[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Литературный форум » Наше творчество » Авторские библиотеки » Проза » Рассказы от Свеники (Малая проза)
Рассказы от Свеники
Светлана (Svenika)Дата: Понедельник, 20.07.2015, 23:24 | Сообщение # 1
Гость
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 10
Награды: 1
Репутация: 0
Статус:
Доброго времени суток! Новичок, как на сайте, так и в писательском ремесле. Зовут Светой. Родом из Риги, но вот уже несколько лет живу в Англии. На фоне работы с цифрами обострилась тяга к буквам Пишу малую прозу: рассказы, миниатюры. К критике отношусь положительно biggrin
Прикрепления: 5295906.jpg(129.3 Kb)
 
Светлана (Svenika)Дата: Понедельник, 20.07.2015, 23:27 | Сообщение # 2
Гость
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 10
Награды: 1
Репутация: 0
Статус:
Плед на юбилей.

- Леш, я больше не могу, уже ногу начинает сводить судорогой.
- Наплавалась?
- Ага. Хватит. Да и солнце сегодня жгучее, боюсь как бы голову не напекло.
- Тогда вылезай, я еще побарахтаюсь.
- Ты тоже не задерживайся.
- Пять минут, Ленусик.

Лена вышла из воды и, осторожно ступая по горячему песку, направилась к оранжевому тенту. Справа от него должен быть их плед. Или слева? Лена покрутила головой. Ни справа, ни слева от яркого тента не было знакомого бежевого покрывала. Может тент не тот? Да нет, вроде тот, вон и колышек у него зеленого цвета. Остальные металлические, а один зеленый. И натянуто полотно ракушкой, словно пещеру кто-то хотел устроить. Лена оглянулась: чем черт не шутит, вдруг тут есть еще один, точно такой же. Но нет - вокруг, насколько хватало взгляда, не было другого оранжевого тента.
"Чей же тент был? - пыталась вспомнить Лена. - А, кажется там мама с ребенком была. Точно, тихий ребенок и шумная мамаша".

Лена осторожно приподняла край полотна и заглянула внутрь.
- Миша! - раздался голос откуда-то из-под большой книги. - Ну не открывай же тент, солнце сильно печет, солнечный удар будет! Сколько раз повторять! Дай спокойно полежать!
- Извините, - смущенно пролепетала Лена. - Это я, ваша соседка.
- Кто? - Книга шевельнулась, упала и на Лену глянули два красивых миндалевидных глаза. - Какая соседка? Кто вы?
- Мы с мужем тут рядом расположились, не помните нас?
- Ой, ну вы скажете! Откуда ж я помню-то? У меня ребенок с ним разве успеваешь по сторонам глядеть?
- А, ну извините, пожалуйста.
Лена опустила край тента и снова огляделась: нет, их бежевого пледа все так и не было. Рядом раздался недовольно-удивленный голос:
- А что вы хотели? - миндалевидные глаза все же выглянули из-под тента.
- Вы понимаете, мы тут рядом были, у нас такой бежевый плед был, - сбивчиво объясняла Лена. - И мы ваш тент запомнили, когда купаться уходили, чтобы не заблудиться. А вот вернулись, то есть я вернулась, муж еще плавает, а пледа нашего нет.
- А вы точно рядом с нами были? Может вы около другого тента были и просто перепутали?

Лена принялась объяснять и про колышек, и про форму ракушки. Ее голос уже начинал дрожать, было почему-то неловко перед женщиной, которую она выдернула из сладкой дремы. А еще было страшно от непонимания.
- Ну не знаю, что вам сказать. - развела руками обладательница восточных глаз. - Я почти уснула, слышала Мишка мой рядом возится и все. А муж ваш где?
- Ой.. А вон он идет, - и Лена, увидев мужа, побежала ему навстречу.
-Леша, Лешик, я вещей найти не могу.
- Ленусик, ты что? Вон же наш ориентир, тент оранжевый, справа от него и вещи наши.
- Ну нет там вещей наших, нет, я там везде посмотрела.

Леша обошел кругом тент, потом покружил еще немного вокруг него, огляделся и вынес вердикт:
- Ленусик, кажется наши вещи украли.
- Как украли? Кто? Зачем?
- Ну кто-кто. Воришки, кто же еще?
- Леш, Лешааа, как же мы теперь? Ой, Леш, там же все было: и кошелек наш и телефон, и книжка моя записная, там же все телефоны записаны. А Маринка будет звонить в пять часов, мы договорились.
- Лен, телефон - это ладно, я сейчас думаю, в чем мы с тобой домой поедем. Ты посмотри на нас, ты в купальнике, я в плавках.

Лена ахнула. Действительно, из одежды у них осталось только то, что было на них надето. В таких купальных нарядах они не то, что домой не доедут, но и дальше пляжа не выйдут. Это ж не Черное море, где с пляжа домой в купальниках все топают. Или на рынок за арбузами. Тут-то Рижское взморье - все благопристойно. Да и дорога до дому тоже неблизкая: полчаса на электричке до Риги, а потом еще минут двадцать на автобусе до дома. Так еще и до электрички дойти - тоже хороший кусок получается. Неужели они вот так и пойдут - он в плавках, она в купальнике? Ой, стыд-то какой! Никуда она не пойдет в таком виде! Никуда!! Да первый же полицейский патруль заберет как каких-то преступников. На глазах у всех! Позор!

- Ленусик, только не реви, я тебя очень прошу.
- Леш-шаааа, - уже всхлипывала Лена . - Что же делать, Леша?
- Подожди, я думаю. Позвонить надо. Маринке или мужу ее, Улдису. Ты телефон их помнишь?
- Нет, Леш. Я ведь только домашний помню, а мобильный у меня в книжке записан был.
- М-да... и я только домашний. Но дома-то их нет сейчас, а с работы они придут - Алексей привычно поднял руку и поморщился - Вот черт, часы-то тоже... тю-тю. Но и без часов ясно, что они еще на работе. Ну не плачь же ты!
- Леш, полицейские тут есть?
- Где? На пляже? Откуда? - Леша пытался вспомнить, ходят ли по пляжу какие-нибудь патрули. - Лен! Ты умница! На пляже спасатели же есть. Ну точно есть. Я еще их будку видел, когда мы место искали.
- А где она была?
- Погоди, погоди. Шли мы оттуда. - он махнул рукой вправо. - Значит, идем туда. Как там было: значит нам туда дорога, значит нам туда дорога?

И они пошли - Леша бодро, Лена неуверенно, опустив голову. Ей было неловко пристально разглядывать отдыхающих, и она воровато поглядывала направо и налево: вдруг родной плед обнаружится. Его ей было почему-то жальче всех: ни утрата кошельков, ни телефона мобильного, ни ключей от квартиры не огорчала Лену так, как потеря пледа - Леша привез его из своей первой зарубежной командировки.

Вскоре они подошли к спасательной вышке и притулившейся небольшой будке.
- Леш, я не пойду, мне стыдно. Иди один.
- Чего тебе стыдно? Ты, что ли, украла вещи? Мы потерпевшие, дорогая. Это пусть воришки стыдятся.
- Нет, Леш. Не могу.
- Ну ладно. Жди меня тут - он властно указал на скамеечку рядом с вышкой. - И никуда не уходи. А то еще и тебя украдут.
Пока мужа не было Лена побродила туда-сюда, все еще с надеждой поглядывая по сторонам. Потом села на песок - ей очень хотелось чтобы никто не догадался, что у нее что-то случилось. Просто вот сидит отдыхающая, загорает, а то что рядом со спасательной станцией, так может места хорошего не нашла или вообще ненадолго пришла и идти далеко на пляж не хочет.

Солнышко припекало, от него никуда нельзя было скрыться. Лето в этом году удалось - свободное время все кто мог проводили на море - большей частью в воде.
- О, вот ты где, отдыхающая! - послышался совсем рядом мужнин голос.
- Ну что, что они сказали? - встрепенулась Лена.
- Ой, Ленусь, ну что они могли сказать - плюхнулся рядом с женой Алексей. - Предложили вызвать полицию. Заявление писать надо. Описывать, что конкретно у нас украли, где мы были в это время и кто был рядом с нашими вещами - соседи там всякие. Словом, все, что полагается в таких случаях.
- А домой мы как поедем?
- Вот вопрос так вопрос. Ленусик, ты только сразу не возражай, послушай меня. Ребята предложили одолжить нам одежду какую-нибудь, чтобы мы могли до дому добраться.
- Какую одежду? Чью?
- Ну не знаю. Свою наверное. У них там есть склад забытых вещей, да новая спасательская форма, - нерешительно протянул Алексей.
- Нет, нет, - замотала головой Лена. - Леш, я не смогу. Не смогу надеть чужое.
- А в чем ты домой поедешь, Елена? - грозно спросил Леша. - Думать надо, дорогая. Мы с тобой в наших купальных костюмах и метра по улице не пройдем, как первый же патруль повяжет нас, как каких-нибудь эксгибиционистов!
- Алексей! Не ругайся, будь добр!
- Ладно-ладно, трепетная моя. Ну так что? Иду за вещами? Или нет, идем вместе. Ребята выйдут, а мы оденемся.
- Хорошо, идем. Что же делать...

В спасательной будке было тесновато и Лена вжалась в уголок. Щеки ее пылали, на глаза наворачивались слезы. Трое ребят-спасателей суетились вокруг стола, куда складывали всю, более-менее подходящую, одежду. Алексей ими руководил:
- Нет-нет, ребята, это не пойдет. А вот это впору будет.
Наконец гардероб был отобран и парни удалились.
- Леш, а зеркала тут нет?
- Ну, мать, ты даешь. - расхохотался Алексей. - Это ж не магазин, а станция спасателей. А троим парням зачем зеркало? Я буду твоим зеркалом.

Через минут пятнадцать они были готовы. Лена в цветастой юбке, майке с надписью "I love New York" и в сильно поношенных тапочках непонятного цвета и Алексей, облаченный в красные шорты спасателя и такую же красную безрукавку с сандалиями на ногах, правда сандалии были больше похожи на лапти (ремешков и вовсе не было, только завязочки), но на 46 размер у ребят ничего другого не нашлось. Спасатели оглядели горе-отдыхающих и кивнули в унисон:
- Вполне себе нормально.
- Вот деньги на проезд. - протянул купюру самый высокий. - Точно не будете писать заявление?
- Нет, не стоит. Вряд ли найдут что-то, - махнул рукой Леша. - Спасибо вам, ребята.
- Мы обязательно вам все вернем, мальчики - сказала уже успокоившаяся Лена.
- Ну что вы, не нужно. - улыбнулся высоченный спасатель.

- Леша, - протянула Лена, когда они вышли с пляжа на дорогу. - Пойдем не по прямой.
- Это почему? Так же ближе до станции, - он внимательно посмотрел на жену.
- Стыдно, - жалобно сказала она. - На нас же смотрят все.
- А ну перестань стыдиться. Ты что ли украла? - рассердился Алексей - Быстрее дойдем, быстрее дома будем.

Так они и шли до станции: Лена периодически жаловалась на взгляды окружающих, видя в них осуждение, а Алексей ругал ее за мнительность и уговаривал потерпеть. На станции Лена спряталась в зале ожидания - благо там никого не было, уезжающие с моря ни за что не хотели пропускать ни одного лучика солнца и потому загорали даже сидя на лавочках на перроне. Вместе с билетами Леша принес бутылку минералки и протянул ее жене:
- Возьми, попей. А то жара же, - вздохнул он. - Сейчас электричка подойдет.
И, помолчав, добавил:
- А плед уже старый был - на нем уже дырка была. Не переживай. Я Маринку попросил такой же купить, нам на юбилей.
- Правда? А есть еще такие? - Лена посмотрела на мужа с надеждой.
- Маришка сказала, что обязательно найдет. Только я тебе этого секрета не выдавал, - шепнул Алексей.
Лена поцеловала мужа.

Они выбрали самый пустой вагон и сели в уголке. Сегодняшние события их так вымотали, что не успела электричка отойти от станции, как они уже спали - Лена положив голову на плечо мужа, а он, обняв жену, склонил свою голову на ее.
Они не видели, как вагон заполнялся отдыхающими, которые с любопытством разглядывали седовласую пару в нелепой одежде, трогательно спавшую, прижавшись друг другу. Никто из попутчиков и не догадывался, что сегодня эта пара отметила годовщину свадьбы. На том самом море, где они и познакомились пятьдесят два года назад.


Сообщение отредактировал Svenika - Вторник, 21.07.2015, 22:56
 
Светлана (Svenika)Дата: Вторник, 21.07.2015, 00:01 | Сообщение # 3
Гость
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 10
Награды: 1
Репутация: 0
Статус:
Жертва "насилия"

Весна в этом году была поздней. В середине апреля еще шел мокрый снег, дул пронизывающий ветер и предположения о том, что зима сменится сразу осенью выглядели уже не настолько неправдоподобными. Помучив людей еще немного, природа смилостивилась, подарив все буйство цветущей флоры к концу мая. Цвело и распускалось все, что должно было зацвести и распуститься в марте, апреле и мае. Запахи перемешивались и дарили такой аромат, что окна хотелось держать распахнутыми весь день. Оксана задумчиво смотрела на яркую зелень деревьев. График отпусков перекраивали в пятый раз - многие ведь, надеясь на обычную весну, планировали садово-огородные работы, ну а кому с зарплатой повезло больше - весениие поездки. Не то, чтобы Оксана собиралась куда-то поехать, наоборот, она была бы рада взять денежную компенсацию вместо отпуска, но ее охватывало глухое раздражение от эмоциональных перепалок ее коллег в связи с перепланировкой отпускного графика. Вот и сейчас кто-то верещит под ухом.

- Оксана, ты что думаешь? Ты же общалась с Наташей!
Оксана повернулась к говорившей. Лена, по прозвищу "девочка-девочка" (прозванная так вовсе не из-за возраста, скорее из-за роли девочки-с-наивными-глазами, которую играла, надо признать, безупречно), опершись о стол, явно ждала ответа.
- Извини, задумалась. О чем ты?
- Ну вот, - картинно всплеснула руками Лена. - Как о чем? Тебе все равно, что ли?? Это ведь нас всех касается!
- Кого всех?
- Всех женщин!
Оксана обвела взглядом коллег. В кабинете их сидело пятеро, в соседнем кабинете еще четыре девочки и еще один кабинет занимала директор их бухгалтерской фирмы Валентина Леонидовна. Что ж могло такого случится?
- Лен, поясни, а? - взмолилась Оксана.
Недобрительно глянув на нее, Лена вздохнула, притворно усталым голосом начала:
- Я про Наташу. Она уже неделю на больничном. Позвонила Леонидовне, сказала, что заболела и берет больничный. Все бы ничего, но я живу с ней в одном районе. И вот вчера столкнулась с Наташкой в магазине. Девочки! Это что-то страшное. Она, конечно, болеет, да. Но болезнь ее называется муж. Вы бы ее видели - глаза опухли, на губах кровь запеклась, бледная как простынь. Она меня не видела, я вовремя улизнула в другой отдел. Кому бы понравилось, что его видят в таком виде!
Девочки заголосили:
- Лен, подожди, а ты уверена, что это была Наташа?
- Ой, мамочки..
- А вдруг это не муж, а на нее напали на улице?
Лена пыталась ответить всем сразу:
- Конечно, что я, Наташку не узнаю? Да конечно, на улице, она бы тогда Леонидовне так и сказала бы, что, мол, стала жертвой нападения. В общем, девочки, надо что-то делать.
- А что делать-то? - послышался тихий голос Юлии Викторовны, сидевшей в самом углу и считавшейся в их кабинете самой мудрой - как-никак пенсионный возраст на носу. - Вот ты, Лена, что предлагаешь делать? Полицию вызывать? На каком основании? Это их семейное дело. И лучше не лезть в отношения мужа и жены.
- Знаете, Юлия Викторовна, вот так вот все и происходит. Из-за таких, как вы, молчунов!
- Лена, потише, пожалуйста, у меня сверка отчетов, а от твоего голоса в ушах звенит.
- Как хотите, Юлия Викторовна, оставайтесь в своем углу. Девочки, пошли в переговорную, обсудим.
Оксана, Лена, Рената и Вита вышли, оставив Юлию Викторовну корпеть над отчетом.

- Словом, девчата, надо что-то делать.
- Лен, что мы можем, мы же даже не знаем, что там происходит.
- Ренаточка, а нам и не надо знать! Достаточно посмотреть на Наташку и все будет ясно. Ее надо спасать!!
- И каков план?
- Вита, помнишь, ты говорила, что ходила на встречу одноклассников и там был какой-то психолог?
- Ну да, Ромка наш стал психотерапевтом, открыл частную практику, отбоя от клиентов нет. Ну или говорит, что нет.
- Воот! Нам Наташка может и не признаться, а психолог - это тот же врач, а врачам не врут.
- Да, но как ты ее заставишь к нему обратиться?
- Оксана, в этом вся загвоздка! Сама она, конечно, не пойдет. Жертвы домашнего насилия, обычно, до последнего отпираются, что им нужна помощь.
- Ты-то откуда знаешь?
- Виточка, я вчера до ночи сидела читала в интернете все о домашнем насилии. Все думала как Наташке помочь!
- Лен, выкладывай, что придумала, а то сейчас Леонидовна сюда заглянет и будет нам насилие, но уже рабочее.
- Вот! И я о чем! Вита, ты можешь связаться со своим одноклассником, попросить его покараулить Наташку, ну когда она в магазин пойдет или мусор выносить будет. И вот как-то так, невзначай, познакомиться с ней, поговорить. М?
- Ну.. не знаю. Я позвоню, спрошу его совета.
- Виточка, тут не совет нужен, тут действия нужны. Сразу. Надо дать ей понять, что есть люди, которые ей могут помочь. Чтобы она не замыкалась в своей беде.
- Хорошо, дай мне Наташин адрес и название магазина, в котором ты ее видела.
- Отлично! Сейчас напишу. Но это полдела. Нужно что-то делать с Наташкиным мужем.
- Господи, а что с ним делать? В полицию анонимно заявить? Так ведь слушать не станут. Не будешь же ты караулить под дверью квартиры, чтобы, едва услышав признаки драки, вызывать наряд?
- Девочки, у меня есть прекрасная мысль! Знаете, чего боятся обычно домашние тираны? Огласки! Они смелые пока уверены, что никто им не указ, что они всесильны и могут делать со своей жертвой, что захотят. Вот мы и должны показать ему, что все знаем. Думаю, достаточно будет в почтовый ящик кинуть анонимную записку, мол, мы все знаем, еще раз и полиции не избежать. Ну или две такие записки.

Еще через полчаса план был выработан. Вита созвонилась с одноклассником Романом, частнопрактикующим психотерапевтом. Тот согласился помочь, правда, высказав сомнение, что это действенный метод: "Вита, ты же понимаешь, насильно помочь никому нельзя". Но адреса дома и магазина все же взял. Рената придумала текст записки, Лена взялась ее бросить в почтовый ящик. Оксане же поручили расклеить в подъезде и на ближайших остановках телефон службы доверия. Сегодня же вечером объявления были расклеяны, записка брошена в почтовый ящик. Оставалось дождаться результатов знакомства Романа и Наташи.

В ожидании новостей время тянулось медленно. Оксана, Рената и Вита поймали себя на том, что периодически искали в интернете информацию о домашнем насилии и заходили на Наташину страничку в социальной сети - мало ли какая информация появится. Но Наташа, такая активная раньше, вот уже неделю не публиковала ничего на своей страничке. Из этого был сделан вывод, что ей очень плохо. Лишь спустя три дня после начала спасательной операции, девочки узрели на Наташиной странице пост с клипом одной очень грустной и щемящей песни. Срочно было созвано совещение в переговорной.
- Вита, ну что там твой психолог? Ну есть новости?
- Лен, ну достала ты, по пять раз на дню спрашиваешь. Я звонила ему, он был занят, сказал, что перезвонит. Потом прислал смс, что пока нет результатов, когда будут, он сам отзвонит.
- Ну он хотя бы сказал, видел Наташку или нет?
- Нет, ничего не сказал.
- Ой, что-то мне не нравится все это. И ее пост с песней тоже. Видно совсем плохо дело.
- Думаешь, записка не помогла?
- Записка? Рената! Да я уже дюжину в ящик кинула!
- Когда?
- Да кидаю по мере возможности. Утром, до работы, вечером после. Вчера аж две сразу кинула. Может испугается, хотя бы присмиреет.
- Лена, девочки, давайте уже к ней поедем. Напросимся в гости и сами увидим что к чему. Заодно помощь предложим.
- А что, хорошая идея, а то я уже есть спокойно не могу, все время кажется, что что-то самое плохое уже случилось, а мы тут сидим, бездельничаем.
- Вита, Оксана, вы как?
- Да, давайте съездим.
- Ну, в общем, да. Лучше уж так, напрямую.

Дружественно-спасательный визит решено было нанести сегодня же, после работы. Мужья, родители и бойфренды были предупреждены о позднем возвращении. На очередном совете был составлен список покупок ("не с пустыми руками же идти"). Лена слиняла с работы пораньше, взяв на себя закупку всего ("давайте купим ей все самое ее любимое"). Оксана, Вита и Рената ждали ее в офисе. Работа не шла совсем. Как-то так сложилось в их коллективе, что друг к другу в гости они не ходили, хотя на работе общались вполне дружески. У всех были семьи, свои дела и собирались они лишь по торжественным случаям в их маленькой кухоньке в офисе или после работы в кафе рядом. От этого их сегодняший визит грозил стать событием, хоть и очень нервозным.
Наконец, все были в сборе. Наташа жила на другом конце города, а это значило, что на дорогу уйдет часа полтора и это если в пробках не застрянут. Машина была только у Лены, но она сказала, что сегодня за руль не сядет, так как планирует выпить ("а если надо я с Наташкой и напьюсь").
Первой взмолилась Рената:
- Девы, давайте на такси скинемся. Я не выдержу полтора часа дороги. И так мыслями сегодня себя извела. Скорей бы уже это все закончилось.
Девы согласились. В такси ехали молча. Каждая думала о своем. Что вот так непонятно складывается жизнь. Наташа и ее муж считались чуть ли не идеальной парой. Частенько муж забирал Наташу с работы ("конечно, держит ее под контролем" - заявила всезнающая Лена), да и сама Наташа редко оставалась на их посиделки ("представляете, в каком страхе он ее держит, не дает даже на час задержаться!"). И правда, скорей бы их миссия подошла бы к концу. И домой, к своим родным.

Они долго стояли перед дверью Наташиной квартиры, не решаясь позвонить. Как начать разговор? О чем говорить? Да вообще - как объяснить их визит? А еще они страшно боялись увидеть Наташу. Воображение почему-то рисовало страшные картины. Даже смелая Лена, протягивая руку к дверному звонку, в последний момент отдергивала ее. Волшебным пинком послужила хлопнувшая дверь этажом выше. Рената решительно нажала кнопку. Ждали они недолго. Наташа сразу открыла.

Выглядела она, конечно, не очень. Покрасневшие и опухшие глаза, распухшие губы, левая щека предательски алела.
Девушки ахнули. Но более удивленной выглядела Наташа, она же и первой пришла в себя:
- Ой, привет. А вы... как.. что тут делаете?
Оксане пришлось откашляться, чтобы ответить на этот вопрос. Преувеличенно бодрым тоном она произнесла:
- Да вот, ты болеешь. Ну и мы решили тебя навестить. Вдруг что.
- ОЙ, девочки, неожиданно. А я тут свалилась, да. Но проходите, что ж мы на пороге стоим.

Девушки зашли. Каждая старалась тихонько, не выдавая своего любопытства, осмотреть прихожую и комнату.
- Проходите в комнату. Нет, нет, не снимайте обувь. До уборки руки не доходят если честно.
- Ой, Наташ, - спохватилась Вита, протянув пакет. - Это тебе.
- Спасибо, Вита, сейчас чай соображу. А вы садитесь. Извините, за беспорядок, гостей совсем не ждала.

Наташа смущенно поправила покрывало на диване, сгребла со столика таблетки и спреи.
- Наташ, давай я тебе с чаем помогу, - вызывалась Лена и умчалась на кухню.

Оксана, Рената и Вита остались в комнате одни. Уже смелее они оглядели гостиную. Ничто не свидетельствовало о том, что здесь кто-то бесчинствует. Ни сломанной мебели, разбитых окон, порванной одежды. Конечно, была еще и спальня. Вот ее бы осмотреть. Хотя порядок в доме еще ни о чем не говорит. Зато много говорит Наташин вид.
- Девочки, а как нам спросить ее? - прошептала Рената. - Не в лоб же.
- Да уж, - отозвалась Оксана. - Мы же с ней не настолько близко общаемся, чтобы вот так лезть в личные отношения.
- Вита, что там твой одноклассник?
- Да ничего, - ответила Вита, проверив мобильный. - Я написала ему, что мы сегодня идем к Наташе, спросила как себя вести, он не ответил.
- Ну, по ситуации посмотрим. Если что, пусть Ленка на себя инициативу берет, она уже экспертом в этом вопросе стала.

Через минуту в комнату вошли Наташа и Лена, неся посуду и сладости.
- Девушки, кто вас так хорошо проинформировал, вы купили все мое самое любимое!
- А мы наблюдательные! - многозначительно ответила Лена.
- Как ты себя чувствуешь? - решилась задать вопрос Вита.
- Ну, врать не буду, не очень хорошо. Но, кажется, иду на поправку. Оксан, надеюсь, не сильно тебя моими отчетами загрузили?
- Да не, у меня своих сейчас не так много, так что не страшно.

Повисло неловкое молчание. Наташа то и дело прижимала платок то к носу, то к глазам. Девушки делали вид, что пить чай - это серьезное и ответственное дело. Никто не решался задать главный вопрос. Рената, сидевшая рядом с Леной, то и дело толкала ее в бок, мол, давай, ты же у нас самая говорливая. Но первой не выдержала Оксана:
- Наташ, ну понятно, ты болеешь, то у меня такое чувство, что что-то не так. Извини, если вмешиваюсь не в свое дело.
- Да...как сказать. Девочки, творится что-то странное. Пару дней назад вот прямо тут, у моего подъезда ко мне подошел какой-то мужчина, стал говорить что-то про прекрасный мир, в котором мы живем, про друзей, которые всегда рядом если что. Сначала думала, что он обознался, потом вспомнила, что он уже подходил ко мне. То есть я его видела уже. В магазине. Складывала покупки в пакет, он был рядом. У меня упал чек, он его поднял, протянул мне и сказал, что-то вроде, такая милая женщина, хотите сумку помогу донести до дома. Я себя настолько плохо чувствовала, что сказал нет и быстро пошла домой. Еще корила себя за то, что не сказала спасибо, ну мало ли, хотел помочь. И тут он опять...уже около дома. Вроде не видела его раньше нигде. Да и забыла бы об этом, если бы не письма, - Наташа вздохнула и откусила кусочек торта.
- Какие письма? - звякнуло блюдце, это Лена не удержала чашку.
- Да тут вообще чертовщина какая-то. Несколько дней назад кто-то кинул в наш почтовый ящик записку. Что-то там было про угрозы, мол, я все вижу. Не помню, если честно. Подумала, мальчишки балуются. Но потом меня просто закидали этими записками. Что ни день, то новая, а то и две. Стало не по себе. А тут еще и мужик этот. Сегодня днем выходила в магазин, снова подошел. Начал нести какую-то чушь про помощь, про радость жизни. Сектант, что ли. Я его послала куда подальше, пригрозила полицией. Словом, дурдом. Мужу рассказала, он сказал, что как только сможет, так приедет и чтобы я никому двери не открывала.
- Муж?! - это в один голос воскликнули Рената и Вита.
- Ну да. А что?
- А где он?
- В командировке.
- Наташа, скажи честно, чем ты болеешь? - уже не в силах сдерживаться, задала прямой вопрос Оксана.
- Так аллергия у меня. В этом году как-то все разом зацвело и я свалилась. Читать даже не могу - слезы текут безостановочно.
- А что у тебя со щекой? Она была красная, когда мы пришли. А муж когда уехал? - один за другим посыпались вопросы.
- Я спала когда вы пришли. Муж уехал полторы недели назад, там, на заводе что-то случилось.

На Лену смотрели несколько пар глаз. Три пары гневно-обличающе, и еще одна - недоуменно-вопрошающе. Лена не нашла чего сказать, поэтому выдала следующий вопрос:
- А что значила песня на твоей страничке??

Грянул хохот. Девушки смеялись до слез, представляя незадачливого психолога, угрожающие записки и свои страшные предположения. И лишь Наташа переводила взгляд с одной подруги на другую, пытаясь понять, что с ними случилось. Но все же ответила:
- Да накатило что-то, по мужу соскучилась, а это наша с ним песня.
Ответ вызвал новый взрыв смеха. Это потом они объяснят Наташе причину смеха, причину их визита и хохотать будут уже все вместе.
 
Лариса+Радченко (Ла-Ра)Дата: Вторник, 21.07.2015, 07:38 | Сообщение # 4
Долгожитель форума
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 3282
Награды: 41
Репутация: 115
Статус:
Здравствуйте, Света!
Прочла ваш рассказ: Плед на юбилей.
Неплохо получилось, но все же текст требует доработки и не только из-за опечаток.
Я выделила только те, что увидела:
Цитата Svenika ()
Да и солнце сегодня жгучее, боюсь как бы в голову не напекло.

В лишняя.
Цитата Svenika ()
На глаза у всех!

глазах
Цитата Svenika ()
Вскоре они подошли к спасательной вышке и притулившейся к ней небольшой будке.

Ней лишнее.
С уважением и удачи!


От себя не убежишь...
 
Светлана (Svenika)Дата: Вторник, 21.07.2015, 09:16 | Сообщение # 5
Гость
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 10
Награды: 1
Репутация: 0
Статус:
Спасибо, Ла-Ра!
Вот вроде и вычитывала, а все равно пропустила!
 
Елена Долгих (ledola)Дата: Среда, 22.07.2015, 06:58 | Сообщение # 6
Долгожитель форума
Группа: Модератор форума
Сообщений: 9108
Награды: 85
Репутация: 261
Статус:
Добрый день! biggrin biggrin Очень по нраву ваши короткие рассказы)))Позитивные и добрые. Удачи!

А зверь обречённый,
взглянув отрешённо,
на тех, кто во всём виноват,
вдруг прыгнет навстречу,
законам переча...
и этим последним прыжком
покажет - свобода
лесного народа
даётся всегда нелегко.

Долгих Елена

авторская библиотека:
СТИХИ
ПРОЗА
 
Светлана (Svenika)Дата: Среда, 22.07.2015, 08:28 | Сообщение # 7
Гость
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 10
Награды: 1
Репутация: 0
Статус:
Спасибо! :))
 
Светлана (Svenika)Дата: Воскресенье, 15.05.2016, 20:21 | Сообщение # 8
Гость
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 10
Награды: 1
Репутация: 0
Статус:
Дама с собачкой.

Маша проснулась от резкого запаха. Зарылась носом в подушку, натянув на голову одеяло, скрываясь от этого, с позволения сказать, аромата. Не помогло. Запах проникал сквозь одеяло, заставляя просыпаться. «Да что же это такое?», простонала Маша, выпростав руку из-под одеяла и пытаясь нащупать часы. Ну так и есть, девять утра. На работу сегодня ей было только к обеду и она рассчитывала поспать вдоволь. Сон – лучшее средство от усталости, а уставала Маша очень сильно. Организм, привыкший к офисной работе, решительно протестовал против физического труда. И только сон помогал восстановить силы. Увы, только не сегодня.
«Господи, так как же можно есть то, что так воняет??», Маша открыла было окно, но запах, вырывавшийся из кухни, окутал их дом и снаружи. Накинув халат, Маша осторожно открыла дверь своей комнаты и вышла в коридор. Перегнувшись через перила, стараясь ничем не выдать своего присутствия, попыталась заглянуть на кухню. Как она и думала, на кухне господствовал их новый сосед. Ловко управляясь со сковородкой, он что-то напевал себе под нос. Маша вернулась в комнату, раздумывая, что делать. Спать уже не поспишь. Вечерняя смена на складе обещала быть тяжелой, стало быть, надо беречь силы. Значит гулять по окрестностям тоже не выйдет. Что остается? Сидеть дома. Желательно даже лежать, вытянув ноги - так они лучше отдохнут после вчерашнего. Но сначала надо как-то избавиться от запаха. Маша решительно вышла. Через пять минут вернулась с освежителем воздуха. Лилия и ваниль. Ну ладно. Все же лучше, чем этот нестерпимый запах, от которого ее начинало уже подташнивать.

Она бы сейчас с удовольствием выпила бы кофе и съела бы какой бутерброд. Вспомнив сейчас про еду, Маша поняла, что в самом деле ужасно проголодалась. Но надо выждать, пока сосед управится со своей пищей и освободит кухню. Конечно, она могла пойти и сейчас, но опасалась, что не сможет скрыть гримасу отвращения. К тому же придется любезничать с соседом, а ей этого совсем не хотелось, она была зла на него за свое раннее пробуждение и за то, что ей вот сейчас приходится сидеть и ждать, пока он уйдет. Сосед, индус по национальности, появился в их доме пару недель назад, заняв комнату на первом этаже. И в первый же день обошел всех соседей, спросив, не будет ли им мешать специфические запахи еды. Разумеется, все ответили нет. Нет сказала и Маша. Но не из чувства такта и уважения, а просто по незнанию. Кто мог предположить, что азиатская еда окажется такой.. ну да, специфически ароматной.

Маша вдруг ощутила себя одинокой и забытой всем миром. Где-то там есть жизнь, где-то там люди живут своей обычной жизнью, даже завтракают тогда, когда им захочется, а не когда можно будет по графику. Вот уже три месяца месяца как она живет в Англии. Ей просто не повезло. Не повезло обрести редкую профессию, а для бухгалтеров, пусть даже высококвалифицированных, работы на родине не нашлось. От слова совсем. Исправно ходя на биржу труда, отмечаясь у инспектора, Маша встречала таких же, как и она. Да кого только не пригнал кризис на биржу труда! Бухгалтеры, экономисты, бывшие директора. Количество рабочих мест сокращалось с каждым годом. Многие стали уезжать в другие страны. Прежде всего в Ирландию и Англию – английский язык был довольно популярным в школах, так что минимальный уровень был почти у каждого. Разумеется, там их никто не ждал с контрактами и высокой зарплатой. Более того, в Англии, помимо эмигрантов из ЕС, существенный приток переселенцев обеспечивали бывшие колонии – Пакистан, Индия, африканские страны. Не сказать, что они так уж жаждали работать (скорее жить на пособия), тем не менее они заметно увеличили количество ищущих работу.

Подавляющее большинство иммигрантов работает на складах, фабриках, в отелях и ресторанах. Оплата невысокая, но на нее можно жить. Конечно, если сравнить это с жизнью на родине (когда была работа), то это скорее выживание, чем жизнь. Но все же, снять комнату, закрыть все расходы – вполне себе можно. Даже можно скопить денег на поездку домой (раз в год) и, если совсем экономить, куда-то на море. На море обычно ездят везунчики, те, у кого нет долгов на родине или многолетней ипотеки. А ведь именно неспособность оплатить счета и вынуждает уезжать. Первая волна трудовой эмиграции прокатилась среди молодежи. Видя, как надрываются родители, как кидают казавшиеся такими честными работодатели, молодые люди долго не раздумывали, а рванули прочь. За ними потянулось поколение постарше, как раз те, на ком уже висела ипотека, а за спиной была семья. Так семьями и уезжали.

Маша держалась до последнего. Последние полгода она работала аж на четырех фирмах, ведя бухгалтерию. Четыре места работы одновременно, а зарплата – полставки, да и ту платили лишь после скандалов. Рос долг за квартиру, денег же хватало на то, чтобы добраться до работы и не умереть с голоду. Валера, Машин муж, уже год был безработным. Строительный инженер, он готов был работать охранником на автостоянках или сторожем в детских садах. Но и эти места были нарасхват, прежде всего – среди своих. Маша, поняв, что хозяева фирм, в которых она работала, беспокоятся лишь о том, как бы побольше выжать напоследок из своего бизнеса, пыталась поговорить с мужем на тему отъезда. Тем более было куда – Валерин одноклассник вот уже год как жил в Шотландии и не раз говорил, что если что, он поможет на первых порах. Но Валера стоял насмерть – никуда он не поедет. Кризис временный, да и сейчас все разъедутся, работать будет некому и понадобятся специалисты.
Люди уезжали, а специалисты все не требовались. Валера ходил мрачный, огрызался в ответ на Машины попытки подтолкнуть его к идее переезда. Господи, да ей самой не хотелось уезжать! Ну как вот так просто взять и вырвать себя с корнем из родной страны? А как же родители? А друзья? Но с друзьями последние года полтора Маша лишь созванивалась – кризис настиг всех и беззаботных разговоров и встреч уже не получалось. А на оплату электричества последние два месяца деньги давала Машина мама со своей небольшой пенсии. Куда уж дальше скатываться?

Разругавшись в пух и прах с мужем, Маша позвонила его однокласснику в Шотландию. Черт с ним, с Валеркой! Не хочет уезжать, пусть сам выкручивается. В конце концов, квартира его, досталась от бабушки, слава богу не пришлось влезать в ипотеку. Саша, Валерин одноклассник, порадовать не смог ничем. Недавно он с семьей перебрался в Лондон и сейчас они сами пытаются удержаться на плаву. Но у его жены есть приятельница в Лестере, если что, он с ней свяжется и какое-то время Маша может пожить у них. Недолго, правда, сама понимаешь, они и сами не шикуют. Маша понимала и была рада хоть какому-то контакту. Через месяц после этого разговора она купила билет в один конец. В аэропорту держалась бодро, оптимистично успокаивая плачущую маму и высматривая мужа. Валера так и не пришел. Она не стала звонить ему. Просто отправила смс с номером рейса и временем отлета. Это потом ее накроет обида за то, что он вот так ее бросил. А сейчас надо улыбаться и подбадривать маму. Ну что поделать, раз так получилось? А помнишь, мам, ты говорила, что в ваше время поехать заграницу было сложно? А я вот еду спокойно, да не просто туристом, а работать, словно свой человек. Вот устроюсь, приедешь ты ко мне в гости, а то ведь кроме Болгарии нигде так и не побывала. Все будет хорошо.

-Так, все. Хватит воспоминаний,- одернула себя Маша. - А то разревусь сейчас.
Судя по отсутствию звуков на кухне, сосед закончил свои кулинарные извращения и можно наконец позавтракать. Да и времени-то уже не так много осталось. Смена на складе начинается в два часа дня, в час нужно быть у офиса агентства. Склад находится за городом и работников централизованно доставляют на автобусике.

**********************

- Ники, ну не плачь, ну пожалуйста. Сейчас придет Мариса, а ты тут такая заплаканная. Найдется Джеки, вот увидишь, обязательно найдется. Мы столько объявлений расклеили, к вечеру уже будем знать, где он.
- Мааам, а если он под машину попаааал, - всхлипывала Ники. –А если он умеер.
- Ну что ты, доча. Он хоть и маленький, но умненький песик. Наверное, ждет у кого-нибудь дома пока мы за ним придем.

Лена посмотрела на часы. Куда же запропастилась Мариса? Еще минут десять и она опоздает на работу. Смена начиналась в два часа дня, но на ногах Лена была уже с семи утра – надо было отвести Николь в детский садик, сбегать в магазин, приготовить обед, забрать дочку домой. И вот теперь она ждала Марису, которая присматривала за Николь, пока Лена была на работе. Мариса, итальянка, по национальности, не была профессиональной няней. Лена познакомилась с ней, когда работала в итальянском ресторане. Мариса совмещала обязанности кладовщика, бармена и уборщицы.
Грузная, лет 50-ти, с громогласным голосом и привычкой говорить о себе и о других в третьем лице. «А что это Марио снова не расписался за разбитые бокалы,а?» - обращалась она к новенькому официанту. Она всех новичков звала Марио и только тогда, когда новенький показывал достаточный, по мнению Марисы, уровень работы, она интересовалась, а как, собственно, того зовут. Как-то поссорившись с хозяином ресторана, Андреа, Мариса ушла, хлопнув дверью. Она делала так уже не первый раз. Обычно через пару дней Андреа заходил к ней домой с бутылочкой вина и на следующий день Мариса снова оказывалась в ресторане. Однако наступил момент, когда Андреа не зашел, а прислал вместо себя свою сестру Сузи, которая передала Марисе полный расчет. Не сказать, что ту это сильно расстроило: она давно подумывала о том, чтобы пора бы подыскать себе более спокойную работу. Вырастив пятерых детей, Мариса смело полагала, что может управиться с любым ребенком.

Лена проработала в ресторане всего лишь месяц, но за этот месяц у них с Марисой установились весьма приятельские отношения. И однажды Лена пришла к Марисе с предложением посмотреть за Николь, пока она на работе. С 8 утра до часу дня дочка в садике, а у Лены, как назло вторая смена на складе. Нанимать профессиональную няню слишком дорого (да почти вся зарплата уйдет) и если Мариса согласится за скромное вознаграждение... Мариса согласилась мгновенно. С Ники она поладила очень быстро – пятилетняя девочка была в восторге от Марисы, ее громкого голоса и от печенья, которое та приносила ей. Лена была довольна и в благодарность, а также ощущая некую вину за те маленькие деньги, которые платила Марисе, рекламировала няню всем, кто только упоминал о проблемах присмотра за ребенком.

- Маммамиа, что случилось с Николь? Что плачет моя красавица? – послышался наконец голос Марисы.
- Ну наконец-то! Мариса, дорогая, я опаздываю, так что быстренько. Сегодня утром потерялся наш щенок. Я расклеила объявления где только можно. Так что могут звонить. Запиши, пожалуйста телефон, я утром перезвоню. Если, конечно, кто-то позвонит. Да, еще, Ники с утра покашливала, посмотри, чтобы она не пила ничего холодного, хорошо? Все, я побежала! – чмокнув дочку, Лена выскочила из дома. 20 минут пробежаться и она успеет. Все же хорошо, что они сюда переехали, шумно, конечно, но близко к центру, а, значит, ко всем автобусам.

**********************

Маша беспокойно оглядывалась. Рабочий автобус вот-вот должен был отойти, а Лены все не было. Телефонами они еще не обменялись, оставалось только гадать, что случилось. Так получилось, что в их группе только Маша и Лена были русскими, хоть и из разных стран. Остальная «партия гастарбайтеров», как их называла Лена, была польскоговорящей. В первый же день к Маше подошла невысокая худенькая девушка, представилась Леной и предложила вместе пообедать. Как-то Маша ее спросила, как та узнала, что она тоже русская? Лена засмеялась:
- Вот поживешь тут пару лет, с первого взгляда будешь своих определять.

Сама Лена жила в Англии уже шесть лет, перебравшись из родной Литвы вслед за мужем. Увы, не всякая семья выдержит эмиграцию и связанные с ней вопросы привыкания к чужой стране, вынужденную экономию. Идея переехать в Англию была мужнина. Кестутис, работавший водителем на клайпедской пекарне, то тут, то сям слышал рассказы о том, как можно быстро устроиться на работу в Англии и через пару лет жить намного лучше, чем у себя на родине. Да и сам видел, как его приятели, приезжавшие раз в год в родной город, разъезжали на такси и спускали огромные деньги на элитный алкоголь в весьма приличных ресторанах. Лена не особо противилась переезду. Английский, правда, они оба знали на школьном уровне, но это как-то не пугало Лену. Действительно, вон сколько людей уехало и даже без знаний языка. И ничего, живут хорошо. А какая ей разница где работать продавцом: в родной Клайпеде или в английском городе? Так они и переехали.

Жили поначалу у приятелей Кестутиса. По их же рекомендации Лену с Кестустисом взяли комплектовщиками на склад, на полставки. Однако далее половины ставки дело не продвинулось. Вроде и работали хорошо, но не спешили менеджеры их переводить на полную ставку и заключать с ними постоянный контракт. А тут и Лена забеременела. Не складывалась почему-то радужная жизнь. Да и те друзья Кестутиса, сорившие деньгами на родине, жили ничуть не лучше: работая по 12-15 часов на складах, питаясь кое-как, они копили деньги, чтобы вот так, раз в год, приехать в Литву и пошиковать пару недель. Разумеется, об этой стороне жизни они никому не рассказывали. Впервые Лена задумалась о том, а правильно ли они сделали, что уехали? Рожать Лена поехала домой, в Клайпеду. Все равно работать в последние месяцы ей было тяжело, да и Кестутису будет полегче, если она пока побудет дома, а приедет уже с малышкой и все будет по-другому.

Лена вернулась в Англию когда Ники было три месяца. А когда той исполнился годик, Кестутис ушел. Поговаривали, что у него закрутился роман пока Лены не было. Да и Лена, приехав, увидела перед собой уже какого-то другого человека. Первой мыслью было уехать. Вернуться к маме, в Клайпеду. Найти какую-нибудь работу, родители пока с внучкой побудут. Но судьба распорядилась иначе – отца Лены разбил инсульт и мама ни на шаг не могла от него отойти. Куда уж тут Лена с малышкой... Так Лена осталась в Англии. Нашла для Ники ясли, немного помогали друзья Кестутиса, неодобрявшие поведение своего друга. Лена стала так называемым временным работником: Ники часто болела и Лена не могла работать полную ставку. Она зарегистрировалась в агентстве по трудоустройству как временный работник. На склад комплектовать заказы, на кухню ресторана, на фабрику упаковщицей. Работа сменная, но не постоянная – на неделю, на месяц. Иногда на несколько дней. И только на этом складе Лена подзадержалась – работала здесь уже второй месяц.

- Фух, еле успела, - выдохнула Лена, плюхнувшись на сидение рядом с Машей. В ту же секунду автобус тронулся.
- Я думала, ты уже не придешь, гадала, что случилось, - сказала Маша.
- Да няня опоздала, да еще Ники пришлось успокаивать. Утром куда-то запропастился Джеки, да так, что до сих пор не нашли.
- Джеки, щенок? Вы же его на днях только взяли.
- Да, два дня назад. Черт его знает, что случилось. Вроде во дворе был утром, когда Ники в садик отводила. Вернулась, а его и нет.
- Сбежал?
- Понятия не имею. Надеюсь, что не украли. Тогда не знаю, что делать.
- В смысле украли? Дверь-то не взломана была?
- Ооо, знаешь, как тут собак воруют? Перелезают через забор, хватают собаку, передают тому, кто остался за забором, сигают обратно и все. Обычно так породистых воруют.
- Так у вас же не породистый,вроде?
- Ну как сказать.. Официально нет. Папа неизвестно кто, мама хаски. Так вот Джеки – вылитый хаски. На породистость в силу неизвестного папаши претендовать не может, но выглядит весьма прилично.
- Чего делать будешь?
- Ну пока объявления расклеила, где можно. Соседей поспрашивала. Ну тут глухо, райончик у нас так себе, эмигрантов много, так что особо за соседским имуществом никто не приглядывает. Это в зажиточных районах соседи бдят. А у нас, так.. проходной двор. Ники не знаю как успокоить. А если собака не найдется, вообще не знаю, что делать.
- Вот же напасть. В полицию не вариант?
- Ой, да ну. У нас же и документов-то нет на собаку. Думала зарегистрировать его в ближайший выходной, да чипировать. Так что смысла нет. Ты-то чего такая хмурая?
- Не спрашивай. Жилье придется искать другой. Новый сосед, ну помнишь, я тебе рассказывала – индуса поселили в свободной комнате?
- Ну и? Пристает? – захохотала Лена.
- Да ну тебя! Еще чего не хватало!! - Маша на минуту представила подобную попытку и передернула плечами. – Ест он что-то невообразимо вонючее. Весь дом пропах. Я не знаю, как он это ест, но сбежать хочется на край света.
- А, знакомо. С ними действительно невозможно жить. У нас как-то был сосед-индус. Все свои благовония жег. Недолго правда.
- Вы ему, что, претензии высказали?
- Неее, что ты. Ты же знаешь, у нас дом почти весь литовский. Вот только он один и был, иногородний. Тим, сосед, с ним как-то поговорил, да так поговорил, что тот съехал через пару дней.
- Ну, у нас вряд ли такое организуется. Некому. Две комнаты занимают англичане: одного вообще редко вижу, второй такой стеснительный мальчик, по стеночке ходит. Третью комнату снимает поляк, но он странный какой-то. Такое чувство, что живет где-то в другом месте, а тут так.. появляется. Ну или работа такая. Ну и я. И индус. И все.
- Жаль, что у нас все комнаты заняты, переехала бы к нам. Все же веселей. О, а вот и наша плантация. Выходим, негры!

Автобус подъехал к огромному серому ангару. Сейчас их разобьют на группки и определят в соответствующий цех. Склад принадлежал крупнейшему дистрибьютору косметики и был поделен на несколько цехов. Вчера Маша попала в цех с лейблами. На полках по периметру громоздились коробки с сотнями пластмассовых палочек. Палочки предназначались для стендов с косметикой и служили разделителями разных марок и брендов. На эти разделители нужно было нанести клей и приклеить соответствующий лейбл, сложить в коробку и отнести менеджеру на проверку. Тот высыпал разделители на стол, проверял каждый – ровно ли наклеен лейбл, не измазан ли клеем, складывал обратно в коробку, запечатывал и кидал коробку на конвейер. На другом конце конвейера, прямо у рампы, грузчики перекидывали коробки в фуру. Работать надо было не только быстро, но и аккуратно. Если хотя бы десять разделителей менеджер выбраковывал, то отчитывал работника и шел самолично проверять, как тот клеит лейблы.

8-ми часовая смена разбивалась тремя перерывами. Два по десять минут (на чай/кофе/сиграету) и один пятнадцатиминутный на обед.
Сегодня Маша попала в стендовый цех. Здесь комплектовались детали для сборки стендов. Прежде чем собрать заказ, нужно было подготовить запчасти, а именно – просверлить в нужных местах дырки. Полоски пластмассы крепились на столе с помощью рамы и в отмеченных местах сверлились дырки. Дрель была довольно тяжелой и уже через час у Маши болели руки – правая от веса дрели, левая от силы, с которой она прижимала заготовку к столу. Стол шатался и не всегда выдерживались нужные промежутки.

Работали молча. Изредка соседи перебрасывались парой слов. Лену определили в цех с наклейкой лейблов и видела ее Маша только на перерыве. Впервые на Машу накатило отчаяние. Сколько же можно сверлить этих дырок? А что завтра? Клеить лейблы и потом дома сдирать клей с пальцев? Дома... Маша усмехнулась. Вот теперь дом у меня тут. Маленькая комнатка, в которой и прихожая, и спальня, и даже столовая. Кухня в доме маленькая и,чтобы не занимать ее надолго, жильцы там только готовили, а ели у себя в комнатах. Тут же хранилась вся одежда и обувь. Хорошо еще, что сейчас весна, А что осенью-зимой? Теплая куртка, сапоги.. Шкаф в комнате небольшой, уличную одежду Маша вешала на крючок, прибитый к двери.

Размышления о своем жилище привели Машу к мысли о поиске нового. Недосып отзывался быстрой усталостью и какой-то апатией. Смена заканчивалась в 10 вечера, работников отвозили к офису агентства, откуда они уже своим ходом добирались к себе. После 10 вечера транспорт ходит куда как реже и дома Маша оказывалась не раньше полуночи. Душ, ужин и все. Сил не оставалось чтобы просмотреть почту. Но если поспать часов до 11, то следующую смену можно отработать весьма бодро. Да, если поспать до 11, но с ароматами индийской кухни не поспишь вдоволь.

- Ну, что на выходных делать будешь? – поинтересовалась на перерыве Лена.
- До них дожить надо. Завтра отработаем, тогда и будем думать, - устало отозвалась Маша.
- Ээээ, какое завтра, ты что? Завтра же выходной! Пасха католическая. Пятница и понедельник выходные. Никто не работает. Даже такие негры как мы, - расхохоталась Лена.
Мысль о четырех выходных взбодрила Машу. Четыре выходных!! Спать, спать и только спать!! А если не спать, то просто лежать в постели, блаженствуя при мысли, что никуда не надо идти.
- Слушай, совсем вылетело из головы. Предупреждали же, что в пятницу и понедельник не работаем. – Маша повеселела. – Покопаю объявления о сдаче комнат. Хотя бы намечу себе несколько вариантов.
- Пройдись по улицам, посмотри, обычно рядом с домами, где сдаются комнаты, стоит щит с объявлением. Можно даже не ждать агентства, а попросить жильцов показать тебе комнату. Заодно и потенциальных соседей увидишь. – посоветовала Лена. – Ну все, последние два часа отпахать и свобода. Хотя бы на четыре дня. Мы в субботу в парке будем, там аттаркционы привезли, мы с дочей там на весь день зависнем. Если хочешь, подходи, потусуемся.

Маша обещала подумать, но была уверена, что никуда не пойдет. Лучше отдохнуть как следует, да поиском жилья заняться.

Всю пятницу Маша провалялась в постели. Поставив на фейсбуке статус «Решила в пятницу не работать, а нежиться в постели», она с удовольствием читала завистливые комментарии. Знали бы вы, думала Маша, почему я лежу в постели, а не хожу по магазинам или не езжу куда-нибудь. Знали бы вы, как ноют ноги и как ломает усталость тело. Вот она, обратная сторона эмиграции. Ведь она сама, видя в социальных сетях подобные статусы, завидовала их авторам, проклиная свои ранние подъемы и четыре работы. Вот так зарабатывается зависть в соцсетях.

Однако ужин индуса все же выгнал Машу на улицу, на этот раз он жарил какие-то водоросли и находится в доме стало совсем невыносимо. Мысль о смене жилья оформилась в твердую уверенность. Она решила воспользоваться советом Лены и пройтись по улицам, посмотреть на варианты. Наметив себе небольшой, но тихий район (недалеко от центра и транспорта, рядом с магазинами), Маша вышла на прогулку.

Стоял апрель, английская весна в самом разгаре. Когда дома все еще кутались в шарфы, и мерзли от утренних заморозков, тут уже все цвело и можно было ходить без куртки. Бело-розовая пена цветов магнолии, вишни подбадривала, дарила надежду. Рассматривая дома, маша пыталась угадать, кто здесь живет. В очередной раз подивившись привычке англичан не задергивать шторы в комнатах на первом этаже (в основном, это были гостиные и столовые), она не удерживалась от соблазна заглянуть в окна. Комнаты были разные: с обязательным камином и зеркалом или фотографиями в рамках над ним, креслом и торшером у окна и диваном напротив. На стене или в углу – обязательная плазма, огромный телевизор.

Но самое пристальное внимание Маши было приковано к домам, с табличкой у двери о сдаче комнат внаем. Увы, таких картинно-уютных гостиных здесь не было. Любая полезная площадь превращалась в комнату. Изначальная планировка стандартного британского дома – это гостиная, кухня и иногда столовая на первом этаже, спальни, ванная (обычно с совмещенным санузлом), превращалась в некое подобие общежития. Гостиная и столовая организовывались как жилые комнаты, плюс несколько спален наверху и вот в доме, предназначенном для трех-четырех человек, уже живут пять-шесть, а то и семь. Некоторые такие общежития снаружи выглядели вполне аккуратно, некоторые – неопрятно и даже маргинально.

Засмотревшись на один такой дом, точнее на окна второго этажа, между которыми была протянута веревка с сушившимся на ней нижним бельем, Маша столкнулась со пожилой дамой. Маша заприметила ее издали, старушка неспешно семенила навстречу, таща за собой на поводке упирающегося щенка. Какая смешная старушенция, подумала Маша. И не заметила, как пятью минутами позже налетела на нее, отходя от очередного дома.

Последовал бурный поток извинений с обеих сторон. К этому Маша еще не привыкла. Если на тебя кто-то вот так налетает, или наступает в транспорте на ногу – извиняются оба. Провинившийся, понятно. А пострадавший зачем? Потом Лена кратко ей объяснила: «за то, что оказался на пути». Вот и сейчас старушка извинялась словно это не Маша ее толкнула, а наоборот. Вообще, от такой ситуации Маше становилось неловко вдвойне, как будто у нее такой агрессивный вид, что лучше перед ней извиниться, даже если виновата она. В десятый раз повторив извинения и уверения, что она случайно, они разошлись.
Но что-то заставило Машу обернуться вслед старушке. Даже не что-то, а кто-то. Щенок. Это был щенок, удивительно напоминающий породу хаски, но не во всем, словно помесь с другой породой. Маша вдруг вспомнила Джеки, щенка, который сбежал от Лены. Помесь хаски, щенячий возраст и то, что старушка явно не ладила со щенком, навели Машу на мысль...
 
Светлана (Svenika)Дата: Воскресенье, 15.05.2016, 20:23 | Сообщение # 9
Гость
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 10
Награды: 1
Репутация: 0
Статус:
И, прежде чем она поняла, что делает, Маша развернулась и пошла за старушкой. Пожилой человек ведь мог и не видеть расклеенных объявлений! Возможно она нашла собаку и приютила ее у себя. Если, конечно, это Джеки, собака Лены и Николь. Почему-то Маше хотелось чтобы это было так. Приметив, в какой дом зашла женщина, Маша прошла мимо. Ах, как жаль, что у нее нет телефона Лены – Маше не терпелось поделиться своей догадкой. Вообще странно, они вроде общаются, а до сих пор номерами не обменялись. То есть непонятно как-то: то ли друзья, то ли так, собеседники. Прибалтов можно было найти на любом складе, так что общения было более чем достаточно. А с Леной у них вроде отношения весьма приятельские. Дома с этим было проще – на тех же работах находишь себе единомышленника, так обмен телефонами или дружба в социальных сетях – обычное дело второго-третьего дня общения. А тут... Словно какой-то негласный порядок установлен. И все, кроме Маши, его знают. Ну что ж, Лена говорила, что в субботу они с дочкой будут в парке, значит, увидимся там. А теперь домой.

По вечерам в их доме было тихо. Каждый из квартирантов сидел в своей комнате, изредка наведываясь на кухню. Необычное ощущение полного и в то же время пустого дома. Маша никогда не жила в общежитиях, но ее университетская подруга Карина рассказывала массу забавных случаев. Карина приехала поступать в университет из маленького городка и, как иногородней, ей полагалось место в общежитии. Ссоры, шумные праздники, очереди на кухне и дележка гостинцами из дома – все это казалось Маше каким-то далеким, словно из старых фильмов. А вот теперь она и сама живет в общежитии. Правда в непривычном понимании общежитии. Квартиранты неизменно вежливы друг с другом. Сталкиваясь на кухне, например, всегда перекинутся парой слов – обязательный small talk о погоде или настроении. Уборка обычно по графику. Да по сути уборки-то тут – только ванную комнату помыть. Порядок в кухне поддерживается постоянно. Приготовил – убрал за собой, все помыл, протер. Тот, чья очередь мыть ванну, заодно пылесосит маленький коридорчик. Вот и все. Маша, правда, мыла ванну почти каждый день – прежде, чем принять душ. Ну не могла она иначе. Вроде и соседи порядочные, но врожденная брезгливость заставляла даже в самом убитом состоянии сначала отдраить ванну, а потом уже влезать под душ. Насколько она слышала по звукам, ее соседи не отличались подобной щепетильностью.

Кухня окнами выходит на задний дворик. Во многих домах из кухни можно выйти во дворик. В их доме была дверь из кухни во дворик, однако то ли из-за редкого использования, то ли из-за сырости открыть деревянную дверь не представлялось возможным. Жаль, иногда хотелось посидеть во дворике с чаем и книжкой.
Пролистывая объявления о сдаваемых комнатах, Маша внимательно изучала и фотографии. Конечно, в реальности, зачастую оказывалось все иначе, но общее впечатление о доме составить можно было и по фотографиям. Стараясь просматривать лишь те, которые подходили ей по цене, она то и дело открывала рекламу просторных квартир и маленьких бунгало. Тут было все: и аккуратная отделка, и внутренний дворик больше похожий на ухоженный сад, и просторные комнаты с классическим делением: отдельно спальня, гостиная, кухня. Когда-нибудь возможно у нее будет такое жилище, вздыхала Маша. И можно будет ходить на кухню в пижаме, в гостиной смотреть телевизор и принимать ванну когда захочется, а не когда она свободна. Ну а пока нужно искать по деньгам, желательно еще недалеко от центра, с приличными соседями – условий более чем достаточно.

*************************************************************

В парке было многолюдно. Стояла солнечная безветренная погода и провести субботний день на природе хотел каждый. На природе в английском понимании – это в парке. Здесь было все для комфортного отдыха: аттракционы для детей и взрослых, тихий уголок с прудом и скамеечками вокруг, поля мягкого газона, на котором можно было сидеть. Так многие и поступали, организуя мини-пикники прямо здесь же.
Маша бродила по парковым дорожкам. Несмотря на очевидную перенасыщенность парка людьми, прогуливаться здесь было приятно. Цветущие деревья, аккуратно подстриженные кусты различных форм. Пожилые пары на скамеечках, шумные компании на газонах, восторженные дети, снующие туда-сюда на всевозможных средствах передвижения: роликах, самокатах, велосипедах. Безмятежная жизнь. Маше вспомнились рижские парки. В центре в них обычно было больше туристов, чем жителей. Оно и понятно – центр это офисы, магазины, кафе и рестораны. А в спальных районах хорошо если детские площадки есть. Хотя в последнее время новостройки стали оборудовать не только песочницами, но и зелеными зонами. Но вот такого, чтобы жить почти в центре и по субботам выходить в парк – такого не было. Маша вполне могла представить себя в такой жизни. Жить в симпатичном домике, обязательно с красивым садиком, по выходных гулять с детьми в парке. Правда сейчас это казалось нереальным, словно из какой-то другой, паралелльной, жизни.

Лену с Никки она заметила сразу. Точнее услышала. Девочка требовала еще каруселей и даже топала ножкой, желая во что бы то ни стало получить желаемое. Лена спокойно ела мороженое и, наверное, уже в сотый раз повторяла:
- Николь, мы потратили все деньги, отложенные на сегодняшний выходной. Ну смотри, ты пять раз каталась на карусели, два раза на качелях и два часа провела в игровой комнате. А еще три порции мороженого. У мамы больше не осталось денег.
- Ну маааам! Ну мааамочка!!! Ну я же хорошо себя вела, я же хорошая девочка, ну пожалуйстааа!
- Маш! – помахала Лена. – Ура, мое спасение. Никки, перестань капризничать, а то тетя Маша подумает, что за капризуля такая тут!
Николь притихла и, спрятавшись за мамину спину, исподтишка разглядывала Машу. А та молчала, не зная, как начать разговор. Говорить при девочке ей не хотелось, а вдруг она ошиблась и это вовсе не их щенок, ребенка же потом не успокоить будет.
- Лен, я поговорить хотела, - начала было Маша.
Но Лена, мгновенно считав Машино смущение, обратилась к дочке:
- Так, ладно. Еще полчаса в игровой комнате. Но только полчаса, слышишь? Чтобы потом без хныканья!
- Да, мамочка! Ура! Ты самая лучшая!
Игровая комната представляла собой отгороженный участок газона, на котором расположились надувной батут и бассейн, наполненный шариками, а за беснующимися детьми наблюдала женщина в униформе.
Отправив Николь в компанию детей, Маша с Леной присели на скамейку рядом. Пока Маша рассказывала пятничную историю со старушкой, Лена хмурилась.
- А почему ты думаешь, что это Джек?
- Да не знаю, Лен. Просто как-то странно – старушка со щенком не слишком ладит, это видно.
- Ну мало ли. Может ей вчера подарили щенка, вот они и конфликтуют.
- Я думала, в таком возрасте заводят всяких там шпицев, болонок – диванных таких собачек. Куда такой старушке хаски?
- Вообще Джек еще та псинка. Непослушный, дурной.
- Вот, - торжествующе воскликнула Маша. – Лен, давай зайдем к старушке, спросим. Спрос ведь не укусит за нос.
- Где, ты говоришь, ее видела?
- А сразу за большим магазином, там есть такой мини-райончик тихий.
- Ну давай. Чем черт не шутит. Надо только Никки пристроить. Не тащить же ее с собой. Позвоню Марисе, может она сможет вечерком взять ее. Ты сейчас куда?
- Да в магазин хочу за продуктами заскочить. А то кто знает, что на следующей неделе с работой будет.
- Ага, - кивнула Лена, высматривая дочку. Время уже заканчивалось, а предупреждать не будут. Задержался ребенок дольше – оплачивай разницу. – Давай тогда часика в четыре у большого Теско. Если что поменяется, я тебе смс скину.
- Угу, только куда ты скинешь? У тебя же номера моего нет, как и твоего у меня.
- Да? А я была уверена, что есть.
- Неа, - помотала головой Маша. Вот так все просто. Надо было самой предложить обменяться номерами, а то она уже тут целую теорию выстроила на тему дружбы эмигрантов.

Лена появилась около магазина в четверть пятого, когда Маша уже собиралась ей звонить.
- Сорри, пришлось выслушать тираду Марисы по поводу Пасхи. Она религиозна и не может взять в толк как можно быть атеистом.
- А ты ей скажи, что ты православная, а у православных Пасха в другое время.
- Это ты еще ее не видела. Она пристанет с вопросами, а как у вас празднуют? А что едят? А рецепт дашь? Нет уж. Ну, нам куда?
- А вон домик в цветочках видишь, картиночный такой? – Маша указала на дом, утопающий в розах.
- Ну пошли пугать старушку, - подмигнула Лена.

Домиком и вправду можно было любоваться. С фронтальной стороны по решеткам, переплетаясь, тянулись вверх розы, низкий забор был скорее декоративным, чем функциональным, калитка же вообще казалось игрушечной. Перед домом была разбила клумба, чем-то напоминающая альпийскую горку, только без фонтана. Дорожки выложены фигурной плиткой. «Интересно, как там внутри», - подумала Маша.
Звонка на двери не было. Примета английских дверей – вместо звонка металлическая ручка, которой стучат. Звук иногда глухой, иногда звонкий, все зависит от пластины, о которую ударяется ручка. Удивительно, как такой звук можно услышать, если, например, в доме работает телевизор или просто шумно. Маша часто замечала, что здесь нет привычки постучать и через секунду уйти. Визитер частенько стучит дважды или трижды, поджидая некоторое время на крыльце.
Но сегодня долго ждать им не пришлось. Дверь распахнулась буквально сразу и на них глянули любопытные глаза, какие бывают только у пожилых людей. Владелица дома была весьма почтенного возраста. Невысокого роста, в цветастом деревенском платье, тем не менее с идеально уложеными седыми волосами и безупречным маникюром. Маша смущенно спрятала руки – последний раз маникюр делала еще в Риге, до отъезда. А от работы на пыльном складе, от жесткого картона руки огрубели так, словно она работала в поле. За мыслями о работе, зарплате, жилье, да вообще – выживании в чужой стране, о таких вещах как маникюр и парикмахер и не думаешь. Не до этого. А вспоминаешь только, встречая вот такие ухоженные руки. Настроение упало до нуля. Надо же.. а ведь еще полгода назад она раз в месяц обязательно заскакивала к своей школьной подружке на прическу и маникюр.
Лена тем временем, широко улыбаясь начала разговор:
- Здравствуйте! Меня зовут Хелен, это моя подруга. Мы по поводу собаки.
Старушка улыбнулась:
- Ох, здравствуйте! Так быстро? Я не ожидала. Проходите, проходите. - Она распахнула дверь шире, приглашая девушек зайти. – О, кстати, меня зовут Линда.
- Очень приятно, - в унисон сказали Лена и Маша, проходя внутрь.
Линда указала им на гостиную:
- Прошу вас, проходите. Может быть чаю?
Маша улыбнулась – прям как в фильмах. Только вот в реальности как надо: отказаться или все же выпить чаю? Она посмотрела на Лену.
- Нет, спасибо, - быстро отреагировала та.
- А я сделаю себе чашечку, - подмигнула Линда и вышла, оставив девушек в гостиной.

Маша огляделась. Гостиная была подстать хозяйке. Аккуратная, с обязательными фотографиями над камином, цветастой обивкой мебели. Диван у окна и два кресла напротив него образовывали закрытое пространство, внутри которого находился журнальный столик. В противоположной стороне комнаты стояло большое кресло, в углу торшер и небольшая тумбочка рядом. На тумбочке поверх газеты лежали очки. Комната, в которой вполне могла обитать мисс Марпл, существуй она на самом деле.
Казалось, в этом доме жили очень давно – хотя мебель и не была новой, выглядела очень солидно. Такую мебель покупают на долгие годы, не планируя переезжать по случаю.
Маша заметила, что перед тем как войти в комнату, старушка пару секунд разглядывала их. Может думает, что они мошенницы? Обычно старики боятся, что по своей возрастной наивности попадутся на какой-то хитрый крючок. Ей на какое-то время даже стало жалко пожилую женщину – она так доверчиво распахнула дверь, впустила их в дом. Или в Англии к пожилым даже мошенники относятся с пиететом?

Линда села в кресло напротив девушек.
- Итак, вы хотите взять собаку?
- Эмм... мы вообще-то хотели спросить, - замялась было Лена, но быстро собралась с духом. – Дело в том, что у меня потерялся щенок и моя подруга вчера увидела вас с похожей собакой. И мы подумали, ну, понимаете, вдруг это вы нашли нашего щенка. Он похож на хаски, но это не хаски.
- Не хаски? – взгляд Линды вдруг стал стальным, а из голоса исчезла теплота. – Простите, так вы не покупатели?
- Покупатели? – переспросила Лена. – Нет. Мы просто ищем своего щенка.
- Боюсь, ничем помочь вам не могу, - холодно ответила, вставая Линда. – Моя собака недавно принесла щенят и мы продаем щенков. Я думала, вы покупатели. Жду их с минуты на минуту.
Девушки переглянулись. Уж очень неожиданной была смена настроения хозяйки дома.
- Извините, - пробормотала Лена. – Мы пойдем. Простите за беспокойство.
- Всего доброго, - ни малейшей тени вежливой и гостеприимной хозяйки не было слышно в этом голосе.

Дверь за Леной и Машей захлопнулась быстро и весьма громко. Девушки стояли в нерешительности на крыльце. Вдруг где-то слева от дома послышался нетерпеливый лай. Лена подтолкнула Машу:
- Иди на выход, я сейчас.
- Лен, ты что?
- Иди-иди.

Маша пошла к калитке, недоумевая. Тем временем Лена обогнула дом с той стороны, с которой слышался лай. И наткнулась на сетку. Добротная такая, в человеческий рост. За сеткой стоял пес, опираясь на задние лапы, передними он теребил сетку, словно пытаясь взобраться по ней. Одного взгляда Лене было достаточно, чтобы узнать Джеки. Одно ухо у него было немного вывернуто в другую сторону – примета, которую ни с чем не спутаешь. Она развернулась и пошла к дороге.
 
Светлана (Svenika)Дата: Воскресенье, 15.05.2016, 20:23 | Сообщение # 10
Гость
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 10
Награды: 1
Репутация: 0
Статус:
Закрыв за посетительницами дверь, Линда постояла с минуту в задумчивости, затем взяла телефон. Набирая номер, она поглядывала на дверь, словно опасалась, что девушки вернутся.
- Да, мам, привет! – ответили на том конце.
- Джейми, что за собаку ты мне привез?
- Хаски, а что с ней?
- С ней ничего, а вот ко мне приходили две дамы, судя по всему владелицы.У них пропала собака пару дней назад. Одну из этих дам я видела вчера на нашей улице. А сегодня они заявились ко мне.
- Почему ты думаешь, что это их щенок? Собака-то не чипированная, доказать не смогут, да и может сами ошиблись.
- Это неважно. Джейми, неужели ты не понимаешь? Сейчас я их выпроводила, но я уверена, что они вернутся.
- Но почему?
- Джейми, это не англичанки, они эмигрантки. Скорее всего из Восточной Европы. И у них хватит нахальства явиться еще раз. А если они не одни придут? И еще. Одна из них сказала, что это не хаски, а помесь. Ты понимаешь, что это значит? Это значит, что мы не продадим ее как породистую.
- Вот черт! Это Мартин все! Сказал, что точно хаски. К тому же дом полон эмигрантов, а они если и берут породистых, то в обход клубов, у своих же. Так им дешевле обходится. Да и чипируют не сразу.
- Что там твои покупатели?
- Да сорвался один сегодня. Позвонил, сказал, что деньги через неделю только будут. Окей, мам, я сейчас прикину, что делать и перезвоню.

Линда положила трубку. Что ж, рано или поздно это должно было случиться. Последний год им очень везло - Джейми со своим приятелем Мартином успешно доставал собак. Линда избегала слова «украл» - да и как можно было украсть собаку, которая еще неизвестно каким путем попала к своим хозяевам? Подавляющее большинство этих так называемых хозяев были эмигрантами, а они, как известно, предпочитают все доставать подешевле и, желательно, в обход налогов. Как же, будут они выкладывать крупную сумму за клубную собаку! Скорее всего, воруют или вообще подпольно разводят. И еще неизвестно, в каких условиях содержат собак! Так что они с Джейми просто заботятся о животных, пристраивая их в хорошие руки. Разумеется, не бесплатно, плата была вполне разумной и только иногда превышала клубную цену. Линда с удовольствием отмечала, что ни один из новых хозяев очередной собаки не был эмигрантом. Это были порядочные люди, которые были растроганы душещипательной историей о вызволении животного из неблагополучного дома и стремились совершить благое дело, раз уж все равно хотели приобрести собаку.

Покупателей тоже находил Джейми, единственный сын Линды. Точнее, его жена, Пэм. Она держала салон красоты и, между делом, в кофейной паузе рассказывала очередной клиентке трогательную историю спасения щенка. Адресаток своих рассказов Пэм выбирала по одному, но важному критерию – это должны были быть дамы, которые с особым трепетом относились к благотворительности. Именно они чаще всего откликались на сетования Пэм о том, как трудно приручить испуганного щенка и как ее свекровь (такая добрая и отзывчивая душа!) не жалеет для этого своих сил! А ведь ей уже за восемьдесят! Линде было 74, но Пэм считала, что за 80 звучит куда как более впечатляюще. Один-два разговора и вот уже клиентка, преисполненная желанием сделать доброе дело, вызывалась приютить собаку. Тут начиналась вторая часть – торг. Собака ведь породистая, а тут еще расходы на дорогой корм, походы к ветеринару! Вы только представьте, сколько Линда тратит на это из своей пенсии! Конечно-конечно, кивали дамы, мы все компенсируем, мы уже любим этого бедного щенка!

Иногда, правда, Пэм отмечала, что какая-то клиентка (двойная – по салону и собачьему бизнесу) вдруг переставала заглядывать. Может догадывались, что с собакой дело не все так уж и чисто, а может и со здоровьем щенка что-то было не так, кто знает? Важно одно – заявлять в полицию они не будут, ибо уже являются косвенными соучастниками какого-то темного дела. А устраивать скандал не в английском характере. Пэм и сама предпочитала в случае каких недоразумений сменить юриста или автомеханика, но не затевать разбирательств. Скандалить? Это же унизительно! Нет-нет, с этой стороны все было надежно.
Сегодняшний визит потряс доселе четко отлаженную систему. Что будут делать эти эмигрантки? А вдруг наведаются ночью, да еще не одни?

Линда вышла во дворик. Щенок заливисто тявкал и радостно махал хвостом. Линда наклонилась к нему и потрепала за ухо:
- Ну и кто же ты? Не хаски, говорят. Были у нас хаски, помню их. А ты другой, - пробормотала она. Щенок крутился волчком у ног.
- Линда, доброго дня! - раздалось с другой стороны заборчика. Линда подняла голову. К ней обращалась Клер, их соседка.
- Доброго, Клер! Как поживаете?
- Спасибо, как всегда. Харли уехал с друзьями на слет байкеров, а я вот дома осталась. Как вы? Я смотрю, у вас новый щенок?
- Да, Джейми привез на днях.
- Я удивляюсь вам, Линда! Как вы ладите с собаками! И как не устаете! Посмотрите только на этого егозу у ваших ног. Иногда я завидую вашей энергии!
- О, спасибо, Клер! Тяжеловато, конечно. Но как устоять, когда Джейми звонит рассказывает, что спас очередную собаку! Они с Пэм постоянно на работе и за щенками некому присматривать, вот и не могу отказать.
- Уже нашли хозяев для этого малыша?
- Увы, пока нет. И это меня тревожит. Мне скоро уезжать, хотелось бы до отъезда пристроить щенка.
- Вы уезжаете?
- Да, поеду к морю, хочется подышать морским воздухом.
- Ну что же, надеюсь, вам повезет с новыми хозяевами!
- Спасибо, Клер!

*****************************************************

- Сядем-ка, - Лена махнула в сторону скамеек в парке, мимо которого он шли.
- Это Джеки? – спросила наконец Маша, хотя уже и так поняла, что это щенок Лены и Николь.
- Угу. У него одно ухо немного вывернуто, да и голос такой смешной.
- То есть эта старушка, этот божий одуванчик, украла собаку?? В голове не укладывается.
- Ну не сама она, конечно, лазила через наш забор. Сын, племянник, внучок – мало ли у нее родственников. Думаю вот, что делать...
- Лен, а что тут делать? Идти и требовать собаку назад! Грозить полицией!
- Ага, ты думаешь, они не поняли уже, что собака не чипированная, скорее всего предполагают, что и документов нет.
- А вообще, как она у тебя появилась?
- Друзья Римаса, соседа моего, раздавали щенят. У них хаски, породистая, а где-то не уследили, ну и согрешила та с неизвестным. Сама понимаешь, помесь не продашь, так что раздавали всем, кто мог взять. А Никки давно просила собаку, я и решилась. Так что документов нет, доказать, что это моя собака, я не смогу.
- И что делать? Прям хоть бандитский наезд устраивай.
- Тут даже вопрос не в том, что нам делать, а в том, что будут делать они. Гарантированно, старушка сейчас запаникует и чего-то придумывать будет.
- Например?
- Ну не знаю. Может вообще Джеки выкинут, мол, не было у нас в доме этого пса и все.
- Слушай, ну никак не верится, что эта старушенция – прям мозг бандитской организации. Может подумает, что мы поверили, что ошиблись и все?
- Надо за ней последить. Ну, даже не за ней, а за домом.
- И что ты будешь делать тогда?
- Маш, ну откуда я знаю, что делать? Знаешь, пока думала, что он сбежал, то не так тревожно было. А сейчас когда увидела его там, за сеткой, жалко стало до чертиков. Он же дурной, верит всем.
- Ленк, у меня идея! Давай по соседям пройдем, поспрашиваем, мол, не видели ли щенка, ищем, волнуемся. В любом случае будут поглядывать по сторонам.
- Это можно. Только давай завтра. А то мы сегодня примелькались уже на этой улице. Думаю, за вечер ничего не произойдет.
- Давай. Завтра во сколько?
- Ну где-то около полудня, думаю.
- Договорились! Тогда завтра в двенадцать у Теско.

Маша шла домой в задумчивости. Она никак не могла соотнести образ весьма милой пожилой женщины с идеальным маникюром с реальностью, в которой старушка продает краденных собак. Вспомнился Маше и взгляд Линды, в тот момент, когда та поняла, что перед ней отнюдь не покупательницы. Холодный, обвиняющий взгляд. Какая-то правда была в этом взгляде, словно это они, Маша с Леной, в чем-то провинились и их пристыдили. Впервые девушка задумалась о пропасти между местными жителями и эмигрантами. Какие они, эти англичане? Чем живут? Как поступают? Как у них принято вообще жить? За три месяца своей эмигрантской жизни Маша успела поработать на пяти складах и в одном кафе. Ее коллегами были такие же эмигранты, как и она: поляки, литовцы, румыны. Все они были очень разными, со своими национальными особенностями (хотя порой не знаешь, были ли это национальные или просто личные особенности, проще говоря, закидоны). Но они все были равными перед коренными жителями. Британия, конечно, сохранила классовые разграничения, но тут, видимо, еще и пренебрежительное отношение к «понаехавшим».

«Однобоко», - одернула себя Маша, вспомнив Дебру, менеджера кафе, в котором Маша проработала две недели на позиции «подай-принеси-убери». Смешливая, добрая Дебра, которая объясняла Маше принципы работы общепита без какого-то либо снисходительного или жалостливого тона. А Эмили? Супервайзер смены на самом первом складе, куда попала Маша. Они частенько сидели на перерыве и болтали насколько хватало Маше ее скромного словарного запаса. Просто этот уничижительный взгляд Линды перечеркнул вдруг все хорошее, напомнил, что бывает и по-другому.
«Ну, ничего», - думала Маша. – «Завтра походим по соседям, предупредим. А дальше по обстоятельствам. Ну не убьют же они собаку, в конце концов!».

Но назавтра все планы сорвались. Маша проснулась с жутчайшим насморком и противным царапающим горлом. В состоянии совершенной разбитости она написала Лене извинительную смс и провалилась в сон. Через два часа ее разбудила смс-ка от Лены – заболела Николь и сегодняшний поход по старушкиным соседям пришлось отложить. Маша гнала мысли о том, что могут сделать с собакой почти разоблаченные мошенники. Она уже собиралась с духом чтобы дойти до дома Линды, так, на всякий случай, посмотреть что и как, как полил дождь такой силы, что впору было опасаться наводнения. Ни о какой прогулке и речи быть не могло. Нужно отлежаться дома и выздороветь, во вторник на работу, так что болеть никак нельзя.

Визит к соседям состоялся лишь через неделю. Всю неделю Лена провела дома, не отходя от Николь. Девочке стало лучше уже в среду, но она никак не соглашалась на Марису в качестве сиделке и слезно просила Лену посидеть с ней ну хотя бы еще денек, а потом еще. Маша же работала обычные смены на складе и, добравшись до дома, без сил валилась на кровать. Еще не до конца выздоровевший организм с трудом переносил рабочую нагрузку. О собаке и о Линде Маша вспоминала только перед сном, обещая себе, что завтра перед работой непременно заглянет в тот район. Но увы. Утром спать хотелось настолько, что ни о какой старушке Маша и не помнила.

Встретившись в субботу около супермаркета Теско, девушки пытались выстроить стратегию разговора. Надежды на благополучный исход почти не было. Джеки отсутствовал намного дольше, чем он пробыл у Лены и Никки. Но решиться и оставить все как есть было невозможно.
Вот и знакомая улица. Дом Линды. Девушки подошли к соседнему дому по правую сторону, прислушиваясь, не донесется ли откуда-то лай. Но нет. Тихая спокойная улица, где-то вдали шумит трасса.

- Лен, а может заглянем к старушенции?
- А смысл? Что она нам скажет? Ничего не видела, ничего не знаю, у меня своя собака, а до остальных мне и дела нет. Толку-то.
- Ну да. Ладно, что мы тут стоим, пошли хоть в дверь постучим.
Дверь открыла женщина средних лет, в ярком спортивном костюме.
- Добрый день, - бодро начала Лена. – У нас пропала собака. На прошлой неделе. И мы сейчас обходим соседние улицы, спрашиваем, не видел ли кто. Щенок, очень похож на породу хаски.
- Здравствуйте. Понимаю, грустно слышать, что собаки теряются. Но я не помню, чтобы видела бесхозную собаку на нашей улице. Думаю, эффективнее будет расклеить объявления на остановках, рядом у церкви есть доска объявления.
- Да, это все уже сделано. Просто собака пропала неделю назад и, знаете, иногда лучше лично поспрашивать.
- Конечно, конечно, - согласилась женщина. Откуда-то сверху послышался лай. Лена метнула взгляд на Машу.
- А вы не знаете, ваша соседка дома? – не вытерпела Маша.
- Линда? О, нет, она уехала.
- Как уехала? – в один голос воскликнули девушки.
- Уехала к морю. Знаете, пожилым людям тоже иногда хочется на море, - улыбнулась соседка.
- А собака?! – почти выкрикнула Маша. – У нее собака была, щенок.
- Да, у нее был щенок. Но она его отдала. Нашла новых хозяев. А почему вы спрашиваете? Думаете, это ваш щенок был? Нет-нет, Линда замечательная женщина! Ее сын иногда спасает животных, Линда их выхаживает и потом находит им новых хозяев.
Девушки потрясенно молчали. Каждая корила себя за то, что упустила шанс найти щенка. Ах, если бы они пораньше сюда пришли!
- Девушки, с вами все в порядке? – соседка Линды уже с подозрением посмотрела на них.
- Да... – протянула Лена. И вдруг решилась:
- Понимаете, мы уже были тут неделю назад. Моя подруга увидела Линду, рядом с ней был щенок, очень похожий на моего. И мы пришли к ней в прошлую субботу. Но Линда сказала, что она продает свою собаку и ничего про других не знает. А потом, я увидела ее собаку и это точно вам могу сказать, это был мой щенок! Я его узнала сразу – у него ухо такое... необычное, - на одном дыхании выпалила Лена и осеклась, пожалев о том, что сказала.
- Вы не знаете, кому она его отдала? – спросила вдруг Маша.

Женщина помолчала, потом улыбнулась и сказала:
- Знаю. Мне. Проходите.
Еще не совсем осознавая происходящее, девушки зашли в дом. Сверху раздавалось оглушительное тявканье.
- Харли, спустись на минутку, - позвала соседка Линды и, повернувшись к гостьям, пояснила:
- Муж наводит порядок на чердаке, а ваш щенок за ним увязался. Чудный песик.
Тявканье стихло чтобы через мгновенье раздаться снова. И вот уже бело-серый щенок прыгает вокруг Лены с выражением счастья на своей двухцветной мордочке.
- Джеки!! – закричала Лена и подхватила щенка на руки.
- Признал хозяйку, - улыбнулась женщина в спортивном костюме.
- Ой, я даже не знаю, как вас зовут, - смущенно пролепетала Лена.
- Клер, - ответила женщина.
- Я Хелен, а это моя подруга Мария. Спасибо вам огромное!! Я вам так благодарна!!
- Я рада, что вы нашлись. Будете гулять неподалеку, заходите.
- Да, конечно. Спасибо вам!
Девушки вышли. Джеки крутился у ног Лены, то и дело запутывая ее в поводке.
- Не буду звонить Никки, сделаю сюрприз.
- Лен, я до сих пор в себя прийти не могу. Ну как так могло все совпасть?!
- Да я сама еще не поняла. В тот момент, когда Клер сказала, что Линда отдала собаку, я уже подумала, что все, смысла нет продолжать искать и остается только надеяться, что новые хозяева хорошие.

Клер смотрела из окна гостиной на девушек и подпрыгивающего рядом щенка.
- Сколько ты заплатила Линде? – раздался рядом голос мужа.
- Немного. Ей нужно было поскорее избавиться от щенка.
- Я всегда говорил, что что-то здесь не так. Все эти щенки, нескончаемый поток посетителей. Не хочешь в нашу общину сообщить?
- Утром я видела у дома сына Линды, Джейми, с какими-то двумя парнями. Похоже, что он продает дом, так что я думаю, Линду мы больше не увидим.

Конец.
 
Светлана (Svenika)Дата: Среда, 18.05.2016, 23:57 | Сообщение # 11
Гость
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 10
Награды: 1
Репутация: 0
Статус:
Сосед

Телефон в ночи пропел “o sole mio”. Маша подскочила на кровати. Что это? Кто это? Она проспала? Телефон не унимался.
- Ага, алло…, - буркнула Маша в трубку
- Маш, спишь уже?
- Нет, то есть да. А кто это? - Маша глянула на экран. – Лен, ты?
- Я. Ты завтра работаешь?
- Нет, выходная.
- Отлично, а то я боялась, что тебе рано вставать. Слушай, ты говорила, что в вашем доме сдается комната. Она еще свободна?
- Ну, насколько я знаю, еще никто не въехал.
- А она открытая стоит?
- Вроде да. Да, точно открыта. Вчера приходил парень смотрел.
- Маш, можно там один паренек переночует?
- Какой паренек?
- Хороший. Правда хороший.
- Лен, я не знаю. Давай я завтра позвоню в агентство, спрошу.
- Маш, сегодня надо. Ему ночевать негде.
- Лен... я не знаю. А кто он?
- Долго рассказывать. Значит так, через полчаса мы у тебя будем. Все.

Маша откинулась на подушку. Какой парень? Лена ухажера завела, что ли? У нее не переночуешь, дочка же. А он, что, бомж, своего угла нет? Так... одна комната у них действительно пустует, вторую занимает она, третью парень-британец, вроде она его вечером не видела. На первом этаже тоже англичанин живет, но он рано уходит. Ой, чего же это она лежит-то? Лена сейчас приедет, а куда они зайдут? В ее комнату же. Время первый час ночи и кухню не займешь – она граничит с жилой комнатой. Так, быстро-быстро, одеться, застелить постель, закидать в шкаф разбросанную одежду.

Маша огляделась. Ну вроде подобие порядка создано. За окном прошелестела машина, остановившись у дома. Маша быстро сбежала вниз – время позднее, звонить в звонок - значит перебудить соседей. Она распахнула входную дверь в тот самый момент, когда такси уже отъезжало, а по дорожке шла Лена с каким-то парнем.
-Тсс, - прошептала Маша. – Давайте наверх и тихонечко.
Парень в действительности оказался пареньком, даже мальчишкой. На вид ему было лет 20.
- Чаю хотите? – скорее для проформы спросила Маша, включая чайник. Иногда по вечерам ей хотелось чая, но чтобы не ходить туда-сюда и не занимать кухню, она купила маленький электрический чайник на одну кружку. В тумбочке нашлось и печенье. Правда на кухню спуститься все же пришлось – за дополнительными кружками.
Какое-то время все трое молча пили чай и хрустели печеньем. Молчание нарушила Лена.
- Маш, это Костя. Костя – это Маша.
- Здрасьте, - тихо буркнул паренек.
- Очень приятно, - кивнула Маша.
- Маш, тут вот какое дело. Косте нужно где-то перекантоваться неделю. Пару ночей он ночевал у меня, в соседской комнате, но сегодня Римас вернулся из отпуска, а больше свободных комнат у нас нет. Через неделю у Кости первая зарплата, он сможет снять себе жилье. Но до нее надо дожить. В общем, можно он у тебя поживет?

Маша оглядела Костю. Тот сидел, уставившись взглядом в уже пустую чашку и молчал. Вроде приличный. На наркомана не похож. Скорее на потерявшегося подростка. Соседняя комната пустовала, из мебели там была лишь кровать, стол да стул. Шкаф встроенный. Так что воровать там нечего, а все остальные комнаты закрываются на замок. Тащить что-то с кухни вообще бессмысленно. Маша кивнула:
- Ладно, идем, покажу.
Они с Костей вышли. Жестом Маша показала ванную, потом открыла дверь комнаты:
- Подожди, у меня есть постельное белье, сейчас принесу.
- Да не надо. Я так. – наконец заговорил Костя.
- Не сходи с ума. Жди.

Постелив Косте кровать, Маша вернулась к себе.
- Ну а теперь давай в подробностях. Кто это?
- Не знаю.
- Нормальное начало.
- Да не, правда не знаю. Я его увидела дня три назад в парке. Выгуливала Джека, тот куда-то унесся, потом слышу лает. Ну, думаю, опять нору крота учуял и теперь его не оттащишь. Подхожу, а он стоит и лает на что-то. Смотрю, это что-то поднимается, слушай, я думала со мной паралич случится. В общем, это был Костя. Он, оказывается, вторую ночь ночует тут.
- Бомжует, что ли?
- Да нет. Я сначала подумала – обколотый, таким все равно где жить. Но нет, гляжу, вроде нормальный. Сели на лавочку, разговорились. Короче, приехал он месяц назад из Латвии сюда, к брату. Брат не шиковал, конечно, но койко-место у него нашлось. Единственное условие, которое он поставил Косте – побыстрее найти работу, так как двоих он не потянет. К тому же, у него девушка появилась, так что каждый фунт на счету. Что они там не поделили, не знаю. Костя не рассказывал. Но однажды братец уехал. Скинул Косте смс, что, мол, поехал в другой город, а комнату оставляет Косте. Только забыл упомянуть, что не заплатил за нее. Через день к Косте пришли из агентства и попросили погасить долг. Денег у него не было, дверь закрыли, ключ у него забрали. Телефон брата не отвечает. Вот так и стал ночевать в парке.

- Лен... честное слово, верится с трудом. Чтобы вот так брат бросил без всего?
- Ты знаешь, я никогда раньше не сталкивалась с такими историями, только слышала. А тут тебе и пожалуйста.
- И что теперь?

- Ну что? Пока Римас был в отпуске, Костя ночевал в его комнате. Работу ему нашли временную. Мариса помогла, ну, моя няня итальянская. Ее знакомому срочно понадобилось домой, а отпуск по графику только через три месяца. Он грузчиком в магазине работает. Вот и договорились с хозяином, что он отпускает приятеля Марисы, берет взамен Костю, за это он, конечно, платить будет не так как обычно, а в два раза меньше, но выбирать не приходилось. Оплата понедельная, так что в пятницу уже зарплата. Там, глядишь, и комнату оплатить сможет.
- Лен, но я завтра все же позвоню в агентство.
- Скажи, что твой брат приехал и можно он поживет у тебя? Они же проверять не будут, где он спит – в твоей комнате или соседней. Да и приходить он будет только на ночлег ну и там в душ сходить, м?
- Ну хорошо. С виду вроде нормальный. Только молчит все время.
- Да по-моему он просто в шоке. Представь, приехал всего месяц назад к брату, а оказался на улице. Ни знакомых, ни связей, ни денег, ничего. Билет домой даже не на что купить.
- Жуть какая... даже верится с трудом.
- Чего только не бывает, когда человек в чужой стране... Все, Маш, я побежала. Время позднее. Если чего – звони.
- Давай. Дверь входную аккуратно прикрой, там защелка, сама закроется.

Маша долго не могла заснуть, ворочалась, прислушивалась. Но в доме было тихо. Она все прокручивала в голове рассказ Лены. Разве так бывает? Ну то, что Кястутис, муж Лены, ее бросил с ребенком, она знала. Но то муж, по сути чужой человек. А тут родня, брат родной. Как так?

Проснулась она рано. Почему-то подумала, что Костя вряд ли пойдет хозяйничать на кухню, скорее уйдет голодным. Тихонько она приоткрыла дверь соседней комнаты. Костя еще спал. Ну, значит, есть время приготовить завтрак.
Она как раз поднималась к себе, неся тарелку с бутербродами и чашку с салатом, когда в коридор вышел Костя.
- Я ..это... умыться. Можно?, - пробормотал он.
- Конечно, - кивнула Маша. – Давай умывайся и ко мне, позавтракаем.
- Да не, я так, - привычно отозвался Костя.
- Не так, - сердито сказала Маша. – Давай, быстро.

Через десять минут Костя уже сидел в маленьком кресле, пил чай и за обе щеки уплетал бутерброды. Голодный он был ужасно, последний раз ел у Лены вечером, а есть все равно хотелось так, словно голодал несколько дней.
- Ну, как ты? – спросила Маша. – Нормально спал?
- Да, вырубился сразу. – ответил Костя и, помолчав, добавил: - Спасибо вам.
- Давай уж на ты, не настолько я и старая, - пошутила Маша.
Костя молча кивнул.
- Знаешь, что, - продолжила она, - понимаю, что тебе неловко, но давай договоримся так: пока не получишь зарплату, жить будешь тут. В холодильнике моя полка вторая снизу, бери все, что захочешь. У тебя вещи какие-то есть?
- Нет, все осталось там, в комнате.
- А что агентство говорит?
- Ну, заплачу долг, тогда откроют и отдадут вещи. А пока типа гарантии, что ли. Там и документы мои. Паспорт.
- А брат?
- Не знаю. Телефон вырублен. Может сменил номер.
- Не знаешь, где он может быть?

Костя помотал головой. Он действительно был растерян. Конечно, он мог попросить у Лены или вот у Маши компьютер и по скайпу связаться с мамой. Перед отъездом он целую неделю учил маму, как включать ноутбук и пользоваться скайпом. Они с отцом бы нашли денег, выслали ему на билет. Но как рассказать про Толика? Мама ведь спросит. Толик был любимчиком. Хоть и говорят, что в семье обычно любят больше младших, у них было наоборот. Толя, будучи на пять лет старше Кости, был не только любимчиком, но и авторитетом в доме. И боялся только отца. Но отец бывал дома редко – приезжал лишь на выходные. Рабочую неделю проводил в Риге, работая вахтовым методом в охране. Толик уехал год назад с компанией своих друганов. Начинали они работать тут вместе, потом разругались и дальше пошли каждый сам по себе.

- Тебе во сколько на работу? – голос Маши отвлек его от тяжелых мыслей.
- К десяти.
- И до скольки работаешь?
- До десяти.
- Ладно, времени у тебя немного. И вот еще... может тебе немного денег дать, ну чтобы купил самое необходимое?
- Да не, я так. Дотяну до зарплаты.
- На вот, возьми, - протянуло Маша десятку. – Извини, больше не могу дать, тоже жду зарплату.
- Не надо, я так. Не могу последнее взять.
- Бери. Продукты у нас есть. У меня еще десятка осталась.
- Спасибо. Я пошел.
- Давай.

Костя действительно оказался порядочным парнем. В пятницу, получив зарплату, пришел к Маше, спросил, как оформить комнату – паспорта ведь у него нет. Маша позвонила в агентство и попросила оставить комнату за своим «братом», а паспорт у него на оформлении на работе, он чуть позже его занесет, хорошо? В агентстве не возражали, правда запросили депозит, как страховочную сумму. Маша бы с удовольствием отдала депозит за Костю, ничего ему не говоря, но у нее самой денег было в обрез – прошедшая неделя не была успешной в плане работы. Два дня на складе, потом день в кафе, на обслуживании банкета. И все. С одной стороны, она не устала, с другой – и не заработала. Значит, следующие пару недель с работой должно быть хорошо. 10 числа со счета снимается ежемесячный платеж за комнату. С Костей они договорились, что он отдаст ей депозитный долг через пару недель. Но это была временная мера. Ведь в магазине он только на месяц. Через месяц вернется постоянный работник и что тогда делать Косте? Он не может зарегистрироваться в агентстве, так как нет паспорта. А паспорт отдадут только тогда, когда он оплатит долг. А чтобы оплатить долг, нужна работа и зарплата. Замкнутый круг.

Шла третья неделя их необычного соседства. Вопрос работы становился все острее. Что делать? Вечерами, если совпадало свободное время, они смотрели фильмы или разговаривали. Маше иногда казалось, что у нее мог быть вот такой младший брат. Он спрашивал у нее совета, как быть, что делать. Спрашивал как будет та или иная фраза на английском. Когда до возвращения приятеля Марисы на работу оставалась неделя, Костя ошарашил Машу своей идеей.

Они, как обычно, пили чай и смотрели онлайн какой-то новый российский сериал, как вдруг Костя выпалил:
- Я хочу выкрасть свои вещи.
- Ты хочешь, что? – поперхнулась чаем Маша.
- Выкрасть свои вещи. Точнее, забрать. Мне не нужны вещи Толика. Только свои и паспорт. Маш, я не знаю, что еще делать. Через неделю у меня не будет работы. Я не смогу оплачивать комнату. Я даже уехать домой не могу без паспорта.
- Там большой долг?
- Да. За месяц, плюс штраф. Менеджер говорила вроде о сумме как трехмесячная аренда.
- Круто. У меня как-то и подруг тут нет. Только Лена. С остальными так, просто здороваемся, если пересекаемся. Но у Ленки тоже сейчас не ахти с работой. На двоих мы могли бы собрать лишь половину суммы.
- В том-то и дело.
- Но как ты собираешься... собираешься влезть туда?
- Не знаю. Ну то есть единственный вариант – окно. Оно окрыто было в мой последний день там. Открыто оно и сейчас, я сегодня мимо проходил, глянул. Комната на втором этаже. Если как-то забраться, то я бы пролез, там окно на страховочном крючке, его легко скинуть и открыть нараспашку.
- Кость.... но это все равно что воровство. С точки зрения закона.
- А с моей точки зрения?
- Я знаю. Я к тому, что если попадешься, никто тебя слушать не будет.
- Ну.. если попадусь, то будет два варианта: либо упекут в тюрягу, либо депортируют домой. В обоих случаях решается вопрос с жильем.
- Нельзя, Костик. Нельзя.
- Маш, я тебе сказал только потому, что мне нужна будет помощь. А тут, в этой стране я знаю только тебя и Лену. Если есть какой-то другой выход, я всеми руками за.

Маша улыбнулась выражению «всеми руками». Но ведь положение действительно безвыходное. Неужели взлом – единственный вариант?
 
Литературный форум » Наше творчество » Авторские библиотеки » Проза » Рассказы от Свеники (Малая проза)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:

Для добавления необходима авторизация