакомец. - Но, раз уж мы столкнулись, я хочу пригласить вас на танец. Как раз сейчас будет медленный...

Действительно, из динамиков полилась медленная романтичная музыка. Даша положила руку на плечо парню и тут же оказалась прижатой к его крепкому торсу. Ей захотелось одновременно бежать от него, и прижать к себе также крепко.

Даша уже имела опыт близких отношений с парнями... Уезжая из дома, она провела ночь с парнем на четыре года старше, который давно ей нравился. Нельзя сказать, что произошедшее ей было неприятно... Скорее, неожиданно. Она ничего толком не поняла. Все начиналось также — они танцевали на дискотеке в поселке, а потом пошли к нему. Однако, таких сильных эмоций она в тот раз не испытывала.
Молодой человек представился первым. Рассказал он о себе мало — только то, что его зовут Дмитрий, и он работает в Альинске на сталелитейном заводе. Даша рассказала о себе ровно столько же — имя и род занятий...

-Я иногда бываю в «Маргелино» и твою компанию уже видел, - проговорил Дмитрий. - А вот тебя вижу впервые.

-Да, я первый раз в этом клубе. Я не слишком люблю такие развлечения, но сегодня мне исполнилось восемнадцать лет, и друзья пригласили меня сюда...

-Восемнадцать? - Дмитрий чуть отстранился и какое-то время внимательно смотрел на нее. - Такой день... Подожди, я сейчас вернусь.

Музыка как раз закончилась, когда Дмитрий оставил ее. И слава Богу, а то Даше было бы жутко неудобно, что ее оставили во время танца. Она итак чувствовала себя неспокойно — что случилось?

- Фу, какой невоспитанный, - проговорила подошедшая сзади Ольга. - Взял и убежал. А так — он мне показался очень даже симпатичным... Из своей компании — уж точно.

Через десять минут Дмитрий вернулся с красивым букетом роз... Это были уже третьи розы за сегодняшний день, но они отличались от предыдущих. Оля подарила розовые, друзья — белые. И первый, и второй букет были ярко декорированы и завернуты в красивую обертку. А здесь было просто восемнадцать красных роз с шипами...

-Подожди, руки поранишь, - сказал он и достал из кармана платок, обернув им стебли цветов. - Прости за то, что вот так исчез. Может, выпьем что-нибудь за такой праздник?

Кто-то из Дашиной компании попытался протестовать, когда Дмитрий увел Дашу за свой столик, но Ольга быстро отвлекла на себя внимание. Молодой человек подозвал официанта, и им быстро принесли шампанское.

- За тебя, - проговорил Дмитрий, чокаясь с Дашей бокалами. - Пять лет назад мне тоже было восемнадцать. Я пью за то, чтобы у тебя день рождения прошел по-другому...

- Интересно. А что же пять лет назад пошло не так? - улыбнулась Даша. Новый знакомый казался ей все более интересным.

Неожиданно в темном зале «Маргелино» вспыхнул яркий свет. Началась какая-то непонятная суета: по стенке выстроились бармены, побежали к входу официанты, а многие посетители и вовсе попытались покинуть клуб.

- Милиция! - прозвучал на весь танцзал громкий мужской голос. - Всем оставаться на местах! В вашем увеселительном заведении осуществляется продажа наркотиков!

Толпа народа побежала на выход, но там их задерживали. Даша увидела троих милиционеров, но, возможно, их было больше. Кто-то из убегавших зацепил на их столике вазу, где стояли подаренные Димой цветы. Букет упал на пол.

- Нет, ну что это такое, - возмутилась Даша и поднялась с места, однако букет уже растоптали бегущие. Дашка, сиди на месте, - подскочил за ней Дмитрий. - Тебя заметят и увезут...

Заметили их обоих. Вообще, через десять минут почти всех посетителей клуба погрузили в милицейские уазики и повезли...

- Чтоб я еще раз сюда поехала, - возмущалась в Дашином уазике девушка. Даша с радостью поняла, что они с Олей попали в одну машину. - О, Дашка, и ты здесь?Ты меня прости! Я не знала, что все так закончится...

- Да ладно, ты не виновата, - Даша умудрилась дотянуться до Оли и погладить ее по руке. - Интересно, как скоро они нас отпустят? Мы же не наркодилеры...

Альинский СИЗО встретил гостей «Маргелино» в лице единственного дежурного милиционера. Высокий, полноватый молодой человек вперил в прибывших удивленный взгляд темно-синих глаз... Почему-то он показался Даше добрым и понимающим, хотя эти качества никак не вязались с его профессией.

Он пожал руку каждому из приехавших своих коллег, при этом потирая глаза. Очевидно, до этого доблестный сотрудник милиции спал.

- Так много привезли! - удивился он. - И что, все дилеры или наркоманы? Ладно, давайте запишем?

Привезли действительно много — человек сто. Мужчин и женщин разделили, и Даша с Олей оказались впереди. К Дашиному сожалению, она потеряла Дмитрий из виду.

- Козырева... знакомая фамилия, - протянул дежурный милиционер, переписывая Олины паспортные данные. Даша думала, что Оля скажет о своем отце — начальнике поселкового ОВД, но та молчала...

- Муратова... - дежурный принял паспорт у Даши. - Дарья Алексеевна, так тебе что, сегодня восемнадцать лет?

Даша только кивнула в ответ. Она не знала, как общаться с милицией. Ольгино молчание ее смутило.

Милиционер поднял на нее небесной синевы глаза. Ему было не больше двадцати пяти лет, однако взгляд их выдавал жизненный опыт и какую-то горечь. При виде двух стройных, прижавшихся друг к другу, девчонок, он улыбнулся.

- Хулиганье! - заключил дежурный и обратился к привезшим их милиционерам. - Девчонок отпущу. Нашли наркош, тоже мне! А с остальными — разберемся...

С этими его словами пятнадцать девушек были отпущены. Даша уже побежала с остальными с мыслью найти Дмитрия, как ее остановил оклик:

- Именинница! Подожди...

Даша остановилась в страхе, что ее все-таки здесь оставят. Серые клетки СИЗО и его суровые сотрудники совсем не привлекали ее...

- У тебя платье сзади порвалось.

С этими словами молодой милиционер подошел к Даше и завязал ей порванное платье аккуратным узелком на спине.

- Такое красивое... как и ты, - его дыхание щекотало ей плечи. К счастью, из отделения ушли все: отпущенные девушки уезжали домой, а сотрудники вышли покурить. - Ты, милая, не попадай сюда больше... Или я тебя просто так не отпущу.

Даша повернулась к нему. С неизвестно откуда взявшейся смелостью она поцеловала дежурного в щеку.

- Спасибо, - прошептала она. - Я тебя не забуду...

С этими словами она пошла по коридорам СИЗО к выходу. Даша вспомнила про Диму... Он должен быть где-то здесь...

- Даша. Тебя отпустили, - в следующей комнате были камеры, где закрыли мужчин — посетителей «Маргелино». Она услышав его голос, обрадовалась и подбежала к камере.

- Вот мой адрес. Я живу в общежитии, - ответила она, начирикав на листочке адрес. К счастью, в ее сумочке нашлась и бумага, и ручка. - Все, пора бежать!

Дмитрий умудрился схватить ее руку через решетку и поцеловать. Ей ничего не оставалось, как улыбнуться и продолжить свой путь. Но в ее памяти остался он — в порванной футболке, среди кучи других мужчин.

На выходе из отделения МВД ее ждала Оля. Подруга казалась очень довольной.

- Ну вот, из-за тебя нас всех выпустили! - воскликнула она, указывая на толпу девушек около отделения.

- Да ладно, я ничего не сделала, - улыбнулась Даша.

- Всего лишь родилась... ровно восемнадцать лет назад, - ответила Оля, когда они уже сели в такси.

В общежитие им удалось пройти, отдав пару сотен засыпающей вахтерше. Когда они ложились, Ольга спросила:

- Ну что, сильно понравился тебе тот парень? Такие глаза, руки...

- Да, - ответила Даша, откидываясь на подушки. - Я никогда не видела таких синих глаз.

- Подожди! - удивилась Ольга. - У твоего Дмитрия, кажется, серые глаза. Или ты...про кого-то другого? Уж не про дежурного милиционера ли?

Лицо Оли выражало живейший интерес, но Даша очень хотела спать. Поэтому она не стала скрывать ничего и, лишь чтобы Оля отстала, ответила:

- Оль, они оба очень мне понравились. Я даже не знаю, кто больше. А ты говорила, что все менты — ненормальные, хотя у тебя папа — начальник милиции...

- А я знаю, о чем говорю. Просто этот — еще молодой, а лет через десять будет такой же, как мой отец. Странно. Мент не совсем в твоем вкусе... - пробормотала Ольга и провалилась в пьяный сон.
 
Марина (Marine28)Дата: Понедельник, 22.09.2014, 23:07 | Сообщение # 4
Зашел почитать
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 23
Награды: 1
Репутация: 0
Статус:
Владимир Андреевич Балашов начал свою работу в должности губернатора Альинской области с неприятных, а иногда и вовсе противозаконных действий. Дело в том, что далеко не всем в области была понятна и близка его губернаторская политика... И ладно, если бы они ограничивались тихим ворчанием... Но эти люди боролись, высказывались, одним словом — действовали! Среди них были сотрудники обороны, милиции, местного самоуправления. Многие утверждали, что он выиграл на выборах незаконно. Да, и что? Люди не понимали, что это было лучше для них же!
Также противостояние проникло в студенческо-молодежную среду. А почему к нему было такое отношение? Он всего-навсего пытался поставить Альинскую область в один ряд со столицей и Питером! Тем более, что условия для этого имелись. В области было все: университеты, строительные фирмы, сталелитейный, вагонный и машиностроительный заводы... Оставалось только взять все это в свои крепкие руки. Область расцветет с ним!

За первую неделю его губернаторства Санджары были заполнены больше, чем наполовину. Вот и сейчас, он просматривал личные дела кандидатов на арест. Самое обидное — среди них были два начальника городских отделений милиции. А ведь они могла стать верными людьми! С ними были проведены беседы, однако, эти ребята не признали новой власти. Второй показался Балашову очень интересным, умным и нужным, но он не изменил своих взглядов... И даже не побоялся за дочь, студентку-второкурсницу Олю, которая училась здесь, в Альинске.

Из своего рабочего кабинета Балашов вершил людские судьбы. Он не любил убийства, кровь и все такое... Но, что ему оставалось делать? Отношение к человеческой жизни у него было, как к рулон бумаги. Губернатор прошел Афганскую и Чеченскую войны, он не раз видел, как умирают люди. Так что он мог поделать, если кто-то его не признавал? Только убрать их со своего пути...

-Владимир Андреевич! - секретарь Лиза ворвалась в его кабинет, прервав грустные мысли. - Пришло извещение, что в Альинском государственом университете работает подозрительная группа студентов и преподавателей, и все — против вас... Что делать?! -Лиз, ну, как ты думаешь, что делать? - возмутился Балашов. - Звони в милицию и отправляй туда... Говори, как обычно, про наркотики!

* * * *

Даша наконец-то нашла работу — секретарем в маленькой компьютерной фирме. На собеседовании сказали, что ее услуги переводчика также понадобятся. Через три недели, после сдачи сессии, она должна была приступить к работе, и радости ее не было предела. К тому же, сегодня ей позвонил Дима — ее знакомый из ночного клуба. Она уже и не ждала от него звонка... -Мне назначили пять суток административного заключения, - объявил он ей по телефону. - Как только вернулся домой — сразу позвонил тебе. Еще не забыла меня, Даша? - -Нет, что ты, - ответила она, краснея от удовольствия. Эх, видела бы ее сейчас Оля... сказала бы,что она ведет себя неправильно. Что надо пококетничать. Но сейчас Даше было на это плевать. Дима позвонил, а она так ждала!- Как ты узнал номер общежития? - По своим каналам. -Давай встретимся, - предложил молодой человек. - Я знаю один отличный ресторан... Ты любишь рыбу? - Да... - на самом деле из рыбы Даша пробовала только простейшие речные виды. Но парень явно знал, о чем говорил — ей не могло не понравиться выбранное им место.

-Давай встретимся около городской администрации завтра. Во сколько тебе будет удобно? Даша была готова бежать ему навстречу уже сейчас, но сдержала свои эмоции и спокойно проговорила в трубку: -Завтра я освобожусь в два часа дня. Но ненадолго — в пять у меня консультация перед экзаменом. - Хорошо, Даша. Значит, я приглашаю тебя на обед. Мне не терпится тебя увидеть...

Даша была воодушевлена. К свиданию на следующий день не было времени подготовиться — пришлось ехать в университет на лекции, на которых автоматом ставили зачет просто за присутствие. Правда, в один из перерывов из соседней аудитории пришла Оля и помогла ей накраситься.

- Что, вот так и пойдешь — в джинсах? - возмутилась она. - Хотя, конечно, блузочка у тебя эффектная такая, полупрозрачная. Волосы заберем наверх, так лучше... Ну, вот! Я думаю, он будет в восторге.

Даша и раньше ходила на свидания с однокурсниками... Но они не заканчивались чем-то серьезным и воспринимались ею спокойно. А теперь она волновалась. Красивый, серьезный, взрослый парень... Покажется ли ему интересной студентка из провинции?

Она чуть опоздала — буквально на десять минут. Дима уже ждал ее. При свете дня он понравился ей еще больше, чем тогда, ночью. Очень привлекательный, мужественный. Одет просто, но держится очень уверенно. А когда он, увидев ее, улыбнулся и пошел ей навстречу, она и вовсе растерялась. Как себя вести дальше?

- Привет, - он приобнял ее и поцеловал в щеку. - Я думал, что ты не придешь...

- Пришлось задержаться, - пожала она плечами. - Подготовка к сессии, знаешь...

- А я думал, ты передумала встречаться с человеком, с которым связано не самое приятное воспоминание. Ну что, пойдем в «Калабрию»? Нужно пройти всего пять минут...

- Дима, а какое неприятное воспоминание? - спросила Даша уже позже, когда они сидели за столиком в ресторане и сделали заказ. Ресторан «Калабрия» находился в центре города, на набережной. Это был плавучий ресторан, он был оформлен внутри в стиле каюты корабля. Даша, посмотрев блюда в меню, поняла, что все равно ничего не знает, и попросила Диму заказать для нее что-нибудь на свой вкус.

- Ну, как же... СИЗО. Ночка была бурная. Хорошо, что дежурный вас отпустил.

- Ох, это было просто какое-то недоразумение, - вздохнула Даша. - Мы с ребятами очень испугались. Кстати, большинство наших было отпущено на следующий день. Почему тебя-то оставили.

- Не знаю. Ничего плохого про нашу милицию сказать не могу — это их работа. Оставили, наверное, до выяснения обстоятельств.

- Среди них есть вполне нормальные люди, - проговорила Даша, вспомнив теплое дыхание синеглазого молодого человека на своем голом плече.
-Ты про того, что вас отпустил? Он еще молодой. Просто не успел стать сотрудником милиции в полном смысле этого слова.
Через пятнадцать минут им принесли заказ — семгу на гриле с молодой картошкой и по бокалу белого вина. Рыба Даше очень понравилась... Ей вообще нравилось все: и еда, и этот замечательный корабль-ресторан, и, собственно, молодой человек, который ее сюда привел.

- Спасибо, - глядя ему в глаза, сказала она. - Ты открыл для меня мир рыбы. И никаких неприятных воспоминаний у нас нет!
-Да... можно воспринимать то, что произошло, как странное и нелепое приключение.

Дима ответил на ее взгляд, а потом скользнул глазами по ее губам.
- Сейчас вообще творится много странного и нелепого? Ты не находишь? - Может быть... О чем конкретно ты говоришь?
Дима наклонился к ней ближе и понизил голос.
- С тех пор, как выбрали нового губернатора. Какие-то рейды, проверки. Милиция и военные на улицах.
- Это я тоже заметила. На этой неделе из нашего университета уволились два преподавателя, причем очень быстро, даже не отработав две недели... Ты думаешь, это связано с Балашовым?
- Не знаю. Все может быть. Точно знаю одно — обстановка в Альинской области напряженная. Вас заставляли голосовать?
Даша, далекая от политики, сморщила лоб.
- Не то, чтобы заставляли, но настаивали...
- Я работаю на сталелитейном заводе, помощником начальника цеха. Всех работников отправляли на участок в добровольно-принудительном порядке. И руководство активно агитировало за Балашова.

Неожиданно молодые люди поняли, что обсуждают скользкую тему. Дима даже оглянулся — не подслушивает ли их кто. Однако рядом никого не было — только такая же парочка за столиком у противоположной стены.

- Так ты работаешь на сталелитейном? Это тяжело? - сменила тему Даша.
- К любой работе можно привыкнуть. Физически — да, бывает тяжело, в цеху бывает очень высокая температура. Но я на здоровье не жалуюсь... К тому же, я не буду работать в цеху всю жизнь.

- Вот как? Ты карьерист? - усмехнулась Даша. - Не совсем, но имею некоторые честолюбивые планы. Сейчас ты удивишься, но я учусь на инженера в том же университете, что и ты...

- Как? - изумилась Даша. - А почему я тебя никогда не видела?
- Технические аудитории находятся в другом крыле здания. К тому же, я учусь на заочном и появляюсь на сессии два раза в году, - объяснил он.
- Везет тебе! Сам себе хозяин, - вздохнула Даша. - А тут сиди целый день на лекциях. Ничего, я нашла работу, по крайней мере — на лето. Надоело уже зависеть от родителей.

- Успеешь еще наработаться, - улыбнулся Дмитрий. - Я не завишу от родителей, у меня их просто нет...
-Как?! - удивилась девушка.
- Мать была очень молодой, когда родила меня. Отца я не знаю. Когда мне было три года, она уехала на заработки в Москву, а меня оставила в деревне у своей старшей сестры. Через два года написала, что не вернется. Так что, тетя меня вырастила. После школы я устроился работать на завод — здесь неплохо платят, к тому же, предоставляют жилье. Десять лет отработаешь — и квартира твоя. Мне осталось пять. А сейчас я имею возможность помогать своей тете. Но бывало тяжеловато. Так что, у взрослой жизни есть свои минусы...
Даша чувствовала сильную симпатию к молодому человеку. Взрослый, сильный и самостоятельный, он сделал себя сам, и сам строил свою жизнь. Она смотрела на его мужественное лицо, на сильные руки, и понимала, что влюбляется.
Ресторан они покидали с сожалением, но было уже полпятого, а к пяти Даше нужно было успеть на консультацию. - Доедем на такси, - решил Дима. - Успеешь за десять минут, не переживай!

Около университета они попрощались. Дима расплатился с таксистом и, склонившись к ее лицу, поцеловал в губы. Даша этого не ожидала... Поцелуй был мягким и настойчивым одновременно. У нее даже закружилась голова. - Беги, а то опоздаешь, - прошептал он, отпуская ее. Даша взяла себя в руки и, улыбнувшись на прощание шальной улыбкой, пошла к входу.

У нее еще было время, чтобы попить кофе. В университетской столовой сегодня было много народу... Найдя свободный столик, она поставила на него сумку.

- Ребята, разбираем газеты и внимательно читаем! Кто встал во главе нашей области? Что нас с ним ждет, если уже сейчас происходят массовые аресты тех, кто только высказывался против? Нельзя оставаться равнодушными! Нужно требовать перевыборов губернатора! Результаты выборов были фальсифицированы!

Группа студентов, войдя в столовую, раздавала газеты. Даша, вспомнив слова Дмитрия, тоже взяла одну. Все-таки нельзя жить и не понимать, что происходит вокруг. Может быть, в этой газете она найдет объяснение? Столовая загудела, как оживленный улей. Все еще помнили, как профессора агитировали их голосовать и мягко намекали — лучше, если ребята проголосуют за Балашова. И, если Даша тогда не придала этому особого значения, то сейчас заинтересовалась.
- Фальсификация выборов... вброс голосов... аресты... - эти слова звучали чаще всего. Даше стало страшно. Господи, что же это творится? На дворе двадцать первый век, мирное время. Нет, это все — неправда. Просто, не всем приятен новый губернатор, вот ему и приписывают всякое...
- Всем встать лицом к стене! Руки назад! - прервал шум громкий мужской голос. Кричали в громкоговоритель. Наряд милиции проник в столовую тихо и неожиданно. Началась паника, студенты пытались бежать, но крепкие мужчины в форме хватали их и прижимали к стене. Где-то послышался стон. Кажется, в ход пошла милицейская дубинка.

- За что?! - возмущенно прокричал кто-то.
-Поступила информация, что в вашем университете распространяют наркотики, - крикнул один из милиционеров. Он крепко держал парня, который десять минут назад принес в столовую газеты.
- Что? Это ложь! - возмутился парень.
- Да? - милиционер засунул руку в карман его джинсов и извлек оттуда маленький пакетик с каким-то белым порошком. - А это что? - Я не знаю... это не мое, - парень сник на глазах. Действительно, никаких наркотиков у него не было, но он начал понимать, что происходит.

・ - Всех в участок! - крикнул все тот же голос в громкоговоритель. Даша поняла, что надо бежать. В участок она больше не хотела... К счастью, на нее никто не обращал внимания. Она схватила сумочку и, пользуясь общей суетой и паникой, проскользнула к выходу. Но бежать не получилось... Прямо на выходе ее схватил за локоть невысокий милиционер.
- Так, девушка, - проговорил он. - Пытаемся покинуть место преступления?
- Какого преступления, я ни в чем не виновата, - Даша задрожала. Похоже, теперь гребут всех — и виновных, и невиноватых...
- Вот ты где, - раздался за спиной милиционера приятный мужской голос. Даша увидела того синеглазого молодого человека, который отпустил их с Ольгой из СИЗО. Он был в форме, с дубинкой на поясе, но в столовую войти еще не успел.
- Рома, отпусти ее.
- Но она же была среди них...
- И что? Отпусти. Это — моя девушка. Она здесь непричем. Да, милая? Ты испугалась? Ну, иди ко мне.
Милиционер отпустил ее локоть, и перепуганная Даша кинулась к синеглазому. Тот обнял ее и погладил по волосам.
- Валерка, ты не говорил, что с кем-то встречаешься, - он недоверчиво сдвинул брови.
- И что, я должен рассказывать на работе о своей личной жизни? Она у меня красавица, уведете еще, - засмеялся Валера. - Даша — студентка, она приличная девушка и с наркотиками не связана. - Тогда проводи свою девушку домой, - проговорил милиционер. - Сейчас здесь начнется проверка.
Молодой человек взял Дашу под руку и вывез из здания. Ее трясло, слезы сами собой лились непрерывным потоком. На улице он остановился около милицейского уазика и посмотрел ей в глаза.
- Я тебя еще тогда запомнил, даже имя не забыл, - сказал он. - А уж увидел здесь... По-моему, ты обладаешь способностью попадать в неприятности.
- Спасибо... Ты второй раз меня спасаешь, - всхлипнула Даша.
- Да, но будь аккуратнее. В городе неспокойно, а в третий раз меня может и не быть рядом.
- А что будет... ну, в университете?
- Поступила информация, что у вас распространяют наркотики. Как и тогда, с «Маргелино». Сколько проверок мы уже проводили! Такое ощущение, что у нас не город, а наркопритон. Где ты живешь? - В общежитии, - Даша назвала адрес. Они сели в уазик.
- Не посещай места скопления народа. В университете — на лекции и бегом в общежитие. Если работаешь — также и с работой. Не говори то, что думаешь. Не слушай других. И, главное -никому не доверяй. Даже мне...
Все это молодой человек произнес с улыбкой. А она у него была такая обаятельная и солнечная, что Даша не выдержала, вытерла слезы и улыбнулась в ответ.
- Прямо какой-то закон джунглей.
- Ага. Не верь, не бойся, не проси, - кивнул Валера и погладил Дашу по пальцам. Движения его сильной руки подействовали на нее успокаивающе. Около общежития она обняла его.
- Ты так меня выручил, даже не знаю, что я могу для тебя сделать.
- Не попадайся больше мне на глаза, когда я при исполнении, - засмеялся Валера. - Попадешь — жестоко накажу. А вообще — я напишу тебе свой номер телефона. Мало ли что...
Номер он записал в ее тетрадке. Они попрощались, и Даша побежала в свою комнату. Впечатления сегодняшнего дня переполняли ее, и необходимо было поделиться с Олей. В шесть часов вечера она, скорее всего, уже на месте...
Ольга сидела на своей кровати спиной к Даше, опустив голову на колени. Она никак не отреагировала на стук двери.
- Оль, привет, - возбужденно заговорила Даша. - Я тебе сейчас такое расскажу!
Девушка повернулась к подруге. Олино лицо было красным и заплаканным, плечи тряслись. Даша никогда не видела ее такой — ее, жизнерадостную и веселую...
- Что произошло? - она села рядом на кровать. Сейчас девушка чувствовала, что случилось что-то очень плохое.
- Папу арестовали, - всхлипывая, ответила Оля. - Вроде как за коррупцию и взятки... Но, в таком случае, арестовать должны были все отделение!
- Подожди, Оля. Твой папа — начальник милиции. Наверняка здесь какая-то ошибка!
- Не знаю. Звонила мама, она в шоке. Даже неизвестно, куда и насколько увезли папу. И мать обмолвилась, что он не раз высказывался против нового губернатора, и не скрывал этого. Но за высказывания ведь не сажают! Вот и пришили ему статью...
Даша не знала, что сказать. В ее голове, как пазл, сложилась страшная картина. Новая власть борется со своими противниками. Летят со своих мест начальники, профессора. Милиция бьет студентов. Везде — облавы под предлогом наркотиков. Кажется, новый губернатор круто взялся за область и хочет везде установить свой порядок.
- Ничего, Оля, - она обняла подругу. - Все это кончится. Они разберутся и отпустят твоего папу. И этот Балашов, наконец, успокоится...
 
Марина (Marine28)Дата: Понедельник, 22.09.2014, 23:26 | Сообщение # 5
Зашел почитать
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 23
Награды: 1
Репутация: 0
Статус:
Глава 4
Альинская область располагалась будто в естественном природном ограждении. Она практически не граничила с другими областями... Чтобы туда добраться от ближайшего крупного города, необходимо было сутки ехать на поезде, потом — добираться по морю. Последней преградой были густые леса, сквозь которые проходили старые разбитые дороги. В Альинске не было аэропорта... Да и кому бы понадобилось лететь туда самолетом?

Об этом думал Валера Николаев, старший лейтенант альинского городского отделения милиции, когда нес очередное дежурство. Был будний день, оно обещало быть спокойным, так что можно было немного расслабиться... Ему вдруг пришло в голову, что в области может произойти все, что угодно — вплоть до войны местного масштаба. И, пока об этом станет известно на федеральном уровне, много людей может пострадать.
С первых дней своего губернаторства Владимир Андреевич Балашов показал свой крутой характер. Начал устраивать какие-то чистки, проверки и облавы, о чем при бывшем губернаторе никто и подумать не мог. Городское СИЗО было переполнено. На личных делах некоторых арестованных в милиции делали пометку — ставили черной гелевой ручкой букву С. И все — ни даты, ни срока... Валера знал, что это значит. Несчастных без суда и следствия отправляли в Санджары. Доступ туда был закрыт практически всем. Вообще, об этой тюрьме предпочитали молчать даже сами сотрудники милиции.

Пока Валера не знал, что думать. А, собственно, что он мог изменить? Новая власть устанавливает свои порядки, а он на службе у этой власти. Одного человека он все-таки спас... До сих пор он не мог забыть Дашиных слез и ее рук, обвитых вокруг его шеи. Да, ради такого можно и соврать... Зато вытащил девушку. Кстати, обязательно нужно заехать к ней в ближайшее время... Просто узнать, как она. И куда-нибудь пригласить.

Валерию Николаеву было двадцать пять лет, пять из которых он работал в альинском отделении милиции. Если честно, ему не было необходимости вести такую одинокую жизнь. Не самая приятная работа, одинокая жизнь в пока еще служебной квартире... Раньше Валера жил ближе к центру России, в небольшом городке. Там все было налажено благодаря папе — состоятельному бизнесмену... Однако папа стал давить сына своим крутым характером, и Валера предпочел убежать от отца. В армию, через год после школы. И все бы ничего, но на дворе был 1998 год. Парень сразу попал в Чечню...

Эту часть своей жизни Валера не слишком любил вспоминать. Он стрелял в живых людей... За один год он увидел столько боли, страданий и смертей, что хватило бы на целую жизнь. Через год он получил ранение — не слишком серьезное, но его комиссовали, вручив боевую награду. Валера вернулся к отцу, но ненадолго. Он не мог выдержать жизни с ним, будучи зеленым юнцом. Какого было это ему сейчас — повзрослевшему, возмужавшему, со своими взглядами на жизнь, тем более, что эти взгляды совершенно не совпадали с отцовскими? Папа уже решил все — где ему учиться, где потом работать, и даже на ком жениться ближе к двадцати пяти годам. Такого молодой человек стерпеть не мог...

Однажды ему позвонил его боевой товарищ из Альинска. Рассказал, что устроился в местную милицию, и что здесь есть неплохие перспективы. Валера оставил дом, мечущего громы и молнии отца и поехал в незнакомый город устраивать свою жизнь. Приняли его неплохо, начальство даже написало направление в институт, который Валера недавно закончил заочно. Еще и он, и много других молодых людей, участвовавших в боевых действиях, попали, что называется, в струю: они получили по программе бывшего губернатора, Егора Леонова, служебное жилье, куда с радостью переехали из милицейского общежития. С Леоновым Валере как-то случилось познакомиться лично — на одном из городских мероприятий. Этот человек произвел на него благоприятное впечатление... Самое главное — при нем было тихо и спокойно. За предыдущие годы в милиции, на монотонной, кабинетной работе, Валера умудрился поправиться на пятнадцать килограмм. Что же, в ближайшее время покоя явно не предвидится... - Ты как? Не уснул тут?- веселый голос напарника отвлек его от размышлений. Это был Рома — тот самый, что чуть не задержал Дашу в университете. - Я смотрю, у тебя без происшествий?

- Абсолютно, - зевнул Валера. - Ну, раз ты пришел, я свободен?

- Ну да... Ты куда сейчас? Отсыпаться? -Пару часов посплю, а потом в тренажерный зал, давно пора, - Валера по-быстрому переодевался в гражданское — не любил он в свободное время ходить по улицев форме. - В зал? Ну надо же! Когда я тебя звал, ты отказывался. Хотя, при такой девчонке, лучше за собой следить. У вас, кстати, как? Серьезно?

- Очень, - честно глядя в глаза напарнику, ответил Валера. - Я женюсь. Только вот встречаемся мы всего месяц... Нужно привыкнуть друг к другу.

С этими словами Валера покинул дежурную часть, чувствуя, как изумленно смотрит ему вслед Роман. На улице он выдохнул и рассмеялся. На душе было легко и хорошо. - Может быть, и женюсь, - прошептал он и поехал домой.

* * * * С тех пор, как Оля узнала об аресте своего отца, прошло две недели. Многое изменилось... Она стала замкнутой, часто плакала по ночам — тихо и сдавленно, не желая разбудить подругу. Постоянно звонила из общежития матери. После этих звонков она становилась еще более нервной. Даша, как могла, старалась поддержать подругу... Но как? Что она могла сделать, если Оля даже не знала, куда именно отвезли ее отца? Как выяснилось, бывший начальник милиции несколько раз звонил жене, сообщая, что с ним все в порядке — и больше ничего... А последнюю неделю от него уже звонков не поступало. Оля на глазах становилась мрачной и измученной... Сессия подходила к концу, и вместо обычных четверок девушка хватала за экзамены одни тройки — она абсолютно ни к чему не готовилась. Даша вообще удивлялась, как ее подруга не запорола сессию — ведь обычно профессора очень строго спрашивали со студентов...

Хотя, кому было теперь спрашивать? Исчезли самые строгие, принципиальные, политически подкованные преподаватели. Те самые, которые открыто высказывали свои взгляды на жизнь. Сейчас Даша вспомнила, что именно они обсуждали в столовой неправомерные выборы и возможность их оспаривания в суде, и даже говорили о каких-то доказательствах.

Даша уже со своими экзаменами разобралась, а Оля сегодня сдавала последний. Девушка ждала подругу в комнате, обдумывая сложившуюся невеселую ситуацию. Как помочь Олиному горю? Что вообще тут можно сделать? Неожиданно в комнату постучали. Это была тетя Нина — вахтерша.

-Муратова, тут тебе молодой человек звонит. Опять...
Даша, заперев комнату на ключ, вприпрыжку спускалась вниз по лестнице — к кабинке вахтерши. Все-таки как неудобно бедной немолодой женщине каждый раз бегать за студентками, чтобы позвать их к телефону... У некоторых, правда, были мобильные телефоны, но далеко не у всех. Олин папа обещал подарить ей телефон, если она хорошо сдаст сессию. А теперь — и папа исчез, и сессия сдана едва ли удовлетворительно...

Кто же ей звонит сейчас — Дмитрий или Валера? Три дня назад она оба ей позвонили. Первый предлагал встретиться, а второй — просто узнал, как дела, пошутив, что готов прийти на помощь. От встречи она, к сожалению, отказалась — сдавала в тот день экзамен по теории перевода, однако, дала понять, что готова встретиться после сессии. К своему стыду, Даша поняла, что ей нравятся оба парня. Дима — загадочный, немного мрачный, от рук которого ее тело загоралось огнем. И Валера — обаятельный, со своей светлой улыбкой, с которым было так легко и приятно. Оба они казались достаточно серьезными, готовыми подставить плечо в трудную минуту. Несерьезной, к сожалению, оказалась сама Даша. Встречаться с двумя парнями сразу — отвратительно. Ольга так точно бы не сделала... Парней у нее было много, но она никогда не начинала новые отношения, не разобравшись со старыми. Да, тут Даша переплюнула свою шуструю, раскованную подругу. Ничего, скоро она разберется и окончательно сделает выбор!

- Привет, - это был Дима. - Ну, как у тебя дела? Могу поздравить успешную студентку? - Да! Два «отлично», остальное - «хорошо»! - гордо сообщила Даша. - А со следующей недели — на мою первую работу!

- Очень за тебя рад! Мне не терпится тебя увидеть. Как ты смотришь на то, чтобы все это отметить? - Не знаю... - Даша вспомнила об Ольге, которой никак нельзя оставаться сейчас одной в пустой комнате. - Понимаешь, у моей подруги Оли есть некоторые проблемы, ей сейчас грустно...

- Тогда бери ее с собой! Мы поедем туда, где весело, - рассмеялся Дима. Естественно, он не понимал масштабов проблемы. А вот Даша не представляла сейчас Ольгу, веселящуюся в каком-нибудь кафе или клубе. И вот, желание увидеть Диму пересилило в ней все остальное. Все-таки Оля — взрослый, самостоятельный человек. Потерпит некоторое время и без нее!

Они договорились встретиться на том же месте — около здания Правительства, через два часа. Даша перерыла весь гардероб — свой и Ольгин — в поисках подходящего наряда, который нашелся на полках подруги. Если бы ее только увидела мать — не выпустила бы и на их сельскую дискотеку, ни то что здесь, в Альинске! Наряд был не вульгарен, но сексуален до предела. Черная юбка-карандаш длиной чуть выше колен сидела по фигуре и выглядела довольно строгой — хоть иди в ней на работу. А вот персикового цвета топ с глубоким вырезом подчеркивал каждый изгиб тела и особенно выделял немаленькую Дашину грудь. Волосы она оставила распущенными и выбрала также туфли на высоком каблуке. Красится Даша не стала — облик ее итак был достаточно выразительным. Девушка оставила подруге записку с извинениями, схватила сумочку и побежала на автобусную остановку. Времени у нее было полчаса.
- Наконец-то, я так соскучился! - Дмитрий подбежал к ней и слегка приподнял над землей, закружив в объятиях. Сегодня он мужественно выглядел в простых джинсах и белой майке, и источал просто божественный аромат незнакомого одеколона. Он преподнес Даше шикарный букет лилий.
- Я так понимаю, у нас есть чему порадоваться. Как насчет где-нибудь поужинать, а потом поехать в клуб потанцевать?

- Поужинать можем в «Калабрии», мне там понравилось, - ответила Даша. - А вот насчет клуба... Я надеюсь, мы поедем на в «Маргелино»?

- Нет, - рассмеялся он. - Есть не менее приятные и веселые места, но чуть подальше от центра и поспокойнее. В свое время я много где побывал с друзьями. Ну что, договорились? Дима приобнял девушку и, слегка прижимая к себе, подтолкнул вперед. Так они и шли до «Калабрии» - не спеша, обнявшись. Молодой человек казался расслабленным и спокойным, а она скрывала моментально вспыхнувшее лицо и ощущала жар от его руки через воздушную ткань топа. * * * *
- Ой! - Даша зацепилась каблуком за коврик у двери и чуть не упала. Цветы и сумочка выпали из ее рук... Дима подхватил ее, посадил на невысокую тумбочку и снял туфли.
- Ну, зачем было ехать в клуб на таких огромных каблуках? - он сам покачивался, но все же был трезвее, чем Даша. Все было просто — он пил водку, а Даша — сначала шампанское, а следом пару коктейлей. Поэтому она с трудом держалась на ногах. - Как ты вообще смогла танцевать?!
- Хотела быть красивой для тебя, - прошептала она, обняв его за шею и оставляя скользящий поцелуй у него на виске. - Получилось?
- Ты для меня красива и без этих колодок, - одной рукой парень поднял ее, другой — зажег свет в комнате. - Полежи пока здесь, на этом диване, а я воды принесу.
Пока он ходил в ванную, Даша огляделась. Квартира была однокомнатной, но комната оказалась большой. Большая кровать у стены, узкий шкаф, на полу -пушистый коричневый ковер. Уютно, светло и очень чисто. У окна — стол с журналами и дисками... Самое главное — на нем стоял компьютер! Их даже в ее университете было всего несколько штук...
- Опускай ноги в воду, - сказал Дима, поставив перед Дашей таз. Она с удовольствием окунула уставшие ступни в теплую воду. - Что тебя так восхитило? Компьютер? Это — такой металлолом! У меня есть друг-программист, он из моего города. Подарил мне вот это, ну, и кое-чему научил. Так что, в компьютерах я разбираюсь.
- У тебя так здорово, - прошептала Даша, падая спиной на маленький диван.
- Не спорю, - усмехнулся он. - Ты хочешь что-нибудь выпить? Я принесу... - Только холодной воды...
Дима возился на кухне, а Даша тем временем увидела торчащий из шкафа розовый махровый рукав халата. Это глубоко возмутило ее. Неужели у него кто-то есть?! Но, немного остыв, девушка рассудила по-другому. Парню двадцать три года, он живет один. Наверняка, у него были раньше отношения, и здесь бывали девушки. Одна из них оставила свой халат. Он же постоянно звонит, хочет встретиться. Какая девушка допустила бы свободный досуг у своего парня, тем более, такого классного?
- Держи, - Дима вошел в кухню и протянул ей стакан с холодной водой. Даша залпом выпила, поставила стакан на пол и легла обратно. Внезапно Дима посмотрел на нее долгим, замутненным взглядом, потом опустился рядом с ней и провел рукой по груди. - Даш, ты такая... - он не договорил и прильнул к ее губам поцелуем — сильным, страстным и долгим. - Я не могу больше. С ума схожу...
Вместо ответа Даша сильно прижалась к нему. Он уже снимал с нее топ, свободной рукой лаская нежную кожу шеи и затылок. - Милый, - она уже целовала его ключицы и плечи, притянув ближе к себе. - Даша, я буду нежным. Я не сделаю тебе больно.
Она вздохнула. Конечно, он принял ее за девственницу. Почему — непонятно: таковой она не являлась, и скромницу из себя не строила
. - Мне уже поздно делать больно, - прошептала она. - Дима, у меня уже было... Казалось, он даже обрадовался. Стал смелее и настойчивее. Через считанные секунды оба были раздеты. Ее нежное, шелковистое тело скользило по его поджарому мускулистому торсу, и между ними будто пробегали искры. Дима потянулся к своим джинсам.
- Я тебе доверяю, - проговорил он. - Ты не строишь из себя кого-то... Но, я думаю, ты понимаешь, что так будет лучше. Он надел презерватив. Даша обрадовалась, ибо она о контрацепции не позаботилась. Это было ее первое свидание за последний год.
А потом был взрыв... Море болезненно-сладких, дразнящих, разрывающих тело ощущений. Ни в какое сравнение с ее первым разом это не шло! Сколько это продолжалось — она не знала, но, когда Дима бессильно упал рядом с ней, за окном уже светало.
- Сколько сейчас времени? - тихо спросила она.
- Какая разница? Я и не заметил, что утро наступает...
- Мне нужно будет вернуться, - Даша тяжело вздохнула. - В общежитии совершенно одна сидит моя Оля. Я боялась оставить ее...
- Точно, я и забыл! - он приподнялся на локте. - Что там за беда у твоей подруги? Может, я смогу помочь?
И Даша поделилась с ним всем, не скрывая имен и обстоятельств. Дмитрий слушал внимательно, качал головой и под конец ее рассказа задумался на минуту.
- Вот то, о чем я думал, - проговорил он. - Балашов проводит чистку даже среди областного начальства. Папа твоей Оли — все-таки непростая шишка, начальник милиции в Р. И его точно взяли не за коррупцию! Это — только предлог. Понимаешь, был еще один такой подобный случай, в другом городе в нашей области. Я слышал, что говорят об этом в Альинске... Точнее, уже не говорят, а шепчутся.
- И как нам быть?
- Можно попробовать узнать, куда его поместили. Ты знаешь полное имя, дату рождения, должность? - Да, Оля мне говорила... - В тюрьмах имеются секретные базы данных, там содержится информация от заключенных. Найти эту информацию сложно, но можно попробовать. Как я тебе говорил, я кое-чему научился от бывшего обладателя этой железяки.
С этими словами Дима сел за компьютер. Сколько он за ним провел времени — два часа, три? На экране мелькали какие-то цифры, иностранные буквы, таблицы...
- Вот! - воскликнул он, когда Даша уже начала засыпать. - Нашел! - Козырев Алексей Семенович, тысяча девятьсот шестьдесят второго года рождения. Полковник милиции, город Р., Альинская область. Потом — какой-то непонятный код — это шифр статьи. Тут я не силен. И... - Дима замолчал и отвернулся от компьютера. По его лицу Даша поняла, что информация совсем нерадостная.
- Ну, Дима? Что там? Что это за база? - Это база заключенных тюрьмы Санджары, - хрипло проговорил он. - О ней в городе знают все... Проклятое, закрытое место. Как отдельное государство. Я так понимаю, папе твоей подруги крупно не повезло! Позже они молча одевались. Дима — погруженный в свои мысли, а Даша — растроенная и подавленная. Что она скажет подруге? - Мне пора на завод, - сказал Дима, прижимая ее к себе. - Я бы предложил тебе остаться и подождать меня, но понимаю, что Оле ты сейчас нужнее.
- Да, это так, - Даша промолчала о том, что с удовольствием бы осталась его ждать.- Спасибо тебе за все... - Поедешь на такси, - уже на улице он поймал машину и поцеловал ее в губы, потом протянул ей календарь с написанным на нем телефонным номером. - Обязательно мне позвони, милая. Теперь мы не должны разлучаться надолго!
 
Марина (Marine28)Дата: Вторник, 23.09.2014, 09:44 | Сообщение # 6
Зашел почитать
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 23
Награды: 1
Репутация: 0
Статус:
Глава 5

У сильных людей всегда были свои слабости. Женщины, алкоголь, азартные игра, наркотики... Какие именно — это уже зависело от самого человека. Владимир Андреевич Балашов был сильным, но имел некоторую слабость. Женский пол. Точнее — одна женщина. К сожалению, не жена...
Женился он, когда ему было двадцать два года, сразу после защиты диплома. Жена Ангелина была на два года моложе и работала в его институте секретарем. Привлекла она его своей хрупкостью, миниатюрностью и огромными голубыми глазами. Ее так хотелось защитить, закрыть от всех невзгод... А он сам тогда устроился работать в строительную контору прорабом, был мускулистым, загорелым от работы на стройке парнем. Они были красивой парой и очень любили друг друга. По прошествии восемнадцати лет их брака он удивлялся — почему его жена влюбилась в простого студента, а вот губернатора разлюбила?Пилит каждый день, во всем подозревает и не дает спокойно вздохнуть?
Их отношения стали сложными не так давно — пять лет назад, когда старший сын поступил в Суворовское училище. Мальчик уехал в Тверь и жил там, а дочка, которой тогда было семь лет, пошла в первый класс. Сейчас ребятам было семнадцать и двенадцать лет. Что именно тогда изменилось — он так и не понял... В то время Балашов был еще бизнесменом. Его строительная фирма пережила дефолт. Дети подросли. Жили они в прекрасной квартире в центре города, строили дачу... Казалось бы — жить, да радоваться. Однако, жена изменилась. Стала нервной, раздражительной и злой. Сейчас он понимал — слишком много работал, не уделял ей внимания. А тогда казалось, что она просто хочет испортить ему жизнь.
Именно тогда он познакомился с Викой. Сейчас ей было двадцать восемь лет... Ее молодость, бьющая по глазам красота, темперамент и способность просто выслушать и посочувствовать без истерик — вот что привлекло его тогда. Вика обладала внушительным ростом, длинными черными волосами и жгучей южной внешностью — полная противоположность его жены. Детей у нее не было. Откуда она приехала в Альинск и почему — он никогда не интересовался. Познакомился с ней, когда гулял свой день рождения в ресторане, а она работала там администратором. Понравилась, снял квартиру в центре города. Потом эту же квартиру купил ей. И, каждый раз, уезжая от нее домой, жалел, что не может остаться...
Балашов каждый раз поражался ей... Вика была красива всегда. И при параде, когда знала, что он приедет, и во время неожиданных его визитов... В ней было столько женственности, теплоты, энергии, что он каждую их встречу будто заряжался от нее. Уезжал обновленным, веселым. И уже со смехом смотрел на все жизненные проблемы.
Сегодня она его не ждала — он не позвонил заранее... Однако, заехал в ювелирный магазин, купил золотое колье с бриллиантами, а также заказал в ресторане ее любимые китайские блюда и белое сухое вино.
Вика, как всегда, была одета так, что его охранники смутились. Белый короткий шелковый халатик, распущенные черные волосы... Ребята опустили глаза, и он отправил их ждать в машину.
- Милая, извини, что не предупредил, - проговорил он, заходя в квартиру. С удовольствием огляделся — в подаренной им двушке чистота и порядок! И даже уютнее, чем дома. Светло и приятно. Вика по-прежнему работала в том ресторане, и частенько по ночам. Вряд ли она сама убиралась — скорее, нанимала помощницу. Тем более, что денег он ей давал достаточно.
- Я тебя так ждала! - Вика запрыгнула на него, обняв его торс ногами. Жена так никогда не делала... -А ты и не позвонил. - Вика, не было времени, - он прошел на кухню, доставая из кармана пиджака длинную белую коробочку. - Ты не обижаешься? Это тебе...
- Мог бы итак приехать, - проворчала она, открывая подарок. - Ух ты... Володя! Оно прекрасно! А как идет мне... Она уже стояла перед настенным зеркалом в ванной, примеряя подарок. Однако Балашову уже очень хотелось иметь ее всю — молодую, горячую, упругую. Он обхватил ее за талию и нагнул над ванной.
- Потом покрасуешься.
- Володь, оно упало! Еще потеряется...
- Пустяки! Еще десяток таких куплю!
Позже они переместились в спальню. Балашов чувствовал, что готов поглотить, сожрать целиком эту девчонку, ее молодое тело. Он целовал ее с пяток до лица, чувствуя при этом сильнейшее наслаждание...
Потом они лежали, прижавшись друг к другу. Оба были не в силах сказать хоть что-то, пока не заговорила Вика. - Володь, скажи мне. Что ты творишь?
- С тобой? - ухмыльнулся он. - Что хочу, то и творю.
- Нет. С областью. Я же смотрю телевизор. Слышу, о чем говорят в городе. Ты присвоил себе три завода в городе, строительные компании. Ты все это купил, или как? И куда таинственным образом подевались их владельцы? Володя, твоя политика — не мое дело. Но... Ты убиваешь людей. Устраиваешь облавы. Что-то ищешь. Зачем? Чтобы перебить недовольных? Они всегда будут. Такова судьба политика, лидера...
-Сам знаю! - рявкнул Балашов, отвернувшись от любовницы. - Но я не хочу, чтобы они были! - Володь, я обожаю тебя, как мужчину. Но как губернатора — не понимаю. Ты чего хочешь? Сделать диктатуру в отдельно взятом регионе? Присвоить себе всю городскую собственность? Ты сажаешь, убиваешь людей. Это ужасно. Я наслышана про твои Санджары. И, поверь, я бы молчала. Но — гибнут люди. Что ты можешь сделать, чтобы это прекратилось?
- А что ты можешь сделать, Вика? - усмехнулся он. - Вот, ты недовольна властью. Видишь, что творится... - Я переправлюсь по морю, - ответила она, поглаживая его по груди. - Поселюсь в Яблочном Поле. Организую там группировку, и буду тебе противостоять...
Яблочное Поле было небольшим островком в море. Там было несколько ферм, где выращивался скот, а также яблоки, ягоды и овощи. Это был медвежий угол, там даже мэра не было. За всеми административными вопросами жители плыли в Альинск. Там была больница, детский сад и школа, а также маленькое отделение милиции. В общем, дикая территория. Раньше Балашов об этом не думал, но вот сейчас представил очаг сопротивления. Не важно, где. Хоть в самом Альинске...
- И что, ты пойдешь против меня? - поднял он бровь и увидел, что бутылка на прикроватном столике пуста. Он выпил всего один бокал, а Вика — все остальное. Не стоит воспринимать ее всерьез!
- Пойду, Володя, - она потянулась, выставляя напоказ шикарное тело. Большая грудь, упругий живот и тугие бедра. И все это украшалось расыпаными по телу черными волосами. Прекрасная женщина, зовущая к сексу... и эти политические разговоры! - Если будешь убивать людей — пойду...
Она пьяная, - уговаривал себя Балашов, усаживаясь в машину к охранникам. - Она не предаст. Любовница, подруга многих вечеров и ночей... Вика — девка отчаянная. Детей не хочет, эгоистка, привыкла хорошо жить.
Хотя — откуда он знает, чего она хочет?
Наутро Балашов в своем рабочем кабинете диктовал секретарше текст постановления об усилении охраны и бдительности на обьектах жизнеобеспечения Альинской области. Под этот нормативный акт попадало многое: предприятия жилищно-коммунального хозяйства, тепло и энергоснабжения, газтранса, сталелитейный и вагонный заводы... В своем документе он напирал на повышение криминогенной обстановке в области. Однако, на самом деле, он собирался взять все это под свой жесткий контроль. Данные предприятия имели большой финансовый оборот, а деньги утекали куда угодно, но не к нему! Ничего в ближайшее время все это изменится.
- Охрана объектов и пропускной режим не обеспечивают выполнение соответствующих нормативных требований, позволяют беспрепятственно проникать на территорию посторонним лицам, выносить и вывозить материальные ценности, вносить небезопасные предметы и вещества... - медленно, вдумчиво диктовал он, а Лиза печатала на компьютере — тоже медленно. То у нее курсор не туда попадал, да и не владела она слепым методом печати.
- Что, не успеваешь, Лизавета? - прервался он. Она подняла голову — от напряжения у нее пот струился по лицу. Печатала она уже час. - Отдохни, да и мне не помешает. Кофейку нам налей, пожалуйста.
- Я обязательно научусь работать на компьютере,- пообещала она, когда они пили кофе. - Мне бы пойти на курсы... Я знаю, где они есть в городе.
- Пойдешь, - согласился Владимир. - А пока... Я думаю, мне нужно нанять еще одного секретаря. На Лизином лице отразилась целая гамма чувств — от изумления до страха. Он все прекрасно понял. - Я не собираюсь тебя увольнять. Будешь моим... как это сейчас модно говорить- референтом. То есть, важные документы, встречи, дела области — все на тебе. Мы пригласим шуструю девочку, чтобы умела работать на компьютере. Можно студентку, и даже на неполный рабочий день. Это временно, пока ты не научишься!
Лиза с облегчением вздохнула. А у Балашова возникла проблема. Среди его окружения имелась масса шустрых девиц, но на компьютере никто не работал так хорошо, как ему было нужно. Пришлось отправить распоряжение в городские высшие и средние учебные заведения...

* * * * *

До сегодняшнего дня Оля постоянно плакала. Еще бы: пропал без вести отец, который был и другом, и кормильцем. Неизвестность была страшна...
Сегодня Даша и Дима повели ее в небольшое уютное кафе. Оно находилось на набережной. Взяли шашлык и молодое сухое вино. В обстановке музыки, тацев и веселья Дима сообщил ей, что нашел имя ее отца в базе данных тюрьмы Санджары. К удивлению Даши, Ольга не впала в истерику. Она деловито выслушала Димин рассказ.
- И что, это такое страшное место? - спросила она. - Там бьют и пытают? Морят голодом? Или, вообще, убивают?
Дима не знал, что сказать. Он слышал о Санджарах такое, чего в наше время и быть не могло. Именно то, что сейчас перечислила Оля, плюс еще многое... Сейчас на него смотрели две пары огромных юных глаз — карих и голубых. Взгляд у обоих был еще мутноватым и наивным. Ну, никак не мог он рассказать им то, что слышал о Санджарах. Тем более, что эти слухи не были подтверждены.
- Не забивайте себе головы. - А что он еще мог сказать? - Оля, твоего папу задержат там до выяснения обстоятельств, а потом выпустят. Это все какая-то ошибка. Новый губернатор наводит в области порядок. Он не хочет, чтобы ошибки старого, Леонова, мешали ему...
- Какие такие ошибки? - изумилась Даша. - Леонов оставался губернатором восемь лет. И никаких проверок, облав, никого не арестовывали... Что же сейчас случилось?
- Тогда было мутное время, - вздохнул Дима. - Перестройка, дефолт. Многое скрывалось. Возможно, людей также арестовывали. Пройдет время, и все станет ясно. Ждите!
Чтобы улучшить обстановку, Дима подлил девушкам вина и перевел тему. Заговорили о Дашиной работе. - Все прекрасно! - просияла она. - Перевожу много технической документации. Платят, правда, немного, зато можно работать полдня. Когда у меня начнутся лекции, это будет идеально.
Оля слушала, оглядывалась и вздыхала. Было видно, что ей сложно избавиться от мыслей об отце.
- У меня в понедельник собеседование, - наконец, проговорила она. - В Правительстве...
- Ух ты! - выдохнула Даша. - А мне ты ничего не сказала...
- Сама только вчера увидела обьявление в нашем университете и позвонила, - ответила Оля. - Им требуется секретарь. Рассматривают студентов. Конкурс большой, но я попробую.
- Оль, скажи: а для чего тебе это надо? - спросил Илья. - Зарплата большая, или престижно? Или просто, больше ничего не нашла? - Все сразу, - кивнула Оля. - А самое главное — это же Правительство. Может быть, там я познакомлюсь с нужными людьми, которые помогут освободить папу?!
Дима промолчал. А что — ему нужно было говорить, что в последнее время Санджары напрямую связывают с Правительством? И с Балашовым, который будет Олиным начальником. Опять же, это — неподтвержденная информация. Так что, лучше о ней молчать... Неожиданно рядом с ними возник крупный молодой человек в милицейской форме. Он лучезарно улыбнулся, посмотрев на Дашу.
- Ну, где бы еще встретились? - заговорил он. - Здравствуй. Я с работы, решил здесь взять поесть с собой.
- А я с друзьями отдыхаю, - Даша встала и поцеловала милиционера в щеку. - Валер, это Оля и Дима.
Молодой человек наклонился и также поцеловал Ольгу в щеку. Он показался ей очень приятным и добродушным... Диме он протянул руку, и тот пожал ее. Однако, молодые люди так друг на друга посмотрели, что Оле стало не по себе. И ведь было непонятно, с кем Дима — с ней или с Дашкой...
Однако, опытный милицейский взгляд все увидел. По Дашиным глазам, и по тому, как Димка сжал ее руку. Да и сидели они рядом, а Оля — на другой стороне... Молодые люди пожали друг другу руки и, судя по их взглядам, взаимной симпатией отнюдь не прониклись.
Дима вспомнил, что именно этот парень отпустил подружек в ночь их знакомства. Но, судя по взгляду, которым милиционер скользнул по его лицу, он его не узнал. Еще бы — сколько мужчин, приехавших из клуба, получили тогда пять суток! Всех не запомнишь. По идее, Дима должен был чувствовать благодарность к Валере, но этого не было. Соперник...
Когда еще они успели пересечься с Дашей?
А вот Оля была в курсе Дашиной истории. Познакомиться в одну ночь с двумя парнями, надежными, привлекательными — редкое везение! Даша все ей рассказала, и Оля склонялась в пользу Димы. Она знала, что такое милиция... Постоянные дежурства. Тревога. Тайные измены. Специфический характер, на который профессия накладывает свой отпечаток. Впрочем, не факт, что рабочий сталелитейного завода, пусть даже заместитель начальника цеха, окажется лучше!
- Я побежал. - К Валере подошла официантка, сообщив, что его заказ готов. - Девушкам принесите еще такого же вина! - попросил он, игнорируя Диму.
- Валер, а что ты так спешишь? - Даша усадила его на соседний стул. - Посидел бы с нами...
- Мне завтра на смену, - парень не знал, куда спрятать глаза. Было видно, что ему неприятно нахождение Даши в обществе другого парня. Впрочем, как и Диме. Тот не знал уже, куда смотреть. Оля была поражена. То никак не могли найти Даше парня, а сейчас у нее — сразу двое...
Валера попрощался, и они вновь остались втроем. Однако, Дима тоже вскоре попрощался, расплатившись за счет.
- Доедете на такси, - сказал он, кладя Даше в сумку деньги. - Только обязательно позвони. А то тут всякие неизвестные менты ошиваются...
Сам Дима тоже уехал на такси.
На следующее утро девушки выехали из общежития совсем рано. Сегодня им нужно было забрать зачетки с выставленными оценками. Они проспали, и поэтому пришлось вызвать такси. На него были потрачены последние Дашины деньги. Они вылезли около Правительства. Ольга схватила сумки — свою и Дашину, вышла из такси, и вдруг услышала сдавленный всхлип подруги.
-Дашка, что? - подскочила она и обомлела... Рядом с многоэтажным домом через дорогу они увидели Диму. Он стоял около крайнего подъезда. Его машина — тут же. Диму обнимала полноватую блондинку в синем платье. Лица ее не было видно... Ее руки плотно обвились вокруг Диминых плеч. Неожиданно она притянула его к себе, и они слились в таком поцелуе, что Ольге даже стало завидно.
-Так. Идем, - она схватила Дашу за локоть и повела к зданию университета. Подруга шла медленно, а рука ее вмиг стала очень холодной. Ну вот, своих проблем хватает, а тут еще этот донжуан! - Потом разберешься со своим Димой. Зачетку-то надо забрать!
 
Марина (Marine28)Дата: Вторник, 23.09.2014, 09:47 | Сообщение # 7
Зашел почитать
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 23
Награды: 1
Репутация: 0
Статус:
Глава 6

Он сидел в Санджарах уже месяц. Этот небольшой промежуток времени, проведенный в одиночной камере, казался целой вечностью... Без постоянного неровного общения с женой, без звонков дочери из Альинска. В первые две недели ему разрешали связываться с родными, а сейчас лишили этой возможности. Это убивало его, не давало спать и спокойно ждать своей участи. Если с женой последние два года все было сложно, то с дочкой, когда они помирились, возникло полнейшее взаимопонимание. Он не так давно стал понимать, что это такое — ребенок. Выросший, длинноногий, своевольный, но все-таки — ребенок, который говорит в трубку телефона, что любит папу.
Был у него период, когда связь с дочкой была на грани разрыва... А что он мог сказать в свое оправдание? С раннего ее детства он постоянно работал. Брал все дежурства, чтобы иметь дополнительные деньги и обеспечить семью. Жена уставала, злилась... А девочка росла, становилась красавицей и умницей. Он готовил для нее спокойное будущее в их городке, а она взяла и уехала в Альинск. Его обида была сильна, но гордость за дочь все пересилила. Все-таки девочка поступила в престижный университет! К тому же, разлука усилила его отцовские чувства. Постоянные переводы денег, разговоры по телефону, советы, да и виделись они часто — то она приезжала в родной город, то он в Альинск по работе. Последний его визит в общежитие дочки порадовал его. Это было ровно два месяца назад. В общежитии он увидел чистенькую комнату двух соседок, интеллигентную подругу Дашу и кучу распечатанных лекций. Конечно, он отдавал себе отчет, что две красивые первокурсницы не все время проводят за учебниками. Однако, дочкина зачетка убедила его, что на учебу они не забивают.
Он был бы счастлив, если бы дочь приехала к нему. Но — куда? В Санджары? Нет, увольте. Это было не лучшее место для женщин. Хотя, как он слышал, здесь и женщины сидели. Те, кто активно выступал против нового губернатора. Он сам тоже выступал. Более того — активно действовал. Собирал сведения. Когда выяснилось, что губернатором стал Балашов, больше половины населения его города стали протестовать. И вообще, по всей области случилась волна протестов. Балашов был бывший бандит. Он убивал людей, особо не стесняясь. Присваивал себе рынки, магазины. Люди, которые были против него, исчезали непонятным образом. В его городе еще помнили, как директор рынка отказался от балашовской крыши... И что? Всю его семью застрелили в собственном доме, включая годовалого младшего сына.
Допустим, предыдущий губернатор, Егор Леонов, тоже был не без греха. Но — такого за ним не водилось! И он много сделал для области, особенно для островков вроде Яблочного Поля. Построил больницы, школы. Восстановил заводы, тем самым дав рабочие места жителям области. А этот, Балашов? Чего он, вообще, хочет? На улицах Альинска и других населенных пунктов — военные и милиция. Проверки на предприятиях. В одном родном городе арестовали двести человек, из них многие - начальники частных и государственных организаций. Спустя два дня после выборов в администрации города было совещание, где они все собирались и обсуждали незаконность всего происходящего. И куда их дели? Никто не знает... Часть осталась в Санджарах.
В день его ареста все было ужасно. В его отделение приехали проверяющие отдела собственной безопасности из Альинска. Вскрыли сейф с документами, перевернули все вверх дном в его кабинете, на глазах у недоумевающих подчиненных. Предъявили какие-то странные обвинения в коррупции... В таком случае, всех областных начальников следовало бы арестовать! Потом разрешили заехать домой, взять необходимые вещи и попрощаться с родными. К своему ужасу, он почувствовал облегчение жены. Они так скандалили в последнее время... Возможно, она была рада его аресту.
Потом — двухчасовая поездка в товарном поезде до Санджар. Он уже был здесь... В детстве его класс возили сюда на экскурсию. Санджары когда-то очень давно были монастырем, а сейчас там стоял крохотный поселок. Десять домов, магазин, да огромное здание за колючей проволокой. Тюрьма.
В тот день арестовали много народу со всей области. Растащили по камерам. Всю ту ночь в тюрьме слышался крик, даже женский. Его определили в довольно комфортную одиночку — там была кровать, холодильник, столик и унитаз. Стены были каменными, пол деревянным. Маленькое окошко для общения с охраной, а на потолке — небольшое отверстие с решеткой, чтобы увидеть кусочек неба. Кормили просто, но довольно сытно — перловой кашей, тушенкой и яйцами. Не били. Скорее унижали морально... В первый же день его унизительно допросили, вплоть до личных пристрастий. Проверили несколько врачей. Он был заключенным категории «А»,. И он знал, почему...
Десять лет назад он работал в Альинске обычным милиционером, а его семья была в родном городе. Тогда он спас семилетнего мальчика от пьяного водителя. Мальчишка переходил дорогу, а отморозок, не увидев ребенка, гнал по переходу. Что оставалось тогдашнему работнику ГИБДД, как не кинуться наперерез машине?
Мальчик оказался сыном директора строительной компании «Альинскдомстрой» Владимира Балашова. Тот горячо поблагодарил инспектора ГИБДД, предложил деньги, а он отказался. Тогда была обещана всяческая помощь, дальнейшее общение и много чего еще. Он, забыв обо всем, вернулся домой, стал работать в местном управлении внутренних дел. Повышение и двухкомнатная квартира не заставили себя ждать... А потом, через много лет — эти выборы. Он в открытую высказывался против Балашова. Разобрал по коркам его деспотичную политику. И вот — итог!
Алексей Семенович Козырев, бывший начальник милиции города Р., сидел в одиночке почти месяц. С ним неплохо обращались... так, могли иногда заставить два часа стоять на коленях. Или лишали еды на целый день. Или, принудили несколько дней сидеть без света и отопления. Но, он был жив! И его не били. Спасибо его предыдущему знакомству с Балашовым. Пока его жалели...

* * * * *
У Валеры день с самого начала не задался. Началось все с того, что он плохо провел ночь — почти не спал. Думал о Даше, и об этом ее парне. Он не мог предположить, что у понравившейся девушки кто-то есть! А как она смотрела на него там, в кафе... Под столом они держались за руки. Даша просто сияла. Как давно этот субьект появился в ее жизни? Как умудрился завладеть ее чувствами? Что уже между ними было? Все эти вопросы доводили Валеру до бешенства. Эти мысли не давали ему покоя всю ночь, так что, на работу он приехал злой и невыспавшийся.
А там его ждал еще один сюрприз.
- Валер, тут пришла разнарядка. В Доме культуры на Вышнеградской сегодня вечером будет происходить странное собрание... На него есть разрешение, тематика такая ерундовая — благоустройство и озеленение района. Но есть сведения из достоверного источника, что это сборище угрожает безопасности города и его жителей. Также есть необходимость выяснить истинную цель собрания и в случае необходимости его разогнать.
Все это ему выдал начальник, вызвав к себе в кабинет. Валера, пытаясь сосредоточиться, переводил взгляд с широкого лица начальника на портреты президента, губернатора Балашова и мэра Альинска, висевшие рядышком на стене. Однако, услышав и осознав сказанное, молодой человек быстро собрался с мыслями.
Что такое, вообще, происходит? В Альинске и области всегда проживал народ думающий и активный. Действовала целая куча общественных организаций — от православной молодежи до ветеранов афганской войны. Они собирались, обсуждали, чего-то добивались для своих... Но — чтобы на подобные собрания направляли вооруженных сотрудников милиции? С каких это пор? Неужели мало других, более важных дел?
Однако, указания начальства не обсуждались. Валера понял, какая работа ждет его сегодня. - Я должен поехать? - спросил он.
- Да. Остальные заняты — по вызовам и дежурствам. Зайдешь с черного хода, тебя там никто не увидит. Твоя задача — быть незамеченным. Постоишь, послушаешь, запишешь все на диктофон. И, если действительно все так страшно, вызовешь подмогу и привезешь их сюда.
- Сколько там будет человек?
- Семьдесят. Для простого собрания по вопросам благоустройства многовато, как мне кажется! Все начинается в шесть часов вечера. Поприсутствуешь и, если это действительно собрание по районному вопросу, приедешь и напишешь рапорт. Назавтра даю тебе выходной. Выходной ему бы точно не повредил... Договорившись обо всем с начальником, он вернулся в кабинет, который делил с напарником Романом.
- О, какие люди! Привет! - молодой человек встал и пожал ему руку. - Ну что, обрадовал тебя Михаил Иванович?
- Ну да, - протянул Валера, садясь на свое рабочее место. - Ересь какая-то. А у тебя что сегодня?
- Я и еще несколько наших сопровождаем губернатора в поездке на Яблочное Поле, - казалось, Романа такая перспектива радовала. - Как поедете? По морю?
- Нет, на вертолете. Представь, я даже на самолете никогда не летал!
-Да, тебе повезло, хоть с толком день проведешь. Не то, что я — поеду не знамо куда и непонятно зачем...
Валера поставил чайник, насыпал себе и напарнику растворимый кофе в кружки. Может, хотя бы это поможет ему проснуться. По пути к шкафчику, где хранился сахар, налетел на стол Романа и больно ударился ногой об угол.
- Черт! - выругался он... и следом чуть не рассыпал сахар. Роман вовремя поймал сахарницу и внимательно посмотрел на него.
- Так. Сядь и успокойся, - он подтолкнул Валеру к креслу. - Что с тобой сегодня? Все роняешь, равновесие не держишь. Ты какой-то странный.
- Ничего, все нормально. Просто болит голова, - молодой человек отвернулся. Ему совсем не хотелось сейчас ни с кем откровенничать.
- Если так — выпей таблетку, не мучь себя и меня! Ты так кабинет разнесешь! Или все-таки... есть проблемы? С девушкой своей поссорился?
По Валериному лицу Рома понял, что прав.
- Не то что поссорился. Она меня очень расстроила.
- И что, теперь впадать в бешенство? Я уж не знаю, что там у вас произошло... Думаю, можно все исправить. Приезжай к ней вечером. Она в общежитии живет, так? Ты сегодня, я вижу, на машине? Вот и отправляйтесь на пляж, желательно — пустынный. Там все спокойно обговорите.
- А что, ты прав, - оживился Валера. У него не возникло сомнений, что Даша с ним не поедет. Он будет вести себя по-дружески, а потом найдет момент и отобьет девушку этого Димы. - Кстати, я же приобрел для нее телефон! Завезу его, вот и повод! - А к телефону прибавь бутылочку вина, - усмехнулся Рома. - Видишь, все не так плохо. День пролетел быстро, и без двадцати минут шесть Валера уже приехал на Вышнеградскую. По указанию начальника, он переоделся в обычную одежду, чтобы не бросаться в глаза своей формой. Из оружия — только пистолет. Вышнеградская улица находилась на окраине, в тихом районе. Отсюда крайне редко поступали вызовы. Домов мало, в основном старые трехэтажки. Зато неподалеку был пляж, вокруг — зелень, и, если выехать на шоссе, через десять минут можно было оказаться в лесу. Дверь черного входа была закрыта на щеколду с другой стороны. Через щель виднелся коридор и лестница. Валере не составило труда пройти — он аккуратно подковырнул щеколду палочкой и вошел внутрь.
Возле дома культуры стояло несколько машин, однако людей было действительно много. Они заполнили почти весь большой, хорошо освещенный зал. В основном молодые мужчины, заметил Валера и нескольких женщин. Люди были самые разные... Можно было увидеть и строгий офисный костюм, и рабочую робу, и молодежную толстовку с изображением любимой рок-группы. Действительно, сборище было странным. Что могло собрать здесь столь разных людей?
Лестница привела Валеру к самым верхним рядам в зале, поэтому его никто не заметил. Он поставил диктофон на запись. Тем временем на импровизированную трибуну поднялся мужчина лет сорока пяти в сером костюме. Его лицо показалось Валере знакомым... Ну, конечно! Константин Эдуардович Бероев, председатель Народной палаты Альинска. Он часто мелькал по телевидению. Видный общественный деятель, юрист, он многое сделал для жителей города: выбивал гранты для студентов-отличников, защищал городскую Боруновскую рощу, которую пытались ликвидировать для застройки... В общем, это был защитник прав и свобод жителей города. Но каким ветром его сюда-то занесло?
- Здравствуйте, - звучно проговорил он в микрофон. - Всех нас привела сюда одна цель — восстановление справедливости. Наши гражданские права были нарушены на губернаторских выборах. Пост незаконно занял Балашов. Имели место подкупы, угрозы и много чего еще. Всему этому есть свидетели. Необходимо бороться с его бандитскими методами управления!
- А как же Леонов? - подал голос кто-то из первых рядов. - Он собирался подавать в суд. Почему он бездействует?
- Сразу после подведения итогов выборов Егора Николаевича схватили и увезли в неизвестном направлении. Этому тоже есть свидетели, - тяжело вздохнул Бероев. - Его семья запугана. Мы ищем Леонова. Есть подозрение, что он содержится в одной из областных тюрем.
- Нужно что-то предпринимать! - послышался женский голос. - Это — страшный человек. Он вылез из бандитского времени и продолжает действовать своими методами. Я — директор по кадрам на вагонном заводе. Что сейчас творится — ужас! После опубликования его постановления по всему заводу расхаживают вооруженные военные. Что-то ищут, вынюхивают, мешают людям работать. Один брякнул, что мы взрывчатку там готовим!
Все сразу зашумели. Бероев предложил говорить по одному... Начали высказываться рабочие коммунального хозяйства, других заводов. Везде было тоже самое! Слышались и другие жалобы. В регионе повышаются коммунальные платежи, цены на продукты, даже оплата детского сада! Причем, цены подскочили резко и неожиданно.
- Чего он хочет? Не дает людям спокойно жить! Пусть уходит! - слышались возбужденные голоса.
- Он просто так не уйдет, - усмехнулся Бероев. - Этот человек настроен обобрать область до нитки. Но мы должны бороться! Собирайте любые свидетельства произвола властей. У кого есть диктофоны, камеры — прекрасно! Нужно иметь на Балашова компромат, который можно потом отправить в вышестоящую инстанцию. Наша область отрезана от страны, поэтому мало кто видит, что здесь происходит. - А как же наш митинг? - раздался молодой мужской голос.
- Митинг против роста цен в области пройдет пятого августа, в пятницу, напротив администрации. До него еще две недели. Разрешение мы получим...
Валера слушал и мысленно со всем соглашался. Теперь мутная картина из событий в области становилась более ясной. Бандит дорвался до власти, убирает неугодных. С этим нужно бороться, иначе рано или поздно будет плохо всем.Молодой человек почувствовал желание присоединиться к этим людям, но сейчас он этого делать никак не мог. Но и мешать им не хотелось...
Нужно было только предоставить начальству запись — доказательство, что здесь действительно обсуждали тему, далекую от политики. Если в отделении узнают, о чем здесь говорили — Бероеву не поздоровится...
Неожиданно правозащитник посмотрел на часы.
- Через полчаса мы должны разойтись, - проговорил он. - Так поднимем же тему, ради которой мы собрались — озеленение и благоустройство нашего города! Давайте, друзья, не стесняемся. Задаем вопросы и вносим предложения!
Валера с облегчением вздохнул. Бероев словно прочитал его мысли! Он с удовольствием стер старую запись и начал новую.
К счастью, начальник не поставил его действия под сомнение. Он похвалил Валеру и попрощался до послезавтра. Молодой человек забежал к себе в кабинет, взял из ящика новенький мобильный телефон и порвал коробку. Даша может подарок и не принять... а так, можно сказать, что от кого-то из уволившихся сотрудников остался аппарат.
По дороге в общежитие Валера заехал в магазин и купил бутылку белого вина. Подумав, добавил к ней фрукты и конфеты. Воодушевленный идеей поездки на море, он гнал по городу. И даже его сонливость и раздражительность куда-то испарились... Было уже девять часов вечера. У него даже в мыслях не было, что Даши может не быть на месте... На тротуаре он увидел Дашу, медленно идущую к общежитию. Волосы ее развевались от легкого летнего ветерка, обнажая смуглую шею. Валера судорожно вздохнул и затормозил.
- Девушка, вы спешите? - крикнул он, опустив стекло машины. Даша обернулась... Валера обомлел. Лицо ее было заплаканным. Казалось, она еще даже всхлипывала.
Молодой человек выскочил из машины, обнял Дашу за плечи. А она смотрела на него, не говоря ни слова. Только слезы опять потекли у нее из глаз.
- Что случилось? - Валера прижал ее к себе. - Кто тебя обидел? Этот твой Дима? Скажи, я ему устрою...
Даша тяжело вздохнула. Он чувствовал, как становится мокрой футболка на груди от ее слез. Ну, что могло довести жизнерадостную девушку до такого состояния? Он уже и забыл, отчего сам сегодня был зол на весь мир.
- Не спрашивай, - Даша посмотрела ему в глаза. - Просто увези меня отсюда.
- Куда? - Валера открыл дверь машины. - Скажи, куда ты хочешь? Любое место...
- Туда, где мне будет хорошо и спокойно, - прошептала девушка, кидая прощальный взгляд на общежитие...
 
Марина (Marine28)Дата: Вторник, 23.09.2014, 09:51 | Сообщение # 8
Зашел почитать
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 23
Награды: 1
Репутация: 0
Статус:
Глава 7
Балашов, сидя в своем рабочем кабинете, смотрел анкеты претендентов на должность своего второго секретаря. Их было много, в основном — студенты, но претендовали на должность и люди с образованием, с приличным опытом работы. Еще бы - работа в Правительстве области была престижной, зарплату он предлагал немаленькую, да еще и неполный рабочий день. Владимир Андреевич больше склонялся к студентам. Молодой, шустрый, гибкий народ, они знают компьютерные программы и, как правило, хорошо адаптируются к работе.
Ко всем анкетам прилагались фотографии. Вот тут Балашов посмеялся от души... Никто не фотографировался специально — в деловой обстановке, в соответствующей одежде. Так что, на фотографиях он успел увидеть комнатные растения, домашних животных, маленьких детей, залы кафе и много чего еще. Все это, конечно, мило, но совершенно не располагало к деловому общению и восприятию претендента, как будущего его подчиненного.
А вот в одной из анкет он наконец увидел то, что хотел. Модельной внешности рыжеволосая девушка, одетая в черную юбку и строгую белую блузку. Она сфотографировалась на фоне библиотеки — возможно, университетской! Этот вариант ему понравился. Он внимательно читал ее анкету... Ольга Козырева, восемнадцать лет, будущий экономист. Абсолютно никакого трудового стажа... Из такой помощницы можно лепить что угодно! Юная студентка будет слушать, учиться и мотать на ус. Чего еще можно пожелать? Одновременно с этими его размышлениями в кабинет вошла Лиза. Она целый день провела в отделе кадров — там проходили собеседования. До этого времени никого подходящего она не видела, но сейчас казалась удивленной и довольной. - Владимир Андреевич, мы сейчас беседовали с девушкой, - объявила она.- В ней мы нашли самое главное — она знает все компьютерные программы и очень быстро печатает! Очень хочет начать свою карьеру именно у нас — говорит, ей важен престиж. Молодая студентка...
- Эта? - в ответ он показал помощнице анкету.
- Да, она. Козырева! - Лиза явно была рада, что кто-то будет печатать за нее на противном компьютере. - Тогда приглашай, - кивнул он.
Через минуту девушка появилась в его кабинете. Одета она была строго, но темно-зеленое платье до колен с короткими рукавами отлично подчеркивало фигуру. Длинные волосы забраны в хвост, и никакого макияжа. Девушка явно знала, как нужно подавать себя в разных ситуациях.
- Здравствуйте, - Балашов заглянул в анкету, - Ольга Алексеевна. - Прошу, присаживайтесь. Она села на стул напротив него. Сидела, не поднимая красивых больших голубых глаз, пока он изучал ее анкету. Руки на сложены на коленях. Похоже, боится... А что вы хотели? Человеку восемнадцать лет, и он нигде не работал. К тому же, возможно, у него недавно арестовали папу...
Эта мысль пронзила Балашова внезапно. Того начальника милиции, что когда то спас его сына, звали Алексей Козырев. Насколько помнил Балашов, у него была дочь примерно этого возраста, и она училась в Альинске. К тому же, черты лица этой девушки неуловимо напоминали арестованного.
Мозг Балашова быстро заработал. Жена донесла на собственного мужа, что он ищет сведения о беспределе нового губернатора. Козырева сажают за решетку, а его дочь тем временем здесь. И вот она пришла устраиваться в Правительство на работу — и ни кем-нибудь, а его собственным помощником. Зачем? Следить?Узнать, куда отца отправили? Отомстить? Или же — она не поняла, откуда ветер дует, и пришла просто за престижным рабочим местом?
Все эти вопросы нашли на его лицо такой тенью, что Ольга, подняв глаза, тут же опустила их. Балашов понял, что так просто он ничего не узнает. Неизвестно, кто и что стоит за этой юной девушкой. К тому же, если она годится, как помощница — что же, отказывать ей из-за ее отца? Может быть, она в свои годы вообще не понимает ситуацию. Ее лучше держать при себе. Убедить, что нынешняя власть хорошая. И, если нормально себя покажет, отпустить ее отца. Под подписку о неразглашении, разумеется! Все-таки однажды Козырев оказал ему большую услугу.
- Почему хотите у нас работать, Ольга? - спросил Балашов, откидываясь в своем кресле.
- Это хороший старт для моей карьеры, - глядя ему в глаза, ответила Ольга. Она, сама того не замечая, приняла ту же позу, что и собеседник — откинулась на спинку стула, расцепила изящные руки и облокотилась ими на стол. - Может быть, я хочу стать, как вы.
- Губернатором? - развеселился он. Эта юная девочка радовала своей прямотой и искренностью. - А что? Чем черт не шутит... Вы молоды. А что хотите получить именно в процессе работы?
- Знания, опыт. Ну и, конечно, зарплату. Вы обещаете хорошо платить, а студентке жить трудновато. - Знаю, сам был студентом, - улыбнулся он. Определенно, девчонка ему понравилась. Оставалось исключительно для галочки протестировать ее. - Вы мне, в целом, подходите... Напечатаем один маленький документ?
Ольга села за Лизин компьютер, открыла программу. К удивлению Балашова, она заканчивала печатать текст одновременно с его последними словами. Пальчики девушки порхали по клавиатуре, при этом на кнопки она не смотрела, то есть печатала слепым методом. - Все? - спросила она, когда он закончил. - Здесь ставим подпись... А здесь — фамилию исполнителя документа. Оставляем пробелы для подшивки...
К его удивлению, девушка знала ГОСТы, предъявляемые к делопроизводству. Решение Балашова было окончательным.
- Ольга, вы нам подходите, - улыбаясь, проговорил он. - Приносите паспорт, аттестат и справку с места учебы. Медкомиссию пройдете в ведомственной поликлинике. Вы устраиваетесь на работу с понедельника, тогда и заведем вам трудовую книжку. Поздравляю с первой работой!
Она, похоже, и сама была рада. Улыбнулась, кремовые веки затрепетали, открывая прозрачные, огромные глаза. Сейчас они почему-то казались серыми.
- Спасибо, Владимир Андреевич... Не подведу, - ответила она и, подхватив сумочку, покинула кабинет.
- Да уж, Ольга, дочь мента, - сказал он, когда остался один. - А подведешь — будет только хуже!

* *
-Как здесь хорошо! - Даша растянулась на покрывале. Она уже успела искупаться, а потом поваляться на песочке. Из-за нее одеяло, на котором они лежали, тут же испачкалось. Но Валера совсем на нее не сердился. Он радовался всему — яркому солнцу, вечернему ветерку, плеску волн и, конечно, самой Даше.
Они поехали на море, в чем были. Оба в джинсах и футболках, поэтому пришлось заехать на ближайший рынок — купить одеяло, плавки ему и купальник Даше. До моря ехали минут двадцать... Все это время Даша была молчалива и грустна, он впервые почувствовал, как больно бывает там, в душе. Последний раз он такое переживал в Чечне, когда приходилось убивать людей. А тут — подумаешь, девчонка, расстроилась из-за ссоры с парнем... Однако, он переживал. Ну, не мог он видеть Дашиных слез... На пляже она повеселела. Оценила купленное им вино. Сразу побежала купаться. Как ребенок — улыбаясь, подумал Валера. Плескалась, веселилась и пыталась его обрызгать. А он впервые за лето выбрался на пляж — и только благодаря ей. Правда, его давно не знавшая солнца кожа давала о себе знать. Спина уже горела... Но Валера терпел, видя, как хорошо Даше. А она, нарезвившись в воде, вернулась к нему. Мокрые вьющиеся волосы прилипали к плечам, глаза сияли — словом, Даша выглядела великолепно.
- Вина? - предложил он и разлил янтарную жидкость по стаканам. Даша выпила залпом... Видно было, что она еще на забыла о своей беде. Тогда Валера стал еще более галантным — предложил ей фрукты и закутал в полотенце. Несмотря на жару, кожа Даши покрылась мурашками. Ее глаза были уже веселыми, хмельными. Много ли надо восемнадцатилетней девушке?
- А ты тоже будешь мне изменять? - она опьянела резко. Упала на его разогретое солнцем тело, причиняя боль... и одновременно наслаждение. - Сейчас будешь ухаживать, а потом с другой гулять?
- Так вот в чем дело, - вздохнул он, и перекатил Дашу так, что она оказалась под ним. - Твой Дима тебе изменил. Нет, я не такой. Ты мне очень понравилась. У меня были связи, но ты — нечто большее. Мне плохо, когда тебя нет рядом...
- Я не могу тебе верить, - Даша уже опьянела. Он увидел слезу, стекающую по ее щеке. - Я ему поверила... А он меня обманул.
Валера и сам не заметил, как поднял Дашу на руки и понес на каменистый пляж — туда, где мало людей. - О, какое тихое место! - восхитилась Даша. - Знаешь, я всю жизнь мечтала искупаться голышом. Ну, с тех пор, как мама одела на меня купальник. Валера, отвернись!
Он послушался, но через минуту повернул голову. Даша и вправду купалась голой! Ее юное тело блестело в свете луны. Загорелая кожа, большая грудь и гибкая талия... все это ныряло в лунный речной свет.
- Валер, с тобой так хорошо! - голая Даша завернулась в полотенце и прижалась к нему. Последующие ее действия были ему на пользу, но он расценил их, как месть Диме.
- Ну, что ты теряешься? - с этими словами Даша обняла ногами его бедра и стала целовать его торс. - Милый... ты такой... ох, я улетаю. Иди ко мне...

* *
Дима понимал, что его жизнь разделилась на две части. Одна — до Даши, и другая — после их встречи... До их знакомства у него была личная жизнь. Бурная и непонятная. Дима никогда не отрицал, что любит женский пол. И женщины отвечали ему взаимностью... Он был молод, приятен в общении, мужествен, имел свою квартиру — что еще надо? Они слетались, как мухи на мед. Молодой человек имел отношения в компании друзей, в офисе своего завода — да мало ли где еще! Однако, он никому ничего не обещал. А год назад он имел глупость связаться с Марией, и это существенно изменило его жизнь.
Мария пришла на сталелитейный завод работать медсестрой — на таком предприятии обязательно должен находиться штатный медик. Она перешла из городской больницы в поисках большей зарплаты. Девушка была на два года старше Дмитрия, уже успела побывать замужем, правда, детей у нее в прошлом браке не было. И тогда он впервые в жизни столкнулся с тем, что хочет и добивается не он, а женщина! Мария была крайне активной. При встрече в зарплатной кассе и столовой строила глазки, пыталась все время дотронуться до него. А уж, когда рабочим цеха устроили плановый медосмотр, и они по одному заходили к медсестре в кабинет, дамочка оторвалась по полной. К счастью (или к сожалению?) по очереди он проходил последним. О таком медосмотре мечтали бы все мужчины, работающие на заводе...
Признаться, Дима с радостью откликнулся тогда на ее действия. Ему всегда нравились такие девушки — взрослые, раскованные, с тяжелым, роскошным телом, которую так приятно обнимать. К тому же, она была готова к ласкам практически всегда, была легкомысленна, весела и не напрягала его. А что еще можно пожелать?
Все было замечательно. Они встречались то в его квартире, то в ее комнате в медицинском общежитии. Их свидания, как правило, были страстными и быстрыми. И обоих это устраивало, пока Дима не начал остывать к Маше, а она, девушка опытная и умная, сразу это почувствовала.
Вот тут-то все и началось... А именно — истерики, скандалы, слезы... Дима несколько раз объяснял девушке, что их отношения несерьезны, и он ничего ей не обещал. Что он вообще не планирует связывать себя с кем-то в ближайшее время. Но Маша не хотела ничего понимать. Преследовала его на работе, названивала, просматривала его телефон, когда он был в пределах досягаемости. Дима не скрывал, что у него есть другие девушки, и с ними его также ничего не связывает, кроме постели. Совсем недавно случился апогей их странной связи — Маша соврала, что беременна. Молодой человек смирился с ситуацией. Он помнил свое детство, когда не знал отца, был брошен матерью и остался на попечение тети, которая, к счастью, оказалась хорошим человеком. Они подали заявление в ЗАГС... А через неделю после объявленной беременности, когда они стали жить вместе в его квартире, он пришел пораньше с работы. Купил фруктов, чтобы порадовать беременную Машу. Тихо вошел в коридор и... почувствовал запах сигаретного дыма! Девушка явно его не ждала. Она, взяла выходной, сказав на работе, что плохо себя чувствует, а сама сидела на кухне, курила, потягивала вино и болтала по телефону с подругой. Тут-то Дима и узнал, какой он дурак, и как лихо Маша его обдурила. В разговоре она хвасталась своим умением прижать мужчину к ногтю, его изменившимся к ней отношением и скорой свадьбой.
Теперь пришла его очередь скандалить. Они страшно поругались, и Маша уехала от него, но своих попыток сблизиться не оставила. Какое-то время они редко виделись, а он стал вести прежнюю свободную жизнь. Тогда-то Дима и познакомился с Дашей и понял, что ему не так уж нужна свобода... К девушке его тянуло со страшной силой. Более простого, чистого и в то же время страстного человека он еще не встречал. В последнюю их встречу его чувства к ней подстегнуло знакомство с Валерой. Дима догадывался, что они виделись еще после той ночи, когда их арестовали — так сияли глаза Даши, когда он зашел в кафе. Да и Валера явно не ровно дышал к ней. Соперник...
А позавчера Маша устроила прощальную гастроль артиста. К сожалению, он не забрал у нее ключи от своей квартиры, когда они поссорились. Маша приехала к нему... Когда он вернулся с работы, увидел жуткую картину — девушка сидела в его ванной и резала себе вены. Первая кровь уже показалась... Дима отреагировал молниеносно — отнял у нее бритву, перевязал руку и надавал пощечин. Он никогда не бил женщин, но ситуация совсем вышла из-под контроля. Потом он дал ей успокаивающую таблетку, напоил водой.
- Маш, ты пойми, - говорил он. - Я люблю другую. Хочу на ней жениться. Все, Маша. Ничего не поделаешь. Хоть ты что сделай— я все равно с тобой не буду...
После этого она, казалось бы, все поняла. Попросила проводить ее домой, что он и сделал. Общежитие медиков находилось недалеко от Правительства. Там Маша потребовала прощального поцелуя, и он не видел повода отказывать ей. На этом они и попрощались...
Сейчас Диму волновала другая проблема. Даша уже два дня не отвечала на звонки. Вахтерша все время отвечала, что ее нет в комнате... Один раз к телефону подошла Оля и ответила тоже самое. Это было подозрительно.
Сегодня Дима решил приехать в Дашино общежитие и увидеть ее. Поговорить. Неужели этот милиционер отбил ее? Он во всех отношениях проигрывает. Поганая профессия, следующий из нее поганый характер, да и внешне он Диме проигрывает — молодой, а уже отрастил живот. Однако были у него и преимущества — девушкам нравится форма, власть. К тому же, он не такой и плохой, раз отпустил тогда девчонок. В общем, поводов для волнения хватало...

* * * *

Даша сидела в заброшенном садике. Он раскинулся вокруг общежития... Там были кусты роз, яблоневые и вишневые деревья. За садиком никто не ухаживал, но, тем не менее, он казался красивым и уютным. Там было несколько беседок, и в одной из них она и решила скоротать вечер с книжкой. ГОСТы делопроизводства — это она сейчас изучала. В ее компьютерной фирме от нового секретаря требовали работать по правилам, и Оля выручила ее, дав почитать свое пособие. Сама Ольга уехала на выходные к матери. Она не слишком-то хотела ехать в родной город, но мама не отвечала на ее многочисленные звонки. Домашний телефон молчал, а значит, мать была не дома... А вдруг, с ней тоже что-то случилось? Подруга испугалась и поехала в родной город.
Даша пыталась сосредоточиться на ГОСТах, но у нее не получалось. Ей мешали два чувства — обида и страсть. Обижалась она на Диму, а пылала страстью к двоим — к нему и Валере.
Чертов Альинск! Он открыл в ней женщину, которую можно назвать нехорошим словом. Спать с двумя парнями, любить обоих... Как это возможно... Дима показал себя не с лучшей стороны, но она надеялась, что всему есть оправдание. А Валера... При воспоминании об их недавней ночи у Даши начинало учащенно биться сердце.
- Замечталась? - она вскрикнула и выронила книжку, услышав шепот под ухом. - Ты здесь все время торчишь, читаешь? А я звоню, переживаю!
Даша обернулась и увидела рядом с беседкой Диму. Свежего, веселого, такого привлекательного в простой черной майке и потертых джинсах. В руках он держал бутылку вина и коробку с пирожными. А что такого? Проводил одну, поехал с другой...
- Пошел вон! - крикнула она. - Видеть тебя не хочу. Бабник. Тебе же другие девушки нравятся? Низкорослые блондинки с большой попой. Вот и ищи таких!
- Даш, ну ты чего? - он вошел в беседку, сел напротив. Задумался... и неожиданно хлопнул себя по лбу. - Ты же учишься недалеко от Правительства! Что, видела меня?
- Да, представь себе! - Даша вскочила и хотела уйти. - Вы целовались! Ну, что скажешь?
- Позволь мне все рассказать, - Дима уже откупоривал бутылку вина. - А пока — выпей и попробуй пирожные. Они великолепны...
И Дима рассказал ей все. Без утайки -начиная со своих шестнадцати лет, когда у него впервые был секс с девушкой. Даша слушала, кивала, и на лице ее отражалось изумление. Да, он попробовал все. Для его возраста — двадцати трех лет — у него был большой опыт. А что делать, если после армии он перебрался в большой город с его соблазнами? Рассказав про Машу, Дима перевел дух и посмотрел в глаза девушке. Похоже, Даша поверила ему.
Она отпила вино из бутылки, доела пирожное... и попросила сигарету. Он знал, что Даша не курит, но, по-видимому, его рассказ заставил ее нервничать.
- Да, Дима, - вздохнула она. - Гуляка ты редкостный. И что, прямо так, взял и влюбился в меня?
- Даша, ты знаешь, можно любить и двоих сразу. - Диму так и подмывало спросить о том милиционере, однако он промолчал. У самого рыльце в пушку. - Но я люблю только тебя. Я объявляю о своих намерениях: встречаться с тобой, сколько ты хочешь, потом — жениться. Если ты хочешь замуж сейчас — я готов!
- Нет, сейчас не надо, - девушка вздрогнула, вспомнив о Валере. А что делать с этими отношениями? Парень ей очень нравится. - Но, если я еще раз увижу...
- Не увидишь, - ответил Дима, садясь рядом и ласкающими движениями задирая Дашин белый сарафан. Кожа ее ног была гладкой, упругой и загорелой. Она затрепетала и обвила свои ноги вокруг его талии. - Этого просто не будет. Я — твой. Нам так хорошо вместе...
В четыре часа утра в саду никого не было. В беседке стояла пустая бутылка вина, и мирно протухали на жарком августовском солнце кремовые пирожные. А Даша и Дима спали — она на скамейке беседки, а он — на деревянном полу.
 
Марина (Marine28)Дата: Вторник, 23.09.2014, 19:08 | Сообщение # 9
Зашел почитать
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 23
Награды: 1
Репутация: 0
Статус:
Глава 8

Похоже, жители Альинска и области дошли до точки кипения...
Вообще-то, пятничный митинг был запланирован. Он был разрешен администрацией города. Но, вместо обозначенных в письме ста человек, на площади перед Правительством собралось человек пятьсот, в основном — молодые, разгоряченные мужчины и женщины. У них были вызывающие транспаранты, лозунги которых люди кричали люди.
- Долой нечестные выборы! - кричали они.
- Балашов, выходи на диалог с народом!
- Кончать убийства и аресты!
- Свободу местным СМИ!
- Хватит проверок и облав!
Владимир Андреевич Балашов наблюдал все это из своего рабочего кабинета. Рядом были заместители, а также два его секретаря — Лиза и Ольга.
Кстати, последняя оправдала его доверие. Она была молчаливой, исполнительной. Там, где надо, проявляла гибкий ум. А в нужных ситуациях молчала... Лиза была от нее в восторге. Признаться, и самому Балашову она нравилась. Сейчас девушка, великолепно выглядящая в темно-зеленом летнем платье, стояла рядом с Лизой, прильнув к окну. Все происходящее ее явно пугало. И, она побледнела, когда увидела в толпе детей. Ну, какого фига эти демонстранты привели с собой детей, маленьких, беззащитных?
- Это жизнь, Оля, - проговорил Балашов, кладя руку ей на плечо. - Я — власть. Есть как и сторонники, так и противники.
- Владимир Андреевич, это же мирные демонстранты, - начала Лиза и замолчала, когда в толпе взорвалась петарда. Балашову это не понравилось.
- Так. Ольга, сходи к начальнику охраны и попроси, чтобы они позвонили в милицию. Чтобы в ближайшие полчаса здесь было два вооруженных отряда.
Оля побежала в кабинет начальника охраны и передала ему просьбу Балашова. Тот на ее глазах сделал нужный звонок и ответил ей, что все будет исполнено.
. * * * *
Валера был в числе одного из прибывших отрядов. Им приказали одеть защитную форму, взять в руки огнестрельное оружие, а также щиты. В этой форме было очень жарко — с него тут же полился пот.
Вытирая мокрое лицо, он разглядел митинг. Точнее — молодых, разгоряченных и безоружных людей. И детей. Валера вспомнил Чечню... И смуглые маленькие тела, мертвые и окровавленные. Тогда он стрелял по ним, воевал за страну. А сейчас — за что он воюет?
- Эй, парень. Тебе плохо? -спросил его Роман, друг и напарник. - То сидели в участке, пьяниц ловили... А сейчас — совсем другое.
- Я не буду по ним стрелять! - возмутился Валера. - И бить не буду. Не могу... Лучше убей меня ты.
- Не могу! - рассмеялся Рома. - Я тоже, представь себе, не убийца. Но что нам остается делать?
Они видели центральную площадь из своего уазика. По команде «Пошел!» все милиционеры выскочили из машин и выстроились на площади, заняв оборонные позиции вокруг здания Правительства.
- Нужно что-то предпринять, - пробормотал Валера. Он представил, что в толпе может находиться Даша. И что, бить ее? Арестовывать? Он очень надеялся, что ее тут нет, ведь девушке тоже не нравилось то, что происходило в области. Она могла также выйти на площадь, хотя в это время должна была быть еще на работе, а это — другой конец города. В рацию их командира уже поступила команда... Иначе, как объяснить, что демонстрацию начали теснить к дороге? Дубинками, пинками и ударами. Их сослуживцы действовали. Однако, ни он, ни Рома пока не предприняли никаких действий. Люди отреагировали. Мужчины вступили в бой с вооруженными отрядами милиции. Он услышал стоны и крики. Когда закричал ребенок, Валера потерял самообладание.
- Ром, мы должны это прекратить, -он потянул напарника за рукав.
- Ты чего? Нас потом уволят, на фиг...
-А ты хочешь вот так работать?
Рома обмяк и промолчал. Валера думал недолго. Он знал, чего больше всего боятся жители города.
- Уходите, - громко проговорил он, обращаясь к ближайшему из демонстрантов — молодому мужчине.
- А если не уйдем? - живо обернулся тот. - Мы пришли отстаивать свои права! Почему Балашов не идет с нами на контакт?
- Вас всех прямо отсюда повезут в Санджары, - ответил Валера. - Без суда, следствия и какого-либо оформления. Так и останетесь там, мертвыми душами...
Похоже, Валера был убедителен. Мужчина что-то прошептал на ухо рядом стоящему демонстранту.
- Санджары, - страшное слово волной прокатилось по толпе. Его повторяли все...
Один за другим люди стали расходиться. Вооруженные милиционеры с удивлением смотрели на них, думая, что пара ударов дубинкой так подействовали.
Рома незаметно пожал Валере руку и с облегчением вздохнул.
- Ты молодец, - прошептал он. - Такое побоище предотвратил!
Балашов, наблюдая за происходящим в окно, также сделал вывод, что благодаря оперативной работе милиции демонстранты разбежались. Он остался очень доволен, тут же позвонил начальнику отделения и похвалил его.
Валера, садясь в служебную машину, заметил Олю — она стояла на остановке и ловила попутку. Он, снимая защитный шлем, подбежал к ней.
- Оля, привет. Ты в общежитие едешь?
- Да. Мой рабочий день закончен, - ответила она, нервно улыбаясь и застегивая в машине ремень безопасности.
- А где ты работаешь? Где-то неподалеку?
- Я недавно устроилась в Правительство. К губернатору, вторым секретарем.
- И что, нравится? - вопросительно посмотрел на нее Валера. - Знаешь, даже я, стоящий на защите существующей власти, перестаю понимать Балашова и его методы управления.
- Это просто работа, - вздохнула она. Зарплата, опыт, престиж... Понимаешь? А на некоторые вещи я просто закрываю глаза!
Она никак не могла ему сказать о своих истинных мотивах... Валера, конечно, был хорошим парнем, но оставался милиционером. И, возможно, он имеет самое прямое отношение к Санджарам.
Около общежития он выскочил из машины и помог выйти Оле.
- Валер, а ты и к Даше не зайдешь? - спросила она. - Можешь у нас в комнате подождать, она скоро с работы придет.
- Сегодня — нет. Я должен быть в участке, в городе сейчас неспокойно. Скажи Даше, что я очень люблю ее...
 
Марина (Marine28)Дата: Вторник, 23.09.2014, 19:10 | Сообщение # 10
Зашел почитать
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 23
Награды: 1
Репутация: 0
Статус:
Глава 9
День сегодня был прекрасный — не такой жаркий, но солнечный. Теплый ветерок обдувал город, разнося по улицам самые разные запахи — моря, цветов, бензина...
Люди спешили на работу, а вечером — в парки отдыха и увеселительные заведения. Бойко работали торговые центры и рестораны. Вроде бы ничто не напоминало о тревожной обстановке Альинска и о недавней демонстрации, однако, в толпе людей ощущалось некоторое напряжение.
Жители города не понимали, что происходит. Резко скакнули цены на все услуги сразу — на платежи за квартиру, за проезд... Даже продукты подорожали. А зарплаты-то остались теми же!
В области существовала так называемая надбавка «за экологию» - она объяснялась наличием сразу нескольких промышленных заводов, деятельность которых могла нанести вред здоровью людей. Раньше эта надбавка казалась ощутимой, но, при нынешнем росте цен, она становилась просто смешной.
Владимир Андреевич Балашов все это прекрасно понимал, но остановиться уже не мог. Область кишела возможностями. Регион богатый, и необходимо было качать из него деньги, пока есть возможность. Вряд ли его переизберут на второй срок, и неизвестно, сможет ли он опять провернуть свои операции с подкупом и угрозами через четыре года. Поэтому, нужно сейчас брать все, что можно. Признаться, он здорово утомился и понервничал от этой демонстрации, и от своей работы. А куда он ехал, когда хотел расслабиться? Правильно, к Вике.
Сегодня он направился к ней, не позвонив предварительно. Обычно в это время Вика была дома. Заказал в ресторане пару изысканных мясных блюд, вино и поехал за расслаблением и наслаждениями.
Вика открыла ему сразу... Выглядела она как-то странно. Нет, красивая, как и обычно, но какая-то бледная и рассеянная, даже измученная. Балашов удивился. За все пять лет их связи он никогда не видел свою любовницу такой.
- Здравствуй, - он приник к ее губам долгим поцелуем, провел рукой по гладким блестящим волосам. - Я соскучился. Сейчас мы с тобой поужинаем...
Водитель неслышно проскочил на кухню и расставил ресторанные блюда на столе, и также тихо вышел из квартиры. Они сели за стол. Балашов, заметив, что Вика не в настроении, открыл вино.
- Что-то случилось? - его удивляло Викино молчание вместо обычного веселого щебетания. Ты сама не своя. Устала? Ничего, сейчас мы попробуем фрикасе, я в «Илле» брал. И отлакируем белым вином. Как тебе?
Вика отрезала себе кусочек мяса и залпом выпила бокал вина. Веселее она не стала. Балашов уже и вовсе не знал, что думать. - Володя, я беременна, - выпалила она, не смея поднять глаз. - Восемь недель. Я не знаю, как так получилось! Бокал выпал из рук губернатора на пол, но не разбился — только вино разлилось по дорогому темно-коричневому ламинату. Он не знал, что и думать, а потом ощутил сильную злость и досаду — на ту самую женщину, к которой ничего не испытывал, кроме страсти и вожделения.
- Не знаешь?! - крикнул он, стукнув кулаком по столу. - Ты же говорила, что принимаешь таблетки.
- Возможно, я забыла выпить ее в один из дней. Или это произошло, когда у меня были месячные. Или был сбой...
- Какой, нафиг, сбой! - рявкнул он. - Вика, тебе не восемнадцать лет, а двадцать восемь.Ты должна разбираться уже в таких вещах...
- Я никогда раньше не беременела! - слезы потекли у нее по щекам. Его страстная, фривольная любовница сейчас казалась убитой и подавленной. Она запахнула на груди синий шелковый халат, и он заметил какими худыми стали ее кисти рук, и как стали просвечивать через кожу голубоватые венки.
- Несколько дней назад меня начало сильно тошнить, и живот заболел. Я думала, что отравилась, а потом догадалась и побежала к гинекологу. И, вот...
- Вовремя ты к нему побежала, - холодно усмехнулся он. - Восемь недель — небольшой срок. Насколько я знаю, врачи с этим разбираются до двенадцати недель.
- Володя, ты же не заставишь меня делать аборт?! - она посмотрела на него, взгляд ее был затравленным и испуганным.
- Не заставлю, - он залез в карман, достал кошелек и вынул несколько крупных купюр. - Думаю, этого хватит. Ты сама пойдешь и все сделаешь. Так, чтобы не было последствий для твоего здоровья, и без боли. За эти деньги тебя должна обслужить целая бригада хороших врачей!
- А если я не соглашусь? - всхлипнула Вика. - Оставлю этого ребенка?
- Можешь и оставить, - насмешливо протянул он. - Тогда ты лишишься этой квартиры, более того — я сделаю так, что ты не сможешь жить в Альинске, и ребенок тоже. Да, Вика, я жесток. У меня уже есть жена и дети. А ты мне нужна по-прежнему, но безо всяких детей. Разберешься с этой проблемой — и забудем все.
Он встал и пошел в коридор. Вика последовала за ним. Стояла и наблюдала, как он одевает ботинки. - Ты уходишь?
- Ну да... с тобой же сейчас нельзя. И, насколько я знаю, потом тоже нельзя, целый месяц. Ничего, потерпим. Что такое месяц по сравнению с годами наших отношений?
С этими словами он, насвистывая, покинул квартиру. А Вика сползла на пол прямо в прихожей. Плакать она уже не хотела. - Ничего, Балашов, - прошептала она, с ненавистью сжав кулаки. - Это сейчас ты — главный и диктуешь правила игры. Поверь, я найду возможность тебе отомстить!

* * * * *
Сегодня Оле было плохо. По-настоящему плохо, а не просто грустно, как бывало раньше. Она еле отработала этот день — к счастью, укороченный, пятничный. На работе ее состояние заметили все. Лиза, с которой они успели подружиться, была с ней ласкова почти по-матерински. Практически каждый, кто увидел ее, спросил, почему такое грустное лицо. Даже сам Балашов, пребывавший в хорошем настроении, спросил, не заболела ли она, и предложил уйти пораньше домой. Оля отказалась... На работе, конечно, тяжко, а совсем одной — еще хуже. Если бы Дашка была рядом... Но подруга то работала, то встречалась с кем-то из своих двух парней. Ее личная жизнь стала крайне насыщенной и запутанной. Даша влюбилась сразу в двоих, и тайно встречалась с ними по очереди. Никак не могла выбрать — Дима или Валера? Где уж тут ей нянчиться с подругой!
А плохо Ольге было по той же, старой причине. Из-за отца. Сегодня было ровно три месяца, как его арестовали — и два месяца он не выходил на связь. Утром она встала, ошарашенная этой мыслью. Что с ним? Жив ли он? Девушка собирала сведения о Санджарах из слухов и сторонних разговоров, и от этих сведений ей становилось страшно.
Она регулярно созванивалась с матерью... Та, казалось бы, уже свыклась с таким положением вещей. Отношения у них с отцом, правда, были не сахар — Оля, пока жила дома, не раз слышала, как они ругались. Мама обвиняла отца в изменах и во многих других смертных грехах. Но все же — муж, отец единственной дочери, столько лет прожито вместе... Ольга была изумлена, когда однажды, позвонив домой, услышала музыку, смех и веселые голоса, в том числе и мужские. А что поделаешь — папа сидел в Санджарах, а жизнь шла своим чередом.
После работы она не хотела возвращаться в общежитие, решила погулять по городу в одиночестве. Бродила по набережной, зашла в небольшое кафе, перекусила. Размышляла... Она и Даша написали заявление о переводе на заочное обучение. Обе работали и, проанализировав цены на жилье, решили, что смогут снимать на двоих квартиру и работать в полную силу, соответственно, больше зарабатывая. Заочное обучение предполагало две сессии в году — летом и зимой. Признаться, так изменить свою жизнь их подтолкнул Дима.
На днях он с девушками ездил на Яблочное Поле. Цель поездки была одной — развеселить ее саму. Она не хотела мешать голубкам, однако они уговорили ее.
У Димы на этом островке жил друг — журналист, который часто ездил в командировки. У него был небольшой кирпичный дом, за которым Дима должен был присматривать. И вот, он показал им это красивейшее, живописное место. Там действительно было много яблонь, а также других растений. Равнинная местность, а на окраине острова — горы и лес. Свежий воздух, море... Даже солнце здесь светило по другому, и облака были иными, чем в Альинске. Место дикое, всего несколько пятиэтажек и частный сектор. Имелась больница, кафе, диско-бар, парк. Мало людей. Отдыхающие не стремились сюда из-за отдаленности... По три больших катера от альинской пристани ходили три раза в день — утром, в обед и вечером. Климат в регионе был очень жарким, зимой самое холодное — плюс десять, поэтому море и не замерзало, так что судоходство действовало круглый год. Так люди добирались в Альинск на работу.
Девушки были в восторге от Яблочного Поля... Дима сообщил, что в частном секторе сдаются дома, такие же, как у его друга, и за копеечную цену. Они обе выразили друг другу желание жить здесь... Дома были со всеми удобствами, скромными, но комфортными. До города добираться полчаса по морю. Ну, а если у них возникнет желание поразвлечься ночью в Альинске — есть куча университетских друзей, у кого можно заночевать. А у Даши и вовсе два парня. Если бы они здесь жили, у них бы оставалось приличное количество денег от зарплаты.
С того дня они эту тему не поднимали — обе были заняты своими делами, не было времени сесть и поговорить. А сегодня Ольга и вовсе впала в депрессию. Настолько, что захотелось напиться. Три бокала вина в кафе не помогли — жизнь в общежитии приучила ее к большему количеству алкоголя, а денег оставалось немного.
Оля нашла на набережной маленький магазинчик и купила бутылку вина. Нашла уединенное место на берегу, прямо под мостом, и села на песок. Ловко откупорила бутыль ключами и стала пить прямо из горла. Никого вокруг не было, и уже темнело. Чего стесняться? Она сидела минут десять, попивая вино и погружаясь в свои мысли, пока их не прервал пьяный женский голос.
- Не спится? - спросили ее и пьяно захохотали. Ольга обернулась.
У нее за спиной стояла молодая женщина, черноволосая, в красивом ярко-желтом платье. Она была босая, в одной руке держала туфли, а в другой — наполовину пустую бутылку водки.
- Можно, я с тобой посижу? - спросила она и, не дожидаясь ответа, неловко приземлилась рядом. Она была уже изрядно пьяна. - Я могу уйти... - Оля не знала, что ответить.
- Нет, не нужно! В моем состоянии нельзя быть одной.
- Вообще-то, в моем — тоже. Просто сегодня так получилось.
Некоторое время обе молчали и пили — одна вино, другая водку. Ольга почувствовала, как алкоголь распространяется по ее телу, туманя мозг и расслабляя мышцы.
- Мне сегодня очень плохо, - объявила незнакомка. - Так гадко, хоть вешайся.
- Мне тоже, - вздохнула Оля. - Я вас понимаю...
- Эй, стоп! Давай изливать друг другу душу? Я старше, поэтому говорю первая. Кстати, тебе сколько лет?
- Восемнадцать.
- Боже ты мой, все еще впереди! А мне уже двадцать восемь. Старая я...
- Не старая. И очень красивая, - Оля невольно залюбовалась правильным лицом незнакомки, ее глазами чайного цвета. - Просто — взрослая...
- Да, и проблемы у меня взрослые, - из ее глаз потекли слезы. Меня Вика зовут. Я — любовница очень влиятельного человека, и позавчера я сделала от него аборт.
Вика начала рассказывать. Оля слушала и негодовала на этого господина. Пять лет иметь связь с девушкой, пользоваться ее молодостью, красотой — и отправить на такое?! Ладно бы, если Вика восприняла это как досадное недоразумение. Но, было видно, что она переживает, и ей очень больно.
- А если бы ты оставила ребенка? - спросила она, когда та замолчала.
- Он бы выгнал меня из квартиры вместе с ним и отправил домой. А знаешь, какой у меня дом? Деревня на окраине области. Старая халупа. Там — пьющий отец, и все! Ни работы, ни условий для ребенка. Оттуда молодежь уезжает, едва школу закончив! Так что, поставил он меня в безвыходное положение. У меня такой возраст, когда надо бы о детях задуматься. От него я родить не могу, от другого — тоже, ибо убьет и меня и его. Попользуется мной, пока я в товарном виде, и бросит...
- И что, этот человек так влиятелен?! - изумилась Оля.
- Очень, - Вика спрятала глаза, кинула камушек в воду и отпила водки из бутылки. - Он все может. Ну, а у тебя какая беда?
Было видно, что ей неприятно разговаривать о своем любовнике. Оля, уже совсем опьяневшая, рассказала новой знакомой о своем отце, аресте и трудоустройстве к губернатору в надежде найти возможность спасти папу.
Вика выслушала ее, сделала немалый глоток из бутылки и громко захохотала.
- Почему ты смеешься? - изумившись, прошептала Оля. - Тебе кажется смешной моя беда?
- Нет. Мне кажутся смешными твои действия, - придя в себя, ответила Вика. - Ты работаешь на Балашова, так ведь?
- Ну да...
- Он и есть тот мой любовник. Мы вместе уже пять лет.
Оля переварила новость, внимательно глядя на Вику. Конечно, девушка была достаточно красива, чтобы скрашивать досуг губернатора. И вот, они общались так, запросто...
- И что?
- Я тебе скажу. Ты решила искать у губернатора помощи, а Санджары и их заключенные напрямую зависят от него. Когда-то эта тюрьма была под контролем МВД, но он взял ее в свое ведение. Так что все — кого сажают, какие условия — все решает он...
- Так он, может быть, знает, чья я дочь? - остолбенела Оля.
- Может, и знает. Короче, не там ты решила искать помощи.
Ольга допила вино. Ей стало не по себе... Она работает на человека, который держит в неволе ее отца, возможно, мучает его. И — куда идти, кого просить о помощи, если враг — сам губернатор?
- И что мне делать? Вик, ты его знаешь. Подскажи.
Вика закурила и улеглась на землю. Оля, чтобы быть ближе к собеседнице, прилегла рядом. Земля была теплой, и море волнами омывало их босые ноги.
- Начальник Санджар был частым гостем в моей квартире, - проговорила она. - Я накрывала столы для него и Балашова. Они — давние приятели. Я знаю одно, потому что слышала об этом во время их пьяного разговора: есть папка «С-2003», то есть Санджары, 2003 год. Это начало губернаторского срока Балашова. Там есть план тюрьмы, ее точное расположение, а также — списки заключенных по блокам и камерам. И — списки умерших в тюрьме...
От последних Викиных слов Оле стало жутко. Она все ближе подбиралась к своей цели...
- Вика, а где хранится эта папка?
Девушка, вытряхивая из смоляных волос песок, странно улыбнулась и села. Все, она мне ничего не скажет — подумала Оля. Может, это вообще все — вранье...
- Помнишь детскую сказку? Игла в яйце, яйцо в сундуке, сундук на дереве. Ну, про Кащея. Так вот, слушай. У Балашова есть частный дом в охраняемом коттеджном поселке. Точный адрес — поселок Русиново, улица Лесная, дом пять. Шикарный дом, трехэтажный. Там есть двадцать комнат, сауна, баня, бассейн, а также цокольный этаж. Я слышала, что там хранятся тайные важные документы, в том числе и эта папка.
После этих слов Вике стало плохо — явно от перебора алкоголя. Оля, заметив это, схватила ее под руку и отвела в кусты. - Вода есть? - тяжело дыша, спросила Вика. Оля протянула ей маленькую бутылку минеральной воды. - Ну вот... Выпила всего ничего, а напилась. Еще наркоз не ушел из организма!
- Вика, спасибо тебе, - Оля крепко обняла новую знакомую. - Ты мне очень помогла. Если тебе понадобится, я тоже помогу... А сейчас мне пора домой. Уже светает...
Девушки вместе вышли к автобусной остановке. Городской транспорт не ходил, поэтому они ловили попутку. Пожилой мужчина на «Ниве» посадил их, какое-то время они ехали вместе.
- Мне сюда, - Вика остановила недалеко от центра и сунула Оле две купюры. - Заплатишь.
- Мы с тобой так хорошо пообщались, - прошептала Оля. - Жаль расставаться.
- Мы не потеряемся! - Вика достала записную книжку, вырвала лист и написала номер мобильного телефона. - Найди возможность позвонить!
 
Марина (Marine28)Дата: Среда, 24.09.2014, 22:02 | Сообщение # 11
Зашел почитать
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 23
Награды: 1
Репутация: 0
Статус:
- Вроде бы ситуация в городе стабильна, - протянул Балашов, потягивая кофе. - Про демонстрацию забыли. На улицах тихо. Никто особо не выезжает с города, так что информация не утечет.
- Я бы усложнил жителям выезд, - протянул начальник безопасности. - Вы строите новую политику в области... Не всем это нравится, Владимир Андреевич. Сведения могут пойти в ненужное русло!
Они пили кофе в балашовском кабинете. Подтянутый, с седыми висками Алексей Витальевич Романов, начальник отдела безопасности, был приглашен для обсуждения ситуации в области. Это не было совещанием — скорее, неформальной беседой за закрытыми дверями. Доступ к ним имели сейчас только Лиза и Оля.
- И как ты думаешь это сделать?
- Не знаю, - Романов откинулся в кресле. - Выставить на станции охрану из милиции и военных. Задерживать поезда. Обьявить тревогу. Да возможностей много! Главное — грамотно их испоьзовать...
- Я к тебе прислушаюсь, Витальич, - благосклонно кивнул губернатор. - Ты же чувствуешь результаты моей деятельности? В твоем распоряжении теперь вагонный завод.
- Очень вам благодарен, - Романов был готов склониться в рабском поклоне.
- Давай, владей! Извлекай прибыль, развивай производство. Но только оформи все на жену или детей. Нам ведь, муниципальным служащим, нельзя заниматься бизнесом!
В кабинет тихо вошла Лиза, неся поднос. Романов, галантный отставной полковник, придержал ей дверь кабинета. На подносе стояла бутылка коньяка и нарезанный лимон.
- Плесни нам в кофе, - велел Балашов. Лиза выполнила указание и покинула кабинет. - Что, понравилась? - спросил он, увидев, как начальник безопасности провожал плотоядным взглядом округлую фигуру Лизы, обтянутую длинным облегающим зеленым платьем. - Хороша, - выдохнул тот.
- А есть еще вторая секретарь, - похвастался губернатор. - Как модель! Высокая, рыжая, голубоглазая... Правда, молоденькая, всего восемнадцать лет. Печатает как метеор. Студентка-экономического факультета.
- Нет, дети меня не интересуют, - отмахнулся Романов. - Люблю молодых, но взрослых!
- Может, моя Вика тебя заинтересует? - усмехнулся Балашов. - Эффектная, фигуристая. Двадцать восемь лет. Через месяц можем достойно пообщаться!
- Женский пол- это хорошо, - ответил мужчина. От коньяка с кофе он раскраснелся. - Но, Владимир Андреевич... Подумаем сейчас о другом. После демонстрации обстановка в городе напряженная. Люди всякое говорят. Еще бы, отряды ментов — и на безоружных людей!
- И что ты посоветуешь? - нахмурился Балашов.
- Нужно устроить городу происшествие. Такое, чтобы люди поняли — все еще не так плохо...
Балашов допил кофе с коньяком и задумался. Он не понимал, что имеет ввиду Романов.
- Происшествие... положительное или отрицательное?
- Отрицательное. Такое, чтобы город взвыл, и особо активные забыли об акциях протеста. Роковую случайность. Заодно, все мои поработают — и милиция, и пожарные...
* * * *
Городской рынок в Альинске существовал отдельно от города — и в то же время был неразделимым с ним. Отдельный, мощный, отлаженный, хорошо функционирующий механизм.
Здесь можно было купить все — от продуктов питания до стройматериалов, не говоря уже о косметике и одежде. Цены на рынке были достаточно демократичными, а разнообразие товара — огромным. На рынке покупателя всегда встречали гостеприимные и радушные продавцы. Недавно на территории рынка открылось небольшое кафе. Там можно было поесть пирожков и шашлыка, выпить прохладного пива и вина. И посетителей стало больше... Людей радовала перспектива выпить и перекусить, не отходя от рынка!
Сегодня Оля и Даша поехали на рынок с целью купить продуктов. Они собирались провести пробные выходные на Яблочном Поле. Покупали готовый шашлык, яйца, а также предметы гигиены. Девушки ощутили разницу в ценах по сравнению с городскими универсамами...
- Если закупаться здесь, а жить на Яблочном Поле, можно много денег сэкономить! - восторженно проговорила Оля.
- Хорошо, Оль. А как же дискотеки, город? Мы же бежали из провинции — и в нее и возвращаемся? - спросила сомневающаяся Даша. Они сидели в рыночном кафе. Ели пирожки, пили кофе. Девчонки уже устали от беготни по рынку.
- Это — другая провинция. Здесь мы сами строим свою жизнь! - Оля уже идеализировала их переезд в одноэтажный кирпичный дом. - Домой нам все равно дороги нет!
- Сейчас приедет Дима, - вспомнила Даша. - Он купит нам смеситель, я же сама не разбираюсь!
Словно услышав ее, рядом с ними возник Дима. Веселый и загорелый. Он поцеловал девушек в щечки. - Вы сидите, а я сейчас все куплю! Вон в той палатке, - Дима побежал к павильону с надписью «Сантехника». - А потом поем вместе с вами.
- Хорошие у тебя ребята, Даша, - отметила Оля. - Вон, в технике разбираются...
Они ждали Диму довольно долго, и вдруг заметили, что из «Сантехники» повалил дым. Люди с криками разбегались от павильона. Дым был черным и едким. Какой-то пожилой женщине стало плохо. А Дима все не возвращался.
- Я должна его спасти! - Даша побежала к павильону, но Оля удержала ее. - Оль, ты чего? Там мой Дима, он может сгореть... Они пошли к павильону — он был последним, ближе всех к выходу в город.
На место происшествия незамедлительно прибыла пожарная часть, а также наряд милиции,окруживший территорию рынка, чтобы никто не заходил. В одном из одетых в спецовку милиционеров Даша узнала Валеру. Он, сказав несколько слов стоящему рядом и подошел к девушкам.
- Даш, шли бы вы отсюда, - посоветовал он, приподнимая защитный шлем. - Здесь опасно, еще, не дай Бог, пострадаете.
- Валера, Димка там, в павильоне. Умоляю тебя, спаси его! Он зашел двадцать минут назад...
Очевидно, Валере было плевать, что там его соперник. Он пришел сюда спасать людей и, проломив плечом дверь, проник в павильон. Через минуту он вытащил бессознательного Диму за руки, положил его на землю, сам сел рядом. Дима потерял сознание и обжег руку, а сам Валера задыхался от огня и был бледен, как полотно. Оля испугалась, что он потеряет сознание.
- Дима! - Даша, не замечая Валеру, подбежала к бессознательному парню. Побрызгала ему на лицо водой из бутылки и начала целовать. - Милый, ты живой?
Ольге было даже стыдно за подругу. Могла бы придержать свои чувства и эмоции, тем более, что Валере тоже пришлось несладко. Получается, он рисковал своей жизнью, чтобы увидеть такую вот трогательную сцену!
К счастью, из приехавшей милицейской машины выскочил Роман... Она раньше его видела. Друг Валеры, его напарник. Он подошел, внимательно взглянул в лицо молодого человека и, не найдя серьезных проблем, помог ему встать.
Вовремя подъехала скорая помощь. Медики погрузили пострадавших на носилки, в первую очередь — детей, потом взрослых. Диму — тоже. Даша побежала следом, забыв, что спасители тоже страдают. Его несли на носилках двое санитаров, а девушка шла рядом, держала его за руку и что-то очень быстро и взволнованно говорила, хотя он ее не слышал — еще не пришел в себя. А Валера, уже отдышавшись, смотрел, как Даша опекает Диму.
- Валер, ты как? - спросила Оля, подойдя к нему. Он казался очень бледным, но уже приходил в себя.
- Оль, это же ее хахаль? - Валера смотрел исподлобья,и взгляд его отражал такую душевную боль, что ей стало страшно его жаль. - И я его спасал... Ничего. Переживу...
- Я не понял — какой хахаль? Чей? - спросил его Роман, когда они возвращались в свое отделение. Из-за пожара рядом с рынком возник затор, и им пришлось ждать, пока он закончится.
Валера повернулся к нему. Лицо его ничего не выражало, будто окаменело.
- Моей Даши. Точнее, уже не моей. У нее есть другой...
Рома удивленно смотрел на него, вспоминая, каким окрыленным он был совсем недавно, счастливым — просто другим человеком, и не понимал, как все могло вот так получиться.
- Я видел их вместе, но не придал значения. А сегодня мне пришлось вытащить его из горящего павильона, и она... Ох, даже вспоминать не хочу.
В их рабочем кабинете Роман приготовил обоим кофе. Валера сидел, уставившись в стену и молчал.
- Не руби с плеча, - посоветовал ему Рома. - Через две недели у тебя отпуск. Сколько ты взял? Месяц? Плюс у тебя пятнадцать дней с того года не отгуляны. Отдохни, навести отца, все обдумай. Вернешься — и будешь воспринимать ситуацию по-другому!
- Возможно, - горько усмехнулся молодой человек. - Если она не выскочит за него замуж, пока меня не будет...
 
Марина (Marine28)Дата: Среда, 24.09.2014, 23:18 | Сообщение # 12
Зашел почитать
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 23
Награды: 1
Репутация: 0
Статус:
Глава 11

Сегодня в квартире Вики намечалась грандиозная пьянка. И, пусть стоящего повода для нее не было, девушка сделала все для ее подготовки. Убрала квартиру до блеска. Закупила спиртное, заказала в кафе разнообразные блюда. Прикупила себе по этому случаю ярко-красное обтягивающее платье и сходила в салон красоты, сделала модную стрижку-лесенку, оставив длину волос почти без изменений, но чудесным образом освежив лицо.
Просто вчера ей позвонил Балашов и сказал, что он собирается посидеть и как следует расслабиться Константином Инсаровым, своим давним другом и товарищем. Такие дела происходили не в первый раз — любовник частенько использовал ее просторную комфортную квартиру для своих гулянок, а очаровательная хозяйка только скрашивала досуг гостей. Инсаров был у нее дома всего один раз. Судя по всему, сегодня они зависнут у нее надолго. И это было ей на руку, потому что Инсаров был начальником тюрьмы Санджары...
Сейчас Вика вынашивала в мыслях план мести любовнику. Она так и не простила ему безвыходного положения, в которое он ее так легко поставил. Не простила того аборта, после которого до сих пор на душе была щемящая пустота. Как именно отомстить — она пока не знала, но была уверена, что сможет насолить ему, и одновременно помочь своей новой подруге Оле.
После знакомства они встречались один раз. Оля позвонила сама, предложила сходить в кафе. На сей раз встреча прошла без спиртного. Девушки полакомились кофе с пирожными, посмеялись над своим необычным знакомством и разошлись, довольные друг другом. История об отце Оли не шла у Вики из головы... Навести о нем справки не представлялось возможным, но кое-что она все же могла сделать. Подслушать за сегодняшним разговором гостей нужную информацию, например. Все равно, на любых гулянках мужчины разговаривают о своей работе — после того, как поговорят о женщинах. А работа Инсарова была очень интересна Вике. Все было готово, и у Вики оставался час времени до приезда гостей.
Она уже приняла расслабляющую ванну с морской солью, нарядилась и сделала макияж. Оставалось уютно устроиться на тахте у большого настенного телевизора и ждать. Вскоре они приехали. Балашов был, очевидно, уже чуть навеселе. Константин Инсаров, бывший военный, представительный мужчина лет сорока пяти, держался тверже. Он галантно поцеловал Вике руку и вручил огромный букет роз.
- Прекрасной хозяйке от восхищенного гостя, - высокопарно проговорил он. Вика была польщена и выразила свое удовольствие от их визита. Мужчины прошли на кухню, где их ждал накрытый стол.
Веселье разворачивалось быстро, как сжатая и отпущенная пружина. Один тост, второй, третий... Вика только успевала подкладывать им закуску на тарелки. Когда у Инсарова закончились сигареты, она вызвалась спуститься за ними в магазин, расположенный в ее доме — ей захотелось глотнуть свежего воздуха. К тому же, она чувствовала, что пьянеет, а этого нельзя было допустить. Нужно было сохранять ясность ума.
Когда она вернулась, дверь кухни была прикрыта. Мужчины негромко разговаривали, но их можно было услышать. Вика остановилась рядом с кухней и прислушалась.
- Понравилась тебе моя секретарша? - с хитрой интонацией спрашивал Балашов.
- Да, такие у меня девчонки работают — прямо нарасхват. Романову, начальнику безопасности, понравилась Лиза. Кстати, это он мне подсказал идею с пожаром — люди теперь обсуждают не меня, а только тот случай. Ну а тебе, значит, приглянулась Ольга.
Вот гады, подумала Вика. Обсуждают пожар, где пострадали люди, вскользь, как погодное явление. А о женщинах говорят, как о собственности! Ей стало противно.
- А ты знаешь, что это за девушка? - продолжил губернатор. - Ее отец, между прочим, недавно прописался у тебя в Санджарах.
- Да ты что? - удивился Инсаров. - Их у меня там столько... Шишка какая-то? Или так, мелочь?
- Был шишкой — начальником милиции в Р., - ответил Балашов. - Алексей Козырев. Это ее отец. Жена донесла на него, что он под меня копал, выступал, настраивал людей против. Ну, я и направил туда людей с проверкой. Сколько он уже там? Возникла пауза. Видимо, Инсаров вспоминал.
- Почти три месяца. Кстати, разместил его, как ты и велел — в одиночку, но там сухо и тепло. Не бьют, нормально кормят. Сектор «А», четвертое отделение. Помнишь, ты туда приезжал, смотрел условия? Другие камеры там пустуют...
Вика, несколько раз прошептав последнее его предложение, быстро записала данные в блокноте, который всегда носила с собой в сумочке.
- Помню, не так давно это было. Пока пустуют, - засмеялся ее любовник. - Хорошо, видать, у тебя, Костя! Люди долго не выезжают... Более того, скажу — готовится новая партия туристов на твой остров!
- Примем, всех примем, - поддакнул его собеседник.
Вика сняла туфли, спрятала блокнот в сумку, изобразила на лице очаровательную улыбку и вошла в кухню.
- Извините, что так долго, в магазине была очередь, - проговорила она. - Народ, с работы все...
- Спасибо, - поблагодарил ее Константин, взяв из ее рук купленные две пачки сигарет. - Неудобно было вас напрягать.
- Да ладно, я прогулялась, - засмеялась Вика. - Ах, у меня во рту пересохло!
Балашов тут же подлил ей вина. Мужчины уже напились и не замечали, что девушка тянет единственный бокал все оставшееся время. Спать они легли под утро. Убедившись, что мужчины нескоро проснутся, Вика прошла в комнату, где постелила любовнику. Уже светало, и она очень боялась, разбудит его. Девушка подняла его брюки с пола и достала из кармана связку ключей.
Ее интересовали не все. А именно — от ворот дома ее любовника в поселке Русиново, того самого дома, где хранились важные документы, а также от рабочего кабинета и от сейфа, который находился в кабинете. Поселок охранялся, но туда можно было попасть тайными тропами через лес. Они с Балашовым гуляли там, он ей показал дорогу, при ней открывал сейф. Это было глупо, но за пять лет он перестал что-либо от нее скрывать. Да и она тогда не думала, что возненавидит его и будет вредить. В восемь часов утра недалеко от ее дома работала одна подпольная мастерская по ремонту обуви и изготовлению ключей. Вика на свой страх и риск побежала туда... Через пять минут маленький пожилой армянин-мастер уже вручил ей дубликаты.
Когда она вернулась, мужчины по-прежнему спали. Вика аккуратно прицепила ключи обратно на брелок и положила их в карман балашовских брюк.
После этого она набрала с мобильного телефона номер Олиного общежития. Недовольная вахтерша начала ворчать, но девушка сказала, что ей срочно нужна Оля.
- Что делаешь? На работу собираешься? - спросила она. Вика ушла на балкон, чтобы не потревожить спящих гостей. - Не торопись, начальник сегодня может и не приехать. Да, он сейчас у меня. Спит, пьяный... Ольга, нам срочно нужно встретиться. У меня есть чем тебя порадовать!
* * * *
- Такие дела, - Ольга сияла. Давно Даша не видела ее такой счастливой — с тех пор, как арестовали ее отца. Будто вернулась та, прежняя Оля — зажигательная, самоуверенная и веселая. - Вика мне очень помогла! Теперь у меня есть ключи от дома в Русиново, и я знаю, в какой части Санджар сидит папа.
Они сидели в кафе на набережной, пили кофе вприкуску с вкуснейшими пирожными. Давно они вот так не сидели вдвоем... Раньше у Даши не было денег, а за счет подруги она ходить в такие места стеснялась. Потом она устроилась на работу, и деньги появились, но жизнь так закрутилась, что они стали меньше общаться. А еще появилась эта Вика — взрослая, интересная. Они с Ольгой подружились, и Даша будто бы немного ревновала.
- А ты уверена, что Вике можно доверять? - спросила Даша.
- Уверена. Она очень обижена на Балашова и готова всячески ему насолить. Видишь — уже оказала существенную помощь...
- Вижу. Хорошо, ключи от дома есть, местонахождение папы твоего знаешь. И — что дальше?
- Дальше все просто. Вика обещала помочь. Когда я буду готова, она довезет меня до той дороги, по которой можно добраться до его дома. Я поеду туда вечером. Проникну в его дом, найду ключи в сейфе... Вика посоветовала взять ключи от сектора, а также от всего отделения.
- Вы совсем с ума сошли! - рассмеялась Даша. - Думаете, Балашов не заметит такой пропажи?
- Она сказала, что он редко открывает этот сейф. Пока заметит, мало ли что случится?
Даша волновалась за подругу. Оля затевала немыслимое... Проникновение в частный охраняемый дом губернатора — шутка ли!
- Я поеду с тобой, - решительно проговорила Даша. - Не могу отпустить тебя одну.
- Конечно, я не против твоего сопровождения, - улыбнулась Оля, отпивая кофе. Все-таки Даша продолжала быть ее подругой — понимающей и сочувствующей. - Но, ты решила помогать мне... А в своих-то делах разобралась?
При этом ее вопросе Даша тяжело вздохнула, вспомнив об обоих своих любимых мужчинах. После пожара Диму, как и других пострадавших, отвезли в больницу. Даша, в не себя от страха и переживаний за него, поймала такси и поехала следом. В машине ее трясло, она молила Бога, чтобы Дима выжил и не пострадал серьезно. В больнице всем была оказана качественная помощь. Как выяснилось, Дима отделался небольшими ожогами, и наглотался дыма. Его оставили лечиться всего на неделю. Все это время Даша ехала к нему после работы, и все два часа, отпущенных для посещения больницы, просиживала в его палате в хирургическом отделении. Дима быстро пришел в себя и был очень благодарен любимой девушке за ее участие. Неделю назад его выписали. Дима уже совсем хорошо себя чувствовал, и тогда девушка вспомнила о Валере. Он же, рискуя своей жизнью, спасал человека по ее просьбе! Она стала звонить на его мобильный, но он не отвечал. Теперь она уже переживала за Валеру, чем и поделилась с Олей.
- Дашка, ты моя подруга, но я тебя поругаю, - вздохнула та. - Ты бы видела Валеркины глаза, там, на рынке, когда ты рыдала над Димой! Господи, у меня чуть сердце не разорвалось.
- Но что я могла сделать? - Даша развела руками. - Дима лежал на земле, без сознания. Я так за него испугалась...
- А Валера также надышался дымом, еле выбрался. Ему тоже было плохо. Хорошо, что подошел его сослуживец. Даша, ты крутишь мозги двум хорошим парням. Оба от этого страдают!
- Оля, я сама страдаю. Я люблю их обоих, жизнь готова за них отдать... Но, по-видимому, Валера все понял не так. Он не отвечает на мои звонки.
- Немудрено! - усмехнулась Оля. - Все-таки мне он больше нравится. Такой добрый, надежный. За тебя готов на все. Дима тоже хороший, но все-таки история с медсестрой не добавила ему ничего...
- Да забудь ты уже! - отмахнулась Даша. - Я-то разберусь со временем в своих чувствах. Все-таки нельзя любить двоих мужчин, спать с ними обоими. Ладно, ты лучше скажи: когда ты хочешь провернуть свою операцию?
Ольга была готова к проникновению в дом губернатора хоть сейчас — благо, у нее на руках были все ключи. Однако, требовалось все обдумать и подготовиться.
- Послезавтра.
- Хорошо. Я точно поеду с тобой. Но, скажи мне — вот, будут у тебя на руках ключи от целого сектора Санджар. И что, ты сама туда проникнешь? Рискнешь?
- Пока не знаю. Надо все обдумать. И вообще, тут ты могла бы помочь. У тебя есть двое любящих мужчин...
- А толку-то? - Даша покачала головой. - Один недавно выписался из больницы, а второй не хочет и говорить со мной!
 
Лазарева Екатерина (Katenka-Kasia)Дата: Четверг, 25.09.2014, 12:48 | Сообщение # 13
Зашел почитать
Группа: Автор
Сообщений: 31
Награды: 2
Репутация: 0
Статус:
.Легко читается, захватывающий сюжет.(Просмотрите текст, местами есть опечатки.) С нетерпением жду продолжения.
 
Марина (Marine28)Дата: Четверг, 25.09.2014, 19:16 | Сообщение # 14
Зашел почитать
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 23
Награды: 1
Репутация: 0
Статус:
Выкладываю дальше)
 
Марина (Marine28)Дата: Четверг, 25.09.2014, 19:21 | Сообщение # 15
Зашел почитать
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 23
Награды: 1
Репутация: 0
Статус:
Глава 12

За прошедшие две недели Валера чувствовал себя постаревшим на много лет. Он жил словно на автомате — работал, общался с сослуживцами, приходил домой... Пару раз они с Романом ходили в бар, где он пытался залить душевную боль. Не получалось. А все дело в том, что он решил начать новую жизнь... Или — продолжить старую. Без Даши.
Тогда, во время пожара, он понял, что все-таки она любит этого Диму. Ее мольбы о его спасении, слезы — что еще нужно, чтобы в это поверить? Если раньше он думал, что их связывает флирт, то теперь убедился, что это не так. А он, всей душой полюбивший девушку, не чувствовал в себе сил бороться. До сих пор у него перед глазами стояла сцена — бессознательного соперника уносят на носилках в машину скорой помощи, а Даша идет рядом, плача и держа его за руку. Вряд ли, если бы он сам пострадал, она вела бы себя также. Что же, нужно было избавиться от этой сильной, болезненной любви, появившейся ниоткуда, за короткое время. Он пытался. Не отвечал на ее звонки. Но, как же это было больно и тяжело! Хотелось увидеть ее. Поцеловать. Прижать к себе упругое горячее тело, встряхнуть его и потребовать — никаких мужчин, только мы с тобой. Но, у него тоже была гордость!
Сегодня был последний его рабочий день перед отпуском. Валера после работы пошел с Романом в бар, они немного выпили. Он разучился пьянеть — хоть убей! Попрощался с другом и уехал домой. А Ромка остался — он нашел в баре симпатичную девушку и решил вплотную ею заняться.
Дома Валере тоже было неспокойно. Послезавтра он собирался съездить к отцу... Для этого ему нужно было целый день ехать на поезде до следующего областного центра, потом три часа лететь на самолете. Он уже купил билет на поезд и позвонил в аэропорт, забронировал билет на самолет. Отцу он решил не сообщать о своем приезде. В последнее время они реже общались по телефону... Но Валера был уверен — папа в любом случае будет рад его видеть. Да, у отца авторитарный характер и непоколебимая уверенность в своей правоте. Он по-прежнему не одобряет образа жизни Валеры. Но, все же — единственный сын...
Он собрал вещи, поел, немного убрался в квартире. Не знал, чем еще себя занять, потом не выдержал и набрал Дашин номер -того телефона, что он ей подарил. Она не ответила.
- Я должен ее увидеть, - решил он и быстро переоделся. Уже наступила осень... Днем по-прежнему стояла жара, а вот ночи были холодными. Валера это не учел и одел джинсы и тонкую футболку. - Просто поговорю с ней. Может быть, что-то еще можно изменить!
Пришлось вызвать такси — он ведь уже выпил в баре с другом. До общежития доехали быстро. Машина уехала. Валера собирался войти, как вдруг увидел Дашу и Олю.
Девушки вышли из общежития. Обе были одеты почти одинаково — в джинсы и черные майки. Они сели в темно-синий «Опель», стоявший через дорогу от здания. Машина отъехала не сразу... У него было время, чтобы поймать машину. Валера чувствовал, что происходит что-то неладное.
К нему подъехали старенькие «Жигули».
- Едем за этим «Опелем», - сказал Валера пожилому водителю.
Он обрадовался, что взял с собой деньги. Сейчас он проследит за девчонками... А вдруг, им угрожает опасность. Молоденькие, глупые, они могли ввязаться в любую ерунду. Так ему ведь еще нужно возвращаться домой!
- За женой следишь, что ли? - усмехнулся пожилой мужчина.
- Нет... за сестренкой, - соврал Валера. - Она у меня студентка, всего восемнадцать лет. Пошла к подруге в общежитие, и вот, собрались куда-то! А родители велели мне смотреть за ней.
- Правильно, - кивнул водитель. - Время сейчас сложное...
Они выехали за город, на шоссе. «Опель» съехал с основной трассы и направился к лесу. Покружив по полю, он остановился. «Жигули» припарковались неподалеку. Деревья надежно скрывали машину.
- Похоже, они в Русиново поехали, - проговорил мужчина. - Это коттеджный поселок, тут, говорят, сам губернатор дом построил. Держись, парень. Твоя сестра, кажется, к богатеям поехала!
Валера расплатился с таксистом, поблагодарил его. Он увидел, как девушки вышли из машины, и тихонько направился следом за ними. Неужели Даша совсем пошла по рукам? Кажется, все сходилось. Оля работала на губернатора. Молодая, красивая, она вполне могла стать его любовницей, и решила познакомить Дашу с таким же состоятельным мужчиной...
От этих мыслей Валере стало тошно. Он шел за ними по узкой лесной тропе. Девушки шли, о чем-то тихо болтали, даже смеялись. Через десять минут они приблизились к запущенному палисаднику.
- С этой стороны — черный вход в его дом, - услышал он голос Оли. - Вика сказала — здесь не запирают дверь. Пригнись, мы проскользнем через кусты!
Валера тоже пригнулся и пошел за ними. Его взору открылся шикарный трехэтажный особняк из красного кирпича, с красивыми балконами и башенками. Да, этот дом мог принадлежать губернатору! Похоже, он был прав в своих мыслях...
Оля спокойно открыли дверь черного входа и проникли в дом. К счастью, они не стали запирать, и Валера тихонько проскользнул за ними. Его взору открылся огромный коридор.
- Я так понимаю, нам туда, - прошептала Оля и увлекла Дашу вниз по лестнице. - Она говорила, что кабинет там... Он спустился следом. Они уткнулись в большую железную дверь.
- А вот и его кабинет, - прошептала Оля. - Ну что, заходим?
Валера не стал заходить за ними, остался у входа. В просторной комнате горел яркий свет, но из-за коричневых стен она казалась темной. Там стоял большой компьютер, рабочий стол и кресло, а также железный сейф ростом с него.
- Это, наверное, он, - проговорила Даша. - Тот самый сейф!
У Оли нашлись ключи и от этого сейфа. Валера никак не мог понять — что именно делают девчонки? Чего они хотят? Оля приставила стул и открыла замок сейфа. Она долго копалась в нем — доставала папки, просматривала их...
- Вот! - воскликнула она. - «С-2003». То, что нам надо!
Ольга радостно трясла папкой, когда Валера услышал тяжелые шаги. Возможно, это хозяева дома... Или, скорее, его охранники. В таком особняке должна быть охрана!
Он понял, что девушкам грозит опасность. Что бы они не затевали — это явно было незаконно. Сейчас их обнаружат, схватят... Если это дом губернатора — Бог знает, что им сделают.
И Валера решил перевести внимание на себя. Он отошел подальше от кабинета, ближе к источнику звука, и сильно ударил по стене. Они пойдут на звук удара, и найдут его. А Даше и Оле можно будет убежать...
Он ждал нападения со всех сторон, однако оно пришло неожиданно. Сильный удар в переносицу свалил его на пол. Голова закружилась, и потемнело в глазах... Когда Валера пришел в себя, увидел двух здоровенных вооруженных мужчин. - Ты кто такой? - спросил один из них. - Как ты проник в дом губернатора?
- Нужно сообщить, - ответил второй. - Кто-то проник в его дом. Это — не шутки!
- Ты что!- ответили ему. - К нам, как к охранникам, будут первые претензии. Как допустили, почему... Отвезем его,куда надо. Та выбьют сведения!
Значит, Валера был прав в своих мыслях. Девчонки действительно залезли в дом Балашова с неизвестной целью... А это была губернаторская охрана. Что сейчас с ним сделают — неизвестно... Лишь бы Дашку не трогали. Краем глаза Валера увидел, что дверь в ту комнату заперта. Значит, они убежали.
Валера получил еще удары — по спине и животу. Первым его желанием было объявить о своей должности и месте работы... Но он не взял с собой удостоверение. Ему не поверят. Оставалось надеяться на их разум.
А разума не было, как и простой человечности. Его еще спрашивали — зачем пришел, как пришел... Валера молчал, будто набрав в рот воды. Молчал... Иначе — он подставит своего начальника, Ромку, Дашу — всех. Молчал, даже когда его били ногами по животу и спине. В один момент благодатная тьма накатила на него, и он потерял сознание. И это хорошо — а то от боли разрывалось тело. Очнулся Валера на холодном каменном полу. Небольшая темная клетушка, сырой воздух и неровные, нависающие стены... Похоже, он в тюрьме.
- Ну что, пусть пока побудет здесь? - спросил мужской голос. Валера сквозь замутненное сознание узнал голос одного из своих мучителей.
- Пусть, - ответили ему. - В Санджарах и не таких обламывают. Местные охранники все из него выбьют!
Тьма накатила на Валеру с удвоенной силой. Он в Санджарах. Избитый, на полу в камере. Он, представитель власти. Только сейчас он понял, что лежит в луже холодной воды, но, при этом, ему очень жарко. Нужно держаться. Его выпустят.
О Санджарах он был наслышан. Из этой тюрьмы выходили только по особому приказу. А его даже никак не оформили. То есть, его вроде как и нет. И в обычных тюрьмах была такая практика — поместить человека, например, того, кто не колется на допросе, и держать просто для устрашения.
Однако, была надежда... Разберутся. Главное — перебороть спутанность сознания и ужасный холод, который он ощутил вслед за жарой.
 
Марина (Marine28)Дата: Четверг, 25.09.2014, 19:23 | Сообщение # 16
Зашел почитать
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 23
Награды: 1
Репутация: 0
Статус:
Глава 13

С тех пор, как Ольга и Даша украли ключи от Санджар, прошло две недели Они всячески продумывали варианты проникновения в тюрьму, но боялись. Чудом они унесли ноги с губернаторской дачи... Кстати, вслед себе они слышали стоны и возбужденные голоса. Что это значит — непонятно, но точно ничего хорошего для них. Успев запереть за собой все двери, они бежали по лесной темноте, боясь заблудиться. Сигнал фар Викиной машины вывел их на нужную дорогу, и девушки покинули место преступления. Еще чуть-чуть — и их бы обнаружили!
За это время девушки перевелись на заочное отделение в своем университете и переехали в частный дом на Яблочном Поле. Дом показался им очень комфортным — там были все удобства, а оплата была очень маленькой, чуть больше, чем за общежитие. Уже две недели обе ездили на работу в Альинск на катере и не жаловались. Катер плыл быстро — полчаса, и уже на городской пристани, а оттуда пять минут до работы Оле, десять — Даше. Девушек все устраивало. Они сделали дом пригодным именно для них. Дима тоже переехал на Яблочное Поле, в дом своего друга-журналиста, чтобы быть поближе к Даше. Та была в расстроенных чувствах из-за Валеры — телефон молодого человека был недоступен.
- Даш, а что ты переживаешь? - спросила ее Оля, когда они сидели дома холодным сентябрьским вечером. Начало осени показалось не слишком приятным — дождливым и промозглым. - Валера все понял. Он видел вас с Димой. Забудь уже его! Дай парню построить свою жизнь. Тем более, что он заслуживает счастья... Вы все трое заслуживаете, а ты сама не даешь его обрести. Кого-то тебе придется отпустить!
- Я знаю, Оль, - горько вздохнула Даша. - Знаю... Но пока не могу разлюбить никого из них.
Девушки услышали трель дверного звонка. Они вспомнили, что не заперли калитку палисадника.
- Это Дима, - сказала Даша и побежала открывать.
Кроме Димы и новой Олиной подруги Вики, никто не знал, где именно они теперь живут. В университете и на работе каждая сказала, что снимает теперь с подругой квартиру. А этот замечательный двухкомнатный дом, кирпичный, с деревянной пристроенной верандой, уютной кухней и небольшим палисадником, оказался лучше любой квартиры, а платили они за съем копейки.
Дима прошел на веранду, где они сидели. Оглядел стены, покрытые бежевыми обоями, большое светлое окно, простую деревянную мебель.
- Простенько, но уютно, - резюмировал он. -Хорошо устроились, девочки. Когда новоселье будем отмечать?
- Дима, нам сейчас не до этого, - покачала головой Даша. - Нам нужно провернуть одно дело.
- Да, но до этого мы провернули другое, - усмехнулась Оля.
- Так. Интересно, рассказывайте...
Девушки все ему рассказали о своем проникновении в губернаторский дом. Дима слушал, не произнося ни слова. В его глазах по очереди отражались разные чувства — изумление, шок, ужас. В конце их рассказа он нервно сглотнул и выдохнул.
- Сумасшедшие, - произнес он. - Так рисковать своей жизнью... Ужас. Почему мне ничего не сказали?
- Я вообще хотела делать все одна, - возразила Оля, - но Дашка захотела мне помочь. Пойми, это — мое семейное дело.
- Так что, в нашем распоряжении все ключи от отделения Санджар, где сидит Олин папа. Мы посмотрели в папке, какой номер у его камеры, - похвасталась Даша.
- И что, вы полезете в Санджары его спасать? - усмехнулся он. - А не боитесь остаться там? Две бабенки будут очень заметны в таком месте!
Девушки растерялись. А в Диминой голове тем временем созревала отчаянная мысль. Этим он покорил бы Дашу окончательно, и она бы забыла этого милиционера. Помог бы ее подруге, рискуя своей жизнью. А женщины любят отчаянных и смелых мужчин.
-Я пока не решила, как быть... - неуверенно проговорила Оля. Она вышла на кухню, принесла кувшин домашнего, купленного у одного местного жителя яблочного вина и три фужера. Они выпили, замолкли.
- Есть идея, - сказал Дима. - Ольга, я вытащу твоего папу.
Тут же на него воззрились две пары восхищенных, испуганных глаз. Даша села рядом, погладила по руке... За такой ее взгляд он был готов освободить всех санджарских заключенных.
- Дима, - прошептала она. - Ты действительно пойдешь на это?
- Да. Ради того, чтобы вы не подвергали себя больше опасности. Но мне нужно время. Оля смотрела на него с надеждой. Он понял, что берет на себя огромную ответственность — не только за незнакомого ему заключенного, но и за безопасность и покой девочек.
- Я должен подобраться поближе к Санджарам. Увидеть, что это за место. Все продумать. Думаю, пару недель мне хватит!

* * * *

Вика жила по-прежнему, но, в то же время — по-другому. Она работала, покупала красивые платья на деньги Балашова, встречалась с ним, они даже ездили на выходные в дом отдыха за городом. Однако, она чувствовала, что стала другой.
Раньше она чувствовала свою зависимость от любовника. Девушка потратила на него пять лет самой активной женской жизни, в течение которых могла бы выйти замуж, родить ребенка... А Балашов заставил ее сделать аборт, и, в случае, если бы она собралась за кого-то замуж, мог бы сделать ее жизнь несладкой. Она ему отомстила, и отомстит еще больше! Пусть — косвенно. И пусть пока он об этом не знает...
В ней открылась какая-то внутренняя сила, уверенность, что все у нее будет хорошо. Балашов, видя, как изменилась и повеселела любовница, думал, что она осознала всю тяжесть возможного будущего с ребенком и радуется, что вопрос решился. Он наслаждался ее телом, ее молодым горячим темпераментом и не думал, что у Вики в голове созревают интересные идеи, опасные для него.
Сегодня Вика ждала Балашова. Он позвонил еще вчера, пообещал приятный сюрприз и сказал, чтобы ждала вечером. Когда он упоминал о сюрпризе, ее обычно ожидало дорогое ювелирное украшение. Их уже скопилось столько, что она всех и не помнила. Вика считала это отличной подушкой безопасности — всегда можно продать... Также она начала откладывать свою зарплату. Балашов давал ей достаточно денег, и девушка решила готовить базу на будущее, заставив себя вспомнить, что до знакомства с ним жила более чем скромно. А красивую одежду, которую она так любит, стала покупать не в дорогих магазинах, а в более бюджетных.
Балашов действительно ее порадовал. Он подарил ей золотое колье с несколькими бриллиантами. Вика была в таком восторге, что набросилась на мужчину прямо в гостиной. Целовала все его тело, мурлыкала ласковые и непристойные слова. Тот в ответ тяжело дышал, его тело сотрясали судороги. Разрядка наступила у них одновременно, и оба, обессиленные, скатились с дивана на пушистый ковер.
После бурных ласк он был как во сне. Вика была еще полна энергии, но сделала вид, что тоже устала.
- Вика, ты меня уморила, - расслабленно улыбаясь, проговорил он и похлопал девушку по тугому загорелому бедру. - Я проголодался и устал. Сообразишь нам что-нибудь поесть?
Она с готовностью встала, взяла белое домашнее короткое платье.
- Нет! Не одевайся. Ходи так. И одень это колье...
Он наблюдал, как она идет на кухню — высокая, фигуристая, яркая, холодный блеск колье подчеркивает молодость лица и атласную гибкую шею. Красивая девка... И такая страстная. Конечно, у Балашова были еще женщины, но они ни в какое сравнение не шли с Викой. И надежная — за пять лет все было чинно, спокойно, о их связи знали только его близкие друзья, которые были вхожи к ней в квартиру. Между ними все так хорошо, и, спрашивается, кому нужны были дети? Тем более, Вика — эгоистка по натуре. Потом она сама все поймет!
Сегодня они не заказали в ресторане никакой еды, поэтому Вика нарезала бутербродов из цельнозернового хлеба, французской ветчины и любимого Балашовым сыра маасдам. К бутербродам она добавила бутылочку аргентинского красного сухого вина.
- Скромно, но сытно, - объявила она, усаживаясь с любовником за стол. - Ты же знаешь — я в основном на работе питаюсь, в холодильнике у меня пусто.
- Ничего страшного, очень даже вкусно! - похвалил он, надкусывая бутерброд и запивая его вином. - Я бы питался только твоими ласками... Но, боюсь, отощаю, и у меня не хватит на тебя сил.
- Володя, - обратилась она к нему, подперев рукой щеку. - Мне нужно съездить домой, к родителям. Мама звонила, они скучают. Я уже написала на работе заявление за свой счет.
- Сколько тебя не будет? - спросил он.
- Две недели. Там дороги — сутки на поезде в один конец.
- Езжай, в чем проблема... Нужны деньги?
- Да. Желательно наличными.
Три года назад Балашов завел ей банковскую карту, на которую периодически клал деньги. Это устраивало обоих — не возить же ему каждый раз пачки купюр!
- Скажу водителю, завтра завезет.
- Спасибо. Там деревня, нету никаких банков. А мне придется много чего купить родителям!
Сегодня Балашов не ночевал у нее — сказал, что супруга в последнее время нервничает. Еще бы — бедная женщина постоянно терпит измены и гулянки мужа, - подумала Вика, но промолчала и мило попрощалась с любовником.
После его ухода она извлекла с полки шкафа крохотную, недавно купленную камеру. Там было записано все — начиная с того момента, как они зашли в гостиную и он вручил ей колье. Вика сама не знала, зачем она это сделала — просто подумала, что такая запись может пригодиться.
Потом она посмотрела на настенные часы — восемь вечера, еще не поздно — и набрала номер Оли. Та недавно купила мобильный телефон, и вопрос связи был решен.
- Оль, привет, - проговорила она. - Ну, как вы, устроились на новом месте? Отлично... Слушай, у меня есть две недели отпуска. Могу я пожить у вас?.. Спасибо! Ждите послезавтра!
 
Марина (Marine28)Дата: Четверг, 25.09.2014, 19:46 | Сообщение # 17
Зашел почитать
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 23
Награды: 1
Репутация: 0
Статус:
Глава 14

Даша и Дима уединились в лесу. Купили в магазине вина, оделись потеплее и отправились на прогулку. Оля как раз вернулась с работы, решила приготовить что-нибудь и призвала на помощь Дашу, однако та, находясь в возбужденном состоянии от сознания близости любимого парня, под благовидным предлогом убежала из дома.
Дима ждал ее. Недавно он купил машину — подержанную иномарку в хорошем состоянии. Правда, передвигаться на ней он мог только в пределах Яблочного Поля. Чтобы ездить на машине в Альинске, он должен был нанять грузовой катер и перевезти ее туда. Пока в этом не было необходимости...
- Привет, - он поцеловал ее. - Смотри... Вот она!
Машина казалась почти новой. Это была черная «Шкода». Салон — уютный и довольно просторный. Если бы не пара царапин на капоте, она бы выглядела так, словно ее только что купили.
- Отличная машина, - похвалила Даша, садясь в салон рядом с ним.
- В ближайшее время я перегоню ее в Альинск, на пристань, - ответил Дима, нажимая на газ. - Зачем? - удивилась она.
Дима загадочно промолчал. В лесу он разжег костер, достал из пакета вино и ведерко куриного шашлыка. Оказывается, он обо всем позаботился, в том числе и о мангале, и о шампурах! Они грелись у костра, а мясо тем временем жарилось.
- Даш, ну, я же не терял времени, - улыбнулся он. - Ты заметила, что я последнюю неделю не приходил к тебе? Я работал над важным делом!
С этими словами он полез в машину и достал объемную папку. В ней была куча копий документов и фотографий. Их объединяло одно — все это имело отношение к Санджарам.
- Я же обещал спасти Олиного папу? Так вот. В кованой ограде с колючей проволокой, окружающей тюрьму, обнаружен дефект, и я спокойно смогу проникнуть на территорию. Я собрал информацию, составил план...
- Дим, это опасно, - вздохнула Даша. Ей стало не по себе. Похоже, она уже потеряла Валеру. Не хватало еще лишиться Димы — ее сердце точно разорвется! - Может быть, есть другие варианты?
- Ага, - он перевернул шашлыки на мангале. - Две глупые девчонки залезут в Санджары. Как хорошо! Нет, милая. Другие варианты отсутствуют...
К сожалению, шашлыки у них подгорели. Даша, забыв на мгновение о пропавшем Валере, ощутила к Диме прилив любви и сильной благодарности.
- Милый, - прошептала она, прижавшись к его груди. - Ты такой смелый, мужественный. Ты думаешь обо мне...
- Ну, сама ты о себе не думаешь, - улыбнулся Дима, скидывая с себя куртку.
В тот вечер они занимались любовью на голой земле, если не считать его балоневой куртки. Осенний лес смыкал над ними ветки деревьев, луна освещала бледным светом — в общем, словно сама природа пыталась скрыть их от посторонних глаз. Кроме сгоревшего шашлыка, их удовольствие и страсть омрачилась муравьиными укусами. Особенно не повезло Даше — у нее была нежная кожа. Тем не менее, они не заостряли внимания на таких мелочах, с удовольствием съели шашлык и чесали искусанную кожу.
Тем временем Оля, оставшаяся в доме Диминого друга, приготовила большой казан плова. У девушек в доме плиты не было, и поэтому еду они готовили в этом доме, благо можно было добежать за три минуты. Она поняла, что осталась сегодня одна на хозяйстве — Даша была какая-то мечтательная, рассеянная, и убежала, сказав, что пойдет и исследует местность. Ага, какой-нибудь укромный уголок, и вместе с Димой! Оля все понимала — сама не так давно убегала с парнями, флиртовала, даже влюблялась... Но с тех пор, как арестовали папу, она не могла общаться с мужским полом. Все ее существо сосредоточилось ради достижения цели — спасти отца. А ведь раньше она так все это любила — темные ночи, красивых парней, спиртное, ласки, поцелуи... За последнее время ей пришлось повзрослеть.
Оля, уставшая после работы и готовки, решила принять душ. Она выключила плиту, оставив плов томиться под крышкой. Тем временем дверь дома открыл своими ключами мужчина — молодой, широкоплечий, высокий блондин с загорелой кожей и чуть раскосыми голубыми глазами. Он зашел в прихожую, поставил на пол чемодан на колесах и с удовольствием вдохнул аромат плова.
- Так меня еще никто не встречал из командировки, - пробормотал парень. Он был энергичным, молодым — не старше двадцати пяти лет. - Неужели Дима постарался?
Он проскользнул на кухню, увидел на плите казан, достал с полочки тарелку... Обратил внимание, что посуда блестит от чистоты. Положил себе немаленькую порцию плова и принялся за еду.
Его ждал еще один сюрприз. В кухню вошла девушка, завернутая в полотенце, с распущенными влажными темно-рыжими волосами. Увидев его, она взвизгнула и кинулась прочь.
- Не бойтесь! - блондин прожевал плов и побежал за ней. Лучше бы он этого не делал — девушка как раз натягивала на себя платье.
- Вы, должно быть, Даша, - сказал он, демонстративно отвернувшись.
- Нет, - судя по тону, она злилась. - А вы-то кто?
- Я — Сергей, хозяин этого дома, - ответил он.
Девушка уже оделась. Она подошла к нему... Взгляд Сергея оценил гибкую фигурку, нежное лицо и яркие голубые глаза.
- Так вы — то самый друг-журналист, который в командировке? - охнула она. - Да. Уже вернулся. Был в Казахстане, - кивнул он. - Не пойму, ждали меня, или нет.
- А что Дима вам сказал?
- Объяснил, что будет со своей девушкой и ее подругой, у которой случилась беда, - вспомнил Сергей. - Так это у тебя беда?
Ольга перекинула влажные волосы на плечо, посмотрела на высокого красавца-блондина, и поняла, что он взволновал ее. Эх, встретиться бы им в другое время...
- Ты с дороги, - проговорила она. - Пойдем, поедим. Заодно все обсудим.
- Отлично! - просиял Сергей. - Я как раз привез из Астаны отличный сувенирный алкоголь! К твоему плову — в самый раз!

* * * *

Алексей Козырев уже потерял счет дням, проведенным в Санджарах. И дело было не в условиях. В камере было тепло и светло. Надзиратель пронес ему все томы «Войны и мира», так что, было чем заняться. Кормить стали лучше — помимо тушенки, перловки и яиц, стали приносить рагу из капусты и свинины. Раз в день выводили на прогулку — он с надзирателем прохаживался по внутреннему дворику тюрьмы. Однажды он обнаглел и попросил гантели, чтобы не ослабли мышцы. И их принесли! Не отказали также в трех литрах воды в день, кофе и одеколоне для бритья. Он смотрел на себя в маленькое настенное зеркало, видел побледневшее, но бодрое, довольно молодое лицо и понимал, что тихо сходит с ума. Не от побоев, и пыток, которыми славились Санджары. С ним просто никто не говорил!
В его камере были некоторые удобства, и жизнь здесь была относительно комфортной. Однако, через два месяца заключения он понял суть своего наказания. С ним никто не разговаривал. Молчаливые надзиратели приносили еду, реагировали его просьбы. Иногда он слышал их разговоры, пытался задавать вопросы. Пытка была в отсутствии общения.
Сначала Козырев счел это ерундой. Читал, думал, вспоминал. Потом заметил, что разговаривает сам с собой.Изливал душу по поводу дочки — и в пустоту. А потом забыл, сколько он уже сидит в Санджарах!
Козырев знал свой временный адрес — Сектор «А», четвертое отделение. Он сидел здесь один! Однажды он услышал разговор надзирателей. Остальные камеры не отапливались, там никогда никто не сидел, и здесь планировалось поместить самых опасных арестантов.
Он давно заметил, что в стене между его камерой и соседней, ближе к полу, есть немаленькая пробоина. Такая, что он влезал в нее до плеч. Тюремная охрана об этом не знала. Алексей, однажды заглянув туда, понял, что условия его содержания — приятное исключение. Остальных заключенных ждали крысы, сырость и холод.
В тот вечер Козырев уже засыпал, когда услышал звуки ударов, ругань и тихие стоны. Он встал, дождался, пока стук надзирательских сапогов утихнет. Потом лег на пол...
Он увидел лежащего на полу человека. Грязного, избитого и окровавленного.
- Эй, парень! Ты не один, - Козырева сразу одолела жажда общения. - Кто ты? Почему сюда попал?
Парень его не слышал.
- Ляг на пол, - крикнул он, рискуя обратить внимание надзирателей. - Я здесь. Видишь отверстие? Подползи к нему.
Узник послушал его. И Козырев увидел молодое, залитое кровью лицо, распухший нос и испуганные синие глаза.
- Как тебя зовут? - Козыреву очень хотелось общаться. - И почему ты здесь оказался?
В ответ он услышал невразумительный стон.
- Тебе плохо, - сделал он вывод. - Они тебя избили.
С этими словами он подтолкнул в щель свою майку и бутылку воды.
- Уйми кровь, полегче будет.
В соседней камере человеку явно пришлось туго. Прижимая мокрую ткань к ранам, он пару раз вскрикнул. Да, отделали его хорошо, живого места не осталось! А Козыреву было нужно, чтобы он жил... Иначе, сам он сойдет с ума.
На следующий день он узнал, что соседа зовут Валера, и выслушал его историю через окошко. Парень, его коллега, попал сюда из-за глупости своей девушки... А потом пришли надзиратели и забрали Валеру. Козырев ничего не знал о его судьбе...
Он считал дни. Опять тишина. Или Валера вернется, или уже нет. Через семь дней он услышал звук шагов надзирательских ботинок о что-то мягкое. Надзиратель произнес пару нецензурных слов, потом, очевидно, толкнул парня на пол. Козырев переждал, пока тот уйдет.
- Они держали меня в карцере, - прошептал сосед, улегшись на пол. - Знаешь, такая клетка... Решетка не покрыта потолком. То есть, днем ты на палящем солнце, а ночью — на холоде.
- За что они так с тобой? - удивился Козырев.
- Не знаю. Я же не могу им ничего сказать... Подставлю всех — любимую, своего начальника, друзей... Я такой голодный! Они за семь дней дали полбуханки хлеба и чуть-чуть воды...
- Я сэкономил для тебя еду! - Козырев достал из-под кровати банку тушенки, открыл ее, дернув за выступ железной крышки. Потом - два крупных ломтя хлеба, еще мягкого, полученного сегодня за обедом. - Валерка, я тебя накормлю. Только не молчи! Это — не конец. Они во всем разберутся и выпустят тебя. Ты молодой. Должен выжить, спастись, и никогда больше сюда не попадешь!
 
Марина (Marine28)Дата: Четверг, 25.09.2014, 20:36 | Сообщение # 18
Зашел почитать
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 23
Награды: 1
Репутация: 0
Статус:
Глава 15

Все, кто знал Диму по работе, называли его человеком серьезным и обстоятельным. Он ответственно подходил ко всему, рассматривал разные варианты решения вопросов и проблем. Поэтому он и занимал в свои двадцать три года должность помощника начальника цеха, до которой другие рабочие его возраста могли только мечтать.
Также ответственно, как к работе, он подошел и к разработке плана освобождения Алексея Козырева. Съездил на станцию «Васильковая», находящуюся в пятнадцати километрах от Альинска — это была ближайшая железнодорожная станция к Санджарам. Там — еще десять минут по кривой лесной дороге, и вот она, страшная и знаменитая тюрьма, окруженная густым сосновым лесом. Там был такой воздух — словами не передать! А с другой стороны Санджар — море.
При виде моря Дмитрию в голову пришла мысль, что можно найти прямую дорогу от Санджар до Яблочного Поля. Первый вариант был суровым — на катере до Альинска, и уже на машине до нужного места. Тогда Дима на моторной лодке, взятой напрокат на пристани Альинска, стал искать разные варианты пути. Пару раз даже чуть не заблудился, пока не завидел вдалеке знакомые места. Морской путь занимал не так много времени — всего час. Он уже существенно облегчил себе задачу! Потом он наблюдал из леса за надзирателями, приезжавшими сюда на работу — по большей части из Альинска и его пригородов. Они носили камуфляжную форму и высокие черные ботинки. В основном это были мужчины молодые, крепкие. Они проходили на территорию тюрьмы через пропускной пункт железного ограждения с колючей проволокой, по которой был проведен электрический ток. На пункте также сидел сотрудник тюрьмы. Это затрудняло задачу... Дима тщательно исследовал ограду, пока не нашел в ней изъян — как раз ближе к морскому берегу.
То ли кто-то уже пытался бежать, то ли была другая причина, но в ограде была дырка размером с большой арбуз, она начиналась прямо от земли. Дима, одев резиновые сапоги, чтобы не ударило током, пропилил болгаркой такое отверстие, чтобы там можно было проползти, и аккуратно прикрыл его почти отрезанным куском. Он очень боялся, что на шум придут... Но, по-видимому, в Санджарах было достаточно своего шума, чтобы обращать внимание на что-то еще.
Потом он искал информацию про Санджары в городской библиотеке. Оказывается, тюрьма существовала еще в восемнадцатом веке, когда никакого Альинска в помине не было. Тогда это был острог. Еще в то время там мучили людей! Информации было мало. В старой подшивке газет он нашел даже позитивнейшую фотографию всех сотрудников Санджар с небольшой статьей:
“Городская тюрьма Санджары отметила очередную годовщину своей работы. Сотрудники принимают поздравления и гордятся тем, что работают на законность и правопорядок. Учреждение известно своими гуманными условиями содержания. Заключенные работают во благо себя и общества: женщины в швейной мастерской, мужчины — в обувной, и получают за эту работу вознаграждение. Также при тюрьме имеется больница и дом ребенка.
Кормят здесь сытно, хоть и просто. Нельзя забывать, что основная цель работы Санджар — не издевательство над заключенными, а их воспитание и адаптация к дальнейшей законопослушной жизни. Работа у сотрудников тяжелая, но почетная. Управление внутренних дел Альинской области распорядилось выдать всем работникам премию к памятной дате.»
Газета была датирована 1995 годом. Тогда в это еще можно было поверить — в то время Дима даже не жил в Альинске, время было другое, другая власть. Почему же теперь люди в городе боятся произносить вслух название тюрьмы?
Он запомнил дату годовщины тюрьмы — второе октября. Оставалось всего пять дней. До этого было необходимо подготовить катер, вооружиться, запастись медикаментами (а вдруг Олиного папу там били, и потребуется помощь)? И, конечно, достать форму надзирателя. Это был не простой камуфляж — он разглядел на рукаве одного из сотрудников какие-то черные нашивки. Наверняка охрана Санджар будет где-нибудь грандиозно гулять, оставив в тюрьме минимум надзирателей. Что-то подсказывало ему, что лучшего момента, чем большой санджарский праздник, не будет.
* * * *

Балашов уже целую неделю скучал. Не потому, что было мало работы, или супруга переставала вдруг закатывать ему скандалы. Он скучал по Вике... Раньше она не уезжала больше, чем на несколько дней. И виделись они не так уж часто — раза два в неделю. Но, само сознание, что ее нет в городе, заставило его соскучиться.
Все-таки какова была девчонка! Нежная, страстная, сексуальная... Других таких не было. Как искренне, полностью отдавалась она ему в постели! Как внимательно его слушала, распахнув огромные карие глаза. И какой очаровательной была при каждой встрече! Тот вечер, когда она объявила о своей беременности, он недолго считал недоразумением, а сейчас и вовсе забыл об этом.
На работе он тоже думал о Вике, пока не вернулся в свой кабинет после обеда. В приемной он увидел Ольгу. Она собирала в папку документы, принесенные сотрудниками ему на подпись. Таков был порядок — после обеда она собирала со всех бумаги, а утром он возвращал их либо подписанными, либо с замечаниями и пометками о доработке.
Ольга, если честно, очень интересовала его. Она уже довольно давно работала у него, прошла испытательный срок, прекрасно общалась с Лизой и перестала стесняться его самого, но не разу не проговорилась о своем отце! Девушка была культурной и приветливой — рафинированной, как и полагалось хорошему секретарю. Хорошее образование, прекрасный внешний вид — это восхищало его самого и его друзей — городских начальников, приезжавших к нему. Но есть ли внутри что-то интересное, живое? Или красивая картинка соответствует внутреннему содержанию?
- Ты пообедала? - спросил он.
-Да, мы с Лизой ходили в кафе через дорогу, - ответила, улыбнувшись, Оля. Ближе к осени она сменила летние яркие платья на более сдержанный стиль — классические брюки и юбки, но кофточки к ним надевала либо облегающие, либо заметных цветов. Сейчас на ней была черная узкая юбка до колен и белая водолазка, рыжие волнистые волосы убраны в высокий хвост. Просто, со вкусом, подчеркивает ее молодость и красоту. - Там, кстати, отличные мясные блюда!
Балашов понял, о какой забегаловке она говорит. Сам он в такие места не ходил, да и такая девушка, вместо того, чтобы их посещать, могла бы обедать в дорогих ресторанах. Интересная мысль посетила его...
- Ольга, а ты сегодня спешишь домой?
Казалось бы, от его вопроса она немного напряглась.
- Нет. А что, нужно задержаться?
Балашов увидел отличный способ сблизиться с интересовавшей его девушкой.
- Сегодня — открытие Дворца спорта, первого в Альинске. Я должен присутствовать. Будет много народу, приедут гости из Министерства культуры и спорта. Торжественная часть в центре города, а затем — банкет. Я хотел пригласить Лизу, но потом подумал, что она уже бывала на таких мероприятиях, а ты — нет. Зато я отпущу ее домой пораньше, и она с радостью побежит к мужу и детям. Что скажешь? Поедешь со мной? Потом мой водитель до дома тебя подвезет...
В ответ на свое предложение он увидел, как заблестели у девушки глаза. Конечно! Дворец спорта, куча людей, банкет — неужели это не заинтересует молодую студентку?
- Я поеду с вами, - широко улыбнувшись, ответила она. - А что там нужно делать?
- Ничего особенного, - пожал он плечами. - Придется встречать гостей, именно тех, на кого я укажу, и провожать их к местам. А также — стоять рядом со мной на трибуне, пока я произношу речь, и мило улыбаться. И еще — вручить цветы нашим альинским спортсменам. - С удовольствием! - Ольга просияла.
- Через два часа выезжаем. На банкете можешь присутствовать не до конца, если у тебя есть дела. Кстати, завтра ты выходная. Но вот одно меня смущает...
- Что именно? - опустила она глаза.
- Одета ты слишком официально. Нет, для работы в самый раз, но не для такого мероприятия! Сейчас я дам тебе денег, а ты сбегай в торговый центр и купи себе что-нибудь. Я бы тебя увидел в платье чуть выше колен и джинсовой курточке.
- Владимир Андреевич... - Ольга явно была смущена.
- А чего ты стесняешься? Это — рабочая необходимость. Я бы мог поискать в Лизином гардеробе, у нее на работе много чего хранится. Но она ниже тебя, и полнее.
Ольга послушалась начальника и побежала в торговый центр. Там она приобрела темно-серое обтягивающее платье и голубую джинсовую куртку. Вид получился неформальный и в то же время элегантный.
Девушка не знала, что и думать. Балашов, ее начальник и враг, дал ей денег на одежду и зовет с собой на такое событие! Она, поселившись на Яблочном поле, совсем забыла, что в городе строили Дворец спорта! И, наконец, достроили.
Вскоре они приехали на место проведения мероприятия. Дворец спорта был великолепен — здание из темно-серых плит с зеркальными окнами, окруженное стадионом, трибунами для болельщиков и небольшим теннисным кортом. На трибунах собралось много народу — на первых рядах гости мероприятия, дальше — обычные горожане.
Потом Оля встречала гостей, рассаживала их... Балашов произнес высокопарную и патриотичную речь, от которой она вспомнила, кто перед ней, и ей захотелось плюнуть в его сторону. С одной стороны, он открывает такие нужные учреждения, заботится о горожанах... С другой — убивает людей, сажает их в тюрьму. Ну, и как его понимать?!
Ольга вручила губернаторские награды спортсменам — боксеру, пловчихе и бегуну-спринтеру. Это были красивые, молодые, физически крепкие люди. Вообще, все вокруг, казались ей очень милыми, счастливыми и улыбчивыми. Много людей стояло под последним осенним солнцем, радовалось открытию Дворца спорта. Бегали по территории дети, обнимались парочки, обсуждали мероприятие пожилые люди. Много народу пришло от организаций — толпа народа с транспарантом «Городская больница», «Гимназия №12», «Управляющая компания «Домстрой»... Были представители и их университета. Раньше Ольга была активисткой и обязательно приняла бы участие в подобном событии... Она и сейчас приняла, но с другой, противоположной стороны.
Оля заметила также транспаранты «ООО «Стальгор», близко к выходу с территории Дворца. Рядом с ограждением стояли сотрудники милиции. Ее хорошее настроение сразу пропало. Она вспомнила, что должна быть на Яблочном Поле!
При виде милиционеров она вспомнила грустные глаза Валеры на пожаре и его последующее исчезновение. А ООО «Стальгор» был сталелитейным заводом, где работал Дима! Парень написал отпуск за свой счет. На завтра была назначена операция по освобождению ее папы! Кстати, завтра — годовщина создания Санджар. Прямо праздник за праздником, ничего не скажешь! Потом они поехали в «Королевство» - самый крутой городской ресторан. Она села в машину Балашова, а следом поехали приглашенные гости.
Ресторан был шикарным. Вряд ли бы она когда-нибудь сюда попала, не работая она у губернатора. Главный зал, где они сидели — огромное помещение с мраморными колоннами и дорогой мебелью. Вышколенные официанты. Длинные столы, уставленные затейливыми закусками, башнями из фруктов и сыров. Море разнообразного и дорогого спиртного. Ольге пришлось пообщаться со многими гостями, всем улыбаться, развлекать людей, пока Балашов говорил по телефону. Разговор занял минут тридцать.
- Прости, что бросил тебя на амбразуру, - сказал он, когда спрятал мобильный телефон. - Мама звонила. Она у меня пожилая... Вот, отстраиваем ей дом в деревне. А ты, Ольга? Как у тебя с родителями? Ты про них не рассказываешь. Они ведь у тебя еще молодые...
Оля опустила глаза, чтобы он не увидел в них боли и ненависти.
- Мама у меня живет в Р., - проговорил она. - А папа был там начальником милиции. Но весной приезжала проверка, и его посадили за коррупцию.
Она подняла взгляд и вполне правдиво изобразила праведный гнев.
- Я знала, что он берет взятки... Я люблю отца, но его тяга к левым деньгам угрожала нам всем. Каково жить, зная, что в любое время папу посадят?
Балашов смотрел на нее с сочувствием. Казалось бы, он поверил! А, даже если нет... не говорить же ему, что папа завтра покинет Санджары?
Ольга посмотрела на часы. Через час уходил последний катер до Яблочного Поля.
- Владимир Андреевич, мне нужно ехать, - сказала она.
- Не вопрос! Я поеду с тобой. Хочу проветриться...
Они загрузились в машину. Оля попросила водителя ехать до пристани. По дороге самодовольный Балашов рассказывал о Дворце спорта, о перспективах города...
- Оль, а зачем тебе пристань? - удивился он, когда они приехали. - Ты далеко собралась?
Она выглянула в окно машины и увидела множество кабаков и ресторанчиков. Правильно, портовый район...
- Нет, но меня ждут друзья в этом кафе, - Оля наугад показала пальчиком.
- Тусовщица, - ухмыльнулся ее начальник. - Завтра не приезжай на работу — ты в отгуле!
Девушка сделала вид, что заходит в кафе, и дождалась, пока машина губернатора уедет. Затем, кляня все на свете, побежала к пристани — до отправления последнего катера оставалось десять минут!
Тем временем, машина Балашова подъезжала к центру города.
- Куда дальше, Владимир Андреевич? - спросил молодой водитель.
- На банкет, Саш... Домой не хочу. Я бы поехал в Вике, но она в отпуске...
- Да, я же видел ее недавно! - вспомнил парень. - Поехали с друзьями на шашлыки на Яблочное Поле... Смотрю — а Вика из магазина выходит. Правда, она меня не заметила...
Балашов нахмурился. Все это было странным. Вика сказала, что поедет к родителям, и попросила немалую сумму денег наличными. Это было ее дело, где проводить отпуск — хоть у черта на куличках... Но, какая же была необходимость врать ему?
 
Марина (Marine28)Дата: Четверг, 25.09.2014, 20:44 | Сообщение # 19
Зашел почитать
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 23
Награды: 1
Репутация: 0
Статус:
Дима отогнал моторную лодку от пристани Яблочного Поля в восемь часов вечера. Уже было темно, но ночная темнота была ему на руку. Лодка была слишком маленькой, чтобы ее заметили при свете фонарей на берегу. Главное — не сбиться с пути, не уплыть на другую пристань. Он весь собрался, сосредоточился. Сегодня все было поставлено на кон. Или он возвращается с Ольгиным папой, и Даша понимает, какой он замечательный, и забывает своего мента... Или его задерживают в Санджарах, и Даша достается менту, а, возможно — кому-нибудь другому. Она ведь молодая, темпераментная, а время быстро лечит раны разлуки.
Погода благоприятствовала ему. Ни ветра, ни дождя. Тепло. Дима не сбился с курса и через час узнал побережье поселка, где находилась станция «Васильковая». Он привязал лодку к остролистному кусту недалеко от берега, но километрах в трех от тюрьмы.
Такое дикое место, что и жители поселка не увидят, и надзиратели Санджар не найдут!
Дима оделся в черное, надеясь, что в таком виде его ночью не заметят. Он шел по лесной тропе, пока не заметил двух мужчин в камуфляжной форме с черными нашивками на руках. Это были молодые пьяные парни. Еще бы — такой день, и наверняка, опять выдали премию!
- Ох, я больше не могу, - проговорил один, заваливаясь под сосну. - Наташка не пришла... Из-за нее я так напился!
- Вздремнем, - предложил второй. - Может быть, она поймет, что потеряла, и придет к нам!
Парни сделали по глотку из взятой с собой бутылки водки, еще немного поговорили.
Дима ждал. Это был шанс, посланный Богом! Через некоторое время надзиратели захрапели, и он вылез из-за куста, за которым прятался. Оглядел спящих... Один был невысоким и худым, а вот второй — более крепким, и ростом примерно с него самого.
Именно с него Дима стащил форму, оружие и ботинки. Оставил парня голым... Наутро пусть думает, что хочет.
Сам постыдится рассказать, как вчера напился, валялся с другом в кустах, и как некая Наташка его раздела догола! А из оружия, допустим, он стрелял по птицам.
Форма подошла Диме. Правда, она была чуть великовата, но это не страшно. Молодой человек добежал до ограды Санджар, пролез через подготовленное отверстие. В тюрьму он прошел через кухню. Люди в белых халатах что-то варили, готовили... В кухне стоял такой пар, что его и не заметили. На стене в коридоре висел план тюрьмы, распечатанный для эвакуации в случае пожара. Благодаря ему Дима быстро нашел сектор "А". Проехал на лифте несколько этажей, восхищаясь металлической конструкцией Санджар. Что-то похожее он видел в американских фильмах про будущее. Пустые коридоры, металлические стены и пол... Потолок был выложен пластиком, а освещали все ввинченные крохотные лампы.
В коридоре Дима увидел указатели - четвертое отделение находилось на последнем, третьем этаже. Выскочив из лифта, он огляделся. Вокруг не было ни души. Похоже, единственный охраняющий Санджары человек спал на пропускном пункте! А остальные, судя по пьяным крикам, доносившимся из кафе на станции "Васильковая", отмечали памятную дату. Боже упаси, он не собирался им мешать! Он, к сожалению, не переписал у Оли номер камеры ее папы - просто забыл, за что винил себя. Но, услышав какое-то движение в камере №6, подбежал к ней, нашел ключи и открыл дверь.
Камера была довольно благоустроенной... Здесь горел свет из настенного светильника, у стены был неплохой диван. В другом углу камеры находился унитаз, шкаф и умывальник. То ли бывшему начальнику милиции повезло, то ли его просто уважали... С дивана поднялся высокий плотный мужчина с седой щетиной на лице и светло-голубыми, тревожно блестевшими глазами. По возрасту он годился Оле в отцы - лет сорок, или сорок пять.
-Алексей Семенович Козырев?
- Да, начальник, - мужчина вытянулся в струнку и настороженно посмотрел на него. Дима приблизился вплотную.
- Я от вашей дочери Оли, - проговорил он в ухо Козыреву. - Сейчас мы тихо и незаметно покинем Санджары.
Козырев поднял на него глаза, полные недоумения. Потом потянул за рукав на пол. Дима удивился, но лег рядом с ним.
- Я рад, что Олька про меня вспомнила, - сказал он. - Но мы должны освободить и моего соседа. Он сильно пострадал. Без него я никуда не пойду...
Дима ничего не понял... Но, у него были ключи от всех камер отделения №4. А, так как Козырев отказывался бежать без своего соседа, ему пришлось открыть соседнюю камеру.
- Как ты?! - Козырев бросился к лежащему на полу человеку. Дима сразу ощутил, что в этой камере сыро и холодно. - Я же сказал, что ты выйдешь отсюда! Вставай...
Окровавленный, исхудавший и измученный человек почему-то показался Диме знакомым. Он пригляделся... и чуть не закричал от изумления, узнав в узнике Валеру. Того самого милиционера, его соперника, влюбленного в Дашу. Парень с трудом встал и воззрился на Диму.
- Вот, - торжествующе проговорил Козырев. - Он не дал мне сойти с ума от тишины! А то крыша у меня уже ехала! Некогда было выяснять, как Валера тут оказался. Несмотря на слабость, он резво встал, и они тихо покинули Санджары. По лесу тоже пробежали довольно быстро, и вот, наконец, Димина лодка.
На лодке Валеру начала бить крупная дрожь. Дима, севший за руль, с обратил внимание, что молодой человек одет в легкую футболку и джинсы, а такой одежды было очень мало для октября. Возможно, в этой одежде он и попал в Санджары. Так когда это было? Возможно, в конце лета? И сколько он там просидел?
- Ему столько пришлось пережить, - заговорил за него Козырев. - Холодная камера - не самое страшное... - Там, сзади, у меня есть плед, - ответил Дима. Потом он посмотрел на Валеру... В этом бледном, замученном парне было не узнать прежнего откормленного и наглого мента. А может, быть, он и не был таким, просто Дима, обозленный на соперника, нарисовал себе такую картинку. Козырев нашел плед и накинул его на плечи Валеры.
- Как получается, что я ехал освобождать вас, а прихватил с собой его? - спросил Дима.
- Он меня спас от сумасшествия в одиночной камере, а я его от верной смерти. Кстати, Валерка попал в тюрьму из-за своей девушки! Там такая запутанная история...
Вот тут Дима задумался. Девушка-то была у них одна на двоих... История была действительно запутанной и странной. Получается, Валера отчего-то спасал Дашу, за что и попал в тюрьму. Что-то не сходилось... Ничего, главное - вернуться домой, а там он сможет во всем разобраться!
 
Марина (Marine28)Дата: Четверг, 25.09.2014, 20:54 | Сообщение # 20
Зашел почитать
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 23
Награды: 1
Репутация: 0
Статус:
Глава 17

Даша, Оля, Вика и Сергей сидели в гостиной его дома. Вика приехала сегодня утром. Оля познакомила парня с подругами, объяснила, что сегодня Дима занимается чем-то опасным и очень важным. Сергей искренне заинтересовался, но всего девушка пока ему не рассказывала. Она боялась говорить на эту тему, словно лишнее слово способно было все испортить. Просто подтвердила то, что до этого ему рассказал сам Дима - у нее случилась беда, и они все ей помогают.
А вот Даша и Вика знали, о чем идет речь. Девушки были сильно напряжены. Сергей уже купил вина, пытался шутить, рассказывал, где и в каких ситуациях ему пришлось побывать по своей рискованной профессии. Они слушали, поддакивали, где-то смеялись, но общее напряжение, все равно, не спадало.
Уже было совсем темно. Начался проливной дождь. Девушки переглянулись.
- Господи, как они там? - прошептала Оля, сжав руки. - Почему их нету так долго?
- Как они доберутся на своей лодке? - вздыхала Даша.
Вика, услышав про лодку, испугалась. Действительно - опасно это в такую погоду... За последний год в Альинске и ближних городах частенько объявлялось штормовое предупреждение.
- Что? Димка на лодке поехал? - удивился Сергей. - Это куда же - в Альинск?
Никто ничего ему не ответил. Дождь с удвоенной силой забарабанил по крыше и стеклам. Сергей выключил настенный светильник и включил свет. В большой, светлой комнате сразу стало намного уютнее.
- Девочки, не волнуйтесь, - успокоил он их. - Димка - парень отчаянный, и он всегда выходил сухим из воды!
Его слова немного их успокоили. Даша постаралась прогнать из головы страшные картины - вот его задерживают в Санджарах, бросают в камеру, бьют... Или ловят уже в море. Или убивают...
- Не могу больше, - Даша залпом выпила стакан вина. - С ума сойду!
Девчонки сидели такие испуганные и беззащитные, одетые в джинсы и теплые свитера. Еще немного - и прижмутся друг к другу, как воробушки.
"Интересно, кто из них с Димой, - подумал Сергей. - Все три так переживают... Надеюсь, не Оля. Очень не хотелось бы этого. Все-таки пусть его девушкой окажется кто-нибудь из брюнеточек!"
Он заметил сходство между Дашей и Викой. Обе были высокими, фигуристыми и темноволосыми. Только Даша была похожа на расцветающий бутон, а Вика красива уже более зрелой красотой. Так что, Диме есть, из чего выбирать!
Оглушительно пророкотал гром. Оля вскрикнула, и Сергей был уже готов обнять ее и прижать к себе, чтобы не боялась, когда они услышали скрип открывающейся двери.
В комнату вошел человек в коричневом дождевике, оставляя за собой мокрые следы. Он откинул капюшон, и они увидели суровое лицо, покрытый щетиной подбородок.
- Папка! - Оля вскочила с дивана и подбежала к нему. Крепко прижалась, целовала щеки, подбородок.
- Аккуратнее, милая! - смеясь, проговорил он. - Промокнешь, у меня весь дождевик в воде!
Даша с облегчением вздохнула. Если Олин отец здесь, значит, все в порядке! Следом за Козыревым вошли двое. Дима сразу снял мокрый дождевик и предстал перед ними в камуфляжной форме надзирателя. - Все получилось, - объявил он.
Даша уже хотела кинуться ему на шею, когда ей открылось лицо третьего. Она не поверила своим глазам... Оля тоже подошла поближе к нему, провела рукой по его заросшей щеке, по синяку, украшавшему глаз.
- Валера, - прошептала Даша. Ты-то как тут оказался? Что с тобой случилось?
- Так, все вопросы потом, - громко проговорил Алексей Семенович. - Нам пришлось пережить такую гонку, мы замерзли и промокли...
- Конечно! - воскликнула Оля. -Сейчас все будет, одну минуту!
Девочки засуетились, направившись в сторону кухни. Дима и Козырев снимали мокрую обувь. Во всей этой суете они забыли про Валеру. А он, с трудом стянув с себя дождевик, позеленел и потерял сознание. Молодой человек точно грохнулся бы на пол, если бы Дима не подставил руки ему под спину.
- Так... у нас проблемы.
- Да я вижу, - откликнулся Алексей Семенович, подхватывая парня с другой стороны. -Он еще молодцом продержался, учитывая, как над ним издевались!
Сергей тоже поспешил на помощь. Ужаснулся, увидев следы побоев на лице пострадавшего.
- Несите его в ту комнату, - он показал, куда идти. - Там кровать хорошая, ему будет удобно.
Они уложили Валеру. Сергей принес тарелку с водой и чистое полотенце, обтер Валере лицо. Дима потрогал его лоб.
- Горит весь, - заметил он.
- Так, ему потребуется серьезная медицинская помощь, - занервничал Козырев и посмотрел на Сергея. - Я так понимаю, молодой человек, вы местный? Есть у вас на Яблочном Поле хороший доктор, который не будет болтать лишнего?
- Есть, - ответил Сергей уже из коридора. - Я сейчас же бегу за ним...

* * * *
- Жить будет, - объявил доктор, которого привел Сергей. Это был хирург больницы Яблочного Поля Александр Кирсанов, молодой мужчина, его хороший приятель. - Конечно, поиздевались там над ним хорошо!
Они сидели у постели Валеры - мужчины и Даша. Из ее глаз так и просились слезы, но девушка держалась. Она ничего не понимала. Как и за что Валера, ее любимый, которого она потеряла, оказался в Санджарах? За что там так с ним обращались? Козырев-то вышел из тюрьмы довольно гладким, и совсем не битым. Сердце у нее было готово выскочить из груди от страха за жизнь молодого человека.
- Точно, - согласился Алексей Семенович. Он уже понял, что доктор все знает, и ему можно доверять. - Его держали в холодной камере, почти не кормили и постоянно избивали. Семь дней он провел в карцере.
- Сколько он просидел в Санджарах? - спросил доктор.
Козырев посчитал в уме.
- Месяц...
- Кошмар, - покачал головой хирург. - Всего за месяц довести молодого сильного человека до такого состояния! В общем, переломов у него нет, но есть множество гематом, и он потерял много крови. Также налицо физическое и нервное истощение. А температура у него от долгого пребывания на холоде. Сейчас я сделаю укол, и ему станет легче.
Даша видела, как доктор всадил шприц в руку Валеры. Раньше это была мускулистая, довольно пухлая рука, а теперь она казалась намного меньше. Господи, что же с ним сделали?!
- Доктор, а что мы можем сделать? - спросил Дима.
- Я вижу, здесь достаточно людей, чтобы за ним ухаживать. Парню нужен отдых, хорошее питание. И никаких нагрузок и нервов! Неделю советую полежать. Список лекарств оставлю, завтра желательно купить. Возможно, он будет плохо спать от кошмаров, да и гематомы будут болеть, так что я подпишу, в каких случаях что давать. При малейшем ухудшении везите его ко мне в больницу. Врач достал из чемоданчика пузырек с нашатырем и ватку.
- Это зачем? - удивился Козырев.
- Нужно его накормить. Потом пусть спит, сколько влезет! Девушка, - обратился он к Даше. - В этом доме пострадавшего накормят?
Даша побежала на кухню и вскоре вернулась с горячим сладким чаем и бутербродом с курицей и сыром.
- Отлично, - одобрил врач и поднес к носу Валеры ватку. Он заметался, чихнул и открыл мутные глаза, потом вскрикнул и попытался вскочить. Правда, у него не получилось даже сесть - Козырев тут же уложил его обратно.
- Тихо, парень, - прошептал он. - Ты среди друзей.
- Валера, - Даша села на кровать, погладила его по руке. - Милый, тебе необходимо поесть. Ты совсем без сил...
Остальные вышли, оставив их вдвоем. Доктор быстро написал список лекарств... Дима даже не чувствовал ревности в данной ситуации - ему было по-человечески жаль Валеру.
- Уснул, - сказала девушка, вышедшая из комнаты. - Жар у него спал...
Через десять минут все, кроме спящего Валеры, собрались за накрытым столом. Оля и Вика постарались - там было спиртное, жареное мясо, молодая отварная картошка. Стол был простым, но обильным - как раз для голодных мужчин. Да все они проголодались за этот нервный вечер!
Первое время все молчали - ели. Потом Сергей, как хозяин дома, предложил тост: Диме за встречу, остальным - за знакомство. Они выпили.
- Интересная компания собралась в моем доме, - отметил Сергей. - Три красивые девушки, и двое заключенных из Санджар... Из всех вас раньше я знал только Диму.
Гости посмотрели на него смущенно.
- Нет, не подумайте - я очень люблю гостей! - тут же исправился Сергей. - Просто, я хотел бы знать, что вообще здесь происходит...

* * * * *
- Ну что же, откроем карты, - согласился с ним Козырев. - Я, получается, виновник всего происходящего. Меня зовут Алексей Семенович Козырев, и я отец Оли, - он кивнул в сторону дочери. - Я был начальником милиции в Р., и три месяца назад меня посадили в Санджары. А моя милая дочка решила мне помочь.
- Я - Дима, друг Оли и Даши, - представился Дима. - Я люблю Дашу, и поэтому решил помочь девочкам. Испугался, что они сами полезут в тюрьму. Ведь до этого они проникли в коттедж губернатора и украли оттуда ключи от Санджар.
- Меня зовут Вика Полесская, я подруга Оли и состою в близких отношениях с губернатором Балашовым, - ничуть не стесняясь, призналась Вика.- Это я сделала дубликаты ключей от его коттеджа и помогла девочкам.
Сергей задумался, потом налил всем еще выпить.
- Так, что-то проясняется, - обрадовался он. - А кто тогда этот бедолага? Кому помогал он?
- Я отвечу, - подал голос Козырев. - Валера - сотрудник Альинского отделения милиции. Он поехал как-то вечером к своей девушке Даше и увидел, что она с подругой куда-то уезжает. Проследил за ними и узнал, что они залезли в губернаторский коттедж и что-то там украли. Он услышал шаги охраны и отвлек внимание на себя, дав девочкам убежать. Его схватили и посадили в Санджары, в соседнюю камеру со мной. Надзиратели пытались узнать, кто он, поэтому постоянно били его. Но парень держался молодцом - не выдал ни себя, ни девушек.
Сергей внимательно посмотрел на каждого. Да, народ действительно собрался интересный! Два милиционера прямой поставкой из Санджар, отчаянные девочки-студентки и губернаторская любовница. Здесь же присутствовал и он с другом Димой - тоже ребята достаточно рисковые. И, кажется, все они имели зуб на губернатора. Сам Сергей уже месяц занимался сбором компромата на Балашова, но пока безрезультатно. Тот умел хорошо подчищать следы своих преступлений, был связан со всеми городскими крупными начальниками и бизнесменами. Однако Вика, которая так легко призналась в своей связи с Балашовым, могла бы ему помочь.
- Нас всех что-то объединяет, - подтвердил его мысли Козырев. Возможно, и этому человеку было, что сказать.
- Мы все против Балашова, - продолжила Оля. - Даже я, хотя и работаю на него.
- Вика, вы тоже против? - спросил Дима.
- Да. И у меня на то есть серьезные причины! - он обратил внимание, как засверкали карие подведенные глаза девушки.
- И я против, - Сергей снова разлил по рюмкам коньяк. - Я вообще собираю компромат по своей, журналистской линии.
- Нам нужно объединиться! - воскликнула Даша. - Раньше меня политика и власть не волновала. Но, после того, что сделали в губернаторской тюрьме с Валерой...
Тут же из комнаты, где лежал молодой человек, послышался крик.
- Ну вот, доктор говорил про кошмары, - вспомнил Дима. Даша вскочила со своего места и поспешила в комнату.
Валера сидел на кровати и оглядывался, не в силах понять, где он. Его знобило, а по лицу ручьями стекал пот.
- Хороший мой, - Даша потрогала его лоб. - Температура опять поднимается...
Она принесла в его комнату холодную воду, уксус и положила компрессы на те участки тела, где не было синяков.
- Даша, я так люблю тебя, - бормотал парень, выгибаясь всем телом. - Они же тебе тогда ничего не сделали?
Благодаря Дашиным компрессам температура вскоре спала, но Даша всю ночь была с Валерой. Говорила с ним, приносила воды, один раз покормила и уснула под утро на кровати рядом с ним.
С того момента, как Даша ушла, за столом началась грандиозная попойка. Все перенервничали, пока ждали Диму, а также из-за Валеры. Рюмки моментально наполнялись и опустошались. За столом зазвучал веселый смех, тосты. Оля заметила, что ее папа с интересом смотрит на Вику, и даже не удивилась. Он столько времени был в тюрьме, без женщины, а Вика - сочная, красивая,молодая, даже сам губернатор на нее запал... К тому же, она вспомнила о Викиных словах, что на папу донесла мать. Оле не хотелось верить, но это было возможно. Да и зачем Вике врать про незнакомых ей на тот момент людей?
- Я одного не понял, - заговорил Сергей, когда все уже были изрядно пьяны. - Дима, ты любишь Дашу. А Валера, который из-за нее попал в Санджары? Он ведь тоже ее любит?
- Сереж, - Оля, сидевшая между ним и отцом, предупреждающе сжала ему руку.
- Получается, да, - согласился Дима.- Серега, о чем ты сейчас говоришь? Главное - чтобы он поправился!
Козырев тем временем прямо расцветал душой. Он сбежал из тюрьмы... Как дальше жить - он понятия не имел. Начальник милиции - и вне закона! Однако, рядом была любимая дочь, и он оказался в такой молодой, разношерстной компании. Какие тут кипели страсти! Он, столько времени проживший без общения, чувствовал себя ожившим. А еще, рядом была Вика. Более красивой женщины он давно не видел... Конечно, слишком молода для него, но ему есть чем удивить такую. Кстати, почему она здесь? Уже рассталась с Балашовым, или планирует против него что-то?
-Мы заставим Балашова отказаться от должности! - воскликнула Ольга. - Он покинет губернаторское кресло, и его посадят. Желательно, в Санджары. Пусть увидит, так сказать, кухню изнутри!
Все одобрительно зашумели, и тут Козыреву стало страшно. Эти горячие молодые головы могут натворить дел... Если уж его дочь, работающая на губернатора, такое говорит. Как бы их всех не посадили... Он ведь был представителем власти и знал изнутри совсем другую кухню.
- Стоп!- крикнул он. - Кто тут собрался убирать губернатора? Нас семь человек, один в тяжелом состоянии. У нас нет оружия.
- Алексей Семенович, мы будем действовать по-другому, - успокоил его Сергей. - Я, как журналист, собираю на Балашова компромат и собираюсь отвезти его в Москву. Там уж точно не оставят его действия без внимания! Неконтролируемый рост цен, нарушение прав граждан, убийства, аресты... За ним много чего водится. Нужно только доказать!
Его слова сопровождались широчайшей улыбкой Вики.
- Виктория, - церемонно обратился к ней Сергей. - Вы сами так просто сознались в своей связи с Балашовым. Может быть, вы мне что-то подскажете?
- С удовольствием, - еще шире улыбнулась та. Сейчас она напоминала довольную, наевшуюся кошку. В данном случае - напившуюся. - Я и раньше кое-что знала, просто не было причины это рассказывать. На окраине Альинска есть крупная ферма... Она принадлежит Балашову. Там работают иногородние граждане, а также местные - те, кто должны ему или банкам, и долг вернуть не могут. Их содержат в ужасных условиях. Люди мрут, как мухи. Про эту ферму он уже давно мне рассказывал, один раз я там была с ним... Могу адрес написать.
Заснули они под утро, очень довольные друг другом. В доме Сергея было три комнаты, просторная столовая и веранда, так что, места хватило всем. Из-за Козырева, представителя старшего поколения, они стеснялись. Одну комнату заняли Даша с Валерой, другую - Оля с Викой, на веранде устроились Дима и Сергей. Сам Алексей Семенович лег в кухне на раскладушке.
- Молодежь, - бормотал он, засыпая. Выпил мужчина немного, но давнее вынужденное воздержание дало о себе знать. Он опьянел с трех рюмок, хотя раньше спокойно выпивал бутылку. - И угораздило же меня с вами связаться!
 
Марина (Marine28)Дата: Пятница, 26.09.2014, 12:47 | Сообщение # 21
Зашел почитать
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 23
Награды: 1
Репутация: 0
Статус:
Глава 18

- Спрячься за меня, - прошептал Сергей, настраивая камеру. Вика и Оля послушались, отступив подальше в кусты. - Я вижу здесь двоих с автоматами. Не дай Бог, заметят нас!
- Ферма всегда охранялась вооруженными парнями Балашова, - прошептала в ответ Вика. - Им же надо как-то держать людей в подчинении. Чуть что не так - прикладом по лицу, могут и стрельнуть.
- А бежать отсюда никто никогда не пытался? - ужаснулась Оля.
- Пытались, еще как. Люди спят в коровнике на соломе в любую погоду, кормят их черт знает чем. Работы много, и она самая грязная: уход за скотом, заделка компоста... Только тех, кто пытался бежать, всегда ловили и потом по-тихому убивали, и закапывали на территории фермы.
- Зачем он тебя-то сюда возил? - удивился Сергей. - Не лучшее место для прогулки с дамой!
Вика задумалась, потом криво усмехнулась.
- Наверное, для устрашения. Чтобы я понимала, что со мной будет, если выйду из подчинения...
Деревню окружал густой лес. Она находилась совсем недалеко от Альинска. Это было ухоженное поселение, с аккуратными домами и красивыми палисадниками. При многих дворах были и скотные дворы, и огороды, то есть люди здесь не бедствовали. А что - до работы в Альинске ехать двадцать минут на автобусе, да еще и подсобное хозяйство! По пыльной дороге с хохотом носились деревенские дети, играющие в свои шумные игры. Деревенская картина была почти идиллической!
Если доехать до конца деревни, можно было увидеть речку и лес. Чуть дальше располагались частные коттеджи альинских богатеев - на любой вкус и размер. А совсем близко к лесу, посреди поля, находилась ферма.
Ее территория была огорожена колючей проволокой. Ребята, спрятавшись в лесу, увидели на территории фермы коровник, загон для свиней, а также фруктовые деревья и овощные грядки.
- Знатное он развел хозяйство, - прокомментировал Сергей и навел на ферму окончательно настроенную камеру.
- А то! Знаешь, какую прибыль он получает, - ответила Вика. - Молоко, мясо, сало, фрукты-овощи, и в довольно больших масштабах! И все бы ничего, но наш Владимир Андреевич не хочет нанимать на работу местных жителей и платить им зарплату. Он предпочитает иметь все, не отдавая ничего, поэтому использует принудительно этих несчастных людей.
Сергей снимал, как мужчины и женщины в грязной одежде заделывают компост, собирают фрукты с деревьев, пропалывают грядки - и все это под наблюдением крепких вооруженных мужчин. Среди несчастных рабов были как совсем молодые люди, так и довольно пожилые. Если кто-то работал слишко медленно, или часто отдыхал, охрана подходила к нему, пинками и тычками подбадривала.
- Отличные кадры! - порадовался Сергей. - Только вот как бы увязать все это с Балашовым?
- Смотрите, машина подъехала, - прошептала, обернувшись, Оля. Около фермы припарковалась белая "Тойота". Из нее вышел Балашов, одетый для поездки на ферму в резиновые сапоги и болоневую куртку.
- Сереж, я же тебе сказала, что знаю дни, когда он проверяет ферму, - вздохнула Вика. Снимай!
Балашов прошел на территорию фермы в сопровождении водителя. Мужчины, охранявшие территорию, хором поприветствовали его, а он пожал каждому из них руку.
- Гад, - прошептала Вика. - Сам-то в сапогах и куртке, а работники босые и по уши в дерьме. Ненавижу!
Сергей и Оля не понимали, какая революция сейчас происходит у Вики в голове. Она увидела обратную сторону своей связи с губернатором, а также цену подаренной ей квартиры и дорогущих золотых украшений. Все это было построено на крови, непосильном труде и страданиях многих людей. А она, эгоистка, привыкшая жить красиво, только благосклонно принимала подарки!
Сегодня они поехали на ферму после вчерашней веселой попойки. Сергей - чтобы организовать съемку, Вика показала дорогу, Оля из интереса напросилась с ними. Рвался в поездку и ее папа, но они его не взяли - нечего было показываться в Альинске бежавшему из Санджар заключенному. Диме нужно было на работу, а Даша осталась с Валерой.
- Снимай так, чтобы четко было видно лицо, - посоветовала Оля.
Сергей навел камеру получше. Балашов обходил свои владения, осматривал посадки, животных. Одну из коров он нашел недостаточно чистой и ухоженной.
- Кто у нас за коров отвечает? - спросил он.
Подбежал один из охранников и привел под локоть мужчину в порванной куртке.
- Плохо работаешь, - недовольно проговорил Балашов и, взяв у охранника автомат, толкнул несчастного прикладом. Тот свалился прямо в яму с компостом, чем вызвал веселый смех охранников и Балашова.
- Не могу на это смотреть, - отвернувшись, прошептала Оля.
- Я тоже, - у Вики на глаза навернулись слезы. - Как я могла пять лет потратить на это чудовище!
Сергей еще снимал около часа - как работали люди, и как поторапливали их охранники. Через какое-то время Балашов указал на нескольких человек.
- Фигово работают, - отметил он. - У этого грядка в сорняках, а у нее поросята разбегаются. Наказать, оставить без еды на сегодня и запереть в сарае, как обычно.
Люди пытались умолять Балашова о пощаде, но он не стал слушать, и охрана поволокла их в сарай.
Все трое молчали, когда ехали обратно на машине Сергея. Обдумывали все, что им пришлось увидеть. Он оставил машину на платной стоянке у пристани, где они пересели на катер до Яблочного Поля.
- Я сделаю несколько кассет, - Сергей был чрезвычайно доволен. - Вика, ты очень помогла мне!
- Ты спасаешь целую область от этого морального урода, - согласилась Оля.
- Да, героическая ты у нас девушка. А мне осталось доехать до Москвы и показать это видео в прокуратуре и следственном комитете...

* * * * *
- Зачем ты встал? - возмутился Дима, увидев утром на кухне Валеру. - Тебе лежать надо! Выходной, в доме куча народу, мог бы крикнуть и позвать кого-нибудь!
- Я не хотел никого будить, - ответил молодой человек. - Просто очень захотелось пить, вот я и встал. Да и вообще, лежать надоело.
Дима вздохнул и посмотрел на своего соперника. Тот, конечно, выглядел получше, чем в день их прибытия, но казался еще бледным и исхудавшим.
- И вообще - через две недели у меня заканчивается отпуск, и нужно возвращаться на работу, - продолжил Валера. - Там ведь ничего не знают о моем приключении, и не должны знать. Так что, буду приходить в норму.
- Кирсанов без проблем напишет тебе больничный, если не сможешь поправиться!
Валера, аккуратно держась за спинку стула, сел. Ему было тяжело и больно - Дима видел, какие у него на ребрах остались синяки и кровоподтеки от надзирательских ботинок. Он налил обоим кофе и сделал бутерброды.
- Серега поехал в Москву, - сказал Дима. - Ты же видел, какое грандиозное видео он снял?
- Дай Бог, чтобы нормально доехал, - ответил Валера. - Это видео заставит приехать сюда проверку из Москвы, и Балашов не останется безнаказанным. Я увидел власть, которой служу, с совершенно иной стороны... Наверное, я уволюсь.
- Зачем?! Будет новый губернатор, сможешь работать, как раньше!
- Дим, я вот что хотел спросить... - осторожно заговорил Валера.
- Насчет Даши? - опередил он. - А что тут спрашивать? Мы с тобой любим одну девушку, она любит нас обоих. Но - мы спасли друг другу жизнь! Я в курсе, что ты вытащил меня из горящего павильона. Так что, врагами мы уже быть не можем. А Даша... ну что же, пусть сама сделает выбор.
- Согласен, - обрадовался Валера. - Только никто из нас не будет подталкивать ее к этому выбору!
Они замолчали, довольные друг другом. На кухню вошла Даша, показавшаяся им обоим очень милой и нежной после сна. Она поздоровалась с молодыми людьми, сделала себе кофе и схватила с тарелки бутерброд.
- А где Вика и Оля? - спросил Дима. - Что-то я их с утра не видел.
- Они поехали в Альинск. Здесь, в аптеке, нет некоторых лекарств, которых прописал Валере доктор, поэтому они купят их в городе.
- Не стоило ради меня утруждаться, - смутился Валера и неожиданно встревожился: - Алексей Семенович тоже с ними поехал? Ему в город никак нельзя...
- Нет, он остался здесь, - успокоила его Даша. - Девчонки решили, что сегодня можно пожарить шашлыки, когда они вернутся, и он пошел посмотреть остров, а заодно найти для этого подходящее место.
- Жалко, я не смогу с вами пойти, - вздохнул Валера.
- Почему? - Дима, казалось бы огорчился за него. - Ах, ну да... Как бы хуже не стало. Ничего, мы для тебя припасем большую порцию шашлыка.
- Спасибо за заботу, - Валера медленно встал. - Пойду лягу, что-то я устал.
Видя, что парень с трудом передвигается, Дима вызвался проводить его до комнаты.
Даша, оставшись в одиночестве, была удивлена. Два ее любимых человека, кажется, подружились. По крайней мере, они примирились друг с другом. Как жаль, что нельзя было продолжить жить с ними обоими в этом тихом, прекрасном месте!
 
Марина (Marine28)Дата: Пятница, 26.09.2014, 12:48 | Сообщение # 22
Зашел почитать
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 23
Награды: 1
Репутация: 0
Статус:
Глава 19

Балашов был вне себя от гнева. Последний раз он был таким рассерженным, когда Вика объявила ему о своей беременности.
Сегодня ему позвонил Инсаров, начальник Санджар, и сообщил, что Алексей Семенович Козырев непостижимым образом сбежал из тюрьмы. Причем, камера была запертой, и никаких следов взлома не было видно! А сообщил он о побеге лишь спустя пять дней после него. Не иначе, все это время Козырева пытались найти в самой тюрьме...
Губернатор устроил тюремному начальнику настоящий разнос, приказал проверить всех санджарских надзирателей и лично приехал на место происшествия. Действительно, дверь камеры была в идеальном состоянии. Не иначе, заключенный вступил в сговор с кем-то из охраны!
Все это еще предстояло расследовать, но так, чтобы слухи о побеге не вышли за пределы Санджар. Еще никто не сбегал из этого страшного места, которое он использовал для устрашения людей. Если узнают, что оттуда кто-то сбежал, перестанут бояться.
Домой ехать совсем не хотелось, и он направился в небольшое кафе на пристани. Ему уже надоели рестораны, которые он обычно посещал - хотелось чего-то нового. Балашов одолжил у водителя кепку и, так как в выходной день он был одет в джинсы и куртку, образ получился вполне уместный. Он надвинул козырек кепки на глаза, чтобы не привлекать внимания, а водитель сел за столик неподалеку.
Заказав сто пятьдесят грамм коньяка и мясо в итальянском соусе, он выпил и задумался. Сейчас, в таком взвинченном состоянии, хорошо бы иметь рядом Вику. Она нейтрализовала всю его напряженность и злость своим обаянием и сексуальностью. После нее он не то что злился - передвигался с трудом. Однако, ее рядом не было. И еще неизвестно, где она была. Возможно, на Яблочное Поле ее привели какие-то срочные дела... Во всем этом еще предстояло разобраться. Он мог понять и принять Викины проблемы, но вот терпеть обман не собирался.
Выпив первую рюмку, мужчина повеселел. Ничего, далеко этот Козырев не убежит. Без документов, без денег... Если, конечно, у него нет помощников. Неожиданно он, посмотрев в окно, увидел Вику. Она шла к пристани и была с какой-то девушкой. Обе были одеты очень просто - в потертые джинсы и толстовки. Раньше его любовница не одевалась так даже для выхода на природу. Они оживленно болтали, а в руках у ее спутницы был пакетик и рекламой городской аптеки.
Девушки остановились около маленького хлебного ларька, где купили пакет пирожных. Когда Балашов увидел лицо второй девушки, изумлению его не было предела!
Это была Оля Козырева, его секретарша! В толпе бы он ее не узнал, но сейчас прекрасно мог разглядеть ее лицо. Но... где и как они познакомились с Викой? И что делают вместе? Они вели себя так, будто состояли в хороших, приятельских отношениях!
Балашов вскочил из-за стола. Сейчас он должен проследить за ними - он чувствовал, что точно узнает нечто важное!
- Заплати по счету и догоняй меня! - он кинул на стол удивленного водителя кошелек и выбежал из кафе. Осторожно, стараясь не попасться на глаза Вике и Оле, он пошел за ними. А они тем временем сели на катер, расплатились с рулевым. Через две минуты катер отчалил от берега.
- Владимир Андреевич, что случилось?! - водитель уже догнал его.
- Бежим, быстро! - он за считанные секунды оказался на следующем катере.
- Гони за ним, - велел он рулевому. Тот поднял глаза, изумленно посмотрел на него...
- До отправления еще полчаса, - ответил он.
Балашов выругался и снял кепку. Рулевой, узнав губернатора, испугался и отчалил.
- Плыви так, чтобы пассажиры нас не увидели, - приказал Балашов. - И старайся особо не шуметь мотором...

* * * *
На кухне Козырев мариновал мясо, а Вика мыла посуду, скопившуюся за последний день. Он сильно волновался, оставшись с ней вот так, наедине. Чувствовал сильнейшую симпатию к этой красивой девушке, а себя ощущал слишком старым - ей еще и тридцати не было, а ему уже сорок три года. Без документов, уволенный с солидной должности. Женатый, наконец. Правда, он мог похвастаться кое-какими активами в банке, да и проблему с браком можно было решить. Тем более, когда Оля, поговорив в очередной раз по телефону с матерью, вытащила у той признание в доносе на него.
Вика замариновала шашлыки и поставила в холодильник. Он с удовольствием наблюдал за ее ловкими, изящными движениями.
- Вы любите готовить, Виктория?
Она обернулась, откинув волосы с лица, и показалась ему молоденькой, почти как его Оля, и очаровательной. Особенно очаровательной была ее усмешка.
- Вообще-то мы перешли на "ты" Не поверишь, Леша, но я вообще не умею готовить. Хотя, постоянно сталкиваюсь с кухней, я же работаю старшим администратором в ресторане. Просто этот рецепт маринада для мяса был первым и последним, что я готовила. А так - на выбор: яичница, сосиски и пельмени!
- Такой красивой девушке не обязательно уметь готовить, - улыбнулся он ее шутке.
- Но желательно. Я вообще много чего не умею... последние пять лет я жила хорошо и обеспеченно, но будто под стеклянным куполом.
- Я понимаю, о чем ты, - кивнул он. Естественно, Балашов обеспечивал свою любовницу, и ей мало что приходилось делать. Удивительно, что она не ушла с работы!
Вика налила им по рюмке коньяка, оставшегося после недавних посиделок, и села за стол напротив.
- Вообще, я многое упустила. Сделала тогда свой выбор, польстившись на деньги и силу тогдашнего хозяина строительной фирмы. Сейчас жалею... Мне было всего двадцать три года. Все было для нормального старта - высшее образование, работа, я снимала с подругой квартиру... А главное - была свобода. Могла бы случиться любовь, семья и дети. А теперь я опустошена. Столько лет потратила на такое дерьмо!
Глаза Вики заблестели. Козырев сел поближе, погладил ее по щеке.
- Ты еще очень молода, только начала жить. У тебя куча времени впереди!
- Я совершила огромную ошибку, - прошептала она.
- Неисправимых ошибок не бывает! - улыбнулся он, и наклонившись поближе, проговорил: - Я пока мало что могу тебе предложить. Но, если у Сергея все получится, как мы запланировали, у меня будут развязаны руки. Я сразу же разведусь, и... Вика, у меня есть, что тебе предложить в этой жизни. Конечно, не на уровне губернатора, но все же...
- Я приму любое предложение, - она часто задышала и приоткрыла губы. Ее глаза смотрели прямо в его душу, переворачивая ее. - Ты предлагаешь мне дальше вместе идти по жизни?
- Да. И все как-нибудь решится.
Она обхватила его за шею. Козырев закрыл глаза... Поцелуй женщины, да еще такой молодой и красивой, потряс его. Да, раньше он изменял жене, но делал это без чувств - скорее, чтобы просто снять стресс. Таких ощущений ему давно никто не давал.
- Всем привет! - услышав голос Оли, они отпрянули друг от друга. - Ну как, мясо готово?
Теперь они просто сидели рядом. Если Оля и заметила их смущение, то не подала виду.
- Сок купила, овощи тоже, - бодро проговорила она. - Ну что, пора выходить? Дима ждет в машине.
- Пора, милая, - усмехнулся отец. - Сколько нас идет?
- Ты, я, Дима и Вика. Кстати, хочу сообщить радостную новость. Звонил Сережа. Его видео осталось в прокуратуре. Пришлось написать заявление на Балашова, заполнить кучу бумаг... Но - ему поверили! И в ближайшее время в Альинск приедет прокурорская проверка из Москвы!
- Как здорово! - Вика радостно кинулась к ней на шею.
Как бы они не ехали слишком долго, - проворчал Козырев, знакомый с работой следственных органов.
Даша вышла из ванной, когда уже они с сумками готовились к выходу.
- Оль, останься! - она выглядела растерянной и казалась совсем ребенком в белом махровом халатике и распущенными мокрыми волосами. - Нужно поговорить.
Оля повернулась к отцу.
- Езжайте. Там идти-то пять минут, я вас догоню.
Они вышли, а девушки отправились на кухню. Даша молчала... Оле показалось, что она сейчас заплачет.
- Ну, что у тебя произошло? Не тяни.
- Оля, я беременна, - прошептала она.
Ольга несколько секунд осмысливала услышанное, потом пришла в себя.
Ты уверена? - спросила она. - Тесты делала, или у врача уже была?
Даша не смела поднять глаз.
- У врача. Больше двух месяцев прошло, а у меня ничего не было... Я решила сходить к гинекологу в Альинске. Сделали УЗИ, и все подтвердилось. Десять недель...
- Ох, - только и смогла проговорить Оля. - Даш, а от кого? Валера или Дима - кто отец ребенка?
- Я не знаю, - горько вздохнула Даша. - В то время я прекрасно общалась с обоими. Я как раз помирилась с Димой, а Валера еще не сидел в Санджарах.
- Мать, и что ты решила? - спросила Оля. - Ребенок - это ведь не шутки. Вика вот сделала аборт, и до сих пор в себя придти не может...
- Нет, аборт, я делать не буду. В любом случае, этот ребенок мой, и он - от любимого человека. Главное, чтобы все это закончилось. Я уеду к родителям и рожу его, и буду жить там. Поверь, я так устала от всего этого...
- Подожди, не пори горячку, - остановила ее Оля. - При двух потенциальных папах - и становиться мамой-одиночкой? Да это грех, Дашка.
- Ладно, я тебя задерживаю, - Даша отвернулась и налила себе воды. - Иди. Мне просто нужно успокоиться и все обдумать!
Оля накинула куртку и вышла из кухни. Она и не заметила, как еле успел отскочить от двери Валера, который все это время стоял у входа и все слышал...
Даша, пожаловавшись подруге, почувствовала себя немного спокойнее и пошла в комнату к Валере. Тот уже лежал на кровати, отвернувшись к стене.
- Ты спишь? - прошептала Даша.
- Нет, - он обернулся, показав книжку. - Вот, читаю. - В его глазах появилось что-то новое... раньше он так на нее не смотрел - с какой-то необыкновенной нежностью. - Как ты себя чувствуешь?
- Ты чего? - удивилась она. - Это я должна тебя спрашивать!
- Ты знаешь, мне хорошо, - она села на кровать, и он поцеловал ей руку. - Я почти здоров!
- Не спеши, - улыбнулась Даша. - На тебе еще синяки не зажили.
- И что? Синяки украшают мужчину, - рассмеялся он. - Дашка, я очень тебя люблю. С каждым днем - все больше.
- Я тебя тоже люблю, Валера, - ответила она, целуя его. - Ты знаешь, я сегодня так устала... Можно, я полежу здесь?
- Конечно, милая, - ответил он. Даша прилегла рядом, а он стал гладить ее волосы. Это окончательно сморило девушку, и она через десять минут уснула.
Валера еще раз с нежностью посмотрел на нее. Потом, заметив, что она закрыла глаза и спокойно задышала, он встал с кровати и пошел в гостиную. Молодой человек знал, что Сергей, уезжая, оставил дома один из двух своих мобильных телефонов, сказав, что с них можно позвонить.
Он сделал над собой усилие. Опять придется просить что-то у отца, а ведь он поклялся, что не будет ему обязанным. Но это - ради Даши. Одно дело - борьба против Балашова, жизнь на этом замечательном острове, и совсем другое - беременность любимой. Валера был уверен, что это его ребенок, и, несмотря на шок, был искренне рад...
- Привет, пап, - заговорил он в трубку. - Да не тараторь ты! Я попал в сложную ситуацию, поэтому не отвечал... Папа, нужна твой помощь. Я в беде. Нахожусь в Альинской области, на островке Яблочное Поле. Со мной - пять моих друзей. Этот остров окружен морем, и нам всем нужно оттуда выбраться. Папа, ты же сможешь мне помочь...
Выслушав ответ отца, Валера обрадовался.
- Вертолет? Отлично! Когда ждать?
Отец ответил, что завтра вечером вертолет будет на месте. Парень поблагодарил его, потом вспомнил о Сергее. Журналист возвращался из Москвы на Яблочное Поле и уже завтра мог быть здесь. Приедет - а их нету. И, что-то подсказывало Валере, что сюда ему приезжать не надо.
Он нашел в телефонной книжке номер Сергея.
- Алло... Сереж, как дела? Все получилось? Отлично! Хочу тебе сказать - не приезжай домой. По возможности останься в Альинске... Что? Да ничего мы не натворили!
 
Марина (Marine28)Дата: Пятница, 26.09.2014, 12:48 | Сообщение # 23
Зашел почитать
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 23
Награды: 1
Репутация: 0
Статус:
Глава 20

Балашов, к сожалению, потерял Дашу и Олю из виду тогда, днем. Их катер пришел к пристани Яблочного Поля быстрее. Издалека он увидел две мелькнувшие около леса женские фигурки - и все, они пропали на лесных тропах. А он, хоть и был здесь недавно, плохо знал местность - тогда губернатора сразу встретила машина начальника здешней милиции. Но он не собирался сдаваться так просто!
Поймав на главной дороге острова попутку, он снова надвинул на глаза кепку. Они долго катались по Яблочному Полю... Балашов видел симпатичные частные кирпичные домики, несколько пятиэтажек, два магазина, больницу, а также прекрасный яблочный сад, ухоженные фермы... Кстати, непочатый край работы! Вот если бы заставить всех этих людей работать на него безвозмездно! Земля здесь хорошая, плодородная. Или вообще - все снести здесь на фиг и сделать курортный остров для богатых? Построить дорогие отели... В любом случае, Яблочное Поле должно работать на него!
Он катался так полдня, но так и не нашел девушек. Отчаявшийся и голодный, он отпустил владельца попутки и решил прогуляться до пристани - рядом с ней была закусочная, и расстояния были сравнительно небольшие.
Почти добравшись до пристани, он залюбовался густым зеленым ароматным лесом. Сосны и лиственные деревья, солнце, мягкий октябрьский ветер - все это успокаивало, навевало приятные воспоминания. А неподалеку слышался шум волн... и чьи-то веселые голоса.
Балашов насторожился. Местные гуляют... ведь еще тепло, они жарят шашлыки, выезжают на природу целыми семьями. Через деревья он разглядел веселую компанию, подошел ближе и остановился за кустами, рассматривая людей. И то, что он увидел, повергло его в шок.
Вика! Его Вика, нетрезвая и веселая, танцевала под музыку, включенную в стоявшей рядом подержанной иномарке. Все смеялись, особенно мужчина примерно его лет, плотный, с пронзительными голубыми глазами. Рой воспоминаний пронесся в его голове... Козырев! Его фотография в личном деле... Но что он здесь делает?
Рядом стояла Оля. Она разливала по стаканам вино и тоже смеялась, обратилась с какими-то словами к отцу. Тот закивал, и они начали активно что-то обсуждать.
Парня, который нанизывал шашлыки на шампур, он не знал. Вглядывался, вспоминал... Нет, этот высокий темноволосый молодой человек точно не был ему знаком. Возможно, это местный житель. Однако, все остальные были знакомы ему слишком хорошо!
Обозленный Балашов не знал, что и думать. Все вставало на свои места. Вика вступила в сговор с Олей, и они каким-то образом помогли Козыреву бежать из Санджар. А этот незнакомец, возможно, им помогал. И, хоть их было всего четверо (а, может быть, и больше), губернатор почувствовал исходящую от них угрозу.
Эту милую компанию необходимо было ликвидировать, причем самым грозным и беспощадным образом. Сегодня уже поздно, да и куда они уплывут с острова, изрядно выпив? А вот на завтра он организует им целый наряд спецназа, арест и Санджары. И не посмотрит, что обе девушки не безразличны ему. Они - предательницы, и этим все сказано.
Неожиданно Вика обернулась. В тот самый момент, когда он наполовину высунулся из кустов, наблюдая за ними. На секунду их глаза встретились, Балашов тут же занырнул обратно в кусты и побежал. Он слышал истошный Викин крик.
- Это он, Балашов! - кричала она. - Он здесь!
- Да ну, Вик, - успокаивали ее мужские голоса. - Быть не может...
А он уже бежал по лестной тропинке к пристани. Бежал быстро - к счастью, был в отличной физической форме. И слышал, как в кусты, в его наблюдательный пункт, кто-то прошел - ветки захрустели.
На пристани губернатор посмотрел на часы и услышал длинный гудок. Девять часов вечера... С Яблочного Поля в Альинск уходил последний катер. - Ну, держитесь у меня, - погрозил он кулаком в сторону леса, когда катер отплыл от берега.

* * * * *
- Это правда! - причитала Вика на следующее утро. - Почему вы не верите? Я хорошо вижу, и не была пьяной...
Все сидели за завтраком на кухне. Викин рассказ огорошил их.Она говорила, что во время шашлыков ее любовник был вчера на Яблочном Поле, на их месте, и наблюдал за ними!
Допустим, - сказал Дима. - Я склонен тебе верить, Вика. Там кто-то был, и тебе показалось, что это он. А это был кто-то другой!
- Повторяю - я не слепая, - сжав руки, ответила она. - И этого человека я всегда узнаю.
Все задумались. Первым заговорил Валера.
- Если это был действительно Балашов, то он видел всех, в том числе сбежавшего из Санджар Алексея Семеновича, - проговорил он. - Про меня он не знает - я же ни в каких бумагах не числюсь. А также он узнал Вику и Олю. Алексей Семенович, скажите - он знает, как вы выглядите? Не по фото, а в живую?
- Знает, - после некоторой паузы ответил Козырев. - Когда-то я спас его сына, и мы хорошо пообщались. С тех пор я не слишком изменился. К тому же, личные дела с фотографиями заключенных Санджар проходят через него, так как это областная правительственная тюрьма, лично ему подконтрольная.
Валера удовлетворенно кивнул.
- Что отсюда следует? - спросил он. - Сегодня он должен вызвать сюда наряд милиции или спецназ. И мы можем об этом узнать.
- Но как? - удивилась Даша.
- Через пять дней мне нужно выходить на работу. Я вполне могу позвонить одному сослуживцу и узнать, как дела на работе...
- Это Роману, который на пожар приезжал? - спросила Оля и, получив удовлетворительный ответ, воскликнула: - Ну, давай, звони!
- Алло, Ром, - говорил Валера в мобильник хозяина дома. - Да, это я! Вот, нашел другую сим-карту, а на ней денег полно. Как дела?
Послушав друга, он продолжил.
- А на работе как?
Снова пауза.
- Да, вытащили сегодня? Как обидно, в воскресенье... А что за срочность, да в такой медвежий угол, как Яблочное Поле?
Валера замолчал. Все, переглянувшись, почуяли общий страх. - Да ты что? Сбежал из Санджар? С ума сойти! Это, наверное, матерый преступник. Конечно, на него нужен целый наряд! Ладно, Ромка, я прощаюсь. Скоро увидимся...
Валера отключил телефон и обвел взглядом друзей.
- Значит, так. Балашов объявил, что на Яблочном Поле скрывается Алексей Козырев с бандой - опасный преступник, бежавший из Санджар. Как вы понимаете, банда - это мы. Короче, нас будут брать. Нужно подумать, что делать. Времени мало...
Все, понурые и расстроенные, стали покидать кухню. Последним выходил Дима.
- А ты останься, - Валера схватил его за локоть. - Надо поговорить.
Они остались на кухне, и этого даже никто не заметил.
- Есть возможность сегодня же вывезти всех отсюда, - начал Валера. Как же вовремя он связался с отцом! Позвони он чуть позже - вертолет мог бы уже не прилететь. А так, папа сегодня набрал мобильный Сергея и сообщил, что в четыре часа вертолет будет здесь. По словам Ромы, операция захвата назначена на пять часов вечера. Они точно успеют! И теперь он мог блефовать. А он был готов пойти на все, чтобы вынудить соперника отказаться от Даши.
- Каким образом? По морю? Они нас задержат. Наверняка здесь уже поставлена береговая охрана, - ответил Дима.
- На вертолете. Мой отец - влиятельный бизнесмен. Мы с ним немного поссорились, но он всегда готов прийти на помощь. У него есть знакомые и в Альинске, поэтому он может сейчас же отправить сюда вертолет.
- Может, - Валера наклонился ближе к Диме. - Но у меня есть условие. Вертолет заберет нас всех... Сереже можно позвонить и предупредить, чтобы не приезжал сюда. Мы прилетим в другой регион, под крылышко моего отца. Там мы пережидаем проверку и снятие Балашова с должности. А после этого ты под благовидным предлогом уезжаешь и никогда больше не появляешься в жизни Даши.
Дима молча обдумывал его слова и, казалось, на глазах становился все более взрослым и мрачным. А Валере было нечего терять... Он слишком любил Дашу. Тем более, что на свет должен появиться их ребенок.
- А если я этого не сделаю? - спросил Дима.
- Перспектива ясна. Нам не сбежать и не скрыться. Всех нас схватят и бросят в Санджары. И Дашу - в том числе... Мы же теперь все - банда беглого преступника Козырева.
Дима изумленно посмотрел на Валеру.
- И ты это допустишь?
- Допущу. Потому что, я предпочитаю, чтобы она оказалась за решеткой, чем осталась с другим.
Дима встал, пригладил волосы и кинул на Валеру разочарованный и презрительный взгляд.
- Я думал, ты человек, - сквозь зубы проговорил он. - А ты - мент. Хитрый, эгоистичный. Что же, будь по-твоему. Но - только ради ее спасения...
К четырем часам они были готовы. Большой вертолет опустился посреди поля, и они уже бежали к нему. Заперли дом Сергея и попрощались с Яблочным Полем... Они очень надеялись, что не навсегда.
- Все пристегнулись? - спросил их улыбчивый пилот и посмотрел на Валеру. - Валерий Петрович, все на месте?
Валера осмотрел салон. Ольга с отцом, Вика с Дашей, Дима - все были на месте.
- Да. Можешь лететь.
Они быстро поднялись над землей и полетели. Перед ними мелькали поля, дома, потом море. Через час они уже видели совершенно другую местность.
В это же время к пристани Яблочного Поля пришло несколько катеров. Из них на берег высыпало несколько десятков вооруженных милиционеров.
- Операция "Захват" началась, - проговорил один из них в рацию. - Раз, два... пошел!
 
Марина (Marine28)Дата: Пятница, 26.09.2014, 12:50 | Сообщение # 24
Зашел почитать
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 23
Награды: 1
Репутация: 0
Статус:
Глава 21, последняя

Петр Викторович Николаев, отец Валеры, принял незнакомых друзей своего сына очень радушно.
На аэродром, куда они прилетели через четыре часа, приехали за ними две просторные машины. Они проехали по красивому, шумному городу и отвезли их в загородный дом.
- Здесь все совсем другое, - прошептала Даша, обращаясь к Диме. Они сидели на заднем сидении машины, еще с ними был Олин папа. Он внимательно смотрел в окно, и девушка тем временем нежно пожала руку Димы.
- Просто город более северный, - молодой человек убрал руку и тоже стал смотреть в окно. Даша удивилась такому его поведению, но подумала, что причина его - волнение и стресс от побега.
Дом был огромный. Сам хозяин, невысокий крепкий мужчина с такими же синими глазами, как у Валеры, вышел им навстречу.
- Сын! - он крепко обнял парня. - Ох, как ты похудел... Когда я приезжал к тебе в Альинск, ты был гораздо толще! И что это за синяки? Что случилось?
- Потом, пап, - Валера ответил на объятия отца. - Это мои друзья, они устали и голодны.
- Я понял! - воскликнул хозяин. - Ужин накрыт. Для каждого приготовлена комната, горничная проводит. Поговорим завтра...
Ужинали они почти в тишине. Петр Викторович был приветлив, смотрел, всем ли хватает еды... Потом он пожелал всем спокойной ночи и удалился. А молодая горничная проводила их в комнаты.
Под утро в комнату Даши постучал Дима. Она еле проснулась и впустила его.
- Ты знаешь, который час? - прошептала она.
Молодой человек смотрел на нее и впитывал ее образ до мельчайших деталей. Черные волосы, заплетенные в хвост... Нежная кожа, заспанное лицо. Округлое тело под ночной рубашкой, которую выдала горничная. Он видит свою любимую в последний раз... Сердце разрывалось от боли, но он должен был уехать. Валера ведь сдержал свое слово!
- Даш, я уезжаю в Альинск, - с трудом проговорил он.
Она посмотрела на него изумленными распахнутыми глазами. Даше показалось, что мир уходит у нее из-под ног.
- Как? - ее голос охрип.- Ты с ума сошел? Зачем? Там же Балашов... А я? Ты меня оставляешь?
- Даш, Балашов меня не знает. Видел всего один раз в лесу, и вряд ли запомнил, - Дима старался казаться отстраненным. - Просто... там меня Маша ждет. Ну, медсестра. До Яблочного Поля мы с ней сошлись снова. Я не могу без нее.
Он, говоря эту ложь, старался казаться холодным и уверенным. Кажется, Даша поверила, потому что слезы полились из ее глаз.
- Ты врал мне, - заплакала она. - Говорил, что любишь, а сам...
- Дашка, ты тоже хороша, - он решил бить по больному. - Клялась мне в любви, а сама спала с Валерой. И ему, наверное, тоже клялась.
Теперь уже взгляд девушки был полон ненависти. Она размахнулась и влепила Диме пощечину.
- Ты не понимаешь! - воскликнула она. - Ты не дал мне разобраться, и уезжаешь вот так!
- Ты - истеричная малолетняя дурочка, - усмехнулся он. - В себе никак не разберешься, а пытаешься мне указывать.
Ему только и оставалось, что быть спокойным. В данный момент девушка вела себя, как ребенок, у которого отняли игрушку.
- Уезжай! - плакала она. - Видеть тебя не могу!
Дорога Диме предстояла долгая - такая же, как вчера. Он уже столкнулся на лестнице дома с хозяином и сказал, что ему срочно надо быть в Альинске. Тот, правда, ничего не понял, но обещал, что вертолет будет готов к шести часам утра.

* * * *
Через месяц Даша сидела в просторной, светлой, прекрасно обставленной гостиной своего свекра и смотрела настенный телевизор. К счастью, был такой канал, который показывал события общественной и политической жизни и транслировался на всю страну. А ведь минуту назад ей позвонила Оля и потребовала включить телевизор!
- Ужасные, нарушающие права человека события случились в Альинской области, - вещала с экрана симпатичная блондинка-диктор. - Губернатор Владимир Андреевич Балашов арестован в результате прокурорской проверки! Смотрите выпуск новостей...
Далее был показан интереснейший репортаж. Альинск, знакомые улицы, здание Правительства. Демонстрации против несправедливых действий Балашова. Милиция и военные, арестовывающие людей. Показали также и злосчастную губернаторскую ферму. Брали интервью у тех, кто выжил после рабских работ.
- Господи, спасибо тебе, - прошептала Даша. - Ты воздал ему по справедливости...
Потом показывали суд. Балашову по совокупности преступлений дали пятнадцать лет в колонии строгого режима. Даша порадовалась - из тюрьмы он выйдет уже не таким молодым и бодрым человеком!
А затем показали Санджары. Ворота тюрьмы открыли военные... охранников нигде не было видно. Из них выпускали изможденных, побитых, худых людей - мужчин и женщин. Их встречала толпа народу. Под падающими хлопьями снега люди обнимались, плакали...
- Ох, вот это момент, - услышала она сзади голос мужа. Валера стоял рядом с ее диваном и смотрел телевизор. Он был очень бледным...
- Валер, не смотри, - Даша встала и обняла его. - Тебе до сих пор сложно это вспоминать!
- Нет, Дашенька, - ответил он, гладя ее по голове. - Мне уже легко!
В гостиную вошел свекор. Он тоже стал смотреть новости...
- Ну все, - порадовался он. - Добились, чего хотели, неугомонные? Арестовали вашего Балашова. Сидеть ему теперь долго. А у нас - другие заботы...
Он погладил Дашу по животу, который был едва заметен - при Дашином росте, да всего четыре месяца... Они с Валерой загадочно улыбнулись.
- Вот родится в мае малыш - будут другие проблемы, - продолжил Петр Викторович. - Мы с Валеркой будем бизнес делать. А тебе, Даша, наймем няню в помощь. Если бы моя жена была жива, она бы помогла тебе...
Даша улетела мыслями далеко, думая о своих близких.
Они неделю назад улетели на вертолете от гостеприимного Николаева-старшего - как только узнали, что проверка обнаружила Балашовские преступления. Оля и Сергей улетели в Ригу - у журналиста была там командировка. Папу подруги оправдали, с него сняли судимость, и мужчина поехал в Р. - ему предложили восстановиться в должности, к тому же, он собирался подать на развод. Верная Вика поехала с ним - правда, жили они в гостинице из-за мамы Ольги.
- Петр Викторович, спасибо, - она поцеловала свекра в твердую щеку. Тот покраснел и обнял ее за плечи.
- Не благодари, Дашенька... Ты такая хорошая. Ты ведь сына мне вернула!
С этими словами он, с подозрительно влажным взглядом, покинул гостиную. Валера и Даша тут же страстно поцеловались. Она была счастлива... Узнав о ее беременности, он будто бы не удивился и стал относиться к ней преувеличенно бережно и нежно. А когда друзья разъехались, они по-скромному расписались. К счастью, столь влиятельный свекор помог сделать это по-быстрому.
- Я тебя очень люблю, Даша, - прошептал Валера, усаживая ее на диван. - И я очень рад, что все так закончилось. Мы добились своего...
- Да, спасли целую область! - рассмеялась Даша. Тут Валера посмотрел на часы, висящие на стене, и забеспокоился:
- Нам с отцом нужно ехать на фирму, там клиенты важные! Побудешь одна пару часов?
- Конечно, любимый, - Даша поцеловала Валеру на прощание и, как только услышала из окна шум отъезжающей машины, набрала на мобильнике номер Димы. Однако, абонент был недоступен...
- Как же так? - Даша закусила губу. - Неужели нет надежды?..
И теперь, в огромном коттедже, при любящем молодом муже и свекре-бизнесмене, она почувствовала себя очень одинокой. Однако жизнь продолжалась... Ее близкие люди счастливы. Скоро родится ребенок. Нужно начинать жить заново!
 
Литературный форум » Наше творчество » Творческая гостиная » Двойные игры (Короткий, остросюжетный любовный роман)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:

Для добавления необходима авторизация