16+ ЕГИПЕТСКАЯ НОЧЬ Глава 2
14.12.2018 79 0.0 0


С удовольствием откусывая кусочек вареного мяса, я тихо сидела за столом у окна, и виднелась мне терраса, а за нашим забором дома соседей. Были это старые домишки с неприметными постройками, нуждающиеся в капитальном ремонте.Но, если судить по нашему району, с убитыми дорогами, старыми постройками, то и его жители в таком же плачевном состоянии. Не сказать, что всё так плохо, пару домов были очень хорошенькими и радовали глаз.
Наш двухэтажный дом тоже нуждался в ремонте, но при этом всём было всё чисто и построено неплохо. Двор занимал сарай для кур, а рядом с ним конюшня с двумя конями, которых папа брал в долг и всё никак не мог расплатиться, ещё у него была старая машина, у неё давно облезла голубая краска. Свою машину папа любил так же, как хороший ужин, брал деньги в долг и ремонтировал её изо дня в день.
В этот вечер наш дядя пришёл в гости с поздравлениями для старшей сестры и при разговоре напомнил отцу о долге, папа, как обычно, говорил, что скоро всё вернёт.
Ему очень везло, что люди терпеливо ждали своих денег.
Мама закончила дела на кухне, время было где-то около девяти вечера, единственные часы стояли в гостиной. Она сняла с себя фартук и поспешно направилась в гостиную. Я последовала за ней, но осталась стоять за дверью.
Гостиная наша была просторной, места для гостей было много, большой диван занимали дядя и Али, папа же расположился в своём кресле, а посередине находился маленький деревянный столик, его папа сделал сам, на столе стояла еда и разные сладости. Али с удовольствием ел всё, что ему хотелось. Две маленькие сестрёнки пытались подойти к столу и отведать всего, но это разозлило отца, и он приказал старшей дочери увести детей спать. Маленькие дети ещё не понимали всей строгости в этом доме, им было непонятно, почему им всегда отказывают в одном финике, со слезами, но тихо, дети, держась за руки старшей сестры, пошли в комнату.
Жестокость отца меня давно не удивляла, а вот мамино безразличие изумляло всё больше. Совершенно спокойно она сидела в кресле и не обращала внимание на плачущих детей, а они часто плакали, когда их брат лакомился финиками, а они нет.

– Знаешь, мне кажется, тебе не нужно покупать ещё одну лошадь, – говорил дядя.  На что же ты будешь их кормить?

Отец цокнул.

 Зулейха должна попросить махр.
(Махр – брачный дар невесте)

Дядя издал смешок.

– И что же просит Зулейха?

Отец обернулся на кресле через плечо:

– Зулейха?!

– Она укладывает детей спать, не кричи... – тихо попросила его жена.

Отец выпрямился.

– Что она решила просить?

– Не знаю,она ничего мне не говорила...

– Так пойди и узнай!

Мама встала и со вздохом ушла к детям.

Я стояла за дверью и не могла войти в гостиную, нам не разрешалось сидеть среди взрослых. Мне нужно было пройти в комнату сестёр, но проходить нужно было через гостиную.
Мне оставалось только вернуться на кухню, где я привела всё в порядок, а после мне захотелось побыть на террасе. Ночь уже коснулась нас, и в этой темноте меня никто не мог разглядеть. Я отошла так, чтобы меня не видел папа через открытые окна.
Разговоры о лошадях, брачном даре и о деньгах продолжались и доносились до меня.

«Жизнь, не так уж и хороша,  думала я в моменты одиночества. – Всё в ней однообразное и пустое... Что же ждёт меня?»
Плохие мысли о моём плохом исходе жизни пугали меня, не хотелось бы закончить жизнь, как закончила её наша соседка или те молодые девушки и женщины, которые всю свою жизнь сидят дома взаперти.
Совсем недавно я услышала разговор мамы и тёти. Они обсуждали соседку. Молодая девушка встречалась с одним мужчиной, тайно. Но их отношения скрыть не удалось, и в один ужасный день девушку побили до смерти и заточили в комнате, где она коротает дни без полноценной пищи.
Боялась я представить, что и меня могут так вот закрыть до старости. Страх отступал, когда мои мысли переходили на жизнь людей из книг, я читала то, что могло не понравиться моим родным. По сути, я почти что вела себя нехорошо, как наша соседка, но я просто читала романы. Книги мне давала родная тётка, она работала прислугой у богатых людей и оттуда приносила мне книги. Иногда и мама зачитывалась ими, делала она это незаметно в детской комнате, когда дом погружался в тишину, и все мы уходили спать.

– Там жизнь совсем другая, – говорила мама за готовкой еды. – Не то, что у нас. Наше дело  выйти замуж, родить детей и прислуживать всем. Но ты не грусти, может, тебя возьмёт в жёны хороший человек.

Больше всего я не хотела выходить замуж за человека из нашего общества. Хотелось, чтобы в моей жизни появился хороший, добрый и любимый мужчина, как в тех самых книгах.
Как говорил отец, запад заманивает нас, но он не знал, что меня заманила любовь, отношения между мужчиной и женщиной из европейских книг.
В той жизни всё совсем иначе, люди общаются между собой не так агрессивно, как у нас дома, семьи дружные, дети учатся и видят мир, муж любит свою супругу, а она любит его. Есть у них взаимопонимание и уважение...
Мне хотелось высказать маме, как я ненавижу нашу жизнь! Мы с детьми ничего не видели, не знали, что такое радость детства, как можно беззаботно проводить время, играть и ходить в парки...
Не было у нас таких чудес, как писали в книгах.
И мне нужно было подстраиваться под наши обычаи и помнить, для чего я здесь нужна.
Как же я мечтала убежать далеко-далеко, чтобы никто не смог найти меня потом. Не видеть наших людей, не слышать крики отца, сплетни соседей о женщине и мужчине, которые тайно встречались, после таких разговоров отец жестоко делал нам напоминание, что если мы с сёстрами будем вести себя плохо, как те гулящие женщины, он просто нас закопает в земле.
Мужчине за его нехорошее поведение ничего не грозило, ему позволялось абсолютно всё. И пусть мужчина совершает мерзости с женщиной тайно, ему прощались эти похождения. А вот женщине нет.
Мой брат рос именно таким, которому всё прощалось и дозволялось. Когда он вырастет, то наверняка станет вести себя, как все мужчины.
Мне становилось плохо от одной этой мысли.
Мой брат такой же, как все эти мужчины...

А мои дети?

Я боялась думать, что мои дети будут такими же противными. Я не хотела сыновей и не хотела дочерей.
Как они будут жить, мои дочери, что их ждёт в будущем?
Впрочем, всё то же, что и нас..
Я тяжело вздохнула, человек начитанный услышал бы в моих тяжёлых вздохах всю боль и усталость. Здесь же могли подумать, что я лентяйка и только делаю, что вздыхаю.
Глупые люди с несчастным существованием, которые не видят ничего дальше носа.
Мне не с кем было поговорить, у меня не было подруг.
Хотелось мне обсуждать жизнь других стран, людей, образования и всего прочего.
Но, жаль, подруг у меня не было, и делиться своими знаниями я могла только с собою. Книги учили меня всему, что нужно человеку. Они учили правильной разговорной речи, этике, научили меня разбираться в людях.

Я стояла на террасе, когда мои раздумья нарушил голос отца. Снова он говорил о своих лошадях, ему так хотелось купить ещё одну, и сделать он это намеревался на приданое старшей дочери.
Он кричал, что столько лет кормил свою дочь, что она обязана дать часть денег ему. Дядя не воспринимал его слова всерьёз, он всегда скептически относился к его словам. Говорил, что наш отец слишком вспыльчивый и принимает необдуманные решения. Ему бы терпения, как у него самого, говорил дядя.

– Продай лошадь и верни мои деньги.

– Верну я тебе твои деньги, – отец говорил это второй год. – Возьму денег с махра Зулейхи и отдам тебе твои деньги!

– Хорошо.

– А потом, может, и Сальма выйдет замуж,  говорил папа. – И с её махра всё верну. У меня много долгов.

– Ага.

Дядя вздохнул. Наверно, он устал слышать пустые обещания своего родственника и потому не ругался с ним.
Али сидел с ними.
Я услышала его голос:

– Папа, а Сальма кричала на меня.

Стоя на террасе, я сжала руки в кулачки и подумала про себя, какой же Али ябеда, как девчонка ведёт себя.

– Папа, скажи ей, чтобы она не кричала на меня! – потребовал Али.

– Замолчи,  раздражённо сказал отец. – Не мешай мне, иди лучше спать. Быстро!

Али фыркнул и своими широкими, тяжёлыми шагами ушёл к себе в комнату.

– Хорошо, – сказал дядя, – не буду тебя задерживать. Уже поздно, меня семья ждёт.

– Хм, ты слишком мягок к своей семье. Твоя жена и дочь слишком свободно ведут себя, тебе это боком обернётся. Зачем твоя жена работает, не понимаю...

– Она работает среди женщин.

– Лучше бы дома сидела. Смотри, сколько работы по хозяйству!

– Нам не на что жить, – спокойно ответил ему дядя. – Вот поэтому нам и приходится всей семьёй работать. Тебе бы тоже не помешало работать на постоянной работе, и Али тоже, он уже не мал.

– Али?Он ни на что не способен.
– Твоя вина.

Я услышала, как они встали, и быстро зашла на кухню.

Отец проводил дядю до калитки, попрощался с ним и вошёл в дом.

Я стояла у стола и вытирала посуду, хотя она уже высохла, пока я мечтала, и при этом слышала их разговор с дядей:

– Что ты здесь делаешь?

Я напряглась.

– Ты хорошо убрала в конюшне?

– Да.

– Смотри, увижу, что как попало, получишь, – он потряс своим длинным указательным пальцем и смотрел на меня сердито из-под густых бровей.

Я посмотрела прямо ему в глаза.

Папа говорил мне, что я похожа на маму, но характером не удалась.

– Иди спать, – приказал он.  Быстро!

Я положила салфетку в шкаф и ушла в свою комнату, которую делила с Зулейхой.

Когда я вошла, то заметила, что сестра не спала. Лежала на спине и читала книгу. Заметив меня, она с облегчением вздохнула:
– Ты напугала меня. Папа уже спит?

– Почти...  z села рядом с ней и напомнила, что в тусклом свете свечи она может ослепнуть, но сестра заверила, что с ней ничего не случится.
– Что читаешь?

– Не могу понять, что... – вздохнув, она положила книгу под подушку.  Голова забита другим. Ты не забудь забрать книгу, а то папа устроит нам.
Зулейха легла на бок и потушила свечу, что стояла на на старом шкафчике.
В этой глубокой темноте я задумчиво устремила взгляд в окошко. До меня еле доносился далёкий лай собак и далёкий шум моторов машин, где-то неподалёку в ночное время устраивали гонки молодые люди.
Мне хотелось спать, и прежде чем лечь в постель, я умылась чистой водой из кувшина над маленьким тазиком, потом вытерла лицо и руки салфеткой. В этой темноте я научилась брать и возвращать вещи на свои места.
Я понимала, что завтра нас ждёт трудный день, и нужно скорее поспать.
                          ***
Наше утро наступало сразу, как только начинал кукарекать петух.
Первым делом мне нужно было напоить и накормить животных в сарае, в конюшне, и только потом я могла пойти завтракать.
После завтрака на мне была обязанность чистить и мыть конюшню от навоза, затем чистить курятник и двор, а двор был не маленький.
Старшая сестра помогала матери готовить блюда для гостей, сегодня сестра выходила замуж.
Недавно были в гостях её жених и родственники. Они обсуждали детали жизни молодых и, как оказалось, жить они будут в доме его родителей. Нашего отца это совсем не интересовало, главное для него было, чтоб Зулейха ушла из дома, и ему не придётся её кормить, а потом он говорил, что нужно выдать замуж и меня. И чтобы мы не приходили домой, говорил он. Если даже мужья нас будут бить.

– Лучше я буду терпеть мужа, чем его крики,  говорила Зулейха своей матери. – Он орёт с утра до ночи. Мне надоел он уже!
На кухне было три человека.
Зулейха и мама готовили еду, а тётя сидела за столом и раскладывала сладости по тарелкам. Она не имела привычку вмешиваться в разговоры и потому молча сидела, пока к ней не обращались.
Тётя была старше мамы, но выглядела моложе, хоть её фигура с возрастом заметно изменилась, но эта пышность её не портила, мама была немного худее тёти.
– Сегодня ты уйдёшь,  говорила между тем мама дочери,  и тебе не придётся слушать его вопли.
– Он даже гостей не стыдится! – воскликнула Зулейха.
– На кого он кричит? – спросила мать, не отрываясь от дел.
– На Сальму!
– Скоро младшие подрастут и будут делать работу по хозяйству. Сальме не придётся делать всё одной.
– Тётя, – обратилась к ней Зулейха. – Подыщите для Сальмы мужа?
– Сальма выйдет за Ахмада.
– Бедная твоя дочь, – сказала тётя. – Ахмад убьёт её...
– Зачем ты так?! – бросила мать на сестру осуждающий взгляд.
– Тётя с дядей найдут мужа для Сальмы, не переживай, мама. Мне ведь они нашли.
Она посмотрела на тетю с благодарностью.
– Нужно будет постараться, чтобы найти хорошего мужа. Я займусь этим.
– Может, ещё попросишь своего мужа, чтобы он нашёл работу для своего брата?
– Твой муж не привык работать постоянно. И он у вас больной.
– Да, – согласилась мама. – Но наши запасы на исходе. Денег совсем нет, а продавать своих скакунов он вовсе и не собирается!..
– Почему бы тебе не работать?
– Что ты! Я не могу оставить дом и детей. И мой муж никогда не пустит меня работать служанкой.
– Одной египетской семье требуется служанка. Дочь богатого и уважаемого господина нуждается в личной прислуге.
Они очень богаты? – спросила её Зулейха.
– Очень, – ответила тётя.  Отец египтянин, а мать англичанка.
«Что?» – в полном недоумении спросили мать и дочь.
– Как так? – удивилась мама. – Как он женился на ней?
– Знаешь, моя дорогая сестра, он богат, и она тоже, и никто не может им перечить.
Тётя улыбнулась и съела один финик.
Сальма вошла на кухню, вид у неё был измученный. Девушка обслуживала женщин и поглядывала за всеми детьми. Али и Ахмад обслуживали мужчин, а отец сидел с гостями.
Мужчины и женщины сидели отдельно, так было принято.
– Сальма, представляешь, египтянин женат на англичанке?!
– Зулейха.
Я посмотрела на сестру с укором.
– Это правда, – подтвердила мама. – Но давайте тихо. Если ваш отец услышит, что мы обсуждаем, то нам несдобровать!.
– Тётя, это правда?
Я не могла поверить своим ушам. Казалось это какой-то шуткой, и мама с сестрой просто хотели проверить меня. Я подошла ближе к тёте, она улыбчиво смотрела на меня:
– Да, правда. Один уважаемый господин привёз свою семью на родину. Здесь у него работа, и вот его дочери нужна служанка. Но твоя мама не хочет у них работать.
– Пусть Сальма у них работает! – вставила Зулейха
– Нет, – отрезала мама, – отец не разрешит. Не говорите ему ничего.
– Платят там немалые деньги, – продолжала тётя, глядя на меня. – Будешь хорошо работать – будешь много денег получать.
– Да, нам бы не помешали деньги, – вдруг сказала мама.
– Нужно будет прислуживать молодой девушке...
– Тётя, я хочу пойти туда работать!
Я смотрела на тётю умоляющим взглядом.
Мама говорила замолчать мне и идти к женщинам обслуживать их. Но мне этого не хотелось, мне хотелось пойти работать к этим людям и вырваться из этого дома.
– Хорошо, я скажу им о тебе...
– Для начала нужно сказать отцу!
– Мама, тётя поговорит. Правда?!
– Конечно! Мы с моим мужем уговорим его отпустить тебя работать.
– Нехорошие вещи ты нам предлагаешь... – недовольно сказала мама. – Только скандал начнётся, и всё!
– За это не бойся, мы напомним ему о большой сумме, которую он нам должен, и он не станет орать.
Я решила выйти в другую комнату, мне хотелось уединиться, чтобы никто не видел моей улыбки на губах.

Отправилась я в спальню, терраса была занята мужчинами, и у меня не было возможности выйти в сад.
Моё сердце от радости колотилось в груди, а улыбка всё не сходила с губ.

Неужели я вырвусь из этого дома?! Моя радость затуманила мой разум, и я не понимала всю сложность дела. Не волновало, как отреагирует отец, что скажет и, может, сделает.
Я молила Бога, чтобы у меня получилось уйти работать, чтобы меня приняли эти люди. И тогда, тогда я узнаю, что такое жизнь среди богатых и уважаемых людей.
Эти люди рисовались мне в самом хорошем свете.
Я не знала и не видела ту семью...
Моя душа просто хотела вырваться из мрачного и недоброго окружения.

И знала бы я наверняка, что ждёт меня впереди...

Продолжение следует....
Глава 1



Свидетельство о публикации № СП-40644 от 14.12.2018.

Теги:любовный роман, египет

Читайте также:
Комментарии
avatar