Рифмы города - Страница 3 - Литературный форум
ГлавнаяРифмы города - Страница 3 - Литературный форум
[ Обновленные темы · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 3 из 4
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • »
Литературный форум » Работа издательства, публикации » Тематические альманахи » Рифмы города (Альманах городской лирики)
Рифмы города
redaktorДата: Пятница, 29.06.2012, 11:50 | Сообщение # 1
Гость
Группа: Администраторы
Сообщений: 4913
Награды: 100
Репутация: 264
Статус:
Дорогие авторы! По предложению участницы МСТС "Озарение" Алисы Знакомой открываем набор произведений в альманах городской лирики "Рифмы города".

Алиса Знакомая - редактор проекта: "Ведь город подчас является не только фоном событий, но их главным героем. Город живет, дышит, меняется и все это находит отражение в произведениях многих, если не всех, прозаиков и поэтов. И каждый город уникален, как и автор, описавший его. Учитывая географию авторов сайта, думаю, что это просто неохватный объем информации".

Здесь в теме оставляйте не больше 1-й подборки стихотворений. И свои данные: Фамилию, имя, город, адрес эл. почты. Повторные посты не рассматриваются. На предмет публикации редакция свяжется с вами!
Произведения должны быть только авторские! Ссылки на страницы не рассматриваются.
Авторские гонорары и бесплатные экземпляры не предусмотрены.

Формат издания - А5, до 200стр., тираж - 300 экз.

Большая просьба ко ВСЕМ авторам: указывайте имя, город и электронный адрес! Это оградит Вас от ненужной, лишней переписки с редактором.


Литературный консультант, рекомендации по продвижению, грант на издание книг redactor-malkova@ya.ru
 
gipsylilyaДата: Пятница, 06.07.2012, 18:44 | Сообщение # 51
Группа: Удаленные





Лилит Мазикина

Москва, khamoro@yandex.ru

Не знаю, почему: в "моём" городе почти всегда - ночь.

Город

Розой упала багровая шаль
заката,
в окнах звеня древнейшей тревогой
крови.
Ночь начищает морозом свои
дукаты,
тучами сивыми пряча глаза
коровьи,
а за подол её держится кроха-
город,
вшивый машинами и от весны
чумазый.
Чем-то он ей, сопливый и мрачный,
дорог:
лунный надела на ручку фонарь
от сглаза.

Перстень (Колыбельная)

Глазки закройте и слушайте: сказки
Шепчут за шторой ветра.
Катится месяц перстнем цыганским
Песенного серебра.
Клён под окном красит листья утайкой,
Чтобы с утра повстречать
Новым нарядом летучие стайки
Нежных девчат-облачат.
Ветки неловки, и падают листья
Бабочкиным крылом.
Старый фонарь мотыльками чистит
Лампочное стекло.
Туча себя потихоньку месит.
Лужи лежат по дворам.
Катится, катится перстень-месяц.
Спите, давно пора.

Сегед

Сегед не сед, хотя и давно пора.
В запахе паприки пряником встал собор.
Ратуша будто готова принять парад -
строго наряжена. Видно - горда собой.
Тиса тесна себе в берегах. Течёт,
впрочем, охотно - ей же к теплу, на юг.
Дивный дворец округлым ведёт плечом,
ночь отводя фонарями. Не признают
дети столетья нашего темноты -
стыло ей стало и мало на свете мест,
фронт её прорван, и слаб, ненадёжен тыл,
в славу её переулки не служат месс...
Только один всегда ей в городе рад -
в кротких объятьях её до мерцанья бел;
страстный любовник, ласковый нежный брат
и утешитель в эту годину бед.

Ночь улыбается, разом помолодев.
Ночь говорит ему: пальцы твои - рай.
Ночь умоляет: вот твоя скрипка - играй,
плакать не буду, хоть меня всю изрань!
Он ей молчит: это только для дев.

Сегед не сед: старый университет
вечную юности плещет вовне волну.
Смотрит на девушек и сожалеет скрипки поэт,
что ни одна не смогла разбудить струну.

Тени

Иди себе, путник, мимо. Иди себе, путник, прочь.
Что тебе делать в Гаммельне, проклятом городе?
Здесь танцевать на площади и крыши каждую ночь
сходятся тени, серые и остромордые.
Сцепившись хвостами, лапами и кончиками усов,
мчат колесом хоровода по улиц канализации;
катятся, ужас вселяя в гладких домашних псов,
катятся, сотрясая мосты резонансами,
катятся — бьются от писка стёкла ночных фонарей,
катятся — сыпятся окна бледными звонкими брызгами,
катятся. Хмуро смотрят вслед им лица дверей,
врозь от тени теней кошки прыскают.
Но стоит заре, обнажая город, стянуть платок
с неба и отразиться в небо с асфальта осколками —
тени сливаются в плотный и пёстрый людской поток;
спеша на работу, трафик трамбуют пробками.

Первый снег

Con Liberis

Косы сумерек распустив,
Ночь над городом низко наклонится,
И заплещет лунный прилив
О ступени осенней бессонницы.
Бледным маревом этажей
Немо светятся хмурые улицы:
Фонари изгибами шей
Зачаруют нечаянно; жмурятся
Сонно лампами на луну.
Села девочка в беленьком платьице
На ступеньку, разбив тишину:
Отчего-то девочке плачется,
Слёзы катятся. Посидит,
Тихо всхлипнет, вздыхая, и пленницей
Липких улиц к мансардам взлетит,
Брызнет врозь мотыльковой метелицей.

Ночь

Крыши черны, словно реки ночные.
Ветер играет на струнах антенн.
Звёзды так робки, что только качни их —
Бисером ссыпятся с облачных стен.
Смотрятся нежно бессонными стёклами
Окон, как в зеркало, в сивую ночь
Башни хрущёвок, а лужи осколками
Дробят луну, чтобы вниз уволочь.

Кофе с мёдом

Алексею Маликову

Глотаю кофе с мёдом. Листаю строчек стаи.
Пустая, как жалейка, кружится голова.
В колонку знобких будней ветра с утра сверстали
И слякоть на асфальте, и слоганов слова,
И скуку тусклых стёкол упрямого трамвая;
Но лужи — голубеют, и блеск витрин слепит.
На крыше капли кропко синкопу отбивают.
Ещё немного мёда — и кофе можно пить.

Забрала все, кроме колыбельной
 
Наталия_ШаринаДата: Пятница, 06.07.2012, 20:31 | Сообщение # 52
Долгожитель форума
Группа: Друзья
Сообщений: 2401
Награды: 120
Репутация: 180
Статус:
Наталия Шарина г.Ярославль
Nayaliya_Sharina@mail.ru

Мой Ярославль.

Город над Волгой встречает рассвет,
Словно мираж он парит над рекою.
Здесь он красуется тысячу лет,
И в этой сказке живем мы с тобою.

В мокром асфальте блестят купола,
Солнечный зайчик шалит, как ребенок.
Дружно кивают нам колокола,
Звоном малиновым будят спросонок.

Мой Ярославль, восхищаюсь тобой,
Как ты прекрасен в любую погоду!
Связаны крепко одной мы судьбой,
Все у нас общее - радость, невзгоды.

Ты красотою своею пленишь,
Десять веков нам её сохранили.
Может кому-то милее Париж,
Но для меня ты единственный в мире.

Нам расставаться надолго нельзя,
Сразу скучать по тебе начинаю.
Мой Ярославль, мне не жить без тебя,
Ты в моем сердце покуда жива я!

отобрано для публикации




Мой творческий сайт
Моя страничка в авторских библиотеках
Конкурс "Союзники-9"
 
djellДата: Пятница, 06.07.2012, 20:33 | Сообщение # 53
Группа: Удаленные





Юлия Рубина
г. Санкт-Петербург
djelia@land.ru

Маленький человек в большом городе

Здесь невозможно чувствовать защищённость -
Перед ветрами полностью обнажен.
Город, свинцовой невской водой крещённый,
В душу глядит предавшим тебя пажом.

Люди проходят мимо, взирают хмуро,
Взгляды нутро взрезают больней ножа.
Можно дрожать, бояться и мять окурок,
Но от глядящих в душу не убежать.

Прячься в тенях, шарахаясь от прохожих,
Чуя спиною глаз ледяных прицел.
Ни под шинелью, ни под своею кожей
Скрыться не выйдет. Ныне ты просто цель

Для любопытства - лабораторный кролик
С тонкой душой, прошитой следами пуль.
Городу завтрак - с привкусом свежей крови,
Песня на утро - твой учащённый пульс.

Пробуй сбежать, уверенный, что возможны
Даже такие глупые чудеса.

Город с тебя сдирает вторую кожу,
Первую перед ним ты снимаешь сам

Ночь

Ночь заливает город кофейной гущей,
Хочешь - вдыхай, а хочешь - на ней гадай:
Сколько среди друзей безысходно лгущих,
Сколько - друзьями не были никогда,

Кто продаёт тебя за смешную цену,
Кто за спиной готовит острейший нож...
... Город - ночами сумрачный, неизменный,
Но продаётся быстро за медный грош.

Воздух горчащий мысли легко дурманит,
Ты одинок (а кто не один сейчас?)
Ищешь часами бритву в пустом кармане -
Вырезать к чёрту полную фальши часть,

Будто бы это опухоль, ты же - болен,
Разочарован в медиках, колдовстве...
... Город для шрамов прячет крупицы соли
И зажигает
медленно
твой
рассвет.


Все забрала
 
АпрелькаДата: Пятница, 06.07.2012, 21:01 | Сообщение # 54
Гость
Группа: Автор
Сообщений: 2
Награды: 2
Репутация: 1
Статус:
Чеботарева Августа, Санкт-Петербург, beewhite@list.ru
***
Даже ветру сегодня скучно,
Он не треплет копну волос,
Не гоняет по небу тучи,
Доводя до истерик и слёз.
Не плюётся охапками листьев,
Не сбивает прохожих с ног,
В переулках, всю волю стиснув,
На холодный асфальт прилёг.
Он лениво кидается в сторону,
Избегая колёс машин,
Осторожно потреплет бороду
Старика, что сидит в тиши
Среди улиц Большого Города,
Среди шума, бегущих ног,
Одиночество нынче дорого…
Каждый третий в душе одинок.

отобрано для публикации


Сообщение отредактировал Апрелька - Пятница, 06.07.2012, 21:05
 
literatorДата: Пятница, 06.07.2012, 22:41 | Сообщение # 55
Зашел почитать
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 38
Награды: 3
Репутация: 2
Статус:
Павел Георгиевич Бойчевский,
город Ростов-на-Дону,
E-mail: pavel_levap.57@mail.ru


Ростовский дождь
(Юмористическое)

Ростов под сеткой мелкого дождя,
В тени бульваров гаснут папиросы...
И парочки бегут под тополя
По лужам, как по палубе матросы.

Фонтаны взбив, промчались «Жигули».
По Энгельса мигнули светофоры…
И ёжатся у баров «короли»,
Как галки на некрашеном заборе.

И мокрый «мент» с фуражкой на глазах
О чём-то размечтался у витрины.
Тряхнула небо близкая гроза,
Как поезд, подорвавшийся на мине.

Мелькнула спелой грушей «ПМГэ»
И хищно притаилась возле банка.
У «Пива», костыли сложив в руке,
Стоит алкаш, как клён на полустанке.

Портфелями махая на ходу,
Гурьбою прошмыгнули первоклашки.
Упал каштан на изгородь, в саду,
Хмельным купцом в разорванной рубашке.

Стекает дождь, как пот, по бороде
На пьедестале мокнущего Маркса.
Он точно так же, видимо, вспотел,
Когда в гранит истории вгрызался.

Несёт букет – на лужи ей плевать –
Армянка из глубин Нахичевани...
Зачем цветы? Наверно, продавать.
А если нет, тогда, как веник, – в баню.

Ростов под сеткой мелкого дождя,
И мой автобус видно канул в воду.
А я стоял, как парусник, и ждал
В удобной бухте тихую погоду.

Песня о нашем городе

1
Есть город у Тихого Дона, –
Другого не сыщешь вовек.
Домов современных балконы…
Проспектов стремительный бег…

Припев:
Забрезжила зорька за Доном,
И в утренних окнах – неон.
И клёны прибрежные тонут,
Как мачты, в тумане густом.

2
Когда нас зовут расстоянья,
Закатом облив небосклон,
Мы помним огни Театральной
И звёзды, смотрящие в Дон.

3
Здесь всё нам до боли знакомо:
Окраин рабочих канва
И взлётка вдоль аэродрома,
И в парках весёлых трава.

4
И мне ни за что этот город
Теперь уже не променять
На место любое другое, –
Судьбу не дано выбирать!

Центральный рынок в Ростове

Не восточный базар с верблюдами
Из старинных арабских сказок...
Продавали цыганки пудру,
Продавали ещё «водолазки»,

И, метя подолами юбок,
Как метлой, асфальт тротуаров,
Зазывали людей они грубо
(Распрощавшись давно с гитарами).

И ворочался рынок – как в логове –
В промежутке разорванных улиц.
Крупным планом – жилище богово
Куполами солнца коснулось.

А внизу, у самой ограды,
Уронив с медяками картуз,
Пьяно дрыхнул верзила лохматый,
Без ноги,
Как разорванный туз.

И прилавки тянулись линией,
И звучала гортанная речь,
И катились огромные дыни
Головами жёлтыми с плеч.

А вблизи полноводного Дона,
Где «червонца» пунцового цвет,
Вырастал Эльбрус из лимонов –
Очень точный базарный макет...

На заводе

Проходная трудяги-завода,
Ты не создана для свиданий,
Потому что здесь только проходят
Люди-тени
по мирозданью.

И вахтёрша, большая и хмурая,
Подозрительным взглядом вас меряет.
Как дотошный сотрудник МУРа,
Ни черта вам на слово не верит.

На заводе, в ущерб экологии,
Днём и ночью коптят небо трубы.
И худые, как в Индии йоги,
Работяги ругаются грубо.

Им стащить что-нибудь – дело плёвое!
Виртуозно владеют профессией…
Что-то байка моя невесёлая,
Да кому на Руси нынче весело?!

Невезучий

Сеют дождик пасмурные тучи,
Ветви ив беспомощно висят.
Я в любви был самый невезучий
Изо всех знакомых мне ребят.

Как огня, боялся я девчонок,
Мне на танцах свет бывал не мил.
Вечерами, будто кот ученый,
Во дворе я с книжкою бродил.

Май белел фатой цветущих вишен,
Проносились в воздухе стрижи.
И коты мяукали на крышах,
Зазывая дам своей души.

Время шло, как всё на белом свете,
Поженились вскоре все друзья.
Я же стал в Москве большим поэтом,
Но не стал в Москве счастливым я.

Думал я, что жизнь всему научит,
Но попал, как водится, впросак.
И в любви остался невезучим, –
Убеждённый, старый холостяк.

На немецком вокзале

Вокзальчик готический дрёмой объят,
Путеец идёт в униформе.
Подтянутый фейнрих* колонну солдат
Ведёт по блестящей платформе.

Тяжёлые ранцы их будто бы гнут
К земле.
Сталь оружия блещет.
И фейнрих мечтательно молвит: «Зер гут!»,
Косясь на хорошеньких женщин.

Приятно разглядывать немок и нам,
Есть, прямо сказать, – загляденье.
Схватил бы в охапку ту фрау-мадам
И бросил себе на колени!

Мы курим. Считаем немецких ворон,
Перрон амуницией заняв.
До воинской части – один перегон.
Европа у нас пред глазами.

Мы внуки советских солдат, что тогда,
В войну, может, тут же сидели.
И целил в них с крыши какой-нибудь гад
В мышиного цвета шинели.

И цокал свинец рикошетом от стен,
И кровью бойцов наших метил.
Но мы не боимся «камрадов» совсем,
И нет у нас мыслей о смерти.

Мы служим, сказать по-немецки: «Зер гут!»
Нас здесь не считают врагами.
И с гор нас душманы из буров не бьют,
Как в проклятом чёрном Афгане!
__________________________________
* Фейнрих – воинское звание в бывшей ГДР,
соответствующее нашему - прапорщик.

Коммуналка

Зубатый шкаф клыки томов ощерил,
В них всех наук подобраны труды...
А я живу – как в каменной пещере:
Здесь вечно нет то света, то воды.

Здесь топят печку углем и дровами,
Здесь жгут в старинных лампах керосин,
Здесь лаются недобрыми словами, –
С похмелья часто ходят в магазин.

Здесь в коридоре виснут на верёвке
Бюстгальтеры и женские трусы,
Здесь в туалете курит мальчик Вовка,
Учительницы нашей младший сын.

Здесь запах щей прокисших и угара,
Здесь в ванной вечно капает со стен.
Здесь ходят бабы с винным перегаром,
В сорочках или голые совсем.

Здесь столько сплетен, столько пересудов...
Здесь обливают грязью за глаза.
И часто втихаря крадут посуду,
Коль большего украсть уже нельзя.

Не терпят здесь из книг нравоучений,
И мне ли осуждать, к примеру, их?!
Здесь столько всяких бед и злоключений,
Что описать вовек не хватит книг.

Кража
Памяти матери

За окном – осенняя ночь.
Дом почти что на курьих ножках…
Просит есть у матери дочь,
А еды – овсянки две ложки!

«Заморив червячка» до утра,
Встала дочка с зорькою ранней.
И мамаша её со двора
Снаряжает
за пропитаньем.

«Ты сходи, мой свет, к окаянным,
К тем солдатам пойди не нашим,
Снизойдут к сироте, может, каины, –
Накладут в миску рисовой каши».

И девчонка пошла, словно щит,
Чашку ту держа пред собою.
А на ветках сидели грачи,
Как цыгане, шумной гурьбою.

Им лететь уже скоро на юг.
От того, знать, и радостно птицам,
Что вот так они смогут все вдруг
В небо взмыв,
улететь от фрицев.

…Не орали девчонке «хальт!»,
Когда к немцам она притопала
В автобазу,
где весь асфальт
Занял транспорт хозяев Европы.

А у стенки накрыт был стол, –
Там фашисты недавно
трапезничали.
Дурно славен был «папа Ростов», –
Со стола вдруг все ложки исчезли!..

Прибежавший повар не знал
На кого обрушить свой псих.
Он глазами глупо вращал
И визжал: «Их ферштее нихьт!»*

Ту девчонку совесть не жгла,
Просто голод довёл до ручки…
А «трофеи» она продала
В тот же день
на ростовской толкучке.
___________________________
* Ничего не понимаю! (нем.)

Шаги памяти

Троллейбусы на Энгельса стояли,
Там, где застала летом их беда.
Беды они совсем не замечали.
Стекала с крыш осенняя вода…

Скользили мимо призраками люди,
Вышагивал патруль германский в рост.
Не слышно было голоса орудий,
Лишь на вокзале вскрикнет паровоз…

Пугливо жались лужи к тротуарам,
Дрожали с кроной влажной тополя.
Безропотно и горестно страдала
Под игом немцев русская земля…

Картину эту вижу как воочью
Сквозь времени просеянного смог.
И слышу вдруг,
В поту проснувшись ночью,
Зловещий стук подкованных сапог…

Музыкант

В переходе, пропахшем хот-догом,
Где площадный ворочался мат,
На гармошке старик одноногий
Изливал свой неброский талант.

В звуках бились «Амурские волны»,
Вальс почти позабытый уже.
И светло становилось, и больно
От игры старика на душе.

А вокруг торговали и ели,
Шли дельцы к своим тёмным делам.
Суетливые страсти кипели…
Деньги сальные липли к деньгам.

Рвали воздух прогнившые «роки»,
Дух распада повсюду витал.
И в картуз старика кособокий
Скудно капал «презренный» металл.

…Он в войну с лютым ворогом дрался,
Забирал Богом клятый Берлин,
А теперь на мели оказался
Средь холодных, как скалы, витрин.

Никому до него нету дела,
Только пенсию носит Собес…
А гармошка так жалобно пела,
И дрожал на груди его крест.
отобрано для публикации


Ростовская ярмарка
(1914 г.)

Прогрохотал трамвай по рельсам бывшей конки,
Городовой зевнул – в кулак упрятав пасть...
По улице идут фабричные девчонки,
И полицейский чин в пролётке катит в «часть».

Над городом висят осенние туманы,
Гудит большой базар под церковью с утра.
И – мелкие воры «шманают» по карманам,
И где-то бьют уже неловкого вора.

Безногий инвалид в коляске, как подранок,
Под церковью гнусит о старых временах.
И пляшет у шатра красивая цыганка,
Колёса жёлтых серег
беснуются в ушах...

Мелькает карусель, у девок взбив подолы
И заводской народ шумит у кабака,
И кто-то уж бредёт, глаза уставив долу,
Нетрезвая гармошка пиликает в руках...

А кто-то – намотав косу жены на лапу –
Гвоздит жену с плеча в присутствии зевак.
И – виснет на руке мальчишка с воем: «Папа!»...
А двое – в стороне... зовут дружка в кабак.

Вещает в церкви поп о радостях загробных,
Он сыт и под хмельком, он голос топит в шерсть...
Девчонка, пряча взгляд, бредёт из подворотни,
Целковый в кулаке – (вот вся цена за честь!)

И нищих свора – рвёт из рук друг друга гривну,
Что офицер швырнул брезгливо на ходу.
А в церкви поп бухтит о житии счастливом,
И нечто о грехах. Мол, что гореть в аду...

Гореть им точно, всем – кутящим в ресторанах,
Кто в пьянство и разврат народ российский вверг!
И тянет грустно быль про Разина Степана
Бродяга-гармонист
Седой, как будто снег...

Окраина

Вырастал я в мещанском быту...
Мать – копила на случай десятку,
А отец – как начнёт поутру,
Так и пьёт целый день без оглядки.

Ту мораль прививали и мне,
Пьяный бред слушал я, а не сказки.
Жил как будто в кошмарном я сне:
Ни добра, ни игрушек, ни ласки.

Очень часто (под праздник какой) –
Чтоб с квартирой чего не случилось –
И меня снаряжали с собой.
...Все ужасно в гостях веселились.

Для хозяина – тост и почёт,
Всякий лезет излить свою душу.
А потом – начинался подсчёт,
Кто всех более выпил и скушал!

И впоследствии, в гости ходя,
За столом принимая подачки,
Мне хотелось достать три рубля –
И уйти, попрощавшись, без сдачи.

И – сдержав свой «есенинский» псих –
Заглянуть в подворотню глухую,
Чтобы горе залить «на троих»,
И излить вслух какой-нибудь стих
Про «весёлую» жизнь городскую!

Мой троллейбус
Елене Нестеровой

В синих сумерках, спозаранку,
В лыжной шапочке и кашне,
Я троллейбус свой, словно санки,
По железной веду лыжне.

Провода – струной от мороза,
Хоть играй ты на них романс.
Пассажиры, как эскимосы,
Ожидают с плясками нас.

Наполняют шумом троллейбус
И на жизнь глядят веселей.
И горят на январском небе,
Как гирлянды, созвездья огней.

Хороша электроработка!
А мороз на заре – ох, лют!
И, как будто на сцене, чечётку
Пассажиры ногами бьют.

Тут теплу будешь рад, что хлебу...
...В лыжной шапочке и кашне –
Я, как санки, веду троллейбус
По стальной висячей лыжне.
отобрано для публикации


Павел Бойчевский
 
ankladДата: Суббота, 07.07.2012, 07:40 | Сообщение # 56
Гость
Группа: Заблокированные
Сообщений: 10
Награды: 2
Репутация: 0
Статус:
Андрей Кладов, Новосибирск, yppa@bk.ru

СЕРЫЙ ГОРОД

Мой серый город спит спокойно,
Устав от будничных забот
В нем ночью тихо и пристойно,
А днем людской водоворот.

Он спит залитый желтым светом,
В мерцанье уличных огней,
Но пробуждается с рассветом,
И с шумом гулких площадей.

Мой город днем однообразен
И он не блещет красотой,
И не урод, не безобразен,
Он просто "серый" - город мой.

Он просыпается в надежде
На новый день и на людей,
Но мы привыкли жить, как прежде
Не разбавляя серых дней.

Окутан дымкою мой город,
В вечерний предзакатный час.
С него сойдет она не скоро,
Да и придет ещё не раз…

через 20 лет…

Расцвел и город стал другим,
Вдвойне любимым и
родным!


отобрано для публикации


Журналист, поэт, писатель и музыкант из Новосибирска

Сообщение отредактировал anklad - Пятница, 27.07.2012, 18:31
 
KittyДата: Суббота, 07.07.2012, 08:13 | Сообщение # 57
Группа: Удаленные





Ерина Екатерина.
г. Орск, Оренбургская область
bramo-kitty@yandex.ru
***
Этот город без тебя - руины -
сотни, тысячи заброшенных домов.
Тусклый свет бросают магазины,
Объявляя распродажу лживых снов.

Тихо плачут птицы, безумолку,
Фонари кидают мёртвый свет.
Я не плачу даже в тихомолку.
Так прошло уже немало лет.

Эти годы в опустевших скалах,
Это время поиска тех лиц,
Что не будут корчиться в оскалах,
Кончились, как всхлипы падших птиц.

Мёртвый город... Опустевший город...
Люди - тысячи заброшенных могил.
Знаю, верю, ты отыщешь повод,
Оживить тот край, где ты любил.

*** моя Россия
Я слушаю тебя, моя Россия,
По стону ветра отличить могу
Смеётся ль он берёзками играя,
Покачивая ветви на ветру,

Иль плачет и как зверь протяжно воет,
Которому здесь жизни не дают,
И он от холода так жалостно заноет,
Как будто отчий дом его приют.

Вы ветры вольные насильно не гоните,
Им слишком душно среди вас, бездушных вас.
И знаете, вы мне не запретите,
Бродить по воздуху в ночной весенний час.


Сообщение отредактировал Kitty - Четверг, 12.07.2012, 20:38
 
eskulapДата: Суббота, 07.07.2012, 16:51 | Сообщение # 58
Житель форума
Группа: Друзья
Сообщений: 605
Награды: 29
Репутация: 28
Статус:
Шаронов Владимир Владимирович, г. Гомель, Беларусь
e-mail: dr.vova52@mail.ru
ЛИСТОПАД

В нашем городе вновь листопад:
Листья падают, падают, падают,
Осторожно на землю летят,
Разноцветием осени радуют.

На дорожках сугробы листвы,
Под ногами – шуршание «золота».
Лист кленовый так просите Вы,
Что звездой мне упал в складки ворота.

Я тот лист как цветок Вам вручил,
Жаль, что цвет его – цвет расставания.
Разве я Вам его подарил? –
Подарил листопад…на прощание!
отобрано для публикации


МОЙ ГОРОД

Мой город светлый на высоком берегу,
Любовь к тебе я как святыню берегу.
Речные воды омывают твой порог,
И неба чистый над тобою потолок.
Лампады солнца и луны, и свечи звёзд
Всех твоих улиц освящают перекрёст,
Льют свет на площади, на парки и сады.
И волны Сожа пусть по-прежнему седы,
Тебя моложе только делают года.
Мне так уютно здесь и радостно всегда,
Ведь здесь живут родные и мои друзья,
Со мной живёт здесь рядом и любовь моя.
И мы с тобой сошлись, мой Гомель, по любви:
Красуйся, радуй нас и долгий век живи!
отобрано для публикации


ОРГАН В НОЧИ

Звучал орган в ночи торжественно и страстно,
И сладко звуки лились прямо в сердце мне.
И был я наяву сейчас или во сне,
Какая разница, коль музыка прекрасна!
Заменой счастья может быть она вполне

Пусть на часок, пусть на минуту, на мгновенье.
(Чуть слышно губы шепчут: «Господи, прости!»)
Все мои горести, невзгоды, прочь с пути!
В каком-то неземном и сладком упоеньи
Готов за музыкой я, словно раб, брести.

Душа парит уж высоко над облаками,
Пока органа музыка ещё звучит
Во тьме густой и сладостно-благой ночи,
Забыв про всё на свете: только временами
Вдруг чувствуешь, как сердце радостно стучит.

С небес не хочется на землю возвращаться,
Мне без тебя, о, музыка!, жить, кажется невмочь.
Рассвет вот-вот придёт, исчезнет эта ночь,
И жизни серые дни станут повторяться,
На капли две воды подобные точь-в-точь!

БЕЗ РИФМЫ

На Сосновой цветут абрикосы,
Бело-розовым цветом цветут,
Мимо них пролетают моторы,
Сизо вьётся дымок выхлопной,
А над улицей синее небо,
Облака белой стаей плывут,
А под небом асфальт серый-серый,
Зелень вновь пробивает его,
Появились цветы на газонах,
Над цветами жужжит толстый шмель,
Птичий хор раздаётся повсюду,
Он приход возвещает весны,
А на лицах прохожих улыбки
Расцвели после долгой зимы,
Снова в моде плащи, босоножки,
И романы опять нарасхват,
Вновь на улицах свежестью веет,
У афиш стал толпиться народ -
Это город, простившись с зимою,
Примеряет весенний прикид!

ВОТ ТАКОЕ КИНО

Вы снова опечалены, ах, снова Вы грустите,
Неужто плохо действует на Вас весна-красна?
Зачем же так в бездействии часами вы сидите
У Вашего огромного без форточки окна?

И руки Ваши белые Вы на груди скрестили,
И в душном спёртом воздухе Вы смотрите в окно.
Как видно, сцены улицы Вам ныне заменили
Когда-то так любимое советское кино.

Герои там встречаются не Вашего романа,
А героини улицы, ну, разве Вам чета?
Кино Вам крутит улица, конечно, без обмана,
Актёры так естественны, какая красота!

Но ночь закрыла занавес, и ничего не видно,
И уличный закончился опять киносеанс.
И в этой новой серии, а это так обидно,
Того не показали Вам, кто дорог так для Вас.

С досадою приходиться опять Вам спать ложиться,
И что с того, что в городе опять царит весна?!
Из-за неё бесстыдницы Вам по ночам не спится,
Особенно когда на Вас в окно глядит луна.

Ах, бросьте Вы печалиться и на луну так дуться,
Жизнь прожигать кончайте-ка, встряхните себя вновь.
Не лучше ль Вам по улице с улыбкой прошвырнуться,
Там, как в кино, Вы встретите счастливую любовь!

ВДЫХАЯ ЗАПАХ ШОКОЛАДА…

Сияет солнце как пятак,
А воздух – полная услада:
Вдыхая запах шоколада,
Иду вдоль фабрики «Спартак».

Мой день свободен, как никак,
И сердце этому так радо!
Вдыхая запах шоколада,
Иду вдоль фабрики «Спартак».

Спешить сегодня мне не надо:
Набросив старенький пиджак,
Иду вдоль фабрики «Спартак»,
Вдыхая запах шоколада.

Сегодня день – весны награда,
Невольно замедляю шаг:
Идя вдоль фабрики «Спартак»,
Вдыхаю запах шоколада.

Желудок пуст – такой пустяк,
Вместо еды, какой день кряду! –
Вдыхаю запах шоколада,
Идя вдоль фабрики «Спартак».

Иду вдоль фабрики «Спартак»,
Вдыхаю запах шоколада
В который раз и, это ж надо!,
Не надышусь им я никак!
отобрано для публикации


НА БЕЗЫМЯННОЙ УЛИЦЕ

На Безымянной улице так хорошо и тихо,
На Безымянной улице сирень в садах цветёт.
На Безымянной улице нет горестей и лиха,
На Безымянной улице счастливый люд живёт!

На Безымянной улице почти нет молодёжи,
На Безымянной улице - обитель стариков.
На Безымянной улице всё на приют похоже,
На Безымянной улице и я пожить готов!

На Безымянной улице не надо притворяться,
Что прожитые годы все, как пить дать, хороши.
На Безымянной улице хочу я затеряться,
Остаток жизни чтоб своей здесь провести в тиши!

СНОВА В ГОРОДЕ ОСЕНЬ

В нашем городе осень опять в золотом одеянье,
Всё вокруг разноцветьем усыпано падшей листвы.
И печаль навевает у нас под ногами шуршанье
Мёртвых листьев, упавших на иглы засохшей травы.

По утрам бродит призраком белым туман меж деревьев,
Словно важную вещь потерял и не может найти,
И наряд его лёгкий, как будто из ангельских перьев,
Днём росой рассыпается чистой на нашем пути.

Снова птиц слышим мы, но не пенье, а грустные крики
Расставания долгого с милой родной стороной.
Этой осени яркой охряно-багровые блики
Зазвучали в душе нашей тихой печальной струной.

Что ж, в душе буйство красок осенних рождает смятенье:
Красота увяданья и грусть в чувство слились одно.
Жизнь и смерть «золотою порою» нашли примиренье –
Не за это ли осень нам всем не любить не дано?

ГОМЕЛЬ – НЕ ПАРИЖ

Ещё одна весна, но мы не стали ближе,
И до любви большой ещё так далеко!
Мы с Вами в Гомеле сейчас, а не в Париже,
Где, говорят, влюбиться можно так легко!

Весь воздух напоён в Париже том любовью,
Небесную любовь там дарит Нотр Дам.
И лишь одно, преодолимое ль, условье:
Каким-то чудом надо очутиться там.

И мы могли б пройтись по набережной Сены,
И забрести на Елисейские поля,
И в маленьком кафе с названьем «У Кардэна»
К вину мы заказали б трюфеля!

Ах, не нужны они Вам и не интересны?
Я их упомянул, конечно, просто так!
Трюфели ведь грибы, разряд деликатесных,
А не конфеты нашей фабрики «Спартак»!

Ах, Вы не любите ни то и ни другое?
Зачем же в Гомеле устраивать скандал:
У Вас повысятся давление и СОЭ!
И ничего плохого Вам я не сказал!

Раз так, я заменил грибы б на круассаны…
На что-нибудь другое? Здесь же не базар!!!
И время позднее, а мне вставать так рано,
И я Вам вынужден сказать: «О’ревуар!».

МОЕМУ ГОРОДУ

Красуйся, город мой над Сожем,
Ликуй, что есть ты на земле!
Красивых много мест, но всё же
Мне здесь уютней и теплей.

Пускай нет лучше крыш Парижа
И только в Лондоне Биг Бен,
Моей душе мой город ближе,
И нет его роднее стен.

Когда я был здоров и молод,
Дорог не мало исходил,
Но возвращался в этот город,
Отраду в нём лишь находил.

И не один пуд съел с ним соли,
Он другом стал мне – лучше нет!
Теперь, когда я стар и болен,
Тепло мне дарит он и свет.

В миры иные всяк уходит,
Мой город, близкий и родной,
В последний путь меня проводит,
Пролив дождинки надо мной!
отобрано для публикации


МОЕЙ ЖЕНЕ

Здесь, на этой улице широкой,
Где машины шинами шуршат
И прохожие столичные спешат,
Чувствую себя я одиноко.

От машин в бесчисленном потоке
Солнце брызжет радостно в глаза,
Весело визжат так тормоза,
Мне же неуютно, одиноко.

Всё в цветах, но мне от них нет прока,
Их повсюду слышен аромат.
Я брожу который день подряд
Средь людского моря одиноко.

Да, судьба порою так жестока:
Всё не так, как бы хотелось нам –
Сердце часто рвётся пополам,
И не избежать нам воли рока!

От того и ты теперь далёко:
Видимся с тобою лишь во сне.
О, молись почаще обо мне,
Чтоб не чувствовать себя нам одиноко!..

КОМАНДИРОВКА

На пользу мне столичный воздух,
Быть здесь, ну просто, перст судьбы:
Нет никого, кто станет в позу,
И я не стану на дыбы.

Душа свободна, словно птица,
Пред ней проспектов широта,
И ей не надобно тесниться
И унижаться. Красота!

И мягких мест нет для лизанья,
И в голову не лезет блажь,
А есть места для созерцанья
С названьем «городской пейзаж».

И хочется среди столичных
Мне затеряться лиц и поп,
Но нет достаточно наличных,
Вполне понять свободу чтоб

И то, проспекты что и скверы –
Обман неопытной души.
Когда вернусь, найду ли веру
В то, что писал в ночной тиши?!

ХРАНИТЕЛЬ ГОРОДА

Когда въезжаешь в Гомель с запада, не торопись
И сразу скорость сбавь своей крутой машины:
Лежащую увидишь слева бронзовую рысь
Внутри огромной рамы – чудная картина!

Лежит спокойно, царственно, достоинство храня,
В прищуре глаз её – уверенность и сила,
Но в них одно отсутствует – блеск хищного огня,
Хоть жажду бить врагов она не утолила.

Рысь – города визитка, герб его, и суть, и знак –
Тем рада, кто с добром приходит и участьем.
Пока не дремлет рысь у городских ворот, знай, враг:
Тех, кто с мечом придёт, всех разорвёт на части!

Как и любая кошка, любит ласку и тепло,
Терпеть не может, если гладят против шерсти.
Но коль она лежит, баталий время не пришло:
Ведь рысь лежащая есть символ доброй вести!
отобрано для публикации


УЛИЦА МОЛОДОСТИ

Город утром – в дымке сна,
Только пробуждается.
Первый лучик от окна
В сердце отражается:

И в душе родит любовь
Солнца отражение.
Лишь мгновение – и вновь
Всё пришло в движение:

Разноцветные авто
Улицы заполнили,
И прохожих льёт поток –
О работе вспомнили.

Эта утра суета
Будит в сердце чаянье:
Где же улочка здесь та,
О какой мечтаю я?

Каждый, кто живёт на ней,
Неразлучен с городом.
Верю я душой своей:
Будет вечно молод он!

Пусть мечта моя проста,
Да ведь незабвенная,
Как и утра красота
Необыкновенная:

В первых утренних лучах
Город мой купается
В голубых речных волнах
С кручи отражается.

И пока восток цветёт
Радужными красками,
Город мне приветы шлёт
Ветреными ласками!

МОЕМУ ГОРОДУ

Мой любимый город над рекой
На высокой круче вековой,
Там, где парки и сады,
И прохладные пруды,
Где до ярких звёзд достать рукой!

В нём быть грустным нет совсем причин:
Каждый весел, кто сдружился с ним.
Средь приветливых людей
Много тут найдёшь друзей,
И печаль рассеется, как дым!

Звон церквей, на башне бой часов
Охраняют город от врагов.
Здесь найдёшь покой души,
И под клёнами в тиши
Повстречается с тобой любовь!

Город-труженик ты и солдат,
Ты Чернигову и Брянску брат!
Защищаешь и творишь,
Память прошлого хранишь,
Всем ты с другом поделиться рад!

Ты в мечтах моих и наяву,
Я тобою и в тебе живу.
Светлый город мой родной,
Где б я ни был – ты со мной,
Лучшим в мире я тебя зову!

Пусть виски мои седеют, пусть!
В вечной я любви тебе клянусь.
Коль умру в чужой стране,
Не печалься обо мне:
Гомель, птицей я к тебе вернусь!

НЕЖДАННАЯ ВСТРЕЧА
(ЧЕРЕЗ 25 ЛЕТ)

Из Минска в город, где живёшь,
Меня домчала электричка.
Ты в этот миг меня не ждёшь,
А принимаешь по привычке

Больных, что редкою толпой
Твой кабинетик обступают
И потихоньку меж собой
Нас, грешных лекарей, ругают.

И ты не знаешь, что я здесь.
И как судьба могла заставить
Меня к тебе в сей час забресть,
Из нас двоих кто мог представить?

Сажусь в автобус. Полон он
Людей, сбегающих с работы.
Зажав меня со всех сторон,
Они везут свои заботы.

Мне ж дела нет до их забот,
Я весь – струна, весь – напряженье!
Автобус медленно ползёт,
Как будто сделал одолженье.

Он, явно, что-то не спешит,
И до меня ему нет дела.
А сердце бешено стучит,
Готово вырваться из тела.

Вот остановка! Выхожу
И воздух лёгкими ворую,
И, отдышавшись, нахожу
Я поликлинику вторую.

У регистратора узнав,
Как звать тебя и ты ли это,
Все марши лестниц пробежав,
У твоего я кабинета.

Стучу, вхожу… И за столом
Ужель та самая Татьяна,
С кем я во времени былом
Гулял в саду от счастья пьяный?!

Со строгим видом ты сидишь,
«Что Вы хотели?» – вопрошаешь.
О, сердце! Что же ты молчишь
И на вопрос не отвечаешь?

И я сказал: « Как много лет
Прошло, меня ты не узнала?»
Вдруг, улыбнувшись мне в ответ,
Ты прежнею Татьяной стала.

Как долго ехал я к тебе,
А разговор короткий вышел.
Но благодарен я судьбе
За то, что я тебя услышал,

Что заглянул в твои глаза,
Что юными на миг мы стали.
Увы! Как много лет назад,
О главном мы и не сказали…

МОЕМУ ДРУГУ
(сонет)

В толпе приезжих на вокзале
Меня ты встретил, старый друг.
И наши души трепетали
В объятьях крепких тёплых рук.

Ты затянул меня в подвальчик
С дороги что-нибудь поесть.
Мы там отметили приезд,
Спиртного пропустив стаканчик.

Потом по городу бродили,
Где в юности с тобой дружили.
О, как знакомо всё вокруг!

И как здесь много изменилось.
И по щеке слеза скатилась:
О невозвратном плачу, друг!
остальное в следующий раз


Пока дышу надеюсь.
 
clavigerДата: Воскресенье, 08.07.2012, 11:06 | Сообщение # 59
Группа: Удаленные





Михаил Ключарёв, город Смоленск
email: claviger@mail.ru

* * *

Смоленск, что в имени твоём? – тревога:
В ухабах, рытвинах дорога
И опустившийся туман.
И что тебе ещё осталось? –
От вечной суеты усталость,
Как неоконченный роман.

Смоленск, что в имени твоём? – ненастье
Священным трепетом причастья,
Разволновавшее сердца,
Ну, и, конечно же, отрада
Души и наслажденье взгляда:
Холмы, овраги без конца.

Смоленск, что в имени твоём? – надежда
Культурным станет, что, невежа,
И зацветёшь как райский сад.
И пусть узнают все на свете,
Что на днепровских кручах где-то
Стоит твердыней Божий град.

Март 2004 года.

Смоленск

В ожерелье коралловом
Ты стоишь на холмах,
Не отвергнутый славою,
Но, увы, на словах:
И святыни заброшены,
И разбита стена,
Словно тенью из прошлого
Вновь вернулась война;
Не ухожены улицы,
Днепр стал грязной рекой,
Словно кто-то беснуется
Над твоей стариной.
Магдебургское право
Позабыто, а жаль…
Городскую управу
Распустить не пора ль?

В этих строках лирических
Возмущенья порыв,
Наш костёл католический
Превратили в архив.
Государство пусть светское,
Но властям больше мил
Тот, что в бытность советскую
Был в опале, Кирилл.
Спи спокойно безропотный
Православный народ –
Нет трамвайного грохота
У Никольских ворот.

Город мой, бремя славы
Ты достойно неси,
Ведь когда-то стоял ты
У истоков Руси.
И не даром построил
На смоленских холмах,
Высоко над рекою
Свой собор Мономах,
О тебе беспокоясь;
И не даром велик
Богоматери образ,
Одигитрии лик.

Но об этом забудем,
Жизни натиск жесток.
Ты стоял на распутье,
Перекрёстке дорог.
Сколько раз разрушали
И сжигали дотла…
И стена всем мешала,
И церквей купала;
Монастырские земли
Поросли все травой.
Беспощадно так время
К старине, город мой.

Я пройду по заброшенной,
По восточной стене.
Эх, Смоленск, как же прошлое
Твоё дорого мне.
Нет мне места роднее,
Велика пусть страна,
Над Софией твоею
Слава пусть не видна,
Мил мне город старинный,
Крепостных башен ряд,
И холмы, и низины,
И Лопатинский сад,
И собор пятиглавый,
И Днепра тусклый блеск…
Я горжусь твоей славой,
Мой любимый Смоленск!

Март 2004 года.
отобрано для публикации


* * *

Город печальный,
Город усталый…
Ветер прощальный,
Снег запоздалый,
Солнце в просветах,
Отблеск в витринах.
Что ж не приветлив,
Город старинный?
Что же волнует,
Что так тревожит?
Вечно тоскуя,
Ветер быть может?
Что ж это скуку
Так навивает?
Может быть звуки:
Грохот трамвая,
Гул пешеходов,
Рокот машинный?
Что так тревожит,
Город старинный?!

4 – 5 марта 2004 года.
 
vremyaДата: Понедельник, 09.07.2012, 00:50 | Сообщение # 60
Группа: Удаленные





Анастасия Перлухина,
г.Санкт-Петербург
vremya@list.ru

Даргнинел

Когда-то в том городе звенел гром,
и старый гном вместе с котом
свернувшись калачиком перед сном
шептали ему: «Тише!»
Там ,вроде, по крышам по плоским,
гулял Бродский,
когда был мальчиком.
(тихи
нынче его шаги,
но стихи
можно расслышать,
если сидеть как мышь...)

Фонтаны,Фонтанка,
-Вечно вы все наизнанку
перевернете!
Есть такой город?
Не врете?
Правда?
-Да!
Там монастырь
и кресты,
набережные,
мосты,
закрывающиеся на обед
перерывом в сто лет и дольше.
Здесь все набожные
и кающиеся
с ветром на "ты",
реже на "вы."
Бред?

Дальше?
Больше!

Там-
Нева,
баржи и биржи,
верфи…
Верите?
Жребий бросают
дети,
мечтающие о лете.
На парапете-
чайки.
В случайных чайных
скучают
чающие встречи.
Вечером
просыпаются
львы,
их из гранита умы
речитативом ссылаются в вечность...
Плачет
раненный тленом
ангел Некрополя,
некрофилия,потоп,
и на лету- звездопады...
Словом,
неведомый
картам и времени,
млечный
город,
которого нет,
которому рады…

My favorite city
Анастасия Перлухина
***
Почему меня гонит Родина
на Большую землю?
Все мои истины проданы,
истины не приемлю!
Где?
Где мое место?
Читаю
"Петербургские вести":
«К Неве-невестой!»
Но кто тогда меня приютит
на площади у Адмиралтейства?
отобрано для публикации


Рай Васильевского острова
Анастасия Перлухина
***
I
В этом раю,
на самом краю
острова
говорила люблю,
кораблям и судам
просто так…
Любовалась с утра
и опять до утра
рострами.
Обходила
дворами
мосты
и
углы
острые.

Расходились и
вновь
собирались
в любовь
линии.
В переулках
домов
у фонарных
столбов
сны мои.

II
Здравствуй,
здравствуй
рассвет!
Вот ты- есть,
а вот- нет,-
тождество.
И дождями омыт
петербургский гранит.
Множеством
Кораблей и судов
всевозможных ходов
векторных
Распоролась Нева
и Невы синева
вне кормы.

III
Солнце есть!
Солнце нам!
А вдали- Валаам-
Странникам.
Солнце здесь,
Солнце там.
Фаэтоновый храм
В пламени.

Обойди и забудь
Весь васильевский путь
Истинный.
Обойдись как-нибудь,
Чем-нибудь,
Где -нибудь-
Выстои!
отобрано для публикации


Павловская прогулка
Анастасия Перлухина
I.

*полдень*
А помнишь как в Павловске, в парке, в начале,
Зеленую женщину мы повстречали,
Как ветка мохнатая лапой качала
Счастливым нам вслед?

И озеро чью-то печаль отражало,
И белка пугливая мимо бежала,
И было меж нами немного не мало-
Сто мраморных лет.

*солнце*
А в мире двенадцати главных дорожек
Бродили, волненье на сказку умножив
И были наполнены туфли прохожих
Гранитным песком.

Старинные статуи нас окружали
Безликие тени на воле блуждали
И прежние мифы опять оживали
Незримо, тайком.

II.

*хор*

Евтерпа, Клио, Терпсихора,
Созвучны ангельскому хору
Все от минора до мажора
В единой связке с дирижером.

Эрато, Талия, Мельпомена,
Подвластны парковому плену,
Но лишены земного тлена,
Жива их вера в перемены.

Урании до звезд есть дело,
Сестра слагает гимны смело,
А Каллиопа ткет умело
Нить эпоса о свете белом.

Так девять муз нас вдохновляют,
На лире времени играют.
И никогда не унывают,
Чего и нам с тобой желают.

III.

*ad memorandum*

На лицах - века паутина,
На босоножках – муравьи.
Давно любимая картина-
Ловить остатки старины!

Внимать природы ярким звукам,
И в Павильоне роз грустить
О той немыслимой разлуке,
О том чего не возвратить.

И лицезреть, как пред закатом
На папоротниках солнце спит.
Душа, согретая мускатом
Воспоминанья сохранит.

© Copyright: А.Перлухина
остальное в следующий раз
 
fevalДата: Понедельник, 09.07.2012, 23:39 | Сообщение # 61
Житель форума
Группа: Друзья
Сообщений: 531
Награды: 21
Репутация: 18
Статус:
Валентина Воробьёва, д. Дараганово, Могилёвская область, Республика Беларусь, olegvorobev@yandex.ru .

Родилась 7 февраля 1952 г. в деревне Ягодное Осиповичского района Могилевской области. Детство (1953–1958 годы) прошло в Сибири, в Томской области. В 1959 году семья вернулась в Беларусь.
В 1969 г. закончила с золотой медалью среднюю школу в д. Дараганово Осиповичского района. В этом же году поступила на факультет журналистики Белорусского государственного университета.
С 1974 по 1991 годы работала заведующим отделом сельского хозяйства Горецкой районной газеты, ведущим корреспондентом, затем заместителем редактора многотиражной газеты Мо-гилевского производственного объединения «Химволокно». Член Союза журналистов РБ.
В 1990 г. получила диплом с отличием Белорусского института технического творчества и патентоведения. С 1992 по 1996 г. училась на юридическом факультете Белгосуниверситета. Работала директором ООО «ОпТех» («Оптические технологии») в г. Могилеве, собственным корреспондентом республиканских газет, с 2000 по 2005 гг. – заместителем директора Белорусского научно-исследовательского центра электронной документации в г. Минске.
Участник Всесоюзного поэтического семинара при Литературном институте им. А.М. Горького под председательством лауреата Государственной премии России, поэта Владимира Фирсова (г. Москва, 1988 г.). Стихи публиковались в периодической печати, в журнале «Немига литературная», четырёх коллективных сборниках. В 1997 году увидел свет авторский сборник «Я это, Господи!» , в 2011 – второй, « Возьми крест свой!».
Замужем. Две взрослых дочери. Подрастает внучка.

* * *
Простужено каркает ворон над ужином:
Весенний сквозняк – не для древних особ!
Но лучший кусочек несёт он для суженой –
В любовном пожаре сгорает озноб.

Кричат воробьи, что они победили,
Ещё одну зиму из города выжили.
А люди коврам все бока поотбили –
Весеннее эхо об этом наслышано.

Осевший сугроб, продырявленный точками,
Посланье капели спешит передать.
И взгляду случайному ясно: сверхсрочное!
Весна наступает! Уже! И опять!

По скатам съезжают снега. Вместе с крышами.
Бессонные звёзды тревожат года.
Свидетельство прямо на доме написано:
– Я буду любить тебя всегда!
отобрано для публикации


НОСТАЛЬГИЯ

1.
Больна природа в городе, мой друг!
Деревья ласки и участья просят,
Осенний дождь, фальшивя, режет слух,
И просинь неестественна, как проседь.

Не достучаться каплям до земли –
Она в броне асфальта, как чужая.
Свои влачит уныло осень дни,
Ночами тёмными в деревню поспешая.

Там, в чуткой тишине немых лесов,
Она мазками щедрыми рисует
Картины призрачных и вещих снов,
Которых мы не поминаем всуе…

2.
…И я сорву однажды тормоза
И соскочу на сонном полустанке –
Вся ширь небес провалится в глаза,
Распахнутые городским подранком.

Земля спружинит, мягко подтолкнёт
К заждавшимся просторам и дороге,
Что от тревог и боли приведёт
К прощающему отчему порогу.

И листья зашуршат в пустом саду,
Отдавшем без остатка свои силы.
Настанет день – я, наконец, приду
Туда, где всё так сердцу мило,

Где умиротворенны и ясны
В лучах медовых свечи стройных сосен.
Бог милостив: сольются до весны
И осень жизни, и природы осень…

* * *
Над Минском облака, как миражи:
В горах селенья-гнёздышки свивают,
Парят орлы, и местные стрижи,
Как водится, к ним в гости прилетают.

А солнце – словно зрелый апельсин,
Качается в ветвях небесной рощи.
Ведь не случайно вижу не один
Сияющий его движенья росчерк.

А в Минске пешеходы – муравьи,
И бег стремительный жуков-автомобилей.
Дремучий лес! И городские дни
Меж небом и землёю заблудились.

Посмотрят сверху: город – как мираж,
Людские гнёзда рвутся в небеса,
Где горный простирается пейзаж
И солнце жмурит весело глаза.

***
Я – мамонт, выживший в ледниковом периоде урбанизации,
Тихо радующийся над взорвавшим асфальт цветком.
Я – мамонт, ещё не успевший в истории обозначиться,
А очередная история, того и гляди, полетит кувырком…
Без зеркала – истории – как узнаешь: я это или не я?
Но пока, вопреки опасеньям, она жива, я – мамонт,
Вдумчиво пережевывающий тягучую жвачку отстраненного бытия
В асфальтированном зоопарке выживших – из ума – людей.
отобрано для публикации


Случайная встреча.

На скамейках синеет снег.
А из окон – несмелый свет.
Неуверенный всхлип-смех,
Из-под кепочки чуб – сед.

От ладоней горячих – пар,
И сугробы туманом тают.
-- Эта встреча – бесценный дар,
Только я Вас совсем не знаю.

Да, признаюсь, я – не один,
У меня уже взрослый сын.
Ну, понятно, старый гусар,
Но, представьте, совсем не стар!

Пусть на сердце от жизни – муть,
И сегодня мне снова в путь,
Но за Вас, золотую такую,
Я… киоск сейчас расцелую!

Вас, конечно, нельзя обнять…
Ну, тогда обниму Ваш след!
На коленях буду стоять
И столетья смотреть вослед.

Остальное всё – чепуха!
Горький привкус минувших бед…
А подростки в сторонке: --Ха!
Раздухарился, глянь, дед!

***
Ночная строка -- тиха.
Под звёздами я – одна.
На ране – повязка стиха.
И чаша судьбы – без дна.

Над бездною шаг – невесом.
И тонет во мраке тень.
Над городом правит сон.
Уходит в прошлое день.

Проспект – в сиянии бус:
Осанна – гневному следу!
И ждёт мгновенья искус
Взлететь на крыльях победы.

Но ночью сладость горька,
И беспощаден ответ.
Рука течет, как река,
Где ты крещён – и отпет…

***
Плывут дома под небесами,
Танцуют зайчики в окне,
И занавески парусами
Вплывают в комнату ко мне.

Плывут бульвары и проспекты,
Площадки детские кружат.
И пряди солнечного света
Над нами, словно водопад.

На бесшабашной карусели
Несёт нас поздняя весна,
Чуть-чуть горчит её веселье,
Как в юности, лишая сна.

И лёгким пухом тополиным
Среди деревьев – облака,
И взрослой сказкою недлинной
В моей руке – твоя рука…


Осколок планеты чужой, я упала на землю...
 
pkoДата: Вторник, 10.07.2012, 22:33 | Сообщение # 62
Зашел почитать
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 22
Награды: 3
Репутация: 0
Статус:
Петр Корытко
р.п.Линево, Новосибирская область
k.pa@bk.ru

На Красной площади

Брусчатка Красной площади... В ногах
сиреневые тени мавзолея...
Дымки на москворецких берегах
плывут, в огне закатном багровея...

Василия Блаженного глава
в небесной белооблачной купели,
а скромная зелёная трава
канвой на политической панели...

Столикая столичная печаль.
Восторг и затаённая обида.
Кровавая, но звёздная медаль
в награду за терпение отлита...

И мыслей безудержный бурелом
в циклонах исцеляющей надежды;
и воли русской сумасшедший дом -
прибежище духовного невежды...

Но чем же мне по нраву серый плац?
История не кончилась. - Я верю,
что прошлое, находкою лучась,
грядущее не бросит, как потерю...

"Москва... как много в этом звуке..."

Москва!.. Как много в этом звуке
от обольстительных времён,
когда искусства и науки
приумножал державный трон.

Теперь - иное... Звуки битвы
за жизнь свою несёт земля,
а голос рыночной молитвы
ей вторит эхом из Кремля.

Искусства мрут, науки чахнут,
но звуки праздничных фанфар
гремят! - и деньги кровью пахнут,
и Русь сама уже - товар...

В рабочем посёлке Линёво

В рабочем посёлке Линёво
всё меньше дымящихся труб.
Давненько не видят обновы
ни библиотека, ни клуб...

Скрипят под ногами сугробы.
И год не новее, чем год...
Ни новых домов и ни робы...
Вздыхает рабочий народ,

торопко на смену шагая
привычными тропками в цех:
сегодня страна дорогая
не видит житейских прорех...

Всё меньше весёлого смеха
и садиков детских вокруг.
В Сибири какая утеха? -
Тепло от заботливых рук

в семье... и надёжного друга,
да доброго слова чуток...
А библиотеки и клуба
заброшен почти уголок.

Морозным утром

С утра озябшие берёзы
в жемчужный снег облачены
и на безветренном морозе
лучами дня освещены...

Скрипят шаги прохожих редких
и Облачен дыханья пар...
Висят коралловые ветки,
как бриллиантовый пожар...

Из Бердска еду ранним утром.
Над лесом шлейф алмазных брызг:
рассвет сияет перламутром
и близится Новосибирск...

Бегущая строка

За бегущей строкой побежать бы!
Ускользнуть в темноту - и понять,
отчего и дома и усадьбы
не пытаются нас догонять,
за порог ускользнувших? Понять бы! -
И читаю ответ в темноте:

"До-жи-ви, мой хо-ро-ший, до свадь-бы
и до смер-ти по-том. В пус-то-те
за-мо-гиль-но-го су-щест-во-вань-я
ты, на-вер-но, уз-на-ешь о том!
В тем-но-те, за стро-кой о-жи-дань-я
все на-деж-ды тво-и и прос-тор..."

За бегущей строкой убежать бы,
никакого ответа не знать бы...

Весна в городском дворе

И солнце - у весны навыкат!
И капли - веером со стрех!
Коты проводят ночь на крышах
с надеждой на кошачий грех.

Раскисли серые сугробы,
сползая в мутные ручьи,
но выглядит весна особой,
одетой в светлые лучи...

И с воробьями люди скачут
по лужам наперегонки,
а поскользнувшись, чуть не плачут:
уж очень лужи глубоки.

Немного ночью подморозит -
и в лужах между кирпичей
веснушки высыпят с берёзы
под бриллиантами лучей!..

Весна! Такое время года.
Сердечко рвётся на простор -
и никакая непогода
над ним не властна с этих пор.

Осень на Морском проспекте

Осенний день… Какие вихри
Сегодня вьются на Морском! –
Гуляет осени антихрист,
Летят надежды кувырком,

Как шумно лопнувший протектор,
Как сучья, сломанные вхруст…
Сегодня буря над проспектом!
Сегодня он для жизни пуст.

А следом – плеск холодных капель
По мостовой и по стеклу.
О, чувств весенних истязатель,
Осенний дождь, оставь игру!

Оставь набеги обложные,
Прошу, до следующих дней.
С Морского дали не морские
Сегодня кажутся темней

Лишь потому, что мне сегодня
Необходима тишина;
Лишь потому, что: «Я – свободна…»
Сказала только что Она…

Но – осень ли тому виною? –
Под шум ломаемых ветвей
Глаза горят голубизною
И сердце бьётся всё сильней…

В декабре

С утра стоит дрянцо-погода.
Какой-то серый снег идёт
на плечи хмурого народа,
а тот стремительно снуёт

по городу туда-сюда - и
вслед за снежинками бежит;
а вслед бежит зима седая,
метель позёмкою кружит...

Вбегают люди торопливо
кто в улицу, а кто в подъезд.
Толпа сегодня сиротливо
несёт холодный зимний крест.

И нет просвета, нет просвета!
Какой-то скучный снег идёт -
и новогоднего куплета
душа с весенней страстью ждёт...

Вечерние аккорды

Чуть слышно музыка звучала -
и в напряжённой тишине
от одиночества скучала
и пропадала в вышине.

Её безвольные аккорды
не приближали высоту,
неся уныло и не гордо
мою воздушную мечту.

И, запрокинув кроны, крыши,
вокруг деревья и дома
стояли, музыки не слыша...
И звёздная сгущалась тьма...

Любви чарующие звуки
не восхитили небосвод.
И вот, слабеющие руки
последний бросили аккорд -

и опустились... Одиноко
мерцая в полной тишине,
летали мысли так высоко,
что чувства таяли во мне...

В ночном городе

Городские аллеи темны
и пустынно на улицах сонных.
И грустят лепестками луны
ожидания в тёмных бутонах...

Я присел на скамейку... Один.
Неприветливы шорохи в парке.
Нескончаемый шёпот осин
словно эхо от выпитой чарки.

Я ушёл от компании. Пусть
без меня хоть всю ночь веселятся.
Метеоров стремительных грусть
чиркнет спичкою в кронах акаций...

Хорошо в тишине одному.
И не хочется видеть рассвета.
С тротуара листок подниму,
словно фантик прошедшего лета,

на луну сквозь него посмотрю,
ничего не увижу - и встану,
- До свиданья! - скажу сентябрю
и отправлюсь навстречу туману...

Ночь, улица, Ташкент и окна...

. Памяти А.Блока

На тёмной беспомощной улице
в густой беспросветной ночи
есть окна... Не хочется хмуриться,
себе говорю: "Помолчи,

постой под нависшею кроною,
закрывшей от звёзд тротуар,
под чинной чинарой зелёною,
впитавшей весь солнечный жар

Ташкентского неба не русского...
Постой, помолчи, погляди...
Отсюда до дня Петербургского
полвека путей позади!

Но здесь - те же окна!.. На улице
их несколько на этажах.
И здесь кто-то заполночь трудится,
и, может быть, кто-то в слезах.

И здесь под настольными лампами
роятся слова на свету,
чтоб выжить стихами крылатыми
на радость мне иль на беду..."

Куда бежим?..

Бежать, свернув в ближайший переулок!
Скорее - и подальше от столиц,
от чада и от пробочного гула,
от многих недописанных страниц.
Россия - это имя деревень
и... в город уходящего народа.
Забросив покосившийся плетень,
бросают люди отчую природу...
Навстречу им из города бегут
не принявшие гама городского.
Хватают воздух ртом - и на бегу
крестьянство вспоминают и Толстого.
А Русь моя столицами цветёт! -
Как пышно распустились пустоцветы!
Не скажешь ведь, что город недотёп
страну свою решил изжить со свету...


Петр Корытко, любитель русской словесности
 
Anastasiya_MarinaДата: Среда, 11.07.2012, 15:41 | Сообщение # 63
Группа: Удаленные





Анастасия Алексеевна Марина, г. Москва, marina-mrsu@mail.ru

***
По-животному больно,
когда бьешься о ребра
своих
моральных принципов.
Хотя,
зачем об этом говорить?
Таких единицы -
и в крохотных городах,
и в больших столицах.

21.04.11

Малекон

Иду по Малекону вечером:
На протяжении трех километров
Народ гуляет... Острым перчиком
Мне кажется насыщен запах ветра.

На Малеконе грустно? Никогда!
Фиеста бесконечная! Кубинок стать
С любого старика сотрет года:
Он снова мачо: рвется сальсу танцевать!

Свободы безмятежной остров Куба.
И в уличном кафе на Малеконе
Душа моя порхает в ритме румбы -
Она заложница в безгрешной зоне.

А вдалеке скучают теплоходы
На пару с властным другом-океаном:
Его рассерженные ветром воды
Не достигают улочек Гаваны.

11.04.11

***
Мы ходим
по параллельным улицам.
Мы дышим
закисшим воздухом.
А мысли
все время крутятся
в колечном городе,
как в омуте.

Мы знаем
по эсэмэскам жизнь
друг друга.

13.05.11

***
Паутина проводов,
отраженная мыслями:
блеск и нищета
больших городов
выцвели.
Перепроданы божества,
передарена вера...
Безразличие правит бал -
постмодернизма эра.

8.09.11

***
Она москвичка
по паспорту,
Она кубинка
по страстности,
в ней есть гармония разности
дворянства, дикарства
и божьей помазанности.
Она не имеет снобистских привязанностей:
живет идеями, пьет зелье гласности.
Не наводите напраслину,
не
ярлычьте:
"москвичка".
Она москвичка
по паспорту.

27.10.11
отобрано для публикации


***
Московские сакуры
на улице Парковой
незаметно для всех расцвели.

Память города – новости,
однодневки и всё!
Город глух для Басё,
город слеп для Дали,
город…

Отплакали сакуры
на улице Парковой –
разлетелись цветы-журавли.

27.04.12
отобрано для публикации


так (не) бывает

вне политики
значит
вне полиса
значит
вне города
значит
вне помощи
каждый
кто болен,
каждый
у кого дети
не такие как все
с дцп
водянкой
мозга
"сердцем
наружу"
с поцелуем Бога
который случайно стерли
а тельце оставили
здесь
с нами
с воцерковленными
да без веры
смотрящими
да не видящими
слышащими
да не разумеющими
с кающимися
да не прощенными
вне политики
так
не
бывает
3.05.12
отобрано для публикации


С Уважением, Анастасия Марина
 
-Diana-Дата: Четверг, 12.07.2012, 00:18 | Сообщение # 64
Группа: Удаленные





В городе пасмурно. Утро, шагнув в окно,
Тянет из сна, обрекая на хмурые будни.
Утром толпятся продрогшие серые люди,
И ощущение, будто тепла не будет
Не беспокоит. Городу всё равно…

В городе учишься по-философски жить…
Без сожалений, глядя в глаза, прощаться.
Дольше выдерживать паузы, реже смущаться,
Дико любить, но для виду, «всего лишь встречаться»…
Просто быть сильным – это не просто «Быть».

В городе стынут души в красивых телах.
Всё тяжелее понять, увеличив губы,
Как отказаться от зверски гламурных клубов,
Как променять бриллианты, машины и шубы
На перспективу "жены в четырёх стенах

С новой плитой и охапкой сопливых детей"…
Медленно сходят с ума преуспевшие лица.
И самолеты на юг (перелётные птицы),
Снова уносят, уставших от скверной Столицы...
*******************************************
Но за ТЕБЯ - я навеки обязана ей.
отобрано для публикации


Добавлено (12.07.2012, 00:18)
---------------------------------------------
К предыдущему сообщению:
Диана, г.Москва, Diana-stihi@mail.ru
 
9vlad379Дата: Суббота, 14.07.2012, 14:39 | Сообщение # 65
Зашел почитать
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 36
Награды: 3
Репутация: 4
Статус:
Владимир Вальков
г. Москва
vlad.rimskiy@mail.ru

Осмысление

Ничего не любится, не ждётся
В этой дрёме фонарей свечной,
Грусть моя по улицам крадётся,
Годы видя смутностью ночной.

Средь домов у стен московских прячет
Чей-то отдалённый силуэт, -
Эй откликнись кто же там маячит,
Уж не сам ли я в расцвете лет.

Чащей очарованный лесною
И зелёной свежестью полей,
Там берёзы встречные весною
Шелестели как-то веселей.

Видно счастье до конца не выпить,
Но и здесь под чувственную дрожь,
Взглядом затерявшись в звёздной сыпи,
Что-нибудь ты близкое найдёшь.

В дебрях обозначенного круга
Не один бредёшь ты старина,
Оставаясь верною подругой,
Виснет желтоглазая луна.

Тусклым светом прогоняя рожи
Те, что корчат тени пред тобой,
Она сердце слишком не тревожа,
Смотрит молчаливою судьбой.

И пускай не любится, не ждётся,
Просто в дрёме фонарей свечной,
Грусть моя по улицам крадётся
Жизнь осмыслить смутою ночной.

***

Ведьма — ночь

Снова по задворкам ведьма-ночь
Забродила в снежной канители,
С улицы пытаясь уволочь,
Космы серебристые метели.

Праздничная суетность зимы
С колдовскою силою гаданий,
С детских лет вдохнули это мы
Из дремучих сказок и преданий.

Вот и ты пришла нежданно так
В снах каких тебя приворожило?
То, за что не дал бы и пятак,
Видно провиденье сторожило.

Я родную нежно обниму,
Поклянусь вовеки не расстаться,
А свеча не веря никому,
Станет жёлтым пламенем метаться.

Стоит ли нам всматриваться в дни,
Всё в которых сумрачно, как в чаще,
Чтоб лазурью вспыхнули они,
Надо разобраться с настоящим.

Снова по задворкам ведьма-ночь
Забродила в снежной канители,
С улицы пытаясь уволочь,
Космы серебристые метели.

***

Признание

Тело золотится кожей смуглой,
Вихрем поднят волос ото лба,
А глаза пылают словно угли,
Что страстями разожгла судьба.

Во дворах московских, затаённых
Есть ещё ночная тишь аллей,
Под луною в дебрях тех зелёных
Мир с тобой уютней и теплей.

Время непонятным языком
Мимо сердца в годы льёт пустое
Ну, а твой до боли так знаком
Ты ведь тоже вышла из застоя.

Образ твой несказанно мне люб,
Что-то в нём утраченное даже,
Как весна улыбка твоих губ,
Вспыхивает мысли будоража.

О тебе, родная, песню строк
Смутным вдохновеньем изливаю,
Трогая причёски завиток,
Чувством стих из нежности ваяю.

Тело золотится кожей смуглой,
Вихрем поднят волос ото лба,
А глаза пылают словно угли,
Что страстями разожгла судьба.

***

Смотрит время...

Смотрит время глазами мерина,
Чьи надежды утрат старей
Ах, Москва нить судьбы потеряна
В жёлтой грусти твоих фонарей.

А в душе голубым свечением,
Только сны над обломками лет
То, что жизнь унесла течением
До конца не осмыслить во след.

Но я голову мучить не буду,
Глядя с болью на этот обрыв,
Когда речка сметает запруду
Её крепче лишь строят бобры.

Оттого, я ночами тёмными
Давней песней согреться хочу
Там, где улицы, став огромными,
Заморозили музыку чувств.

Смотрит время глазами мерина,
Чьи надежды утрат старей,
Знаю, город, не всё потеряно
В жёлтой грусти твоих фонарей.
отобрано для публикации


***

Дом

Этот дом купеческий
Из других времён,
Смотрит по отечески
На прохожих он.

Печным топкам в саже
Снов уют вверял,
Может видел даже
Самого царя.

От святой Руси имел
Душу хлебосольную,
И по праздникам гремел
Выплеснув застольную.

Узнавал всегда в лицо
Всех до самых низких,
На войну своих жильцов
Провожал, как близких.

А плохую весть услышав,
По кому-то слёзы,
Лил с покатой крыши
В локоны берёзы.

Этот дом купеческий
Из других времён,
Смотрит по отечески
На прохожих он.
отобрано для публикации


***

Навеянное Русью

В безвестье заблудившие дома
И машин чадящие потоки,
Ты, Москва, сведёшь меня с ума,
Приглушив стук сердца одинокий.

Годы к сумме мысленно сведя,
В кабаке средь нового зевакой
Вспоминаю, крепкий хмель цедя,
Что в тебе я старой не оплакал.

И оттого дороже всё места,
Куда всегда я с трепетом хожу,
От сутолоки маетной устав,
В Коломенском аллеями брожу.

Хоть вижу там бумажных чаще птиц,
Их запускают в поднебесье дети,
Под звон колоколов со встречных лиц
В глаза мои надежда снова светит.

Где время молвит чутким языком,
Там затерять и душу не боюсь я,
Любой в груди рассасывает ком
С дремучих троп навеянное Русью.
отобрано для публикации


***

Город

С фонарей сияют
Золотые глазки,
Эту ночь ваяют
Колдуны из сказки.

Ледяные корки
Снег скрывает еле
Скачет по задворкам,
Ветер на метели.

Вихри очумелые,
Выгнав из теней,
Развевает белыми
Гривами коней.

В разноцветье собраны
Вдалеке огни,
Ими мне по-доброму
Город подмигни.

***
 
nika_pugovkaДата: Воскресенье, 15.07.2012, 23:58 | Сообщение # 66
Группа: Удаленные





Ника Федорчук
г. Москва
f_very@mail.ru

НЕ СУДЬБА

Как это просто - приехать в город, где живёт она-
под видом командировки выбить себе два дня,
ходить по старым улицам, знакомым кафе и пабам,
пить алкоголь, прожигающий огнём по ранам,
что идут от глотки до того самого дна,
что в народе принято звать "душа".

Спускаясь с трапа, пробует на вкус столичный уют.
Здесь в лицо улыбаются, в душу ядом плюют.
Но по сравнению со своим провинциальным родом
бездушное племя городского народа
одиноко, скупо и крайне несчастно;
не живуще - проживающе ежечасно.

Он все понимает, но едет сюда и молится,
что встретит её случайно на главной улице..
И придёт конец всей этой дурной бессмыслице
одной фразой желанных уст.

...Но даже та надежда, которую не хоронят,
уходит сама, словно её злая стая гонит.
Он остаётся меченый синдромом "Недопонят.
и совершенно пуст".

Ему ведь и сказать-то нечего, кроме этой боли,
на которую не хватает больше сил и воли
слышать о том, что может быть просто другом..
Мне кажется "дружба" будет самым страшным недугом,
когда сосчитают все в мире предательства и недолюбови,
что в народе принято звать "не судьба".

ВСЯ ЖИЗНЬ ПО КАРТЕ

вся жизнь по карте,
где города и метки
цветными кнопками с острой иглой.
вот это - город-однолетка,
а этот с именем Ханой.

здесь я был счастлив целый год,
обрёл товарища родного духом,
но из меня плохой был Дон Кихот,
и Санчо стал тяжёлым грузом.

привыкший к жизни на ходу,
рождённый циником и волком-одиночкой,
всех женщин, что встречал, не помню ни одну:
такая участь персонажей одноночек.

спустя немало лет, осел в Небраске.
я всё впитал в себя, как плесневелый сыр.
на карте той уж потускнели краски
и выпали иголки,
оставив сотню дыр.

собрав безумный клад воспоминаний,
я потерял к бесцельности азарт.
теперь я храбр для признания:
мой финиш там же, где и старт.

бег от тебя определил маршрут
все 30 лет, куда глаза глядят.
но где бы ни был - Эквадор, Бейрут,
мой страх и слабость за мной следят.

и если вся жизнь по городам,
то ты для меня Париж-
чтобы увидеть, я все отдам.
увидев, помру лишь.

ОТ МОСКОВСКОГО ДО ЛЕНИНГРАДСКОГО

очередная осень вползает за ворот глубже,
стелится под ноги грязной лужей,
завязывается шарфом потуже,
настраивает видимость хуже,
пространство уже,
и смотрит вчуже,
как ты справишься с этим такой неуклюжий
в своём старом худом плаще.

от Московского до Ленинградского - маршрут знакомый.
ты покупаешь билет и приезжаешь снова,
с грустью в глазах и бутылкой рома,
за душой пустота, в ушах - босанова.
нет, не ждала, не звала - ничего такого,
просто эта картина мне так знакома..
кроме неё одной нет ничего святого.
да и в принципе нет ничего. вообще.

спустя полгода и два предательства
ты молчишь в себе все ругательства,
совершенствуешь навыки истязательства,
и только слеза на щеке - одинокое доказательство,
что не убит еще, а живой вполне.

ты озираешься взглядом пленного на войне,
хватаешь за руку, всё крепче и посильней
ничто не выдаст так твою боль мне
как предательский хруст. не в хряще.
а в кричащей твоей душе.

ДО 2012

ноябрь липнет жвачкой к грязным подошвам.
изъяли всё, даже снег и мороз.
кругом осколки мыслей, летящих вразброс,
и каждая третья из них по усопшим
мечтам и мыслям, что были в прошлом,
а стали кладбищем с сотней засохших роз.

силуэты, тела и тени мелькают рядом,
безнадежно немые, как исход шелкопряда,
истошно проржавленные изнутри.
слепобездушные, из ран сочащие ядом,
никто не выживет после контрольного взгляда,
есть одно правило - в зеркало не смотри.

из самых страшнейших бед - потерять того,
за кого болел, молил, по ночам не спал,
свои силы последние с колен поднимал,
чтоб оживить его душу и естество.
но однажды вдруг - не чувствуешь ничего -
ни себя, ни его, ни того, что смыслом своим считал,

кроме ногтей, впившихся в ладонь, словно металл,
когда, прощаясь, в кармане кулак сжимал,
лишь бы не зареветь, как малец пятилетний.
-до 2012ого?...
-до 2012ого.
благо, обещают, что он последний.

В ДОРОГУ

за два часа быть на месте, чтоб успеть к вылету, опоздать нельзя.
моя реальность замкнулась вакуумом, дышит в затылок, смотрит в глаза,
проникает всё глубже, холодком по спине скользя,
такая тотальная и громкая тишина.

сдать багаж, получить посадочный, улететь в "никогда больше".
кто-то едет на юг в отпуска, кто-то к бабушке в Польшу,
я еду в город, где небо ниже и воздух горше,
а искренность сожжена.

туман накрывает город сотнями мыслей о несбывшемся и былом,
самолет летит в облаках, что разлились по небу густым молоком,
а в нем одинокие люди, как бабочки - приземляясь, задевают крылом
острое лезвие топора.

каждый день трясет, выбивая наивную дурь из башки.
так из поездок хранят билетные корешки.
так судьбоносные встречи определяют в раздел "пустяки".
так при прощании рвет на куски
и тихо шепчется "мне пора"...

ТАКОЙ ГОРОД СТРАННЫЙ

такой город странный, все искажает,
как будто живешь в пузыре или линзе.
раскинешь руки - стены мешают,
получишь больше - сразу лишают,
и как бы ни бегал в поисках лучшей жизни -
далеко не уйдешь - ласково утешают.

куда бы ни пришел, даже если до этого там были люди,
через какое-то время - одна пустыня:
дышать непросто, там воздух хранят в сосуде,
такой божественной посуде,
и выдают по норме, дозе, по минуте.
песчаный ад. песчаная святыня.

уйти от себя - единственный способ избавиться от хлопот,
но только идти осталось пару десятков лет,
покорять барханы рыжих широт
и строить туннель к облакам, как старательный крот.
при полете вверх - все наоборот -
люди смотрят закат, а я рассвет.
 
АсламбекДата: Вторник, 24.07.2012, 18:45 | Сообщение # 67
Группа: Удаленные





Асламбек Абдулаев
г. Москва
ros3000@mail.ru

Дух Кавказа

Бьет барабан, не умолкает,
И, как орган, гармонь гудит.
Горянки взгляд огнем пылает,
Как вихрь, кружится джигит.

Их жар и страсть обуревают,
Рождая бешеный накал.
И удальца глаза сверкают,
Как полированный кинжал.

Кавказа дух витает птицей…
Джигит танцует, как в бреду.
Еще немного и умчится,
Схватив невесту на ходу.
отобрано для публикации


Поединок

Участь, время и эпоха
Независимо от нас,
Хорошо ли это, плохо ль,
Правят нами каждый час.
Главное, не просто жить,
А не дать себя сломить!
Мне тягаться интересно
С трехголовою горой.
Не осилить их, хоть тресни.
Ну а если по одной?
Всех голов я не достану,
Но одну приговорю –
Уважать себя заставлю,
Хоть на время, придавлю!
отобрано для публикации


Наказание

Душевных ран должник я вечный твой,
Сам свой тюремщик, сам свой часовой,
И не тюрьмой, а узника тоской,
Гашу свои долги перед тобой.

К концу подходит жизненный мой путь.
Тоска змеей мне сдавливает грудь,
Бравады след простыл, я сам себе постыл,
Дряхлеет плоть... Я зеркало разбил...

Отложенная месть прекрасных глаз
Меня настигла в поздний жизни час,
Разбитый и больной, я получил урок –
Самим собой мне присужденный срок.

***

Проверка или приговор, пока не знаю.
Надежды на Аллаха возлагаю.
Я верую, лишь под Его рукой
Я обрету свободу и покой.

Проза жизни

Ни поэзии, ни прозы,
Нет ни «Мерса», ни «Оки»,
Жму педали от угрозы.
Вдруг повеситься с тоски.

Блага я отверг земные,
Миллионы щедро слил,
И теперь как все другие
Участь смертных разделил.

Не звонят мне то и дело,
Как у нас заведено,
И вокруг все посерело,
Словно вечером окно.

Старый друг все время занят
На гламурных вечерах,
И подруги не заглянут,
И уныние в глазах.

Обнищав материально,
Самомненьем не грешу,
И пускай не гениально,
Но пишу. И как пишу!
отобрано для публикации


Мое окно

Позаброшенный, забытый,
Словно в стену гвоздь забитый,
У окна один сижу
И на улицу гляжу.

Кончились мои концерты,
Не гремят аплодисменты
В честь мою на торжествах.
Лесть застыла на губах.

Был я гордый исполнитель,
А теперь стал просто зритель,
Жизнь промчалась как во сне,
Словно всадник на коне.

Отшумели, пролетели
Мои годы, как метели,
Палка, лавка и окно
Заменили мне кино.
(Это все, что мне дано)
отобрано для публикации


Чайка моя

На абхазском побережье,
В мандариновом раю
Чайкой нежной, белоснежной,
Ты ворвалась в жизнь мою.

Ты парила, ты кружила,
Словно птица над водой,
Кареглазая абхазка
С длинной рыжею косой.

Очутившись, словно в сказке,
В мандариновом раю,
Обратился я к абхазке:
– Расколдуй меня, молю.

Ты свои творила чары,
Ты шептала на своем:
– Сара-бара, ты мне пара,
Улетим с тобой вдвоем.

Из оранжевого рая
Я забрал тебя с собой,
И теперь мы, дорогая,
К теще ездим в отпуск свой.

Кареглазая абхазка,
С длинной рыжею косой,
Чайка ты моя из сказки,
Я теперь навеки твой.

Народ

Я в мужестве твоем не сомневался,
Народ чеченский, у тебя в крови
Еще запас терпения остался,
В аду, спасенный силою любви.

Я видел сам: врачи из-под бомбежки
В больницу двух мальчишек привезли.
Я видел их кровавые ладошки
И лица их, черней самой земли.

Свидетель Бог: при виде этой пары,
С носилками встречая у дверей,
Испуганно застыли санитары,
И доктора кричали им : «Скорей!»

Читатель мой, я твой покой нарушу:
Тот младшенький, трехлетний мальчик, тот
Воды просил… У старшего наружу
Осколочным был вывернут живот.

От смертной пытки повзрослев невольно,
Губами, почерневшими, как ночь.
Шепнул он: «Доктор, мне совсем не больно.
Сначала надо младшему помочь»

Я в мужестве твоем не сомневался
Народ чеченский у тебя в крови
Еще запас терпения остался,
В аду спасенный силою любви!
Прикрепления: 2531274.doc(35.0 Kb)


Сообщение отредактировал Асламбек - Вторник, 24.07.2012, 18:51
 
mazurnpДата: Четверг, 26.07.2012, 00:17 | Сообщение # 68
Постоянный участник
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 348
Награды: 16
Репутация: 22
Статус:
Наталя Мазур
Хмельницкий Украина
mazurnp@ukr.net

Там за окном

Ночь. Город дремлет давно
После тревожного дня.
Сонно баюкает снег,
И засыпает меня.
Я утомленно бреду
Между домов и квартир.
Там высоко - окно,
Ты за окном - один.

Желтым квадратом глазниц
Смотрит на улицу дом.
Я постою здесь чуть-чуть.
Знаешь, что будет потом?
Просто потом я уйду,
Пряча от снега лицо.
Так и должно все быть...
Прав ты в конце концов.

Там, за окном, тишина,
И в центре комнаты стол.
Ты с тишиною своей
Длинный ведешь разговор.
Чай подливаешь себе,
Капли стирая рукой.
Там, за окошком, - ты,
Мой... но совсем чужой...

Ты куришь

Ты куришь «Winston», попивая виски.
Один глоток остался, вот облом…
А я ушла сегодня по-английски,
Покинув бедный, неуютный дом.
Ты грустно улыбаешься. Спокойно
Нажав на «Enter» ждешь, когда письмо
Отправится. И в тишине невольно
Припоминаешь все… Как повезло
Вчера на сайте встретиться со мною.
On line была я. Ты хотел on love,
И наши чувства океанскою волною
Накрыли нас… Ну а потом читал
Ты мне Варлена, Валери, Бодлера,
Под регги, ска, рокстеди и дансхолл.
Зачем-то клялся честью офицера,
Роняя пепел сигарет на стол.
Ты был в ударе. Ночь была безумной!
А кофе – горьким… Но вся сладость в том,
Что где-то есть дорога ночью лунной
В убогий, неуютный, но твой дом.

Ну вот и все

Ну вот и все... Уезжаю я завтра утром.
Вдогонку птицам исчезну в рассветной дАли.
Возьму с собою все свои беды, печали.
Оставлю в небе, звездным закрыв перламутром.

Каким коротким был сон этим бабьим летом...
И грустная осень пришла к нам опять нежданно.
В холодной постели проснешься ты утром рано...
А впрочем, знаешь, хочу сказать не об этом.

Ты сложишь крылья. Летать без меня нет смысла.
Тебе все труднее справиться будет с хандрою.
Ты будешь искать мои руки, озябши зимою,
А после ринешься вон из дома, отчаянно зубы стиснув.

Искать меня будешь ты среди толпы прохожих.
Мои слова принесет тебе щебет птичий.
Хоть наша повесть с тобой на последней странице
Без хэппи энда... Увы, так бывает тоже.

Придешь усталый. Снимешь пальто в прихожей,
В пустой квартире зима постучится в окна.
Ты будешь стоять и смотреть сквозь замерзшие стекла...
И только жить без меня ты уже не сможешь.


Мазур Наталя
 
ankladДата: Пятница, 27.07.2012, 18:33 | Сообщение # 69
Гость
Группа: Заблокированные
Сообщений: 10
Награды: 2
Репутация: 0
Статус:
Андрей Кладов, Новосибирск, yppa@bk.ru

ИДИЛЛИЯ

А где-то голубое море,
Лазурный берег, солнца свет...
Там хорошо, там жизнь без горя,
Веселый, праздничный фуршет.

Проводишь весело недели,
Живешь без цели и забот,
И утомляешься в безделье -
Мгновенье длится, словно год.

Там измерение другое,
Там время медленно течет,
Весь мир другой, и всё такое,
Что только манит и влечет.

А наша жизнь летит по кругу,
Мелькают годы, словно миг.
Они похожи друг на друга,
Как первый и последний крик…

Но мы привыкли жить не споря,
Расписан путь на много лет.
А там – пусть море голубое,
Веселый, праздничный фуршет...


Журналист, поэт, писатель и музыкант из Новосибирска
 
DavayДата: Воскресенье, 29.07.2012, 20:27 | Сообщение # 70
Группа: Удаленные





МЕТЕЛЬ

Метель упала пеленой
В заботливости неземной
На мир, жестокий и больной.
И нам на плечи.

Как опытная медсестра
В халате белом до утра
Она ходила по дворам…
И стало легче.

Метель заботливой рукой
Стелила мягкость и покой.
И город тёк.
Волной…
Рекой…
Не только внешне.

Стихали звуки суеты.
Стирались жёсткие черты.
Мир возникал из пустоты
Совсем нездешним.

Из тишины и белизны
Он проступал, как чьи-то сны,
Извечно-сказочным лесным
Волшебным чудом!

Как будто в детство возвращал.
Как будто счастье обещал.
Простые истины вещал…
Зачем?!
Откуда?..

Откуда льётся этот смех?
Зачем везенье – не для всех?
Кому искрится этот снег
На колких лапах?..

Метель в кружении своём
Меня несла за окоём…
А мне, при взгляде на неё,
Хотелось плакать!


Сообщение отредактировал Davay - Воскресенье, 19.08.2012, 09:31
 
Виктор_БойковДата: Вторник, 31.07.2012, 17:03 | Сообщение # 71
Долгожитель форума
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 3223
Награды: 77
Репутация: 188
Статус:
Виктор Бойков
г.Рыбинск Ярославская обл.

viktor22081961@yandex.ru

Мой Рыбинск

Есть много стихов о моём городке,
Его сотни раз воспевали поэты,
Как строился он на Великой реке,
Где стон бурлаков раздавался с рассветом...

О том, как в пурпуре вечерней зари
Красивы и праздничны волжские воды
И то, как в прохладной, туманной далИ
Зеркальную гладь бороздят теплоходы...

Гуляют ветра, поднимая волну,
Становятся штормом на водном просторе
И лучше не плыть в этот час в глубину...
А в целом - спокойно на Рыбинском море.

Малиновым звоном играют, как в старь
Большие часы колокольни соборной
И в Яблочный Спас разудалый звонарь
Народ созывает на праздник престольный...

Широкая Волга блестит серебром,
Над нею кружАт быстрокрылые чайки.
Чарующе - белое на голубом...
Об этом с восторгом писали прозаики...

Мой Рыбинск живёт, как столетья назад,
Такой же родной и по-прежнему милый.
Я буду встречать вместе с ним листопад
И он мне придаст вдохновенье и силы!
отобрано для публикации


Виктор
Мой творческий сайт
Моя страничка в авторских библиотеках
"Пассажирский автобус"
"Тет-а-тет с самим собой"


Сообщение отредактировал viktor22081961 - Четверг, 02.08.2012, 10:40
 
aniram43Дата: Суббота, 04.08.2012, 11:00 | Сообщение # 72
Долгожитель форума
Группа: МСТС "Озарение"
Сообщений: 2655
Награды: 72
Репутация: 105
Статус:
Марина Сливко г.Могилев Aniram06@list.ru

ПИТЕРСКАЯ
ПАЛИТРА

По уснувшему городу
Шел художник с палитрою
И бурчал себе в бороду:
"Что за скука гранитная!

Угловатость линейная...
Что за серость занудная!
Величавость музейная...
Что за сырость простудная!"

Растирал охры, кобальты
Он с туманов белилами,
Подбодрил взмахом опытным
Львов с глазами унылыми,

Освежил город каменный
Он мазками зеленого,
И особенно кадмия
Не скупился лимонного.

Потянул нежно-розовым
Он по питерским зданиям,
И плеснул терракотовым
На колоны Ростральные.

Обновлённо - сияющим
Петербург просыпается,
Пешеходам шагающим
Город мой улыбается.

МОЙ ЛЕНИНГРАД

Жемчужный бисер фонарей
Над черным бархатом мостов…

Уютный уголочек для студентки
За шкафом в бабушкиной коммуналке.
Блокадницы, бабулины подруги,
Под абажуром и с извечным «Беломором»,
Играют в «дурака» на спички.
Взрезает вечер, как консервов банку,
Щемящий звук последнего трамвая.

Над черным бархатом мостов
Жемчужный бисер фонарей…

ЛЕТНИЙ СОН

За окошком дышит город.
Он, как кошка, мирно спит.
Серп луны, беспечно молод,
В переулочках шалит.

Головой клонясь к подушке,
Затаились ритмы дня.
Прошмыгнувшей легковушки
Потревожил звук меня.

Но сиреневым туманом
Оплетая, словно сеть,
В лунном призрачном кафтане
Сон идет мне песни петь.

Где-то плачут самогуды,
Филин вторит им навзрыд.
Из лягушечьей запруды
Жабка за стрелой следит.

Пахнет перезревшим хлебом,
У реки костры горят,
И под чистым звездным небом
Пары над огнем парят.

Просыпаюсь…Окна настежь!
За окном заря встает.
Расправляя крылья счастья,
Город собрался в полет.
все забрала


Марина Сливко
поэтическая страничка: http://soyuz-pisatelei.ru/forum/35-2614
проза: http://soyuz-pisatelei.ru/forum/35-3178


Сообщение отредактировал aniram43 - Суббота, 04.08.2012, 11:29
 
NikitaRainДата: Вторник, 07.08.2012, 13:05 | Сообщение # 73
Постоянный участник
Группа: МСТС "Озарение"
Сообщений: 248
Награды: 11
Репутация: 10
Статус:
Никита Райн
Москва, AnjoLaFler@ya.ru

"31.2011/1.2012 Ощущения.Новый год в Москве."

Этот воздух заряженный дымом,
Обрывки петард и прочих снарядов.
Сотни людей пробегающих мимо,
Четыре часа утра, а как будто бы, так и надо.
Как будто бы чудом летят снежинки.
Новый, приходит в белом одеянии.
Там стреляют салют, бежим!
Почему то нет, ни холода, ни расстояния.
И хочется, что бы было так же чисто,
Как в полдень, когда все еще спят.
Когда снег на деревьях искриться,
И машины под окнами еще не гудят.
Когда дети кричат за углом что то,
Их бабушки шагают рядом
-«Ну, пожалуйста, можно еще? Немного!»
-«Хорошо, еще полчаса и точно обратно».
отобрано для публикации


"Вперед"
Они уходили на юг,
Убегали, пытались спрятаться.
В старый помятый сюртук,
На перроне умирающей станции,

Забытого богом вокзала.
Редкие поезда провожали,
Ходили по рельсам, считая шпалы
Они не боялись, просто руки дрожали

Не знали чего им ждать,
Они ничего и не ждали.
Просто по новой, опять,
По рельсам считая шпалы.

Они хотели вперед бежать,
Но почему то обратно пятились.
Их давно уже перестали искать,
Они по привычке прятались.
отобрано для публикации


"Питер-Москва-Питер"
Какие-то перекрестки улиц, пересечения домов,
Ты видишь? Мы с тобой ревнуем на расстоянии городов!

И снова поезд пойдет по кругу "Питер-Москва-Питер".
Восемь часов в пути, только что бы друг друга увидеть,
Что бы сказать "привет!", одними глазами, вдыхая запах,
Закрыть глаза рукой, подкравшись сзади на мягких лапах,

Моя Москва избалует меня частичкой Питера в ней.
Ты привезешь с собой Неву, но только прошу не жалей,
Захвати еще разводные мосты и крыши старых домов,
Дворы-колодцы, снег, ну и конечно же Петергоф...

Холодный ветер, и я в метро с горячим кофе
А рядом ты, полсотни людей, и мне на все пофиг!
А позже ты уедешь, оставив после только хорошее,
А я все так же свободна, просто теперь что то большее.

Укуталась серым шарфом - как будто к тебе прижалась
Мы, ведь, опять по разным городам, но как то странно, рядом остались.
отобрано для публикации


"Что будет если завтра придет зима?"
Мне хотелось бы дарить тебе цветы...
Это безумие...Но мы безумны!
Куда приводят грани темноты?
Не к свету вовсе, лишь к новым лунам.

Возможно, нас сближает холод,
Он обжигает так же как огонь.
Растворить в тумане город.
Я снег вложу в твою ладонь.

Улыбнись, пожалуйста, сейчас!
Мне это нужно...Так скучаю...
Осколки льда останутся от нас...
Но скоро-новые причалы.

"Птицей"
Мне не хватает здесь воздуха, слышишь?
Для меня словно клетка - четыре стены.
Расправить крылья и только выше!
Вот, уже облака с другой стороны.

Я хотел бы лететь как птица,
Отдавая себя всего ветру.
Мне свободой не успеть насладиться,
До горизонта всего километр.

И даже если бы вдруг пошел дождь,
Я все равно продолжал бы лететь.
Отдаваясь дождю, я наверно с ним схож,
Я так же как он не смог бы согреть.

И я купался бы в его каплях,
В то время как вы укрывались зонтом.
Я с высоты смотрел бы спектакль,
Как съежившись, вы бежите домой.

Я смеялся бы свысока над вами,
Так честно, впервые, так искренне!
Капли смеха в лужи кружевами,
Вы бежите от дождя, как будто от выстрела!

А я давно уже сам стал дождем,
До нитки промокнув, я слился с ним воедино,
Так же как он, я стекаю ручьем,
Касаясь совершенством, как дым, неуловимо,

Под солнышком, позже, я высушу перья...
Лететь! Не переставая! Ни на мгновение!
Сознание утонет в глазах подмастерья,
А мне скоро уже конец, наберитесь терпения.

Вокзалы
А я не вижу смысла в поездах.
Ты видишь, правда? Расскажи!
Нам ведь не быть уж в тех местах,
Другой там кто-то путь сложил.

Другой, не я, совсем не я!
Нам не встречаться на перронах.
У нас господь всему судья.
А в револьвере два патрона.

Не надо, ты не стой, иди!
Еще все будет! Просто позже.
Я остаюсь опять один.
Это ведь, совсем не сложно.

Не надо, ты не стой, иди!
Твой поезд прибыл на перрон!
Не сбиться бы тебе с пути,
Успеть вбежать бы в свой вагон.

Не надо, ты не стой, иди!
Тебя проводят площади вокзальные.
Такое лживое - «Прости».
Ну ладно. С богом. До свидания.


Никита Райн

Сообщение отредактировал NikitaRain - Понедельник, 03.09.2012, 15:11
 
kain13kДата: Четверг, 09.08.2012, 11:55 | Сообщение # 74
Гость
Группа: Автор
Сообщений: 2
Награды: 2
Репутация: 0
Статус:
Сергей Сабратов, Краснодар
kain13k@gmail.com

Но, если твой город...

Безрадостно в доме,
Где вечно известен
Привычных событий итог.
И голос надломлен,
И спетые песни
Не стоят написанных строк.

Но, если твой город
Не омут событий –
Его невозможно понять.
Так, в самую пору
Одеться и выйти,
И ворот, конечно, поднять.

Усталость отринь ты,
В почёте дорога
Застывшая в мутном окне.
Войди в лабиринты
Зловонного смога
И визга железных коней.

Но, если твой город
Не смог и машины,
Где заперты двери на ключ,
Где мёртвые горы
Воткнули вершины
В седую подбрюшину туч,

Меж серых построек
Пройди километры,
На поиски новых идей.
А ворот укроет
От вечного ветра
И взглядов беспечных людей.

С мечтой о свободе
Задёргивать шторы
За окнами клеток и нор,
По улицам бродят
С улыбкой мажоры
Не зная, что в моде минор.

Но, если твой город –
Минорные ноты,
Запомни мелодию струн.
И поднятый ворот
Поведает, кто ты,
И голос, что звонок и юн.

От вытертых тем,
До литаний кумирам!
От боли, до спора с толпой!
Рассказывай всем
О величии мира,
Твори, созидая, и пой!

Каменный лес

В мире асфальтовых книг, в устье асфальтовых рек
Грязью промасленных туч падает пепельный снег,
Корни вонзая в бетон, ветви вознес до небес,
Поступью серых стволов высится каменный лес.

Высится каменный лес, ветви сплетающий в сеть,
Лес, не способный любить, лес, не способный согреть,
Листьев стеклянная трель рвет переливами слух.
Каждый, кто выживет – зверь, всякий увидевший – глух.

Всякий увидевший – глух, каждый, кто слушает – слеп.
Замерший каменный лес – серый безжизненный склеп
В бурю охваченный сном, страх пробуждения – штиль.
Ноздри сжигает огнем ржавчины рыжая пыль.

Ржавчины рыжая пыль вьется поземкой у ног.
Лес, источающий смрад, лес, источающий смог,
Воздух – отравленный дым, нежность касания – яд,
В спину колотится гнев – замерший каменный взгляд.

Замерший каменный взгляд властно взирает с вершин
Блеском причудливых глаз птиц неподвижных – машин.
Ветви сжимая в когтях жадностью скованных лап
Ищут в осколках стекла тех, кто податлив и слаб.

Тех, кто податлив и слаб, впишет в историю стен
Лес, обращающий в прах, лес, обращающий в тлен.
Каждый отмеренный шаг, каждый отчаянный крик –
Ржавые строки страниц в мире асфальтовых книг.

Все забрала
 
ЮлианнаДата: Суббота, 11.08.2012, 19:33 | Сообщение # 75
Житель форума
Группа: МСТС "Озарение"
Сообщений: 1186
Награды: 45
Репутация: 47
Статус:
Юлия Рущак, г. Орск Оренбургская обл.
malina-orsk@mail.ru или golosa-orenburgiya@mail.ru


ДОЖДИ В ГОРОДЕ

Царят на улице дожди,
Повсюду молнии сверкают,
Небес прохладу прошивают,
Но что же будет впереди?

«А впереди нас ждут осадки» –
Синоптик говорит в эфир.
И город превратился в тир –
С дождём народ играет в прятки.

В ГОРОДЕ ГРОЗА

Скамейки, парки и фонтаны,
Аллеи, клумбы и вокзал,
Вокруг рябины и каштаны –
А в городе царит гроза.

Проспекты, улицы, дороги.
Дома, огни, дворы, сады…
И лентой голубой потоки
Оставят в городе следы.

Я И ГОРОД

В этом мире всё закономерно
По проспекту иду не спеша
В этот город влюбился, наверно,
От того и поет так душа.

Я смотрю на людей проходящих,
Все куда-то спешат по делам.
Прохожу мимо труб я дымящих,
А потом и по школьным дворам.

Я теперь здесь останусь на годы,
Город Орск для меня стал родным.
Вместе с ним мы встречаем восходы,
Засыпаем – под небом ночным.
отобрано для публикации


ЖИЗНЬ В РАЗЪЕЗДАХ

Свою жизнь проживаю в разъездах –
Петербург, Оренбург, Кострома…
В поездах часто кутаясь в пледах,
Забываю родные дома.

Я теряю друзей в расстояньях,
И меняю уют на «плацкарт».
Провожу день в делах, час в гуляньях,
А на утро опять новый старт.

Впереди снова ждут километры –
Волгоград, Пятигорск и Москва
На перронах встречают лишь ветры
И теряются в шуме слова.

Но люблю я поездки, дороги,
Стук колёс, сводящий с ума…
Зарифмую свой мир в эти строки,
Вспоминая родные дома.
отобрано для публикации


Юлия Рущак, координатор ЛК "Голоса Оренбуржья"
(г.Орск, Оренбургская обл.)

Авторская страница (поэзия)
Галерея "Города мира"
Творческая гостиная (проза)
 
Литературный форум » Работа издательства, публикации » Тематические альманахи » Рифмы города (Альманах городской лирики)
  • Страница 3 из 4
  • «
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • »
Поиск: