Малая проза - Литературный форум
ГлавнаяМалая проза - Литературный форум
[ Обновленные темы · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Литературный форум » Наше творчество » Творческая гостиная » Малая проза (Миниатюры)
Малая проза
Владимир_ЛитвишкоДата: Среда, 01.05.2019, 10:15 | Сообщение # 1
Житель форума
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 1135
Награды: 20
Репутация: 44
Статус:
Я видел снег - засыпавший дома, посёлки заваливший выше крыши



Зимой 1986 года, после аварии на Чернобыльской АЭС,
снег на Крестовом перевале, между Грузией и Северной Осетией
лёг толщиной в 7-8 метров.
Это то, что я видел своими глазами. Позже мне говорили,
что выше в горах он доходил, местами, до 14 метров.

Я видел снег - засыпавший дома,
посёлки заваливший выше крыши;
следы медведя, что сойдя с ума
на поиски еды в деревню вышел,
которой не осталось и следа,
лишь выросли огромные сугробы.

Тянулись между ними провода,
и над дорогой появлялись, чтобы
напомнить всем, что кто-то здесь живёт
невидимый, заваленный, забытый...

Был очень узок ждавший нас проход.
Ползла машина с кузовом открытым.

Лавины здесь сметали каждый раз
всё, что могли - ущелью в пасть, с дороги.
Был непривычно холоден Кавказ,
мир побелевший плыл без края в ноги.

И было нужно нам - на перевал,
где дизель, чуть дыша наполовину
из сил последних напряженье гнал -
турбинам, газ качавшим вниз, в долину
а ГСМ осталось - дня на два.*

Но мы прийти успели, на подмогу!
И посветлели лица, а слова
отбросили недавнюю тревогу.

Здесь пили водку и презрев мороз
ныряли бодро в ледяные норы
разбитых окон. Сверху - в полный рост
был только снег тот, что сойдёт нескоро.

Уже страшил не слишком серпантин -
и путь домой, раз сделана работа.
Вновь, провода под инеем седин
в сугробы шли, вонзаясь с поворотов...

Командировке подошёл конец.
Пожал директор, похвалив нас, руки.
Спокоен стал и ровен стук сердец,
мир тишины опять сменили звуки,
а города спокойное тепло
встречало нас, пришедших с перевала.

Как много лет, с тех пор уже - прошло.
Как часто - той страны, не доставало.

----
* горюче-смазочных материалов, без которых дизель аварийно вырабатывавший необходимую электроэнергию - работать не мог, что привело-бы к полной остановке газокомпрессорной станции Квешети, на Крестовом перевале.
Учитывая, что из-за небывалых снегопадов в горах, к тому времени уже около полутора месяцев были оборваны линии всех высоковольтных ЛЭП (линии электропередач), положение в Грузии было близким к катострофическому.
Именно тогда нам, водителю и двум главным специалистам по механике и автоматике, поручили отвезти спецтехникой бочки с соляркой из Тбилиси на компрессорную станцию и оказать необходимую помощь её персоналу в эксплуатации компрессорных агрегатов.
На узкой, расчищенной в одну полосу дороге нам постоянно попадались медвежьи и волчьи следы. А одна из лавин сошла ровно через пару минут, после нашего проезда, завалив всё вокруг. Работники газокомпрессорной станции, видевшие это -были уверены, что она нас накрыла.
Тем не менее задание руководства было выполнено в срок.

В тот раз, когда мы уже спустились в посёлок Млета с перевала, меня даже, на весь Советский Союз, мельком, показало центральное телевидение - стоящего рядом с первым секретарём ЦК Коммунистической партии Грузии Джумбером Ильичём Патиашвили.)


Владимир Литвишко

Победитель ПЕРВОГО КОНКУРСА
МЕЖДУНАРОДНОЙ ЛИТЕРАТУРНОЙ ПРЕМИИ
имени ИГОРЯ ЦАРЁВА в номинации "Верность Памяти".
Лауреат ЧЕТВЁРТОГО КОНКУРСА
МЕЖДУНАРОДНОЙ ЛИТЕРАТУРНОЙ ПРЕМИИ
имени ИГОРЯ ЦАРЁВА в основной номинации.
------------------------------------------------
Я не хотел бы, быть виной
Твоей слезинки - НИ ОДНОЙ!
Ни книг, ни песен, ни стихов,
Ни нежных клятв, ни громких слов,
А лишь слиянья - Душ и тел,
Вот Всё - чего я так хотел...

Приятного прочтения!
 
Владимир_ЛитвишкоДата: Среда, 01.05.2019, 10:17 | Сообщение # 2
Житель форума
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 1135
Награды: 20
Репутация: 44
Статус:
Эпизоды из моего детства. Поезд

В моём детстве мы, семьёй, много ездили поездами дальнего следования.
На пару недель, выкроенных родителями из своего летнего отпуска, меняли Воронежскую область - на дом маминой сестры, в Пятигорске.
Я отчётливо помню, ещё те жаркие пыхтящие паровозы, которые норовили остановиться, чтобы отдышаться и попить - в очередной раз водички, чуть ли не у каждого столба.
И то, как сложно было тогда, купить билет, на случайный и редкий проходящий поезд. Однажды, поехав с пересадками, застряли мы на сутки в Ростове-на-Дону, просидев их на улице, по очереди - на чемодане, прямо на краю вокзальной площади. Было мне, в то время, года три - вероятнее всего.
Хорошо запомнились, какие-то навязчивые типы, крутившиеся минут двадцать рядом и заговаривавшие, о чём-то, с моей мамой. Потом они, видно решили, что взять с нас нечего, исчезнув, так-же неожиданно, как и появились, перед этим.
Спустя несколько лет появились на нашей железной дороге тепловозы. Общие и плацкартные вагоны стали значительно чище, исчезла копоть от дыма из выхлопной трубы, А когда дорогу электрифицировали, то и поездки стали куда комфортнее.
Хорошо запомнился мне один случай. Только-только закончил я второй класс и, как обычно, направились мы на Кавминводы.
Поскольку заработок у моей мамы был небольшой, а для детей, возрастом до второго класса билет не требовался, или была скидка (этих подробностей я уже не помню), решено было выдать меня за первоклассника.
Вот только проводник, в вагоне, попался с хитрецой. И стал он меня, вполне так дружелюбно, расспрашивать - про разные дроби, стихотворения итп.
Здесь необходимо сделать небольшое отступление, от основной темы.
Надо сказать, что ребёнок я был достаточно развитый. Благодаря своим маме и бабушке, читать начал очень рано, и даже - с четырёх лет, сам ходил выбирать для этого книги, в городскую библиотеку. Благо, до неё, и было-то ходу, от силы три-пять минут, и нужно было перейти только одну улицу. Машин тогда было мало.
Самые первые книги, взятые мною там были "Ермак" и "В древнем царстве Урарту", для школьников 4-6 класса. Прочёл я их самостоятельно, обе вместе, всего-то, дня за четыре. Пришёл менять книги и библиотекари, не поверив, что книги прочитаны, заставили им обе вкратце пересказать, что я и сделал, с удовольствием. После этого, относились они ко мне, всегда, хорошо.
Благодаря тому, что ещё до школы умел я писать и считать, весь первый класс откровенно проскучал на уроках. Только чистописание малость подпортило мне, тот период времени.
Итак, вернёмся теперь, к поездке и проводнику.
Вопросы были не сложные. Ответить на них мне никакого труда не составляло. Да вот беда, запуталось в голове моей: что я знал ещё по своей домашней подготовке, что учил в первом классе, а что во втором! К счастью, сообразил я это ещё до того, как успел-бы проколоться.
Поэтому отвечал - абсолютно на всё то, в чём сомневался - односложно: "Не знаю. Мы, этого, ещё не проходили."
Надо сказать, что мама была сконфужена, ужасно! Ведь её любимец не знал, оказывается, простейших вещей!
Тут они и начали, вместе с проводником, настойчиво убеждать меня, что быть этого просто не может, как же так, итд, итп...
Проводнику так понравился этот экзамен, что он угостил нас чаем, и пытал меня каверзными вопросами минут тридцать. Однако я твёрдо стоял на своём, и похоже, этот добрый по сути человек, меня даже слегка зауважал (легко - разумеется, раскусив эту игру). Во всяком случае, уходя, сказал маме: "Хитёр, у Вас, парень!"
И только после его ухода, смог я, наконец, объяснить ей, что было к чему.


Владимир Литвишко

Победитель ПЕРВОГО КОНКУРСА
МЕЖДУНАРОДНОЙ ЛИТЕРАТУРНОЙ ПРЕМИИ
имени ИГОРЯ ЦАРЁВА в номинации "Верность Памяти".
Лауреат ЧЕТВЁРТОГО КОНКУРСА
МЕЖДУНАРОДНОЙ ЛИТЕРАТУРНОЙ ПРЕМИИ
имени ИГОРЯ ЦАРЁВА в основной номинации.
------------------------------------------------
Я не хотел бы, быть виной
Твоей слезинки - НИ ОДНОЙ!
Ни книг, ни песен, ни стихов,
Ни нежных клятв, ни громких слов,
А лишь слиянья - Душ и тел,
Вот Всё - чего я так хотел...

Приятного прочтения!
 
Владимир_ЛитвишкоДата: Среда, 01.05.2019, 10:19 | Сообщение # 3
Житель форума
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 1135
Награды: 20
Репутация: 44
Статус:
Эпизоды из моего детства. Дурачьё

Правду говорят: ничто не ценится так дёшево, как то, что уже имеешь.
Как правило, особенно - в молодости, таково отношение к своему здоровью.
Чего только мы, школьниками, не вытворяли!
Так, классе в третьем - четвёртом, например, мне неоднократно удавалось выигрывать споры о том, что я смогу забраться в раскачанную изо всех сил - любыми двумя другими мальчишками, лодку - взрослых качелей, в нашем городском парке.
На первый взгляд задачка была действительно, далеко не из простых!
Решал же я её весьма легко. Забирался по боковой опоре качелей до самого верха, брался за прутья проволоки, на которых держалась качающаяся во весь размах, приваренная к ним лодка, и свободно спускался вниз. Силы пальцев, чтобы удержаться, вполне хватало. Не скажу, даже, чтобы было это трудно, или страшно.
Примерно столько же ума требовалось мне, чтобы участвовать в драках на площадке второго этажа железной пожарной лестницы, примыкавшей с улицы к зданию нашей школы.
Но, особенно, душа расходилась зимой!
Морозы у нас стояли, начиная от минус десяти, или пятнадцати; снег лежал подолгу всегда.
Иногда, когда мне, уж очень - не хотелось, идти в школу, открывал я настежь форточку заклеенного окна, выходившего на глухой уголок двора, высовывал наружу босые ступни ног и, некоторое время, честно пытался простудиться, держа их там, пока они не замерзали. Ни разу не помогло, впрочем.
Мама у меня была строгой, за что я ей пожизненно буду благодарен! Учительница, по профессии, она, дважды - отправляла меня в классы (пятый и седьмой), на следующий день после того, как мне в больнице накладывали гипс на сломанную правую руку (оба раза это был перелом двух костей со смещением).
А, как-то раз, мы с приятелями, три малолетних дурня, поспорили: кто дольше проходит босиком по снегу, вдоль внутреннего периметра нашего городского парка.
И я, разумеется, выиграл у обоих - пройдя так, периметра полтора.
Впрочем, однажды зимой, вера в свою закалку, меня всё же подвела.
Дело в том, что я очень любил строить снежные крепости, со всяческими лазами и проходами в них. И вот, как-то раз, почему-то оказавшись без товарищей, в одиночку проползал так, после школы, а учился я в первую смену, практически до темноты.
Вечером, температура у меня взвилась, до сорока с долями градуса!
Начался бред, какие-то галлюцинации. Мне стали слышаться голоса за стеной нашей комнаты. Потолок куда-то сдвинулся вверх, и я решил залезть посмотреть, а что собственно это, там - за стеной, происходит. Ну и, полез - прямо по стене, впиваясь в неё ногтями!
Очень долго и трудно, пытался я взобраться наверх. Всё время хотелось бросить всё и спрыгнуть со стены. Однако, упорство пересилило. Влез, в конце концов. Заглянул, наподобие того, как это показывают в фильме "Девчата" (именно сейчас, когда я пишу эти строки, и пришло, само собой, подходящее к случаю сравнение). Что уж там увидел - не запомнилось. Но, как мне потом рассказывали, спал жар, и я уснул, спокойно. Вот и думаю, теперь: что же было бы, сдайся я тогда,.. не долезь,.. не загляни...
А проснулся уже в больнице, с двусторонним воспалением лёгких. Где и пролежал, ровным счётом, сорок дней!..
Весь остаток зимы, между прочим!)


Владимир Литвишко

Победитель ПЕРВОГО КОНКУРСА
МЕЖДУНАРОДНОЙ ЛИТЕРАТУРНОЙ ПРЕМИИ
имени ИГОРЯ ЦАРЁВА в номинации "Верность Памяти".
Лауреат ЧЕТВЁРТОГО КОНКУРСА
МЕЖДУНАРОДНОЙ ЛИТЕРАТУРНОЙ ПРЕМИИ
имени ИГОРЯ ЦАРЁВА в основной номинации.
------------------------------------------------
Я не хотел бы, быть виной
Твоей слезинки - НИ ОДНОЙ!
Ни книг, ни песен, ни стихов,
Ни нежных клятв, ни громких слов,
А лишь слиянья - Душ и тел,
Вот Всё - чего я так хотел...

Приятного прочтения!
 
Владимир_ЛитвишкоДата: Среда, 01.05.2019, 15:47 | Сообщение # 4
Житель форума
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 1135
Награды: 20
Репутация: 44
Статус:
Эпизоды из моей юности. Газопровод

Полагаю, что многим доводилось, неоднократно, проходить рядом с газораспределительной станцией; слышать и видеть там, как шумит газ в вибрирующих под его нагрузкой трубах.
Возможно, значительному числу людей случалось, когда-то, почувствовать небольшое землетрясение.
А вот тех, для кого это повседневные явления, вероятно, не так уж много.
Расскажу сегодня об этом, начав - в качестве пояснения, с небольшого отступления.

Много лет назад попал я, по институтскому распределению, в Среднюю Азию. Точнее, в глубинку Туркменской ССР. А ещё точнее - в райцентр, находившийся прямо посреди пустыни Кара-Кумы.
Историй, самых разных произошло там со мною, за три честно отработанных года, немало!
На всю жизнь насмотрелся я, и самого плохого, и достаточно хорошего. По молодости лет было интересно многое.
Началось всё с того, что после распределения в Ашхабад, направили меня на недостроенную компрессорную станцию магистрального газопровода Средняя Азия - Центр. Так что, сперва, с пол-года наверное, пришлось участвовать в пусконаладочных работах на всех её объектах, и на самом разном оборудовании. А было оно у нас там, как отечественного, так и импортного производства: французское, итальянское, японское, чешское итп.
Для роста моей квалификации, вообщем, в самый раз всё подходило.
Больше всего намучились мы - с отечественным, кстати!
Так и ходили, ежедневно, все инженерно-технические работники, кроме начальника компрессорной - в рабочих робах, практически не снимая их, зачастую по локоть в смазке и машинном масле, все те годы, что я там провёл. Да и ему, как механику, грязной работы тоже перепадало, вполне достаточно.
Интересно, что попал я - в такую глушь, по собственной инициативе. Захотелось мир посмотреть, такие места, куда в зрелом возрасте и не выберешься никогда, потом. Посоветовал это сделать мне, как-то, один интересный попутчик, в вагоне поезда. Платили там, кстати, просто замечательно. Так, уже на первый полученный на этой работе аванс, купил я себе холодильник средних размеров, которым позже и пользовалась моя семья до самого отъезда! А на оставшиеся после покупки деньги легко дожил, без проблем и заимствований до получки. Ещё и второй, правда, пришлось купить - через пол-года, уйдя из общежития - после того, как получил трёхкомнатную квартиру и смог привезти из Пятигорска жену с маленьким сыном. А заодно мы кондиционером обзавелись, мебелью кое-какой, стиральной машиной, посудой новой, итд, итп. Быт наш там - отдельная история.
Однако, перейду, пожалуй, к обещанным в самом начале этого рассказа землетрясениям.
Дело в том, что были они, в абсолютном большинстве своём - рукотворными. И я, естественно, выступал зачастую, их невольным творцом.
Давление в магистральном газопроводе поддерживалось нами, согласно технологических требований, на уровне семидесяти пяти атмосфер. Это почти в полторы тысячи раз превышает по своей величине то давление газа, которое подаётся в обычные дома на наши колонки, котлы и газовые плиты. Ежедневно, по множеству причин, приходилось в автоматическом режиме, а иногда и в ручном, переключать запорную арматуру на трубопроводах самого разного диаметра: от 50 мм до 1440 мм. При этом газ попадал в те трубы, которые до переключения были пустыми. И если трубы малого диаметра, находясь на воздухе открытыми, просто дрожали или резко дёргались, то закопанные в песок трубы большого диаметра вели себя совершенно иначе. Песок, буквально, начинал ходуном ходить под ногами, шевелиться на глазах, с самого начала переключения и до момента его окончания. Ощущение, надо сказать, весьма неприятное. Особенно, учитывая происходившие изредка - то тут, то там - порывы газопроводов, как правило сопровождавшиеся взрывами. Дело в том, что туркменский и узбекский природный газ по своей природе изначально содержат серу, постепенно разъедающую металлические стенки труб. Цех сероочистки, на нашем месторождении, только ещё строился, в то время. Поэтому полностью очищать газ от серы не удавалось. А когда истончившаяся примерно наполовину своей толщины труба лопается в песке, вырвавшееся наружу давление начинает раздувать его во все стороны. В этот момент достаточно одной искры, чтобы произошёл взрыв.
Несмотря на то, что наш компрессорный цех был новым, за время моей работы и в нём, дважды, под давлением газа, лопались трубы диаметром около 500 мм. По счастью - оба раза, обошлись без взрыва и возгорания, хотя в одном из этих случаев серьёзно пострадал, и остался покалеченным, один из сменных рабочих. Что обиднее всего, вышел он на работу, в чужую смену, чтобы подменить отпросившегося на одно дежурство товарища... Вот ведь, как бывает. Судьба, видимо.
В одну из бесснежных зим, тринадцать недель подряд, по одному разу - еженедельно, приходилось мне, принимать участие в ликвидации последствий порывов магистрального газопровода, диаметром 1440 мм. Причём, каждый из этих порывов, происходивших как правило, ночью с очередной пятницы на субботу, сопровождался взрывом и пожаром. Конкретно я, приехав из посёлка газовиков, где мы жили, обязан был, за километр или два от нашей компрессорной станции, лично перекрывать лопнувшую трубу, при помощи установленных на ней японского и чешского запорных кранов. Дело это было хлопотное, неблагодарное. Дистанционного управления туда не было. Местная автоматика запорных кранов сконструирована так, что в такой момент, без соответствующего давления газа, уже не работает. Остаётся возможным использовать лишь гидравлическое управление, при помощи ручного маслянного насоса. Но если японский кран, от ручной гидравлики, работал достаточно надёжно, хотя и довольно медленно, то чешский... Это было, как сейчас говорится, "пестня"! Требовавшая, обычно, с учётом ряда нюансов его конструкции, непрерывной физической работы на пределе всех имеющихся сил, минут пятьдесят - не меньше!
При этом высота пламени, от горения газа, достигала ста метров и видна была, каждый раз - даже в райцентре, где мы жили - находившемся в сорока километрах от компрессорной. Жар, поблизости от мест разрыва был соответствующий. Песок в воронках превращался буквально в стеклянную массу.
После каждого взрыва падало до нуля атмосфер давление в экспортном трубопроводе. Поэтому мы всю субботу и воскресенье восстанавливали рабочие режимы компрессорного цеха. Начиная же с понедельника, четыре дня требовалось сварщикам из строительного управления руководящего нами треста, чтобы привезти новую трубу и заварить вырванный при взрыве участок, а он составлял обычно в длину, около ста метров. Потом труба заполнялась газом. В пятницу мы получали распоряжение, переключить на неё все газоперекачивающие мотокомпрессорные агрегаты нашего цеха, и выполняли его. Постепенно начинало подниматься давление в многокилометровой трубе. Тем же вечером, проверив всё, и убедившись, что на нашей станции полный порядок, мы уезжали по домам... А ночью происходил очередной взрыв! Обычно случавшийся на месте последнего из новых швов, на стыке со старой трубой. И лишь спустя тринадцать недель всё прекратилось, так же неожиданно, как и началось.
Кроме описанных мною случаев, были ещё два таких же взрыва, вблизи компрессорной, случайных, оба в дневное время. Примечательны они оказались тем, что в одном из этих случаев, взрыв произошёл не сразу, в момент порыва, а лишь спустя три или четыре минуты. Я успел вывести всех слесарей КИПиА бывших в тот день на дежурстве, на площадку пожарной лестницы второго этажа, примыкавшую к соседнему с нашим, помещению диспетчерской. И мы смотрели, на курящуюся в отдалении, над песками струю газа, похожую на дымок, пока не жахнуло! Сделать-то, всё равно, было ничего уже нельзя. Зато, в тот раз, я смог впервые взять себе на помощь двоих своих подчинённых - поработать с ручными гидравлическими насосами, на кранах узла врезки.
Второй же случай оказался ещё занимательнее. Был, вероятнее всего, чей-то день рождения. По этому случаю, в конце рабочего дня, мы - человек пять инженеров, накрыли стол. Выпили одну бутылку водки. Закусили. Разлили вторую. И тут, когда все уже подняли стаканы и слушали, произносящего тост - произошёл взрыв... Что характерно, все залпом опорожнили свои стаканы, никто не сманкировал, и побежали - по своим рабочим местам, где уже встало, аварийно, наше оборудование... А я, как обычно - помчался по пескам на узел крановой врезки, переключать запорную арматуру.
Позднее, во время своей работы уже в Грузинской ССР, я оказался прямо в эпицентре "рукотворного" землетрясения, которое ощущалось на скале, даже метрах в 70-100. Но, об этом расскажу, как-нибудь в другой раз.


Владимир Литвишко

Победитель ПЕРВОГО КОНКУРСА
МЕЖДУНАРОДНОЙ ЛИТЕРАТУРНОЙ ПРЕМИИ
имени ИГОРЯ ЦАРЁВА в номинации "Верность Памяти".
Лауреат ЧЕТВЁРТОГО КОНКУРСА
МЕЖДУНАРОДНОЙ ЛИТЕРАТУРНОЙ ПРЕМИИ
имени ИГОРЯ ЦАРЁВА в основной номинации.
------------------------------------------------
Я не хотел бы, быть виной
Твоей слезинки - НИ ОДНОЙ!
Ни книг, ни песен, ни стихов,
Ни нежных клятв, ни громких слов,
А лишь слиянья - Душ и тел,
Вот Всё - чего я так хотел...

Приятного прочтения!
 
Владимир_ЛитвишкоДата: Среда, 01.05.2019, 15:48 | Сообщение # 5
Житель форума
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 1135
Награды: 20
Репутация: 44
Статус:
Или фильм непонятный, где ёжик глядит из тумана...

Откр.9:9. На ней были брони, как бы брони железные, а шум от крыльев ее – как стук от колесниц, когда множество коней бежит на войну;
Цитируется по «Открове;ние Иоа;нна Богосло;ва» (Апокалипсис)

Век железных коней уничтожил живых лошадей.
Он теперь добивает и сельскую жизнь, к сожаленью.
Трактора и комбайны пойдут по полям, без людей.
В завалившихся избах, вот-вот позабудут рожденья.

Двадцать лет, или больше, и сами деревни уйдут.
И химический хлеб прорастёт, как сегодня тюльпаны.
Натуральную пищу забудут, к чему она тут?
Неизвестное нечто начнут подавать в ресторанах.

И окончится мир,.. даже без самой страшной войны.
Человечество будет покорным, как стадо баранов.
А подарком, возможно, вдруг станет - флакон тишины.
Или фильм непонятный, где ёжик глядит из тумана... *

--------
* К сожалению всё, видимо, к этому уже идёт.
Механизация и индустриализация сельского хозяйства, вытеснение мелких частных хозяйств, сперва - фермерскими предприятиями, позже колхозами, а теперь уже и крупными сельхозпредприятиями - это, увы, лишь вынужденные шаги для снижения затрат в производстве сельхозпродукции и резкого увеличения её доступного объёма.
Такого "соревнования" мелкие хозяйства, разумеется не выдержат. Поэтому жители деревень постепенно будут вынуждены покидать свои дома.
Да и действительно, задумайтесь сами: какой же администрации будет интересно - строить дороги, содержать почты, школы, магазины, амбулатории, снабжать светом, водой, газом и теплом, постоянно восстанавливать - все эти крошечные населённые пункты, молодёжь из которых давно уже работает и живёт в городах, а вымирающие постепенно представители старшего поколения - не в состоянии, самостоятельно, справляться со своими проблемами?
... А дальше, согласно логике "свободной конкуренции", людей ждут лишь - генно-модифицированные продукты и прочие прелести городов-муравейников...(((((((

Если заглянуть в «Открове;ние Иоа;нна Богосло;ва» (Апокалипсис), то там саранча - железная, но с человеческими лицами. Вот я вдруг и подумал: "А что, если это говорится о, казалось -бы, мирной сельхозтехнике: комбайнах, тракторах, жатках, сеялках, веялках итд, итп? И весь смысл предсказания (либо какая-то часть его) в том, что первоначально хотели сделать, как лучше, облегчить труд людей и повысить отдачу от полей, а пришли в итоге - к ГМО и прочим гадостям?" И так вдруг грустно стало мне...


Владимир Литвишко

Победитель ПЕРВОГО КОНКУРСА
МЕЖДУНАРОДНОЙ ЛИТЕРАТУРНОЙ ПРЕМИИ
имени ИГОРЯ ЦАРЁВА в номинации "Верность Памяти".
Лауреат ЧЕТВЁРТОГО КОНКУРСА
МЕЖДУНАРОДНОЙ ЛИТЕРАТУРНОЙ ПРЕМИИ
имени ИГОРЯ ЦАРЁВА в основной номинации.
------------------------------------------------
Я не хотел бы, быть виной
Твоей слезинки - НИ ОДНОЙ!
Ни книг, ни песен, ни стихов,
Ни нежных клятв, ни громких слов,
А лишь слиянья - Душ и тел,
Вот Всё - чего я так хотел...

Приятного прочтения!


Сообщение отредактировал Владимир_Литвишко - Среда, 01.05.2019, 15:51
 
Владимир_ЛитвишкоДата: Пятница, 03.05.2019, 13:18 | Сообщение # 6
Житель форума
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 1135
Награды: 20
Репутация: 44
Статус:
25 декабря 1979 г. Так начиналась Афганская война

Возможно никто ещё не говорил того, что скажу сейчас я.
По крайней мере читать, или слышать такого, где либо, мне пока не доводилось.
И это тоже, одна из ремарок, относящихся к тому времени, отчасти характеризующая его.
В декабре 1979 года я работал в Туркмении, посреди пустыни Кара-Кумы, старшим инженером КИП и А, на одной из компрессорных станций магистрального газопровода Средняя Азия - Центр. Мы добывали и перекачивали природный газ из Туркмении и Узбекистана в направлении Москвы и в относительно дружественную тогда Европу.
Скорее всего, примерно двадцатого или двадцать второго декабря (возможно неделей раньше, за точность дат не ручаюсь) военкомат, по своей разнарядке, вызвал на временные сборы по 2-3 машины с водителями, от большинства тамошних организаций. Никто из наших сотрудников не обратил тогда на это никакого внимания.
Работали мы за сорок километров от райцентра, на инфрастуктуре газового месторождения, ежедневно добираясь туда и обратно вахтовыми автобусами. Рабочие, практически поголовно, были местными жителями, а инженеры - в основном - из центральной России, Украины, Татарстана, Башкирии, итп.
В один из дней наш утренний автобус, собиравший сотрудников со всего посёлка, по строго определённому маршруту и расписанию, пришёл полупустым.
Никого это особо не удивило и не взволновало: все знали, что через пол-часа пойдёт автобус буровиков, и опоздавшие наверняка приедут на нём.
Вот только и этот автобус, так-же прибыл заполненным менее чем наполовину.
Странно, конечно...
Но ведь были ещё попутки. А кроме того, автобусы привёзшие нас и буровиков отвозили ночную (суточную) смену в райцентр и некоторые из них приезжали часам к двенадцати дня назад, ожидать нас до вечера.
В те годы телефонов в квартирах и домах у людей было крайне мало. О сотовых, естественно, ещё и за границей мыслей не возникало.
Нам оставалось выполнять свою работу и удивляться случившемуся, не находя для себя этому объяснений.
Опоздавшие не приехали ни в середине дня, ни к вечеру.
Не появились они ни на следующий день, ни позже.
И лишь дня через три-четыре, стало известно, что в ту ночь сотрудники военкомата - по заранее составленным спискам, провели тайную мобилизацию.
Людей погрузили в заготовленный транспорт и отправили на внезапно начавшуюся для всех нас войну.
Нужно ли пояснять: не зная, для чего на неопределённый срок военкомат набирал водителей с машинами, им дали от организаций по запросу то, что было, как говорится, не жалко.
Неопытные водители, слабо владевшие своим расхлябанным устаревшим транспортом, даже в песках - внезапно оказались вынужденными вести машины с людьми по осыпям и серпантинам диких горных перевалов...
Позже стал, например, известен случай, когда несколько машин по вине техники ли, или из-за плохой подготовки водителей, заглохли в горном туннеле, кто-то из водителей попытался развернуться назад, в результате большинство людей ехавших в военной колонне погибли, отравившись выхлопными газами.
Я не помню, чтобы за два оставшихся года моей работы, к нам вернулся кто-либо, из мобилизованных в ту ночь, кроме одного сменного инженера - где-то через неделю. (Вот его, скорее всего, мобилизовали по ошибке. Всё же наш газопровод был экспортным, а вся работа держалась в основном на плечах ИТР.)
...Тема афганской войны была в те годы самой главной для всех. История возвращения с неё, кого-то из знакомых мне тогда по работе ребят, отложилась бы в памяти, наверняка.

Об этом горько писать. Но обязательно нужно это делать, пытаться сохранить опыт, оплаченный дорогой ценой человеческих потерь.
А вот судить, о необходимости тогдашнего ввода контингента советских войск в Афганистан я не берусь.
Более продуманного, разумеется!.. И, скорее всего, он был всё же, необходим!
В то, время отношение к армии было очень уважительным. Лично Генеральный секретарь ЦК КПСС Л.И.Брежнев, как бывший фронтовик,приложил для этого много усилий. Как впрочем и его окружение. Руководством нашей страны было много сделано для разрядки международной напряжённости.
Завоёвывать в тех краях было нечего! Территория соседней горной страны не была нужна СССР, а каких-либо ценных природных ресурсов в Афганистане нет. Придя на эту войну советские войска поставили своей задачей удержание основных транспортных артерий страны и контроль над положением в ряде городов и отдельных более мелких населённых пунктов...
По крайней мере в те годы не было такого наркотрафика, как теперь, когда он начал захлёстывать Россию... Хотя в самой Туркмении, уже в те далёкие годы, наркоманы мне встречались - буквально, на каждом шагу. В том числе и в нашем коллективе они спокойно работали. И никто из них даже не скрывал свои пороки.
А окружающим населением посёлка их поведение - до поры, пока они не начинали убивать и насиловать своих соседей или случайных людей - традиционно воспринималось, практически, без осуждения!.. (Это - не просто слова! В маленьком райцентре, за те три года, что я там проработал, убили восемь человек из тех, кого я хорошо лично знал и с кем часто общался.) Просто, в то время, в аптеке имелся список конкретных лиц, которым запрещалось продавать часть наименований из имеющихся в наличие лекарственных препаратов. Но ведь, им-то, вполне хватало и природных наркотиков!
С учётом имеющихся разведданных о планах наркомафии на нашу страну, наряду с другими соображениями, возможно и принималось, на уровне руководства решение об отправке в Афганистан ограниченного контингента советских войск.
Но пусть об этом пишут те, кто компетентен в данном вопросе.

23.02.2019


Владимир Литвишко

Победитель ПЕРВОГО КОНКУРСА
МЕЖДУНАРОДНОЙ ЛИТЕРАТУРНОЙ ПРЕМИИ
имени ИГОРЯ ЦАРЁВА в номинации "Верность Памяти".
Лауреат ЧЕТВЁРТОГО КОНКУРСА
МЕЖДУНАРОДНОЙ ЛИТЕРАТУРНОЙ ПРЕМИИ
имени ИГОРЯ ЦАРЁВА в основной номинации.
------------------------------------------------
Я не хотел бы, быть виной
Твоей слезинки - НИ ОДНОЙ!
Ни книг, ни песен, ни стихов,
Ни нежных клятв, ни громких слов,
А лишь слиянья - Душ и тел,
Вот Всё - чего я так хотел...

Приятного прочтения!
 
Владимир_ЛитвишкоДата: Пятница, 17.05.2019, 12:12 | Сообщение # 7
Житель форума
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 1135
Награды: 20
Репутация: 44
Статус:
Истории о моих животных. Марсик

Уже очень давно я собирался написать о тех "братьях меньших", кто жил рядом с нашей семьёй, а также и о тех из них, кто и сейчас живёт рядом с нами.
Потому что, сколько я себя помню, у меня всегда, лет с трёх - вероятнее всего, были дома коты или собаки. К рыбкам же и птичкам интерес так и не проклюнулся.
И если собак мне, ребёнком, держать не давали, а завести первую из них я смог только после тридцати, то котов помню едва ли не с первых своих шагов!
Так, самого первого своего котёнка я сам принёс с улицы, найдя его в подворотне, рядом с нашим коммунальным двором. Назвали мы его Марсом. Как позже оказалось, имя Бога войны очень даже подходило по характеру быстро окрепшему серому и пушистому красавцу.
Кот мой вырос, впоследствии, просто на загляденье. Ласковый и послушный дома, на улице и нашем дворе, он, позднее, быстро стал грозным бойцом, участником многочисленных драк с кошками и котами всех соседей. Причём, что примечательно, я неоднократно видел его храбро отражающим нападение сразу двух кошек-сестёр, ровесниц, живших в одной из квартир нашего двора. Точно так же, впрочем, как и вылизываемым - ими же, одновременно с двух сторон, в других случаях.
А однажды он неожиданно пропал. Несколько дней я буквально не находил себе места. Стоило мне прийти из детского сада - искал за сараями и звал его, по всему нашему огромному двору. Потом кот появился, так же внезапно, как и пропал перед этим! Радости моей не было границ. Правда, удивило меня несколько, не выражавшее должного восторга - по такому необыкновенному случаю, лицо моей мамы.
Впрочем, я в том возрасте вовсе не стремился анализировать подобное поведение, привыкнув к её не вполне обоснованным опасениям, что наш кот может укусить или поцарапать ребёнка. Случалось и такое, разумеется, но виноват-то был в подобной его агрессии я сам, так что обид не держал!
Счастье и полное спокойствие длилось недели две, вероятнее всего.
И кот исчез опять.
Прошёл едва ли не месяц. Горю моему не было границ. Мама и бабушка утешали меня, как могли, но вскоре вынуждены были лишь развести руками, предоставив душевной ране залечиваться временем.
Позже они мне предложили завести себе другого - чистенького и симпатичного котёнка, даже принесли его напоказ, однако я взбунтовался - наотрез, и котёнка им пришлось вернуть туда, откуда его брали.
Спустя ещё с неделю, мы возвращались из детского сада. И только вошли в наш двор, как внезапно: о, чудо! С тополя, под которым мы проходили, раздалось громкое, отчаянное мяуканье.
Разумеется, это был он - мой замечательный кот, Марсик!
Исхудавший, испуганный, он просидел на дереве по крайней мере полдня, не доверяя, попытавшимся накормить его, нашим соседям.
От радости я пустился в пляс, пока моя мама безуспешно пыталась подманить его к себе. Но кот продолжал жалобно мяукать, не желая спускаться вниз.
Зато, едва я сам позвал его, как он в несколько прыжков оказался у меня на руках и прижался к моему маленькому телу своим, весь дрожа.
Дома он отогрелся, поел и беспокойно уснул, вздрагивая при каждом шорохе.
Лишь несколько дней спустя мама призналась мне, что это она дважды просила, нашего соседа пожарного завезти котёнка подальше, чтобы он не вернулся.
В первый раз сосед выпустил кота в нескольких километрах от нашего дома, а во второй увёз куда-то в дальнюю деревню, определив в амбар своего родственника, полный мышей, как он потом рассказывал. Казалось бы - живи, не хочу! Однако, стоило, дня через три, открыть туда дверь, как Марсика - только и видели!..
Наконец-то мама смирилась с тем, что вынуждена будет терпеть у нас дома моего друга. Больше никаких попыток избавиться от него она не предпринимала.
Позже, когда кот подрос, его многократно пыталась переманить к себе наша соседка, баба Женя. Марсик почти ежедневно заходил к ней домой, охотно пил специально подогретое для него молоко (от холодного, как она говорила нам - презрительно отворачивался), дегустировал кусочки мяса, иногда спал и неизменно возвращался в нашу квартиру, где охотно ел простейший морковный суп с помидорами.
Помню, что несколько раз я пытался подружить Марсика с бродячими дворовыми собаками, которых приводил в наш двор, а самых смелых - даже в нашу квартиру.
Одна из них даже умудрилась стащить котлету со сковородки, оставленную мне на обед!
Однако, ожидаемой напрасно и столь желанной дружбы мне так ни разу и не удалось добиться. Кот шипел, вырывался, царапаясь. Собаки лаяли... Ни одной из них оставить у себя взрослые мне так и не разрешили.
Марсик прожил у нас значительно больше десяти лет, исчезнув, когда совсем постарел и ослаб.
До сих пор мне жаль его, запомнившегося, наверное, навсегда.


Владимир Литвишко

Победитель ПЕРВОГО КОНКУРСА
МЕЖДУНАРОДНОЙ ЛИТЕРАТУРНОЙ ПРЕМИИ
имени ИГОРЯ ЦАРЁВА в номинации "Верность Памяти".
Лауреат ЧЕТВЁРТОГО КОНКУРСА
МЕЖДУНАРОДНОЙ ЛИТЕРАТУРНОЙ ПРЕМИИ
имени ИГОРЯ ЦАРЁВА в основной номинации.
------------------------------------------------
Я не хотел бы, быть виной
Твоей слезинки - НИ ОДНОЙ!
Ни книг, ни песен, ни стихов,
Ни нежных клятв, ни громких слов,
А лишь слиянья - Душ и тел,
Вот Всё - чего я так хотел...

Приятного прочтения!
 
Владимир_ЛитвишкоДата: Пятница, 17.05.2019, 12:13 | Сообщение # 8
Житель форума
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 1135
Награды: 20
Репутация: 44
Статус:
Истории о моих животных. Чарлик

С самого раннего возраста, который только могу вспомнить, я всегда мечтал иметь собаку!
Однако, ввиду сложных бытовых условий и состояния нашей семейной экономики, было - увы, не до того. Пока, однажды весной, школьники - товарищи моего сына - не подарили ему щенка! Прямо скажу, собачонка была милейшая!
Жили мы тогда в Тбилиси. Щенок оказался помесью кавказской овчарки с волком: серо - чёрный, крупнолапый, с умными глазами, и очень самостоятельный кобелёк. Нрава он был серьёзного, уверенного в себе.
Первые возражения - тестя с тёщей, о том, что такую крупную собаку, держать в дальнейшем, в общем дворе, нам не удастся - были, хотя и с большим трудом, временно преодолены.
Наша квартира располагалась на первом этаже дома, построенного в военном городке. За несколько лет до появления собаки вырыли мы, под своей лоджией полноценный подвал - летнюю кухню. Туда, на первое время, и поместили щенка, названного, по общему согласию, Чарликом.
В первые несколько ночей он так жалобно скулил, что я - по три - четыре раза, за каждую ночь - ходил его успокаивать.
Потом малыш освоился на новом месте, начал смешно переваливаясь - с боку на бок, взбираться вверх по кафелю, лежащему на ступеньках лестницы ведущей в подвал, равно как и опускаться вниз, по нему же. Сын, быстро и охотно переложил все заботы о своём щенке, на меня.
Днём же, когда я уходил на работу, Чарлик в основном крутился под ногами у тестя, или грелся на солнышке, поблизости от подъезда.
Быстро подрастая он становился всё симпатичнее и занимательнее.
Пока однажды не пропал, внезапно.
Горю нашему не было границ.
К этому времени все мы так привыкли к малышу, что прежние разговоры о том, что его нужно вернуть - ранее подарившим ребятам, прекратились почти сразу же, уже в самые первые дни, после появления у нас.
Расстроенные, мы ходили искать месячного щенка, по всем окрестным улицам, но всё было напрасно. Шло время. Общее горе чуть притупилось, постепенно.
Обещания моей жены дать вознаграждение тем ребятам, которые найдут и вернут нам Чарлика, так же, не помогли.
Весна окончилась. Наступило лето.
Погода была прекрасной, тёплой и солнечной. Спали мы с открытыми в лоджии окнами.
В одно из воскресений - часов в шесть утра, вероятно - я услышал за окном жалобное поскуливание.
Разбудив жену сказал ей, что - скорее всего, вернулся Чарлик!
Жена не поверила моим словам, стала упрекать меня в вымышленных обидах, однако, выглянув в окно я, действительно обнаружил - нашу недавнюю, драгоценную пропажу!
Тут же бросился на улицу, даже не одеваясь, начал гладить и успокаивать, нашедшуюся собаку. Где-то - через минуту, голова жены - уже выглядывала, из открытого окна лоджии!
Щенок, отсутствовавший полтора месяца, действительно вернулся, но в каком виде! От былой упитанности и холёности его, не осталось и следа. Шерсть была в пыли, комочках засохшей грязи, а по всему телу виднелись расчёсы, вдоль хребта же сидели кучи крошечных чёрных клещей.
Позже, все мы - на семейном совете, пришли к общему мнению, что щенка видимо украли какие-то мальчишки, и держали во дворе своего частного дома, а после того, как он - из-за их беспечности, потерял привлекательный внешний вид - просто вышвырнули на улицу! К счастью, такой малыш, и после длительного отсутствия, всё же нашёл дорогу к нашему подъезду...
И до сих пор мне это удивительно, если учесть, что пропал он в месячном возрасте (прожив у нас, перед тем, лишь дней десять, наверное) - на целых полтора месяца!
Собаку вымыли, вычистили, покормили, и достаточно быстро - всего за несколько дней, вылечили раны от расчёсов!
А его клещей мне удалось легко вывести, благодаря вычитанному хорошему совету из одной, специально купленной книги, по уходу за собаками. В соответствии с рекомендацией, я сделал однопроцентный раствор хлорофоса с водой и протёр смоченной ваткой позвоночник щенка, сплошь усиженный ими.
Буквально на глазах, пока спина под расправленной шерстью ещё только протиралась, клещи уже начинали дохнуть и опадать с неё. Так же и впоследствии, когда собака подросла, мне много раз приходилось вновь и вновь, с неизменным успехом, повторять эту же процедуру.
Как-то, совершенно незаметно, щенок превратился в рослого широкогрудого пса - очень умного, спокойного, обладавшего большой уверенностью в себе и чувством собственного достоинства.
Поселили мы его в крошечном огороде моего тестя, перед лоджией - сразу за асфальтированным проходом для людей, укрепив и нарастив забор и калитку, ведущую в этот огород.
Характер у Чарлика был достаточно добродушный, соседи - в основном, быстро привыкли к нему (хотя и приняли, должно быть - такую крупную собаку, без особого восторга).
Пёс спокойно лежал, а позднее сидел на цепи, развлекаясь лишь тем, что изредка пугал посторонних: дождавшись, пока незнакомый ему человек (или пробегающая мимо собака) поравняется с калиткой - с грозным рычанием внезапно взмывал в воздух за ней, слегка заслонённый кустом дико-растущей розы.
Неоднократно приходилось наблюдать мне, как злобно-глуповатый доберман, живший в квартире, расположенной через подъезд от нашего, заранее начинал пригибаться и чуть-ли не на пузе тихо красться на полусогнутых лапах, вдоль всего нашего огорода.
Чарлик же, спокойно ждал, пока тот подойдёт поближе, и неизменно - пугал, несимпатичную ему собаку, пулей пролетавшую, после этого - мимо!Ежедневно я ходил со своим псом гулять, достаточно далеко по городу - выводя его на цепи-поводке, разными маршрутами, за пару десятков кварталов от дома и возвращаясь обратно. Окрестные собаки, были от него буквально в ужасе.
Приведу, для примера, один такой случай: однажды, навстречу нам попалась стая из шести собак гулявших совместно, перед одним из дворов, без привязи. Среди них была одна кавказская овчарка, значительно крупнее Чарлика; одна собака его размера и четыре более мелких дворняги. Увидев нас, лай они подняли, издалека - просто невообразимый. Я хотел перейти на другую сторону улицы, но Чарлик и ухом не повёл, продолжая своё движение вперёд, по направлению к ним. Шесть собак злобно лаяли, по мере нашего приближения, Чарлик же не издал ни звука!. Расстояние до стаи быстро сокращалось, как вдруг, в тот момент, когда между нашей парой и ими было метров десять, все эти собаки, как по команде замолчали и ушли в подворотню своего двора, освободив нам дорогу! Чарлик же, прошёл мимо неё, даже не повернув голову! Ища объяснение этому случаю, думаю, что - скорее всего, те собаки - угадали в нём волчью примесь.
Вообще я не помню такого случая, чтобы кому-либо удавалось его испугать.
В то же время с прививками, например, проблем у нас не возникало!
Я просто, каждый раз, в одиночку зажимал шею собаки между своими ногами и делал, абсолютно спокойно стоящей собаке, все необходимые уколы ей в загривок. Сопротивления Чарлик не оказывал никогда. Вообще не было у него, на уколы, какой-либо негативной реакции.
(Упомяну, попутно, для сравнения, что позже - уже когда в нашей семье жил шарпей, держать его приходилось одновременно четверым людям, пока пятый - колол, с опаской подобравшись сзади!)
А однажды, в нашем общем дворе, неизвестно откуда появился, что вполне возможно, отец Чарлика. Старая уже по возрасту собака, такого же цвета и внешнего вида, как наша - только значительно крупнее, совершенно невероятных размеров, с больной лапой и стёршимися клыками, спокойно бродила два или три дня по всему военному городку, не выказывая совершенно никакой агрессии - ни к кому из людей, или животных. Она, по-моему, не обращала своего внимания даже на котов. Я разговаривал с ней и даже гладил её. Лишь с Чарликом они, через калитку огорода, постоянно угрожающе рычали - друг на друга. Это было уже во время перестройки, и прокормить такую собаку, её хозяину, явно было - не просто! На третий или четвёртый день кобель этот исчез и больше я его ни разу не встречал. Думаю, что скорее всего, кто-то забрал собаку к себе, в частный дом.
Постепенно, общественные перемены вызванные перестройкой, существенно сказались и на том, чем нам приходилось кормить Чарлика. Теперь мои возможности позволяли покупать, по дешёвке, лишь коленные и лобовые говяжьи кости. Навара с них не было, практически никакого. Лбы я рубил топором на три-четыре части, а коленные суставы Чарлик ломал сам - всего лишь, двумя или тремя укусами. Так и перебивались.
В одну из этих голодных зим, когда мы вдвоём гуляли, как обычно, вдоль наружного забора воинской части, то обнаружили там несколько собак, сцепившихся, из-за неизвестной нам причины, между собой.
Чтобы не контачить с ними, я решил провести Чарлика мимо, отгородившись от стаи, растущими вдоль дороги довольно высокими (выше моего пояса) кустами сирени.
Внезапно, когда мы поравнялись с этими собаками, Чарлик прыгнул на них, прямо через эти кусты!
А поскольку я, как обычно, вёл его - на цепи-поводке, то он - буквально, перебросил - и меня, одним рывком,через них же!
Собаки кинулись врассыпную. Я отделался небольшой растерянностью и лёгкими ушибами. А Чарлик набросился на замёрзшую буханку хлеба, вокруг которой, как оказалось, и дрались, разбежавшиеся после его атаки собаки.
Но, поскольку она превратилась уже, буквально, в кусок льда - откусить ему, от неё, почти ничего, так и не удалось.
С сожалением бросив свою добычу, Чарлик повёл меня дальше. Но тут я решил, что негоже, так просто бросать то, чем можно будет ещё - его, впоследствии, накормить. И, остановив собаку, поднял хлеб, свободной от цепи-поводка рукой.
Косо взглянув на меня, Чарлик, внезапно, яростно зарычав - прыгнул на мою руку с буханкой. Я едва успел увернуться, от укуса!
Пристыдил его, и мы пошли по территории военного городка, домой. По счастью идти нам нужно было, всего-то, метров триста-четыреста, вероятно. Всю дорогу Чарлик косился на мою, отведённую подальше от него руку, всем своим видом показывая, что ждёт лишь подходящего момента, чтобы повторить нападение! Приведя его домой я бросил буханку ему в огород, избавившись наконец, от опасности быть вновь атакованным своей полу-голодной собакой.
Кстати, за всё время, что Чарлик жил у нас, это был - всего лишь второй случай, когда он меня по-настоящему напугал. Первый, так-же был связан с едой. Привыкнув, что он всегда спокойно разрешает мне, передвигать его миску во время кормления, я как-то вновь попытался это сделать. Уж не знаю, чем тот случай отличался от всех остальных, но собака, издав угрожающее рычание, внезапно резко подсела на все четыре лапы, расставив их в стороны! Я пристыдил её словами, но мешать есть - больше не стал.
В 1995 году мы переехали из Грузии на КавМинводы, Ставропольского края.
Своего кавказца, которому в этот момент было уже пять лет, мне удалось перевезти с собой, усадив его в контейнер с вещами, стоящий на машине. Удивительнее всего то, что умная собака вела себя так тихо, что ни на одном из многочисленных постов (а их было по дороге, на территории Грузии, двенадцать или тринадцать), где проверяли документы машин военной автоколонны, её не обнаружили!
А ведь собак такой породы, в то время, вывезти с территории Грузии - было почти невозможно!
И лишь вечером, уже в Осетии, мне удалось выгулять Чарлика - на длительной остановке, где колонна остановилась на заранее запланированную ночёвку. Конечно, за много часов - проведённых в контейнере, собака напачкала, не без того.
И всё же, я был счастлив - зная, что меня уже не разлучат с ней!
Позднее, когда вся моя дальнейшая работа оказалась связанной с постоянными командировками, собаку стал обычно выгуливать, пожилой уже тесть.
Поскольку такого крупного зверя, вести на поводке, ему было слишком тяжело, он - первоначально, вместо цепи - стал использовать прочный кожаный поводок, пристёгивая который - вокруг своего туловища, вынужден был, в буквальном смысле слова, перебегать - от дерева к дереву, стараясь схватиться за очередное из них, чтобы только удержать равновесие!
Позже, однако, он - довольно быстро нашёл очень оригинальное и неожиданное решение: выводил собаку на большой луг, расположенный у реки, неподалеку от того места, где мы жили и пристёгивал её цепью к найденному им, срубленному кем-то стволу небольшого дерева. Собака носилась с этим своеобразным "плугом" вдоль реки, достаточно уставала, и все были довольны!
После нашего переезда, на новом месте, Чарлик прожил ещё пять лет и трагически погиб, совершенно нелепо, по вине знакомого, у которого мы его вынужденно временно поселили, в оказавшиеся последними - пол-года жизни, нашего любимца.
Тяжело, да и не нужно, вероятнее всего - подробно рассказывать, о случившемся. Длинная выйдет история, со множеством никому не нужных подробностей. Скажу лишь, что собирался, вот - вот, забрать свою собаку, назад. Обстоятельства уже складывались почти благоприятно, для этого. До надёжного ограждения двора, куда я должен был перевезти собаку, жившую в это время в частном доме в деревне, за двадцать километров от нас, не хватило, какого-то несчастного месяца.
... Простить это, ни себе, ни тем более случайному бывшему пьянице-соседу - не могу, даже спустя - вот уже, почти двадцать лет.
Более умной собаки, чем наш Чарлик, я - пока ещё, не видел.


Владимир Литвишко

Победитель ПЕРВОГО КОНКУРСА
МЕЖДУНАРОДНОЙ ЛИТЕРАТУРНОЙ ПРЕМИИ
имени ИГОРЯ ЦАРЁВА в номинации "Верность Памяти".
Лауреат ЧЕТВЁРТОГО КОНКУРСА
МЕЖДУНАРОДНОЙ ЛИТЕРАТУРНОЙ ПРЕМИИ
имени ИГОРЯ ЦАРЁВА в основной номинации.
------------------------------------------------
Я не хотел бы, быть виной
Твоей слезинки - НИ ОДНОЙ!
Ни книг, ни песен, ни стихов,
Ни нежных клятв, ни громких слов,
А лишь слиянья - Душ и тел,
Вот Всё - чего я так хотел...

Приятного прочтения!
 
Литературный форум » Наше творчество » Творческая гостиная » Малая проза (Миниатюры)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск: