Меню

Поиск


Якобсон Р.О. - поэт, лингвист, литературовед, критик - Литературный форум

  • Страница 1 из 1
  • 1
Литературный форум » Я памятник себе воздвиг нерукотворный » Авангардизм (вторая половина ХХв) » Якобсон Р.О. - поэт, лингвист, литературовед, критик (Один из основателей и первых теоретиков русского авангардизм)
Якобсон Р.О. - поэт, лингвист, литературовед, критик
Nikolay Дата: Воскресенье, 18 Сен 2011, 12:55 | Сообщение # 1
Долгожитель форума
Группа: Заблокированные
Сообщений: 8927
Награды: 168
Репутация: 248


ЯКОБСОН РОМАН ОСИПОВИЧ
(псевдонимы Алягров, Ялягров)
(11 (23) октября 1896, Москва — 18 июля 1982, Бостон, США)


— известный российский и американский лингвист, литературовед, поэт, критик и переводчик; крупнейший лингвист XX века; один из основателей и первых теоретиков русского авангардизма.

Участник Первого русского авангарда. Труды по общей теории языка, фонологии, морфологии, грамматике, русскому языку, русской литературе, поэтике, славистике, психолингвистике, семиотике и многим другим областям гуманитарного знания.

Биография
Роман Якобсон родился в Москве в семье инженера-химика Иосифа (Осипа) Якобсона и его жены Анны Вольперт. В 1918 окончил Московский университет.
В 1920 поехал в Чехословакию с миссией Красного Креста. Работал в советском полпредстве. В январе 1923 полиция устроила у него обыск, и чтобы избежать подозрений в шпионаже, он ушёл со службы в полпредстве, продолжая однако неофициально сотрудничать с ним. В 1939 эмигрировал из оккупированной нацистской Германией Чехии в Данию и Норвегию, и с 1941 — в США, где становится профессором славянских языков и литературы Гарвардского университета (1949—1967).
В 1930-е годы Якобсон примыкал к евразийству, один из лидеров евразийства Н. С. Трубецкой был его ближайшим единомышленником в лингвистике и корреспондентом, а другой — П. Н. Савицкий — крёстным отцом Якобсона, принявшего православие в 1938 г.
Брат — историк, политолог и библиограф Сергей Осипович Якобсон (1901—1979), директор отдела славистики и Центральной Европы Библиотеки Конгресса США (его жена — радиоведущая «Голоса Америки» Елена Александровна Якобсон, 1912—2002).
Одним из наиболее близких друзей Р. О. Якобсона был Маяковский, познакомивший его с творчеством Хлебникова и высоко ценивший его статью об этом поэте. Маяковский упоминает о Якобсоне в стихотворении «Товарищу Нетте» и очерке «Ездил я так». В свою очередь, Якобсон написал на смерть Маяковского статью «О поколении, растратившем своих поэтов».

Вклад в науку
Своей активной деятельностью в любом месте пребывания (Москва, Прага, Нью-Йорк) организовывал лингвистические кружки, внёсшие существенный (а иногда и решающий не только в национальном, но и в общемировом масштабе) вклад в развитие лингвистики как науки — Московский лингвистический кружок, ОПОЯЗ, Пражский лингвистический кружок. Один из основоположников структурализма в языкознании и литературоведении. Некоторые его работы представляют большой интерес для психолингвистики.

Основные труды
Первой значительной работой Якобсона было исследование особенностей языка поэта-футуриста Велимира Хлебникова (1919). Противопоставляя поэтический язык языку естественному, Якобсон провозгласил, что «поэзия есть язык в эстетической функции» и поэтому «безразлична в отношении описываемого ею объекта». Этот тезис лег в основу эстетики раннего русского формализма, перевернувшего традиционное соотношение формы и содержания в литературном произведении. В более поздней статье (1928), написанной в соавторстве с Ю. Н. Тыняновым, говорится, что, хотя литературоведение оперирует собственными внутренними законами, эти законы должны быть соотнесены с другими областями культуры — политикой, экономикой, религией и философией.
В исследовании, посвященном сопоставлению русской и чешской систем стихосложения (1923), Якобсон сосредоточивает внимание на звуковых сегментах слов, именуемых фонемами, которые не имеют собственного значения, но их последовательности являются важнейшим средством выражения значений в языке. Интерес к звуковой стороне языка привел Якобсона к созданию (при участии Н. С. Трубецкого) новой отрасли лингвистики — фонологии, предметом которой являются дифференциальные признаки звуков, из которых состоят фонемы. Якобсон установил 12 бинарных акустических признаков, составляющих фонологические оппозиции, которые, по его утверждению, являются языковыми универсалиями, лежащими в основе любого языка. Метод структурного анализа в терминах бинарных оппозиций оказал большое влияние на антрополога Клода Леви-Стросса; применение его Леви-Строссом при анализе мифа положило начало французскому структурализму.
Основы еще одного нового направления в науке — нейролингвистики — заложены в работе Якобсона об афазии (1941), в которой он связывает нарушения речи с данными неврологии о структуре мозга. Это исследование обеспечило физиологическое обоснование его учению о метафоре (оси комбинации) и метонимии (оси селекции) как о двух основных противопоставленных друг другу способах упорядочения языковых единиц, определяющих также различие между поэзией и прозой. Это противопоставление вскоре стало неотъемлемой частью терминологического аппарата современного литературоведения
(Источник – Википедия; http://ru.wikipedia.org/wiki/Якобсон,_Роман_Осипович )
***


Якобсон Роман Осипович
(1896 - 1982)

Р.О. Якобсон - крупнейший лингвист XX века, уроженец России, который стал одним из главных идеологов европейской ветви структурной лингвистики, классиком американской лингвистики. Он учился в гимназии при Лазаревском институт восточных языков (уже в это время он начинает собирать московский городской фольклор), затем в Московском университете у Д.Н.Ушакова.

Большая часть жизни Р.О.Якобсона прошла вне России: начиная с 1920 г. он живет в Чехии (Роман Осипович работает профессором русской филологии и чешской средневековой литературы в Университете Масарика в Брно), затем в связи с тяжелой политической ситуацией в Европе Якобсон переезжает в Копенгаген (Дания), позже - в Уппсалу (Швеция), где также преподает в университетских центрах. В 1941 году Якобсон покидает Европу и перебирается в Нью-Йорк. В США он создает большинство своих лингвистических, психолингвистических и литературоведческих работ, а также преподает в лучших американских университетах - Колумбийском и Гарвардском.
Якобсона без всяких преувеличений можно назвать выдающимся лингвистом нашего века. Он был человеком всесторонне образованным, отличался широчайшим спектром научных интересов, был одним из главных теоретиков структурной лингвистики и поэтики, выдающимся славистом, типологом, увлекался психолингвистикой и экспериментальной фонетикой.

К числу постоянных черт личности Якобсона относится его умение не просто участвовать в общих начинаниях, направленных на крутой пересмотр общих взглядов, а становится их центом. Р.О.Якобсон - основатель и первый председатель Московского лингвистического кружка (1915 - 19 гг.), один из основателей и активнейший член ОПОЯЗа, один из основателей Пражской лингвистической школы. ПЛШ возникла в 1928 году в Праге как объединение нескольких чешских (В.Матезиус, Б.Трнка и др.) и российских (Р.О.Якобсон, Н.С.Трубецкой, С.О.Карцевский) ученых. Пражский лингвистический кружок (Пражская лингвистическая школа) был главной европейской ветвью структурной лингвистики, основанной на идеях великого швейцарского лингвиста Ф. де Соссюра. Якобсон и его коллеги развили и углубили учение Соссюра: они предложили использовать методы функционального анализа звучащей речи как в языковой синхронии (в изучении языка на некотором временном срезе), так и в его диахронии (в языковых изменениях во времени). Якобсон считал, что звуки языка необходимо исследовать прежде всего с точки зрения их функций, а не сами по себе. Проблема двуединства звучания и значения была центральной и для его фонологической теории, и для его теории поэтики (всю жизнь он мечтал написать большую книгу - "Звук и значение").
Огромен вклад Р.О.Якобсона в развитие типологии, в частности, именно он ввел в науку понятие лингвистических универсалий и сформулировал теорию языковых универсалий. Согласно Якобсону, языки мира можно рассматривать как вариации одной всеохватной темы - человеческого языка, при этом лингвистические универсалии, будучи обобщенными высказываниями о свойствах и тенденциях, свойственных любому языку, помогают выявить самые общие законы лингвистики. Наследие Якобсона огромно и до сих пор еще полностью не изучено лингвистами.
(Источник - http://fonetica.philol.msu.ru/bibl/jak.htm )
***


Я́КОБСОН (Jakobson) Роман Осипович [11 (23) октября 1896, Москва — 18 июля 1982, Бостон], российский и американский языковед, литературовед. Один из основателей Московского, Пражского, Нью-йоркского лингвистического кружков, один из основоположников структурализма в языкознании и литературоведении. Занимался исследованиями в области общего языкознания, славянских языков (главным образом русского), поэтики.

Биография
В 1906–1914 учился в гимназии при Лазаревском Институте Восточных языков. В это же время он начинал собирать московский городской фольклор: предания, хороводные и обрядовые песни, поверья и приметы, пословицы и загадки, считалки и игровые прибаутки. Филологические взгляды Якобсона складывались на фоне исканий новых словесных и художественных форм, которыми определялась атмосфера творческой Москвы накануне первой мировой войны. В юношеские годы он сблизился с художниками-экспериментаторами – П.Филоновым и К. Малевичем – и с Велимиром Хлебниковым, которого он продолжал ценить выше всех других поэтов XX в. Особенно близок ему по духу был Б.Пастернак, прозой которого он занимался позднее. В 1914 он поступил на славяно-русское отделение историко-филологического факультета Московского университета. Якобсон сознательно стремился усвоить принципы строгой дисциплины лингвистической мысли, которой славилась школа, основанная Ф.Ф. Фортунатовым. Д.Н.Ушаков поддерживал молодежное лингвистическое движение в Москве. Встречи в диалектологическом кружке при возглавлявшейся Ушаковым диалектологической комиссии послужили основой для создания в 1915 Московского лингвистического кружка, первым председателем которого был Якобсон. С начала основания кружок обратился к поэтике, метрике, фольклору. Члены кружка также принимали участие в перестройке преподавания языка в школе, проведении орфографической реформы 1917–1918, создании письменности для бесписьменных народов. Большую роль играли летние экспедиции его членов, в том числе и Якобсона, сочетавшие собирание диалектологического материала с записями фольклорных текстов и этнографическими наблюдениями. Основным направлением деятельности кружка было всестороннее исследование поэтики. Исследования велись в тесной связи между языкознанием и литературоведением. Взгляды членов кружка пересекались со взглядами другого филологического объединения того времени – ОПОЯЗа (Общества по изучению поэтического языка). Не случайно одним из основателей ОПОЯЗа также был Якобсон. В ОПОЯЗ вошли преимущественно петроградские исследователи, с которыми Якобсона связала длительная научная дружба: Ю.Н. Тынянов, В.Б. Шкловский, Б.М. Эйхенбаум. Книга Якобсона о чешском стихе в сопоставлении с русским была одной из первых монографий, изданных ОПОЯЗом. Участники Московского лингвистического кружка и ОПОЯЗа стремились пересмотреть все основные принципы науки о языке и словесном творчестве.
В 1920 Якобсон эмигрировал из России. Он уехал в Прагу в составе миссии Красного Креста. Целью ученого было совершенствование своих знаний в области чешского языка и ознакомление с последними достижениями европейской науки. Якобсон также занимался пополнением научных библиотек Москвы и Ленинграда и снабжением оставшихся на Родине коллег новейшей славистической литературой.

Пражский лингвистический кружок
В 1926 был создан Пражский лингвистический кружок, который возник благодаря содружеству чешских, словацких и русских лингвистов. В него входили В. Матезиус, Б. Гавранек, Н.С. Трубецкой, Якобсон, С.О. Карцевский и др. Благодаря Якобсону, были изданы «Труды» кружка. Одновременно с этим ученый активно пропагандировал идеи кружка на общелингвистических, фонологических и славистических всемирных конгрессах, где он был одним из главных докладчиков и вдохновителей дискуссий. В трудах Пражского лингвистического кружка сошлись два направления современной лингвистики: направление, связанное с именем Ф. де Соссюра (непосредственным его учеником был Карцевский), и направление, связанное с И.А. Бодуэном де Куртенэ, заложившим основы фонологической теории, за которым последовали Якобсон и Трубецкой.

Эмиграция в Америку
В 1938 Якобсон, скрываясь от нацистов, попал в Данию. Там он вел научные дискуссии с Л. Ельмслевым и другими датскими членами Копенгагенского лингвистического кружка. В это же время ученый начинал работать над изучением нивхского языка. В 1941 он переехал в Нью-Йорке. В Америке Якобсон включился в деятельность Вольной школы высших исследований, созданной французскими и бельгийскими эмигрантами. Одновременно в Нью-Йорке оказались многие ученые, эмигрировавшие из Европы. Они объединились сначала в Вольной школе высших исследований и в Колумбийском университете, потом в Нью-йоркском лингвистическом кружке, созданном в 1943. В 1949 Якобсон ушел из Колумбийского университета, приняв приглашение Гарвардского университета на должность профессора по общей лингвистике и славистике. В 1949–1967 Якобсон преподавал в этом университете. С 1957 он преподавал в Массачусетском Технологическом Институте (MIT). В этом университете он провел совместный семинар с Н.Бором. С этого времени Якобсон начал ориентироваться на установление самых широких связей лингвистики с другими науками, выступая против любых форм изоляционизма. С 1956 Якобсон часто приезжал в СССР. Его доклады и лекции, его участие во многих научных съездах в Москве, Ленинграде, Тбилиси сыграли большую роль в развитии лингвистики и семиотики. Он также знакомил мировую науку с достижениями советской лингвистики. После первых же поездок в СССР в его лекциях стали звучать имена М.М. Бахтина, Л.С. Выготского и др. Если бы не Якобсон, сделанное этими лингвистами не было бы известно на Западе.

Научная деятельность
Центральной темой научного поиска Якобсона было установление взаимосвязи звука и значения в языке. Он читал об этом курс лекций, изданный в книге «Шесть лекций о звуке и значении» (1976), вокруг этой проблемы часто строил свой анализ поэтики литературных произведений. В отличие от классической фонетики, изучавшей звуки сами по себе, Якобсон исследовал их с точки зрения смыслоразличительных функций в языке. Структурный анализ, примененный Якобсоном, свел фонему к набору смыслоразличительных признаков, а сами признаки упорядочил в бинарные оппозиции («Фонологические исследования» 1962, 1971). Основанная им теория получила подтверждение в выводах электроакустических и нейрофизиологических исследований. Фонологические исследования Якобсона оказали значительное влияние на этнологию и этнолингвистику. В 1952 состоялся совместный конгресс лингвистов и этнологов, результаты которого подытоживали Якобсон и К.Леви-Строс. В дальнейшем ученый применил дихотомические противопоставления в исследованиях грамматики и типологии языков. Якобсон настаивал на использовании в лингвистике выработанных в математике способов описания структур. Такой подход он применил к анализу грамматических категорий глагола, что позволило ему создать первоначальный вариант порождающей грамматики, впоследствии подробно разработанной Н. Хомским. Статьи о грамматических взглядах Ф. Боаса, а также о русском спряжении и о системе русских падежей, опубликованные во втором томе «Избранных сочинений» Якобсона (1971), демонстрируют эффективность метода бинарных оппозиций в языкознании и дают основы типологической классификации языков. Внимание лингвиста к историческому развитию языка отличало его от близких ему по взглядам структуралистов Ф. де Соссюра и Н. Хомского. Он воспринимал диахронию не как изолированные изменения, а как системные сдвиги. Типологическое языкознание стало заниматься сходством между географически близкими языками независимо от их генеалогических отношений. К этой области относится целый ряд работ Якобсона о языковых союзах, в частности, статья «Звуковые особенности, связывающие идиш с его славянским окружением» (1953). Наряду с собственно лингвистическими исследованиями Якобсон занимался проблемами, пограничными для ряда дисциплин (языкознание и психиатрия, языкознание и философия), применяя методы и достижения точных наук. К этой области относится его книга «Исследования детского языка и афазии» (1941, 1963), в ней он пользовался термином «код», заимствованным из теории информации, и затрагивал проблему соотношения языка и мозга. К этой теме он возвращался и в последних своих работах, посвященных особенностям языка при шизофрении (например, «Гельдерлин, Клее, Брехт», 1976).
Общесемиотический подход характеризует его исследования поэтики, фольклора, а также сравнительной мифологии. Занимаясь поэтикой отдельных авторов (У. Шекспира, Ш. Бодлера, А. Блока) или раннеславянской поэзией, ученый анализировал поэтические структуры с точки зрения функционирования в них грамматических форм. Сравнительное изучение славянской и других индоевропейских мифологий Якобсон обогатил методами лингвистики и структурной антропологии.
(Источник - МЕГАЭНЦИКЛОПЕДИЯ КИРИЛЛА И МЕФОДИЯ; http://www.megabook.ru/Article.asp?AID=691424 )
***


Роман Осипович Якобсон (псевдонимы Алягров, Ялягров)
Русский и американский филолог, лингвист и литературовед
(28.IX / 10.X 1896, Москва – 18.VII 1982, Кембридж, Массачусетс, США)


Окончил историко-филологический факультет Московского университета.
Отец Р.О.Якобсона был инженером-химиком. Якобсон получил среднее образование в Лазаревском институте восточных языков. В третьем классе редактировал литографированный журнал «Мысль ученика» и писал для него стихи и прозу. В 14 лет увлекся лингвистикой: «читал без отрыва» словарь В.И.Даля и книги А.А.Потебни. «Одним из самых сильных художественных переживаний своей жизни» Якобсон называл футуристический сборник «Пощечина общественному вкусу» (1913) и прежде всего помещенные в нем стихи Велимира Хлебникова. В конце 1913 в Петербурге Якобсон пришел в гости к тогда незнакомому ему Хлебникову, у которого познакомился и с А.Крученых, и пригласил их вместе встречать Новый год в кафе «Бродячая собака»:
Мною овладело и росло невероятное увлечение Хлебниковым. Это было одно из самых порывистых в моей жизни впечатлений от человека, одно из трех поглощающих ощущений внезапно уловленной гениальности. Сперва Хлебников, через год Николай Сергеевич Трубецкой, а спустя еще чуть ли не три десятка лет, Клод Леви-Стросс [Янгфельдт 1992, с. 21].
В 1914 Якобсон поступил на славяно-русское отделение историко-филологического факультета Московского университета. Участвовал в работе диалектологического кружка, руководимого профессором Д.Н.Ушаковым. В 1915 группа молодых ученых, входивших в этот кружок, образовала Московское лингвистическое общество. Чуть позже, весной 1916, в Петрограде, «на блинах» в квартире Бриков, возник и знаменитый ОПОЯЗ (Общество по изучению поэтического языка), куда, кроме Якобсона, вошли в основном петроградские исследователи – Ю.Н.Тынянов, В.Б.Шкловский, Б.М.Эйхенбаум. Оба объединения унаследовали футуристическую нацеленность на разрушение устоев – как в лингвистике, так и в литературоведении. В 1918 Якобсон окончил университет и был оставлен в нем для подготовки к профессорскому званию. Весной 1919, после поездки в Ригу, где оказались его родители и где настиг его сыпной тиф, поступил на службу в литературно-издательскую секцию отдела изобразительных искусств (ИЗО) Наркомпроса. Он собирался написать для подготавливаемой секцией энциклопедии статью «Живописная семантика» – тема понравилась всем, кроме В.Кандинского. Тогда же В.Маяковский предложил Якобсону помогать Хлебникову в составлении собрания его произведений. Книга Хлебникова так и не увидела свет, однако написанное Якобсоном предисловие к ней (окончательный вариант назван «Новейшая русская поэзия. Набросок первый») стало его первой изданной книгой (Прага, 1921). В августе 1919 Якобсон ушел из ИЗО; недолго работал секретарем экономическо-информационного отдела Главного топливного комитета, затем читал лекции в ОПОЯЗе.

В 1920 как переводчик при Комиссариате иностранных дел отправился в Ревель (ныне Таллин). Вскоре ему предложили поехать в Прагу в составе миссии Красного Креста, в задачи которой входила репатриация бывших русских военнопленных, оставшихся в Чехии со времен Австро-Венгрии, и 10 июля 1920 он уже был в Праге. Служба продолжилась до конца года. После этого Якобсон собирался вернуться в Россию и занять предложенную ему профессорскую должность в Саратовском университете, о чем написал Ушакову. Учитель ответил ему открыткой: «Когда хочется танцевать, надо помнить не только о той печке, от которой танцуешь, но и о той стенке, к которой танцуешь» [Янгфельдт 1992, с. 63]. Якобсон остался в Праге, с лета 1921 по 1927 занимал должность сдельного работника Советского полпредства. В эти годы укрепились его связи с Карловым университетом, был создан Пражский лингвистический кружок (ПЛК; основан в 1926, знаменитые тезисы ПЛК опубликованы в 1929), шла продуктивная работа по фонологии под руководством основоположника этой отрасли лингвистики Н.С.Трубецкого, одна за другой появлялись работы Якобсона по лингвистике и поэтике. В 1933 Якобсон переехал в Брно, где до 1939 преподавал в Университете Мазарика.
В 1939, спасаясь от фашистов, Якобсон с женой бежал в Данию, затем в Норвегию и, наконец, в США, куда прибыл 4 июня 1941. Работал сначала в Публичной библиотеке Нью-Йорка, а с 1943 – в Колумбийском университете. В 1944 стал одним из основателей Нью-Йоркского лингвистического кружка и издаваемого этим кружком журнала «Word». Позже перебрался в Кембридж и был профессором Гарвардского университета и Массачусетского технологического института (МТИ). Годы в Америке были исключительно плодотворны. Продолжая фонологические исследования Трубецкого, Якобсон с учениками ввел понятие «дифференциального признака»; занимался темой «язык и мышление», в частности исследовал афазию; разработал теорию функций языка; написал серию блестящих семиотических работ; вместе с Нильсом Бором вел семинар, посвященный соотношению физики и лингвистики и т. д. Заслуги Якобсона как одного из основоположников структурной лингвистики были в полной мере оценены мировым научным сообществом.
Якобсон не считал себя поэтом, но всегда писал стихи. Несколько романтических стихотворений 1908 года, переписанных рукой его матери, хранится в фонде Якобсона в МТИ. Позже, в период своего увлечения Хлебниковым и футуризмом, в своей поэтической практике Якобсон следовал канонам скорее не Хлебникова, а ярого приверженца зауми А. Крученых. В июне 1914 Якобсон работал над стихотворением, из которого позже цитировал такие строки:
В электро ты в костюмце электрик
Так силуэтна в такт миг глаз там темь сон бра
Дерзка рука соседа экран быстростр всяк штрих
Коль резв спортсмен хвать юлкий мяч и ряд ляб трюк

Примерно в то же время, еще до войны, он написал в той же манере еще два стихотворения, попавшие в «Заумную гнигу» ([Крученых, Алягров 1916], см. ниже); позже, уже после отъезда Якобсона из России, еще один его опус подобного рода появился в изданной Крученых книге «Заумники» (1922): «кт.весть мгл зл ль яс не эр. воз словов отпр. бездн / возслов тю ум. мч. жд. спас шкни рласп. моагн. тщ. <…>». В письме к Хлебникову, написанном в феврале 1914, Якобсон предлагает еще более революционный вид стиха – «сплеты букв» [фонд «Харджиев-Чага», box 221]:
«Ныне пришел я к любопытной новинке, почему и пишу вам. Эта новинка – сплеты букв, некоторая аналогия музыкальным аккордам. Здесь достигается одновременность двух или более букв и, кроме того, разнообразие начертательных комбинаций, устанавливающее различные взаимоотношения букв. Все это богатит стихи и открывает новые пути. <…> Далее, эти сплеты не могут быть вполне приемлемы физически, но доля неприемлемости – необходимая предпосылка нового искусства».

Занимался Якобсон и литературными переводами – на русский (С. Малларме) и с русского – на чешский («Сестры-молнии» Хлебникова), французский и даже старославянский (ряд вещей Маяковского). На одном из поэтических вечеров в московском кафе они вместе читали «Облако в штанах»: Маяковский – по-русски, Якобсон – по-французски:
Vous direz, le délire de la maladie?

Non,c'était,
c'était à Odessa.

“Je viens à quatre”, Marie m'a dit.

Huit.
Neuf.
La onzième commenca. <…>

Всю жизнь Якобсон писал и шуточные стихи для друзей. Одно такое стихотворение, написанное в 1920 для «Чукоккалы», приводится ниже.
Начиная с 1956 Якобсон несколько раз приезжал в Москву, в 1979 прочитал лекцию в МГУ. Вот воспоминания В. Н. Топорова о первом приезде Якобсона на родину после тридцатишестилетнего отсутствия [Якобсон:ТДИ, с. XXIV]:
«Кто видел Романа Осиповича тогда, навсегда запомнит его образ. Его поразительную динамичность и живейшую заинтересованность в людях, душевную щедрость, широту и отзывчивость, его покоряющий артистизм, его изумительный русский язык, как бы снова процветший в Москве 56-го года, среди чертополоха искалеченной и осовеченной русской речи, его высокую риторику, равно удаленную и от выспренности, и от бескрылой приземленности».
(Источник - Поэзия Московского Университета от Ломоносова и до…; http://www.poesis.ru/poeti-poezia/jakobson/biograph.htm )
***

Смерть

В поле былинка,
В море песчинка
Счастливей меня.
Детство промчалось,
Юность отдалась
Лишь отблеском дня.
Все мои силы
Скроет могила
Как темная ночь.
Не за горами
Смерть, за плечами
«Так прочь же ты, прочь!»
Жизнь обрывалась,
Смерть приближалась,
А хочется жить.
Жизнь хоть и бремя…
Жизни в то время
Порвалась нить.
Июнь 1908
[Янгфельдт 1992, с. 112]
***

мзглыбжвуо йихъяньдрью чтлэщк хн фя съп скыполза
а Втаб-длкни тьяпра какайзчди евреец чернильница
<1914>
[Крученых, Алягров 1916]
***

Разсѣянность

удуша янки аркан
канкан армянк
душаянки китаянки
кит ы так и никая
армяк
этикэтка тихая ткань тик
тканiя кантик
а о оршат кянт и тюк
таки мяк
тмянты хняку шкям
анмя кынъ
атразиксiю намёк умён тамя
мянк – ушатя
не аваопостне передовица
передник гублицю стоп
тляк в ваго передаваясь
<1914>
[Крученых, Алягров 1916]
***

Не с Корнеем Чуковским в контакте ли
Я решил испытать нынче дактили.
Если б мы здесь бутылку раскокали,
Я писал и писал бы в Чукоккале,
Воспарил бы я дерзостней сокола,
Написал бы строк двести иль около,
Запестрела б стихами Чукоккала,
Но могу без целебного сока ли
Приложиться достойно к Чукоккале.
<1920>
[Чукоккала, с. 20]
***
Составитель Н. Н. Перцова
(Источник - http://www.poesis.ru/poeti-poezia/jakobson/frm_vers.htm )

***
Прикрепления: 7817990.jpg(6.6 Kb) · 3678141.jpg(5.5 Kb) · 3037350.jpg(7.0 Kb) · 2569242.jpg(21.2 Kb)


Редактор журнала "Азов литературный"
 
Литературный форум » Я памятник себе воздвиг нерукотворный » Авангардизм (вторая половина ХХв) » Якобсон Р.О. - поэт, лингвист, литературовед, критик (Один из основателей и первых теоретиков русского авангардизм)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск: