Меню

Поиск


Фатеев Геннадий Семенович - Литературный форум

  • Страница 1 из 1
  • 1
Литературный форум » Новости литературы, предстоящие и прошедшие события » Литература Ставрополья » Фатеев Геннадий Семенович (Поэт)
Фатеев Геннадий Семенович
ойген Дата: Вторник, 20 Мар 2012, 00:51 | Сообщение # 1
Житель форума
Группа: МСТС "Озарение"
Сообщений: 555
Награды: 9
Репутация: 41
Фатеев Геннадий Семенович (1934-2005)



Геннадий Семенович Фатеев писал: «Мне повезло с родиной. Село Красногвардейское, где я родился 8 мая 1934 года, было в прошлом центром Медвеженского уезда на Ставрополье». Среднюю школу окончил с золотой медалью. Выпускник Московского института культуры. Работал на Крайнем Севере – на Чукотке, и в Магадане, по возвращении на Ставрополье – в редакциях краевых газет «Молодой ленинец», «Ставропольская правда», главным редактором краевого книжного издательства и издательства Фонда культуры. Руководил краевыми журналистской и писательской организациями.

Первые стихи написал в 1948 году, учась в седьмом классе. Автор двенадцати книг стихов и прозы, изданных в Ставрополе и Москве: «У ледяных широт России» (1961), «Вечный огонь» (1968), «Доктор Алексеев» (1969, 1986), «Вторая высота» (1973), «Преследуется по закону» (1979), «Майский
дождь» (1980), «Баллада о земле Ипатовской» (1984), «Краскомы гражданской» (1987), «Россия – жизнь моя» (1989), «Глядит Россия на Кавказ» (1993), «Корона Ариадны» (1997).

Поэтическая мысль поэта – живая, образная, критическая, он зрелый певец родного края, певец жизни простой, обыденной, без излишнего пафоса героики труда. Он знает и любит село, сердце поэта признательно своей малой родине, в разлуке с ней он тоскует по ней, вновь и вновь возвращается
в мыслях к памятным местам, туда, где прошли детство и отрочество.

Геннадий Семенович Фатеев занимается переводческой деятельностью. Многие его стихи переведены на другие языки. Русскими композиторами на стихи Геннадия Фатеева написано около 250 песен. А песня «На станции тихой», созданная с композитором И. Грибулиной, на всесоюзном конкурсе «Песня – 78» отмечена первой премией.

Стихотворения его проникнуты глубокой любовью к родному краю, его природе и людям, их самоотверженному труду. Об этом говорят названия многих из них – «Благодарный», «Прасковея», «Будённовские улицы», «Ладовская балка». Поэт был полон творческих планов и уверенности в достойном будущем России:

Страна моя. Великая страна.
И все ж не стыдно гордиться
Я верю, что духовность возродится
И светлые наступят времена.


За заслуги в области культуры Геннадию Семеновичу Фатееву в 1987 году присвоено почетное звание Заслуженного работника культуры России. За вклад в развитие национальных литератур Северного Кавказа и миротворческую деятельность в 1995 году поэт награжден орденом Дружбы. Геннадий Семенович – Почетный гражданин села Красногвардейского.

Геннадий Фатеев – певец родного края



Сегодня (8 мая) известному ставропольскому поэту Геннадию Фатееву, моему отцу, исполнилось бы 75 лет… В последние годы жизни он остро переживал по поводу того, что не находил себя в новом, цинично-рыночном мире, так и не смог собрать денег на издание антологии своих произведений… А потом была тяжелая, смертельная болезнь. Мы с мамой утешали его как могли. «Ничего, – отвечал он, – я прожил жизнь не зря. У меня есть мое творчество, мои читатели, близкие мне люди…».

Ему часто задавали вопрос: «Как вам удается так писать? Слог прост, а мысли глубоки и в то же время понятны каждому». Он улыбался в ответ: «Я ничего в жизни не делаю специально. Конечно, правила стихосложения надо знать, чтобы не было стыдно перед людьми. А все остальное нужно чувствовать, этим надо просто жить».

«Поэтическая мысль поэта – живая, образная, критическая. Он зрелый певец родного края, певец жизни простой, обыденной, без излишнего пафоса…», – писали о Геннадии Фатееве критики. Тема малой родины в его творчество органично сменялась историческими картинами из истории Северного Кавказа и из жизни больших творцов: Пушкина, Лермонтова, Коста Хетагурова… И всегда с душой, всегда просто и искренне. Может, оттого и близки многим людям его произведения?

Он воспевал в своем творчестве наших земляков, поднимал волнующие их проблемы. Не потому ли так завороженно слушали люди его выступления в библиотеках, школах, больницах, на полевых станах?..

Папа очень много ездил по краю. В некоторые творческие командировки брал меня с собой. Бывало, остановится машина, мы выходим что-нибудь купить в поселковом магазине. Вдруг навстречу спешит женщина, торгующая пирожками: «Спасибо тебе, Семеныч, ты нам очень тогда помог». И далее следует история, о которой он сам, может быть, уже и забыл.

И вот он уже беседует с людьми – о том, что радует их и огорчает, чем живут они, что нового в селе. Потом появлялись стихи: «Акации цветут в Каясуле», «Костантиновские крылечки», «Хутор Маки», «Прасковея», «Горлинки колдуют над Арзгиром», «Минеральные Воды»… Учителя одной из ставропольских школ недавно сказали мне: «Мы очень обрадовались, когда в школьную программу включили творчество твоего отца. Благодаря ему мы одновременно решаем несколько задач: дети знакомятся с хорошей поэзией, получают урок нравственного воспитания, а еще – узнают много нового из истории и географии Ставрополья».

К нему за помощью обращались многие. Соседи, например, вообще сразу бежали к нам, если, скажем, отключалась вода: «Геннадий Семенович, что случилось? Заступись за нас, позвони в ЖЭК». Все бросал и, несмотря на наше с мамой возмущение, решал эту проблему.

Конечно, он тоже мог в чем-то заблуждаться, что-то не принимать, о чем-то спорить. Но был очень добрым человеком. Быстро прощал и не помнил обид.

Два года назад, когда на нашем доме открывали мемориальную доску, кто-то из краевых чиновников сказал: «Геннадий Семенович был человеком, который всю жизнь сжигал себя в поисках нужной строки, доброго слова, чтобы всем нам стало теплее, светлее… Его вклад со временем будет правильно понят и оценен. И возместится то, что не было додано при жизни…». Я не совсем согласна с последней фразой. Он был понят и принят теми, ради которых жил и творил. А это нельзя измерить ни количеством денег на пышные юбилеи, ни покровительством чиновников, ни, как следствие, инвестициями на издание многотомных трудов. Это измеряется другим – тем, что надо чувствовать и понимать. Геннадий Фатеев прожил достойную человеческую и творческую жизнь. И те, ради кого он творил, знают, помнят и любят его.

Отдельно я хочу поблагодарить его земляков. Благодаря стараниям главы администрации села Красногвардейского Тамары Макаренко и директора Красногвардейской школы №1 Олега Средных теперь есть музей, а также школа «имени Геннадия Фатеева». Школа, которую он закончил с золотой медалью. Огромная признательность тем жителям Ставрополя, которые собирали деньги на установку памятника на могиле поэта.

Чтут его произведения и ветераны Великой Отечественной. Многие из них удивлялись, что такие правдоподобные, пронизанные горечью и отвагой стихи, рассказы и повести о войне написал человек, которому в 45-м было всего 11 лет.

Труд отца высоко оценили люди, чьи имена золотыми буквами вписаны в историю славы нашей страны, герои его произведений – легендарный хирург Иван Алексеев, спасший сотни жизней советских военнопленных в гитлеровских концлагерях, фронтовая медсестра, единственная в мире женщина – полный кавалер ордена Славы Матрена Наздрачева. Низкий поклон им за это. И, конечно, за то, что победили в той страшной войне!

Ко Дню Победы у Геннадия Фатеева всегда было особое отношение. Ведь он был рожден 8 мая, и этот праздник стал для него двойным:

Я в мае рожден, когда над землей
Друг в друга влюбляются звезды,
И ходят хлеба изумрудной волной,
И криками полнятся гнезда…
… Я в мае рожден, когда тишина
Пришла за салютами следом.
В тот день мировая затихла война.
Я в мае рожден, в День Победы…


На досуге мы с папой очень любили вспоминать цитаты из полюбившихся произведений. Особенно одну – из романа доброго знакомого нашей семьи, писателя Юлиана Семенова «Семнадцать мгновений весны»: «Как хорошо, что пришла весна. Вы знаете, весна – это победа, победа над войной, над голодом и, если хотите, победа над смертью». Теперь я часто повторяю ее. И лишь наступит май – в преддверии праздника вновь по привычке ищу глазами на цветочных рынках ландыши – папины любимые цветы…

Наталия ФАТЕЕВА




«Малая родина» как текст в творчестве Геннадия Фатеева

Поэт рассказывает o себе: «Родился 8 мая 1934 года. Возможно потому, что детство мое выпало на войну (в школу пошел в 1941 году, пережил немецкую оккупацию), многие стихи, песни, прозаические произведения связаны с военно-патриотической тематикой.
Мне повезло c родиной: село Красногвардейское, где я родился, было в прошлом центром Медвеженского уезда, самого революционного на Ставрополье.
И в Великую Отечественную район дал стране много славных солдат. Так что в выборе героев для произведений y меня дефицита нет.
Первые стихи написал в 1948 году, учась в седьмом классе Красногвардейской средней школы №1, которую окончил c золотой медалью. Потом был Московский институт культуры и первая работа на Крайнем Севере — на Чукотке и в Магадане.
Вернувшись на Ставрополье, почти три десятилетия работал в печати: в краевых газетах «Молодой ленинец», «Ставропольская правда», собкором «Комсомолькой правды» по Ставрополью, в книжном издательстве, руководил краевой журналистской организацией. Член союза писателей c 1981 года».(1, с. 217)
Опубликованы книги: «У ледяных широт России» (1961), «Вечный огонь» (1968), «Вторая высота» (1973), «Майский дождь» (1980), «Баллада o земле Ипатовской» (1984), «Рос¬сия — жизнь моя» (1989), «Глядит Россия на Кавказ» (1993), «Корона Ариадны» (1997).
Обращался Г. Фатеев и к прозе: «Крайкомы гражданской» (1987) — o героях гражданской войны Петре Максимовиче Ипатове, Константине Архиповиче Трунове, Петре Андрее¬виче Кибкaло, документальная повесть o патриотической деятельности в годы Великой Отечественной войны врача Ивана Гавриловича Алексеева «Доктор Алексеев».
Основной круг тем поэзии Фатеева: Родина, ее прошлое и настоящее, труд земляков, подвиг народа в гражданскую и Великую Отече¬ственную войны, природа, достопримечательности, культура Ставрополья и Кавказа.
Г. Фатеев Бывал за рубежом (Германия, Венгрия, Болга¬рия, Италия), что дало богатый материал для творчества.
Занимался переводческой деятельностью (переводы c якут¬ского, ногайского, карачаевского, болгарского).
Поэзия Г. Фатеева лиричная, напевная, неслучайно около 250 стихотворений положены на музыку. Среди композиторов, c которыми он сотрудничал, — Александр Аверкин, Григорий Пономаренко, Евгений Птичкин, Ирина Грибулина, Валерий Кушнарев. Песня «На станции тихой», созданная c И. Грибулиной, на всесоюзном конкурсе «Песня-78» отмечена первой премией. Предисловие к сборнику «Майский дождь» написал Георгий Свиридов.
Г. Фатеев — заслуженный работник культуры России, — Почетный гражданин села Красногвардейского. За вклад в развитие национальных литератур Северного Кавказа и миротворческую деятельность в 1995 году награжден орденом Дружбы.
Ведущая тема военной лирики — тема памяти. Бережно хранится память o родных, близких, погибших в минувшую войну, в семье лирического повествователя («Леониды», «Боевые награды отцов»). Он стыдится своей золотой медали, так как считает, что есть более достойные награды:

Сосед мой весь изранен был в бою
На энской высоте y Сталинграда.
Он редко носит звездочку свою,
A это — стопроцентная награда.

Часто в лирике Г. Фатеева память обретает образ памятника. Обычно поэт указывает место, где сооружен памятник (станция «Овечка», село Красногвардейское, Кисловодск, Мамаев курган, вся Европа). Памятник – это нередко обелиск, братская могила. Иногда он принимает более конкретный внешний облик – Матери-Родины («Мамаев курган»), матери, провожающей трех журавлей («Летят над Кисловодском журавли»), но всегда остается дорогим для нашего народа символом, свидетельствует о преемственности патриотических и героических традиций. Явления природы и истории, ес¬тественное и рукотворное, переплетаясь, воскрешают память об историческом прошлом нашей Родины («Скифский кур¬ган»). Сама природа становится бессмертным памятником защитникам Родины:

Горят снега, как вечные алмазы.
Ручьи роняют слезы в тишине.
Лежат в горах защитники Кавказа,
Погибшие когда-то на войне.
Они лежат. И все лицом на запад,
Положенных наград не получив.
От тишины оглохли, не от залпов,
Грузины, белорусы, москвичи.
A где-то мамы берегут записки,
A где-то мамы вечно ждать должны.
Вершины гор стоят, как обелиски,
Над павшими героями страны.

Память o Великой Отечественной войне вызывают поездки за границу («Бункер Гитлера», «Рейхстаг», «Трактора и танки»).
Есть в лирике Г. Фатеева и сюжетные произведения, которые построены как поэтический рассказ («Баллада o расстрелянном Пушкине», «Пел танкист», «Молчат сурово мраморные плиты»), например:

Молчат сурово мраморные плиты
И надписи уже едва видны.
Однажды навестить друзей убитых
Пришел солдат из дальней стороны.
Он тридцать лет в степном поселке не был,
Хотя душой здесь каждый день бывал.
Шагал солдат и узнавал лишь небо,
И больше ничего не узнавал.
Вот где-то здесь он со своим отрядом
Поклялся не покинуть рубежи.
Друзья легли в могиле братской рядом,
И лишь ему врачи вернули жизнь.
Стоял солдат, оплакивал, как близких,
Односельчан, оставленных в бою.
И вдруг он прочитал на обелиске
Среди других фамилию свою.
«Да жив я, жив!» B висках свинцом стучало.
«…жив!»– повторяло эхо, как ответ.
И даже смерть друзей не разлучала
Все эти тридцать от бессмертья лет.

Деренская Оксана Валерьевна


Родной край в творчестве Г.С.Фатеева

Тема Ставрополья как малой родины поэта проходит красной нитью через все поэтическое творчество Геннадия Фатеева. Достаточно посмотреть на названия стихотворений, вошедших в сборники «Майский дождь», «Глядит Россия на Кавказ» и т.д. Не зря поэт говорит:

Мне священным навек стало поле,
Где в хлебах обелиски стоят.
Дорогое мое Ставрополье,
Ставрополье – песня моя.

Уже в названиях произведений Фатеева прослеживается вся география Ставропольского края: поэт пишет о городах Ипатове («Ипатовцы»), Буденновске («Буденновец», «Буденовские улицы»), Светлограде («Светлоградский хлеб», «В отеле «Светлоград» цветами пахнет…»), Благодарный («Благодарный»), селах Бурлацком («Бурлацкие крыши»), Кевсале («Кевсала»), Левокумском («Левокумское»), Константиновском («Константиновские крылечки»), Прасковее («Прасковея»). Строки, написанные поэтом, дышат любовью к родной земле и людям, на ней живущим, как, например, в стихотворении «Ипатовцы»:

Таких наград ни у кого и не было:
Ослепнешь, если в праздник их надеть.
Как будто опрокинулось полнеба
И звездами осыпало людей.

Они сумели встать над облаками,
Прославив и родную степь, и край.
И держат загорелыми руками
Над всей державой солнца каравай.

Неслучайно в качестве объекта изображения автором взяты люди Ипатовского района Ставропольского края: на протяжении многих десятилетий именно этот район наряду с Новоалександровским, Андроповским является лидером в выращивании хлебов, то есть кормильцем края и страны. Именно поэтому в голосе автора звучит такая нежность к «загорелым рукам» хлеборобов.
Поэт часто задумывается об истории тех или иных названий городов и сел, как, например, в стихотворении «Бурлацкие крыши»:

Степи. Не укрыться, не напиться,
Языком ворочаешь едва.
Крыши из зеленой черепицы
Издали зовут, как острова.
И спешишь к манящим крышам этим,
И глядишь на них из-под руки.
Может, так когда-то на рассвете
К Каспию шагали бурлаки…

Поэт подчеркивает необычный зеленый цвет черепицы, связывая его с оригинальностью фантазии местных жителей:

Только климат был и здесь неласков.
Но, живя мечтою давних лет
Безымянный фантазер в Бурлацком
Крыши обрядил в зеленый цвет.

Пусть, мол, каждый путник издалека
Видит их сквозь марево степей…

На самом деле в некоторых селах Благодарненского района принято было красить черепицу в зеленый цвет по той простой причине, что натуральная черепица быстро зарастает мхом, приобретая грязно-зеленый цвет. Поэтому на зеленом фоне мох, во-первых, не так был заметен, а, во-вторых, влага с окрашенной поверхности быстрее стекала, не впитываясь, а значит, и мох на черепице не задерживался. Этот забавный бытовой факт обрел бессмертие в творчестве талантливого поэта…
В стихотворении «Прасковея» поэт также размышляет над историей села, смыслом его названия:

От названья чем-то давним веет.
Что навеки в прошлое ушло.
И за что назвали Прасковеей
Это винодельное село?

Может, был веселый нрав у бабы,
Взгляд пьянил кого-то озорной.
Может, как вино кружила слабым
И нестойким головы весной.

Интересно, что часто в творчестве поэта, как в предыдущем стихотворении населенный пункт приобретает черты живого существа:

Я не был в Левокумском лет пятнадцать,
Сегодня время свидеться пришло.
И одного не ожидал, признаться,
Что в путь-дорогу двинется село.

Оно лежало в стороне от трассы,
Прижавшись к умирающей Куме.
И словно вдруг преобразилось разом:
Светлей, красивей стало и прямей…
….
Вздыхая здешний воздух полной грудью,
Вдруг понимаешь мудрость наших дней:
Далекое село выходит в «люди».
С разлукой это чувствуешь ясней.

Подобное ощущение – ощущение общения с городом как одушевленным существом – испытываешь и при чтении стихотворения «Благодарный»:

…Благодарный. За что тебя так
Нарекли? За какие заслуги?

Я ведь помню тебя и седым:
Не зеленым, а белым от пыли.
Здесь пески, заметая следы
Облаками по улице плыли.

В ночь дневные сияют огни.
Ты красивей с годами и лучше.
Но прошу я тебя, сохрани
Благодарную сельскую душу.

В стихотворении в нескольких строках очень достоверно описан облик города: он «белый от пыли». Действительно, цвет почвы в Благодарном имеет светло-серый, почти белый оттенок, не встречающийся в другой местности. Верно схвачена автором и другая особенность городка: частые пыльные бури, оставляющие ощущение песка во рту.
Очень интересно в плане описания быта, обрядов жителей Ставрополья стихотворение «Константиновские крылечки». Дело в том, что в некоторых селах Ставрополья узорно расписанные детали домов несли (и до сих пор несут!) дополнительную информацию: на ставнях часто присутствуют знаки солнца, воды, символы плодородия и т.п., играющие роль оберегов, отгоняющих нечистую силу. Особую роль играет крыльцо как граница «своего» и «чужого» пространства. Здесь огромное количество символов и примет: в некоторых районах на крыльце всегда стоит веник или метла, обязательно перевернутая, на крыльце расстилают шубу, встречая молодую мать с новорожденным, с крыльца, обязательно спиной вперед, провожают парня в армию.… В Константиновском расписные узоры на полу крыльца присутствуют там, где подрастает невеста в доме:

Не знаю, кем задуманные в прошлом,
Они – реклама. Видно по всему,
Коль на ступеньках красочна дорожка,
Невеста подрастает в том дому.

Минует свадьба с пением и пляской
И с пожеланьем счастья на сто лет.
И навсегда замажут коврик краской
В унылый, будто будни, серый цвет.

Не только быт, но и история запечатлена в поэзии Фатеева. Например, в стихотворении «Буденовские улицы»:

Здесь улиц имена строги и вески,
Живет в них революции пора.
По Ленинской, Октябрьской, Советской
Шумливая шагает детвора.

Здесь память о борцах неугасима,
И смерть не оборвала их маршрут.
Большевики Прикумья Павел Прима,
И Калабеков с Гирченко живут.

И юные душою не грубеют,
Чужую помня радость и беду.
Вот площадь, где Ивана Кочубея
Казнили в девятнадцатом году…

Особое место в творчестве Геннадия Фатеева занимает образ Красногвардейского района и села Красногвардейского. И это не случайно: именно здесь родился и вырос поэт:

Одних людей баюкали леса,
Других моря, как нянечки, качали.
А я в глуши «медвежьей» родился,
Где каждый день молитвою встречали.

Село Красногвардейское за свою историю сменило множество названий: оно называлось Медвежьим, Молотовским, и, наконец, Красногвардейским. Именно этот факт отражен в этом стихотворении.
Размышляя об истории названия села, Фатеев предлагает одну из версий в стихотворении «Красногвардейское»:

Затерянное испокон веков
Среди степей тоскливого безбрежья,
Лежало над рекой Егорлыком
Селение с названием Медвежье.

И каждый, уподобившись кроту,
В земле копался и не видел дали.
Односельчан моих за темноту
Медведями в округе называли.

Однако в годы Гражданской войны село стало центром Медвеженского фронта. Сотни земляков сложили головы, защищая идеалы революции и интересы простых селян:

Оно стояло с пальцем на курке.
С ним враждовали белые станицы.
И в помощь голодающей Москве
Крестьянин слал последнюю пшеницу.

Любовь к земле, ты – чувств больших венец,
Ты наши души наполняешь с детства.
И в честь таких солдат, как мой отец,
Село теперь зовут Красногвардейским.

Картины природы родного района, память о земляках, быт простых селян-хлеборобов – вот те темы, которые занимают значительное место в творчестве поэта. Например, реку Егорлык – одну из немногих в районе – автор описывает с особой любовью. Лирический герой размышляет об истории названия реки:

Что за Егор, каким он лыком шит,
За что его доселе помним с вами?
Стремительно несет в степной тиши
Речушка воду вспененную в Маныч.

На самом деле название «егорлык», по одной из версий, возникло под влиянием имени Егор из крым.-тат., чагат., азерб. agrilik “кривизна”, agri “кривой”, (ср. с турец. egrilik / igrilik “кривизна; изгиб; изогнутость”). Река тесно связана с историей района, с его людьми, и это ярко отражено в стихотворении:

Она видала здесь за много лет
И радости, а больше все же беды.
Здесь, на сухой медвеженской земле
В безумных битвах побеждали деды.

Потом сражались с засухой отцы.
А Егорлык мелел неотвратимо.
И карасей таскали мы, мальцы,
Из ям, заросших по колено тиной.

С открытием в Невиномысского канала в реку стала поступать вода из Кубани. И этот исторический факт нашел отражение в творчестве поэта:

Но помню день, хоть много лет прошло:
Просторный луг был полон от народу.
Встречало со знаменами село
Кубанью нам подаренную воду.

Истинной любовью дышат строки, обращенные к родной степной речушке:
Пусть ты немноговоден, невелик.
Но без тебя, наверно, было б туго.
Люблю тебя и славлю, Егорлык,
Как давнего и преданного друга.

Образ родной степи, нивы, поля занимает огромное место в творчестве Г.С.Фатеева. В миниатюре «Поля, поля, где от хлебов светло…» настроение лирического героя пронизано светлой грустью, тоской по родной земле:

Поля, поля, где от хлебов светло,
Где звезды над комбайнами лучатся.
Прости, мое заветное село,
Что мы с тобой встречаемся нечасто.

Здесь воздух, как парное молоко,
И тяжесть лет мгновенно пропадает.
А на душе спокойно и легко,
Как только на родной земле бывает.

И сколько б лет пургой не замело,
О каждом люди помнят, как о сыне.
Как хорошо, что есть мое село.
А без села и не было б России.

Почти по-есенински звучат строки о родной природе в стихотворениях Фатеева. Только у Есенина в пейзажной лирике присутствует образ девушки –березки как символ родины, а у Фатеева – девушка-акация. И это не случайно: именно это неприхотливое, устойчивое к засухе деревце распространено в степях Ставрополья:

Где нежными березками
Суровый край забыт,
Неяркая, неброская
Акация стоит.

Непросто здесь держаться ей –
Злой ветер, как тиран.
Стоит в степи акация,
Грустит по вечерам.

Весною ленту белую
Она в косу вплетет.
И руки огрубелые
Потянутся вперед.

Но друга не дождаться ей –
Суровые места.
Стоит в степи акация,
Земная красота…

Образ акации как символа степного края встречается и в других стихотворениях Фатеева: «Уже акации желты…», «Городок Благодарный» (Гроздья белых акаций //Смотрят в хлебное поле,//Льется в город вечерний аромат чабреца.//И на долгие годы// невозможно не помнить// Этот маленький город и большие сердца), «Акации цветут в Каясуле…».
Ставрополье – хлебный край, это не раз подчеркивает Г.С.Фатеев. Красногвардейский район – не исключение. Хлеборобам района посвящено стихотворение «Красный хлеб», написанное в 1978 году:

На взгорье, за мостом, что звали Рябым,
Где мы пасли мальчишками коров,
Ползут комбайны, как большие крабы,
Снимая золотую дань с паров.

Поэт прославляет не абстрактного передовика-хлебороба, а людей, реально существующих, живущих в Красногвардейском районе: Виктора Дедешко, Станислава Рубана, Нину Горбачеву, Татьяну Мартынову, Василия Губанова. Не зря хлеб назван красным: он добыт потом и кровью крестьян, простых сельских людей, живущих среди нас, «обмыт» кровью предков, защищавших район во время Гражданской и Великой Отечественной войн:

И умирали с верой в день прекрасный,
А хлеб вставал и колосился вновь.
И в том, что цвет пшеницы нынче – красный,
Наверно, дедов «виновата» кровь.

А красная пшеница – это сила,
По высшим ставкам плата за нее.
Наш хлеб – венец защитникам России,
В бою неравном падавшим в нее.

В селе Ладовская Балка Красногвардейского района особой любовью жителей пользуется песня на слова Геннадия Фатеева «Ладовская Балка». И это закономерно: в нескольких строфах поэт отразил и историю села, и отличительные особенности характера местных жителей, и природу:

Как старая седая бабка,
Из-под раскидистых бровей
Ты смотришь, Ладовская Балка
В лицо медвеженских степей.

Переселенцы были рады,
Что им так крепко повезло.
Они назвали балку Ладой,
А вместе с нею и село.

На самом деле существует еще одна версия о возникновении села: по имени полковника Ладова, который жил здесь во время Гражданской войны. В стихотворении нашли отражение суровые страницы истории Ставрополья:

То град, то засуха и голод
Стучали о крестьянский кров.
И дед мой умер на Николу
От голода в двадцать втором.

И дядька в тридцать третьем умер,
Семья, соседи и друзья.
Страна не поднимала шума,
Социализм хулить нельзя.

Фундаменты, как будто кости,
Еще торчат из-под земли.
Здесь никогда не буду гостем,
Здесь корни начались мои.

И все же в финале стихотворения звучат оптимистичные ноты, пронизанные любовью и верой в счастливое будущее села:

Я снова здесь. И мне приятно.
Дома нарядные стоят.
Как будто двинулась обратно
Вся биография твоя.

Не в юбилей и без подарка
Я приезжаю. Просто так.
Будь вечной, Ладовская Балка.
А Лада – значит красота.

Огромное место в творчестве поэта, как уже было сказано выше, занимает тема памяти. Стихи о «малой родине» – не исключение. Например, в стихотворении «Горит огонь бессмертья. Вечен блеск его…» Фатеев описывает мемориал погибшим землякам в центре села Красногвардейского:
Они вернулись. Каждый в бронзе высечен.

Стоят в строю бессмертном имена.
Гражданская взяла с собою тысячу,
И столько же – последняя война.

Они молчат и смотрят в поле дальнее,
Где над хлебами дымка, а не дым.
Родные к ним приходят на свидание,
Приносят им букеты, как живым.

Стихотворение «Скифский курган» также пронизано скорбью о погибших земляках, памятью о прошедших войнах:

И мы, мечтая, что свой клад откроем
С уроков убегали на курган.
Но вместо ожерелий и сокровищ
Нашли покрытый ржавчиной наган.

А рядом – алюминиевая ложка,
Листок, что напрочь тленом источен.
И стало нам не по себе немножко,
Как будто виноваты были в чем.

Стихи о «малой родине» Геннадия Фатеева пронизаны любовью и гордостью за свой родной край, район. Как сказал в предисловии к сборнику «Майский дождь» Георгий Свиридов, «здесь и история, и современная жизнь, красота степных просторов и, главное, люди, чьи горячие сердца и трудовые руки преображают край…». В одном из стихотворений Г.С.Фатеев мечтал:

И мне бы так дождем пролиться
В степи, у каждого двора,
Чтоб в чьем-то сердце возродиться
Ростками чуда и добра.

Деренская Оксана Валерьевна


В память о Геннадии Фатееве



Одному из домов краевого центра присвоили имя ставропольского поэта Геннадия Фатеева. Теперь об этом говорит мемориальная доска, которую власти Ставрополя и представители культурной сферы открывали накануне.

Ее разместили на доме, где жил поэт, а сейчас осталась его семья. Дочь Геннадия Фатеева, Наталья, говорит, что именно отец приобщил ее к журналистике. Он писал о войне, людях, селе. И только официально сочинил стихи к двумстам песням, плюс еще перевел произведения писателей Северного Кавказа.

Это его знаменитая фраза: «Твоими, Ставрополь, глазами глядит Россия на Кавказ. Его путали с Пушкиным и Лермонтовым. На открытии доски говорили, что Геннадий Фатеев внес большой вклад в литературу Северного Кавказа. Молодость, жажда жизни, задор — это называли символами того, что делал поэт. Благодаря таким людям, звучало, Ставрополь и зовется городом замечательных людей. В краевом центре уже сложилась традиция присваивать улицам, домам имена людей, вошедших в историю.

Валентина Солонина — 1-ый зам. главы г. Ставрополя:
«С одной стороны, это событие грустное, с другой — это вклад, чтобы все о них помнили. Это небольшая дань памяти».

Вячеслав Кашников — депутат думы г. Ставрополя:
«Открытие доски — это процедура очень бюрократически сложная. Но в данном случае она была всеми поддержана. Это говорит о том, насколько он любим и авторитетен».

Сейчас дочь Геннадия Фатеева собирается заняться тем огромным архивом, который еще остался от отца и издать сборник. Музей в его честь появится и на родине поэта, в красногвардейском районе. Возможно, и школа будет носить его имя.

Компания «АТВ-Медиа Холдинг», Программа «Город»


Источники:

Антропологическая проблематика в исторических и литературных источниках Ставрополья. Хрестоматия. Часть 1: поэзия. Ставрополь, 2009.

Деренская Оксана Валерьевна. «Малая родина» как текст в творчестве ставропольского поэта Геннадия Семеновича Фатеева // Электронный журнал «Современные научные исследования и инновации»

Наталия ФАТЕЕВА. Геннадий Фатеев – певец родного края // «Ставропольская правда» от 8 мая 2009 г.

В память о Геннадии Фатееве
Прикрепления: 8006448.jpg(15.5 Kb) · 0474444.jpg(26.8 Kb) · 7537756.jpg(22.7 Kb) · 9047878.jpg(18.5 Kb)


Eвгeния Poмaнoвa

Сборник "Перекрестье серебряных путей" ; Галерея "Уголок Ойген"


Сообщение отредактировал ойген - Вторник, 20 Мар 2012, 01:08
 
Литературный форум » Новости литературы, предстоящие и прошедшие события » Литература Ставрополья » Фатеев Геннадий Семенович (Поэт)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск: