Роль символов в творчестве Татьяны Никифоровой (на материале книги «Зеркало судьбы»)
19.12.2018 112 5.0 0


Книга «Зеркало судьбы» написана Татьяной Никифоровой для взрослого читателя. В её основу легли мифы, легенды и фольклор разных народов мира, причём всё это дополнено классическими историями в стиле братьев Гримм и Шарля Перро, а также библейскими мотивами. У автора получилось гармонично сочетать несочетаемое и придумывать лихие сюжеты, вытекающие один из другого и превращающие обычную историю в некий сказочный сериал, каждый эпизод которого, с одной стороны, связан с предыдущим, а с другой — имеет совсем иную независимую завязку и развязку, а кроме того, свой собственный вывод.

Книга рассчитана на подготовленного, сознательного читателя, в ней ничто не лежит на поверхности. Зерно истины непременно надо искать, внимательно и вдумчиво относясь к словам, анализируя символы и причинно-следственные связи. Иногда это оказывается затруднительно, так как сюжеты развиваются слишком динамично, краски невероятно ярки, картинки завораживают и создают головокружительный калейдоскоп перед глазами. Очень уж легко потеряться среди причудливых образов, утонуть в цвете и свете, раствориться без остатка в волшебстве.

Автор использует типичный для сказок слог, делая предложения нарочито несовременными и расставляя слова не так, как мы привыкли в устной речи. Как и многие подобные истории, начинается книга с рождения главного героя. «В стране Верлании в городке Логопуше, что неподалёку от стольного града Благрада, в семье горшечника по имени Гонтарь родился сын». Как мы видим, здесь идёт некоторое нарушение традиционных канонов. Мальчик появился на свет в вымышленном мире, который имеет своё название и собственную географию. Обычно авторы-сказочники избегают подобной конкретизации и ограничиваются «некоторым царством, некоторым государством» или безымянным королевством, что позволяет читателю представить, будто сюжет разворачивается у него под носом или происходил где-то в окрестностях, просто очень давно. Прорисовка географии мира типична, скорее, для жанра фэнтези, популярного сегодня и рассчитанного на более широкий круг читателей, нежели сказка.

Итак, Верлания. Правят в стране, как и положено, царь и царица. Естественно, тут монарх наделён целиком и полностью единоличной властью и не гнушается издавать очень странные законы. Вот почему, интересно, новорождённого малыша семь дней никому нельзя видеть под страхом изгнания? А как быть, если в гости к новоиспечённым родителям вдруг нагрянет особа царского рода, которой в гостеприимстве нельзя никак отказать? Впрочем, это откровенно сказочное противоречие, схожее с лёгким безумием по меркам мира реального, делает возможным лихо закрутить сюжет и добавить интриги в самое начало сериальной истории, которая дальше будет увлекать всё сильнее и сильнее.

Как же живут герои историй? Конечно, бедняки — в простеньких хибарах, а богатеи — во дворцах. Пока простой люд занимается традиционными ремеслами, лепит горшки из глины, рыбачит и т. д., власть предержащие разъезжают в роскошных каретах и одеваются в восхитительные наряды, от которых дух захватывает. Кареты, роскошные дворцы и прочие прелести подобных историй отправляют нас к западным классическим сказкам в стиле братьев Гримм, Шарля Перро и Ганса Христиана Андерсена. А они, как мы знаем, являются по большей части отражением исконного европейского фольклора, но в облагороженном и менее жутком, чем в оригинале, виде. Впрочем, не только сказочники прошлого используют подобные образы в своих произведениях, стремясь показать красивую жизнь и наполнить страницы волшебством. Можно также вспомнить более современные шедевры, придуманные сценаристами кинокомпании Дисней. Годы идут, эпохи сменяют друг друга, а дворцы и кареты всё ещё не вышли из моды, что мы видим и у Татьяны Никифоровой. Следует отметить, что данные символы богатства и власти неизменно попадают в цель и создают нужную атмосферу.

Помимо бытовой атрибутики, писательница заимствует из произведений классиков и другие артефакты, позволяющие проводить параллель и аналогии между её книгой и сказками, знакомыми из детства. Для примера можно привести волшебное зеркало, которое имеет немало общих черт с тем самым реликтом, которым любила пользоваться злобная мачеха всеми любимой Белоснежки: «Это было зеркальце вечной молодости. В полночь оно стирало из жизни, смотрящегося в него, время прожитого предыдущего дня. Нам неведомо было второе поистине ужасное его свойство. Тот, кто часто смотрелся в зеркало, незаметно для себя становился жестоким и эгоистичным. А Тея после свадьбы не выпускала зеркало из рук и повсюду носила с собой. Скоро она стала забывать зеркало в местах, где бывала, а это могло произойти где угодно, и слуги сбивались с ног в поисках зеркала. С каждым днём Тея становилась более жестокой, стоило им замешкаться. Её будто кто подменил».

Символичным является образ яблока, который можно встретить в библейских историях, где сладкий и сочный фрукт превращается в символ раздора, грехопадения и изгнания, что также неоднократно обыгрывалось в сказках. Опять же можно вспомнить Белоснежку, откусившую от заколдованного яблочка. Татьяна Никифорова хочет уйти от этого образа и наделяет своё яблоко противоположными свойствами. «Я хочу отдать тебе вторую половинку яблока. Но она не простая, а волшебная. Если кинуть её в реку, она превратится в лодку, а если в море — в корабль. Возьми её. Она твоя». С одной стороны, оно призвано служить благородной цели. Но есть и кое-что общее с канонным символом. Яблоко в «Зеркале судьбы», как и то самое яблоко Евы, становится ключом от двери в новую и неведомую жизнь. И только герой может решать, пользоваться им или нет, невзирая на последствия.

Ещё одним символом в сказке Татьяны Никифоровой становится кувшин, в котором мать прячет своё дитя, когда в дом горшечника внезапно приходит царица: «Ликея прижала заснувшего малыша к груди и в смятении поискала глазами, куда бы его спрятать, и тут её взгляд упал на кувшин, который расписывал муж. Ликея засунула ребёнка в кувшин, закрыла крышкой и обвязала горловину платком, как если бы сосуд был с вином». С одной стороны, кувшин — это символ чистоты и невинности. Он также ассоциируется с Девой Марией и Младенцем. При этом в Древней Греции кувшин обозначал могилу. Это повелось от схронов зерна, которые в кувшинах на зиму закапывали под землю. И в данном случае подобная трактовка также может быть использована, так как по сути для родителей младенец умер. Долгие годы им не довелось его видеть и не суждено было воспитать как собственное дитя.

Западный колорит создают и герои, которых можно найти на страницах. Есть тут маги, отличающиеся от добрых и злых волшебников из русского фольклора, и, конечно, пираты, гарантирующие приключения. Татьяна Никифорова не решилась делать их шаблонными «от» и «до». Естественно, по традиции «разбойничьи сердца со временем ожесточаются настолько, что они готовы за богатую долю добычи перерезать глотки друг другу». Но всегда остается место для исключения. Пират способен и на хороший поступок, например, спасти малыша, оказавшегося в бурных водах, и, рискуя собственной головой, доставить его в безопасное место. Таким образом, мы видим, что границы между Добром и Злом в произведении не настолько чёткие, как требуется для детской сказки, но достаточно очевидные для читателя взрослого, который не нуждается в доказательствах того, что дважды два — это четыре.

Помимо западных сказок, влияние которых на данное произведение очевидно, нужно выделить и влияние мифов. Особенно автор неравнодушен к историям древних греков. Свою книгу Татьяна Никифорова населила неведомыми существами: гигантскими спрутами, дивами о двух головах, морскими змеями. Баталии на океанских просторах, слуги-дельфины, подводные царства неописуемой красоты, — всё это невольно отправляет нас к любимым легендам и создаёт атмосферу, проникнутую волшебством, непредсказуемую и заставляющую верить в чудо.

Библейские мотивы в книге «Зеркало судьбы» встречаются неоднократно и не ограничиваются появлением символа яблока. Гораздо больше обращает на себя внимание отсылка к преданиям о Моисее. Главный герой, как и легендарный библейский персонаж, начал свое путешествие по жизни в полном одиночестве, выброшенный ради спасения жизни в воды бурной реки. «А быстрая река Виоса уносила, покачивая на волнах, брошенный в её воды кувшин с несчастным малышом внутри. Скоро кувшин подплыл к маленькой бухточке, как раз в то место, где русло реки делало крутой поворот. Увлекаемый течением, кувшин ударился о прибрежный валун и раскололся. Но судьба была милостива к полузадохнувшемуся малышу. Он зацепился пеленальной ленточкой за торчавшую из воды рядом с валуном корягу и не утонул».

Книга Татьяны Никифоровой «Зеркало судьбы» — пестрый микс разных стилей и направлений, непохожих друг на друга образов и символов, взятых у разных народов и разных эпох. Она, как лоскутное одеяло, состоит из множества кусочков, которые соединяются под причудливыми углами в хаотической последовательности, в итоге образуя нечто целостное и законченное, что с равным правом может называться сказкой или фантазией — в зависимости от предпочтений читателя и его готовности учиться на примере героев или переживать приключения в их необычной компании.


Л. А. Калинина, канд. филол. наук, доцент

ФГБОУ ВО «Глазовский государственный педагогический

институт имени В. Г. Короленко»

Купить сказки для взрослых «Зеркало судьбы» вы можете в магазине #Книга
 




Теги:образы, библейские мотивы, критическая статья, СИмволы

Читайте также:
Комментарии
avatar