[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Литературный форум » Наше творчество » Авторские библиотеки » Проза » Ревус Олеся (Рассказы)
Ревус Олеся
Ревус Олеся Григорьевна (revus_olesya)Дата: Понедельник, 12.03.2018, 20:46 | Сообщение # 1
Гость
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 10
Награды: 0
Репутация: 0
Статус:
Здравствуйте! Меня Зовут Олеся Ревус. По профессии я врач. Но с детства не давала мне покоя тяга к графоманству :)
То я стихи писала лет в 6-7, то в 10-11 я начиталась Агаты Кристи и попробовала сочинить детектив, который был почему-то уж очень похож на "Убийство в «Восточном экспрессе»" :D
Потом на время увлечение ушло даже не на второй план, а на, примерно, десятый.
Потом пробовала писать статьи для сайтов на темы из профессиональной сферы.
И вот захотела снова писать! Захотела так, что села и написала рассказ. И вот хочу вам его показать! Буду благодарна любым отзывам, ведь это всего лишь первый опыт, начало, но надеюсь, что начало чего-то важного и большого!

ХОТЬ ТАК...

Дед Семен сидел на стареньком стуле в комнате, по его щекам текли слезы. Он вспоминал, как Дима был маленьким, как они с женой сильно любили его, как играли с ним, как смеялись все вместе, как иногда хулиганили. Когда Диме было пять лет, он подошел к Семену, крепко обнял его и сказал: «Папочка, я хочу всегда быть рядом с тобой, я тебя очень-очень люблю!». Тогда он тоже плакал, от счастья, от переполнившей его любви и нежности к этому мальчику. Как они тогда были счастливы, но как это было давно. С тех пор многое изменилось.
Были ли сейчас его слезы слезами радости? Или это слезы горя?
Днем ранее он проснулся рано, еще было темно. Жил он один, в небольшой квартирке с рыжей кошкой Машкой. Кошка эта прибилась к нему как-то по дороге домой. Было холодно, дед пожалел ее, взял с собой, отогреться, покормить, а потом уже привык к ней и оставил у себя. Так и осталась Машка у него жить. Человек он был добрый и мягкий, всем помогал чем мог, то соседке табурет починит, то собаку беременную на улице остатками еды подкормит.
Квартиру дед привык держать в чистоте и порядке, очень он аккуратный был, еще покойная Вера, жена его, очень ценила в нем это качество. Все вещи у него лежали на своих местах, важные документы он аккуратно складывал в ящик стола, книги ровно стояли на полках. Одежда на нем была всегда простая, но выстиранная и выглаженная. Сейчас, когда у него стало ухудшаться зрение, пусть и не идеально, но он гладил всю одежду, старался зашить разошедшиеся швы и пришивать отлетевшие пуговицы. Пришлось многое освоить самому после смерти Веры, то в чем она ему раньше помогала, он теперь научился делать сам.
Это зимнее пятничное утро у Семена началось как обычно, он встал, заправил постель, потом пошел готовить завтрак. Питался он скромно, человек он был простой, да и не богатый, денег едва хватало. Сварил он геркулесовую кашу на молоке, разведенном водой. Остатки молока отдал Машке. Быстро позавтракал, прибрался и отправился заниматься одним важным для него делом.
Он уже неделю делал подарок для правнука Матвеюшки. Он надеялся, что скоро сможет с ним увидеться, подарить эту маленькую лошадку-качалку ему, ведь он уже научился ходить, скоро сможет и качалку освоить. На правнука он любовался каждый день, малыш смотрел на него огромными синими глазами с фотографии, стоящей на тумбе у кровати. Эту фотографию привез ему его сын Дима, когда был последний раз в гостях, восемь месяцев назад. Тогда Матвеюшке было почти полгода.
Семену оставалось работы совсем немного, необходимо было прикрепить сидение к остальной конструкции. Ему нужно было просверлить отверстия в нем, вставить в них приготовленные деревянные палочки и с помощью столярного клея соединить с общей конструкцией. Спустя некоторое время лошадка была готова. Кто-то бы сказал, что в ней не было ничего особенного. Но в ней было столько любви к этому кудрявому мальчишке, которого он так ждал, которого он мечтал подержать на коленках, обнять, как когда-то обнимал сына. С какой любовью он изготавливал каждую деталь, представляя, как ребенок будет качаться на лошадке и весело хохотать. Это придавало этой простой, местами неказистой качалке нечто особенное. Такое, чего нельзя найти ни в одном магазине.
Мечтая о встрече с правнуком, Семен сразу подумал о сыне, которого не видел с весны. Он захотел ему позвонить. Он с трудом встал, после столярных работ и уборки рабочего места. Его суставы болели. Болели уже давно.
Рядом с телефоном лежала маленькая записная книжка, где крупными буквами и цифрами были записаны все важные номера. На первой же странице он нашел номер сына. Набрал номер и услышал длинные гудки, он ждал ответа и считал их. Один, два, три…. Никто не отвечал. Он подождал еще немного и положил трубку. Подождав несколько минут, он набрал номер снова. Снова гудки, но на этот раз после четвертого гудка он услышал в трубке голос Димы:
- Алло.
- Здравствуй, сын, это я, папа.
- Да-да, я понял. Срочно что-то?
- Нет, я просто хотел спросить, как твои дела? Как здоровье твое?
- Да нормально все, я же работаю, мне некогда сейчас, у меня совещание скоро.
- Понимаю… Как Матвеюшка? Здоровенький? Не болеет? Как Марина? Справляется с ним?
- Хорошо он. Марина тоже хорошо. Все, давай заканчивать, говорю же, работаю я.
- Прости, что побеспокоил, я хотел тебя в гости позвать, может Матвеюшку бы привезли, я так хочу его увидеть хоть разок. Я ему и подарок сделал. Сам.
- Не надо ему подарков никаких, у них все есть, сами все купят, если чего не хватает. Уж тем более, домашнего производства им не надо. Все, до свидания.
На том конце зазвучали короткие гудки.
Дед Семен очень расстроился, ему было обидно. Даже не столько из-за того, что Дима говорил быстро, холодно, раздраженно, к этому он уже привык за многие годы, а из-за того, что он сказал, что никому не нужен его подарок.
Ведь все, что он может подарить внуку, это то, что может сделать сам. Денег у него совсем мало, а детские игрушки уж очень дорогие теперь. Да и не сравнится никакой конструктор в коробке, сделанный на конвейере, с его подарком, в который вложена частичка души, любви и тепла. Когда Семен делал эту качалку, он вспоминал, как они с Димой в детстве вместе из дерева делали солдатиков, их раскрашивали, как делали два войска, одни были синего цвета, а другие желтого. Он помнил, как они играли, как придумывали сражения, как он всегда поддавался, чтоб Димка выиграл. Иначе было не избежать слез поражения. Помнил, как сыну нравилось с ним сидеть часами помогать ему работать с деревом, как он радовался тому, что получилось, как огорчался, если что-то не выходило. Тогда они были оба счастливы.
Просидев какое время за этими воспоминаниями, он встал и пошел на кухню, там уже крутилась Машка, ждала, что чего-нибудь ей перепадет. И ей всегда перепадало. Семен разогрел на сковороде остатки вчерашней перловки с тушенкой. Хотя от мяса в этой тушенке был разве что запах. Отдал часть мурлыкающей рядом Машке, да поел сам.
Решил он попробовать позвонить Марине, решил, что, если Дима не хочет, может внученька сможет приехать… Вернулся он к телефону и быстро нашел и номер Марины. Марина ответила практически сразу.
- О! Привет деда.
- Здравствуй, моя хорошая! Я так соскучился по тебе, давно мы не виделись, а Матвеюшку так и вообще только на фото видел.
- Ой, ну не начинай, дед! У меня дел с ребенком столько! Когда там в гости ездить! Я с подружками-то вижусь раз в месяц, в лучшем случае!
- Так хоть разочек бы увидеть правнука, а то помру, так и не увижу…
- Ну теперь ты еще и помирать собрался. Ладно, будет время, мы заедем завтра. И если Андрею машина будет завтра не нужна. И если Матвей капризничать не будет.
- Как я рад, Мариночка! Как я счастлив! Приезжайте, приезжайте! Я вас ждать буду! Может и Диму с собой возьмешь?
- Пока, дед, мне идти пора. Вон, муж зовет.
Дед Семен от счастья метался по квартире, не зная, за что первым схватиться, то ли за уборку, то ли побежать в магазин, то ли еще чего сделать. Перемыв все полы, стоя на коленях, не обращая внимания на боль в них, он протер все полки от пыли, хотя там ее и не было, потому что еще вчера он занимался уборкой. Потом он кинулся на кухню, решил, что необходимо до блеска начистить ту старую сковородку, которой еще Вера много лет пользовалась. До блеска не вышло, но он остался доволен результатом. Раз уж сковородка была приведена в нормальный вид, как и чайник, то он решил, что Маринке непременно сделает ее любимую картошку с грибами. Картошка у него была, а вот грибы надо было где-то купить.
Он быстро укутался в старенькое серое пальто, надел шапку, валенки и пошел, прихрамывая до ближайшего магазина. Пересчитывая оставшиеся четыреста рублей и маленькую горстку мелочи, пришел к выводу, что неделю до пенсии он будет питаться тем, что купит сейчас, да остатками вермишели и картошки. Ну это его не тревожило, все мысли были заняты завтрашним днем. В магазине он долго решал, что же купить внуку, чем бы его побаловать. Сладости дороговаты, да и маленький он еще. Он понял, что совсем ничего о нем не знает, ведь ни разу еще не видел его, а все расспросы о нем не давали результата, потому что родные норовили скорее закончить с ним разговор. Долго сомневаясь, выбирая, он решил, что купит Матвеюшке фруктов, взял два яблока и немного винограда. Может хоть что-нибудь ему понравится. Едва не забыв про грибы, он вернулся и нашел их, понимая, что денег совсем почти не останется, он все же взял их, молоко и хлеб. Подойдя к кассе, он почему-то так разволновался, то ли от предвкушения, что завтра приедет внучка с правнуком, то ли от того, что переживал, что денег может не хватить, то ли от всего сразу. Разволновался он так, что аж выронил горсть монет, которую держал в руке. Шумные подростки, стоявшие позади стали смеяться и подтрунивать над Семеном, но ему было все равно, ему также было все равно и на ворчащую кассиршу. Он постарался быстро собрать монетки и расплатиться за покупки. Денег ему хватило, но почти ничего не осталось. Все его мысли были заняты другим – он ждал завтрашний день, мечтал, предвкушал. Он уже был рад так, словно повидался с родными.
Оставшийся вечер Семен не находил себе места, что он ни принимался делать, ничего не получалось, все мысли были о правнуке и Марине. Он в глубине души надеялся, что и Дима приедет. Он так хотел увидеть не только внучку с малышом, но и сына. Возможно, сына он хотел видеть сильнее всех. Когда была уже ночь он попробовал лечь поспать, заснуть не получалось. Изредка наплывала дремота, ему казалось, что снятся сцены встречи с Мариной, что приехал любимый сын, что они все вместе сидят на кухне и беседуют, что они все счастливы, смеются, а малыш сидит у деда Семена на коленях и треплет его то за ворот рубашки, то пытается ухватить его за волосы.
Так прошли остатки ночи. После пяти часов он уже не смог лежать в кровати, встал, отправился в ванную, где старался навести идеальный порядок. Порядок был не только на полочке, но и сам Семен сиял не то от счастья, не то от того, что был чист и гладко выбрит.
Перебирая свои старенькие рубашки, он нашел ту, что дарила ему Марина лет восемь назад. Красивая, темно-зеленого цвета в тонкую синюю полоску. Он так любил эту рубашку. Сегодня он хотел надеть непременно ее. Решив, что она чуть измялась, он ее отправился гладить. Минут двадцать он гладил ее стареньким утюгом, но все-таки разгладил все места, которые ему казались недостаточно ровными. Рубашку он повесил на вешалку, чтобы не замарать на кухне.
Машка путалась под ногами, постоянно мяукая. Тут он вспомнил, что со всеми хлопотами он забыл ее покормить. Быстро накормив кошку, он решил, что пора готовить обед для гостей. Потом побоялся, что слишком рано и все остынет. За этими размышлениями он решил позвонить Марине и уточнить, во сколько их ждать. Семен позвонил ей три раза с интервалом в десять минут, но она так и не ответила. Он решил, что она наверняка уже в пути и побежал готовить обед. От вновь накатившего волнения у него то картофелина выпадывала, то он едва не порезал палец, а уж пока жарил картошку, два раза обжегся.
Как умел, накрыл стол для гостей. Расставил тарелки, которые Вера любила доставать на праздник, голубые, с синим узором по краям. Тарелок он поставил четыре, расситывая, что Дима все же приедет. Нашел даже чашки с блюдцами к этим тарелкам, одна чашка была с трещиной, но он поставил ее себе. Нарезал хлеб, картошку с грибами оставил на плите, чтоб не остывала, вымыл фрукты, нарезал яблоки и разложил на небольшой тарелочке. Переоделся и сел ждать. Пока он ждал, ему опять представлялось, как будет встречать родных, как он откроет дверь, а там сын и внученька с карапузом, счастливые, улыбаются, обнимают его. Как он их проводит в комнату, поможет раздеть Матвеюшку, покажет ему лошадку-качалку, как он будет радоваться подарку. Он представлял, как Марина расскажет о своих делах, как у нее все хорошо, про правнучка, как он растет, что любит, чем играет. Как Дима делится с ним новостями, как говорит, что соскучился по нему. Ему показалось, что сидел он так совсем не долго, но, когда подошел к плите, понял, что картошка уже остыла. Да и стрелки на часах продвинулись на несколько часов вперед. Не находя себе места от волнения, он еще раз попробовал позвонить внучке, но телефон был уже выключен. Видимо батарейка села, решил он и сел снова ждать. Проведя еще несколько часов в ожидании, постепенно теряя надежду, на то, что они все-таки приедут, он вдруг услышал звонок в дверь.
В этот момент внутри него словно что-то взорвалось, сердце заколотилось с бешеной силой, руки затряслись и вспотели. Он соскочил со стула и забыв про боль в коленях, побежал к двери. Целой вечностью ему показались секунды, пока он открывал дверной замок. Он распахнул дверь и увидел молодого человека в синем пальто и молодую девушку в коротенькой куртке. Они хохотали и что-то обсуждали, но обратив на него внимания сказали:
- Ой, извините, мы кажется ошиблись! Катя и Саша ведь не живут здесь?
- Нет, не живут…
- Еще раз извините.
Обращаясь к парню, девушка продолжала хохотать и уверять его, что он совсем ничего не может запомнить, даже адрес друзей и что ему надо все записывать.
Это Семен слышал уже не четко, в этот момент ему показалось, что рухнули все надежды и он ощутил себя ужасно одиноким, никому не нужным стариком. Он медленно развернулся и ушел в комнату, забыв закрыть в дверь на ключ, в глазах был туман, это были слезы. Он сидел на стуле и плакал, не утирая слез, потому что текли они не останавливаясь. Ногой он качал деревянную лошадку и продолжал плакать.
- Здравствуйте, Семен Иванович!
Семен вздрогнул и поднял глаза, утерев слезы, он увидел молодого человека, который стоял перед ним, неловко переминаясь.
- Вы меня, наверно, не помните, я муж Марины, Андрей. Вы у нас на свадьбе были. У вас дверь не заперта была, осторожней надо. Марина не смогла приехать, дела у нее. Дмитрий Семенович рассказал, что вы подарок Матвейке сделали, я приехал забрать его.
- Ну хоть так…
Помолчав несколько секунд Семен показал ему на рядом стоящую лошадку-качалку.
- Забирай, вот он, подарок…
- Спасибо, красивая. Вы уж простите… Мы все вместе к вам обязательно приедем, весной. Ой, чуть не забыл. Я вам фотографию нашу семейную привез, держите.
Андрей подхватил лошадку и попрощавшись ушел.
Дед Семен сидел и вытирая слезы, разглядывал фотографию.


Сообщение отредактировал revus_olesya - Четверг, 03.05.2018, 08:08
 
Елена Долгих (ledola)Дата: Вторник, 13.03.2018, 01:11 | Сообщение # 2
Долгожитель форума
Группа: Модератор форума
Сообщений: 9295
Награды: 87
Репутация: 261
Статус:
Олеся, идея рассказа очень хорошая. Эмоционально тоже отлично подано. Реально - прочла с удовольствием, хотя тема, конечно, не новая.

На мой взгляд, вам необходимо поработать со стилистикой. Это не трудно, если читать рассказ внимательно.
Если позволите, я покажу вам несколько моментов.

Цитата revus_olesya ()
Он вспоминал, как Дима был маленьким, как они с женой сильно любили его, как играли с ним, как смеялись все вместе, как иногда хулиганили вместе.


== слишком много "как", этот союз опасен тем, что в сочетании с некоторыми словами даёт непредсказуемый результат -- "какони", например. Понимаете? К тому же в вашем предложении этот союз можно заменить.
==Он вспоминал, когда Дима был маленьким, они с женой сильно любили его, играли с ним, смеялись все вместе иногда хулиганили вместе. ==

==подряд два одинаковых слова, этого следует избегать.

Цитата revus_olesya ()
Было холодно, дед пожалел ее, взял с собой, отогреться, покормить, а потом уже и жалко было животное

одинаковый смысл, подумать и перефразировать.

Цитата revus_olesya ()
Квартиру дед привык держать в чистоте и порядке, очень он чистоплотный был,

тоже самое и здесь

Цитата revus_olesya ()
Семену оставалось работы совсем немного, необходимо было прикрепить сидение к остальной конструкции. Ему нужно было просверлить отверстия в сидении, вставить в них приготовленные деревянные палочки и с помощью столярного клея соединить с общей конструкцией

...и здесь...

Цитата revus_olesya ()
И ей всегда перепадало. Дед всегда отдавал ей кусок со стола, но с животным всегда делился.

... и здесь...
В последнем предложении выражение"сам мог остаться с чувством голода," звучит не очень. Вслушайтесь, уловите.
**

Олеся, непременно пишите! Все эти мелочи, о которых я писала выше, со временем уйдут. Надо просто внимательно читать написанное. Читайте медленно вслух ии вы многие ошибки уловите.
*
Удачи вам и терпения!!


А зверь обречённый,
взглянув отрешённо,
на тех, кто во всём виноват,
вдруг прыгнет навстречу,
законам переча...
и этим последним прыжком
покажет - свобода
лесного народа
даётся всегда нелегко.

Долгих Елена

авторская библиотека:
СТИХИ
ПРОЗА


Сообщение отредактировал ledola - Вторник, 13.03.2018, 01:11
 
Геннадий Дмитричев (strong)Дата: Вторник, 13.03.2018, 09:26 | Сообщение # 3
Постоянный участник
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 278
Награды: 4
Репутация: 13
Статус:
Отлично! Я когда начинал, получалось гораздо хуже. Стиль чуть-чуть подправить: рано - ранее...
Писательство как наркотик. Если уж начал, никогда не бросишь.


ВАМ, ЛЮБИТЕЛИ ФАНТАСТИКИ
 
Ревус Олеся Григорьевна (revus_olesya)Дата: Вторник, 13.03.2018, 18:43 | Сообщение # 4
Гость
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 10
Награды: 0
Репутация: 0
Статус:
Елена, спасибо большое за отзыв! Мне очень приятно! А за поправки и критику еще больше спасибо! Это очень важно для меня! Буду внимательнее при перечитывании.
 
Ревус Олеся Григорьевна (revus_olesya)Дата: Вторник, 13.03.2018, 18:45 | Сообщение # 5
Гость
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 10
Награды: 0
Репутация: 0
Статус:
Геннадий, благодарю за отзыв! Я буду только рада, если писательство надолго войдет в мою жизнь!
 
Ревус Олеся Григорьевна (revus_olesya)Дата: Четверг, 03.05.2018, 08:08 | Сообщение # 6
Гость
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 10
Награды: 0
Репутация: 0
Статус:
Добрый день! Учитывая советы я немного подкорректиовала рассказ и убрала ошибки и недочеты. Поэтому, если получится, заменю текст в первом сообщении на лучший вариант.
А еще сейчас размещу новый рассказ. Это и правда как наркотик. Идеи идут и идут.
 
Ревус Олеся Григорьевна (revus_olesya)Дата: Четверг, 03.05.2018, 08:37 | Сообщение # 7
Гость
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 10
Награды: 0
Репутация: 0
Статус:
ПОТЕРЯ

Она проснулась от того, что автобус резко затормозил и она чуть не ударилась о переднее сиденье. Открыв глаза, она осмотрелась, рядом сидел мужчина и ворчал что-то о том, что аккуратней надо водить. Она вдруг поняла, что не понимает куда она едет.
- Мужчина, извините, а куда этот автобус едет?
- Вы шутите что ли? Сами не знаете куда едите?
- Я похоже слишком крепко спала, ничего не понимаю…
- В Новосибирск едем, вспомнила? А спала ты здорово и правда, села к окну, да и уснула сразу почти, больше пяти часов проспала. Как хоть звать, красавица?
- Я вам не красавица! Ведите се… Как звать? Что происходит? Как меня зовут? Зачем я еду в Новосибирск?
Она вдруг поняла, что совершенно не понимает кто она и зачем куда-то едет. Стала искать в сумке, стоящей рядом с ней что-то, что ей поможет понять что происходит - телефон, паспорт или еще что-то, вытряхнув на колени все содержимое сумки, она не нашла ничего кроме небольшого количества денег и нескольких смятых бумажек.
- Ненормальная что ли? Чего кричишь? Пила небось вчера весь день, вот и память отшибло. Ну, народ! А еще одета вроде прилично. Тьфу! А потом мне говорят, что я много пью! Мне-то ни разу так память не отшибало!
- Да я серьезно, я правда ничего не понимаю!
Паника охватила ее настолько, что она готова была выскочить из автобуса и бежать назад, но куда именно назад она тоже не понимала. Глядя в окно, она видела совершенно незнакомые дома, магазины, людей.
- Это что, уже Новосибирск?
- Да, вон уже к автовокзалу подъезжаем. Совсем поехавшая…
Мужчина встал, взял свою сумку и пошел к выходу. Она собрала деньги с колен, положила в сумку и чуть не плакала от страха, тревоги и накрывающей ее безнадежности.
Автобус остановился, все стали выходить, а она сидела и не знала, что ей делать. Только когда водитель заметил ее и попросил выйти, она немного пришла в себя, встала и вышла на улицу. Она оглядывалась по сторонам и не понимала куда ей идти. Впереди она увидела большое коричневое здание, видимо здание автовокзала, но зачем ей туда она не понимала. Справа был киоск со всякой мелочью, водой, шоколадками. Она пошла туда, купила воды и села на скамейку неподалеку, пытаясь вспомнить, что же она здесь делает и кто она вообще. Она расплакалась от бессилия. Просидела она здесь то ли час, то ли два. Вдруг ей пришло в голову узнать откуда был этот автобус и вернуться. Она подбежала к киоску.
- Девушка, а на каком автобусе я приехала?
- В смысле на каком?
- Ну из какого города он был, вы не знаете случайно?
- Да откуда ж мне знать!? Их тут вон сколько проезжает за целый день, тут так-то автовокзал и все на автобусах приезжают, иди давай, чудная, очередь не создавай. Что вам, мужчина?
Она думала, как же ей понять, откуда она приехала, ходила по вокзалу, искала тот самый автобус, но он давно уехал. Она пошла посмотреть расписание автобусов, но все эти названия ей ничего не говорили. Ленинск-Кузнецкий, Бийск, Новокузнецк и многие другие. Она не помнила сколько точно просидела на скамейке, поэтому даже не могла сориентироваться по времени прибытия.
Нельзя же сидеть на вокзале до ночи, подумала она, тем более уже темнеет. Она спросила у проходящей мимо женщины, где неподалеку есть гостиница и отправилась туда. Нашла она ее почти сразу.
- Здравствуйте, можно переночевать у вас?
- Добрый вечер, да, конечно. Вам одноместный номер?
- Да…
- Можно ваш паспорт, пожалуйста?
- Извините, у меня его нет… у меня вообще нет документов с собой…
- К сожалению, для размещения нам нужен ваш паспорт.
- Но я не знаю где он, я даже не знаю кто я! Я ехала в автобусе, не знала куда и откуда! Я что теперь на улице должна ночевать!? У меня есть деньги! Мне нужна помощь!
- Я могу вызвать полицию и вам помогут.
Тут ее охватила новая волна паники, мысли о том, что может она откуда-то сбегала, вдруг она что-то плохое сделала или о том, что ее могут отправить в психушку закрутились в ее голове. Она развернулась и выбежала на улицу.
- Девушка, куда вы? Я сейчас вызову полицию, они помогут вам!
Уже с улицы она прокричала, что не надо никого вызывать и пробежала еще несколько сотен метров, пока немного не успокоилась. Она решила, что надо постараться спокойно подумать, что же ей делать и попытаться вспомнить хоть что-то о себе. Сколько она ни пыталась, ничего не получалось. Она порылась в карманах плаща, в надежде, что может быть там остался билет на автобус или чек из магазина, но карманы были пусты. Из сумки она все вытряхнула еще в автобусе, бумажки, которые в ней были, она обратно не положила, а выбросила их на пол.
По дороге она зашла в магазин и купила себе сок и два пирожка. Рядом был какой-то парк или аллея, она села там и собиралась поесть. Подошел какой-то пьяный мужик и сел рядом.
- Эй, блондиночка, не угостишь?
Она испугалась и сорвалась с места. Добежав до более освещенной улицы, где еще гуляли люди, она чуть-чуть успокоилась. Мысль о том, чтобы обратиться в милицию ей уже не казалась такой страшной, потому что перспектива оказаться ночью среди пьяных, наркоманов и прочих сомнительных личностей ей казалась еще хуже. Навстречу шла женщина с подростком, она решила подойти.
- Извините, вы не подскажете, где здесь милиция?
- Я даже не знаю… Сережа, ты тоже не знаешь?
- Нет, не знаю. Пошли.
- Да подожди. У вас что-то случилось? Ограбили? Денег может дать на проезд?
- Не надо, спасибо, деньги у меня есть… Да и не знаю я, куда мне ехать, я вообще ничего не знаю…
- Мам, странная она, пошли давай.
Женщина и парень развернулись и ушли. Мысли крутились в голове. И почему, когда женщина назвала мальчика Сережей, у нее словно оборвалось что-то внутри? Может у меня кто-то родной Сережа? Или я уже просто схожу с ума? Надо было попросить их позвонить в милицию! Что же я сразу не подумала. Пойду поищу, где телефон есть. Впереди она увидела вывеску аптеки и пошла к ней. Она зашла внутрь. В отражении витрины она увидела свое лицо, оно было почему-то исцарапано, а у левого виска синяк. Она подошла к окошку, где сидела женщина и объяснила ей, что произошло. Эта женщина была первой, кто не стал обзывать ее, прогонять.
Вскоре она оказалась в полицейском участке, где записали все, что могла рассказать, то как проснулась в автобусе, то, что со слов попутчика она спала не менее пяти часов, то что у нее ничего нет при себе, ни документов, ни телефона. Ее сопроводили в больницу, где оформили как неизвестную и проводили в палату. Утром она проснулась и не могла понять где она. Села в кровати и оглянулась вокруг, поняла, что она в больничной палате и вспомнила все злоключения предыдущего дня. Она укуталась в одеяло и заплакала.
Зашла в палату девушка, видимо медсестра, спросила: «Вы неизвестная? Пойдем, вас доктор ждет». Она сидела у доктора, а он спрашивал у нее какие-то глупые вопросы, о том какое сейчас время года, какой день недели, где она находится, заставлял считать цифры, запоминать слова. А она лишь хотела понять кто она и что с ней случилось и когда она сможет все о себе вспомнить.
- Что со мной?
- Память вы потеряли, амнезия называется. Но амнезий много всяких бывает. И причин у них тоже много разных. С этим мне еще предстоит разобраться. Смотрю у вас царапины на лице и на руках несколько, синяк вон на лице. Совсем ничего не помните, вас не били?
- Я же говорю, что ничего не помню. Царапины я сама только вчера заметила и синяк тоже.
- Идите в палату. Вас Екатерина Андреевна проводит.
- Доктор, а я вспомню все?
- Разберемся с тем, отчего у вас амнезия и станет ясно, как быстро это пройдет. Обычно проходит. У кого-то быстрее, у кого-то медленнее. Если что-то вспомните, расскажите. Все, идите в палату.
Она вернулась в палату. Она лежала и думала, что же с ней дальше будет, а если она ничего не вспомнит, ее что на улицу выгонят или будут тут месяцами и годами держать? Потом ее водили на всякие обследования, анализы брали, шапку какую-то с проводами надевали, снимки головы делали. Так прошел день, был уже вечер, когда к ней зашла медсестра. Та же, что и утром ее провожала к врачу в кабинет.
- Как вы? Таблетки выпили?
- Да, Екатерина Андреевна. Правильно? Так ведь зовут?
- Ага, можно просто Катя, меня все тут так называют. Надо бы и вас как-то называть, а то неизвестная как-то некрасиво.
- Если бы я знала, как меня зовут. Я и сама для себя неизвестная. Да ты садись, не стой. Можешь ко мне на ты обращаться, я вроде не старая…
- Да вы, ой, ты не только не старая, но еще и красивая, только глаза грустные. А давай попробуем имя вспомнить? Я буду называть имена, вдруг вспомнишь?
- Давай, чем еще тут заниматься-то… Сама я вспомнить ничего не могу. Может хотя бы так что-то получится.
Катя перебирала всякие имена, которые приходили в голову, но подбирать долго не пришлось, новой знакомой приглянулось имя Лена.
- Погоди, Лена… А может я Лена? Что-то во мне откликается на это имя.
- Хорошо, будешь Леной.
Катя тепло улыбнулась и обняла девушку, которая теперь хотя бы имела имя. И это было начало пути воспоминаний. Пути, который Лене предстояло пройти и узнать на нем всю свою жизнь. Встретиться с радостями, горестями, счастьем и разочарованием, родными, друзьями и недоброжелателями. Все это ей нужно было вспомнить, чтобы вновь обрести себя. Но она даже не понимала с чего ей начать. Ничего не казалось знакомым. Кроме имени, но и за это имя ничего больше не цеплялось.
- Так страшно…
Девушка сидела и плакала. В голове у нее скакали мысли о том, кто она, где жила, есть ли у нее родные, нужна ли она кому-то, что с ней дальше будет?
- Уйди, я хочу побыть одна, это все слишком сложно!
Лена уже почти кричала, утирая слезы.
- Да не переживай ты так, все наладится.
- Уйди, я сказала! Ничего мне не поможет! Останусь брошенной, никому не нужной дурой, которая даже имени своего точно не помнит!
Катя ушла, понимая, что разговора сейчас не получится, да и ни к чему это. В такой ситуации еще и не так можно реагировать.
Лена лежала и пыталась уснуть, но очень долго не могла справиться с мыслями, тревогами, страхами, одолевающими ее. В коридоре было темно, только вдали где-то мерцала настольная лампа. Лена хотела пойти извиниться перед Катей, но решила, что уже поздно и не стоит ходить по отделению, чтобы не разбудить других пациентов. Глубокой ночью она все же провалилась в сон.
Утром она вскочила с каким-то щемящим ощущением в груди. Она вдруг вспомнила, что ей снилось что-то, воспоминания о сне были туманными, она не могла точно вспомнить, что именно ей снилось. Но ощущение, что она точно что-то видела во сне этой ночью не отступало. Она всеми силами пыталась вспомнить свой сон. Спустя полчаса или час вдруг немного прояснилась картинка, она вспомнила, что видела во сне светловолосую маленькую девочку. Ей было на вид около трех лет или чуть больше. Лена разрыдалась, не понимая, что это значит, то ли это воспоминание из настоящей жизни, то ли просто сон, то ли она себе это придумала.
Утром на обходе она доктору рассказала об этом случае, он ее обнадежил тем, что через сновидения может возвращаться память, что она могла так увидеть что-то из прошлого. Он посоветовал ей записывать эти воспоминания. Лена все утро пыталась что-то еще вспомнить, но ничего не получалось. Она решила немного отвлечься и выйти в коридор. Там была уже другая медсестра, полная высокая рыжая женщина. Как ее зовут Лена не запомнила на обходе, поэтому решила подойти и спросить.
- Здравствуйте, можно я тут посижу? А как вас зовут? Я вроде Лена.
- Здравствуйте. Мария Анатольевна меня зовут. Нечего просто так по коридорам ходить. Раз ты здоровая почти, так вон помоги в столовой, а то сотрудница сегодня не вышла на смену, мне вон и свои обязанности выполнять, да еще и с едой возиться! Самой бы поесть успеть! Иди вон тарелки расставь и ложки разложи.
Рыжая проводила ее в столовую, показала где посуда и ушла. Лена решила помочь и не спорить. Чем-то заняться ей было приятно. Это давало ей какую-то устойчивость, немного спокойствия. Она хотя бы понимала, что здесь и сейчас она должна делать. Пока она расставляла тарелки вдруг вспомнила эту девочку из сна. В памяти появилась картинка, как она кричала на эту девочку за то, что та разбила тарелку. В этот момент Лена сама едва ли не выронила посуду из рук. Села на стул и заплакала. Она поняла, что это была ее дочь, она была в этом уверена. Выбежав в коридор она, побежала к врачу и с криками ворвалась в его кабинет.
- Я вспомнила! Я помню! У меня есть дочь! Я помню как она выглядит! Отпустите меня! Я ее найду! Я нужна своей дочери, она маленькая! Как она без меня!? Отпустите меня отсюда, я поеду к ней! Она же меня потеряла! Как она без мамы!? А вдруг у нее никого нет кроме меня!?
Ее пытались упокоить врач и сбежавшиеся сотрудники. Она вырывалась, царапалась, кричала. Ее утащили в палату, прибежала медсестра и поставила ей какой-то укол, после чего она уснула.
Вечером она проснулась, а рядом сидел какой-то мужчина с седыми волосами и бородкой.
- Кто вы?
- Привет, Лерочка. Проснулась…
Мужчина тяжело вздохнул, погладил ее по голове и сел с ней рядом на ее кровать. Девушка соскочила с кровати, испугавшись того, что происходит и того, что этот человек точно ее знал, а она ничего о нем не помнила.
- Я Лера? Не Лена? А вы кто? Мой родственник? Я никак не могу вспомнить и ничего не понимаю.
- Я твой дядя, дядя Гена. А ты Лера, да.
- Что со мной случилось? Где моя дочь? Я ее вспомнила. Только ее и вспомнила, больше пока не могу ничего.
Она видела, что ему очень тяжело говорить, что глаза его наполнялись слезами, а попытки начать речь обрывались. Ее волнение нарастало, она понимала, что ничего хорошего ее сейчас не ждет. Наконец дядя начал говорить, сбиваясь, с паузами, с большим трудом. Лера села рядом.
- Врач сказал, что я должен помочь тебе вспомнить… Вспомнить, что с тобой произошло. Надо как-то аккуратно, но я не знаю как… Такое рассказать аккуратно никак не получится… Ты Лерочка, была замужем, мужа твоего звали Сережа, и дочка у тебя была, верно… Сонечка… Помнишь?
- Дядя Гена, почему была?
Лера уже плакала, пугаясь самых страшных догадок, приходивших в ее голову. Дядя вытирая слезы, обнял ее и продолжил.
- Господи, ну почему мне придется все это говорить… Вы с Соней и Сережей ехали на машине… Ты была за рулем… Пристегнутая… Сережа ехал сзади с Соней… Ей стало жарко и он решил помочь ей снять курточку… Он отстегнул свой ремень и ее… Ты еще успела ему сказать, что это опасно, что не надо так… И тут на вас со встречной полосы вылетел парень... Пьяный… Ты одна выжила…
Лера не могла ни кричать, ни дышать, ни говорить… Боль и крик рвались наружу, но она не могла ничего произнести. Только слезы лились из глаз.
- Ты память потеряла уже после аварии. Сережа сначала был жив, но травмы были тяжелые и умер он в течение первого дня… Мы были на похоронах… Ты отошла ото всех, мы решили, что тебе надо дать побыть одной, но ты пропала… Мы искали тебя и вот, нашли. У тебя есть я, твои двоюродные братья, мои сыновья. Мы тебе поможем, не оставим.
- Лучше бы я осталась беспамятной дурой… Чем знать все это…
 
Геннадий Дмитричев (strong)Дата: Четверг, 03.05.2018, 10:29 | Сообщение # 8
Постоянный участник
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 278
Награды: 4
Репутация: 13
Статус:
Прочитал с удовольствием. Сюжет понравился. Но в тексте ещё много шероховатостей. "Она вдруг поняла, что не понимаеткуда она едет. ...стоящей рядом с ней что-то, чтоей поможет понять происходит" И дальше в том же духе. Много повторов. Ищите синонимы. Некоторые слова можно совсем упустить - смысл не изменится.

ВАМ, ЛЮБИТЕЛИ ФАНТАСТИКИ
 
Ревус Олеся Григорьевна (revus_olesya)Дата: Четверг, 03.05.2018, 13:32 | Сообщение # 9
Гость
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 10
Награды: 0
Репутация: 0
Статус:
Цитата strong ()
Но в тексте ещё много шероховатостей. "Она вдруг поняла, что не понимаеткуда она едет. ...стоящей рядом с ней что-то, чтоей поможет понять происходит" И дальше в том же духе. Много повторов.

спасибо! думаю, со временем все эти шероховатости буду замечать лучше. перечитываю по несколько раз, а такие вещи все равно остаются. натренирую глаз и ум, будет лучше. благодарю за отзыв и возможность сделать тексты лучше!
 
Литературный форум » Наше творчество » Авторские библиотеки » Проза » Ревус Олеся (Рассказы)
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:

Для добавления необходима авторизация