Меню

Поиск


Анакина Анна - Литературный форум

  • Страница 1 из 5
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • »
Литературный форум » Наше творчество » Авторские библиотеки » Проза » Анакина Анна (ПРОЗА - Мой литературный Мир!)
Анакина Анна
rekbrjdcrfz Дата: Воскресенье, 25 Мар 2012, 13:11 | Сообщение # 1
Постоянный участник
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 407
Награды: 18
Репутация: 11
Добро пожаловать в МОЙ литературный МИР! Рада всем, кто решил посетить мою страничку. А ещё больше буду рада, если Вы найдёте время и прочтёте, хотя бы один из моих рассказов. Пишу давно, кажется всю жизнь, но очень долго «выливала» из себя и уничтожала. Считала, что никому это не нужно. Потом решила оставлять. Что из этого вышло судить Вам. Надеюсь, читая мои рассказы, Вы не будете считать меня слишком наивной, литературного образования не имею, так, что пишу, как душа велит, а не законы литературы.
***
Анна Анакина - литературное имя, но это имя такое, же родное для меня, как и то, каким назвал меня отец. Это имя было взято в дань родному человеку. Так звали мою бабушку. Она писала стихи и однажды решила послать их на радио в далёкие шестидесятые. Ответ был прост – Нет литературного таланта –
А после её стихи читали по радио, как неизвестного автора.
Очень жаль, что при переездах тетради бабушки пропали.
Живу в Новосибирске, самом прекрасном городе на земле. Замужем. Вырастила 3-х детей.
Пишу только прозу.
И для начала небольшой рассказ.
( если что-то сделал не так, постараюсь потом исправить)
______________________________________________________________________

Рыжий мёд
1 часть

Ольга Николаевна накрывала на стол. Звук пролетающего самолёта оторвал её взгляд от закипевшего чайника. Посмотрев в окно, она шёпотом произнесла:
— Ну, разлетались, — и перевела взгляд на дочь.
Марина сидела на диване, поджав ноги и обнимая их худенькими ручками. Голова, повязанная косынкой, склонилась на колени, и казалось, что она спит. Услышав звук пролетающего самолёта, она встрепенулась, подняла голову и открыла глаза.
— Садись завтракать, доченька, — сказала Ольга Николаевна, наливая чай. — А потом мы пойдём, погуляем. На улице так хорошо, свежо.
Марина потихоньку спустила ноги на пол. Казалось, что каждое движение ей дается с трудом. Она поднялась и тяжело дыша, подошла к столу. Посмотрев в окно, Марина вновь увидела мальчика в лодке.
— Он всё ещё рыбачит? — обратилась она к матери.
— Да, — ответила Ольга Николаевна, взглянув в окно.
Дом стоял на пригорке и из окна открывался необыкновенный вид. Всего в нескольких метрах от дома струилась небольшая речка. Она делала крутой поворот и терялась за деревьями. Из-за густых зарослей на противоположном берегу, нельзя было понять, куда исчезает река. И казалось, что дом находится не на берегу реки, а у небольшого озера. Между домом и рекой раскинулся зелёный ковёр, а вот деревьев почти не было. Только у самой реки они выстроились, будто пытаясь укрыть её от посторонних глаз.
Трава выглядела мягкой, пушистой и такой зелёной, что Марине казалось, ее специально покрасили. Последнее время она, в основном, видела только белый цвет, и вид из окна казался ей не реальным, как сон.
Мальчик с рыжими, кудрявыми, торчащими во все стороны непослушными вихрами, наверное, с самой ночи, сидел в лодке.
«Когда-то и у меня были такие волосы» — подумала Марина. Она стояла у окна и с грустью смотрела в окно.
— Ну, садись же, доченька, а то чай совсем остынет. Смотри, какой мёд я купила, свежий. Утром сходила к тому деду, про которого Владимир Сергеевич говорил. А это его внук рыбачит, Ванюшка.
Ольга Николаевна открыла баночку с мёдом, и кухню наполнил аромат цветов. Марина никогда не чувствовала такого приятного запаха, а может она просто забыла. Сев на стул она наклонилась к баночке с мёдом. Вдыхая такой дивный аромат, девушка прикрыла глаза.
— Он рыжий, как волосы у мальчишки, — еле слышно произнесла она.
Глаза слипались. Марина уже давно плохо спала, маленькими урывками. Это и сном нельзя было назвать. И сейчас склонив голову на стол и вдыхая аромат мёда, она погрузилась в лёгкий сон.
Марина бежала по лугу босиком. Столько цветов она никогда не видела. Широко раскинув руки и подставив лицо солнцу, она будто плыла по цветочному морю, а её рыжие, кудрявые волосы развивались на ветру. Они, как вода струились по плечам, соприкасаясь с цветами.
Звук пролетающего самолёта вернул Марину к реальности. Она снова сидела за столом и смотрела на мёд. Он был такой же рыжий, как и её волосы, когда-то давно.
Раздался телефонный звонок и мать, взяв трубку, вышла из кухни. Марина знала, что звонит отец, спрашивает о ней.
Накануне, вечером он привёз их сюда, а сам вернулся в город. Ему нужно работать, да ещё младший брат, надежда на чудо, которого не произошло.
Марина посмотрела в окно, мальчик всё ещё сидел в лодке. Она поднялась и, несмотря на слабость, почти бесшумно, как мотылёк, выпорхнула из кухни. Выйдя на улицу, ей очень захотелось пройти босиком по траве. Она сняла тапочек и осторожно потрогала ногой зелёный ковёр. Оказалось, что это совсем не приятно, а даже наоборот. Марина резко одёрнула ногу, как будто обожглась.
«Нет, это только во сне хорошо» — подумала она и, одев тапок, пошла вниз к реке.
Идти было совсем недалеко, главное добраться до перевёрнутой лодки. Оказалось, сил хватило только, что бы выйти из дома. Медленно, тяжело дыша ей, всё-таки удалось добраться до старой лодки. Видимо она уже давно лежала здесь на берегу. Марина присела на её край и стала смотреть, как мальчик, что-то вытаскивает из воды. Усталость взяла верх, и Марина не заметив, как легла на лодку, задремала.
И вновь она бежит просто по волшебному полю с огромными, красными цветами. Они достают ей до пояса. Рыжие, непослушные волосы развиваются на ветру. Марина кружится, машет руками, она счастлива.
— Марина, Марина!
Она обернулась, мальчик зовёт её. У него в руках огромная рыба.
— Дочка, проснись.
Марина открыла глаза, Рядом с лодкой стояла Ольга Николаевна. В руках у неё было ведро с рыбой.
— Смотри, Ванюшка нас рыбой угостил, сварим сегодня ухи. Ну, давай, поднимайся, пойдём в дом. Здесь ветерок, а ты без кофточки, ещё продует, — помогая встать дочери, приговаривала она.
Марина посмотрела на реку. Мальчика не было. Поняв взгляд дочери, Ольга Николаевна, сказала:
— Да он уже домой ушёл.

Вечером забежал Ванюшка.
— Здрасьти, можно к вам? Я за ведром пришёл, — заглядывая в кухню, спросил он.
Марина сидела на диване, поджав ноги, а Ольга Николаевна убирала со стола после символического ужина. Марина опять ничего не ела, любая пища вызывала тошноту. Она смогла выпить только чай с мёдом. Но и этому была рада мать.
— Заходи, — ответила Ольга Николаевна.
Ванюшка ввалился в кухню, запнувшись об порог. Ольга Николаевна бросилась к мальчику, помогая ему встать.
— Ну, что ж ты так неосторожно? Так и ноги переломать недолго.
— Не-а, у меня кости крепкие. Это мой друг Сашка всё ломает, а я хоть как упаду и нипочём не сломаю, — он присел на диван рядом с Мариной.
— Ну, как, рыба понравилась? Я ещё наловлю. Дядя Володя звонил деду, сказал, что вы тута поживёте. А я, чево-то не понял, вы ему чёли родня или знакомые?
— Да нет, мы не родственники, — ответила Ольга Николаевна, — Мариночка у него лечится, вот, он и предложил нам здесь пожить.
— А-а-а, — протянул Ванюшка, — понял, деда же мне сказал, что Марина болеет, — ответил мальчик и, обернувшись к Марине, спросил:
— А чем ты болеешь?
Но она промолчала. Опустив голову на колени и прикрыв глаза, девушка хотела вновь оказаться на том лугу, но сон не приходил.
— Болеет, — с горечью в голосе ответила за неё мать, — но у вас тут такой воздух, да и мёд у твоего деда лечебный, так что надеемся, болезни от нас отстанут, — постаралась улыбнуться Ольга Николаевна.
— Ой, я же совсем забыл, — Ванюшка подскочил с дивана и полез в карман. — Дед же не знал, что она болеет, вот деньги вернул за мёд и ещё надо будет, я принесу, — положив деньги на стол, он не попрощавшись и забыв ведро, выбежал из дома.
— Ну, наконец-то он ушёл, — тихо произнесла Марина, — болтает без умолку, даже голова заболела.

Ночь стояла тихая, казалось, что даже самолёты стали летать реже. С реки тянул свежий, чистый воздух. Перед сном Ольга Николаевна уговорила Марину выпить немного тёплого молока с мёдом. И то ли от мёда, такого ароматного, то ли от свежего деревенского воздуха, Марина начала засыпать. Сквозь темноту стали проступать огромные, красные цветы. И вот уже совсем светло, и эта прекрасная поляна, и она опять бежит босиком по морю цветов и её длинные, рыжие волосы развеваются на ветру.
— Опять самолёт, хоть бы Мариночка не проснулась, — прошептала мать, услышав приближающийся звук. Конечно, Владимир Сергеевич предупреждал, что аэродром рядом, но это в городе не обращаешь внимания на шум улицы, а тут в тишине и вдруг такой грохот.

Когда Владимир Сергеевич, доктор Марины, предложил им пожить здесь, Ольга Николаевна была очень удивлена.
— Как же, Вы ведь сами говорили, никаких посторонних контактов. Она же почти год из палаты не выходила.
— Всё правильно, но ей нужен отдых от лечения, от всех нас. Немного поднимем ей иммунитет и поезжайте, — настаивал доктор, невысокий, немного полноватый мужчина, лет сорока.
— Дом в стороне от деревни, речка рядом, воздух отличный. Только вот самолёты иногда летают. Пусть она хоть немного подышит свободой. Вы же понимаете, мы практически бессильны. Мы делаем всё возможное, но без донора чудо не случится. А ей необходимо поверить, что становится лучше, что у нас всё получится. Без надежды ей никак нельзя.
— А если ей станет хуже, и мы не успеем доехать до больницы?
— За месяц ей хуже не станет. Она устала от нас, от больницы. Ей нужен отдых, так же, как и Вам. Вы будете вдвоём, и ничего страшного не случится. А через месяц приедете на следующий курс. И Вам, Ольга Николаевна свежий воздух не помешает, Вы измотаны, а Марине Вы нужны здоровой. Там дед один есть, пасечник, так у него мёд…., — Владимир Сергеевич, причмокнув, покачал головой, — другого такого не найдёте. Вот попьёт Марина парного молочка с мёдом, глядишь, и следующий курс не понадобится, — улыбнулся доктор.
— Владимир Сергеевич, и Вы туда же. Ещё скажите, найдите бабку и пусть она Вас лечит.
— Ну, мёд с молоком ещё никому не навредили, а что касается бабки, тоже вариант. Будет желание, попробуйте, но только про нас не забывать. Вы же понимаете, у вас случай особый, но надежда должна быть всегда. А Марина совсем её потеряла, вот и надо её увезти из больницы. Да не домой, где всё, то же самое, а на новое место. Но и не забыть про безопасность. Вот именно такое место я и предлагаю. Из деревни к вам толпой народ не повалит, так что контакты будут сведены к минимуму, и ничего страшного не случится, — успокаивал её Владимир Сергеевич.

Приехав сюда накануне, поздно вечером, Ольга Николаевна пожалела, что приняла такое решение. Дом показался ей каким-то неуютным, мрачным. Но утром, прибравшись и проветрив комнаты, она немного успокоилась. Дом изменился за ночь и уже не был таким страшным и унылым. Да и казалось, Марине понравилась перемена обстановки. Она выглядела не такой бледной, как в больнице и к тому же начала разговаривать. Она уже давно, как бы отстранилась от окружающего её мира и ни с кем не хотела говорить.

Ольга Николаевна лежала и никак не могла заснуть. Марина тихо посапывала, она давно так спокойно не спала и у матери появилась уверенность, что скоро всё должно измениться к лучшему.
«А может ей и правда здесь станет легче, хотя бы на время, пока не найдётся донор. Но ведь где-то он есть, ну почему, же он, никак не найдется. Господи! Помоги моей девочке, не забирай её у меня, пошли нам Господи донора, умоляю тебя» — слёзы текли на подушку, но мать их не замечала, она продолжала шептать свою молитву.
Вот уже пять лет этот страшный приговор был вынесен её дочери. За что? Почему? Понять такое нельзя, как и принять. Никакая мать на свете не сможет смириться, почему это случилось именно с её ребёнком.
Марина росла обыкновенной девочкой, иногда болела, как все дети. И как любая мать, Ольга Николаевна считала бедой даже небольшую простуду. Но лишь позже стало понятно, что такое беда. Она пришла, когда, казалось, все детские болезни закончились и вот-вот дочь станет девушкой — красивой, здоровой. Ведь родители её так любят, каждое лето они возят её на юг, что бы она окрепла и как можно меньше болела зимой. И вот ей уже четырнадцать лет. Она, как солнышко со своими рыжими, вьющимися локонами, расцветала, превращаясь в красавицу. И вот тогда-то и пришла настоящая беда.
Ольге Николаевне позвонили из школы на работу и сообщили, что Марину увезли в больницу, на уроке она потеряла сознание.
Мать мчалась в больницу и одна мысль сменяла другую. Подобного никогда не было, что могло случиться?
— Ничего страшного, мамаша, — ответила пожилая медсестра в приёмном отделении. — Вы же понимаете, девочки четырнадцать лет, переходный возраст. Небольшая анемийка, наверно отличница? Занимается много, а гуляет мало? Вот и переутомилась.
Действительно, Марина хорошо училась да ещё музыкальная школа.
«Может и правда, надо больше гулять, а то последнее время такая бледненькая, всё дома сидит, занимается» — Думала Ольга Николаевна, стараясь отогнать дурные мысли.
— Сейчас доктор выйдет, поговорит с Вами. Мамаша, да Вы меня слушаете? — медсестра потрясла женщину за руку.
— Ой, извините, я задумалась.
— Ничего. А вот и доктор.
К ней вышел, молодой, больше похожий на подростка, врач.
— Ничего страшного, — погладил он по плечу Ольгу Николаевну, как бы успокаивая её. Порекомендовал витамины, и показаться своему врачу в поликлинику недельки через две.
— Сдадите анализы, я уверен, что всё будет хорошо.
Но хорошо уже не было.
Прошло пять лет, но Ольга Николаевна очень хорошо помнила, как Владимир Сергеевич, усадив её в кресло у себя в кабинете, тихим, спокойным голосом сказал:
— Мы вынуждены оставить её в больнице. Диагноз неутешительный, но мы с Вами должны бороться. Есть шансы на выздоровление, мы сделаем всё возможное. У других хорошие результаты и у вас будут. Существуют разные методы лечения, так что Вы не должны отчаиваться. А главное, чтобы Марина верила. Будет трудно, лечение длительное, но мы с Вами вместе всё преодолеем. Марина не должна видеть Ваших слёз.
Но за пять лет становилось только хуже. За последний год Марина видела лишь больничные стены. Перепробовано было всё, оставалась только одна надежда, вдруг появится донор.
— Господи, помоги. Пошли нам донора, спаси мою девочку, — шептала мать в подушку, а рядом тихо спала Марина.
Спала так, как не спала уже пять лет.
Ольга Николаевна не понимала, что произошло. « Может, это мёд так подействовал? Или пришло время выздоравливать? Ох, если бы это было так»
Боясь разбудить дочь, боясь спугнуть, этот не бывало спокойный сон, мать старалась лежать тихо-тихо. Чтобы ни одна пружина в её старой кровати не скрипнула. Послышался гул самолёта. Он нарастал, а мать затаила дыхание.
«Хоть бы не проснулась, поспала ещё чуток»
Самолёт улетел, не разбудив Марину. Она тихонько посапывала, как в детстве, когда ещё не было в её жизни этого страшного слова — лейкоз.
Марина босиком бежала по лугу. Ей было хорошо и весело. Она упала в цветы, прижимая их бархатные лепестки к своему лицу. Марина лежала и смотрела в небо на убегающие облака. Как красиво.
— Чиво ты тут делаешь? — из травы высунулась весёлая рожица Ванюшки.
— Смотрю на облака.
— И чё ты там увидела?
— Просто облака.
— И всё?
— Да. Смотри, какие они красивые.
Где-то прокукарекал петух. Марина открыла глаза. Впервые за последние годы она так хорошо выспалась. Потянувшись, она встала и посмотрела в окно. Ванюшка опять сидел в своей лодке. Его рыжие, непослушные волосы торчали в разные стороны. Вспомнив сон, она улыбнулась. Сегодня новый знакомый уже не показался ей надоедливым мальчишкой, и так захотелось поговорить с ним.
Ольга Николаевна заглянула в комнату.
— Проснулась доченька? А Ванюшка нам молочка принёс. Одевайся и завтракать будем, — послышался гул самолёта. — Ну, вот опять летит, давно не было, — усмехнулась мать.
Марина посмотрела в окно на пролетающий самолёт и сказала:
— Когда я поправлюсь, то мы обязательно полетим, правда, мама? А то всё ездили на поездах, а на самолёте никогда, — и, помолчав с грустью, добавила, — раньше.
После завтрака, мать и дочь решили прогуляться до реки. Уговорив Марину надеть носки и кофту, несмотря на тёплую погоду, они вышли из дома, и направились к старой перевёрнутой лодке, Марина окликнула Ванюшку:
— Ну, что, много рыбы наловил? Ты и по ночам сидишь?
— Не-а, — ответил мальчик, — по ночам я сплю, а ты чё погулять вышла? Садись, я щас, — он отложил удочку и выпрыгнул из лодки в воду. Речка оказалась мелкой и, Ванюшке не пришлось плыть. Он просто пошёл по дну, разгоняя воду руками.
— Тебе нельзя купаться? — спросил он, выходя на берег.
— Нет.
— Жаль, вода такая тёплая, — Ванюшка от удовольствия даже закрыл глаза. — Ну да ладно, когда выздоровеешь, тогда и наплаваемся. Хорошо?
— Хорошо, — улыбаясь, ответила Марина, и, обернувшись к матери, добавила. — Мама, ты иди в дом, как устану, Ванюшка меня проводит. Не волнуйся, — она ласково подталкивала мать.
— Да тётя Оля идите, я её провожу.
Ольга Николаевна улыбнулась и решила оставить детей. Она не узнавала Марину. «Всего один день, а она другая. И на самолёте собралась полетать и уже и с Ванюшкой подружилась, а вчера не хотела его видеть. Неужто к ней вера в выздоровление вернулась?»
Подойдя к дому, мать обернулась. Марина с Ванюшкой о чём-то беседовали. Посмотрев на детей, она только сейчас поняла, как они похожи. У Ванюшки такие же глаза и волосы. Как она раньше этого не заметила? Наверное, потому, что у Марины уже давно нет волос и она очень бледная, а Ванюшка весь светиться словно огонёк. Рыжие волосы, канапушки, красные щёки и синие-синие глаза. Весёлые, озорные глаза, как были у Марины, когда-то давно. Из дома послышался звонок. Ольга Николаевна поспешила к телефону, у неё хорошие новости, надо скорее поделиться с мужем, а это конечно он звонит. Да и узнать, как там сынок Алёшенька. Он ещё такой маленький, ему всего два года, а он так редко видит маму. А сестру даже и не знает.

Ванюшка быстро и много говорил. Он рассказывал про деда, про друзей, про школу. Марина не успевала уловить и понять даже смысл. От его бесконечного тарахтения у неё стали слипаться глаза.
— Ты чё, засыпаешь, что ли не выспалась? Спала плохо? — Ванюшка потряс Марину за плечо.
— Да нет, спала я хорошо, но ты так быстро говоришь, что я начинаю засыпать.
— Во даёт, никогда не видел, что б засыпали от разговоров, — Ванюшка стоял напротив Марины, разведя от удивления руки. Он посмотрел по сторонам, как будто, ища кому показать такую странную девочку.
— Ну, ты даёшь, что бы хорошо спать, надо молоко с мёдом на ночь пить. Поняла? — с чувством знатока спросил он.
— Поняла. Я вчера выпила вашего молока и всю ночь проспала и тебя во сне видела, — Марина потрепала Ванюшку за непослушные волосы.
— Да ты чё, точно видела?! И чиво там было? — он присел рядом на лодку.
— Облака.
— Облака? Ты чё одни облака видала? — удивлённо развёл руками мальчик.
— Ты знаешь, я уже давно снов не видела. А здесь, как приехала всё время цветы вижу, облака и волосы у меня длинные-длинные и рыжие, как у тебя, — Марина снова потрепала Ванюшку за волосы.
— А ты не обидишься, если я спрошу? — став серьёзным, сказал он.
— Спрашивай.
— Ты, что, лысая?
— Да, — Марина улыбнулась, — это от химии все волосы выпали.
— А-а-а, — протянул Ванюшка, — у меня мама тоже химию делала и у неё выпали, но не все, немного. Ей там чивота передержали. Она потом с ними в парикмахерской так поругалась, ой-ё-ёй. Они ей и деньги назад вернули.
— Ванька, да они у меня не от этой химии выпали. Умрёшь с тобой со смеху, — ответила Марина смеясь.
— А от какой тогда химии?
— Ну, понимаешь, это такое лекарство.
Ванюшка округлил глаза.
— Так зачем тебе лекарство, от которого волосы выпадают? Ты чё, с ума сошла, всякую дрянь пить? Я лучше моему деду скажу, он тебе травки хорошей соберёт, попьешь, и все болезни пройдут, я тебе точно говорю.
— Если бы была такая травка.
— Есть, есть, я точно знаю, — взволнованно убеждал Ванюшка. — Дед всегда травки заварит, и лечиться и меня сто раз лечил.
— Да нет Ванюшка, — вздохнув, грустно сказала Марина, — мне его травки не помогут. Мне, наверное, уже никто не поможет, — и, с трудом улыбнувшись, что бы скрыть, пытавшиеся вырваться наружу слёзы, добавила:
— Вот только, наверное, мёд твоего деда поможет. Я никогда такого вкусного мёда не ела. Да я вообще не помню, ела я когда-нибудь мёд?
У Ванюшки от удивления глаза стали ещё больше.
— Как так не помнишь?! Ты же не старая, ты ещё маленькая и должна помнить всё. Вот я всё помню. А тебе сколько лет?
— Девятнадцать.
— Как девятнадцать?! — Ванюшка вскочил от удивления. — Девятнадцать?! — повторил он.
— Ты же ещё маленькая. У меня сестре девятнадцать, знаешь, какая она? — Ванюшка развёл руками.
— Девятнадцать, — повторила Марина. — Это я просто болею много, а тебе сколько?
— Мне, двенадцать, — подумав, он спросил: — Так чё, нам с тобой дружить нельзя, раз ты… уже взрослая?
— Ну почему нельзя? Можно, — улыбаясь, ответила Марина. Ванюшка, сев на песок, молча, смотрел на сидевшую напротив него девочку. В голове никак не укладывалось, что ей действительно девятнадцать лет. Перед ним сидела такая худенькая девочка, даже и не девочка, а какой-то мальчик с тонкими, длинными руками и ногами. И почему-то он должен был поверить, что ей действительно девятнадцать лет
«Надо будет спросить у тёти Оли, она же не будет его обманывать, а Марина, наверное, просто шутит. Не бывает таких девушек в девятнадцать лет»
— Надо же, а я думала, что ты молчишь, только когда рыбу ловишь? — улыбаясь, сказала Марина.

Добавлено (25.03.2012, 13:09)
---------------------------------------------
Весь рассказ не прошёл. Окончание через коммент.


СЧАСТЬЯ ВАМ - ЛЮДИ!
С уважением, Анна Анакина!


Сообщение отредактировал rekbrjdcrfz - Понедельник, 28 Май 2012, 18:26
 
Nikolay Дата: Воскресенье, 25 Мар 2012, 13:28 | Сообщение # 2
Долгожитель форума
Группа: Заблокированные
Сообщений: 8927
Награды: 168
Репутация: 248
Что пока не вместилось - не страшно. Каждое сообщение должно содержать до 40 тыс. знаков (с пробелами и без фото). Затем должны последовать комментарии или просто продолжение - следующая запись в "Добавить ответ". Вот и все. Анна, добро пожаловать на литературный форум!! applause applause good good hello hello

Редактор журнала "Азов литературный"
 
rekbrjdcrfz Дата: Воскресенье, 25 Мар 2012, 21:21 | Сообщение # 3
Постоянный участник
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 407
Награды: 18
Репутация: 11
Цитата (Nikolay)
Анна, добро пожаловать на литературный форум!!

Спасибо, я поняла, что без ответа новый коммент идёт в предыдущий. Теперь вот и добавлю окончание.

Добавлено (25.03.2012, 21:21)
---------------------------------------------
Рыжий мёд- 2 часть

Ольга Николаевна смотрела в окно на детей и не верила своим глазам. Дочь уже давно ни с кем не разговаривала, а тут и смеяться даже начала. Как хорошо, что они приехали сюда. Рассказав мужу по телефону, что Марине здесь лучше, предложила приехать к ним в выходные с Алёшкой. Но оказалось, что сын немного подкашливает и рисковать не стоит. Придется отложить их знакомство. Марина видела брата только на фотографиях. Когда она бывала дома, его увозили к бабушке. Алёшка-Алёшка, не свершившееся чудо.
Ольга Николаевна не хотела ещё одного ребёнка пока дочь была маленькая. Думала попозже, Мариночка подрастёт, окрепнет, тогда и можно будет подумать о втором ребёнке.
В больнице многие матери, чтобы спасти своих детей, решались на рождение ещё одного ребёнка. Многим это помогало. Новорожденные дети, не осознавая, спасали своих братьев и сестер. Сколько их было спасённых? Но этот шанс выпадал не всем. Она хорошо помнила все уговоры Владимира Сергеевича, но сделала по-своему.
— Ольга Николаевна, в вашем случае практически нет шанса. Вы же понимаете, это просто лотерея. Конечно, это Ваше право. Ваше личное решение, но подумайте, Вы всё время отдаёте Марине. Мы ищем донора, конечно, случай уникальный, но на земле пять процентов населения с такой группой крови, как у Марины. Будем верить, что нам повезёт. Надеяться на рождение ребёнка с необходимой группой крови.…… Извините, но это просто безумие. Конечно, чудеса случаются, но давайте ждать чуда с другой стороны, — доктор уже не в первый раз убеждал несчастную мать.
— Но я не могу ждать, Марина умирает. Понимаете, я должна попробовать, — плача она пыталась объяснить своё решение.
— Вы должны всё хорошо обдумать. Сможете ли Вы разорваться между маленьким ребёнком и тяжело больной дочерью. Нельзя так слепо верить, что это единственное спасение. А что будет с малышом, если чудо не случится? Вы уверенны, что сможете, стать для него хорошей матерью, если он не оправдает Ваши надежды?
Никакие уговоры и убеждения не смогли изменить её решение. И два года назад родился Алёшка с самой распространенной первой группой крови. Чудо не произошло. Конечно, Алёшка был чудом, но не тем, которого ждала мать. И теперь она чувствовала себя виноватой за то, что не могла дать сыну столько любви и заботы, сколько требовалось такому малышу. Она должна была всё своё время отдавать больной дочери. И все заботы о сыне взяли на себя муж и свекровь.
Ольга Николаевна смотрела в окно, и надежда возвращалась к ней. Послышался гул самолёта, но он её уже не тревожил. Это просто самолёт и, когда Марина окрепнет они всей семьёй, полетят. Куда? Это не важно. Важно то, что Марина сидит на старой, перевёрнутой лодке с Ванюшкой, и они смеются. Ванюшка даже подпрыгивает, наверное, рассказывает об удачной рыбалке, вон, как руками машет.

— Марина, а что у тебя болит? — осторожно спросил, как-то сразу повзрослевший Ванюшка. В его детской головке с трудом укладывалось, что от лекарств можно стать лысым. И в девятнадцать лет выглядеть так, что и поверить нельзя. Неужели есть такие страшные болезни? А в том, что у Марины именно такая болезнь, он уже не сомневался.
— Я вот весной провалился в прорубь, так дед меня в бани напарил, а потом ещё медом натёр, так я и не заболел вовсе.
— Нет, Ванюшка, в баню мне нельзя. У меня кровь плохая. Ты не поймёшь.
— Чево это я не пойму? — обиделся Ванюшка. — Вона у Федьки зимой тоже кровь была плохая, а его вылечили. Уколы делали. А тебе делают?
— Делают, да не в этом дело. Понимаешь, у меня от химии, ну и ещё…, ну не важно, в общем, от лечения весь организм страдает, а иначе нельзя. Я без такого лечения не выживу. Мы вот с тобой сидим, разговариваем, а мне нельзя ни с кем общаться, я могу
заразиться, и мне станет хуже.
— А я не заразный, — широко раскрыв глаза, нараспев произнёс Ванюшка.
— Конечно ты не заразный, — улыбаясь, Марина погладила его по голове. — Но любой микроб для меня вреден. Для тебя он безопасен, а я могу заболеть.
— Ничего я не понимаю про твои микробы, но я точно знаю, что молоко очень полезно, когда кровь плохая. Я каждое утро буду тебе молоко приносить, и ты поправишься, Я точно знаю, поправишься.
— Спасибо тебе. — Марина обняла Ванюшку и крепко прижала его к себе.
— Может, тебе ещё чево надо? Ты скажи, я принесу.
Марина с болью в глазах посмотрела на мальчика.
— Донора.
— Кого? Дояра? Ты чё замуж хочешь?
Еле сдерживаемые слёзы, предательски лезущие наружу, вырвались вместе со смехом.
— Да ну тебя, совсем меня уморишь, — смеясь и вытирая слёзы одной рукой, она как бы в шутку, другой толкнула в плечо Ванюшу. — Да не дояра, а донора.
— А кто он такой этот твой донор?
— Ну, это…, когда.… Ну, например, человеку переливают кровь, то тот, кто даёт кровь, называется донор. Понял?
— А, понял. Так тебе чёли кровь надо?
— Нет. Если бы только кровь, но мне кое-что ещё необходимо. Мне сложно тебе объяснить, ты, наверно, в школе ещё не проходил…
— А ты объясни, я умный, я всё пойму.
Марина обняла Ванюшку. Почему-то с ним она могла спокойно говорить о себе, о своей болезни. Ей давно нужен был кто-то, кто мог задавать вопросы. И мама и Владимир Сергеевич только успокаивали её. Они всё знали и всё понимали и их ложь, хоть она и была во спасение, только раздражала девушку. А Ванюшка был маленький и наивный, и ему не надо было прикидываться и врать, что всё будет хорошо. Он смотрел на неё добрыми, любопытными глазами, полными желания помочь.
— Понимаешь, не у всех людей кровь одинаковая. Есть четыре группы крови, а у меня самая редкая, поэтому и донора найти очень сложно, почти не возможно.
— А какая у тебя кровь?
— Четвёртая, это очень редкая группа.
— Так надо пойти и спросить у наших, может у кого-то такая же, — подскочил Ванюшка. Он был готов бежать в деревню немедленно.
— Может, и такая, да нужно, что бы человек здоровый был и согласился стать донором, а это очень сложно.
— Почему сложно? Если надо помочь, любой согласится.
— Нет, Ванюшка, не любой. Обычно соглашаются только, когда в семье, так же как я кто-то болеет. Пока беда не случится, люди даже не задумываются об этом.
— И что без этого донора никак нельзя?
— Никак. Всё уже испробовано.
Ванюшка снова сел рядом с Мариной.
— А тётя Оля не может быть донором? — тихо спросил он.
— А ты Ванюшка молодец, правильно понял. Родственники самые лучшие доноры. Но у мамы вторая группа, а у папы третья. Вот и получается, что у нас и с мамой кровь разная, и с папой, и с братом.
— А у тебя брат есть?
— Да. Алёшка. Ему два годика, только мы с ним ещё ни разу не виделись.
— Как так не виделись? — удивился мальчик.
— Ну, понимаешь, я всё время в больнице, а он маленький, он дома. Я целый год в больнице пробыла, а до того только месяц дома, а его к бабушке увозили.
Ванюшка уставился на Марину, его глаза резко увеличились.
— Как? Целый год в больнице?
— Да, — с грустной улыбкой, подтвердила Марина.
— Это мне доктор, Владимир Сергеевич, отпуск устроил. «Подлечили»- говорит «иммунитет подняли, давай на природу»- Вот мы с мамой и приехали сюда.
— Ну и правильно, что приехали, дом хороший, жить можно, — утвердительно заявил Ванюшка.
— Когда Алёшку ждали, думали родиться, донором станет. Хотя Владимир Сергеевич и говорил, что маловероятно, но мы надеялись. Но не повезло.
Ванюшка возмущённо вскочил.
— Вы чё, хотели у такого маленького кровь забрать?!
— Да нет, что ты. Если бы совпала, у него кровь никто бы не брал. Нужна была только пуповина, понимаешь, а его бы никто не тронул.
— А-а-а…, — облегчённо выдохнул мальчик и сел вновь на лодку рядом с Мариной. — А то я подумал, ну и ну. Я уж испугался. Так тебе просто пуповина нужна? Я видел пуповину.
— И где же ты её видел?
— Видел, видел. У нас, когда корова телилась, я и видел.
— Ну, коровья мне не нужна, — рассмеялась Марина, — а то пойдёшь по деревни пуповины собирать.
— Ну, я же не глупый, я понимаю.
Марина потрепала его за волосы.
— Конечно ты умный.
— А у твоего брата, какая группа крови?
— У Алешки, первая. Вот видишь, как получается, все мы родные, а кровь у всех разная. Да у меня ещё и резус отрицательный, как у папы.
— А это ещё, что такое?
— А это то, что ни папа, ни мама, ни брат, никто из моих родственников не могут быть моими донорами. Понял? — она обняла и крепко прижала к себе друга, с ним она могла поделиться своей болью, он её понимал.
— Понял, — ответил Ванюшка, хотя почти ничего не понял про эти странные группы крови.
— Вот мы уже пять лет ждём донора, а знаешь, сколько таких, как я? Поэтому мне поможет лишь чудо.
У Ванюшки всё смешалось в голове, в животе, как-то странно сосало, и что-то сильно сдавило в груди. Он не знал, как помочь Марине, но понял одно, что если этот донор не найдётся, то его новая подружка может умереть, как умер прадед Иван прошлым летом. Но прадед был старым, а Марина ещё маленькая, даже если ей действительно девятнадцать лет, она не должна умирать. И он обязательно должен найти ей этого донора, где бы он ни был.
Ванюшка встал, посмотрел Марине в глаза, и крепко обнял её.
— Я найду тебе донора, вот увидишь, найду.
Ольга Николаевна смотрела в окно на детей и не могла понять, что же там случилось? Она вышла из дома и побежала к реке.
Ванюшка отпустил Марину. В глазах у него стояли слёзы.
Ольга Николаевна подбежала к детям. Марина встала, взяла мать под руку.
— Пойдём мам домой, я устала, — сказала девушка. И обернувшись, улыбаясь, помахала рукой, повзрослевшему другу.
Мать с дочерью, не спеша, направились к дому.

Кто-то заглянул в комнату, Марина открыла глаза. Конечно это Ванюшка, ну кто же ещё может прийти к ним. Мальчик держал в руках банку с молоком.
— Давай пей скорей, пока тёплое.
Уже две недели Ваня каждое утро заставлял её пить парное молоко. Отказаться было невозможно. Ванюшка не просил, он приказывал. Марина чувствовала себя рядом с ним младшей сестрой и выполняла все его указания. Она уже не представляла, как можно прожить хотя бы один день без этого вечно лохматого мальчишки. Он поил её молоком, кормил рыбой, мёдом, печёной картошкой.
Они проводили у реки целые дни. Марина рассказала Ванюшке всю свою жизнь, а он ей свою. И она думала, что уже знает о нём всё, но самого главного она не знала. Марина не знала, что Ванюшка решил, во что бы то ни стало выполнить своё обещание и найти ей донора. Она не знала, что он бегал по деревне, и узнавал у кого какая группа крови. Она не знала, что он попросил свою учительницу рассказать ему всё об этих странных группах и теперь понимал, почему ни Маринины родители, ни её брат не могут стать для неё донорами. Но теперь он знал, кто может им стать, но это был большой секрет. Он не мог сказать ей об этом. А вдруг не получится, а она будет надеяться. Сначала надо всё выяснить точно, а уж потом действовать.

— Ну, наконец-то принцесса встала, — строго произнёс Ванюшка, глядя на входившую, в кухню Марину. Он уж колдовал у плиты, заваривая какие-то травки с ягодами.
— Ну, давай пей, а то остынет, — протянул он кружку Марине. Она
не отказывалась, и каждый день пила его варево, к тому же это было и вкусно. В кружку с отваром Ванюшка обязательно добавлял мёд, её любимый, рыжий мёд.
Ольга Николаевна с улыбкой наблюдала за происходящим. Она не вмешивалась в их дружбу, она просто наблюдала, как дочь меняется каждый день. Марина посвежела, появился небольшой румянец. Пробилась рыжая щетинка на голове. Ванюшка не разрешал ей носить косынку, говорил «пусть голова дышит, ведь тебя никто не видит» и Марина слушалась.
Матери уже стало казаться, что болезнь отступает, и всё позади. Она ругала себя за то, что они не приехали сюда раньше.
После завтрака дети ушли к реке. Ольга Николаевна, убирая на кухни, изредка поглядывала в окно. Марина сидела на обычном месте. Старая лодка уже стала такой родной, уютной, что девушка чувствовала себя, как дома в кресле. А Ванюшка сидел напротив, на перевёрнутом ведре. Сегодня он не стал ловить рыбу. Накануне вечером дед разговаривал по телефону с Владимиром Сергеевичем, и так хотелось рассказать Марине об этом разговоре, но пока нельзя, ещё рано. И ловить рыбу совсем не хотелось. Поэтому Ванюшка решил поговорить, о чём-нибудь другом, но ничего иного в голову не лезло. И они, молча, сидели и смотрели на реку, думая каждый о своём. Первой нарушила молчание Марина.
— Ты что сегодня такой тихий, тебя прям, не узнать?
— Да так, — не сразу ответил Ванюшка. — А у меня сестра замуж собралась. В конце сентября свадьба. Если ты вылечишься, то может, придёшь на свадьбу? С тобой все хотят познакомиться.
— Ну, за два месяца я не вылечусь, к тому же у меня следующий курс лечения скоро.
— А когда?
— Недели через две. Надо у мамы спросить. А мне совсем не хочется уезжать.
— А у тебя ещё голова кружилась?
Марина утвердительно покачала головой.
— Вечером сильно плохо было, но я маме не сказала, а то, будет расстраиваться. Или вообще позвонит папе, и он нас заберёт.
— Если хочешь, ложись, отдохни, а я тебе чиво-нибудь, расскажу.
Ольга Николаевна смотрела на детей. Неужели дружба с этим мальчиком способна спасти её дочь. Как они быстро подружились? Позвонил Владимир Сергеевич, сказал, что ждёт их через две недели. Возможно, у него будут для них хорошие новости. Что он имел в виду? Может, появился подходящий донор? Но тогда зачем медлить, Надо ехать немедленно. Но как же их разлучить, это невозможно. Марина изменилась не только внешне, но и внутренне. Она стала спокойней, уверенней. Эта поездка действительна, пошла ей на пользу.
Ольга Николаевна смотрела на детей и удивлялась. Как же они похожи, а ведь совсем чужие. Его, наверное, тоже дразнят в школе «рыжим-конопатым», как когда-то обзывали Марину, когда она была маленькая, когда ещё не болела. Мать сидела за столом на кухни и смотрела в окно. Дети мирно беседовали. «О чём же можно разговаривать каждый день?»
Но главное, что им хорошо. Она опустила голову на руки, сложенные крестом на столе. Дети сидели и разговаривали, но что-то изменилось. У Марины были длинные, рыжие, вьющиеся волосы. Она поднялась, взяла Ванюшку за руки и они стали кружиться. Как громко они смеются? Какое счастье. Вдруг Ванюшка отпустил Марину, и она упала. Мальчик повернулся к Ольге Николаевне и закричал:
— Тётя Оля, тётя Оля, помогите!
Что это? Она подняла голову от стола. Марина лежала на земле, а Ванюшка сидел рядом и поддерживал ей голову.
— Помогите, тётя Оля, помогите.
Ольга Николаевна выбежала из дома, Господи, как же далеко, скорей, скорей.
— Что с ней, Тётя Оля? Ей плохо, помогите!
Мать склонилась над дочерью. Как же так, ведь только, что всё было так хорошо. Марина была без сознания. Подняв, почти воздушную, дочь на руки, Ольга Николаевна понесла её в дом. Ванюшка бежал рядом, поддерживая ноги своей лучшей подружке.

Через три часа они были уже в больнице.

Вернувшись в дом мать, сразу позвонила мужу и он, не медля, выехал за ними. И вот они опять в этой ненавистной для Марины больнице. Она не хотела сюда возвращаться так скоро и, придя в сознание в доме, пыталась уговорить мать остаться ещё, ну хоть на несколько дней.
— Подумаешь, потеряла сознание, как будто в первый раз. Ну, давай останемся, — просила девушка.
Но мать была непреклонна.
Ольга Николаевна сидела в кабинете Владимира Сергеевича, как на иголках. Она никак не могла дождаться его прихода.
— Ну, что ей хуже? Мы зря ездили? Не надо было нам уезжать из больницы? — накинулась она с вопросами на вошедшего доктора.
— Нет ей не хуже. Даже кровь немного улучшилась. Не надо было так срываться, расстраивать её. Я хотел в выходные к вам сам приехать. У нас хорошие новости, есть донор.
Ольга Николаевна от радости чуть не закричала. Она прикрыла рот рукой и, кивая головой, слезящимися глазами, как заворожённая смотрела на доктора.
Владимир Сергеевич усадив взволнованную мать на стул, налил ей стакан воды. Взяв из рук доктора, Ольга Николаевна поставила стакан на стол, не понимая, зачем он ей. В голове крутилось только одно слово «Донор, донор, донор»
— Но есть некоторые обстоятельства, мы должны ещё всё хорошо проверить, надо уладить все вопросы. Получить согласие родственников. Марине пока говорить не надо. Вдруг что-то не сложится.
Ольга Николаевна в ответ лишь кивала головой.
— Мы должны быть уверены, что и с Мариной и с донором всё будет в порядке. Поэтому спешить не стоит.

Прошло несколько дней после возвращения в больницу. Марина сильно скучала по Ванюшке. Как ей хотелось вновь оказаться у реки. Увидеть голубое небо с прекрасными облаками, зелёную траву, старую перевёрнутую лодку, речку, но вокруг лишь ненавистный белый цвет. Если бы здесь оказался Ванюшка со своим мёдом. Всё было бы иначе. Аромат мёда убил бы этот отвратительный запах больницы. Как хотелось, чтоб Ванька приготовил для неё своё варево из трав и ягод. С каким удовольствием Марина выпила бы сейчас парного молока с мёдом. Но ничего этого нет, а может уже и не когда не будет. «Неужели я больше не увижу Ванюшку?» — думала Марина, вспоминая свои небольшие каникулы.
Вошёл Владимир Сергеевич. Увидав его улыбку, плохие Маринины мысли сразу улетучились.
— Что, Ваня приехал?
Доктор погладил её по голове и присел на край кровати.
— Мариночка у меня для тебя хорошая новость. У нас появился донор.
Девочка смотрела на доктора и думала о Ванюшке: — «Он обещал и донор появился. Пять лет не было, а как Ваня пообещал, сразу и появился. Как же он обрадуется, когда узнает. Неужели я скоро поправлюсь?»
— Конечно, сто процентной гарантии, ты ведь понимаешь, быть не может. Но сейчас твоё состояние позволяет провести операцию, и я думаю, результат будет хорошим. Завтра начнём готовиться. Ну что же ты молчишь?
— Не знаю, — тихо произнесла Марина, — я так долго этого ждала, а теперь не верится, что это происходит со мной, — она смотрела на доктора намокшими глазами.
— Ну, ничего, — он тихонько похлопал по дрожащим рукам девушки, — ничего. Привыкнешь, а сейчас отдыхай, набирайся сил.

Настали долгие дни подготовки. Ольге Николаевне нельзя было заходить в палату к дочери, и они общались только через стеклянную стену. Марине казалось, что день операции никогда не наступит. В палате поддерживалась стерильность. Медсёстры и доктора ходили в противных, давно уже надоевших, Марине повязках. И этот отвратительный запах стерильности был невыносим. Казалось, процедурам не будет конца. Если бы хоть ложку любимого рыжего мёда, в палате сразу же стало уютно и весело. И этот противный запах стерильности сменился бы на необыкновенный аромат мёда.
Наконец наступил долгожданный день. Владимир Сергеевич зашел, улыбаясь, хотя маска скрывала лицо, но глаза были видны и они смеялись.
— Ну что, принцесса, кажется, так Вас называет один молодой человек? Вы готовы?
— Я боюсь, может завтра?
— Нет, принцесса, только сегодня. Всё готово и ждут лишь Вас, — и, став серьёзным, добавил, — сейчас мы сделаем тебе укольчик, и ты потихоньку уснёшь, а когда проснёшься, всё уже будет позади.
— А можно без укола, ну то есть ни здесь, а там в операционной.
— Боюсь, принцесса, Вы без укольчика от меня просто сбежите, — и, погладив девочку по рукам, добавил, — слишком у Вас ручки дрожат. Не бойся, всё будет хорошо.

Марина закрыла глаза и оказалась на прекрасном лугу, Цветы излучали аромат её любимого рыжего мёда. Она бежала босиком по мягкой шелковистой траве. Густые, длинные волосы струились у неё по плечам, касаясь огромных красных цветов.
Цветы, кругом цветы, просто море необыкновенных цветов. Как хорошо, как красиво!
— Марина, Марина! — Ванюшка бежал ей на встречу. Господи, как она соскучилась по нему.
— Где ты так долго был? — Марина обняла мальчика.
— Какие у тебя красивые волосы, — Ванюшка гладил Марину по голове. По рыжим, вьющимся локонам, струящимся ниже плеч.
— А почему ты лысый? — удивилась Марина. — Где твои волосы?
— Да я решил подстричься, чтоб у нас вместе волосы росли, ты не бойся, они скоро вырастут. Смотри, — мальчик показал на небо, — смотри, какие облака. Как ты говорила.

Марина открыла глаза. Она лежала в своей палате, рядом стоял Владимир Сергеевич.
— Что операция отменяется? — слабым, чуть слышным голосом произнесла она. В горле всё пересохло, сильно хотелось пить.
— Всё хорошо, — тихо сказал доктор, — всё хорошо, операция закончена, теперь нам остаётся только ждать. Ты поспи, тебе надо хорошо отдохнуть. Спи и набирайся сил.
— А мама где?
— Маме пока к тебе нельзя. Отдыхай девочка, теперь всё будет хорошо.
«Всё будет хорошо» — эхом отозвалось в голове у Марины. Она обернулась, но никого не было. Марина стояла одна на лугу, и было очень тихо. Цветы? Что это с ними? Они как-то странно складывали свои лепестки. Марина взмахнула рукой и вдруг все цветы дёрнулись и полетели. Это же бабочки?! Миллион прекрасных бабочек! Как красиво и как хорошо пахнет мёдом.
Марина открыла глаза и увидала возле кровати, на тумбочке, баночку мёда. Крышка была снята, и аромат заполнил всё палату.
«Мёд? Рыжий мёд. Откуда?» — Марина повернулась, за стеклянной стеной стоял Ванюшка.
«Ну конечно это Ваня принёс, кто же ещё?»
Мальчик, почему-то, стоял в пижаме и панамке. Увидав, что Марина проснулась, он снял панамку и, смеясь, замахал ею.
«Он действительно лысый, как во сне. С ума сошёл. А может это сон?»
А Ванюшка всё махал рукой. Потом он оглянулся и, испугавшись кого-то, убежал. Марина посмотрела на мёд. Нет, это был не сон, баночка с мёдом не исчезла, она так и осталась на столе.
В дверь вошёл Владимир Сергеевич.
— Это Ванюшка мёд принёс? — спросила она у доктора.
— Да, он. До операции нельзя было, а теперь можно, — доктор присел на кровать, — сейчас тебе всё можно. Организм просто отлично принял пересадку. Но пока будем жить медленно, теперь нам спешить не куда. Пусть твоё тело потихоньку восстанавливается.
— А почему Ванюшка лысый?
— Так он решил, что бы у вас волосы вместе отрастали, вот и ходит теперь лысый.
— Глупый, — улыбнулась Марина, — а ему можно ко мне зайти?
— Нет, пока нельзя. Да я ему ещё и не разрешал по коридору бегать. Ему тоже полежать не мешает. Пусть сначала сил наберётся, а уж потом и на свиданье будет бегать.
— Ну, какое свиданье, он же мне как брат.
— Вот это ты точно сказала. Теперь вы навсегда брат и сестра. Ну ладно, отдыхай, а у меня ещё пациенты есть, пойду их навещу, — улыбаясь, он встал и, похлопав Марину по плечу, ушёл.
Дни тянулись медленно, хотя до операции было ещё хуже. Владимир Сергеевич говорил, что «Всё идёт по плану, но пока контакты не желательны» и общаться с мамой приходилось через стеклянную стенку. Каждый день прибегал и Ванюшка, почему-то в пижаме, махал руками, что-то пытался рассказать. Марина только смеялась, не понимая его жестов.
Наконец-то Владимир Сергеевич, придя на очередной осмотр, сказал
— Сегодня ты можешь принять первого посетителя лично, а то, я боюсь, он скоро стекло разобьёт.
В палату ввалился Ванюшка. Он так спешил, что споткнувшись, запутался в штанинах своей пижамы и грохнулся на пол.
Доктор подскочил к горе посетителю, поднял и усадил его на стул.
— Ну, братец, нам ещё переломов не хватает, давай-ка поаккуратнее, — и что бы не мешать двум счастливым, вышел из палаты.
— Как ты? Всё нормально? — улыбаясь во весь рот, спросил Ванюшка.
— Хорошо. Владимир Сергеевич говорит, что на удивление хорошо. Он даже не ожидал, что пересадка будет такой успешной.
Ванюшка весь сиял, казалось, что его улыбка скоро займёт всю палату.
— Я старался, — гордо произнёс мальчик.
Марина посмотрела на него не понимающим взглядом.
— Ты чево не веришь? Я, правда, очень старался. Я хотел, что бы ты скорее выздоровела, и делал всё, как говорил дядя Володя. Главное надо было маму уговорить. Я-то не боялся, я знал, что всё будет хорошо, это мама боялась. Но теперь ведь, всё нормально, правда? И ты скоро совсем выздоровеешь, и больше не будешь болеть.
Марина смотрела на него, и только теперь всё вставало на свои места. Она была так рада, что нашёлся донор, и даже не спросила у Владимира Сергеевича, кто же он? Ведь всё было так ясно, а она не понимала. А Ванюшка, по обыкновению, болтал без остановки.
— Я упросил Дядю Володю, что бы он меня в больнице ещё оставил. А вдруг я опять понадоблюсь. Я здесь уже со всеми познакомился. А сеструха, свадьбу отложила, что бы мы смогли приехать. Все наши хотят с тобой познакомиться, так что ты давай быстрее выздоравливай. Ты мёд-то ешь?
«Боже, какая я глупая» — думала Марина, глядя на тараторившего Ванюшку.
— Это ты?
Ванюшка от удивления выпучил глаза.
— Я. А ты чёли меня не узнаёшь?
— Это ты, донор?
Ванюшка посмотрел по сторонам.
— Ну да, я. А ты чё не знала?
— Но, ты же ребёнок?
— Я не ребёнок. Я теперь твой брат. У меня такая же кровь и я здоровый. И ты теперь не будешь болеть. Вот поедим в деревню, я тебя там быстро на ноги поставлю. Будешь у меня мёд с молоком пить, никакая зараза больше не пристанет…

Ванюшка всё бубнил и бубнил, а Марина смотрела на него счастливыми, мокрыми от слёз глазами. Теперь она знала, что такое счастье. Вот оно, совсем рядом — лысое и в пижаме.

***

написан в 2005 году


СЧАСТЬЯ ВАМ - ЛЮДИ!
С уважением, Анна Анакина!


Сообщение отредактировал rekbrjdcrfz - Пятница, 16 Авг 2013, 11:28
 
Алоната Дата: Воскресенье, 25 Мар 2012, 21:54 | Сообщение # 4
Зашел почитать
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 45
Награды: 8
Репутация: 5
Привет, дорогая Ритуля! cranky Я рада, что ты тоже зарегистрировалась! Спасибо за "Рыжий мёд"! Очень эмоционально написано! Это твоя "Мона Лиза"! applause

Алоната

Сообщение отредактировал Алоната - Воскресенье, 25 Мар 2012, 21:55
 
rekbrjdcrfz Дата: Вторник, 27 Мар 2012, 21:34 | Сообщение # 5
Постоянный участник
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 407
Награды: 18
Репутация: 11
Приветик милая. Рада тебя видеть. heart
Quote (Алоната)
Очень эмоционально написано!
- ты ко мне, как всегда добра.

Добавлено (27.03.2012, 21:34)
---------------------------------------------
[size=10]Смотрю рассказ "Рыжий мёд" великоват, читать лень. Внесу небольшой, для тех кому грустно.
***
В поисках инопланетного разума….
Несерьёзная фантастика.
Рассказ о вреде алкоголя на мозг человека, превращающий его в неопознанный недоразвитый разум для представителей иных цивилизаций….

***
Хряк лежал на площадке восстановления. За пультом находилось необыкновенное существо. Оно периодически переводило взгляд с хряка на пульт своим единственным огромным глазом на крупной голове переходящей в тело, от которого отходило несколько щупалец. На одних существо стояло, другими быстро перебирало клавиши на пульте.
Главное было успеть отделить от того, кто лежал на площадке, этот странный предмет, наполовину состоящий из металла и дерева. До трансформации оставались считанные секунды. Щупальца быстро нажимали на различные клавиши разнообразной формы. Видно было, что существо волнуется. Из темно-зеленого в мелкую белую крапинку он постоянно становился бордового цвета и вновь возвращался к первоначальному окрасу.
Вспышка над площадкой и хряк преобразился. На ней уже находилось существо со щупальцами, фиолетового окраса. Цвет говорил о его испуге. Странный предмет лежал рядом. На одном из щупальцев фиолетового существа виднелся порез с вытекающей желтоватой густой жидкостью. Существо поднялось и отошло в сторону. Зелёный провёл ещё какие-то манипуляции с клавишами и странный предмет, лежавший на площадке, после очередной вспышки исчез.
Эксперимент, начавшийся три дня назад, закончился полным крахом. Смешно переваливаясь и помахивая щупальцами, оба осьминогоподобных существа вышли из помещения трансформации.

Три дня назад.

Несколько лет полёта и они у планеты. Столько работы, столько неудач и вот она, прямо по курсу, та, что признана пригодной для жизни. Если там будут обнаружены разумные существа, то задание окончится полной победой. Долгожданный первый контакт, с другой цивилизацией мог осуществиться. Осталось только определить, какой из многочисленных видов, живущих на этой голубой планете, является разумным.
Введя корабль в невидимый режим, дабы оставаться незамеченными до важного момента, экипаж подвёл судно, как можно ближе к поверхности. Имена двух пилотов первыми, добравшихся сюда, могли навечно войти в список славных дел. И спешить не стоило. Надо было хорошо всё проверить и убедится, что инопланетный разум найден. Поэтому сначала решено было вступить в реконструированный контакт третьего порядка.
Капитан звездолёта — Плюк останется на корабле. А его помощник — Плёк после трансформации клеток опустится на планету, заменив собой разумное существо, если таковое будет обнаружено.
Плюк выбрал участок на планете и навёл опознавательный луч.

Федор, обнимая пустую бутылку из-под самогона, сладко спал, опершись головой об корыто из которого, похрюкивая, ел годовалый хряк Борька. Тот, с удовольствием чавкая, обильно поливал лицо Фёдора слюной с остатками картошки и овсяной каши, сдобренной комбикормом. За изгородкой лежала корова и поглядывала на Борьку, пережёвывая жвачку, накопленную за день на сочном поле за огородом. Около коровы мирно спали пара овечек. Между ними вольготно развалился кот Васька, наевшийся сметаны и совсем не обращавший внимание на крысу, высматривавшую, как бы удобнее украсть кусок картофелины из Борькиного корыта.
Хряк с аппетитом чавкал и взирал на всех довольной мордой, шевеля пятачком.
Яркий луч ворвался в хлев, осветив всю живность с Фёдором в придачу. Крыса моментально убежала под солому и быстро по лазу ушла в погреб, подальше от опасности.
Луч медленно двигался, задерживаясь немного на каждом обитателе хлева. Федор, проворчав что-то во сне, перевернулся к лучу задницей, и крепче прижав к себе бутылку, продолжил смотреть алкогольный сон. Корова, решившая, что настало утро, недовольно начала подниматься, издав протяжное «Мууууу…». Овечки немного проблеяли, потревоженные коровой, но прерывать сон, а тем более вставать, не думали. Кот, перевернувшись на другой бок, даже не приоткрыл глаз.
Лишь счастливое рыло Борьки, с удовольствием чавкая, посмотрело вверх, откуда лился нежданный свет. Улыбнувшись, он поморгал глазками и вновь окунул свой пятачок в корыто.
Серое облачко окутало хряка и ему захотелось спать. Борька чавкая, попытался почерпнуть ещё порцию варева из корыта, но вместо этого прикрыл глаза и громко захрапел. Ноги подкосились, и хряк повис в воздухе. Через секунду он вновь стоял на прежнем месте и с интересом осматривал окружающее пространство. Из корыта неприятно пахло, так же, как и от существа лежавшего рядом.
«Мууууууу…» — разнеслось на весь двор. Хряк оглянулся. На него смотрело чудовище с рогами.

Три дня ничем не отличались. Каждый день в хлев заглядывало существо, похожее на то, что спало у корыта. С криками выгоняло рогатое чудовище и пару странных лохматых существ на тонких ножках. Пушистый комок, изогнувшись и потянувшись, подняв гордо хвост, проходил мимо хряка, сказав ему — «мяу», и исчезал на весь день. Потом крикливое существо начинало трясти противно пахнущего, постоянно спящего и похожего на неё создание. Тот с воем поднимался и, стукаясь обо всё по пути, выходил из хлева. Дверь закрывалась, и становилось вновь темно. Хряк на весь день оставался один. Ещё пару раз в день приходило вечно кричащее создание, приносило и выливало в корыто из металлического предмета какое-то подобие еды, но для кого они предназначались, хряк не понимал. Иногда прибегало маленькое существо с длинным хвостом и что-нибудь доставало из этого корыта. Но и оно не могло столько съесть. Оно смотрело хряку в глаза, и даже в темноте было видно, какой умный взгляд у этого длиннохвостого существа. Но почему-то луч выбрал не его, а, того в образе кого сейчас и стоял реконструированный Плёк. С каждой минутой он всё больше убеждался — опять произошла ошибка, ещё одна неудача.
До конца эксперимента оставалось около часа, и тут дверь отворилась и существо, обычно заползающее по вечерам после всех, зашло в хлев. Оно подошло к хряку, почесав того за ухом сказало:
— Ну, всё, Борька, пора, — и убрав пару тонких брёвнышек, перекрывавших выход для хряка, потянуло его за ухо.
Выйдя во двор, Плёк наконец-то увидал, где провёл три дня.
Второе существо, вечно кричащее, стояло недалеко у большого дома, а тот, что вывел хряка, пошёл к столу и, сев на лавку, налил в стакан из прозрачной бутылке какой-то жидкости.

— Ну, хватит ужо, давай. Некогда мне ждать, — подойдя сзади к Фёдору, жена ударила его по спине скрученным полотенцем, что держала в руках.
— Да поготь ты, щас, я только для храбрости.

Выпив, существо пошло к хряку, и вновь почесало приятно за ухом, а кричащее отвернулось и ушло в дом.
И тут Фёдор резко упал, повалив на себя хряка, с размаху всадил нож под левую переднюю ногу, прямо в сердце.
Яркий луч прорезал дневное небо и откинул мужика к столу. Он, сильно ударившись головой об лавочку, потерял сознание.
Появившееся облако накрыло хряка.

— Ну, и что ты тут разлёгся?! Когда резать будешь?!
Фёдор открыл глаза, жена толкала его ногой и кричала. Хряк, как ни в чём не бывала, расхаживал по двору.

Борьке показалось, что он проспал, целую вечность и так хотелось есть. Не найдя ничего интересного во дворе, он зашёл в хлев и обрадовано погрузил пяточек в корыто, оповещая громким чавканьем о счастье наполнившим его сердце.

Плюк и Плёк посовещавшись, отправили сообщение, что контакт, с представителями данной планеты пока не возможен. Хоть и есть у одного вида разум, но он ещё слишком примитивен и не представляет интерес для великого народа Плюх-Шлёпа. Корабль, уйдя с орбиты Земли, направился по бескрайним дорогам вселенной искать инопланетный разум…

А Федька всё сидел за столом и смотрел на бутылку. Вдруг сверху со свистом, что-то упала прямо перед его носом. Немного отпрянув назад, он с удивлением посмотрел на свой армейский нож, прилетевший неизвестно откуда, и воткнувшийся в стол.
— Фух, — выдохнул мужик и налил себе очередной стакан самогонки. Потом глянул на хлев, откуда раздавались радостные чавканья, перевёл взгляд на нож и отодвинул стакан.
— Всё, пора завязывать, — и шмыгнув, вытер рукавом нос……

Написан рассказ 17.10.2011 года.


СЧАСТЬЯ ВАМ - ЛЮДИ!
С уважением, Анна Анакина!


Сообщение отредактировал rekbrjdcrfz - Среда, 08 Авг 2012, 14:19
 
Nechrist Дата: Пятница, 30 Мар 2012, 01:33 | Сообщение # 6
Группа: Удаленные





Пока времени читать нет, но Вы печатать продолжайте. Не я ж один здесь читаю, надеюсь гг
 
rekbrjdcrfz Дата: Пятница, 30 Мар 2012, 10:25 | Сообщение # 7
Постоянный участник
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 407
Награды: 18
Репутация: 11
Quote (Nechrist)
Не я ж один здесь читаю,
- надеюсь, хотелось бы знать предпочтение, жанр?
Пока внесу вполне приземленное и мелкое, раз уж 40000 предел. Жаль нельзя сразу несколько сообщений внести, тогда бы и крупное можно было закинуть.

___________________________________________________________________________

Я сегодня увидел чудо....


Бросив машину, я помчался в метро.
Очень боялся опоздать и всё-таки опоздал.
— Её взяли в родовую, — получил я ответ.
«Не успел. Ведь ещё рано, вчера только договорились в частной клинике, и рожать там и я буду рядом и вот, пожалуйста, пошла в магазин и там всё началось. Ну, зачем пошла, я бы вечером сам всё купил. А теперь вот сижу тут в обшарпанном роддоме номер пять. А она там одна. Скорая даже не стала её слушать, спасибо хоть дали мне позвонить. Шеф наверно рвёт и мечет. Не успел его предупредить, нет, звонить не буду, а то начнёт орать. Придётся возвращаться. Буду тут сидеть. Ждать. Может хоть так она почувствует, что я рядом»
— Ну, что папаша, поздравляю, у Вас мальчик!
— Уже?!
— Ну, дело нехитрое. Хоть и семимесячный, но богатырь, два сто.
— А это что?
— Вес.
— А это как? Нормально?
— Для него даже очень. И мамочка в порядке.
— Мамочка?
— Первый ребёнок?
Я утвердительно кивнул. Тётка улыбнулась и похлопала меня по плечу.
— Всё нормально, идите домой.
— Не, — замотал я головой как загнанный мерин, — не, я останусь.
— Так чего теперь-то сидеть. Завтра придёшь и увидишь их.
— А сегодня?
— Сегодня ей отдыхать надо. Если всё нормально будет, завтра малыша к ней в палату определят. Придешь, и покажет тебе в окошко. Хотя не положено, но показывают, все хотят сразу увидеть. Иди милый домой, иди.
Поняв, что сегодня я уже не увижу ни жену, ни сына, я вышел на улицу и закурил. «Сына» — какое странное слово, а мы дочку ждали. Даже имя придумали. Елизавета, Лизанька, а как же теперь? Сын. Надо же, вчера я был только мужем, а сегодня отец. Ещё и мужем то побыть толком не успел, а тут «папаша»
Я обошел больницу. У окон стояли мужчины с идиотскими выражениями лиц. А в окнах торчали тётки в платках со свёртками. Брр, я поморщился: — «Ужас, какой. Где только они таких жён отхватили. Вот моя Любаша, даже без макияжа красавица, а эти…. Наверно и дети у них тоже такие же красавцы. О, а этот вообще на ногах стоять не может, уселся под деревом»
Мужчина сидел на земле и вытирал слёзы. Я хотел пройти мимо, но он вцепился в штанину.
— Представляешь сын! У меня сын родился!
Я кивнул, дескать, представляю, чего на земле то сидеть.
— После пяти дочек, сын!
«А-а-а-а» — мысленно протянул я и пошёл дальше осматривать окна. Зазвонил мой мобильник, взглянув, понял, Любаша.
— Как ты родная?!
— Всё хорошо, меня сейчас в палату перевезли и телефон отдали. Всё нормально. Доктор прям удивился. Первые роды, ребёнок недоношенный и всё так хорошо. Ой, он такой хорошенький. А ты где?
— Я тут.
— Где? В больнице?
— Ну да. Хожу тут вокруг.
— Ой, скажите какая у нас палата?
— Ты о чём?
— Да я у соседки спрашивала, Коля иди к восемнадцатой палате. Там на окне номер.
Я поднял глаза, на стекле окна второго этажа был прикреплён тетрадный лист с большими цифрами «18»
— Так я тут. Под окном как раз.
— Да?! Я сейчас.
— А тебе можно?
— Да я нормально себя чувствую, ой …
Что-то шлёпнулось.
— Что там?
— Ой, это пузырь со льдом упал.
— Какой пузырь?
— Ой, Коленька нельзя. Меня тут медсестра ругает. Приходи завтра.
«Завтра, ничего себе завтра. Дебильная больница. Завтра»
Я ещё немного походил под окном, телефон не доступен, Любаша не выглянула. Значит завтра. Ну, что ж, надеюсь, всё будет хорошо.
Вернувшись на работу и ожидая взбучку, я получил довольно толстый конверт и пять гвоздик. Все так радовались, будто это у них родился сын.
Утро никак не наступало. Спать совсем не хотелось. С вечера обзвонил всех родственников. Получил кучу поздравлений и нотаций и твёрдо решил бросить курить. Но что ещё делать, как не покурить, если сон не идёт. Решив, что утром опять будут пробки, я собрался и вышел во двор. Моя «Toyota» будто только и ждала этого момента, подмигнув мне и поприветствовав, она распахнула для новоявленного отца дверку. Усевшись, я оглянулся и представил, что на заднем сидении сидит Любаша с сыном. Осторожно тронулся с места, чтоб малыш не проснулся. Какое это приятное чувство знать, что ты отвечаешь за свою семью. Выехав со двора, я чуть не задавил спящую собаку. Резко затормозив, откинулся в кресле.
— Фух, нет, так ездить нельзя.
Ворота больницы оказались закрытыми. Выйдя из машины и подойдя к охраннику, я попытался объяснить.
— Что-то я не вижу у тебя на машине красного креста. Отвали, не мешай работать.
Поняв бесполезность моей затеи, я сел в машину и отъехал. Устроившись у забора, я откинул кресло и стал мечтать.
Стук в стекло разбудил меня. Всё тот же охранник. Я недовольно опустил стекло, готовый выслушать очередную нотацию.
— Всё, можно теперь. Езжай, папаша.
Потянувшись, я посмотрел на часы, восемь утра, вот это я поспал.
Въехав на территорию, и поставив машину на стоянке, я направился к знакомому окну.
Позвонить, а вдруг Любаша спит или малыша напугаю. Минут десять я ходил под окнами, не зная, что предпринять. Вдруг в окне показалось подобие женщины в платке и тут же исчезло. А следом зазвонил мой телефон.
— Ой, Коля ты тут, а я Славика кормила, сейчас покажу тебе.
«Славика?! Надо же какая умница. Конечно Славик. Такое красивое имя»
В окне появилось то же самое подобие женщины в платке со свёртком в руках и, поставив его вертикально, приблизила к стеклу.
Я понимал, что губы стали расплываться и наверно у меня рот уже был до ушей, из глаз потекли слёзы.
Я увидел чудо…


август 2010 года


СЧАСТЬЯ ВАМ - ЛЮДИ!
С уважением, Анна Анакина!
 
Nechrist Дата: Пятница, 30 Мар 2012, 13:50 | Сообщение # 8
Группа: Удаленные





Жанр: классическая проза. Когда с учебой разберусь, почитаю.
 
rekbrjdcrfz Дата: Пятница, 30 Мар 2012, 17:21 | Сообщение # 9
Постоянный участник
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 407
Награды: 18
Репутация: 11
Quote (Nechrist)
классическая проза.
-из классической в основном для женщин и объёмчик превышает 40000. Одним сообщением не пройдут.
Кину про моих животных, может, понравится.
_______________________________________________

Истории из жизни моих питомцев. Мой зоопарк.
***
В нашем доме поселились...

Никогда бы не подумала, что можно любить черепах, пока однажды наша вторая дочь, пожалев черепашат и не узнав точно, что это за разновидность, попросила разрешить ей принести их в дом, а то бывший хозяин хотел их «выкинуть на помойку», так как «от них воняет, и они ему надоели».
Каково же было наше удивление при их появлении, мы даже не могли предположить, что такие существуют. Ну, есть там какие-то черепахи. Ну, и пусть себе живут где-то, нам-то они зачем? А оказалось, что две таких чужестранки заглянули к нам в дом, чтобы остаться, видимо, навсегда.
Мы ожидали увидеть черепах, какие обычно живут у многих. Но увидели маленький грязный аквариум с двумя странными существами. Они не походили на морских, каких мы видели только по телевизору и пребывание их в воде, явно было не в пользу тех, кто водится в Казахстане, и откуда везут их к нам мешками. Не важно, что многие погибнут, главное некоторые выживут и предприимчивые дельцы их продадут и сразу отправятся за новой партией. Но это были совсем не такие черепашки. Первым делом я залезла в интернет и узнала, кто у нас появился в доме.
Реакция мужа была однозначна «Чтобы завтра же этих крокодильчиков дома не было»
Накормив черепашек кошачьим кормом, как посоветовал бывший хозяин и, поменяв им воду, я с чувством выполненного долга, легла спать, надеясь, что наутро позвоню в зоопарк и постараюсь пристроить этих совсем не Российских созданий.
Через сон я услышала странные барахтанья, проснувшись и поняв, что это звук исходит из аквариума я подошла посмотреть, что же там произошло. А оказалось, что одна черепашка, каким-то образом перевернулась на спину, видимо встала, опершись на стекло и упала. А так как аквариум был очень маленький, то перевернутся, сама она никак не могла. Всю ночь я только и делала, что переворачивала то одну, то другую. А наутро, позвонив в зоопарк и поняв, что они не принимают у населения абсолютно никаких животных мы стали думать, что же нам с ними делать. В интернете информации не было той, какой бы я хотела. Единственное, что я поняла, у нас в доме поселились водные черепахи, родина их Амазонка и называются они Красноухие черепахи, хотя никаких красных ушей у них и в помине нет. Да и вообще ушей нет, а есть просто полоски на голове, вот и название отсюда.
Только через несколько месяцев я узнала, что они далеко не так редки в наших Российских домах, но тогда…. Тогда была паника, не внешняя, а внутренняя. Я сказала мужу, чтоб не трогал их, а сама поехала по зоомагазинам собирать информацию. Вернувшись через несколько часов, уставшая и немного поумневшая я обнаружила в ванной комнате странную конструкцию. Мои лазанья в интернете дали и мужу кое-какие понятия об этих самых «крокодильчиках» и рассмотрев их хорошо, он уже не был так категоричен в отношении их присутствия в нашем доме. И пока меня не было соорудил им что-то похожее на ёмкость с водой и мостик к ней, используя нашу старую хлебницу, в которой до этого спал кот. Хлебница была необычная, скорее похожа на летающую тарелку, именно её дизайн и привлёк меня. Но хлеб в ней не хотел храниться даже полдня. Начинал пахнуть, что только я не делала и потом я нашла ей другое применение. Ну, а муж, просто бесцеремонно лишил кота его любимой кровати. Кот конечно с этим не смирился и до самой своей смерти не любил черепах, хотя и прожили они вместе несколько лет.
Так вот, вернёмся к сооружению мужа. Это был первый «мини-бассейн» для черепашек, только вот они никак не хотели в него возвращаться после прогулок по полу. А прогулки эти они делали очень интересно и вскоре мы убедились, что те, кто пишет о черепахах анекдоты, сильно ошибаются на счёт их медлительности. Бегают они очень даже быстро, но прежде чем побежать, они долго, по десять раз проходят по одному и тому, же месту, по своим следам, как бы запоминая всё. По природе Красноухие черепашки очень трусливы, и в то же время очень любопытны. Их любопытство превращает маленьких, на первый взгляд неуклюжих созданий в ниндзей. Они могут, практически по ровной поверхности залезь на большую высоту. Им, достаточно малейшего выступа, и они уже скалолазы. Так что «выгул» их сопровождался постоянным контролем с нашей стороны, во избежание, каких либо травм.
Постепенно они захватили для своего существования нашу ванну, это стало вторым их «домом-бассейном» и пускали они нас только помыться. Недолго думая, мы решили создать им дом, настоящий дом, только принадлежавший им. Муж давно уже перестал думать об их удалении из нашей жизни, да и я к ним привыкла. К тому же и постоянный поиск информации об их содержании всё больше меня к ним привязывал.
И вот в один прекрасный день, после годового пребывания черепах в нашем доме у меня созрел «гениальный план», построить в углу зала небольшой подиум для цветов и сделать там углубление для содержания черепах. План планом, мечта мечтой, но надо её и осуществлять. И мы принялись за внедрение моего проекта. В процессе работы планы менялись, необходимо было подвести слив. А это поднимало конструкцию выше, чем планировалось раньше, так же надо было подвести и воду. Да и цветам нужно место.
И так, маленький уголок для живой природы, на глазах просто стал увеличиваться до небольшого бассейна. Затраты, конечно, превысили ожидаемые почти в десять раз, но останавливаться мы не собирались, главным моим аргументом к возрастающим тратам, было то, что я, совершенно прохладно отношусь к драгоценностям. Сказав мужу «представь, что ты подарил мне на юбилей нашей свадьбы брильянтовое кольцо … в виде бассейна для черепах», он всё понял и смирился и уже не сопротивлялся строительству и скоро у наших черепах появился свой ДОМ.
Единственный, кто не был этому рад — это наш кот Степан. Мы старались больше уделять ему внимания, но он всё равно готов был в любую минуту повоевать за свою территорию. Даже были случаи, что кот просто метил черепах.
Прошло несколько лет. Степана уже нет. Мы тяжело пережили его уход. Но жизнь есть жизнь, однажды к нам пришёл другой кот. Просто копия нашего Степана, и мы, не устояв, взяли его, и картина изменилась. Теперь главными стали черепахи. Ошибаются то, кто говорит, что они глупые и ничего не понимают. Они всё понимают и своим видам дают до сих пор понять нашему коту Кисе, кто в доме главный и тот с этим согласен.
Моя дочь, что принесла в дом черепашек, выросла и живёт отдельно. Но любовь к черепахам сохранила. Забрать наших, ей не представляется возможным. Они уже слишком большие. И у неё появились новые черепашки. Сухопутная среднеазиатская черепашка Тася и Красноушка Данилиус.
Когда черепашки вошли в нашу жизнь, их звали громкими именами — Рафаэлло и Микеланджело.
Но мы посчитали, что это слишком пафосные имена и назвали их Чук и Гек. Подразумевалось, что они мальчики, но погружаясь всё больше в интернетную информацию о Красноухих, я убедилась, что они девочки. Имена пришлось немного изменить, теперь они Чука и Гека, и прекрасно себя чувствуют с новыми именами. А в доказательство того, что они полноценные девочки, наши «малютки» постоянно радуют нас откладыванием яиц. Это говорит о том, что мы их правильно содержим. Хотя были в их жизни и уколы, и неоднократное посещение ветеринара. Но теперь они здоровы и я думаю счастливы….

Записано в 2009 году.

***

Для тех кто любит черепах. Данилиус.

У нас в доме появился новый жилец, полуторагодовалый Красноухий черепашонок Данилиус. Этот дневник для тех, кто любит черепах.
Моя младшая доча собралась в отпуск и чтоб не оставлять своих питомцев одних принесла к нам. Так у нас появился Данилиус вместе с Тасей среднеазиатской черепахой и пятью лягушками, но это повествование только о Данилиусе.

1 день

Маленький Данилиус напуган, новый дом, новые запахи. Да ещё такие огромные живые камни.
Аквариум с Данилиусом мы поставили на «бассейн» с нашими двенадцатилетними красноухими черепахами: Чукой и Гекой.

Данилиус забился под свой камень-островок и не хочет выходить. Он ещё маленький, красноухие черепашки должны есть каждый день до двух лет, но Данилиусу не до еды. Через стекло своего домика-аквариума он видит, как две большие черепахи то появляются, то исчезают. Это первое знакомство маленького черепашонка с такими же, как и он.

Любопытство берёт верх. Все красноушки ужасно любопытны, хотя и трусливы и им необходимо время, чтобы привыкнуть к новому и удовлетворить своё любопытство. Постепенно он начинает выбираться из своего укрытия, но малейшее движение извне заставляет его вернуться за спасительный камень.

Через час мы решаемся познакомить Данилиуса с нашими черепахами.

Малыш напуган и старается спрятаться в угол. Чука, одна из наших черепах, мирно лежит на островке и абсолютно не обращает внимания на какой-то там шевелящийся предмет в углу. А Гека, как огромный танкер рассекает водную поверхность.

Любопытство берёт верх и Данилиус очень медленно начинает продвигаться к воде. Попробовав лапкой воду, он решается нырнуть и……
Ужас охватывает малыша, такой глубины он ещё не видел. Данилиус выныривает и пытается вернуться на островок. Но маленькие лапки не слушаются, сердечко бьётся всё быстрее и быстрее, я помогла малышу и он, оказавшись на берегу несётся к своему аквариуму и становится на задние лапки, а передними прижимается к родному дому.
Я возвращаю его в аквариум. Данилиус моментально прячется за спасительным камнем и больше не хочет выходить из-за него.
Наступает ночь. Я выключаю свет в аквариуме и оставляю Данилиуса спокойно спать под защитой его камня-островка….

2 день.

Утро принесло Данилиусу новые открытия. Он смотрел через стекло своего домика-аквариума на больших и не таких уж страшных черепах, опершись передними лапками в стекло, а задними плавно помахивая, чтоб удерживать положение у поверхности воды. Данилиус всё больше понимал, что эти черепахи очень похожи на него и совсем не страшные. Ему хотелось познакомиться с ними, и я решила попробовать ещё раз. Перенеся его из аквариума на островок бассейна, я осталась наблюдать. Мои черепахи могли и обидеть малыша и скорее не специально, а просто потому, что у них, как и у большинства рептилий забота о потомстве заключается только в откладывании и закапывании яиц. Я боялась, что появление перед ними такого малыша, не заставит их относиться к нему с осторожность.
Чука, как и накануне, абсолютно не обращала внимания на Данилиуса. А вот Гека начала проявлять интерес. Она, подплыв к островку, забралась на него и спрыгнула в воду с другой стороны. Данилиус последовал за ней. Гека продолжала висеть у берега, как бы ожидая, что предпримет этот новый обитатель их бассейна. Данилиус остановился на краю островка и потрогал лапкой воду, а потом смело шагнул в неё. Но удержаться на поверхности не смог и резко оказался на дне. Испугавшись такого стремительного погружения, Данилиус поплыл в никуда. Упираясь носом и передними лапками в угол на дне бассейна, малыш усиленно работал задними лапками, пытаясь уплыть. Гека, как будто ждала чего-то подобного. Она нырнула, подсунув свою голову под малыша, и вытолкнула его на поверхность.
Такое поведение и для меня было открытием. Гека поняла, что малыш запаниковал, и расход кислорода в его лёгких стал быстро улетучиваться. Большая черепаха помогла справиться ему с волнением и сделать так необходимый глоток свежего воздуха. Хотя красноухие черепахи и проводят большую часть своей жизни в воде, но дышат они, как и мы – кислородом.
Этот случай видимо окончательно подружил Данилиуса с такими, на первый взгляд невозмутимыми созданиями, как большие черепахи.
Чука и Гека продолжали плавать по бассейну, вроде и, не обращая внимания на малыша. Он уже без опаски подплывал к ним и залазил на спину то одной, то другой, катаясь как на кораблях и осматривая окрестности. Для наших черепах бассейн не так уж и велик, но для Данилиуса, после его аквариума – это просто море. Море надежд и открытий.
Накануне Данилиус ни ел. Испытав сильные потрясения, он отказался от еды, но такому малышу надо есть каждый день. А вот моим черепахам достаточно уже одного-двух раз в неделю. Но я решила покормить их, в надежде, что и Данилиус поест.
Любимая еда моих черепах – говяжье сердце. Красноушки являются хищниками, и кормить их надо соответственно. Рыбка, любые морепродукты и так же можно давать говяжье сердце и печень. Но всё должно быть в меру и хорошего качества.
Порезав для Данилиуса, кусочек сердца тоненькими полосками, для своих черепах я делаю крупнее, но он малыш. Я решила сначала кинуть еду большим черепахам, так как во время кормления они могут быть очень агрессивны, а Данилиуса решила немного придержать. Но так, как мои не были голодны, то Гека просто, улеглась на островок и, свесив в воду голову, наблюдала за происходящим. А Чука начала есть и тогда я кинула в сторону Данилиуса немного полосок порезанного сердца. Понаблюдав немного за Чукой, он стал есть. Тогда Чука, прекратила есть, и стала наблюдать за Данилиусом. Было ощущение, она просто показала ему, что надо делать. Данилиус проглотив несколько маленьких кусочков мяса, направился к месту, где были более крупные и с лёгкостью проглотил один, потом другой. Возможно, он хотел проверить, а что ела Чука. Только после того, как Данилиус насытился, мои черепахи стали подъедать оставшиеся кусочки, но без особого ажиотажа. Данилиус так же принял участие в этом. Я стояла рядом и наблюдала. Большая черепаха может ненароком ухватить вместо кусочка мяса лапку малыша. Но всё прошло гладко. Совместное кормление ещё больше их подружило.
С наступлением ночи мне пришлось вернуть Данилиуса в его аквариум. Немного постояв у стекла, он отправился спать за свой камень.

3 день

Третий день принёс новое открытие для маленького черепашонка. С наступлением рассвета Данилиус занял позицию у стекла в ожидании скорейшего переселения в бассейн к большим черепахам.
После смены воды в бассейне я перенесла туда и Данилиуса. Подождав немного, пока он нарезвится один, запустила в бассейн и больших черепах. Данилиус уже на правах полноправного члена черепашьей семьи с удовольствием плавал вокруг, то одной, то другой черепахи. Но тут произошло нечто, что заставила Данилиуса замереть на месте.
Одна из моих черепах «снесла» яичко, именно снесла. Так, как в природе они выходят на берег, роют ямку и откладывают в ней примерно по 3 яичка, закапывают и отправляются по своим черепашьим делам. Но в неволе им приходится делать это в воде, за исключением тех случаев, когда красноухие черепахи живут на фермах, где яйца должны быть отложены правильно, чтобы не пострадало потомство.
Но у меня не ферма и яйца моих черепах не оплодотворенные. Так, что ожидать потомство не приходится и они «несутся» прямо в воду. Хотя это редкость для многих, но не для моих черепах. Они на двоих выдают по 3-5 яиц практически каждые три месяца. Бывает, что они откладывают яйца вместе, бывает с интервалом в несколько дней.
Так, вот вернёмся к Данилиусу. Увидав что-то необычное, он сначала замер, но любопытство заставило приблизиться его к яйцу. Подплыв, Данилиус прикоснулся лапкой к этому интересному, белому, овальному предмету. Яичко было ещё мягкое и тёплое и совсем не страшное. Поняв, что от яйца не исходит опасность, Данилиус стал обеими лапками притягивать к себе яичко, но мягкая податливая скорлупа лопнула и ловкие лапки маленького черепашонка, разорвали яйцо пополам. Испугавшись вырвавшегося от туда белого облака, Данилиус бросился наутёк и, спрятавшись за одну из черепах, стал наблюдать за остатками яйца, плавно погружающимися на дно.
Остаток дня прошёл для маленького черепашонка спокойно, новых интересных вещей не наблюдалась. И Данилиус целый день резвился с перерывом на обед. Больше вроде ему и не чем было заниматься, рядом две большие черепахи, можно и покататься на их спинах, можно и поспать рядом, прикинувшись камешком. Ну чем не счастливая жизнь для маленького черепашонка….
С наступлением ночи, я перенесла Данилиуса в его аквариум. С грустью он посмотрел на черепах и отправился спать за любимый камень.
Жалко было разлучать его с Чукой и Гекой, но всё же, пока он ещё слишком мал, чтоб оставаться на ночь в большом бассейне с добрыми, но уж очень большими по сравнению с Данилиусом, черепахами.
Пусть спит у себя в домике. Будет ещё не один день, и он обязательно нарезвится в большой воде и накатается на больших и добрых черепахах…
***
Здесь описаны события февраля 2010 года.

***

Котик - обормотик )))

В нашем домашнем зоопарке есть одно очень любимое всеми существо. Это наш кот — Киса, наверно самый трусливый из всех представителей кошачьих.

Чуть больше четырёх лет назад он вошёл в нашу жизнь. Мы уже и не думали, что когда-либо сможем вновь взять в дом кота. За несколько месяцев до этого погиб наш … даже трудно назвать его котом. Он был членом семьи. Но, так бывает, коты стареют и умирают. Но наш тринадцатилетний Степан решил всё по-другому. Он болел. Был стар и однажды, как многие животные делают, ушёл из дома умирать в другое место. Но мы его нашли. А через два дня он выбросился в окно. Это было страшно. Он попрощался со всеми и…

Тогда мы решили, что больше в нашем доме не будет усатых и хвостатых. Но судьба распорядилась иначе. Наш Киса сам выбрал себе хозяев. Он подошёл к моей дочери на улице и запрыгнул к ней на руки. И что самое удивительное, он оказался ужасным трусом, но вот нашёл в себе силы сделать такой шаг.

Она прибежала домой в слезах, и было от чего. На руках у неё сидел просто копия нашего погибшего и похороненного Степана. Как понимаете, истерика была у всех.

Мы конечно пытались найти хозяев, потому, как кот явно был домашний и взрослый, но так и не нашли никого, кто бы хотел его вернуть. Тогда, свозив котика к ветеринару, проверив и узнав, что ему два года, мы оставили себе это чудо.

Он оказался похожим на Степана только внешне. Совсем другой характер и повадки. Такое умное, аккуратное, но очень трусливое чудо. Его даже одного нельзя оставлять дома, будет плакать, пока не охрипнет. А уж когда гроза, то все бегут его спасать.
Любопытный, всегда смотрит на мир такими глазами, будто видит всё впервые. Очень любит укромные места и ласку, особенно по ночам заставляет гладить себя, когда всем хочется спать.

Есть у него одна особенность. Вы не поверите, но он любит огонь. Наш Киса пугается любого шороха, от негромкого звука несётся сломя голову и зачастую врезается в стены, но огонь, как не странно, он не считает опасным.
То, что пугает всех животных, вызывает в нём интерес. Это надо видеть, он даже служит, что бы поближе рассмотреть и понюхать то, что внушает страх многим, но только не ему.
Вот такой необычный котик поселился в нашем доме и завладел нашими сердцами.

Написано 23.02.2012г.


СЧАСТЬЯ ВАМ - ЛЮДИ!
С уважением, Анна Анакина!
 
Elze Дата: Пятница, 30 Мар 2012, 20:30 | Сообщение # 10
Долгожитель форума
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 3249
Награды: 95
Репутация: 137
applause :applause: applause Риточка - Анечка! Пока прочла только три рассказа - ОЧЕНЬ понравились. В "Рыжий мёд" вообще ушла с головой! Так образно и ощутимо! После "мёда" про инопланетный разум - неожиданный ход, но тоже интересный! В общем - порадовали! Спасибо, что заглянули ко мне, без этого , возможно, прошла бы мимо Вашей странички! В дополнение к сказанному, я отправила Вам личное сообщение - в самом верху окна, там где Ваш профиль, есть "Личные сообщения". Письмо там! Не прощаюсь, обязательно вернусь ещё почитать! Удачи Вам, творческого вдохновения и - с новосельем!

Эльвира Зенина.
 
rekbrjdcrfz Дата: Пятница, 30 Мар 2012, 20:59 | Сообщение # 11
Постоянный участник
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 407
Награды: 18
Репутация: 11
Quote (Elze)
В дополнение к сказанному, я отправила Вам личное сообщение -
- Спасибо, что заглянули. Что-то сообщения не вижу. Может , где-то задержалось в пути.
Спасибо за "новоселье". Недавно на этот сайт пригласила подруга, но не сразу тут обосновалась. Пока изучаю. Заглядываю на странички в библиотеке. Потихоньку сюда буду кидать свои опусы. Пишу только прозу и крупноватую. Вот выбираю, что помельче. Надеюсь и другие работы понравятся. Хотя из мелкого сказки в основном на современный лад.
Но если будет желание у сайтовцев, буду закидывать и романы по частям.
Ещё раз спасибо, что зашли.

____________________________________________________________________________

Добавлено (30.03.2012, 20:59)
---------------------------------------------
Небольшой поучительный рассказ о том, что врать вредно.

***

МукА

— Вовка! — выглядывая из окна второго этажа длинного, в четыре подъезда двухэтажного дома, кричала полная, симпатичная женщина, чуть не вываливаясь от гнева.
— Ты, что тут ещё делаешь? Я когда тебя в магазин отправила?
— Щас, — отозвался, не оборачиваясь, мальчик лет двенадцати, ремонтировавший велосипед пятилетнему Серёжке из соседнего подъезда. Рядом на лавке сидела баба Мотя, всезнающая и вездесущая. Вдоль невысокой оградки за лавкой стоял Вовкин велосипед.
— Кому сказала, быстро в магазин, — не унималась женщина.
Вовка схватив свой велик, перекинул ногу через седло и, заметив, что мать исчезла в окне, вернулся в первоначальное положение. Уложив аккуратно велосипед на землю, чтоб не задеть звонок, он вновь занялся Серёжкиным велосипедом. Тот с нетерпение стоял рядом и крутил попой, согнувшись и упершись руками о свои колени.
С какой-то там попытки цепь всё-таки встала на место и, крутанув заднее колесо Серёжкиного «Школьника» Вовка с широкой улыбкой на лице и измазанными машинным маслом носом и ушами поставил перед пацаном велосипед.
— На, катайся, но больше в гаражи не врезайся.
— Ага, — радостно произнёс мальчик и потряс велосипед, проверяя надёжность цепи.
Вовка вытер руки носовым платком и сунул его в задний карман спортивных брюк. Поправил закатанные штанины и, подняв велосипед, собрался сесть на него.
— Ты ещё тут? Хватит прохлаждаться. Давай быстро за мукой, — мать, услышав плач младшей Вовкиной сестры, скрылась в окне.
— За мукой послала? — поинтересовалась баба Мотя.
— Ага, — отозвался Вовка.
— Так на прошлой неделе мать покупала. Я её в магазине видАла, ужо всюЁ что ли съели? — уцепилась бабка за руку Вовки.
— Ага. Съели, вместо сахара, — ответил он и одёрнул руку. Вовка недолюбливал эту сующую везде свой нос старушку. Сколько раз она жаловалась на него матери, просто так, из вредности. А Вовке потом попадало не за что.
Но баба Мотя не собиралась отпускать его. Она, опираясь на бадажок, встала и ухватилась за руль.
— Ну, чего? — попытался Вовка оторвать от неё велосипед.
— Купи мне тоже.
— Куда? — попытался возмутиться мальчик.
— Мне мама сказала три пакета купить. У меня как раз только три и вмещается, — показал он на свой багажник.
— Да и девять килограмм и так для колеса много, не-а, не куплю.
— А зачем вам три пакета, себе два возьми и мне один.
— Не-а, сказал — не куплю. Там щас всю разберут, а Вы меня не пускаете.
— Чего это всю разберут. Вчерась только машину привезли, я видАла.
— Так вчера бы и взяли.
— Фулиган! — она, отпустив руль, ладонью вскользь ударила Вовку по голове.
— Чего я Вам сделал. Там сейчас не останется и я маме сажу, что это Вы виноваты, — обиженно произнёс мальчик и, садясь на велосипед, оттолкнулся ногой от лавки.
— Куда она там денется.
— Как куда? — описав круг возле подъезда, Вовка крикнул.
— По телику сказали. Муки в стране отсталость на два дня. — и засмеявшись без звука, чтоб бабка не заметила, быстро набирая скорость, скрылся за рядом стоящим домом.

Но, не проехав и ста метров, заметил, как Колька с младшим братом что-то собирают у дороги в сточной канаве. Остановившись и бросив велик он, встал сзади, наклоняясь над ними.
Колька, ругая брата, вытаскивал из канавы червей.
— С самого утра копал, а эта холера банку перевернул.
— Во-во, лови, смотри, как быстро расползаются, — кричал Вовка стараясь дотянуться до расползающейся наживки через хнычущего брата Кольки.

А баба Мотя, не тратя зря время, засеменила, опираясь на бадажок к соседнему подъезду, заметив на лавочке Никифоровну.
— Слышь, новости какие. Мука-то всё, нет муки, — запыхавшись, старушка села рядом на лавочку.
— Чего у тебя Мотя? — зная соседку как местное радио новостей, спросила Никифоровна.
— Так мука-то кончилась. Всё. Нет муки.
— А тебе, зачем мука-то? Ты уж давно ничего не стряпаешь.
— Да не у меня кончилась, а у правительства.
— Как это кончалась. Урожай только собрали.
— А вот так, собрали и продали, По тиливИзиру слышала. Нет муки.
Никифоровна вздохнув, задумалась.
— Точно говорю, нет муки. Ты покупать пойдёшь?
— Да есть у меня два пакета.
— Уууу. Два пакета на твою-то семью. Беги пока в магазине ещё есть.
Никифоровна покачала головой.
— А и то, верно. Пойду ещё парочку куплю, а то вдруг и правда муки не будет.
— Правда, правда. Конечно, правда. И мне пакетик прихвати.

Собрав всех червей, какие не успели расползтись, Колька всё продолжал ругать брата. А Вовка, оказав другу помощь по поимки столь ценного сырья для ловли рыбы, вдруг вспомнил, что мать то его в магазин послала. Вскочив быстро на велосипед, он поехал дальше. Но путь ему перегородила Наташка из параллельного класса.
— Ты куда?
— В магазин.
— Слышал, Толька Степанов упал сегодня утром с сарайки и зуб выбил. Кровищи было. Жуть. Его в город повезли.
— Ух, ты. Теперь, наверно, золотой поставят.

Баба Мотя хотела подняться с лавки, да из подъезда вышла Ольга, недавно родившая двойню. Молодая мамаша вынесла большой таз с пелёнками.
— Постиралась? — поинтересовалась баба Мотя.
Ольга кивнула.
— Мука в стране кончилась, — женщина с удивлением посмотрела на старушку.
— Беги в магазин, может ещё хватит.
— Гришааа, — закричала Ольга, зовя мужа играющего в домино у третьего подъезда.
— Иди сюда скорее.
Молодой папаша нехотя вылез из-за стола и медленно, постоянно оглядываясь на мужиков показывающих ему на костяшки домино, пошёл к жене.
— На, — сунула она ему таз.
— Ты куда? — поинтересовался Гриша.
— Развесь, а я в магазин, — и быстро побежала в подъезд, столкнувшись с соседкой Клавой, женщиной средних лет и услышав от бабы Моти окрик вдогонку «купи и мне пакетик».
Гриша нехотя пошёл к натянутым верёвкам развешивать пелёнки.
Клава вышла из подъезда, ругая Ольгу.
— Вот куда несётся, чуть с ног не свалила.
— Это она за мукой, — ответила баба Мотя и добавила удивлённой женщине.
— Все уже знают, муки не будет, кончилась. Беги пока ещё в магазине у нас есть и мне пакетик купи.
Проводив взглядом Клаву, баба Мотя направилась к доминошникам.

Наговорившись с Наташкой, о том, как у Толика теперь будет язык и вода с лапшой вываливаться через дырку во рту, нахохотавшись вволю, он вспомнил, что мать ему точно всыплет, если муки не купит и, попрощавшись, направился в магазин.
Завернув в проулок, на ближайшую дорогу к магазину он увидел Сашку красившего свой забор. Остановившись Вовка усердно начал объяснять, как надо держать кисть и как правильно водить ею, чтоб не оставлять полос и просветов.

Баба Мотя подойдя к столу и упершись на свой бадажок, обратилась к Фёдору, самому толстому доминошнику.
— Любишь блины Федя?
Тот усмехнулся и, шмыгнув носом, ответил.
— А то. С утра Маринка моя сотню напекла.
— Всё. Больше не будет печь.
— Это почему? — удивившись, он обернулся к бабе Моте всеми своими ста двадцатью килограммами, так, что стол заскрипел, потянувшись за его животом.
— Да потому. Мука в стране кончилась.
— Аааааа, — протянут он, — нам не страшно. Я два мешка на днях купил, там дома ещё с пол мешка оставалось. Так, что без блинов не останусь.
Николай, самый худой мужик не только из доминошников, но наверно из всего посёлка, встал и, извинившись, быстро побежал к своему дому.
— Мне купи пакетик, — крикнула ему вдогонку баба Мотя.

Через три часа Вовка всё-таки добрался до магазина и, бросив рядом велик, запрыгнул на ступеньки перед входом. В дверях стояла женщина, с двумя пакетами муки, прижимая их к себе, как детей. Не дожидаясь пока она выйдет, мальчик, протиснувшись между ней и дверью, вошёл в магазин.

Баба Мотя сидела дома на кухне и радостно смотрела на двенадцать пакетов муки у себя на столе, подсчитывая в уме предстоящие барыши.
А Вовка вытянув руку с деньгами к продавщице, сказал:
— Мне три пакета муки по три килограмма.
Дородная тетка, прикрывая собой два последних пакета стоявших на прилавке, ответила.
— Кончилась мука, больше нет………………………….


написан 21.08.2011 г.


СЧАСТЬЯ ВАМ - ЛЮДИ!
С уважением, Анна Анакина!
 
Elze Дата: Суббота, 31 Мар 2012, 18:38 | Сообщение # 12
Долгожитель форума
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 3249
Награды: 95
Репутация: 137
С большим интересом ознакомилась с жизнью ваших питомцев! Даже не ознакомилась, почувствовала себя и в роли уязвлённого кота Степана, и в роли Даниилуса... Написано очень трогательно, прочувствовано, с любовью! Даже, по-хорошему, позавидовала вашему "живому уголку"! Счастье иметь такую хозяйку! biggrin love
"Мука" вернула в "счастливое" начало 90-х и карточную систему. Как же быстро всё забывается... А с другой стороны, я бы легче смирилась с карточной системой, чем с тем беспределом, что творится сейчас. Удачи, Риточка! Новых творений!!! flower flower flower


Эльвира Зенина.
 
rekbrjdcrfz Дата: Суббота, 31 Мар 2012, 21:35 | Сообщение # 13
Постоянный участник
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 407
Награды: 18
Репутация: 11
Quote (Elze)
Удачи, Риточка! Новых творений!!
- Спасибо flower

Добавлено (31.03.2012, 21:35)
---------------------------------------------
______________________________________________________________________

Для любителей сказок.
***

Первая Фея.

Весь май стояла холодная погода, но сегодня выдался на редкость тёплый день. Чувствовалось, что лето, наконец-то начинает отвоевывать у весны деньки. Воспользовавшись теплом, родители привели малышей на прогулку в парк. На скамейке, около детской площадки, сидела девушка и с некоторой досадой наблюдала за детской возней. Сегодня ей исполнилось шестнадцать. Гости и праздничный обед ждали её, но идти домой она не спешила. Не хотелось прощаться с детством. В руках она держала любимую книгу сказок. Подружки посмеивались над ней из-за этой книги, но читать, что-либо другое она не могла. Самым не любимым предметом в школе была литература. Единственные книги, какие она воспринимала, были старые добрые сказки. Её завораживали русалки и феи, драконы и гномы. Она мечтала оказаться в том мире. Но все мечты осуществлялись лишь во сне. С самого детства засыпая, она оказывалась в зачарованной стране в окружении сказочных героев. Купалось в озере с русалками, гуляла по заколдованному лесу с прекрасными нимфами, бегала в догонялки по волшебным полям с гномами. Но больше всего она обожала летать, сидя на спине своего преданного друга-дракона.
Скоро экзамены и надо что-то делать. Ненавистная тетрадь с вопросами по литературе лежала на скамейке рядом. Девушка посмотрела на неё и, отодвинув в сторону, перевела взгляд на любимую книгу. Раскрыв её, она погрузилась в чтение, забыв о том, что дома ждут гости.

— Светлана, девочка моя, оглянись. Я здесь.
Девушка с трудом оторвалась от книги и обернулась. Позади скамейки, не касаясь травы, парил шар света. В нём находилась настоящая фея с красивыми вьющимися золотыми локонами, в длинном розовом платье. За спиной у неё колыхались небольшие прозрачные крылышки. В левой руке она держала искрящуюся волшебную палочку, а правую — протягивала девушке.
— Ну, иди ко мне, милая, иди, — ласково улыбаясь, звала Фея.
Девушка посмотрела по сторонам. Ни прогуливающиеся по парку, ни мамы с детьми на площадке, казалось и не заметили ничего. Она без страха, испытывая лишь интерес, встала и, подав руку фее, шагнула в шар. Та подхватила её, а затем они вместе вышли из него. Парк исчез, они стояли на знакомом волшебном лугу из снов. Фея, улыбаясь, парила рядом.
— Я, что уснула? — оглядываясь по сторонам, спросила Светлана.
— Нет, на этот раз ты не спишь. Сейчас дождёмся остальных и пойдём в замок
— В замок?! — удивилась девушка. В своих снах она никогда не могла приблизиться к нему, он растворялся, превращаясь с искрящееся облачко, и Светлана просыпалась.
— А он не исчезнет?
— Нет, дорогая, не исчезнет. Сегодня тебе исполнилось шестнадцать, теперь твоё место здесь, как и их, — Фея плавно провела рукой. На лугу в разных местах стали появляться девушки в сопровождении фей. Их лица казались знакомыми, хотя Светлана и девушек, и фей видела впервые. Они, как и она не испытывали ни малейшего удивления от того, что оказались здесь. Лишь любопытство светилось на их лицах, интерес к происходящему и не понимание, почему они стоят на этом лугу, если не спят. Светланина фея взмахнула палочкой и зазвучала не громкая и очень красивая музыка. Все обернулись к ней.
— Поздравляю с благополучным прибытием! Я Главная Фея замка, прошу всех следовать за мной, — она повернулась в сторону величавого, сказочного замка, возвышающегося вдали, и плавно поплыла над самой травой. Все последовали за ней.
Весёлые гномы, выглядывая из-за кустов, стали звать девушек поиграть с ними. Заметив, что некоторые в нерешительности остановились, не зная следовать за ней или погнаться за гномами, Главная Фея остановилась и попросила внимание:
— Я понимаю ваше желание побегать с ними в догонялки, но прошу всех немного подождать, — и погрозила пальцем неугомонным гномам. Те, смеясь, спрятались, но как только Фея повернулась, снова выглянули из своих укрытий и начали корчить и без того потешные рожицы.
Фея, в сопровождении постоянно оглядывающихся девушек, продолжала плавно парить, продвигаясь к замку. Поравнявшись с озером, все остановились. Рыбы стали высоко выпрыгивать из воды, переворачиваясь в воздухе несколько раз. На противоположном берегу из леса вышли единороги и, кивая головами, приветствовали девушек. Тролли осторожно выглядывали из-за деревьев, ища глазами знакомых. Девушки не в силах сдержаться начали прыгать, хлопать в ладоши и звонко смеяться.
Дав немного времени им и волшебным жителям сказочного мира, поприветствовать друг друга, Фея попросила всех продолжить следовать за ней.
Достигнув замка, Светлана, всё ещё сомневалась, не сон ли это? Она и другие девушки остановились в нерешительности, боясь, что замок вновь растворится. Главная Фея звонко рассмеялась:
— Не бойтесь. Теперь он не исчезнет, — она с лёгкостью отворила казавшиеся массивными двери и первой влетела в огромный зал. Девушки, осматриваясь и перешептываясь, зашли следом. Зал казался бесконечным. Всё вокруг сверкало. С потолка, исписанного разными фантастическими сюжетами, свисало несколько люстр, изображающих сказочных героев. Вдоль стен стояли рыцари в золотых доспехах. Из-за опущенных забрал нельзя было понять, живые они или это просто статуи. Главная Фея взмахнула своей палочкой и перед девушками стала вырастать лестница, устланная коврами. Лестница дошла до стены, по которой тут же пошли волны, превращая её в красивые, большие двери. Фея плавно поплыла вверх, приглашая девушек за собой. Когда процессия достигла дверей, они распахнулись, открыв взору широкий коридор, по стенам которого так же стояли рыцари. Коридор заканчивался ещё одной дверью. Фея в сопровождении девушек проследовали мимо стоявших вдоль стен рыцарей или лишь только золотых доспехов к следующей двери. На ней были изображены четыре фигуры.
Вверху, раскинув руки, парила фея в красивом голубом платье. Её длинные золотые волосы развевались на ветру. Небольшие прозрачные крылышки за спиной немного подрагивали. В левой руке она держала волшебную палочку, а правой как бы предлагала войти в комнату, скрытую за дверью.
Немного ниже, слева от неё стояла колдунья в чёрном платье, скрывающим ноги и таком же чёрном треугольном колпаке. Она что-то помешивала длинной палкой в кипящем котле. Казалось, ведьма изредка поглядывает на девушек, подмигивая им.
Справа, окутанная листьями, стояла нимфа с длинными почти до земли зелёными волосами. Она лукаво улыбалась, приглаживая свои прекрасные волосы.
А внизу в озере плескалась русалка. Все услышали её задорный смех.
Главная фея встала перед дверью и обратилась к девушкам:
— Дорогие мои, у вас будет достаточно времени, что бы осмотреть весь замок. А за этой дверью ваша комната на сто дней. Через сто дней вы отправитесь к себе домой. Туда, где вы проведёте всю свою жизнь. Но, что бы узнать, кто есть кто, вы должны войти сюда, — она указала на дверь. — Но прежде, чем вы войдёте, я должна там кое-что изменить. Каждые сто дней к нам приходят только четыре девушки, чтобы пройти обучение и стать теми, кем им суждено было родиться. Но сегодня особый день, который происходит только один раз в тысячу лет, и этот день настал. Вас не четыре, вас в пять раз больше. Скоро вы всё поймёте, немного подождите и я вас позову.
Дверь приоткрылась и, впустив фею, сразу закрылась за ней, оставив девушек стоять у дверей, переглядываясь в ожидании чего-то необычного или сказочного. Через минуту дверь распахнулась. На пороге парила Главная Фея замка и, улыбаясь, пригласила всех войти. Девушки по очереди стали заходить в комнату, осматривая всё вокруг.
Слева в стене располагались четыре ниши, в каждой из которой находилось по четыре, на первый взгляд почти не отличающихся друг от друга кровати. В правой стене была большая арка, открывающая вид соседней комнаты с ванными и бассейном, а вот передняя стена была особенная. Четыре большие кровати располагались около четырёх балконов. Каждая кровать отличалась от других трёх.
Первая кровать напоминала облако. Она как бы парила над полом, несколько подушек — облачков были раскиданы по ней. Над кроватью весело ещё одно облако и с него спускались воздушные пологи.
Вторая кровать стояла прочно на полу на витых дубовых ногах. И одеяло и подушки казались, были сотканы из мягкой зелёной травы и лежали на таком же травяном матрасе-ковре. С потолка спускались нежные лианы, украшенные разными цветами.
Третья кровать, хоть и была чёрного цвета, но совершенно не казалась мрачной. Она выглядела очень удобной и красивой. Чёрный, со звёздами, просвечивающийся, воздушный палантин немного скрывал внутреннее убранство, но это только придавало загадочность кровати и вызывало интерес. Четвёртая кровать напоминала небольшое озеро. Одеяло и подушки не были сотканы из воды, они выглядели вполне обычно, но по краям кровати росли лилии и камыши, что и делало её похожим на озеро. А палантин выглядел, как настоящий водопад.
Войдя в комнату, девушки осмотрелись. Появилось ощущение, что они вновь оказались на волшебном лугу. Пол, устланный мягким, зелёным ковром походил на молодую травку. Все стены были исписаны деревьями с выглядывающими из-за них сказочными животными, а по потолку проплывали облака.
— Выбирайте, — сказала Главная Фея замка и обвела рукой комнату.
Светлана, не раздумывая, подошла к первой кровати и, откинув полог палантина, прыгнув в облако, зарылась в подушки.
— Значит, я не ошиблась в тебе.
Светлана обернулась. Рядом с кроватью парила Главная Фея замка.
— Ты выбрала именно своё место, как и все остальные.
Девушка обвела взглядом комнату. Все новые подруги заняли места на кроватях. Фея поднялась к потолку и взмахнула своей палочкой. Комната наполнилась красивой музыкой. Девушки посмотрели на Фею.
— Дорогие мои! — обратилась она ко всем с улыбкой. — Теперь вы все нашли своё место. Вам предстоит провести здесь сто дней до полного перевоплощения. Вы все сделали свой выбор, и он правильный, по-другому и не могло быть. Вы понимаете, что вы все особенные. Шестнадцать лет вы провели, готовясь к сегодняшнему дню, и он настал. Этот замок теперь ваш дом на сто дней, вы должны многому научиться за этот небольшой срок, но сегодня у вас праздник. Сегодня заканчивается ваше детство, сегодня вы прибыли к нам, сегодня день вашего рождения. Так будем праздновать!
Девушки хором закричали:
— Ура, будем праздновать! — к потолку полетели подушки. Кто-то захлопал в ладоши и все дружно поддержали. Главная Фея подняла свою палочку и взмахнула ей. Около каждой кровати появился сундук.
— А сейчас переодевайтесь, а я буду ждать вас для празднования в зале торжества. Старшая по комнате вам покажет дорогу, — Фея указала на Светлану. Глаза всех девушек с удивлением посмотрели на неё. Светлана вдруг осознала, что знает, как пройти к залу торжества. В голове, как по волшебству стали возникать коридоры и залы. Через мгновение она видела всё расположение замка. Светлана встала и неожиданно для себя сделала реверанс.
— Ну, вот и прекрасно, — продолжила Фея, — а теперь мне пора готовиться к празднику, — и, хлопнув в ладоши, исчезла.

Сто дней пролетели, как один. Ежедневно во внешности девушек происходили незначительные, чуть заметные, изменения, на которые ни они сами, ни другие казалось, и не обращали внимания. Занятия проходили в игре. Узнавая, что-то новое, девушки понимали, что всё это они уже давно знали, просто до нужного времени все их знания о мире волшебства спали где-то глубоко в их душах, а теперь они вырывались наружу. Очень быстро девушки разделились на группы. У Светланы, теперь её называли Старшая по комнате, появились новые четыре подруги, такие, каких у неё никогда ещё не было. Они впятером проводили вместе все дни, бегали по волшебным лугам, пытаясь поймать неуловимых гномов. Птицы не опасаясь, садились к ним на руки и, щебеча, рассказывали о своей жизни. Прогуливаясь по сказочному лесу, девушки узнавали всё больше и больше о жизни его обитателей. Они даже не задумывались, почему понимают язык птиц и зверей. Просто всё, что рассказывали им обитатели в этом волшебном мире, девушки хорошо понимали и отвечали птицам и животным на их же языке. Собираясь по вечерам в спальне, они рассказывали друг другу о своих приключениях, произошедших за день.
Обладательница второй кровати, со своими четырьмя подружками все дни проводила в лесу. Возвращаясь, она рассказывала разные истории о сказочных животных, о заколдованных деревьях. Все слушали с интересом и восторгом. Когда наступала очередь делиться новостями хозяйке третьей кровати, все с интересом узнавали о жизни болотных обитателей. Лешие, кикиморы, жабы-перевёртыши и многие-многие другие жители волшебных болот делились с ней секретами.
Хозяйка четвёртой кровати со своими подругами все дни проводила у озера. Рассказы рыб о приключениях в волшебном озере были ни менее интересны.
Узнав друг у друга о дневных происшествиях, девушки довольные проведённым днём, крепко засыпали, чтобы, проснуться на утро с новыми силами и продолжить узнавать всё больше и больше нового о волшебном мире.

На сотый день, Светлана проснулась от громкого, звонкого смеха. Она с другими девушками, спрыгнув с кровати, побежала в соседнюю комнату. По четырём углам бассейна сидели, свесив в воду серебристые хвосты, четыре русалки и расчёсывали свои длинные, похожие на морские волны, волосы. А в самом бассейне, смеясь, плескалась самая красивая русалка, какую только можно представить. Она била по воде золотым хвостом и от его блеска вода казалась позолоченной. Её прекрасные волосы колыхались на воде от волн, создаваемых хвостом. Казалось, что это не волосы, а нежные водоросли, окутывали её. Запрокинув голову, русалка громко смеялось. Её смех разносился по всему замку, как тысяча звонких колокольчиков.
— Поздравляю, дорогие мои, трансформация завершилась, — над бассейном появилась Главная Фея замка. Она парила в воздухе, слегка помахивая своей волшебной палочкой. По комнате прокатилась волна, колышущая воздух и переливающаяся всеми цветами радуги, изменяя не только одеяние девушек, но и их облик. Светлана поняла, что ночная сорочка исчезла и на ней новое голубое платье. Она не видела его раньше в своём сундуке.
Русалка перестала смеяться. Она ловко, ударив хвостом по воде, села на край бассейна.
Все смотрели на Главную Фею замка, ожидая услышать что-то очень важное. Она плавно спустилась на пол возле Светланы и, поклонившись ей, сказала:
— Я рада приветствовать Вас, Первая Фея.
Все окружавшие так же поклонились. Светлана обвела взглядом комнату. За её спиной, склонив в почтении головы, стояли четыре её подруги, её свита. Их золотистые волосы немного развевались, хотя ветра не ощущалось, а небольшие прозрачные крылышки за их спинами, слегка подрагивали.
Слева от Светланы, слегка наклонив голову в знак уважения, стояла Первая Колдунья со своей свитой. Её чёрные, прямые волосы, спускающиеся ниже плеч, завораживали своим блеском. Она в покорном молчании ещё больше склонила голову под взглядом Первой Феи.
По правую руку от Светланы, укутавшись в зелёные волосы, как в одеяла стояла Первая Нимфа со своей свитой.
А перед Светланой, у её ног, опустив глаза, лежала на краю бассейна прекрасная русалка, Королева всего подводного мира, со своей свитой. Несколько минут в комнате стояла полная тишина.
Затем Первая Фея обратилась к Главной Фее замка.
— Уже всё готово?
— Да, — не поднимая головы, ответила Главная Фея, — все уже оповещены. И за всеми направлены эскорты.
Первая Фея ещё раз окинула взглядом присутствующих.
Она увидала, как тысячи колдуний по всему миру готовятся к встрече со своей новой Первой Колдуньей.
Она улыбнулась, заметив, как волнуясь, запрягают прекрасных морских животных и украшают раковину, в которую скоро сядет Королева Русалка и отправиться к своим подданным.
Она засмеялась, видя, какой переполох возник в сказочных лесах в ожидании Первой Нимфы.
— Тогда, — Первая Фея обратилась ко всем, — собирайтесь. А я хотела бы на прощанье ещё прогуляться по парку.
— Как Вам будет угодно. Не смею Вас задерживать, — и Главная Фея замка исчезла.
Первая Фея всего волшебного мира взмахнула своими прозрачными, переливающимися на воздухе крылышками и выпорхнула в спальню, а оттуда через свой балкон на прекрасный сказочный луг. Следом за ней отправилась и её свита из четырёх Фей. Остальные, бывшие девушки, а теперь перевоплощенные новые обитатели волшебного мира, занялись приготовлением к предстоящему отъезду.
Первая Фея проплыла над лугом и опустилась на то место, куда она ступила сто дней назад. Сто дней для неё, но не для тех, кто остался там, по ту сторону. Теперь она знала, что девушка осталась сидеть на скамейки в парке, это она — Первая Фея шагнула в шар света, освободив девушку от своего присутствия. Теперь она понимала, что её душа просто спала в чужом теле, а сто дней назад вырвалась на свободу. Сто дней для неё, но не для той девушке, что осталась сидеть на скамейке. Теперь она знала, что там прошло шестнадцать лет, и как только она шагнула в светящийся шар, на Земле родилась ещё одна будущая Фея. И теперь пришло её время. И когда Главная Фея замка проведёт её сюда, то она — Первая Фея всего сказочного мира уже покинет это место. Она будет далеко, там, где её ждут с нетерпением. Там, где она будет Первой Феей тысячу лет, пока не настанет время для другой.
Она ещё не видела, но уже чувствовала, его сильное желание встретится с ней, со своей госпожой. Чувствовала его приближение, чувствовала биение его большого и доброго сердца, чувствовала волнение, передающиеся ей с каждым взмахом его огромных крыльев.
Далеко в небе показалась небольшая точка. Она росла с каждой секундой, приближая их долгожданную встречу. Вернее и преданнее друга у неё никогда не будет. Им предстоит провести многие годы вместе, и когда придёт её час оставить этот мир, он уйдёт вместе с ней.
Точка в небе, появившаяся несколько секунд назад уже превратилась в молодого, красивого, извергающего огонь в знак приветствия своей госпожи, дракона. Сделав несколько кругов над лугом, он приземлился, протянув крыло Первой Фее. Она быстро пробежала по нему и села у самой шеи. Прижавшись к нему, бывшая девочка, утирая слезу, сказала:
— Я так по тебе соскучилась. Теперь мы всегда будем вместе.
Её свита из четырёх Фей удобно расположились за своей госпожой на широкой спине дракона.
— Ну, вот и всё, мой друг, летим домой!
Дракон кивнул головой и, взмахнув крыльями, поднялся в небо, унося на себе ту с которой теперь уже не расстанется никогда. Долгие сто дней разлуки закончились, и теперь он летит с ней по небу, превращая сон в сказку.

Написан рассказ в 2006 году


СЧАСТЬЯ ВАМ - ЛЮДИ!
С уважением, Анна Анакина!


Сообщение отредактировал rekbrjdcrfz - Суббота, 31 Мар 2012, 21:39
 
artsvet37 Дата: Воскресенье, 01 Апр 2012, 14:26 | Сообщение # 14
Житель форума
Группа: МСТС "Озарение"
Сообщений: 598
Награды: 36
Репутация: 32
Здравствуйте! Очень понравился "Рыжий мед". Хочется верить в добро и чудеса...

Светлана Артемьева
Авторский сайт
 
rekbrjdcrfz Дата: Воскресенье, 01 Апр 2012, 22:10 | Сообщение # 15
Постоянный участник
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 407
Награды: 18
Репутация: 11
Quote (artsvet37)
Хочется верить в добро и чудеса...
- спасибо, действительно хочется и если верить чудеса обязательно сбываются))

___________________________________________________

Ещё один небольшой рассказ, но придется на 2 части поделить. не проходит по объёму.

Как часто в жизни мы встречаемся с ошибками правосудия. Может, теперь после того, как милиция стала полицией, глупых ошибок будет меньше.
Может, полицейских не будет интересовать только план по поимке и раскрытию, а будет на первое место выходить ИСТИНА……………
***
СУД
1 часть


— Встать, суд идёт!
На скамье подсудимых сидела молодая женщина. Если бы не её грудь, выдававшая в ней кормящую мать, то едва ли кто-то мог назвать её женщиной, скорее подросток. Худенькая, невысокого роста, с большими карими глазами, она смотрела на происходящее не взглядом непонимания — зачем она тут, не взглядом вины и даже не взглядом надменности. Она совсем не была похожа на ту, о которой так подробно читал прокурор:
— …… узнав, что погибший оставил завещание не только на подсудимую, но и ещё на одного незнакомого человека в равных долях, направилась к нему с целью выяснения причин, побудивших его так поступить. Придя к отцу, прямо на пороге его квартиры у них завязался спор, вследствие которого подсудимая нанесла ему удар в грудь. При падении погибший ударился головой о тумбочку, стоявшую в коридоре. Подсудимая, не оказав ему помощи, поспешно скрылась, оставив беспомощного человека умирать ……

Подсудимая смотрела по сторонам, но не видела никого, она как — будто не понимала, почему её привели сюда, и всё время оглядывалась на дверь, из-за которой еле слышен был плач ребёнка. Подошло время кормления, о чём явственно свидетельствовало проступившее молоко на её кофточке. Набухшие груди ломило, и думать сейчас мать могла только о голодном ребёнке.
— …… Подсудимая, Вы слышите меня? Адвокат, растормошите Вашу подзащитную, — раздражённо говорила судья.
Пожилой мужчина в очках, сидевший перед подсудимой, повернулся к ней и, наклонившись, что-то тихо сказал. Но женщина-подросток не услышала его, она слышала, только плачь, и видела, как муж с сыном на руках ходит по коридору, стараясь успокоить ребёнка. Малыш отказывался от бутылочки. Противная на вкус соска совсем не походила на тёплую материнскую грудь. И малыш всё громче и громче требовал подать дорогое и любимое и плевался от прикосновения к его маленьким пухленьким губкам такой ненавистной соски.
— …… Да, что же это такое, адвокат! — повысив голос и стуча молоточком, судья вновь и вновь обращалась к пожилому, вспотевшему от волнения мужчине.
Тут подсудимая вдруг поняла, где находится, и резко встав с места, обратилась к судье:
— Пожалуйста, разрешите мне его покормить, я Вас очень прошу.
— Вы о чём? — удивилась судья, но тут адвокат сам попытался разъяснить ситуацию:
— Ваша честь, извините. Муж подсудимой опоздал, и она не успела покормить ребёнка, а секретарь отказалась попросить Вас немного задержать начало судебного процесса.
— Какой ребёнок? — судья внимательно стала вглядываться в дело. — Но, тут не указано, что Вы кормящая мать?!
— Так, моя подзащитная и была под подпиской о не выезде именно из-за того, что она кормящая, только сегодня утром её арестовали перед судом, — объяснил адвокат.
— Почему прокуратура упустила этот момент? — обратилась судья к прокурору, молодой женщине. Та, встав, попыталась что-то сказать, но судья её резко оборвала, махнув рукой.
— Сядьте. Объявляю перерыв на час.

Поев, малыш быстро уснул. Молодая мать не хотела передавать сына мужу. Оставалось несколько минут до начала заседания и так не хотелось верить, сидя в адвокатской комнате с ребёнком на руках, и в объятиях любимого, что скоро это всё закончится. В голове постоянно крутились похороны отца, арест и мысль о том, что она может надолго расстаться и с ними. Единственными, кто остался у неё в этой жизни, с сыном и мужем. Она не понимала, что случилось. Отца убили и её обвинили в его смерти. Но почему? В тот день она не была у отца, хотя и заходила к нему часто, два-три раза в неделю. Но не в тот день. И почему, же соседка, такая добрая, отзывчивая, всегда помогавшая им сказала «Видела я её», и именно в то время, когда был убит отец.

— Встать, суд идёт.
Вновь Лариса Андреевна Ивашова сидела на месте, где ей совсем не положено было находиться. Ларочка, как называл её отец, Андрей Ильич Сергачёв, погибший два месяца назад. Следователю не составила труда очень быстро, практически за несколько минут принять решение, кто убил пожилого человека. И отметая показания мужа и свекрови подозреваемой, как заинтересованных лиц, он быстро оформил все нужные показания и отправил дело в суд. Главное было не затягивать, и он справился с этой задачей быстро и хорошо.

Прокурор представляла доказательства вины, но Ларочка не слышала её. Наклонив голову, обвиняемая уже смирилась со своим положением и только мысли о сыне заставляли непослушные слёзы течь из глаз. Чтоб скрыть слёзы от посторонних, Лариса, всё ниже и ниже опускала голову.
Судья внимательно смотрела на молодую мать и, слушая прокурора, предчувствовала, что не так всё гладко в этом деле. Хотя перед глазами судьи не раз представали с виду совсем невинные люди, но оказывающиеся в итоге осужденными, но что-то в этой женщине, практически ещё ребёнке не давало поверить в то, что именно она совершила данное преступление.
Адвокат молчал, но постоянно поглядывал на телефон, лежавший перед ним на столе.
Судью удивляло такое его поведение. Казалось, что не только подсудимую, но и адвоката не интересует происходящее на процессе. Каждый из них были заняты своими мыслями, чему, видимо, прокурор была весьма довольна. Она бойко задавала вопросы сначала первому свидетелю семидесятипятилетней Клавдии Ивановне Кукушкиной, соседке, хорошо знающей и погибшего и его дочь. Семья Сергачёвых въехала в их дом почти двадцать лет назад в составе двух человек, отца и полугодовалой девочки. Выяснив всё у свидетеля Кукушкиной, прокурор перешла к допросу второго свидетеля Ольги Степановны Гончар.
Лариса впервые увидела этого, так называемого, свидетеля на опознании, но Гончар с уверенностью указала на неё. Именно Ларису она видела в день и время убийства отца, выбегающую из подъезда его дома.
Адвокат оставался равнодушным и при допросе второго свидетель. Зная Анатолия Филипповича Петренко, как очень дотошного человека, проверяющего лично показания свидетелей и всегда старавшегося помочь подсудимым, выискивая любые лазейки для смягчения приговора, и то, что сейчас он вёл себя так странно, сильно удивляло судью.
Прокурор объявила, что был и ещё один свидетель, сосед, вышедший покурить на лестничную площадку и заметивший через открытую дверь погибшего, лежавшего у себя в квартире. Он и вызвал милицию и скорую помощь. Но присутствовать на процессе не может, так как в данное время находится на лечении в больнице, но в деле есть его показания. Прокурор, хорошо поставленным голосом, с выражением прочитала показания третьего свидетеля.
После окончания допроса свидетелей, судья попросила подойти к ней адвоката.
— Что происходит, Анатолий Филиппович? Вы так уверены в виновности Вашей подзащитной или Вам нездоровится?
— Она не виновна, — очень спокойно ответил адвокат, смотря в глаза судье.
— Тогда в чём дело?
— Я жду свидетеля.
— Свидетеля? — судья удивлённо посмотрела в зал, потом на адвоката. — Вроде только два свидетеля заявлены.
— Видимо я буду просить отложить процесс.
Судья в очередной раз вздёрнула брови.
— На основании чего?
Тут телефон адвоката, мирно лежавший на столе, завибрировал. Несильный жужжащий звук не дал ответить судье. Адвокат извинился и быстро вернулся к своему месту.
Взяв в руки телефон, он с улыбкой покачал головой и произнёс:
— Ну, вот и всё.
— Анатолий Филиппович, я вынуждена Вам напомнить о том, что телефоны в процессе должны быть отключены! — возмущённо произнесла судья.
Адвокат, улыбаясь, посмотрел на неё, тем взглядом с каким он всегда выигрывал дела, чем смягчил не очень её сильный гнев и дал понять, что процесс только начинается, и именно с этого сообщения, которое видимо по всему, адвокат так ждал.
— Ваша честь! У меня просьба допросить ранее не заявленного свидетеля. Это Эльвира Эдуардовна Кламм, она ожидает в коридоре. Её показания очень важны.
Судья повернулась к прокурору, но задать вопрос не успела.
Представитель прокуратуры, Ольга Евгеньевна Проскурина, начинающий прокурор, это, был её первый процесс, и уже ожидая победы, ей совсем не желательно было появление ещё какого-то свидетеля.
— Я не вижу необходимости в допросе неизвестно откуда взявшегося свидетеля, — с возмущением заговорила она. — В деле ясно указано, что кроме уже допрошенных, свидетелей не было.
— Видимо у адвоката другой взгляд на данное дело, — судья даже обрадовалась появлению нового свидетеля. Хоть и не положено принимать ту или иную сторону до окончания процесса, но всё-таки судья испытывала симпатию к этой совсем юной маме.
— Пригласите свидетеля, — обратилась она к приставу и в знак согласия кивнула адвокату.
В зал вошла пожилая женщина. Идти ей было трудно, она, опиралась на тросточку, и пристав помог ей дойти до места допроса.
— Вам удобно стоя давать показания или лучше присесть? — обратилась судья к новому свидетелю.
Женщина, тяжело дыша, покачала головой, в знак согласия. Пристав поставил стул к месту допроса и помог свидетельнице сесть.
После необходимой процедуры проверки личности нового свидетеля, судья обратилась к адвокату:
— Анатолий Филиппович, свидетель Ваш.
Адвокат встал и подошёл к свидетельнице. Теперь он не выглядел, как уставший, пожилой человек. Было ясно, что тузов в рукаве он припас немало.
— Эльвира Эдуардовна, — обратился адвокат к пожилой женщине, — скажите, где и кем Вы работали в тысяча девятьсот девяносто первом году?
Прокурор, не дожидаясь ответа свидетеля, встала и возмущённо поинтересовалась:
— Причём тут девяносто первый год? Мы разбираем события этого года, а не девяносто первого.
— Ольга Евгеньевна! — остановила её судья. — Мы Вас внимательно слушали, теперь не надо мешать адвокату, это его право. Он только начал допрос и давайте послушаем.
— Ноооо …, — попыталась возразить прокурор, — я просто не понимаю…
— Вот и давайте выслушаем ответ свидетеля, — уже более строго произнесла судья.
Прокурор, выпятив губки, выражая тем сильное неудовольствие, присела на своё место.
Судья кивнула адвокату, давая понять, что он может продолжить.
— Я повторюсь, — начал адвокат, но свидетель, взяв его за руку, сказала:
— Я помню вопрос, у меня проблемы с ногами, а не с мозгами. Я готова рассказать всё, что рассказывала Вам, — она перевела взгляд на судью.
— Я немного испугалась, когда адвокат пришёл ко мне, и потому отказалась быть свидетелем. Но я уже в таком возрасте, что пора подумать и о душе, — и посмотрев на подсудимую, продолжила:
— Я очень виновата перед тобой девочка и перед твоим отцом, но я думала, так будет лучше, — она замолчала, вытерла глаза носовым платком и что-то тихо сказала адвокату.
— Да, конечно, — кивнул тот и попросил у пристава принести стакан воды для свидетеля.
Пока Эльвира Эдуардовна пила воду и утиралась всё тем же платком, присутствующие сидели и смотрели на неё в напряженном ожидании. И подсудимая, понявшая, что сейчас она может узнать что-то важное, и свидетель — соседка, и вторая свидетель, проходившая мимо, и судья. Только прокурор продолжала нервно елозить на своём месте, будто сидела она не на стуле, а на гвоздях. Появление неизвестно откуда взявшейся старушки не сулило ничего хорошего. Она помнила напутствие районного прокурора: «Дело лёгкое, справишься. Первое дело всегда надо выигрывать, а то проиграешь и всё, так и будут считать тебя нюней. И ничего серьезного доверять не станут»
Не слишком длинная пауза всё-таки ввела присутствующих в состояние нервозности, особенно случайного свидетеля Ольгу Степановну Гончар. Она постоянно оглядывалась на дверь, как бы желая уйти. От внимания адвоката это не могло ускользнуть. Он обратился к судье:
— Ваша честь! Я бы хотел, не прерывая допрос, задать вопрос свидетелю Гончар.
Судья, кивнув, ответила:
— Конечно, это Ваше право, да и пока, что допроса нового свидетеля мы не наблюдаем.
Адвокат улыбнувшись, наклонил голову немного на бок и обратился к Ольге Степановне:
— Вы не могли бы повторить свои показания?
— Надо было слушать, когда свидетели давали показания…, — не выдержав, прокурор негромко, сказала с места, но взгляд судьи остановил её от дальнейшего выражения недовольства.
Адвокат вновь обратился к свидетелю.
— Пожалуйста, повторите свои показания.
— И встаньте, — добавила судья, — когда отвечаете на вопросы суда нужно вставать.
Гончар, встав, повторила, что уже говорила раньше:
— Я проходила мимо и видела, как эта девушка выбежала из подъезда, а потом оттуда выбежал мужчина и закричал, что его соседа убили. Вскоре подъехала милиция и скорая помощь, ну так, как я видела девушку, то и сказала об этом. Меня и записали в свидетели.
Гончар, произнеся эти слова, как заученный стих, хотела сесть, но адвокат остановил её вопросом.
— А, что вы делали у дома погибшего? Вы же живёте в другом районе? — такой несложный вопрос привёл свидетеля в замешательство. Она что-то пыталась сказать, но запнувшись опять начала озираться на дверь. Эльвира Эдуардовна обернулась и внимательно посмотрела на свидетеля Гончар. Встретившись взглядом, Ольга Степановна заволновалась ещё больше и присела на стул, не ответив на вопрос адвоката.

___________________
Продолжение чуть ниже.


СЧАСТЬЯ ВАМ - ЛЮДИ!
С уважением, Анна Анакина!


Сообщение отредактировал rekbrjdcrfz - Понедельник, 02 Апр 2012, 21:07
 
Awgust Дата: Понедельник, 02 Апр 2012, 10:06 | Сообщение # 16
Постоянный участник
Группа: Друзья
Сообщений: 130
Награды: 7
Репутация: 2
Я ПРОЧИТАЛ ВАШ РЫЖИЙ МЕД. У ВАС ЗАМЕЧАТЕЛЬНАЯ ПРОЗА!!! РАД ЗНАКОМСТВУ!!!

Владимир Макарченко
 
rekbrjdcrfz Дата: Понедельник, 02 Апр 2012, 21:02 | Сообщение # 17
Постоянный участник
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 407
Награды: 18
Репутация: 11
Quote (Awgust)
РАД ЗНАКОМСТВУ!!!
- спасибо, тоже рада flower

_____________________________________________________________________

Продолжение...

СУД
2 часть


— Ну, если это такой сложный вопрос, — продолжил адвокат, поворачиваясь к судье, — думаю, мы вернёмся к нему позже, когда свидетель Гончар сможет на него ответить, — и, обратившись вновь к Эльвире Эдуардовне, спросил:
— Так каков же будет Ваш ответ на мой вопрос?
Откашлявшись, новоявленный свидетель начала свой рассказ:
— Я тогда работала в доме малютке №6 заведующей. Мне давно уже надо было на пенсию, но не на кого было дом оставить. Все такие же, как я. Молодёжь не желала приходить к нам на работу, да ещё и время такое было…, — она на минуту остановилась, возможно, чтоб собраться с мыслями или просто перевести дыхание. Сделав ещё несколько глотков воды, свидетель продолжила:
— Да и честно сказать, кроме этих детей у меня никого и не было. Я хорошо помню, как к нам привезли двух малышек, сестёр — близняшек. Мать у них при родах умерла, а отец попал в больницу.
При этих словах подсудимая очнулась от своих мыслей. Слова о смерти матери и болезни отца вернули её в зал заседания. Холодок пробежал по спине. Слушая свидетеля, она всё сильнее подавалась вперёд.
— Родители были уже не молодые и детки были долгожданные, — продолжала свидетель.
— Помню, в сопроводительных документах было указано, что при пожаре пострадал отец, пытавшийся вытащить из огня беременную жену. Но так, как она сильно надышалась угарного газа, это спровоцировало преждевременные роды. Ну, роды были тяжелые, и мать погибла, — свидетель сделала несколько глотков воды, и хотела продолжить, но её прервала подсудимая. Лариса встала и, наклонилась сильно вперёд, как бы желая дотянуться, до сидящей у места допроса, свидетельницы.
Она помнила, как в детстве отец часто рассказывал ей о маме. У всех были мамы, но только не у неё. Лариса знала, что в доме, где жили родители, случился пожар. Андрей Ильич Сергачёв, отец подсудимой, вытаскивая из горящего дома потерявшую сознание жену, сильно пострадал и почти два месяца провёл в больнице. В результате он навсегда остался инвалидом, а Лариса потеряла маму. Но о том, что у неё была сестра, отец никогда не говорил. А то, что это свидетель рассказывала именно о ней, у Ларисы сомнений не было. Она знала, что провела в доме малютке несколько первых месяцев своей жизни, пока не выписался отец и пока не получили они новую квартиру.
— У меня есть сестра?! — с удивлением и волнением прокричала подсудимая. Судья даже не остановила её. Такой поворот обещал появление новых данных в деле.
Эльвира Эдуардовна кивая Ларисе, продолжила:
— Да, была у тебя сестра. Но так сложились обстоятельства, что я …, — она, тяжело вздохнув, опустила голову и тихо сказала:
— Я виновата, я думала, так будет лучше.
Лариса смотрела то на свидетеля, то на адвоката, то поворачивалась к судье. По щекам у неё текли слёзы.
«Сестра, родная сестра, как же так, почему отец никогда не говорил ей об этом»
— Вы сказали, была сестра, — обратилась судья к свидетелю.
Эльвира Эдуардовна кивнув, продолжила свою историю:
— Да, была. Вскоре их отец выписался из больницы и пришёл ко мне. Он сразу заявил, что от детей не откажется, ни при каких обстоятельствах. Жить ему было негде. Он временно поселился в общежитии того завода, где работал. Но так, как получил увечье, то на той работе не мог остаться. Я помню, он говорил, что его обязательно трудоустроят и с жильём помогут. Точно не знаю точно, сколько ему было тогда лет, но больше сорока, это я хорошо помню. Он давно работал на этом заводе, и хотя, вы же помните, как было в тот год, но всё — таки в итоге ему дали квартиру. И он хотел сразу забрать детей. А я предложила, чтоб они остались у нас до году. Это было возможно. Он мог их навещать по выходным. Всё равно их бы не взяли ещё в ясли, а жить на пенсии его и детей, это всё равно было мало. Ему надо было подыскать работу. Он согласился. Мы всё оформили. А вскоре к нам в дом малютки пришла одна семейная пара. Муж был каким-то высоким партийным работником и хотел, чтоб ребёнок был обязательно маленьким, и здоровым, не от наркоманов или алкоголиков. Чтоб было известно кто родители. А таких деток тогда у нас было только двое — сёстры Сергачёвы. Другие все подкидыши или забранные у лишённых родительских прав алкоголиков. Мне очень тяжело было решиться, но поймите меня, ведь отец девочек стал инвалидом, да ещё и не молодой. Ведь понятно, что ему будет очень трудно с одной, а уж с двумя и подавно.
— И Вы решили отдать им одну из сестёр, — поинтересовался адвокат.
— Не сразу.
— А когда? Когда они предложили Вам крупную сумму? — уточнил Анатолий Филиппович.
— Нет. Нет. Я не брала денег. Нет. Но понимаете, очень плохо было с продуктами. Овсянка, пшено, картошка, и никаких фруктов. Конец девяносто первого, мне детей кормить было нечем. Я сказала, что приобретите на эти деньги продукты, вещи и оформим всё, как помощь. Тогда… и я смогу им помочь.
— И вы продали мою сестру?! — подсудимая внимательно слушала, шепча всё время что-то очень тихо, и только выкрикнула последнюю фразу.
— Нет. Нет. Девочка. Я не продала её…, нет, я спасала её и всех детей. К тому же тот человек пригрозил, если я не отдам им ребёнка, он докажет, что я беру взятки. Но это неправда. Я никогда не брала денег. Но он был очень высокопоставленный чиновник. Я испугалась.
— И отдали им одну из сестёр Сергачёвых. А как же Вы объяснили это их отцу? — поинтересовалась судья.
Прокурор так же уже с интересом слушала исповедь нового свидетеля, хотя и поняла, что неспроста адвокат всё это затеял.
— Да, — обречённо ответила Эльвира Эдуардовна, — я отдала им одну из девочек. Но сначала я обманула их отца. Когда он пришёл навестить дочек, я рассказала ему, что одна из девочек тяжело больная. Сразу после рождения были подозрения, но нужно было провести некоторые обследования и мы не стали его пугать раньше времени. Ну, а теперь известно, что ей нужна срочно операция на сердце. И есть семейная бездетная пара, которая готова её удочерить и имеют средства, чтоб вывезти за границу на лечение, в Израиль или в Германию. Андрей Ильич отказался от такого предложения и сказал, что сам найдёт деньги. И тогда я дала ему подписать бумаги о том, что он ознакомлен с состоянием здоровья одной из дочерей — Леночки Сергачёвой. Он подписал.
— А через неделю его поставили перед фактом, что ребёнок уже не его, — продолжил речь подсудимой адвокат. — И тот документ, что Сергачёв подписал, оказался с дополненным текстом? — уточнил он у свидетеля.
— Да, — кивнула Эльвира Эдуардовна, — первоначально было написано, что он ознакомлен с состоянием здоровья дочери. А впоследствии я подписала, что он согласен на её удочерение.
— Практически это был отказ от ребёнка? — уточнила судья.
Пожилая женщина кивнула.
— А Вы помните фамилию усыновителей девочки? — спросил адвокат.
— Конечно. Иванишины, — при упоминании фамилии, свидетель Гончар вздрогнула и вновь посмотрела на дверь.
— И что было потом? Андрей Ильич смирился с этим? — продолжил допрос адвокат, посматривая и на заволновавшуюся свидетельницу, Гончар Ольгу Степановну.
— Он сказал, что будет искать дочь и подаст на меня в суд. Но я объяснила ему, что девочку забрали очень влиятельные люди и лучше ему прекратить поиски, иначе он может лишиться и второй дочери. После этого он забрал оставшуюся девочку, не дожидаясь до её года.
— Да, — продолжил адвокат, повернувшись к судье, — на работе отнеслись с пониманием и Сергачёву помогли с получением квартиры вне очереди, и с яслями. Но он не смирился, — адвокат повернулся к своей подзащитной.
— Он продолжал её искать. Искать Вашу сестру.
Ларочка плакала и, утерев кулачком, нос и слёзы, спросила:
— Он нашёл её?
— А об этом мы сейчас узнаем, — и, повернувшись к Эльвире Эдуардовне, адвокат задал очередной вопрос:
— Так, что было дальше?
— Ну, потом он несколько раз приходил. Но мне нечего ему было ответить. Я не говорила, кто усыновил. Да и расспрашивать работников было бессмысленно. Но, примерно через год, ко мне вновь пришла жена того человека.
— Усыновителя? — уточнил адвокат.
— Да, — кивнула свидетель.
— И что произошло дальше? — поинтересовался адвокат, стараясь, что бы Эльвира Эдуардовна рассказывала всё подробно о событиях почти двадцатилетней давности.
— Да, — постоянно кивая, бывшая зав. домом малютки продолжила свой рассказ. — Эта женщина…, — она оглянулась и внимательно посмотрела на свидетеля Гончар, потом вновь повернулась к адвокату.
— Она сказала, что ребёнок ей больше не нужен, и она хочет вернуть девочку. К тому же малышка была с ней. Я очень удивилась. Как так, почему? Девочка такая хорошенькая, чистенькая. В красивом платье. Никак нельзя было подумать, что ребёнок не нужен. Но женщина начала плакать и говорить, что муж её бросил и ушёл к любовнице, та ждёт от него ребёнка и эта девочка не смогла сохранить ей семью. Она просто посадила её на диван и быстро выбежала из моего кабинета. Я так растерялась, ну, как так можно? Я кинулась к девочке, она сильно плакала, звала мать. Потом та женщина вернулась и просто выхватила у меня из рук малышку. Она прижала её к себе и начала просить у неё прощение. На меня она никак не реагировала. Потом продолжая успокаивать девочку, она убежала, и тут же в кабинет зашёл Андрей Ильич, отец девочек. Я подумала, что он всё понял. Я так сильно испугалась. Но девочка прижалась к матери, и он не увидал её лица. Он начал опять требовать адрес, а я была просто, как …, как выжатый лимон. Меня всю трясло, я упала на стул и не могла ничего сказать. Он даже вроде испугался. Наверно подумал, что это он довёл меня до такого состояния. Потом он ушёл. А через несколько дней, я сама поехала к …, — она вновь обернулась и посмотрела на свидетельницу Гончар. Потом обратилась к судье:
— Я думала, если девочку вернут, я всё расскажу её отцу. А там уж что будет. Но мне соседи сказали, что Иванишины уже не живут по тому адресу. Ну, и конечно, я ничего не рассказала Сергачёву. А потом в его очередной приход, сказала, что девочка …, — набравшись сил, свидетель продолжила, — умерла.
Тишина повисла в зале суда.
Первой нарушила молчание судья.
— Видимо он Вам не поверил. В своём завещании подсудимый указал имя и фамилию своей, — судья запнулась, ища подходящее слово, — той девочке, которую у него незаконно забрали. Он указал, что его часть квартиры передаётся Иванишиной Елене Ильиничне. Если Вы не называли ему имя, как он узнал?
— Я не знаю, — отрицательно помахала головой Эльвира Эдуардовна.
— Ну, на этот вопрос я постараюсь ответить, — вмешался адвокат. И обратился к судье. — Я бы хотел задать вопрос моей подсудимой.
— А к свидетелю у Вас больше нет вопросов? — уточнила судья.
— Есть, и я бы хотел, чтоб она оставалось на этом месте, — указал адвокат на стул, на каком сидела Эльвира Эдуардовна.
— Хорошо, — согласилась судья.
Не дожидаясь вопроса адвоката, Ларочка встала и с нетерпением смотрела на него.
Адвокат подошёл к подсудимой и спокойно спросил, стараясь своим голосом показать ей, что нет ничего страшного в этом суде, и всё будет хорошо.
— Лариса Андреевна, скажите, пожалуйста, у Вас есть загранпаспорт?
— Да, — утвердительно кивнула подсудимая.
— А когда Вы его получили, и как это было? — поинтересовался адвокат.
— Мы хотели после свадьбы, поехать в Турцию и моя свекровь посоветовала сдать документы ещё до свадьбы, чтоб быстрее сделали. Ну, и я сдала документы до свадьбы, — адвокат внимательно слушал и, кивая, давал понять, что бы Ларочка спокойно всё рассказала.
— А потом, когда мы поженились, то папа пошёл в паспортно-визовую службу, что бы узнать, если возможно, ну, если успеем, переделать. Ну, там же очередь, а папа на пенсии и мог сходить.
— Ну, это понятно, очередь. Много времени уходит, а Вы работали, — помог адвокат своей подзащитной.
— Вы не волнуйтесь, — подбодрил он, погладив по плечу подсудимую.
— Да. Я работала, ну и если можно, узнать хотели. Я поменяла бы паспорт на новую фамилию по мужу, и что бы там поменяли сразу, а если не успевали по времени, то я тогда не стала бы паспорт такой, обычный менять пока.
— Понятно, — вмешалась судья, видя, как подсудимая волнуется.
— Ну, папа сходил и сказал, что можно, но только там надо было через неделю, чтоб всё принести, ну я тогда в паспортный стол поехала. Там всё объяснила, и мне быстро сделали.
— И кто отвозил потом документы? — поинтересовался адвокат.
— Папа. Он сказал, что в прошлый раз поговорил там с женщиной. С заведующей. Она такая понятливая и сказала, что сама примет у него документы.
— Ну и как? Получили Вы паспорт? — спросила судья.
— Да, — кивнула подсудимая.
— Свадебное путешествие не сорвалось? — уточнила судья.
— Нет. Мы в Турцию съездили, — улыбнулась Ларочка, в первый раз с начала процесса.
— Ну, а теперь моя очередь объяснить, причем же тут загранпаспорт? — сказал адвокат и тихонько похлопал Ларочку по плечу, давая понять, что бы она присела.
— Так, вот. В кабинете зав. паспортно-визовой службы произошло интересное событие. Я не стал просить заведующую прийти в качестве свидетеля, просто сам Вам расскажу, что там произошло. Ну, если понадобится, то она готова прийти в суд. Вот когда Андрей Ильич принёс новый паспорт моей подсудимой с новой фамилией, то заведующая стала перекладывать документы по алфавиту на другую букву и, удивившись, сказала:
«Надо же чуть не перепутала. Фамилии немного похожи. Да и фотографии»
— А вот Андрей Ильич сразу среагировал и попросил показать фото. Вот так он и узнал, что его вторая дочь жива и носит фамилию Иванишина. Девушка то же оформляла паспорт, загранпаспорт, — уточнил адвокат. — Она тогда собиралась на учёбу в Англию. Сергачёв, увидав фото другой девушки, сильно разволновался, и ему стало плохо. Заведующей пришлось вызвать для него скорую, а потом, через пару дней он вернулся и рассказал ей всю свою истории. Ну, женщина оказалась, как говорил, Сергачёв своей дочери, такой понятливой и отзывчивой и она дала ему и адрес девушки, и контактный телефон. Что бы он мог связаться с ней. Вот связался он с ней или нет, я не могу сказать, но может нам объяснит тут находящийся один свидетель.
Прокурор уже давно забывшая о своих обязанностях с интересов слушала происходящее в зале суда. Она будто поменялась с адвокатом местами. В начале процесса она была главной героиней суда, теперь очередь перешла к адвокату, и он всё держал в своих руках.
Адвокат обратился к Эльвире Эдуардовне:
— Скажите, а вы никого не узнаёте в зале суда?
— Да я вот всё смотрю…, — бывшая заведующая домом малютки вновь обернулась и посмотрела на свидетеля Гончар.
— Вот Вы же это, … да? — спросила она у неё.
— Вы Ольга Иванишина? — помог Эльвире Эдуардовне адвокат, обратившись к свидетелю Гончар. Все в зале посмотрели на Ольгу Степановну, а подсудимая встала от такого известия, будто родная сестра находилась рядом.
— Ответьте суду, — обратилась к свидетелю судья, — и встаньте.
Гончар встала, перебирая от волнения руками края своей кофты, но продолжала молчать.
— Ну, — уже строже спросила судья, — это Вы усыновитель девочки?
— Нет, — она замахала головой, — всё неправда. Он сам отказался от ребёнка, я бы и двух взяла. Но муж не разрешил.
— То есть Вы признаёте, что именно Вы являетесь, приёмной матерью Елены Сергачёвой? — спросил адвокат.
— Да, это я, — тихо ответила свидетель.
— А почему у Вас другая фамилия? — вмешалась прокурор, хотя этот вопрос мало кого сейчас волновал.
— Я потом вышла замуж. А Леночка осталось на фамилии отца…, ну…, Ильи. Моего первого мужа.
— Ну, а теперь может, Вы ответите мне на вопрос заданный ранее. Что Вы делали у дома погибшего? — поинтересовался адвокат, но его остановила судья.
— Анатолий Филиппович, у Вас больше не будет вопросов к свидетелю Кламм?
— Нет, — ответил адвокат.
Судья посмотрела на прокурора и та без вопроса дала ответ.
— Нет. У меня тоже нет вопросов.
Судья кивнула и попросила пристава помочь Эльвире Эдуардовне пересесть. Потом пригласила на место допроса свидетеля Гончар.
— Ну. Ответьте теперь адвокату, что Вы делали у дома погибшего? — повторила вопрос адвоката судья, как только свидетель заняла нужное место.
Немного подумав, Ольга Степановна Гончар сказала:
— Я там случайно оказалась, — судья вздёрнула брови.
— И Вас не удивило, что из подъезда выбежала девушка похожая на Вашу дочь? Они ведь близнецы, я правильно поняла?
— Да. Да. Они близнецы, — подтвердила с места бывшая заведующая домом малютки.
Гончар, опустив глаза и сжимая руками верх тумбы, очень хотела исчезнуть из этого зала. Она уже пожалела, что вообще решила стать свидетелем.
— Ну, мы услышим ответ сегодня или нет? Или надо проводить дополнительное расследование, что бы понять, что произошло на самом деле? — с нетерпением спросила судья.
— Ой, батюшки, что же я наделала, — запричитала первая свидетель, соседка погибшего, Кукушкина Клавдия Ивановна, сидевшая до этого тихо и, слушая всех, она начинала понимать, что действительно всё напутала, да так напутала, что теперь и разобраться не могут.
— Вы хотите что-то сказать? — спросила её судья.
— Да, да, — часто закивала старушка и пошла к столу судьи. Адвокат быстренько подхватил её под руку и, остановив, обратился к судье.
— Ваша Честь! Я бы хотел допросить свидетеля Кукушкину, не прерывая допроса свидетеля Гончар.
Усмехнувшись, такой ловкости уже немолодого адвоката, судья благосклонно кивнула.
Адвокат, продолжая держать свидетеля под руку, задал вопрос:
— Вы что-то хотели рассказать?
— Да. Я и тогда подумала, чего это Лариска джинсы одела, она их сроду не носила. А тут сразу после родов и в джинсы.
— Так, подождите немного. Я хотел бы уточнить, у свидетеля Гончар, — и, повернувшись к сильно волнующейся женщине, адвокат спросил.
— Вы не описывали на предварительном следствии, в чём была одета та девушка. И вообще, — он повернулся к судье, — следствие проведено плохо. Не знаю уж почему, но следователя не интересовал этот вопрос, а вот меня интересует, — и вновь обратившись к свидетельнице, стоящей на месте допроса повторил:
— Так в чём была одета та девушка?
— Я не помню. Она быстро выбежала из подъезда и убежала.
— Странно. Из подъезда выбежала девушка. И что тут такого? Почему вы остались ждать? Ведь сосед только через полчаса выбежал с криками, что Сергачёва убили. Зачем Вы оставались у подъезда?
Гончар посмотрела на адвоката тяжёлыми, полными слёз глазами. Действительно и зачем она там осталось. Лучше бы вообще не показывалась, а что теперь?
— Мы ждём, — произнесла судья.
— Не знаю, — тихо ответила Гончар, — отпустите меня. Я ничего не знаю.
— Хорошо, — кивнул адвокат, — у меня нет больше вопросов к этому свидетелю, и обратился к висевшей на его руке Клавдии Ивановне, очень хотевший что-то рассказать.
— Ну, — улыбнулся он старушке. — Мы Вас внимательно слушаем. Так в чём же была одета та девушка?
— Да не Лариска это была, точно, теперь-то уж я поняла. Просто следователь этот меня запутал. Я говорю, Лариска, а он и всё, и даже не стал ничего спрашивать. А сейчас смотрю, нет, ни она это было. Ни она. Да не могла она убить отца, не могла. Да и у той волосы не такие были. У Лариски то вон стрижка, какая, а у той прям длинные были. А у Лариска и никогда таких длинных не было. А я чего-то и забыла сразу.
Судья прикрыла руками лицо и, проведя по нему ладонями, будто умывается, тяжело вздохнула.
— Ну, как так можно?! — спросила она у прокурора. — Куда смотрела прокуратура? — и, обратившись к свидетельнице Кукушкиной, продолжила:
— Садитесь, пожалуйста, а Вы, — указала она на свидетеля Гончар,
— может, наконец-то расскажите правду. Здесь у нас не цирк, а суд. Так, что давайте всё по порядку.

[color=blue]СУД
3 часть


***
Год назад Андрей Ильич Сергачёв узнал, что его вторая дочь жива и даже получил возможность с ней встретиться.
Недолго думая он позвонил девушке. Для Елены Иванишиной это было просто ударом. После звонка она поговорила с матерью и когда та подтвердила, что Елена ей не родная и рассказала, что родители её бросили, девушка тяжело перенесла это известие. Потом она уехала в Англию на учёбу и, вернувшись на каникулы два месяца назад, сама решилась позвонить Сергачёву и договорилась с ним о встречи у него дома.
Видя состояние дочери, Ольга Степановна Гончар всё время за ней следила и в тот день, пошла следом, да к тому же удалось подслушать телефонный разговор.
Что произошло там, Гончар не знает. Но дочь выбежала вся в слезах, и чуть не сбив мать с ног, убежала. А мать всё ходила около дома, не решаясь зайти и узнать, что же такого сказал тот человек её дочери. И когда она уже готова была зайти в дом, то из подъезда выбежал мужчина и закричал «Дядю Андрея убили ……..»

***

Девушка подошла к дверям и немного волнуясь, позвонила. Дверь открыл уже пожилой мужчина, опирающийся на тросточку.
— Леночка, доченька моя, — со слезами в глазах потянулся он к девушке.
Злость и обида закипела внутри. Она оттолкнула руку, протянутую к ней.
«Старый, больной. Дочка понадобилась, а где же ты раньше-то был, папочка?» — мысли роились в голове, набегая одна на другую.
«Некому постирать. Некому в магазин сходить так сразу вспомнил о дочери. А где же у нас мамочка — то?»
Сергачёв плача от радости, стал приглашать девушку зайти в дом.
Елена сделала пару шагов и остановилась.
— Зачем Вы мне позвонили? Что Вам нужно?
— Да, как же. Я ведь … ты же моя… ну, что мы тут, давай в комнату пойдём и поговорим, — волнуясь, Андрей Ильич стал приглашать дочь пройти в квартиру.
— А о чём нам говорить?
— Ну как же…ты ведь нашлась.
— Да я и не терялась, — предательски слёзы стали подступать к горлу.
«Нет. Он не увидит моих слёз. Ещё чего, незачем мне плакать»
— Ну, так, как же. Надо поговорить, я тебе всё объясню…
«Объяснит он мне, конечно, теперь-то, что взрослую дочь гнать. Теперь-то надо в отцы набиваться»
Не зная, как начать разговор, как уговорить найденную дочь пройти в комнату, он топтался на месте и всё не мог подобрать нужных слов.
— А у тебя же сестра есть Ларочка, вы с ней близнецы.
— Сестра? — насторожилась Елена. — А где она?
— Она? А она замуж вышла. Сейчас у мужа живёт. Мы потом к ней сходим или если хочешь, я ей сейчас позвоню.
— Так она с вами жила?
— Да, — закивал Сергачёв, — мы вдвоём жили.
«Её оставили, а меня значит отдали. Я лишняя оказалась» — слёзы уже не хотели прятаться. Они лезли наружу. Обида за то, что одну выбрали, а другую оставили, просто душила Елену.
— А почему? Почему её?
— Что? — не понял отец.
— Почему она? Я чем хуже была? Что у меня-то не так?
Начиная понимать, что дочь думает, будто тогда Сергачёв выбрал только одну девочку он, схватив её за руку, постарался объяснить:
— Нет, что ты. Что ты, Нет, всё не так было.
— Не так, — Елена с силой оттолкнула от себя отца.
— Не так, — она бросилась наружу.
Не удержавшись на ногах, Сергачёв стал падать, ударившись головой о край тумбочки. Умирая, отец всё ещё пытался объяснить дочери, что не бросал её, но девушка уже бежала по улице, не видя никого и ничего вокруг. Слёзы обиды душили ее, и боль не давала думать…

***

— Анатолий Филиппович, а Вы уверены, что Лена не специально убила папу? — спрашивала Ларочка стоя на ступеньках у входа в районный суд в объятиях мужа. Рядом свекровь с внуком на руках тоже глядела на адвоката, ожидая ответа.
— Я уверен. Но всё, что там произошло, мы сможем узнать у самой Елены, как только она вернётся. Но я полностью уверен, что это был несчастный случай. И я обещаю Вам, что обязательно предложу ей свои услуги, и всё будет нормально.
Лариса кивнула и, поблагодарив в очередной раз адвоката в обнимку с мужем и свекровью, отправились домой.

— Да, история, — произнёс адвокат и вернулся в суд. Его ожидало
новое дело.

***

Написан рассказ в июле 2011 года.</span>

Жду читателей и критиков.


СЧАСТЬЯ ВАМ - ЛЮДИ!
С уважением, Анна Анакина!


Сообщение отредактировал rekbrjdcrfz - Четверг, 26 Апр 2012, 21:27
 
Алоната Дата: Четверг, 26 Апр 2012, 21:40 | Сообщение # 18
Зашел почитать
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 45
Награды: 8
Репутация: 5
Анна, спасибо за Твой Литературный Мир! heart

Алоната
 
Elze Дата: Пятница, 27 Апр 2012, 07:25 | Сообщение # 19
Долгожитель форума
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 3249
Награды: 95
Репутация: 137
Интересная история.... Уже то хорошо, что с "хэппи эндом"!Хотя, попереживать пришлось! Анечка, а история эта, про суд, по реальным событиям?

Эльвира Зенина.
 
rekbrjdcrfz Дата: Вторник, 01 Май 2012, 23:45 | Сообщение # 20
Постоянный участник
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 407
Награды: 18
Репутация: 11
Quote (Elze)
про суд, по реальным событиям?
- нет, всё только плод моих фантазий. Спасибо, что заглянули.

Добавлено (01.05.2012, 23:45)
---------------------------------------------

Quote (Алоната)
Анна, спасибо за Твой Литературный Мир!

Тебе спасибо, что не забываешь меня


СЧАСТЬЯ ВАМ - ЛЮДИ!
С уважением, Анна Анакина!
 
irtya Дата: Вторник, 08 Май 2012, 01:25 | Сообщение # 21
Долгожитель форума
Группа: Модератор форума
Сообщений: 11225
Награды: 248
Репутация: 465
увидела крик души в теме "знакомимся" о том, что никто не заходит, а тут!..
Рада приветствовать нового автора. Да, прозу так просто не осилить, но то, что успела прочитать - понравилось!
Quote (rekbrjdcrfz)
Анна Анакина - литературное имя, но это имя такое, же родное для меня, как и то, каким назвал меня отец. Это имя было взято в дань родному человеку. Так звали мою бабушку. Она писала стихи и однажды решила послать их на радио в далёкие шестидесятые. Ответ был прост – Нет литературного таланта –
А после её стихи читали по радио, как неизвестного автора.

rekbrjdcrfz, вот ведь как бывает...
Quote (rekbrjdcrfz)
Звук пролетающего самолёта оторвал её взгляд от закипевшего чайника.

хорошо бы немного отредактировать это предложение, грубовато звучит: "звук оторвал взгляд", понимаете?
Quote (rekbrjdcrfz)
Звук пролетающего самолёта оторвал её взгляд от закипевшего чайника. Посмотрев в окно, она шёпотом произнесла:
— Ну, разлетались, — и перевела взгляд на дочь.
Марина сидела на диване, поджав ноги и обнимая их худенькими ручками. Голова, повязанная косынкой, склонилась на колени, и казалось, что она спит. Услышав звук пролетающего самолёта, она встрепенулась, подняла голову и открыла глаза.

И ещё одно. Такой дословный повтор... его тоже лучше избегать. Рокот самолёта, рёв самолёта - варианты должны быть, это я так, навскидку.
Вы только не обижайтесь пожалуйста, я почти всегда такая... противная.
С теплом, Ира


Ирина Кузнецова

авторская библиотека
 
rekbrjdcrfz Дата: Четверг, 10 Май 2012, 22:23 | Сообщение # 22
Постоянный участник
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 407
Награды: 18
Репутация: 11
Quote (irtya)
Вы только не обижайтесь пожалуйста, я почти всегда такая... противная.

Ой, я так люблю противных, Вы даже себе не представляете love
Терпеть не могу, когда пишут:- " Ой, как всё прекрасно, а теперь Вы ко мне загляните". Люблю , когда читают, поэтому "противность" Вашу приветствую hello
Спасибо, что заглянули. Пишу крупнее, чем тут. Выложила немного, так для знакомства. Мелкое страдает больше. Написала и забыла. Конечно, надо бы подправить, да вот всё руки не доходят, но на заметку возьму обязательно.
Ещё раз спасибо flower

Добавлено (10.05.2012, 22:23)
---------------------------------------------
irtya, - а можно вопрос?
Как у Вас получается поставить под именем ссылку, что бы она работала? У меня, почему-то не выходит? Или это Вы при комментарии делаете, а не в настройках? Если в настройках, подскажите пожалуйста как?
Спасибо flower


СЧАСТЬЯ ВАМ - ЛЮДИ!
С уважением, Анна Анакина!
 
analog Дата: Вторник, 15 Май 2012, 23:17 | Сообщение # 23
Постоянный участник
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 223
Награды: 16
Репутация: 17
rekbrjdcrfz, Аннушка! Доброго времени суток!
Вот и я прочитала "Рыжий мёд", прочитала на одном дыхании.
Очень понравилось!
Правда тоже пару раз споткнулась о повторы - думала, что перескочила строчку со слепу)))
Ну и парочка опечаток,
например:
девушка хотела вернуться на том лугу, но сон не приходил - наверно Вы хотели написать : на тот луг
что становиться лучше - становится
Я никогда такого вкусного мёда ни ела - не ела
Но у меня самой их наверно отыщется куда больше))), просто к своим привыкаешь, а на чужие смотришь свежим глазом))
Обязательно вернусь прочитать остальное.
Рада, что познакомилась с Вашим творчеством =)


Жизнь коротка, а глупость бесконечна©
Любовь Тильман

Моя авторская библиотека
 
Ольга-Клео Дата: Понедельник, 28 Май 2012, 07:23 | Сообщение # 24
Гость
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 19
Награды: 4
Репутация: 1
Здравствуйте, Анечка! Хотя я не профи, но вижу, что Вы отлично владеете пером.
Все Ваши рассказы написаны с душой. Мне понравилось всё, что прочла: и про больную девушку, и фантастика, и про рождение сына, и про животных, и про муку.
Но, особенно, понравился рассказ "Рыжий мёд". Я очень обрадовалась счастливому концу. Думаю, что Вы сделали счастливыми не только своих героев, но и читателей.
Вы дали понять им, что чудо возможно, если в него верить.
Про опечатки писать не буду, о них уже написано. Я ещё вернусь на Вашу страничку.
С уважением, Ольга Клео.


Ольга Клео.
Авторская библиотека http://soyuz-pisatelei.ru/forum/35-3360-1
 
rekbrjdcrfz Дата: Понедельник, 28 Май 2012, 18:24 | Сообщение # 25
Постоянный участник
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 407
Награды: 18
Репутация: 11
Quote (Ольга-Клео)
Я ещё вернусь на Вашу страничку.
С уважением, Ольга Клео.

Спасибо за добрые слова flower
Не рискую вносить сюда большие произведения, объём сообщений ограничен и нужен обязательно ответ, что бы внести продолжение, поэтому если будет желание загляните на мою страничку в МАСТЕРСКОЙ ПИСАТЕЛЕЙ - http://writercenter.ru/projects/rekbrjdcrfz/list/author/page1/
***
Пишу на любой вкус и в разделе реализма и фэнтези, фантастику и сказки. Тут тоже вносила в другие разделы немного, будет время и желание можно посмотреть:
http://soyuz-pisatelei.ru/forum/90-1725-2
http://soyuz-pisatelei.ru/forum/13-3104-1

Добавлено (28.05.2012, 17:31)
---------------------------------------------
***

Quote (analog)
Обязательно вернусь прочитать остальное.
Рада, что познакомилась с Вашим творчеством =)
Спасибо flower
Ох уже эти ОЧЕПЯТКИ вечно прячутся от самого автора, но так и норовят попасться на глаза читателю love
( не заметила раньше Ваше сообщение, извините , задержалась с ответом)

Добавлено (28.05.2012, 18:24)
---------------------------------------------
analog, - ещё раз спасибо, пока искала "блошки" выловленные Вами, ещё три сама обнаружила. А ведь уже несколько лет рассказ на сайтах висит и читат-перечитан на сто раз, а вот находятся ещё sweated ляпы-шляпы hello


СЧАСТЬЯ ВАМ - ЛЮДИ!
С уважением, Анна Анакина!
 
Литературный форум » Наше творчество » Авторские библиотеки » Проза » Анакина Анна (ПРОЗА - Мой литературный Мир!)
  • Страница 1 из 5
  • 1
  • 2
  • 3
  • 4
  • 5
  • »
Поиск: