Прабабушка фантастики
24.12.2018 122 5.0 0


Фантастика – один из самых популярных в наше время жанров литературы и кино. В тоже время это едва ли не самый молодой из них.

Между тем, корни фантастики очень и очень старые. Они берут своё начало из фольклора, точнее, из волшебной сказки, которую можно назвать своеобразной прабабушкой фантастики.

Главной жанровой особенностью любой сказки является установка на вымысел. А сказка волшебная имеет ещё ряд отличительных черт, выделением которых занимались многие учёные, в частности, Владимир Яковлевич Пропп. Он проанализировал более сотни волшебных сказок и выявил определённые элементы сюжета, обязательные для этого жанра (Пропп назвал их функциями действующих лиц). Ниже мы рассмотрим, как эти функции реализуются в классической и современной фантастике. Начнём с классиков, а потом перейдём к современникам.

 

Первым произведением в жанре фэнтези традиционно считается трилогия «Властелин Колец» Толкиена, которая была опубликована во второй половине минувшего века (а именно в 1954-55 гг.). А вторая волна интереса к фэнтези пришлась на конец века XX и не спадает по сей день.

 

Сказка обычно начинается с некоторой исходной ситуации. Перечисляются члены семьи, или будущий герой (например, солдат) просто вводится путём приведения его имени или упоминания его положения. Вслед за начальной ситуацией следуют функции: один из членов семьи отлучается из дома, чаще всего отлучаются лица старшего поколения (с этой функцией у Толкиена соотносится путешествие Бильбо с гномами, коротко упомянутого во вступительной части трилогии и подробно описанного в романе «Хоббит, или Туда и обратно», точнее, в главе «Загадки в темноте»). К герою обращаются с запретом, причём запрет этот всегда нарушается (эту сказочную функцию реализуют разные персонажи, например, Пин, когда заглядывает в палантир). Вслед за нарушением запрета в сказку вступает новое лицо, которое Пропп называет антагонистом героя (вредителем). Его роль – нарушить покой счастливого семейства, вызвать какую-либо беду, нанести вред, ущерб. Противником героя может быть и змей, и чёрт, и разбойники, и ведьма, и мачеха, и др. персонажи. В трилогии Толкиена нет ни беды, ни недостачи, но есть угроза уничтожения всего Средиземья. В роли вредителя при этом выступает Чёрный Властелин Мордора Саурон и, в некоторой мере, Саруман. К этому магу-предателю и можно отнести часть функций, согласно Проппу, относящихся к антагонисту.

Антагонист пытается произвести разведку (Саурон захватывает Горлума, желая выпытать у него местонахождение кольца); Антагонисту даются требуемые сведения (Саурон узнаёт о том, что кольцо находится в Уделе); Антагонист пытается обмануть свою жертву, чтобы овладеть ею или её имуществом (обмана как такого в трилогии нет, но Саруман посылает орков в погоню за хранителями).

Следующая «функция вводит в сказку героя. Если похищается девушка и исчезает с горизонта её отец, и вслед за девушкой отправляется на поиски Иван, то героем сказки является Иван, а не похищенная девушка. Таких героев можно назвать искателями». В соответствии с этим, Хранителей Кольца тоже можно назвать искателями. Беда или недостача сообщается, к герою обращаются с просьбой или приказанием, отсылают или отпускают его. (Гендальф рассказывает Фродо об опасности Кольца). Искатель соглашается или решается на противодействие (Фродо решает покинуть Удел в соответствии с терминологией Проппа, этих девятерых тоже можно назвать своеобразными искателями). Герой покидает дом (Пропп даёт этой функции определение «отправка»). «В некоторых сказках пространственное перемещение героя отсутствует, наоборот, отправка усиливается, ей придаётся характер бегства» (Фродо продаёт оставшующую в наследство от Бильбо усадьбу и покидает Удел).

Далее «в сказку вступает новое лицо, которое может быть названо дарителем или, точнее, снабдителем. Обычно оно случайно встречено в лесу, на дороге и т. д. От него герой получает некоторое средство (обычно волшебное), которое позволяет впоследствии ликвидировать беду. Но прежде, чем происходит получение волшебного средства, герой подвергается некоторым очень различным действиям, которые, однако, все ведут к тому, что в руки героя попадает волшебное средство. Герой испытывается, выспрашивается, подвергается нападению и пр., чем подготовляется получение им волшебного средства или помощника (в Лориэне Владычица Галадриэль предлагает Фродо и Сэму заглянуть в Зеркало, которое показывает непрошенное, причём увиденное может быть и хорошо, и плохо, и полезно, и нет, и предлагает хранителям отказаться от своей миссии за исполнение самого заветного желания каждого). Герой реагирует на действия будущего дарителя (хоббиты заглядывают-таки в Зеркало, а хранители остаются верными первоначальному выбору). В распоряжение героя попадает волшебное средство, с помощью которого ликвидируется беда или недостача (на прощание Галадриэль дарит хранителям разные пригодившиеся им впоследствии предметы, в частности, Сэм получает шкатулку, содержимое которой позволяет вернуть плодородие земле Хоббитании); Герой переносится, доставляется или приводится к месту нахождения предмета поисков. Чаще всего эта переправа происходит по воздуху, герой летит верхом на птице или же в образе птицы, чаще всего относящийся к отряду соколиных (Фродо и Сэм улетают из разрушающегося Мордора на спине орла). Герой и антагонист вступают в непосредственную борьбу (Арагорн заглядывает в палантир, Гендальф вступает в словесный поединок с Саруманом, Эовин сражается с назгулом); Героя метят (эту функцию, в первую очередь, реализуют раны Фродо, полученные от меча назгула, жала Шелоб и зубов Горлума, шрамы, появившиеся на лбу у Мерри, больше всего соответствуют сказочному клемению). Антагонист побеждается (Кольцо, в котором заключена жизненная сила Саурона, бросается в Ородруин, король назгулов гибнет, Саруман лишается жезла). После того, как начальная беда или недостача ликвидируется, герой возвращается. «Но это бывает далеко не всегда. Сказка заставляет героя пережить новую беду». В этом случае герой неузнанным прибывает домой или в другую страну (так, в главе «Белый всадник» хранители принимают Гендальфа за Сарумана). Герой вступает в брак и воцаряется. «Иногда герой только женится, но невеста его – не царевна, воцарения не происходит» (Сэм женится на Рози).

Кстати, в образе Сэма воплощаются черты волшебного помощника, так называемого благодарного животного: Сэм подслушивает разговор Гендальфа с Фродо, попадается, просит хозяина не позволять разгневанному магу причинить ему вред (так же, как в сказке животные просят героя о пощаде), и Гендальф позволяет Сэму сопровождать Фродо. Мотив пощады объединяет Сэма с Горлумом, который тоже выступает в роли волшебного помощника, когда показывает хоббитам обходную дорогу в Мордор. Горлум же и (пусть и случайно) уничтожает Кольцо (что, в конце концов, отказывается сделать Фродо), подобно тому, как волшебный помощник выполняет за героя самые трудные задачи.

 

Приведённые выше примеры доказывают, что молодой жанр фэнтези восходит к древнему жанру волшебной сказки. И это не значит, что авторы романов в жанре фэнтези намеренно используют в своих произведениях сказочные элементы. Заимствование вполне может быть неосознанным. Ведь все писатели когда-то были маленькими, и первую сказку вполне могли услышать ещё до того, как научились говорить. И сюжетные схемы могли осесть где-нибудь в подсознании. Ведь сказки различных народов построены по одной схеме, и среди них очень много похожих. А когда человек, уже будучи более или менее взрослым, берётся за перо с намерением написать что-то фантастико-приключенческое, сказочные мотивы сами собой всплывают в голове (сужу по собственному сочинительскому опыту).

 

Сказка и обряд инициации

Но и сама сказка тоже не из пустоты возникла. Она тесно связана с так называемым обрядом инициации, распространенным в первобытном обществе. Под инициацией обычно понимается совокупность обычаев, связанных с вступлением юношей и девушек во взрослую жизнь. И переход этот осуществлялся очень быстро. Вчера исполнилось одиннадцать-двенадцать лет, сегодня провели обряд, и завтра все тебя считают взрослым. Отныне ты обязан принимать участие в трудовой деятельности (ходить на охоту, или, допустим, выделывать шкуры, в зависимости от пола) и можешь вступать в брак (вот почему очень многие сказки кончаются свадьбой). С точки зрения современного человека рановато ещё. Но в те далёкие времена продолжительность жизни была значительно короче, чем сейчас. По мнению палеонтологов, наши первобытные предки жили в среднем лет тридцать-тридцать пять, а шестидесятилетний человек уже считался долгожителем.

Как проходил обряд инициации? Конечно, у каждого племени были (а кое-где и есть) свои традиции. Но, как правило, обряд проводился в специально отведённом месте, чаще всего в лесу. «Там, где нет леса, детей уводили хотя бы в кустарник», – пишет Пропп. Вот почему во многих фэнтези непременно присутствует лес, во всяком случае, у Толкиена часть событий происходит как раз там. В первобытно-общинном обществе выход за пределы своей территории приравнивался к переходу на тот свет, а сама инициация – к символической смерти. Поэтому обряд этот (особенно у мальчиков) был связан с физическими испытаниями, в частности, голоданием, нанесением ран (отсюда пошла сказочная функция клеймения). Иногда инициируемые должны были продемонстрировать свои физические качества, ловкость и силу, например, залезть на столб и кукарекнуть (так было у древних славян). В чем смысл кукареканья? Можно предположить, что таким образом осуществлялось символическое превращение инициируемых в птиц (в некоторых сказках это превращение видоизменилось в перелёт по воздуху). Инициация также включала в себя обучение традициям и мифам племени. В сказках полученные знания превратились в волшебные средства, а шаманы и жрецы – в дарителей. А после прохождения обряда повзрослевших юношей переодевали в новую одежду и давали им новое имя (отсюда сказочные функции трансфигурации и неузнанного прибытия). Таким образом, символически умерщвлённые юноши возрождались уже взрослыми и начинали новую жизнь. А самое главное, что сам обряд необходимо было держать в тайне от посвящаемого. Поэтому с помощью сказки родители пытались предупредить детей о том, что ждёт их по достижении определённого возраста.

В наше время обряды инициации не проводятся в большинстве стран. Но дети-то по-прежнему взрослеют. Не только физически, но и психологически. И чтение тоже способствует взрослению, учит чему-то, подаёт пример для подражания. Юные читатели как бы отождествляют себя с героями любимых книг. Впрочем, фантастику и фэнтези читают не только дети и подростки, но и взрослые. А духовное взросление, своеобразная «внутренняя инициация» возможна в любом возрасте. Так что сказочные функции находят отражение не только в фэнтези, но и в литературе других фантастических направлений. Да и не только фантастических, но и вполне реалистичных. Вспомните «Трёх мушкетёров», например. Или «Капитанскую дочку». Если мыслить совсем уж глобально, то вся проза, по крайнем мере, приключенческого плана, так или иначе, выросла из сказки. А в сказках в иносказательной форме заложена мудрость народная. Не зря классик писал в своё время, что сказка – ложь, да в ней намёк, добрым молодцам (и красным девицам) урок. К фантастике и фэнтези это тоже относится. Так что, несмотря на развлекательную форму, книги этих жанров могут быть вполне серьёзными.

Ладно, с классиками разобрались. Но где же разбор современников?  А это уже тема отдельной статьи. И героями её вполне могут стать Ваши фантастические книги, наши уважаемые авторы.

P.S. Пользуясь случаем, хочется поздравить всех, кто отмечает Рождество по юлианскому календарю, с наступающим праздником! И пожелать уютного и тёплого сочельника.

 




Теги:статья, фантастика, Пропп, Толкиен, сказка

Читайте также:
Комментарии
avatar