[ Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 3
  • 1
  • 2
  • 3
  • »
Литературный форум » Наше творчество » Авторские библиотеки » Проза » Прозаические произведения Инны Комаровой (лирические жизненные истории, пропитанные любовью)
Прозаические произведения Инны Комаровой
Инна Даниловна Комарова (Инна_Комарова)Дата: Вторник, 24.06.2014, 23:05 | Сообщение # 1
Зашел почитать
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 96
Награды: 1
Репутация: 0
Статус:
Краткая биографическая справка для Союза писателей

Зовут меня Инна Даниловна Комарова.
Родилась я в интеллигентной семье. Мой отец – военнослужащий, отдавший служению Отечеству тридцать два года своей жизни, за спиной которого три войны и несчётное количество подвигов. Человек легендарный и незаурядный. Он умел жить во имя и ради других. Я унаследовала его гены.
Моя мама - оперная певица, прослужила в красивейшем уникальном театре, чудом уцелевшем в годы Великой Отечественной войны. Жили мы тогда в прекраснейшем городе-герое Одессе, у Чёрного моря, помните, как пел Утёсов.
Атмосфера, которая царила в родительском доме, была невероятно тёплой, душевной и поистине удивительной. Я была желанным ребёнком. Та бездонная безграничная любовь, которая меня окружала, подпитывала с раннего детства и сформировала меня, как личность. Я купалась в любви папы, бабушки, мамы, близких родственников, маминых сотрудниц и папиных сослуживцев, просто соседей.
С раннего детства я получила возможность посещать красивейший памятник архитектуры мирового музыкального и культурного наследия. Как я писала выше, мама служила в Оперном театре.
Я была пропитана насквозь ароматом кулис, гримёрных, бутафорного и многих других цехов театра. Когда мама поступила на службу в театр, я была маленькой девочкой, и мама частенько брала меня с собой на репетиции и спектакли, которые я слушала и смотрела из-за кулис. Я жила в театре и мне там было очень хорошо. Это была моя стихия.
Спустя годы я поняла, что моё призвание – дирижёрское искусство. В своих мечтах я возносилась до мирового уровня дирижёрского исполнительского искусства. Строила грандиозные планы. К сожалению, не всем им суждено было воплотиться в реальной жизни, всегда находится некто, кто считает себя вправе решать чужую судьбу. Но хорошим специалистом в области хорового дирижирования я стала и полностью реализовалась в этой области. Мои заслуги были признаны на Родине, но поскольку мой творческий потенциал рос и развивался, позднее я практиковала и вдали от родных мест.
Спустя годы я приобрела ещё одну профессию в области медицины, которую продиктовали обстоятельства моей жизни, и не жалею об этом. Считаю, что лишних знаний не бывает.
Что касается моего творчества на ниве эпистолярного жанра, то я писала всегда, начиная с раннего детства. Писала прозаические произведения и стихотворные строки. Эта область является одной из граней моей личности, которую выпестовала её величество Любовь.

Я творю всегда, даже тогда, когда ничего не пишу. Материал накапливается, вынашивается и только после этого находит своё отражение на бумаге. Вот теперь начинается полёт фантазии, стремительный и неудержимый. Остановить его невозможно.
Этот момент всегда наполнен положительными эмоциями, ибо я занимаюсь любимым делом. Когда произведение полностью написано, миллион раз отредактировано, настроение меняется, так как я начинаю переживать за его судьбу. И так повторяется каждый раз.
Мои произведения — мои дети и я несу ответственность за них.

Буду рада подружиться с коллегами по «перу» здесь, в новом домике.

Все мои произведения повествуют о высших вечных гуманных ценностях, без которых наша жизнь бессмысленна.

Я замужем. У меня взрослая дочь и двое маленьких внуков-близнецов.

По натуре я – неистребимый романтик.

Всем желаю фантастических удач!


Никогда не сдавайся

Сообщение отредактировал Инна_Комарова - Четверг, 31.07.2014, 17:39
 
Инна Даниловна Комарова (Инна_Комарова)Дата: Вторник, 24.06.2014, 23:20 | Сообщение # 2
Зашел почитать
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 96
Награды: 1
Репутация: 0
Статус:
Инна Комарова


Жизнь продолжается
новелла
(быль)

Эпиграф
«Мне хочется Вас грёзами исполнить
и напроситься робко к Вам в друзья»
Игорь Северянин (1911 год).

Эта удивительная, лирическая история произошла не так давно.
Героиня моего повествования - Нани. Тоненькая, обаятельная девушка с тёплыми глазами насыщенного чайного цвета. Её глаза излучали доброту и щедрость сердца. Она выросла в большой дружной многодетной семье, где все помогали друг другу по велению сердца. Нани в детстве переболела полиомиелитом, в результате одна ножка так и осталась намного тоньше и короче другой, поэтому Нани сильно хромала. В семье она была младшей, все любили её и заботились о ней. Наверное, именно поэтому она не ощущала своей ущербности.
Семья была зажиточной и с началом военных действий в Абхазии, родители Нани приняли решение переехать в Москву. Там проживала родная сестра её отца, известный заслуженный врач – гинеколог. Тётушка работала в элитной больнице, а также консультировала частным образом. В её клиентуру входили самые знаменитые артисты, жёны политиков и дипломатов. Она ездила на симпозиумы, читала лекции, поддерживала дружеские отношения со своими коллегами. Нани часто навещала тётушку. Однажды просматривая новые фотографии, которые тётушка привезла из последней поездки, Нани обратила внимание на незнакомого человека. Он буквально приковал её внимание. Красивейший облик привораживал. Статен, ухожен, с «иголочки» одет. Великолепная шёлковая седовласая шевелюра, мягкие черты лица и огромные страстные жгуче чёрные глаза.
Нани спросила у тётушки:
- Кто это? Я его раньше у тебя не видела.
- А…, - протянула тётушка, заметила, да? Это наш потомственный аристократ – Александр Вениаминович Кульчинский. Знаменитейший офтальмолог. Он всё время в разъездах, оперирует в Европе, читает лекции на симпозиумах. Владеет передовыми технологиями. Он учился в Индии, потом практиковал в Америке. Мировая величина. Он делает уникальные операции. Врач с «большой буквы». Александр скоро будет в Москве, обещался навестить, я вас познакомлю. Он, правда, лет на двадцать пять-тридцать старше тебя, но лично я пожелала бы тебе такого мужа.
- А что твой Александр Вениаминович старый холостяк? – спросила Нани.
- Нет. Почему же? Такие мужчины холостяками не бывают. Он разведён, у него три дочери от первого брака. Александр им помогает. Они его обожают. Но он в молодости сделал непростительную ошибку – женился не по любви, на дочери близких друзей его родителей, так у них жизнь и не сложилась.
Больше тётушка к этому разговору не возвращалась. А Нани ждала. Запал в её девичье сердце облик неизвестного, но уже близкого человека. Чутьё ей подсказывало, что он создан для неё. Её не пугала разница в возрасте, даже то обстоятельство, что она была инвалидом. Время шло, и Нани поняла, что мечта её несбыточна.

В разгаре лета тётушка отмечала круглую дату. Событие неординарное. Торжественная церемония состоялась на работе. А вот празднование перенесли на дачу, в кругу близких друзей, коллег. Из родственников на вечере присутствовала только семья Нани, все остальные разбрелись по белу свету и поздравляли её телеграммами либо по телефону.
В саду гостей встречал накрытый стол, который изобиловал всевозможными яствами. Ароматы манили, соблазняли, и гости, проходя мило стола, с трудом скрывали кричащий изнутри аппетит. Из дома доносилась музыка и голоса гостей, которым тётушка показывала новые фотографии и демонстрировала слайды. Нани устроилась в беседке, она любила там читать и слушать пение птиц. Она так увлеклась книгой, что и не заметила, как перед ней выросла фигура мужчины в роскошном белоснежном костюме с большим букетом красных роз и с фирменной подарочной сумкой. Это произошло так неожиданно, что Нани в первые минуты и не признала Кульчинского. Он приехал прямо из аэропорта, всю ночь не спал и выглядел уставшим, но от этого не потерял своей привлекательности.
- Добрый день, милая девушка! Что это Вы в гордом одиночестве прибываете? А где сама виновница торжества? – поинтересовался Кульчинский.
- Тётя в доме, занимает гостей, - ответила Нани и потупила взор. Теперь-то она узнала его и постаралась скрыть волнение в душе.
- Не гоже юной красавице проводить часы досуга наедине, - заключил он. Пойдёмте-ка со мной в дом, - настоятельно произнёс Кульчинский.
Нани поднялась и послушно последовала за ним. Он приостановился на мгновение и уронил на неё глубокий проникновенный взгляд. Нани смутилась. На пороге дома появилась тётушка в сопровождении гостей.
- А, Александр Вениаминович пожаловал? Ну, наконец-то. Мы заждались тебя, не хотели без тебя за стол садится, – повеселела тётушка.
- Голубушка, Нина Теймуразовна, с юбилеем тебя, - произнёс Кульчинский, наклонился и поцеловал имениннице руку. Долгие тебе лета, моя незаменимая коллега, - дополнил он своё приветствие, протянул ей цветы и подарок.
- Благодарю тебя, друг мой. Ты всегда меня балуешь. Чего греха таить? Приятно, - произнесла тётушка, раскрасневшись, и перевела взгляд на Нани.
- Так вы уже познакомились? Вот и хорошо, очень рада. Имей в виду, - обратилась она к Кульчинскому, - это моя любимица, будь с ней обходителен, - подчеркнула тётя и засмеялась.

За столом гости продолжали делиться друг с другом впечатлениями, в перерыве произносили тосты с пожеланиями. Кульчинский не сводил с Нани восторженных глаз. А она старалась не встречаться с ним взглядом, опасаясь выдать свои чувства. Между горячим и десертом гости отправились в большую гостиную растрясти то изобилие, от которого не смогли удержаться и отказать себе в удовольствии. Кульчинский пригласил Нани на медленный танец. Безусловно, он заметил её недостаток, но его это не остановило. Он обнял её за талию, мягко соприкоснулся с ней корпусом, и они медленно стали передвигаться в ритме музыки. Нани ощутила его дыхание, разволновалась и у неё закружилась голова. Она извинилась, отошла от него и незаметно направилась в сад.
- Что за девушка твоя племянница? Я таких не встречал, - высказался Кульчинский, подходя к тётушке.
- А…., то-то же, - подтвердила тётя. Нани – чистый бриллиант. А для него нужна хорошая оправа, - намекнула она, повышенным тоном, подчёркивая смысл.
- Полностью с тобою согласен, - произнёс он задумчиво.
Ты знаешь, я пожалуй пойду. Устал. Сутки на ногах. Просидел в аэропорту, рейс задержали, намучался. Высплюсь и заеду к тебе. Ты будешь в городе или останешься на выходные здесь? – спросил он.
- Сегодня заночую на природе, а завтра к вечеру вернусь в Москву. Есть неотложные дела. Приходи, буду ждать, - пригласила тётя.
- У меня есть неделя отдыха, так что непременно буду, - пообещал Кульчинский и откланялся.
Ему понадобилась одна ночь, чтобы принять судьбоносное решение. На утро он отправился в ювелирный магазин, затем, созвонился со своей знакомой, которая работала в ЗАГСе, и поехал
на дачу. Тётушка и Нани пили чай на веранде. Нина Теймуразовна удивлённо посмотрела на него и спросила:
- Александр, что-нибудь случилось?!
- Не поверишь, случилось. Хочу жениться на твоей племяннице, - объявил он о своём решении. Я такую всю жизнь искал, надеюсь на твоё благословение, - уточнил Александр. Подошёл к Нани и пристально посмотрел на неё.
- Простите, пожалуйста, что озадачил Вас, но я не могу ждать. Мне через неделю улетать, я боюсь потерять Вас. Вы мне очень нужны. Пожалуйста, не откажите мне, давайте, соединим наши судьбы, - произнес он бархатным голосом.
Нани поначалу обомлела от его стремительности.
- Александр Вениаминович, ну кто же так делает предложение?! Милый мой, ты же напугал её не на шутку, - вмешалась тётя.
В этот момент Нани приподнялась, посмотрела на него так ласково, так нежно и сказала:
- Я согласна.

Они прожили неповторимых три года. Кульчинский своей любовью возвысил Нани до небес. Он создал ей по истине сказочную жизнь, в которой она чувствовала себя самой-самой, и лучше её для него не было. Она «купалась» в роскоши, в постоянном его внимании, заботе. Он снимал для неё «звёзды с неба» и был этим счастлив. За это время она увидела весь мир, так как, Александр, не желая расставаться с ней ни на минуту, повсюду брал её с собой.
Они очень хотели продолжения их любви, но Нани не беременела. Она прошла полное обследование, после которого врачи в один голос заявили, что она здорова, сама может беременеть и рожать. Александр несколько раз сдавал «материал», и врачи пытались искусственным путём провести оплодотворение. Но результат был плачевным.
Однажды Александр плохо себя почувствовал. Он обратился к своим коллегам за консультацией. Ему провели обследование и вынесли страшный приговор. Он прожил недолго, покинув Нани. Большего горя трудно себе представить. Нани была безутешна. После Александра внезапно и тётушка почила в бозе.
А Нани навещая мужа, рыдая, делилась с ним новостями. Морис - старший брат Нани старался отвлечь её от скорбных мыслей. А она ему повторяла в ответ:
- Как ты не понимаешь, без Саши я не смогу жить. Если бы у нас были дети, мне было бы легче, а так…
- Значит, надо родить и жить для детей, - отвечал брат.
- Если бы я могла, я бы всё отдала, чтобы родить ребёнка от любимого мужа.
Морис повёз Нани на консультацию в частную клинику. Врачи убедили Нани, что нет никаких препятствий для оплодотворения.
- «Материала», который сдал Ваш муж, предостаточно. Мы проверяли, - резюмировали врачи.
Это вдохновило Нани, и она решилась.
После процедуры двое суток Нани не вставала. Результат превзошел все ожидания. Без осложнений, как прежде, Нани забеременела. Врачи рекомендовали Нани постельный режим, и она на протяжении всей беременности выполняла все их предписания. Далеко не всё в её состоянии было однозначно и легко, но она выдержала всё. Маленький Сашенька появился на свет путём кесарево сечения. Мальчик родился здоровеньким, как две капли воды похожим на своего отца. В одно мгновение во всех газетах появились сенсационные заголовки: «Любовь торжествует, она попирает смерть». Журналисты ломились, желая взять интервью у Нани. А она, немного придя в себя, увидев своего долгожданного, такого желанного сыночка, сказала:
- Ну, здравствуй, мой единственный. Мы снова вместе.

П.С. Сейчас младшему Александру Кульчинскому 18 лет. Он красив, талантлив и благороден, как его отец. А Нани – счастливая мама. Да, здравствует, любовь!


Никогда не сдавайся
 
Инна Даниловна Комарова (Инна_Комарова)Дата: Вторник, 24.06.2014, 23:43 | Сообщение # 3
Зашел почитать
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 96
Награды: 1
Репутация: 0
Статус:
Инна Комарова

Выбор
новелла


Эпиграф

*Открылась посреди пути земного
Мне истина, как чашечка цветка:
Жизнь - это сладость хлеба золотого,
Любовь - долга, а злоба - коротка.

Заменим стих язвительный и вздорный
Стихом веселым, радующим слух.
Божественны фиалки... Ветер горный
В долину к нам несет медовый дух.

Не только тот, кто молится, мне дорог, -
Теперь и тот мне дорог, кто поет.
Тяжка и жажда, и дорога в гору,
Но ирис нежный - все-таки влечет.

У нас глаза в слезах, но вот речонка
Блеснет, - и улыбаемся опять.
Залюбовавшись жаворонком звонким,
Забудем вдруг, как трудно умирать.

Спокойна плоть моя, - ушло смятенье,
Пришла любовь, - и нет былых тревог.
И материнский взор - мне в утешенье,
И тихий сон мне уготовит Бог.

Габриэла Мистраль
Перевод И. Лиснянской

*В каждом человеке - солнце. Только дайте ему светить.
Сократ.

Вступление.
В полутёмной комнате он застыл в кресле. Шерстяной клетчатый плед прикрывал его ослабевшие ноги. Исхудавшие длинные тонкие пальцы рук, (некогда творившие чудеса, умело, обманывая природу) как плети свисали с кресла. Лицо заострилось к подбородку, искривленное болезненной гримасой. И только веки, изредка вздрагивая, тяжело приподнимались. Тогда, его взгляд устремлялся вдаль. Он пытливо всматривался, ища крошечную зацепку, чтобы ухватить за подол таинственного плаща несущееся вперёд время. Ему так хотелось вновь воссоединиться с реальностью. Но…, пелена заволокла его взор.
Рядом на столе покоился открытый дневник - его второе «я», который он вёл долгие годы. Его оголённая, ничем не прикрытая душа, на потёртых, пожелтевших от времени страницах, дышала откровениями, продолжая свою жизнь на бумаге.
Им суждено пережить своего автора и стать бессмертными.
Его тело закаменело. В душе уже не было тревог.
Там воцарился покой.

Выдержки из Дневника.

*Пятница.
Я устроил себе короткий день. Не мог оставаться на работе. Всё нутро рвалось туда, к ней, где наше дыхание сливалось в единую струю, вибрировало во всём теле и вокруг нас.

Эта женщина перевернула моё представление о смысле жизни …
До встречи с ней всё было обыденно. По одному и тому же расписанию каждый день в утренние часы отправлялся мой «поезд» и поздно вечером возвращался. И это расписание в течение многих лет не претерпевало никаких изменений. Смыслом моей жизни была работа. И только она. Я автоматически ел, пил, спал.
У меня не было никаких интересов, кроме работы. Она целиком и полностью поглотила меня, и я стал её рабом. Бывало, я изматывался до тошноты, до изнеможения, но на завтра, вставал с мыслями о работе. Я стал самым настоящим роботом, не желая что-либо изменить в своей жизни.
Тогда я был молод, здоров, полон сил и энергии. Меня поглотила рутина, и волновали только результаты, которых я добивался на работе. Путём кропотливого труда я достиг определённого профессионального уровня, и мне не гоже было опускать планку.
Эта женщина изменила моё сознание, наполнила жизнь радостными незабываемыми событиями. Я ожил, начал дышать полной грудью. Она пробудила во мне незнакомые, неизведанные ранее, чувства. У меня появился вкус к жизни. Я стал ценить каждое мгновение, проведенное с ней. Никогда на свете я не любил никого, как её.

*Понедельник.
Жени. Мечта всей моей жизни. Так я называл её.

Мать Жениного мужа мечтала о невестке из русской провинции. Сына - Георгия она вырастила в лучших традициях. Он был учтивым, заботливым по отношению к ней. Настойчиво учился, затем работал, старательно поднимаясь к вершинам, добиваясь хороших результатов и немалых достижений в своей области. Георгий до встречи с Жени жил только своей наукой, – она была его музой. Жени он нашёл в небольшом городке, где она жила с матерью и младшей сестрой. Георгий недолго ухаживал за ней. Их переписка длилась несколько месяцев. Он ей звонил по праздникам и выходным, а в один прекрасный день, приехал за ней и увёз.
Она была юной, нетронутой жизнью и не имела ни малейшего представления о том, что такое большой город, тем более столица. Внешне муж Жени был неказист и, конечно же, не соответствовал её представлениям о принцах. Но, сопротивляться судьбе бесполезно и зачем? Да и мать всё повторяла:
- Не дури, Женька. Раз сватается, поезжай. Много ты у нас таких женихов видела?!
Это был шанс вырваться из нужды, из рутины, серой окружающей её действительности, оказаться, наконец, в большом городе.
Она вышла за него замуж. Жили они мирно и дружно, как и подобает среднестатистической семье.
Первые годы, Жени жила, как в сказке. Чудеса окружали её, наполняли жизнь. Муж боготворил её, окружал заботой, вниманием, теплом и баловал поминутно.
По мере врастания в столичную жизнь она стала привыкать к роскоши (о которой и не мечтала). Привыкла, не замечая, что далеко не все живут, как она. Но матери помогала регулярно.
Когда появились на свет близнецы: Тёма – Артём и Сёма – Семён, два славных мальчугана, Жени отдалась детям.
А два года спустя после них, громким басистым криком заявил о своём рождении белокурый крепыш – Павлик. И Жени растворилась в детях, забыв о себе. Муж нанял ей помощницу, но та оказалась на удивление нерасторопной. Жени приходилось доделывать её работу, когда та вечером уходила домой. Жени некогда было поднять головы.
Мать её никогда не баловала. Она выросла скромной и нетребовательной. И у мужа никогда ничего не требовала, даже просила редко на свои нужды, несмотря на то, что он был очень добр, щедр к ней, никогда и ни в чём ей не отказывал.

*Суббота. Ранее утро.
Романтика. Природа дарит минуты блаженства…

Мы лежали в спальне, прижавшись друг к другу, и наблюдали неповторимую картину из окна.
Капли дождя, переливаясь и блестя, играли бликами на ветвях деревьев в лучах мартовского солнца. Они напоминали «дождик», которым украшают новогоднюю ёлку. Зрелище неописуемой красоты. Пред взором предстаёт живая сказка. Отрада разливается в душе.
И вдруг! В мгновение ока, солнце закатилось за тучи, потемнело и всё исчезло, как и не было. Как жаль. Сразу вокруг всё стало серым, обыденным, тут же откликнулось в мыслях и отразилось в настроении.
- Как быстротечна наша жизнь, - подумала она. Я перехватил её мысли.
- Молниеносна и изменчива. Чего можно ожидать от природы в марте? Ты не замечал этого? - спросила она меня.
- Раньше я ничего не замечал. А сейчас весь мир на моей ладони, когда ты прикасаешься к ней, - ответил я, прижав её к себе, как самую большую драгоценность, которой она и являлась для меня, изучая взглядом каждую чёрточку её лица. В ней всё было любимо и дорого. Мы дышали в унисон.
Всевышний, наконец, сжалился надо мной и послал ангела в подарок.

*Четверг.
Как же это прекрасно любить и знать, что ты любим!!!
Выше этого ничего нет.

Ночь. Нет сна. День выдался суматошный…
Она не была привлекательной. Всё её очарование пряталось, и заметить его, в повседневных отношениях, не представлялось никакой возможности. Именно поэтому люди не сразу обращали на неё внимание. Она легко терялась в толпе.
Один большой недостаток на лице отталкивал и заслонял всё остальное. Длинный крупный нос загромождал центр лица.
А увесистый мясистый сошник, по форме крючка, надвигался на чувственный женственный ротик.
Красивые по форме глаза отливали голубизной небес и смотрели вглубь человека, так проникновенно. Её глаза всегда были грустные. Лицо, лишённое красок и мимики, очень бледное, в зависимости от освещения, порой казалось бесцветным. Уголки губ тянулись к подбородку, что визуально искажало её возраст, и она выглядела гораздо старше своих лет. По всей вероятности, она это знала и в глубине души страдала от этого.
Но однажды волшебство произошло на моих глазах, и я не узнал в ней прежнюю просительницу.
Каких только женщин я повидал за годы своей работы на посту оперирующего хирурга. И все они мечтали обрести истинное человеческое счастье. Они были готовы доверить мне самое дорогое, что им подарил Господь и родители, только бы осуществить свою мечту.
Бедные, бедные, женщины!
Они наивно полагали, что, устранив физический недостаток, данный им при рождении, они обретут счастье. Как обманчивы мечты, как ошибочны надежды. Видимо, им необходимо заблуждаться и обманываться.
По всей вероятности мужчины не объяснили им главного, - они принимают их в свою жизнь с любыми недостатками, когда любят…
В этом случае они просто-напросто не замечают их недостатков.
*Суббота. Два часа ночи. Устал.
Скоро буду брать дневник на работу и в промежутках между операциями записывать. Хочется делиться своими чувствами, такое должно остаться на бумаге, чтобы в глубокой старости было, что вспомнить.

Первый раз она приехала ко мне на Калининский проспект.
В это день я вёл приём, и она попала ко мне по предварительной записи. Тогда я отказал ей в операции.
У неё от рождения была искривлена перегородка носа, в результате этого, она часто простужалась, сопела. В периоды цветения, тяжело дышала, самочувствие ухудшалось в результате сезонного обострения аллергии.
Я внимательно осмотрел её и не решился оперировать, о чём заявил ей.
Через несколько дней после этого, я встретил её у своего дома, когда прогуливался с собакой. Как она узнала мой домашний адрес (?), осталось для меня загадкой по сей день.
- Я всё Вам сказал на приёме, уважаемая, добавить мне нечего, - строго и раздражённо повторил я свой вердикт.
Она заплакала и ушла.
Какое-то время она не объявлялась.
И вдруг, стала преследовать меня вечерами, когда я возвращался после работы или выгуливал собаку недалеко от дома.
Жени стала меня упрашивать. Но я был неумолим.
Тогда она набралась смелости и пришла ко мне домой.
- Это Вы?! Опять?! – удивлённо спросил я, увидев её, открывая дверь. Что Вы здесь делаете?! – недовольным голосом возмутился я.
Пёс залаял, бросился к ней и она, воспользовавшись моей минутной растерянностью, прошмыгнула в прихожую. Я от неожиданности отпрянул к стене.

*Воскресенье. Продолжаю…
На чём я остановился вчера? Ах, да.
Мой пёс, узнав, бросился к ней в тот момент, когда я впускал её в дом. И ему, как оказалось, не доставало женского тепла. Кто бы мог подумать? В этот вечер я отпустил домработницу раньше обычного. Пёс подбежал к Жени и поставил на неё свои передние лапы. Она тотчас присела, обхватила его мохнатую голову ладонями, стала теребить шерсть, почёсывая его и приговаривая:
- Узнал, узнал, мой дорогой. Ах, какой умный пёс. Славный, хороший, хороший.
Жени гладила его по голове, массируя у него за ушами, а он, замлев и прищурив глаза от удовольствия, раскрыл пасть, выставив напоказ свои нижние клыки.
В этот момент я впервые услышал, как она смеётся и замер от неожиданности. Её лицо оживилось, взор прояснился. Она сбросила с себя некую маску, в дополнение прикрытую вуалью, и её глаза начали светиться. Лучезарная улыбка озарила светом весь её облик. Она преобразилась. Передо мной стоял совершенно другой человек. Это дивное превращение произошло на моих глазах, да, да…
Я стоял, как вкопанный и не мог сойти с места. Я не знал, что творится со мной, всё для меня было вновь. Увидев её такой, я потерял дар речи. В этот миг остановилась жизнь в полном смысле этого слова. Всё, что было в моей жизни до этого мгновения, стало лишним, ненужным, потеряло смысл. Я смотрел на неё, не отрываясь и мне было хорошо.
Вот тогда моё подсознание подсказало решение. Я захотел ей помочь. Возможно из эгоистических соображений. Я не думал тогда о ней. Нет, не думал о том, что мучило её, что наболело в её женской душе. Нет! Я думал лишь о том, что хочу её видеть и, чем больше, тем лучше.
Мимоходом Жени взглянула на меня, и я увидел её восхитительные глаза. Её безжизненное лицо округлилось, преобразилось у меня на глазах. Она разрумянилась. Я ощутил в ней женщину. Вот тогда я увидел её настоящую, был поражён и сражён наповал.
В этот вечер я дал ей согласие на операцию.

*Среда.
Меня всегда старались пристроить, не интересуясь, хочу ли я этого?
По-видимому, моим близким друзьям надоела моя холостяцкая жизнь, и они жаждали меня женить.
Раз в году, когда мне удавалось вырваться к ним по какому-нибудь торжественному случаю, как по заказу меня ожидала встреча с очередной таинственной незнакомкой. И, что Вы думаете, женщине очень быстро приедалась моя бесконечная занятость, и она исчезала из моего поля зрения, так, будто её никогда и не было. А я без сожаления продолжал свою размеренную жизнь.

*Вторник.
Давно не писал. Очень занят. Перерыв между операциями. Я укрылся в ординаторской и спешу записать.
Операция прошла успешно. Процесс заживления шёл хорошо. Самочувствие Жени оставалось в пределах нормы.
Спустя время после операции Жени превратилась в настоящую красавицу. Мечта Жени осуществилась. Её благодарности не было конца, я чувствовал это в каждом её вздохе и в её поведении, в целом. Теперь она постоянно пребывала в хорошем настроении.

В один, по истине, прекрасный день, она пришла ко мне, чтобы больше не расставаться ни-ког-да. Ничего, не взяв из дома, кроме фотографий своих детей.
С этого дня моя жизнь превратилась в настоящий рай. Я и мечтать, о таком счастье, не смел.
Лишь изредка она названивала домой и справлялась о здоровье и самочувствии детей. Её муж подробно рассказывал ей, включая проделки, казусы, потешные случаи. Жени улыбалась и внимательнейшим образом выслушивала его монолог. Я не знаю, как она объяснила ему свой уход, она мне ничего не рассказывала, но сумела сохранить с мужем хорошие отношения.
Положив трубку, Жени произносила:
- Он святой! Я не стою самой грязной потрёпанной нитки на его брюках.
Затем, принималась в лицах представлять мне, как шалят её дети.
Ночью она всхлипывала в подушку, в надежде, что я сплю и не слышу.
Мы жили душа в душу, и я не мог себе представить, что когда-нибудь останусь один без моей Жени. Однако это произошло. Тяжело заболел ей муж. Поначалу изо всех сил он пытался справляться с делами, не взирая на плохое самочувствие. Когда же он слёг, позвонили дети. Жени не размышляя, в одночасье, поднялась и ушла. На прощание, сказав мне:
- Хочу, чтобы ты знал. Лучше тебя нет, любимее тебя нет, дороже тебя нет, но там мои дети и он. Они нуждаются в моей помощи. Я не могу поступить иначе.
Материнский инстинкт и человеческое начало победили в ней любовь ко мне. Это был её выбор. Больше она не вернулась.
А я опять остался один.
Видимо на чужом несчастье, счастье не построишь.


Никогда не сдавайся
 
Инна Даниловна Комарова (Инна_Комарова)Дата: Среда, 25.06.2014, 16:51 | Сообщение # 4
Зашел почитать
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 96
Награды: 1
Репутация: 0
Статус:
Детские грёзы
зарисовка

За окнами злится вьюга. Стучит в окна, негодует.
Скрипя, лениво прохаживается туда - сюда старая дряхлая дверь. Шурша, бегает волнами половик. В избе тепло, светло и вкусно пахнет.
Затянул, сладко подтягиваясь, свою песенку кот Василий.
Жур – жур - жур, - заурчала вода в самоваре, и он зашипел закипая.
- Ой, как здесь тесно, - жалуется подошедшее сдобное тесто, выпрыгивая из кадушки на волю.
С печки свисают вязаные носки. Красочный орнамент притягивает взор, напоминая о золотых руках мастерицы. У печки отдыхают валенки. Прохудились они. Их промочил в сугробах дед Порфирий, когда ходил в лес за хворостом и ёлкой. А бабушка Дуся, тем временем, квасила капустку, недовольно бурча, припоминая деду все его грехи.
Один Ванечка мирно спит в своей колыбели, пребывая в сказочных грёзах и нет ему никакого дела до мирских забот. В его розовых снах всё радует и услаждает.
Раннее тёплое летнее утро. Лучики солнца нежат, холят, ласкают. Пушистая зелёная полянка, усыпана ромашками, одуванчиками и многими другими полевыми цветами. Полянка напоминает красочный шатёр, по которому вкраплениями разбросаны полевые цветы. Они, на ветру раскачиваясь, кивают разноцветными головками. Над полянкой дружно и весело кружат птички-невелички, чирикая и распевая свои утренние серенады. Воздух свеж, чист и дивный аромат растений витает над полянкой, опьяняя. Небеса отливают голубизной озёр, безропотно и безмолвно с высоты наблюдают за всем происходящим.
Здесь нет тревог, нет печали, нет страха. Всё течёт своим чередом, принося своим обитателям неповторимые эмоции. Какое блаженство! Самый настоящий рай!
Ванечка нежится на травке, рядом с ним его мама. Она умело плетёт из колосков веночек. Мама молодая, красивая. Ей так к лицу лёгкое цветастое пышное платье. Её льняные волосы собраны и покоятся на макушке античным узлом. Лишь завитушки свисают с виска на лицо. Всё её тело пышет здоровьем.
- Ванюша, глянь, какая бабочка! – обратилась она к сыну. Создатель терпеливо разрисовал ей крылышки, чтобы подарить нам с тобой умиление и восторг.
Она подставила руку, и бабочка послушно села в её ладонь. Ванечка молча смотрел на бабочку и улыбался, затем протянул к ней свои пухленькие пальчики, желая прикоснуться, а бабочка, испугавшись, вспорхнула и улетела. Ванечка заплакал.


Никогда не сдавайся

Сообщение отредактировал Инна_Комарова - Среда, 23.07.2014, 23:27
 
Инна Даниловна Комарова (Инна_Комарова)Дата: Среда, 25.06.2014, 18:44 | Сообщение # 5
Зашел почитать
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 96
Награды: 1
Репутация: 0
Статус:
Возвращение
новелла

Позвонили в дверь. Женя отложила документы, которые готовила по просьбе начальника к завтрашнему совещанию и пошла открывать. На пороге стоял Вадим, нервно теребя в руках букет.
По его поведению было заметно, - он испытывает большую неловкость от ситуации, в которой оказался по собственной вине.
Женя смотрела на него и не узнавала того Вадима, с которым прожила долгую жизнь.
Всегда подтянутый, элегантный, одетый с «иголочки», раскованный и уверенный в себе, умеющий производить на женщин неизгладимое впечатление. Галантный кавалер, учтивый, внимательный….
Сейчас он стоял растерянный, небритый, неопрятный, какой-то помятый, с потухшим взором.
- Где тот лоск, тот блеск, огонь в глазах, куда всё подевалось? Исчезло…, всего за один год. Невероятно!
Да, прошёл уже год, трудно в это поверить. Как целая жизнь промелькнула! - думала Женя.
- Входи, не напускай холод. Что-то сегодня плохо топят, - приглушенным голосом, отстранённо произнесла она, укутываясь шалью.
Вадим вошёл, закрыл за собой входную дверь, но остановился в прихожей.

Кто бы мог подумать, после двадцати восьми лет счастливой, сложившейся, налаженной семейной жизни, в одно мгновение ураган по имени Анжелика на ходу снёс всё лучшее, что было в их жизни. Под откос пустил трогательные чувства, теплоту отношений, привязанность друг к другу, наконец, любовь.
- Никогда бы не подумала, что Вадим на такое способен. Не могла даже представить себе, что он окажется таким легкомысленным и станет влачится за первой попавшейся юбкой, - возмущалась Таня, близкая подруга Жени.
- Ты не права, Танюшка. Это не легкомыслие. Он полюбил. Что тут будешь делать? С этим чувством не поспоришь, - уверяла её Женя.
- Ты что же его оправдываешь?! – недоумевала подруга. Вот, вот, сама избаловала, а в результате получила…, - не дождавшись ответа, язвительно констатировала Таня.
- Нет, просто пытаюсь понять, - неторопливо ответила ей Женя, не замечая нелестных реплик в адрес мужа.

Женя - преуспевающий психолог. За годы многолетней работы ей неоднократно приходилось разбирать похожие жизненные ситуации. Довольно часто она примиряла по разным причинам поссорившихся супругов. Когда ей это удавалось, она считала свою миссию выполненной. Но представить себе, что когда-нибудь сама окажется героиней подобного сюжета…
Нет, такое ей и в голову не приходило.
Вадим по роду службы часто отсутствовал. Работая администратором театра современного балета, он ездил с труппой на гастроли. Ежедневно звонил Жене из любой точки планеты, привозил красивые подарки. На праздники либо дни рождения Жени загодя готовил ей восхитительные сюрпризы. Выглядел влюблённым и преданным мужем.
Прекрасно относился к сыну. Проявлял интерес ко всем его делам: учёбе, работе. Помогал и поддерживал во всех начинаниях.
И вдруг такое!!!
Поначалу Вадим старался вести себя так, будто ничего не происходит. Но Женя замечала, что он стал постоянно задерживаться. Перестал встречать её с работы с букетами цветов, предварительно надоедая сослуживцам своими звонками, тем самым, поторапливая Женю. Он стал холоден, безразличен к их общим каждодневным делам, постоянно о чём – то задумывался, порой, не замечая присутствия рядом Жени. Куда-то пропадал по выходным, не предупреждая её ни о чём.
А в один «прекрасный» день Вадим пришёл к ней на работу. И прямо, с места в карьер, в кабинете заявил:
- Женя, мы взрослые люди, юлить не буду. Я встретил другую женщину. Она нужна мне. Ты не представляешь, какая она! Фейерверк! Она восхитительная! Я ухожу к ней, - выпалил он, на одном дыхании.
Не дав Жене опомниться, он выскочил из кабинета, как ужаленный, столкнув с ног заведующего консультацией.
Вернувшись с работы, Женя застала в квартире беспорядок и полупустой шкаф. Ей трудно было понять мотив, причину происшедшего. Оно шло вразрез с её пониманием и всей их жизнью.
Женя не стала добиваться с ним встреч, выяснять отношения.
Нет, она далека была от такого рода поступков. Она замкнулась в себе. После работы шла прямо домой. Нигде не бывала. Не навещала старых добрых знакомых, с которыми они дружили семьями. На приглашения родственников, что-то невнятное мямлила в ответ, вместо отказа.
Ей больше всего не хотелось натыкаться, как на гвозди, на посторонние въедливые вопросы, разговоры за спиной, ускользающие насмешливые взгляды завистливых знакомых и жалость родственников. Женя тщательно избегала этого.
Она краем уха слышала разговоры соседей по дому:
- А красотку-то нашу, муженёк бросил. Во, как!
Женя старалась и с соседями не сталкиваться, чтобы избегать отрицательных эмоций.
Она даже по телефону ни с кем, кроме Тани, не разговаривала. Чувство собственного достоинства никогда не покидало её, даже сейчас, когда земля уходила из-под ног.
Одинокими зимними вечерами Женя перебирала семейные фотографии, перечитывала письма Вадима разных лет. Такие ласковые, тёплые, щедрые, наполненные заботой, вниманием.
В своих воспоминаниях она возвращалась к самым трепетным, самым счастливым минутам их взаимоотношений. Это согревало ей душу, придавало силы. Так она не чувствовала одиночества внезапно свалившегося на неё.
Лишь изредка Женя позволяла себе высвободить накопившиеся эмоции, давая своим чувствам свободу и, тогда плакала, что называется, не просыхая. После таких ночей новый день не радовал Женю. Она с трудом поднималась. У неё раскалывалась от боли голова, она ощущала разбитость во всём теле, нарастающую слабость. Я бы сказала, день начинался в состоянии побитой «собаки», с опухшими веками и воспалёнными покрасневшими глазами.
Ей не хотелось смотреть на себя. Приводить в порядок лицо, укладывать волосы. В таких случаях она стояла у зеркала, гримасничая. Искусственно натягивала до ушей рот в «улыбке», и говорила:
- Строить красивую мину при плохой игре…
Не по-лу-чи-тся, Евгения Павловна. Нет, не получится.
На работу идти тоже не хотелось. Тогда Женя снимала телефонную трубку и говорила секретарше:
- Мариночка, дружочек! Передайте, пожалуйста, Василию Михайловичу, что мне нездоровится. Отлежусь, а завтра выйду.
- Хорошо, Евгения Павловна, не беспокойтесь. Передам.
- Ну вот, - утвердительно произносила Женя. Теперь можно и поболеть.
Она, не снимая ночного белья, шла в гостиную, укладывалась на диван, набирала номер рабочего телефона Тани и почти шёпотом делилась с ней, рассказывая о бессонной ночи и своих переживаниях.
- Впервые в жизни прогуляла работу. Представляешь такое?! Сегодня я никудышный психолог…
- Ничего, иногда и отлежаться не грех, - успокаивала и подбадривала её подруга.
- Какое счастье, что Игорёк в загранкомандировке и ничего не знает о случившемся, - делилась Женя с подругой.
- А зачем ему знать? Чем он тебе поможет? Не нужные волнения парню. Правильно сделала, что смолчала. Молодец! - одобрила поступок подруги Таня.

А жизнь шла своим чередом. За Женей на работе настойчиво ухаживал заведующий консультацией, предлагал «руку и сердце». А она в ответ грустно улыбалась и отвечала:
- Василий Михайлович! Я вроде бы замужем.
Душа её изболелась, истомилась, но она продолжала ждать, самая не ведая чего. Таня не разделяла её точку зрения, не одобряла поведения Жени. Поначалу высказывала ей своё мнение, а потом, изменила тактику и старалась избегать этой темы.

И вот теперь, спустя год, Вадим стоял пред ней, полон раскаяния.
- Жень, прости меня, очень прошу тебя. Я всегда любил только тебя одну. То наваждение, не более. Оно испарилось, как и не было. Поверь! У меня было время всё хорошо обдумать и понять истину. В противном случае я бы не пришёл. Ты меня знаешь. Я всегда любил и люблю тебя, одну тебя, - вторил он. Разреши мне вернуться. Мне плохо без тебя. Я истосковался.
Знаю, что очень виноват, перед тобой. Прости меня, пожалуйста.
Если бы ты знала, сколько раз я встречал тебя с работы. Прячась у тебя за спиной, старался затеряться в толпе среди прохожих и провожал домой. Когда твой начальник напрашивался в провожатые, я сгорал от ревности, от зависти и ненависти, одновременно. Как мальчишка. С трудом сдерживал себя, чтобы не подойти к нему и не высказать всё, что я о нём думаю. А сколько раз я встречал тебя утром у нашего дома, мысленно направлял тебе в спину посыл, желая: «Доброго утра, Женечка» и шёл, шёл за тобой до самой работы. Не знаю, что-то удерживало меня, не давало подойти и покаяться раньше.

Вадим напоминал провинившегося ребёнка. По всей видимости, он понимал, что не заслужил прощения, но всей душой жаждал этого.
Он склонил голову, приподнял Женину руку и поднёс к своим губам.
Женя ощутила тепло его губ, сердце её сжалось. По телу пробежался озноб. Она по-прежнему любила его. Женя прикоснулась к его голове и провела рукой по волосам. Воцарилась тишина. Они стояли молча. Внезапно она нарушила молчание.
- В среду наш Игорёк приезжает. Он ничего не знает. Я ему не писала.
- Спасибо тебе, - оживился Вадим. Ты самая великодушная из женщин. Ты святая! Ты моя спасительница!
Обещаю, ты никогда об этом не пожалеешь. Я всё осознал.
Женя продолжала вести неспешную беседу, не прислушиваясь к его словам.
- Я взяла выходной на работе, чтобы убрать в квартире, сходить за покупками и приготовить праздничный обед. Мой дорогой мальчик наконец-то вернётся домой. Я так соскучилась по нему.
- А у меня отпуск, - поспешил объявить Вадим. Я тебе помогу. Скажи, что нужно, я съезжу за покупками. И с уборкой помогу, как раньше. Помнишь? – взывал он к её памяти.
У нас всё будет просто замечательно, - внушал он ей. Жизнь - хороший учитель, поверь мне, - просил Вадим.
Жень! Я понял главное, - вы у меня единственные и самые любимые на всём белом свете.
Женя заплакала. Но это были слёзы радости. Она вновь обрела утраченное счастье.

P.S. Эта новелла неоднократно была издана в московских журналах.


Никогда не сдавайся
 
Инна Даниловна Комарова (Инна_Комарова)Дата: Среда, 25.06.2014, 19:09 | Сообщение # 6
Зашел почитать
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 96
Награды: 1
Репутация: 0
Статус:
Инна Комарова

Эпиграф

…умеющий любить
и отдавать тепло души своей,
частицу преданного сердца
любовь находит сам.

Дыханье розы - детский трепет
Ночь нехотя и с сожалением освобождала земной простор. Пятясь и бурча, окутывала небеса безликой мглой, но всё же уступала, уступала права предрассветному часу. Листва, трава росой покрылись, легко вздохнув, прохладой одарив младую поросль. Так незаметно духота пошла на спад, пока совсем исчезла.
Дыханье розы по утру, что детский трепет.

Душа моя! Как крепко спишь ты. Твой сон, вальсируя и кружась, всецело завладел тобой, прикрывая неуловимой вуалью твоё прелестное чело. Украдкой не спеша, скользят, играя на твоих ланитах первые лучики. Там нега, там покой и неземная красота, а на устах невинная улыбка торжествует. Не удержался я, прильнул к тебе и ощутил тепло… все чувства всколыхнулись.
- О, как прекрасна ты! Божественно красива! Моя богиня, я сражён.
Весь облик твой зовёт, притягивает, манит, дурманит разум, душу теребя. Но как тебя обнять, прижать к груди, поцеловать? Впиваются шипы твои безжалостно и злобно. Лишь лицезреть тебя и в наслажденье умереть. Таков удел того, кто влюбится в тебя.
Всё понял я, - то сказка, то мечта, столь долгожданна, столь желанна, столь своевременна она - пригрезилась мечтателю любовь. Ну что ж, в том боль и приговор. И правда бытия.


Никогда не сдавайся
 
Татьяна Александровская (ТатьянаАлександровская)Дата: Среда, 25.06.2014, 20:07 | Сообщение # 7
Долгожитель форума
Группа: МСТС "Озарение"
Сообщений: 1914
Награды: 28
Репутация: 64
Статус:
Инна, мне очень понравились Ваши произведения.
Тёплые, мудрые... где-то с определённой ноткой грусти, но как же прекрасны они своей ценностью жизни.
Замечательно, что Вы зарегистрировались на нашем сайте и открыли свою авторскую библиотеку.

Творческих успехов Вам, Инна, новых произведений.
И благополучия во всём.

С уважением, Татьяна.


Поэты не рождаются случайно,
Они летят на землю с высоты,
Их жизнь окружена глубокой тайной,
Хотя они открыты и просты. (Тальков)
Авторский сборник
Авторская библиотека
 
Елена Долгих (ledola)Дата: Среда, 25.06.2014, 23:33 | Сообщение # 8
Долгожитель форума
Группа: Модератор форума
Сообщений: 9202
Награды: 87
Репутация: 261
Статус:
Инна, мне понравился ваш лозунг "Никогда не сдавайся!"
Сразу вспомнилось одно потрясающее видео, вот ссылка
http://yandex.ru/video....ere=all
Название видео - "Стой до конца и не вздумай сломаться"
Если ссылка не работает, просто наберите эту фразу в поисковике.


А зверь обречённый,
взглянув отрешённо,
на тех, кто во всём виноват,
вдруг прыгнет навстречу,
законам переча...
и этим последним прыжком
покажет - свобода
лесного народа
даётся всегда нелегко.

Долгих Елена

авторская библиотека:
СТИХИ
ПРОЗА


Сообщение отредактировал ledola - Четверг, 26.06.2014, 10:46
 
Инна Даниловна Комарова (Инна_Комарова)Дата: Среда, 25.06.2014, 23:35 | Сообщение # 9
Зашел почитать
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 96
Награды: 1
Репутация: 0
Статус:
ТатьянаАлександровская,

Танюшенька, родная моя!
Превеликое спасибо за такой дивный отзыв.:):):) Я тронута до глубины души.:)
Даже всплакнуть захотелось.

Вы - большая умничка. С большой буквы творческая личность. smile smile smile happy happy happy
Но самый великий Ваш талант заключается в Вашей человечности. Это дорогого стоит. Это редкий дар, который мало кому даётся.

Сил Вам, энергии, любви и вдохновения. Счастлива познакомиться и подружиться с Вами. happy happy happy happy happy happy happy happy happy happy happy happy happy happy


Никогда не сдавайся
 
Инна Даниловна Комарова (Инна_Комарова)Дата: Среда, 25.06.2014, 23:38 | Сообщение # 10
Зашел почитать
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 96
Награды: 1
Репутация: 0
Статус:
Леночка, милая, добрый вечер!

Спасибо, что заглянули на огонёк. Рада, что нашла единомышленницу.

Благодарю за ссылку. По свободе схожу.

Приходите, будем дружить.


Никогда не сдавайся
 
Елена Долгих (ledola)Дата: Среда, 25.06.2014, 23:48 | Сообщение # 11
Долгожитель форума
Группа: Модератор форума
Сообщений: 9202
Награды: 87
Репутация: 261
Статус:
Цитата ledola ()
Жизнь продолжается
новелла
(быль)

всегда рада, читая о том, что жизнь продолжается и на свете есть Любовь!

Цитата Инна_Комарова ()
Выбор
новелла

Цитата Инна_Комарова ()
И все они мечтали обрести истинное человеческое счастье. Они были готовы доверить мне самое дорогое, что им подарил Господь и родители, только бы осуществить свою мечту.
Бедные, бедные, женщины!
Они наивно полагали, что, устранив физический недостаток, данный им при рождении, они обретут счастье. Как обманчивы мечты, как ошибочны надежды. Видимо, им необходимо заблуждаться и обманываться.

Цитата Инна_Комарова ()
По всей вероятности мужчины не объяснили им главного, - они принимают их в свою жизнь с любыми недостатками, когда любят…
В этом случае они просто-напросто не замечают их недостатков.

Очень верно!!
Цитата Инна_Комарова ()
А я опять остался один.
Видимо на чужом несчастье, счастье не построишь.

Вот и здрасте! Он был с нею счастлив! Не каждому такое выпадает!

Цитата Инна_Комарова ()
У нас всё будет просто замечательно, - внушал он ей. Жизнь - хороший учитель, поверь мне, - просил Вадим.
Жень! Я понял главное, - вы у меня единственные и самые любимые на всём белом свете.
Женя заплакала. Но это были слёзы радости. Она вновь обрела утраченное счастье.

молодец Женя, если сможет всё забыть...но это, как правило, невозможно...

Инна, у ваш хороший стиль изложения, читать легко)))) Спасибо.


А зверь обречённый,
взглянув отрешённо,
на тех, кто во всём виноват,
вдруг прыгнет навстречу,
законам переча...
и этим последним прыжком
покажет - свобода
лесного народа
даётся всегда нелегко.

Долгих Елена

авторская библиотека:
СТИХИ
ПРОЗА
 
Инна Даниловна Комарова (Инна_Комарова)Дата: Среда, 25.06.2014, 23:57 | Сообщение # 12
Зашел почитать
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 96
Награды: 1
Репутация: 0
Статус:
Леночка, дорогая!

Большущее спасибо за прекрасный отзыв smile happy и разбор полётов.
Вы правы, мой друг. С Вашими ремарками согласны.
Я описывала женские судьбы, а они похожими редко бывают.

Ещё раз благодарю за внимание к моему творчеству. Забегайте.


Никогда не сдавайся

Сообщение отредактировал Инна_Комарова - Среда, 25.06.2014, 23:58
 
Инна Даниловна Комарова (Инна_Комарова)Дата: Четверг, 26.06.2014, 00:01 | Сообщение # 13
Зашел почитать
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 96
Награды: 1
Репутация: 0
Статус:
Инна Комарова

Люблю слушать жизнь…
миниатюра

Да, да, именно так, - слушать жизнь. Мир живой природы многогранен, многообразен и многозвучен. И величайшее наслаждение доставляет всматриваться и вслушиваться в этот неповторимый мир, на какие-то мгновения сливаясь с ним и … Приятный майский ветерок ласкает лицо, природа расцветает, благоухает. Блаженство!
Не далее, как сегодня из окна я наблюдала занятную картинку. На верхушке высокой туи затеяли спор весёленькая семейка из рода пернатых. Вот бы сюда учёных – орнитологов, они бы почерпали для себя интереснейшую информацию. Несложно было догадаться, кто есть кто. Тембры голосов существенно отличались друг от друга. У мамы – мягкий, но сочный, с выраженными назидательными нотками. У детёныша – писклявый и капризный, местами назойливый. Папаша поначалу не принимал участие в споре, но как видно его терпение лопнуло, и когда он вмешался, то затрещал безумолку. Интонации были настолько яркие, живые, даже зримые, что я не могла оторваться от происходящего и слушала, слушала. Мне показалось, что я понимаю их язык.
Параллельно с нашей жизнью: болезнями, тревогами, нехватками, стремлениями, желаниями, махонькими кратковременными радостями, - совершенно иной полноценный красивейший мир.
Я предполагаю, что он совершеннее нашего. В природе всё сбалансировано. Им неведомы зависть, отчаяние. У них всё идёт своим чередом, без сутолоки, претензий, обид. Мне кажется, что у животных и пороков гораздо меньше, нежели у людей.


Никогда не сдавайся
 
Инна Даниловна Комарова (Инна_Комарова)Дата: Четверг, 26.06.2014, 00:26 | Сообщение # 14
Зашел почитать
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 96
Награды: 1
Репутация: 0
Статус:
Новелла «Зойка»

Познакомилась я с одной женщиной. Самое интересное, что знакомство произошло случайно на почве обоюдной любви к животным.
Звали её – Зинаида Фёдоровна Милевина. Мы беседовали о домашних питомцах, обменивались впечатлениями, опытом. Неожиданно для меня она повернула разговор с иное русло и разоткровенничалась. Вначале мне это показалось странным, но спустя время я поняла, ей больше не с кем поговорить об этом, и она выбрала меня в слушатели.
Зина поведала мне одну интереснейшую историю, изменившую всю её жизнь.
Изложу повествование от её лица. Так будет достовернее.


*Зойка.
-Я Вам расскажу о своей лучшей подруге, - неторопливо начала свой рассказ Зина, одновременно размышляя о чём-то, не будучи уверенной, стоит ли делиться сокровенным с кем-то, тем более с недавней знакомой. Но рана кровоточила и желание высказаться, поведать о наболевшем преобладали над разумом.
- Хорошая девчонка Зойка. Такая добрая, мягкая, чуткая, - начала она задумчиво, но с иронией.
С ней так легко, так уютно было. Тогда я считала её золотым человечком, самым близким другом. Я её очень любила.
Дружили мы с ней с детства. Наши отцы служили во флоте, мы жили рядом, на одной улице. Учились в одной школе, в параллельных классах, всегда, везде вместе. Не разлей вода.
Она без меня ни одну задачку не решала, ни одно сочинение не писала. Была нерешительной, безынициативной, беззащитной.
Я всегда её выручала, помогала. У нас так было принято. Она была моей лучшей подружкой.
По окончании школы я подала документы в полиграфический.
А Зойка оставалась в раздумьях, всё никак не могла определиться.
В результате она пошла в сельскохозяйственный институт. Решила заниматься селекцией, выращиванием новых подвидов.
А за полгода до этого…, - Зина остановилась, резко умолкла, что-то мешало ей говорить.
И вдруг, её как прорвало. Она продолжила рассказ, но не с того места, на котором остановилась, а в продолжение своих мыслей.
- Это началось на новогоднем вечере за полгода до окончания школы. Он пришёл к своему приятелю. Они разговаривали о чём-то, а потом он подошёл ко мне, пригласил на танец.
Так мы познакомились. Звали его Олег.
Я сразу обратила внимание на то, что он отличается от моих одноклассников своим поведением. Да и внешне он выглядел иначе. Подтянут, аккуратно одет. Вежливо разговаривал. Я даже удивилась.
Оказалось, что он вырос в интеллигентной семье.
Его мать преподавала в университете на факультете филологии. Отец - служил при посольстве военным атташе. В первые годы его службы вся семья находилась с ним за границей. Позднее мать стала работать над диссертацией, защитилась и начала преподавать в университете.
Отец Олега также перешёл на преподавательскую работу в военной академии. Сказалось желание, - не расставаться с семьёй.
Чувствовалось, что мальчик подкован.
Олег собирался поступать в институт военных переводчиков.
Провожая меня домой, он рассказал обо всем подробно, делясь со мной своими планами.
Вы знаете, он мне понравился с первой встречи, как говорят, - с первого взгляда. Тогда я этого не понимала, просто не отдавала себе отчёта в этом, осознание пришло позднее.
Прощаясь, как принято, мы обменялись телефонами.
С тех пор, мы встречались очень часто, каждый день беседовали по телефону. Все семейные праздники проводили вместе. В нашей семье Олега приняли, как родного.
Она опять прервалась. Ощущалось напряжение.
- На майские праздники мы решили отправиться на природу, к нам на дачу. Вместе с нами поехали друзья Олега и Зойка, - продолжила она своё повествование.
Мы там пробыли целый день. Хорошо провели время.
Назад возвращались все вместе, и тут Зойка закапризничала.
- Зин, пусть Олежка меня проводит. А то у нас в парадной вечно какие-то хулиганы собираются. Спокойно домой попасть нельзя.
Ты не возражаешь? – кокетливо спросила она, улыбаясь.
- Почему Олег? - вступил в разговор один из друзей Олега.
Мы все готовы проводить тебя, - попытался он отвлечь её.
- Ну и вы тоже, конечно, - уточнила Зойка.
- А что это вдруг? – спросил Олег. Настроение хромает, - заулыбался он. Нет, я всё понимаю. Для меня это большая честь, я конечно галантный кавалер, - сказал он насмешливо и раскланялся. Олег дурачился, играя шута «горохового», это было видно невооружённым глазом.
Слушай, может, наймём духовой оркестр, веселее будет? - пошутил Олег, юродствуя.
- Не, оркестр не нужно, - отреагировала Зойка. Не то настроение, - настаивала она.
- Олежек, сходи с ребятами, проводите Зойку домой. Уже поздно, она боится, - высказала я своё предположение.
Олег как-то странно посмотрел на меня и сказал без особого удовольствия:
- Раз надо, значит надо. Вперёд, ребята.
Они проводили меня к дому, и пошли провожать Зойку.
Я, ни о чём не подозревая, вошла в парадную и направилась к лифту.
Спустя время мне ребята рассказали, что Зойка всех пригласила в гости, угощала коньяком с конфетами. Включила медленную музыку и с каждым танцевала.
Вы знаете, я не предала этому факту никакого значения.
Что там произошло, я не знаю. Но, с тех пор Олег стал задумчивым, часто грустил. Куда-то пропал его юношеский задор. Он не рассуждал часами на разные темы, не философствовал как раньше, а всё думал, думал. Да и встречаться мы стали реже.
Я не задавала ему никаких вопросов, а сам он ничего не рассказывал.
Прошли вступительные экзамены. Мы благополучно перешли из статуса абитуриентов в студенты. И решили отпраздновать это событие. Олег пригласил всех к себе домой. Его родители собирались в отпуск и перед отъездом отправились навестить своих ближайших родственников.
Замечу, родители Олега были людьми доброжелательными и не имели ничего против того, чтобы мы собрались у них в квартире.
На вечеринке, Олег подошёл ко мне, попросил отлучиться с ним в другую комнату, учтиво предложил сесть и уверенно сказал:
- Я хочу, чтобы ты стала моей женой.
Это было так неожиданно. Нет, я не могу сказать, что не ждала этого, что не мечтала. Безусловно, ждала и мечтала. Я любила Олега, и быть всегда рядом с ним означало для меня превеликое счастье.
Но, сказано это было как-то второпях. Меня это насторожило.
Что греха таить, мои чувства к нему победили, и я ответила соответственно:
- Олеженька, всё будет так, как ты хочешь. Ты же знаешь.
Но почему тут и вот так вдруг? – спросила я.
- Не считаю нужным откладывать это в долгий ящик. Мы с тобой достаточно хорошо знаем друг друга. Ты настоящий друг. Уверен, ты будешь достойной женой и матерью моих детей, - проговорил он эти слова, как заученный урок. Если ты согласна, давай пойдём и распишемся, - подытожил он.
- Ты считаешь, моего особого отношения к тебе достаточно для счастливой семейной жизни? – поинтересовалась я, а у самой щёки запылали, и заколотилось сердце. Мы впервые говорили с ним на эту тему.
- О чем это ты? – спросил он и уронил на меня чужой взгляд.
Ты что же сомневаешься в моих чувствах к тебе? – понял он, что я имела в виду. Разве я когда-нибудь давал тебе повод? – спросил он.
- Нет, нет же, что ты? – поспешила я успокоить Олега.
Просто я всегда думала, что когда делают предложение руки и сердца, то в первую очередь объясняются в любви, а уже потом…, - наивно заявила я и затихла.
- Понимаю. Допустил оплошность. Прости, - попытался Олег реабилитироваться, исправить допущенную ошибку.
Зинуль, конечно же, я тебя люблю. И никаких сомнений, пожалуйста, - произнёс он по-детски, выпрашивая снисхождение. Мы будем вместе. Решено и обжалованию не подлежит, - сказал Олег шутливым тоном, разряжая обстановку.
Нагнулся ко мне и поцеловал. Я, ощутив тепло и нежность его щеки, тут же растаяла.
Как мало нужно женщине. Как легко её можно сбить с толку, обмануть, ввести в заблуждение.
Нет, не подумайте, этих мыслей тогда у меня не было. Я была совершенно счастлива, на десятом небе летала, порхала моя душа.
С того вечера к этому разговору мы не возвращались.
Но, я на всякий случай предупредила маму, поделившись с ней новостью.
Вскоре Олег пришёл ко мне и сказал, чтобы я взяла паспорт.
- Мы идём подавать заявление, - уверенно заявил он.
Через три месяца мы поженились. А через год у нас родился сынуля – наш первенец, Павлик.
Жили мы у моих родителей. Они очень меня выручали, благодаря чему после рождения Павлика я смогла продолжить учёбу, не теряя год в академическом отпуске.
С Зойкой мы виделись редко из-за моей занятости, а она всё меньше и меньше нас навещала. Я выкраивала минутку, чтобы хоть по телефону поговорить с ней. Если мне и удавалось застать её дома, она куда-то всегда торопилась, и разговора не получалось. Она очень изменилась по отношению ко мне, за последнее время.
Я это почувствовала.
А Олег часто стал приходить домой поздно и в нетрезвом состоянии. Я всё пробовала поговорить с ним, но на откровенный разговор он не шёл и на мои просьбы не откликался. Он будто оглох. В один прекрасный день, он не пришёл домой вообще.
Я испугалась, думая, что с ним что-то случилось.
Позвонила его родителям, а они в недоумении:
- Как? Что? Не может быть!
Я обзвонила всех друзей Олега, но и там его не было.
Обратилась в милицию. Как в воду канул.
В институте тоже не появлялся.
Его родители объездили все больницы, все морги, но Олега не нашли.
Прошло несколько дней, он объявился у родителей, коротко сказав:
- Я ушёл из семьи, вернулся домой, ни о чём меня не спрашивайте.
Об этом сообщила мне его мама, не понимая, что происходит и, переживая вместе со мной случившееся.
Когда я звонила, желая поговорить с ним, он наотрез отказывался подойти к телефону.
Так я осталась одна с Павликом, а наши пути с Олегом разошлись.
Но официально я оставалась его женой. Повестку в суд мне не присылали. Сама я была слишком занята, чтобы заняться бракоразводным процессом. Да и не до того мне было. Рана не заживала. Я не могла понять, что могло случится? Что заставило его так поступить по отношению ко мне? Мы жили спокойно: ни ссор, ни скандалов, ни распрей не было.
Скажу Вам больше, он даже сына не навещал. Ребёнок-то в чём провинился перед ним? Да и я себя виноватой не чувствовала.
Все эти вопросы так и остались безответными. Тот, кто мог прояснить ситуацию, скрывался от нас. Боль бередила мою душу, руки опускались, не хотелось жить, не то, чтобы думать об учёбе. Забота о ребёнке отвлекала, уводила от тяжёлых мыслей, особенно, когда Павлик болел, а хворал он часто. Рос тяжело, поэтому всё внимание, забота, всё тепло моей души были отданы ему – моему крошке.
Моя свекровь втайне от Олега навещала нас, приносила внуку гостинцев, подарочки. Она упрашивала меня взять деньги, но я отказывалась. Мои родители помогали мне всем, чем могли, постоянно выручая.
Слово «папа», мой ребёнок не знал. Кроме мамы у него были – бабуля и дедуля. Я ничего ему не рассказывала, чтобы не ранить его детскую душу. Павлик не нуждался ни в чём.
А любви ему перепадало за десятерых.
Спасибо моим родителям, с их помощью я благополучно окончила институт. Мне предстояло найти себе работу, которая бы находилась недалеко от дома, желательно в первую половину дня, чтобы после своего возвращения освободить маму. Она была вынуждена уйти с работы, чтобы присматривать за Павликом.
Мама очень уставала. Ребёнок выматывал её без остатка.
У Павлика был снижен иммунитет, он не мог посещать детский сад.
Моя подружка - Зойка куда-то исчезла после окончания учёбы, и никто не знал, где она. Её родители явно что-то скрывали, но говорить не хотели. Вообще они старались избегать нас. Я не могла понять, что кроется за всем этим.
Мои школьные друзья меня не навещали и с ними связь, сама по себе, оборвалась.
По своей специальности устроиться мне не удалось. И я пошла по первому объявлению на уличной доске. Стала работать воспитательницей в детском саду. Садик работал только до часу дня. Меня это вполне устраивало.
После работы, я бежала за покупками. Прибегала, освобождала маму. Выходила с Павликом на прогулку, этим временем, мама варила ему свежий овощной супчик с фрикадельками. Павлику была предписана строгая диета. Он родился с редко встречающимся заболеванием пищеварительной системы.
Мы возвращались с прогулки. Я кормила Павлика, укладывала его спасть. А потом занималась домашними делами. Когда погода позволяла, мы с Павликом и вечерком прогуливались. Затем мы с мамой купали Павлика. Кормили ужином, и я укладывала его спасть. В обязательном порядке рассказывала сказки, пела колыбельные песни, как и положено. Он их очень любил и всегда ждал с нетерпением. Павлик без них не засыпал.
А ночами своими бедами я делилась с подушкой. От моих слёз, она просыхать не успевала. Так проходили мои дни, недели, месяцы, годы.
Моя свекровь из-за всех переживаний серьёзно заболела и навещала нас всё реже и реже.
Как-то в телефонном разговоре она сообщила мне, что Олег должен вернуться из очередной заграничной командировки. В первый момент, когда я это услышала, у меня в душе поднялась смута.
Я с трудом удержалась, чтобы не задать ей животрепещущий вопрос. С трудом сдерживая себя, я попрощалась с ней и положила трубку на аппарат. Стало ясно, чувства мои к Олегу живы и я безумно хочу его видеть. Но, как, где?
В назначенный день я поехала в аэропорт. Свекровь в разговоре сообщила мне, когда он прилетает. По-видимому, и она ещё надеялась на что-то.
Я дождалась, когда объявили: «Самолёт, следовавший рейсом 1244, Мюнхен - Москва, совершил посадку в аэропорту Шереметьево-2. Просьба встречающих…»
Я вышла на улицу, не дослушав до конца объявление, чтобы не столкнуться с Олегом лицом к лицу. Отошла в сторону и со стороны наблюдала за всеми, кто выходил из зала ожиданий.
Олег появился в дверях в красивом, элегантном, строгом плаще, модельных туфлях, в общем, выглядел очень привлекательно.
В руке он нёс небольшой плоский чемоданчик, похожий по форме на «дипломат».
Подъехал автомобиль чёрного цвета удлинённой формы. Олег не торопясь, подошёл к нему. Сдержанно поздоровался с водителем, сел в машину и они уехали. Выглядел он уставшим. Олег очень изменился с тех самых пор, как покинул наш дом. Я не стала окликать его, по его внешнему виду я поняла, - он один. Счастливые люди так не выглядят.
Озабоченность, неудовлетворённость жизнью, разочарование, - отметиной пролегли на его лице и на его облике, в целом. Мне его стало жаль. Я отвернулась и заплакала.
Возвращалась домой в расстроенных чувствах и угасшем настроении. Но маме ничего о своём походе не сказала.
Зачем её расстраивать? Ей и так доставалось немало.
Больше я Олега не видела.

Зина говорила без остановки, без устали, будто спешила донести до меня эту непростую историю. Я чувствовала, что в этом есть какой-то скрытый смысл, но пока не догадывалась, какой.

- Как-то перед закрытием садика позвонил мне папа одной девочки-Тани, - Зина продолжала свой рассказ, и сама не заметила, как отвлеклась от главного персонажа сюжета.
Отец девочки сказал, что его жена госпитализирована, а он находится в больнице рядом с ней и забрать дочку не может,
Его брат согласился подъехать к садику, забрать Таню, она пока побудет у него на работе. А сам он, когда освободится, заберёт девчушку, - пересказывала она своими словами смысл разговора.
Немного погодя, процитировала его завершение:
- Пожалуйста, Зинаида Фёдоровна, сделайте одолжение, выведите Танюшу к его машине, - попросил отец девочки.
Мой брат - человек занятой, у него каждая минута на счету.
С минуты на минуту он будет у Вас, - волнуясь, информировал меня отец девочки.
- Хорошо, хорошо, не беспокойтесь, успокоила я его.
Передам Танюшу из рук в руки. Обещаю.
На этом мы попрощались.
Ну, так вот. Примерно через десять минут я услышала, как посигналили.
Я одела Танюшу, набросила себе на плечи пальто и вывела девочку. У обочины дороги стояла машина с затемнёнными стёклами. По этой причине я не видела, сидел ли кто-нибудь ещё в машине, на заднем сидении. А возле водителя находился солидный мужчина. Когда он меня увидел, сразу вышел из машины.
Мы поздоровались. Он открыл вторую дверцу, усадил девочку на сидение. Поблагодарил меня, и они уехали.
На следующий день, подходит ко мне нянечка и говорит:
- Зинаида Фёдоровна, там воспитанный мужской голос просит Вас подойти к телефону. И улыбнулась.
- Спасибо, тётя Дуся, сейчас иду.
Я быстренько направилась к телефону. А сама думаю: «Кто бы это мог быть?».
- Слушаю, - сказала я.
- Добрый день, Зинаида Фёдоровна, - поздоровался незнакомец.
Вы меня не узнали. Я вчера забирал Танюшу, помните? – спросил он.
- А, да, да, конечно. Теперь вспомнила, - ответила я, не понимая, чем вызван его звонок.
-Что-нибудь не так? - спросила я, - почему сегодня не привели Танюшу в садик? Она заболела? – забеспокоилась я.
- Нет, нет. Что Вы? Так сложились обстоятельства. Мой брат поехал с утра к жене в больницу. Её положили на сохранение. Критическое состояние. Она очень волнуется. Он её поддерживает, отвлекает, помогает. Ей нельзя вставать.
В общем, дела житейские.
У меня с раннего утра было экстренное совещание.
Танюша находится у меня дома. Моя мама за ней присмотрит.
Брат попросил позвонить и предупредить Вас, - подробно ставил меня в курс дела незнакомец.
- Большое Вам спасибо, за звонок. Я собиралась позвонить к ним домой, расспросить о Танюше. Решила сделать это после завтрака, когда детишки займутся играми. Вы опередили меня, - отчиталась я.
- Я бы позвонил раньше, но совещание затянулось. Теперь Вы в курсе дела, я спокоен, - дополнил он, как бы оправдываясь.
- Покорно благодарю.
Вы знаете, мне так неловко, мы беседуем с Вами второй раз.
А я даже не знаю, как к Вам обратится, по имени-отчеству, - посетовала я.
- Ничего страшного. Это поправимо.
Вадим Павлович, к Вашим услугам, - любезно сообщил он.
- И мне очень приятно.
Моего сына тоже Павлушей зовут, как Вашего отца, - разговорилась я.
- Что Вы говорите? Действительно интересно получается.
К сожалению, отца уже нет в живых, - ответил он, торопливо.
- Ой, простите меня, пожалуйста. Поверьте, не хотела, я ведь не знала, - извинялась я и корила себя за длинный язык. И чего меня дёрнуло провести параллель? – думала я.
- Не вините себя, не надо. Я всё понимаю, - вежливо ответил Вадим Павлович.
Всего доброго, Зинаида Федоровна, - попрощался он.
- И Вам хорошего дня, Вадим Павлович. И ещё раз извините меня, - ответила я.
А на душе у меня «кошки скребли».
- Ничего, ничего, - ответил он сухо и положил трубку.
На этом разговор был завершён, а у меня остался жуткий осадок.

Мы сидели на скамейке в осеннем парке. В воздухе ощущалось приближение зимы. А вокруг царила необыкновенная красота.
Парк разукрасило золотом и багрянцем, под ногами шелестела листва, а мне чего-то взгрустнулось.
Женские судьбы такие непохожие, такие трудные.
Растишь девочку, а ничего не знаешь загодя, что её ожидает, какая участь выпадет ей, какой груз упадёт на её хрупкие плечики.
Нда…, жизнь.
Как говаривал Есенин: «…иль ты приснилась мне?»
Зина почувствовала, что я в своих мыслях удалилась от неё. Она повернула голову, посмотрела на меня и спросила:
- Устали? Утомила я Вас?
- Нет, нет, что Вы? – тут же отреагировала я.
Как раз размышляла в контексте Вашего рассказа. Непросто всё как. Сложно прогнозировать, предусмотреть, какие последствия нас ожидают.
- Да, Вы правы. Мы действительно не знаем, что нас ожидает и что суждено каждой из нас, - ответила она.
Так на чём я остановилась? – спросила она, адресуя вопрос самой себе.
- Вы говорили о новом знакомом. Вадим, так кажется, его зовут?- поспешила я прийти ей на помощь.
- Да, да. Вадим, - произнесла она и призадумалась.
С того дня он звонил часто. Потом, как-то раз заехал за мной после закрытия садика. Подвёз домой. Вёл себя сдержанно, прилично.
Однажды подъехал к нашему дому, когда я гуляла с Павликом.
Посидел с нами на скамейке, побеседовал с сынулей, сумел расположить его к себе.
Он вёл себя очень деликатно, корректно, ненавязчиво.
Да и я повода не давала. Все тогдашние мои мысли, чувства были адресованы ребёнку, моим близким. О мужчинах я и не помышляла. Урок, полученный в результате разрыва с Олегом, давал о себе знать. Тогда я и думать не могла, да и не хотела о новых отношениях.
- А, как же Вадим? Или эта встреча была случайной, эпизодичной и не переросла ни во что большее? – спрашиваю заинтересовано.
Признаюсь, Вы меня заинтриговали, Зинаида Фёдоровна, - констатировала я.
Моё признание вызвало у собеседницы улыбку.
- О(!), у Вадима оказалось железное терпение, выдержка и желание доказать мне, что далеко не все мужчины непорядочные. Он ждал долго, терпеливо и настойчиво.
Уже позднее, я узнала, что понравилась ему с первой встречи, помните, когда он забирал Танюшку. Но он молчал, понимая моё состояние, замечу, не зная никаких деталей, не будучи посвящённым ни во что. Он оказался на высоте во всех отношениях, что меня в последствии поразило до глубины души и подкупило в нём.
Он ухаживал за мной больше на расстоянии, нежели вблизи.
- Как это?! Что-то новое, – удивилась я.
- Не удивляйтесь, пожалуйста, дорогой писатель.
Чудеса редко случаются в нашей жизни, но всё же бывают.
Сегодня я могу уверенно констатировать это.
Очень трудно в них поверить, особенно после травмы и обмана.
- Значит, всё-таки был обман? – допытываюсь я, прерывая её рассказ.
- Был, но об этом чуть позже, если Вы позволите. Хорошо? – спросила она.
Я понимающе кивнула в ответ головой.
- Продолжайте, пожалуйста, - попросила я.
У меня прорезался писательский зуд, и я жаждала услышать от неё все подробности.
- Каждое утро начиналось с телефонного звонка, - делилась Зинаида Фёдоровна.
- Зиночка, доброе вам всем утро. Солнышко уже улыбнулось Вам? Хорошего дня и приятного вечера, - вот так каждый день. Вы себе можете такое представить? – спросила она меня.
Естественно после такого приветствия, внимательного отношения у меня поднималось настроение, - рассказывала Зинаида Фёдоровна, говоря об этом другим голосом, используя иные интонации.
Затем приезжал его водитель и отвозил меня на работу.
По выходным дням водитель появлялся с цветами и гостинцами для Павлика. На праздники Вадим покупал билеты в цирк, ТЮЗ, в кукольный театр. Ему было интересно то, что нравилось нам. Комфортно там, где было хорошо Павлику и мне.
- Очень красиво ухаживал, - подметила я.
- Да, не отнять, - согласилась Зинаида Фёдоровна.
- А семья у него была? – перескочила я, сгорая от любопытства.
- Сам Вадим мне ничего об этом не рассказывал. Его брат - отец Танюши, как-то забирая девочку из сада, поделился со мной.
Вадим женился рано на дочери их знакомых. Девочка была чрезмерно избалована и предъявляла молодому супругу большие претензии. Брак распался очень быстро, даже год не продержались они вместе. Детей не было.
С тех пор, Вадим так и не женился. Жил с родителями. Потом умер его отец. Так он с мамой и продолжает жить. Им вдвоём замечательно, комфортно. Удивительные, редкие у них отношения, скажу я Вам.
- Ой, как интересно! Никак настоящий роман, – вырвалось у меня.
- Нет, это не роман, моя дорогая, это сама жизнь, - ответила мне Зинаида Фёдоровна.
Я почувствовала себя неловко за неудачное сравнение. Пытаюсь сгладить.
- Ну, а что было дальше? – интересуюсь я.
- Дальше? А дальше, прошло время и немало.
1-ого сентября Павлик пошёл в первый класс. Радовал нас своими успехами.
Зинаида Фёдоровна остановилась и тяжело вздохнула.
Я заметила, - ближе к развязке ей всё труднее говорить.
- Это произошло в один из мартовских дней, в канун женского праздника. Вадим уехал в командировку, а мы поехали навестить родных. Незадолго до этого мы переехали к нему. А ещё раньше, он официально сделал мне предложение, и я его приняла.
Она торопилась. Волнение давало о себе знать.
- Ранним утром раздался звонок в дверь.
Я умывалась. Павлик ещё спал. И родители тоже. Мы накануне поздно легли, засиделись беседуя.
Очень удивилась. Подумала, - соседи, наверное, что-то хотят, и пошла открывать.
На пороге Олег. Я от неожиданности отпрянула назад. В первые минуты не могла проронить ни звука.
- Впустишь? – коротко спросил он. Я не надолго. Уезжаю скоро. Захотелось повидаться, - он говорил так, будто ничего не произошло, не было этих семи лет разлуки и всего, что было с этим связано.
Я не сказав ни слова, отошла от входной двери, пропуская его в прихожую. Затем я прошла в кухню, хотя честно, признаюсь Вам, не знала, что мне делать. Меня всю трясло. Состояние ужасное.
Он прошёл за мной в кухню, снял куртку, присел на стул.
Я обратила внимание, он был небрежно одет, что совсем на него не похоже.
Вы представляете себе шесть часов утра? Все отдыхают, я встала только потому, что у меня разболелась голова, и мне не спалось.
Он посидел немного, огляделся вокруг себя и сказал:
- Нам нужно поговорить.
Тут я отреагировала:
- Кому это нам?
- Хорошо, вношу поправку. Мне необходимо с тобой поговорить, - добавил он, тупо гладя в пол.
- Другого времени ты не нашёл?
- Нет, - твёрдо произнёс Олег.
- Ну конечно, ты всегда поступал соответственно своим желаниям, не соразмеряя их с желаниями других людей, замечу, не чужих тебе людей.
- Чтобы бы ты сейчас не сказала, будет сущей правдой, - ответил он резко.
- Неужели поумнел или совесть заела? А…
Так ты решил покаяться, понятно, - злорадствовала я. Мне так хотелось высказать ему всё, что у меня накипело за все эти годы.
- Заела, ты абсолютно права. Пришёл покаяться. И в этом ты права, - признался он.
- Не уверена, что я способна принять твоё покаяние, - ответила я.
Что могло тебя заставить спустя семь лет осознать свою вину? – спрашиваю.
А в глубине души всё негодовало.
- Положим, осознал я её гораздо раньше, поэтому и ушёл из семьи.
А сейчас пришёл…, - он замолчал, у него на лице заходили желваки. Отчётливо было видно, - в нём шла работа. Он пытался оправдаться, а у него не получалось.
- Знаю, обязан был прийти раньше, но силы воли не хватало.
А вот уход мамы заставил меня это сделать и без промедления, - произнес он с надрывом в голосе.
- Какой уход, куда? – спросила я испуганно и прижалась к стене от страха. До меня с опозданием дошёл истинный смыл его слов.
- Вчера мы похоронили нашу маму, бабушку Павлика.
Перед тем, как мама уходила, она взяла с меня слово, что покаюсь перед тобой и хоть так сниму с себя часть вины, - он говорил напряжённо. Я видела, как ему трудно. Видела, как он делает над собой колоссальное усилие, чтобы не расплакаться.
Я закрыла руками лицо и разревелась.
Он сначала сидел тихо, неподвижно, почти не дыша. Затем встал, подошёл ко мне, обхватил меня своими сильными руками, (которые я так любила) и заплакал вместе со мной. Так мы стояли, даже не припомню сколько.
Наконец я высвободилась из его объятий, подошла к умывальнику, умылась, промокнула кухонным полотенцем лицо, не поворачиваясь к нему.
- Прости меня, если можешь, очень прошу тебя, - проговорил он хрипя. Я всегда любил только тебя одну.
По пьянке случилось с Зойкой, не смог себе простить этого.
И не нравилась она мне вовсе, ни-ког-да, - проскандировал он.
А вот слабинку дал. Она меня потом преследовала. Устроилась на такую работу, чтобы часто выезжать за границу и там меня находила. Я понял, что не смогу смотреть тебе в глаза, продолжая оставаться с ней. Голубая кровь вскипела во мне.
Вот так я отрезал, отрубил от себя всё лучшее, что у меня было. Ничего не мог с этим поделать.
Я, который выдерживал любые нагрузки, любые испытания в спорте, не устоял перед взбалмошной девчонкой. Чуть институт из-за неё не бросил.
Спустя время меня перевели в новую должность, я сменил место пребывания. Объект, на котором я находился в то время по долгу службы, считался закрытым. Она меня потеряла из вида. Так мы и расстались, чему я был очень рад.
Но прийти к тебе тогда с повинной не хватило сил.
Мама, бедная мама, уговаривала меня, упрашивала, а я упёрся «рогами», простить себе не могу. Потерял вас, теперь потерял маму.
Домой не хочется возвращаться. Отец в отчаянии.
Выходит, одним своим поступком, я искалечил жизнь самым близким людям.
И, что мне теперь делать? – он говорил искренно.
Мне стало жаль его. Я поняла, чего он хочет от меня. Он ждёт от меня жалости, чтобы я бросила ему спасательный круг.
Мне предстояло сделать выбор. Сейчас, когда я обрела Вадима, полноценную во всех отношениях семью, свой очаг.
Боже мой, сколько я ждала Олега! Как я его ждала! Как мечтала о нашей встречи! Всё думала, представляла себе, как расскажу ему о Павлике. Вот здесь он заулыбался, вот здесь сел. А здесь у него вышел первый зубик. А на этой фотографии он после воспаления лёгких первый раз на прогулке. А здесь он рядом с ёлкой…, -сколько хотелось ему рассказать, он ведь всего этого не знал, был лишён по собственному желанию.
Перед глазами промелькнуло доброе, родное лицо Вадима, и я поняла, что не смогу предать его. Отплатить ему злом, неблагодарностью за всё то, что он для меня и Павлика сделал. Олег для Павлика чужой человек, а Вадим согрел моего мальчика своим теплом, стал ему настоящим отцом.
Я определилась, и в этом было моё спасение.
- Уходи, - твёрдым голосом сказала я, не поворачиваясь к нему.
Ты своё время упустил. Я слишком долго тебя ждала. Наступил переломный момент, и я перестала ждать.
Я боготворила тебя, но всё перегорело, умерло.
Ты осушил тот живой родник, которым я была. Ты собственными руками опустошил тот сосуд, который когда-то сам наполнил.
Чего ж ты сейчас от меня хочешь? Больше нет твоей Зинули – доброй, доверчивой, наивной девчонки.
А ту женщину, которая стоит перед тобой, ты не сможешь разжалобить.
Твою маму я очень любила, уважала. У нас с ней сложились прекрасные, доверительные отношения. Она была замечательной бабушкой.
Мне безумно жаль, мне больно, что она так рано ушла. Она бы могла ещё жить и радоваться. Тем тяжелее твоя ноша и моя скорбь.
А теперь уходи, мне бы не хотелось, чтобы Павлик тебя увидел. Последние слова были самым тяжёлым ударом для него.
Гордыня взыграла в нём.
Олег подскочил со стула, не проронив ни слова, схватил куртку,
покинул кухню, затем прихожую, вышел, захлопнув за собою входную дверь. От этого удара я вздрогнула. Упали крышки от кастрюль, стоявшие на специальной полке.

Да…, - протянула она. Мужчины не любят проигрывать!
- Очень правильное уточнение, подумала я.
Она остановилась, перевела дыхание и тихо добавила, будто прощаясь со своей юностью:
- Вот и всё.
- Почему всё? Что значит всё?! – возмутилась я.
У Вас есть Вадим, чудный сын, слава Богу, родители живы.
Дорогая моя, сейчас всё только начинается, - вносила я в нашу беседу оптимистический настрой.
- Да, Вы правы. Действительно, сейчас моя жизнь только начинается, - согласилась Зинаида Фёдоровна, как-то грустно.
Эти воспоминания не дарят мне радости почему-то. Всё же юность…, - добавила она.
- И не надо вспоминать, смотрите в завтрашний день, не оглядываясь. Вон, сколько положительного у Вас в настоящем, а сколько ещё будет в будущем, - успокаивала я собеседницу, настраивая на мажорный лад.
- Ой, мне пора, - сказала я, посмотрев на часы. Убегаю…
Заговорились мы, и я выпустила из вида, что меня ждут.
Мы поднялись со скамейки, и пошли вдоль аллеи.
На перекрёстке мы распрощались, но предварительно договорились созваниваться и встречаться.
Зинаида Фёдоровна удалялась от меня, и я подумала:
- Какое счастье, что рядом с ней настоящий, любящий близкий человек, который в любую минуту готов подставить ей своё плечо, протянуть руку помощи. Она выстрадала своё женское счастье. Это заслуженная награда.
С этими мыслями я вернулась домой.
Не успела переступить порог, зазвонил телефон, я сняла трубку.
- Если появится желание, пожалуйста, создайте для моего сюжета приятную оболочку - форму литературного произведения, - услышала я мягкий голос моей недавней собеседницы. Смущаясь, произнесла она свою просьбу.
Уверена, у Вас это получится превосходно, - уточнила она.
- Хорошо, Зинаида Фёдоровна, обещаю Вам, - ответила я.
Теперь я знала, о чём будет моё новое детище.
Когда книга будет издана, я подарю её Зинаиде Фёдоровне на память в знак глубокой благодарности за её искренность и доверие ко мне.


Никогда не сдавайся
 
Инна Даниловна Комарова (Инна_Комарова)Дата: Четверг, 26.06.2014, 13:33 | Сообщение # 15
Зашел почитать
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 96
Награды: 1
Репутация: 0
Статус:
Валентина
Новелла

- Ой, я с этим переездом ничего не могу найти. В коробки, в ящики поскладывала, а второпях подписать забыла, - вслух комментировала Валентина свои мысли.
Открылась входная дверь в прихожей. Вошёл Владимир нагруженный снизу доверху. Даже на шее висела вязка с прищепками, она в дороге каким-то странным образом выпала из коробки.
- Теперь придётся потратить уйму времени, пока всё разложу по своим местам, - суетясь, делилась Валентина с мужем.
Владимир получил повышение по службе. На новом месте ему выделили отдельную квартиру для молодожёнов, куда он и переехал с женой. Перевозили только вещи.
- Валюша!
Ты дождись меня. Коробки, ящики увесистые. Не надрывайся, не надо, - предупредил Владимир.
Я вернусь с работы и помогу тебе, - советовал он жене, внося в квартиру вещи. Вот только никак не пойму, зачем ты столько всего со старой квартиры перевезла? Мы, так или иначе, этим не воспользуемся. Всё, что надо, купим. Мне жалованье повысили, и подъёмные начислили в связи с переездом.
- Володя!
Как ты не понимаешь, это мамины вещи. Не могла я их вот так взять и выбросить, - объясняла Валентина.
- Ладно, ладно, не сердись. Я же не знал, что они тебе так дороги, - успокаивал он жену.
- Это память, - коротко и строго ответила Валентина.
- Хорошо, пусть будет так, как ты хочешь. И для памяти место найдётся. Квартира хорошая. Если захочешь, я смастерю антресоли, и ты сложишь туда всё, что пожелаешь, - предложил Владимир.
- Идея хорошая, мне нравится, - повеселела Валентина.
Так и сделаем. Антресоли у нас и будут выполнять функции кладовочки. В этой квартире, к сожалению, такое помещение не предусмотрено. «Новые дома проектируют, исходя из современных запросов», - важно цитировала Валентина слова, услышанные ею в телевизионном интервью с проектировщиком.
Спросили бы у меня, я бы им сказала, что необходимо учесть.
А вот там, где мы жили с мамой, большущая кладовка была. В ней много чего хранилось. Помню, мама до морозов покупала мешок картошки, лука. Перебирала, укладывала. Кладовка была сухая. Хранилось всю зиму, представляешь? - рассказывала Валентина, вспоминая недавнее прошлое.
- На антресолях продукты хранить не получится, - уточнил Владимир.
- Понятное дело, - согласилась Валентина.
- Ничего, я шкафчик смастерю. Спланирую так, чтобы полки и для посуды были и для хранения овощей. Положись на меня, - заверил жену Владимир.
- Ой, как хорошо ты это придумал. По-хозяйски. Буду ждать с нетерпением. Люблю уют, - улыбаясь, сказала Валентина, подошла к мужу и поцеловала его в щёчку.
- Это авансом награда за труды? - засмеялся Владимир.
- Почему за труды? – смутилась Валентина.
Никакая это не награда. Просто от избытка чувств. Захотелось и, чмокнула. А что нельзя? Ты же муж мне! - игриво произнесла она.
- Муж, муж, конечно муж, - громко произнёс он, подхватил Валентину на руки и закружился с ней по комнате, спотыкаясь об коробки, сумки, ящики.
Молодожёны…, жизнь только начинается, всё у них впереди.
Мебель покупать не пришлось, Владимиру выделили на службе: шкаф, кровать, стол, стулья. Всё остальное постепенно докупили.
Как–то распаковывая оставшиеся ящики, Валентина наткнулась на связку писем, поздравительных открыток, документов, которые бережно хранила её мать. Она умерла от тяжёлой болезни, не достигнув пожилого возраста. Растила Валентину сама. Об отце девочке никогда не рассказывала. Своё прошлое Софья Андреевна хранила под семью замками. И даже единственной, горячо любимой дочери не открылась за всю жизнь. А Валентина, храня душевный покой матери, не задавала никаких вопросов. Жили они дружно, душа в душу. У них был общий круг интересов. До болезни, Софья Андреевна и Валентина не пропускали премьер. Культурный досуг у них стоял на первом месте. Софья Андреевна могла отказать себе в чём угодно, только не в этом. Так она воспитала и Валентину. А по возвращению домой, (с очередного культпохода) они ещё долго делились друг с дружкой свежими впечатлениями. Валентина окончила школу, на выпускном вечере познакомилась со своим будущим мужем. Его пригласил приятель, который учился в этой же школе. Владимир тогда оканчивал военное училище. Потом он уехал по распределению. Они переписывались. Валентина поступила в железнодорожный институт. Но проучилась там недолго. Тяжело заболела Софья Андреевна. Валентина ухаживала за ней. А после смерти матери, Валентина в институт не вернулась, нужно было зарабатывать себе на жизнь.
Она решила поработать немного, а затем поступать в техникум, чтобы быстрее получить образование.
Владимир не сразу узнал о смерти Софьи Андреевны. Валентина ничего ему не написала. Она не могла. В тот период девушка не в силах была вести переписку.
А, когда пришёл приказ о его повышении и переводе, он попросил у начальства отпуск. В рапорте указал, что едет жениться.
Вскоре они с Валентиной действительно поженились и уже вместе переехали по новому месту службы Владимира, о чём я писала выше.
Перебирая старые пожелтевшие письма, Валентина обратила внимание на одно письмо. Скрепкой на нём держался маленький листик, подписанный рукой Софьи Андреевны: «Письмо из далёкого Павловска». Валентина покрутила конверт в руках. И не имея привычки читать чужих писем, отложила в сторону. Стала просматривать остальные конверты, открытки. Почётные грамоты. Благодарности. Но какая-то неведомая сила притягивала её к тому неизвестному ей письму. Она взяла конверт, сняла листик, открыла письмо и увидела чужой почерк. Глаза пробежались по первым строчкам:

«Здравствуйте, уважаемая Софья Андреевна!
Пишет Вам жена Леонида - отца Вашей дочери».

Валентина оторвала взгляд от письма. Её как током ударило.
- Какой отец, откуда? Что за ерунда? - подумала она.
Она пробежала глазами всё письмо, и застыла в оцепенении.
Спустя несколько минут Валентина поднялась, подошла к телефону, заказала междугородний разговор.
- Тётя Маня должна всё знать…, - уверенно произнесла она вслух.
На удивление, её быстро соединили.
- Вы заказывали…, - услышала она прерывистый голос телефонистки, и, не переспрашивая, ответила:
- Да, да, девушка, я заказывала.
- Говорите, - услышала Валентина в ответ.
- Алло, - последовало после этого. И она узнала голос дочери тёти Мани, – маминой двоюродной сестры.
- Людочка, здравствуй, дорогая. Это Валя.
- Валюш, привет. Как хорошо, что ты позвонила. А мы только вчера с мамой о тебе говорили. Ты у нас телепат, читаешь мысли на расстоянии, - засмеялась Людмила, произнося последние слова.
- Люд, как там у вас дела? Все здоровы? – спросила Валентина для приличия. Другое, совсем другое взволновало её, бередило и саднило душу.
- Да ничего, вроде бы, - ответила Людмила.
А вы, как там, устроились нормально? – поинтересовалась она.
- Да, всё ничего. Спасибо. Люд, а тётя Маня дома? Мне нужно с ней поговорить, - сообщила Валентина причину своего звонка.
- Дома, где ж ей быть? Ты на часы смотришь? Десять часов вечера, - удивилась Людмила.
Валь, ты то сама как, здорова? Случилось что? – спрашивала она, недоумевая.
- Представляешь, я даже не посмотрела на часы. Так захотелось поговорить с тётей Маней, - оправдывалась Валентина.
- Сейчас позову, - быстро сказала Людмила и отошла от телефона.
- Алло? – в трубке прорезался голос тёти Мани.
- Тёть Мань, это я. Ты только ничему не удивляйся, мне необходимо серьёзно поговорить с тобой, - начала Валентина.
- А, что случилось? Ты меня пугаешь, - отреагировала тётя.
- Не волнуйся, у нас всё хорошо. Дело в другом. Послушай, что скажу. Я совершенно случайно, пересматривая мамины документы, в старых письмах обнаружила какое-то очень странное письмо. Маминой рукой подписанное «Письмо из далёкого Павловска», - прочитала Валентина. Тебе эта надпись, о чём-нибудь говорит? – поспешно спросила она. И тут Валентина услышала непонятный возглас.
- Тётя Мань, ты со мной? – переспросила она.
В трубке тишина.
-Тётя Маня, ты меня слышишь? Неужели отключили? – возмутилась Валентина и стала по обыкновению дуть в трубку.
- Не шуми, - услышала она.
Здесь я. Никуда не пропадала, - произнесла тётя, приглушенным голосом. Говорила я Соне, - сожги, не смей оставлять, - а она не послушалась. Вот теперь я вместо неё ответ держать должна.
- Так что же ты мне скажешь? То, что в письме…, это правда?!!! – спросила Валентина, опасаясь услышать утвердительный ответ.
- Ну, как тебе сказать? Далеко не всё, там, правда. Больше фантазии, Той мадам, что писала. Она то не знала, как мы тут жили. Но есть и правда, - сбивчиво ответила тётя.
- Я бы хотела узнать именно ту долю правды, о которой ты говоришь, - произнесла настойчиво Валентина.
- Ты уверена в этом? Советую хорошо подумать. История давно быльём поросла. Стоит ли ворошить? Да и Сонечка, покидая нас, никак не распорядилась на этот счёт, - пояснила неторопливо тётя Маня.
- А, что мама не хотела, чтобы я знала правду? – выспрашивала Валентина.
- Ты знаешь, мы с ней на эту тему не говорили. Тема то была закрытой. Раз не рассказала тебе сама, значит не находила нужным, - ответила тётя.
- Тёть Мань, так что же всё-таки там стряслось? Я должна знать, - настаивала Валентина.
- Смотри, чтобы потом не пожалела, - предупредила тётя Маня.
Сразу скажу, опережая события давно минувших дней, - ничего дурного твоя мать не совершила. Просто любила и всё, - начала она. Жили мы тогда в коммунальной квартире. Случилось это ещё до войны. Твой отец молоденьким приехал на учёбу. Но, чтобы как-то прожить, устроился на завод. Утром учился, вечером – работал. Так тогда поступали многие ребята. Коммуналка у нас была большая. Одна соседка к тому времени овдовела. Жила одна. Женщина нестарая, лет сорока. Вот она и сдала угол студенту в своей комнате. Отгородила занавеской и всё. Он был неприхотлив, в основном, приходил только переночевать. Должна тебе сказать, ему твоя мама понравилась с первого взгляда. Нужно было видеть, как он на неё смотрел. Долго он не мог осмелиться подойти к ней. Долго. Всё издали наблюдал и вздыхал. А тут перед войной мы всей коммунальной квартирой решили встретить новый год. Твой отец набрался смелости и сел рядом с твоей мамой. Так они и познакомились. Ну и подружились. Он на выходные брал билеты в кино, на концерт и приглашал Сонечку. Потом они прогуливались, но приходили всегда во время. Началась война. Пока нас никто не эвакуировал, мы жили, как все. Твой отец продолжал работать. Учёбу пришлось отложить. Он работал на военном заводе, поэтому его не призвали в армию. У заводских, была бронь. Времени для встреч с Сонечкой оставалось всё меньше. Но как только его отпускали на пару часов поспать, он заходил к нам, расспрашивал ничего ли не нужно.
Хозяйку свою он и не замечал, всё ж, как никак, большая разница в возрасте. Он ей в сыновья годился. А она положила на него глаз. Приглянулся ей молодой парнишка, неиспорченный, спокойный, работящий. Вот она, по-видимому, и решила: «А, почему бы и нет? Живём в одной комнате. Так или иначе, люди скажут». И очень её раздражало то, что он благоговел к Сонечке. Как-то раз она устроила своему покойному мужу день памяти. Достала самогон, который сама готовила и угостила Леонида. Он - бедняга еле держался на ногах от усталости после смены. Ну, в общем, случилось там у них. Стало заметно. Он после этого очень изменился, ходил чернее тучи. Старался домой приходить, как можно реже. Даже звонил в самых редких случаях. С его стороны любви не было. Это понятно. Он её воспринимал, как мать. А вот не удержался и потом корил себя. Женщина сумела. Я не берусь её осуждать. Это на её совести. Ну, а когда встал вопрос об эвакуации завода, она настояла, угрожая ему, и он дал слабинку, сказав, что она его жена. Так они вместе и уехали в эвакуацию. А мама твоя осталась в положении… Вот тебе и весь сказ.
В письме его жена ещё писала, что мы пришли на всё готовое.
Якобы она оставила всё своё имущество в квартире: пуховые подушки, одеяла, постельное бельё, посуду, а мы всем этим потом пользовались. Не правда, это. Не верь ни одному слову. Ложь!
Когда мама тебя родила, нам выделили их комнату – на расширение, она ведь пустовала, а нам всем было очень тесно в одной комнатушке. Ребёнок ночами плакал, не давал спасть. А моему мужу и его брату, который жил тогда с нами, утром на работу вставать. Вот нам и отдали ту комнату. А их вещи, я сама лично всё до последней нитки, людям отдала. После войны все заводские вернулись, а Леонид с женой там остались. Твой отец, как видно, чувствуя свою вину перед Сонечкой, не захотел вернуться, и они остались в Сибири. Детей у них своих не было. Жили они, как «кошка с собакой». Люди, которые вернулись с заводом из эвакуации, рассказывали. Он сто раз собирался от неё уходить, да всё боялся, что «забросает» она партком письмами, а там не поймут и исключат его из партии. Струсил он, что говорить. Мог бы после войны вернуться к твоей маме, она бы простила его. Очень она его любила. Очень…, больно об этом говорить. Не знаю, что заставило эту мадам написать твоей маме письмо. Тайна, покрытая мраком. Может отец, и заставил, кто знает? Она от его имени просила позволить ему увидеться с дочерью. Ты тогда была маленькой, мама и думать не могла, чтобы подвергнуть твою детскую душу такому испытанию.
«Да и сама Валюшка, став взрослой, узнав правду, не захочет признать в нём отца», - утверждала твоя мама.
Вот так это письмо и осталось безответным. Зря мать его не выбросила, не сожгла. Говорила я ей, она меня не послушала, - завершала свой рассказ тётя Маня, поминутно вздыхая. Видно было, - нелегко ей совершать экскурс в далёкое прошлое.
- Тёть Мань, а он жив? – спросила Валентина, после долгого молчания.
- Кто? Леонид? Жив, а что с ним сделается?
Наши соседи как-то навещали своих родственников в их краях. Сказали, что видели его. Постарел. На пенсии, конечно. Жена его умерла. Так он и живёт один. Что хотел, то и получил, - раздражённо констатировала тётя Маня. Пусть тебя это не волнует. Он к тебе никакого отношения не имеет, уверяю тебя. Мать правильно сделала, что тогда не ответила на это дурацкое письмо. Он не заслуживает ни твоего уважения, ни твоего внимания. Живи спокойно, Валюшка.
- Ладно, тёть Маня, доброй Вам ноченьки, - неожиданно резко перевела Валентина разговор в иное русло.
Дадут мужу отпуск, приедем, навестим, - заверила тётю Валентина.
- Будем ждать, приезжайте, - ответила тётя. Распрощалась и положила трубку.
Пережив бессонную, беспокойную ночь, Валентина поднялась ранёхонько. Оставив мужу объяснительную записку, она отправилась на железнодорожный вокзал. Она недолго постояла в очереди, и на её счастье нашлись свободные места. Валентина села в поезд, следовавший до Читы. Откуда ей предстояло пересесть в другой поезд, чтобы добраться до Павловска.
- Этого человека любила моя мать. Она посвятила мне всю свою жизнь. Я не могу оставить его в старости совершенно одиноким и беспомощным, - думала Валентина, сидя в купе поезда.
Перед её глазами мелькали бесконечные просторы незнакомых мест её необъятной Родины. Необыкновенно красивые пейзажи завораживали и настраивали на сентиментальную волну. Она сидела и думала:
- Как непредсказуема человеческая жизнь…
Валентина направлялась навстречу с человеком, который по крови считался её отцом, но которого она никогда в своей жизни не видела.


Никогда не сдавайся
 
Инна Даниловна Комарова (Инна_Комарова)Дата: Четверг, 26.06.2014, 16:34 | Сообщение # 16
Зашел почитать
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 96
Награды: 1
Репутация: 0
Статус:
Случайный попутчик
новелла

Утро.
Лидочка Голованова торопилась на работу. Она вошла в метро, вставила в турникет свой проездной и спустилась к поездам. Вложила проездной в портмоне, сбежала по лестнице, присела на пустой скамейке в ожидании своего поезда, который почему-то задерживался. Пассажиров собралось много.
Лида достала книгу из сумки, а портмоне, по инерции, так и продолжала держать в руке. Затем, портмоне стало мешать переворачивать страницы книги, и Лидочка быстренько пристроила его в наружный карман плаща. День выдался дождливым, прохладным, а так хотелось тепла. Долгожданное лето наступило, но пока только на календаре.
- Чего же оно не входит? Карман узкий, что ли? – недоумевая, спросила она у себя, пытаясь просунуть портмоне вглубь кармана.
Вскоре события, описанные в книге, целиком и полностью поглотили её внимание, и она перестала думать о портмоне.
- Вы позволите, я присяду рядом с Вами? – услышала Лидочка.
Она подняла глаза и увидела рядом с собою молодого мужчину.
- Да, да, - впопыхах ответила она и стала передвигаться вместе с сумкой, освобождая место для незнакомца.
- Спасибо, Вам, - поблагодарил он, присаживаясь.
Незнакомец опустил глаза на часы, посмотрел по сторонам, будто ждал кого-то. Затем уронил взгляд на страницы Лидиной книги.
- А что Вы читаете? – поинтересовался он.
Лида прикрыла книгу и показала обложку.
- А…, - протянул он, улыбаясь. Джером К.Джером. Как же, как же, читали. Правда, так давно, золотое детство, - мечтательно произнёс он.
Лида открыла книгу и продолжила читать.
- А Вы, вероятно, перечитываете? – предположил он, желая продолжить разговор.
- Вы угадали. В двухсотый раз, - ответила Лида. Он отвлекал её от чтения, а это раздражало.
- Рекорд, - подтвердил незнакомец.
- Мне нравится, как он пишет. Я и современную литературу читаю, и классику частенько перечитываю, особенно перед сном, - рассказывала она.
- Вы знаете, я тоже люблю на досуге почитать корифеев, и не надоедает, вот, что удивительно! Писали на века, – восторгался незнакомец. На работе не почитаешь, - констатировал он.
- Да уж…, - согласилась Лида.
- А, где Вы работаете, если не секрет? – спросил незнакомец.
- В библиотеке, - ответила Лида потухшим голосом.
- Понятно, - отреагировал незнакомец.
- А вот и поезд. Ну, я этот пропущу, мне торопится некуда, у меня ещё целый час впереди. А находится в переполненном душном вагоне, нет ни малейшего желания, - размышлял он вслух.
Автомобиль ещё вчера заглох, что-то с двигателем. Так я сегодня решил прогуляться до работы. Знаете, совсем не бываю на свежем воздухе, поэтому и вышел из дома намного раньше обычного, пользуясь случаем.
- А мне пора, я опаздываю, - ответила Лида, держа в одной руке книгу, другой, хватаясь за сумку.
- Всего хорошего Вам, - пожелал незнакомец.
- И Вам, - на ходу ответила Лида и побежала к вагону, возле которого скопилась толпа пассажиров. Она протиснулась в вагон, дверь захлопнулась, и поезд отправился по намеченному пути.
Незнакомец перенёс с колен на скамейку свой портфель и вдруг заметил портмоне, которое, по всей вероятности, вывалилось из кармана Лидиного плаща.
- Ой..., - обнаружил он. Поднял портмоне и озвучил свои мысли:
- Она искать будет, и не вспомнит, где выронила, - резюмировал незнакомец, глядя вслед убывающему поезду.

Приехав на работу, Лида вошла в вестибюль, по обыкновению опустила руку в сумку, чтобы достать портмоне, а оттуда удостоверение и предъявить вахтёру. Она обыскалась, но не нашла.
- Что приключилось? – иронично спросила пожилая женщина-вахтёр, снимая очки.
- Ой, Пелагея Фёдоровна, я кажется, своё портмоне потеряла. А у меня там всё, представляете?! - с ужасом в голосе произнесла Лидочка.
- Как же так? Ты всегда такая аккуратная. Посмотри хорошенько, бывает, завалится в складках сумки, - уговаривала она Лиду.
Лида подошла к её столу, выложила из сумки всё содержимое, но не нашла.
- Вот видите, я же Вам говорю, где-то посеяла, - подытожила она.
Что же мне теперь делать? Там у меня все карточки, включая пенсионное свидетельство, паспорт, ключи от дома и работы, медицинский полис, удостоверение, ну и многое другое. Специально покупала большое многофункциональное, чтобы на все случаи было. Не представляю, как я это всё теперь восстанавливать буду? Это же, сколько понадобится времени, чтобы оббегать все инстанции.
- Батюшки мои! - взмолилась вахтёрша, - что ж ты так не досмотрела? А хоть представление имеешь, где могла его выронить? - спросила она.
- Пока нет, - рассеянно ответила Лида.
- Ладно, не расстраивайся, - произнесла вахтёрша изменённым голосом. Иди, работай, потом вспомнишь.
- Выронить, выронить, - повторяла Лида, запавшие в голову слова вахтёрши. И вдруг, как озарение.
- Точно, конечно там, где же ещё? – воскликнула она обрадовано.
- Чего вопишь? Неужели, вспомнила? – нахмурилась вахтёрша.
- Я не уверена, но предполагаю, что оно выпало из кармана моего плаща, - ответила Лида.
- А, где, где выпало? – упорствовала вахтёрша.
- Где же ещё? В метро, конечно, когда поезд ожидала, - пояснила Лида.
- А…, ну тогда тебе надо вернуться туда и расспросить сотрудников станции. Хотя, скорее всего, кто-нибудь из неблагополучных пассажиров мог присвоить…, - злорадно произнесла она. В это время все торопятся, вряд ли кто обратил внимание, - рассуждала вахтёрша.
- На обратном пути так и сделаю, расспрошу работников станции. Правда, утренней смены уже не будет, - разочарованно заключила Лида.
- А вдруг повезёт. Не унывай, - успокаивала вахтёрша.
- Ладно, пошла работать, а там увидим, везучая я или нет? - подытожила Лида.
- Рано расстраиваться, может не всё так плохо, - поддерживала её вахтёрша.

День выдался суматошный. Как назло поток посетителей не убывал, и Лиде не удалось даже позвонить, чтобы по телефону что-то выяснить.
Домой она вернулась поздно, в расстроенных чувствах. Заболела её сменщица, и Лиде пришлось работать за себя и за неё. Она расспросила в метро сотрудников станции, но все только пожимали плечами, объясняя, что портмоне никто не приносил.

Лидочка Голованова жила со своей тётушкой, как она называла её – тётушка Маруся Сергеевна. Родители Лиды долго болели и ушли один за другим. Она не переносила одиночество, личная жизнь у неё не сложилась, то одна неудача, то другая и Лидочка воссоединилась с тётушкой, обменяв две квартиры на одну.

Тётушка сразу заметила, что Лида вернулась в плохом расположении духа. Поинтересовалась, и Лида ей рассказала об утреннем происшествии.
- Растеряха, - возмутилась тётушка. Где твоя голова? Ты что же не знаешь, в какое время живёшь? Разве можно быть такой безответственной? Теперь придётся менять замки входной двери. Лишние хлопоты, - не унималась она.
- Не волнуйся, тётушка Маруся Сергеевна, в пятницу у меня выходной. Схожу в хозяйственный магазин, куплю замок, попрошу соседа поменять. С документами хуже. Везде дикие очереди придётся выстаивать, к паспортистке, особенно.
- А я о чём толкую? - отреагировала тётушка. Теперь, дорогуша моя, запасись терпением, пока восстановишь все документы, - подливала масло в огонь тётушка.
- Ты хоть меня не заводи, сама не в себе целый день, - попросила снисхождения Лидочка.
- Иди, мой руки, будем ужинать, а то я заждалась тебя. Глянь на часы, десятый час, - переключалась тётя на более приятную тему.
Лида переоделась, вымыла руки и села за стол.
- Слушай, если предположить, что портмоне выпало из кармана, то его могли найти пассажиры, которые оставались на перроне. Соберись с мыслями, сосредоточься, может, ты кого-то запомнила? – спросила тётушка.
Лида задумалась, пригубила ложку борща и сказала:
- Рядом со мной на скамейке сидел молодой человек, вполне приличный.
- Ты его знаешь? – заинтересовалась тётушка.
- Да нет, просто, случайный попутчик.
- А, деньги у тебя с собою были? – неожиданно, спросила тётушка.
- Двести рублей. Собиралась после работы сходить в магазин «Товары для детей», здесь у нас. Любочке - племяшке подарок купить к празднику.
- Тогда не отдаст, - выпалила тётушка обрывки своих умозаключений.
- Ты это о чём? – спросила Лида, не понимая.
- И что тут непонятного? – вскипела, как самовар, тётушка. Если он нашёл, то, конечно же, присвоил себе и сотрудникам станции ничего не передал. А порядочный человек поступил бы иначе, - подчёркнуто произнесла она. А, где ж их взять?
- Ну, зачем же так плохо думать о незнакомом человеке?- возмутилась Лида. Ты же его в глаза не видела, а уже судишь, как о мошеннике или мерзавце, - волновалась Лида. Интеллигентная женщина, а рассуждаешь, как продавщица на рынке.
- Идеалистка! Летала в небесах, в розовых очках, так и продолжаешь. А ведь уже не маленькая. Тридцать шесть стукнуло, – втолковывала тётушка старые истины, в виде проповеди.
- Спасибо, что напоминаешь мне о моём возрасте. Сама знаю, что всё хорошее у меня осталось позади. Что ещё ты мне скажешь?
Ладно, закрыли эту тему. Спасибо, я сыта, больше всё равно не влезет. Устала очень. Завтра поем, - произнесла Лида и пошла к себе в комнату.
- Так ты же и не ела вовсе, - сменила тётушка гнев на милость.
- Ничего. С голоду не умру за одну ночь, - грустно пошутила Лида.
Она вошла к себе в комнату. Расстелила постель. Взяла из шкафа сменное белье и пошла в ванную комнату. Лидочка выкупалась, надела халат, завернула волосы махровым полотенцем и направилась к себе.
В этот момент позвонили в дверь.
- Кто бы это мог быть? Половина одиннадцатого, - удивлённо и настороженно подумала Лида, посмотрев на часы. Наверное, дядя Володя с третьего этажа, по-видимому, опять что-то срочно понадобилось.
- Я открою, - услышала она голос тётушки, доносившийся из кухни.
Лида вернулась к себе в комнату и стала перед зеркалом вытирать волосы.
- Лида, там какой-то мужчина спрашивает тебя. Говорит, срочно, а в квартиру не входит, - испуганно произнесла тётушка, входя к ней в комнату.
- Какой ещё мужчина?! – спросила Лида, направляясь в прихожую, заматывая волосы полотенцем.
Лида подошла к приоткрытым входным дверям и увидела на лестничной площадке случайного попутчика, с которым беседовала утром.
- Это Вы? Как Вы меня нашли? – спросила она смущённо.
- Добрый вечер, Лидия Владимировна. Не пугайтесь, пожалуйста.
Я не грабитель и не убийца. Всё гораздо прозаичнее, - произнёс он, не вкладывая в свои слова каких-либо эмоций.
- Вот, возьмите, пожалуйста. Вы сегодня потеряли. Я хотел предупредить, но нигде не нашёл Вашего телефона. Вы его умело скрыли. А дозвониться в справочную не удалось, был очень занят. Простите, конечно, что так поздно, задержался, - докладывал незнакомец спокойным, ровным голосом, протягивая Лиде её портмоне.
Лида посмотрела на тётушку, та стояла в изумлённом состоянии, оторопевшая, с открытым ртом и от удивления её глаза, чуть ли, не выкатывались из орбит.
Лида подумала:
- Какое счастье, что не перевелись на Руси честные люди!



Никогда не сдавайся
 
Инна Даниловна Комарова (Инна_Комарова)Дата: Четверг, 26.06.2014, 16:38 | Сообщение # 17
Зашел почитать
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 96
Награды: 1
Репутация: 0
Статус:
Подарите ребёнку мечту
новелла

Реабилитационное отделение.
Утро. Обход.
- А, кто у нас в этой палате? - поинтересовалась Лариса Михайловна, заведующая отделением.
- Танечка Акимова и новенькая, - ответила врач–ординатор.
Танечку готовим к выписке. А новенькую вчера к нам перевели. Поступила в травматологию с сотрясением мозга и множественными переломами. Девочка замкнута, на разговор не идёт. Очень напугана. В её истории болезни указано, что девочка сирота, до травмы находилась в детском доме.
- Что, у неё совсем никого нет или родителей лишили прав? – заинтересовано спросила Лариса Михайловна.
- Никого нет. Родители погибли в автокатастрофе. Бабушка не так давно умерла. Я беседовала с работником отдела по опеке, он списывался с дальними родственниками девочки, которые давно живут заграницей, но они не ответили. Не удивительно, они девочку в глаза не видели. А после этого отдел по опеке передал её в детский дом, - докладывала ординатор.
- Даже так! Пойдёмте, посмотрим её, - сказала Лариса Михайловна, открыла дверь палаты и вошла. За ней потянулась вереница врачей отделения.
В палате стояла непривычно напряжённая глухая тишина. Шторы прикрыты. Девочки между собой не общались. Это бросалось в глаза. Новенькая лежала на спине, повернув голову к стене. Цвет лица девочки не отличался от цвета больничных стен. Взгляд тупо упирался в стену. Уголки губ опущены.
Выздоравливающая девочка присела на кровати.
- Доброе утро, Танюша, – обратилась к ней заведующая отделением.
- Доброе утро, Лариса Михайловна, – ответила выздоравливающая девочка и спустила ноги с постели.
- Как ты себя чувствуешь? – приветливо спросила заведующая.
- Уже хорошо, - ответила девочка.
Лариса Михайловна осмотрела девочку.
- Танечка! Могу тебя поздравить, завтра мы тебя выписываем. Ты рада?
- Очень рада, - заулыбалась Танечка.
- Вероника Николаевна, Вы созвонились с родителями Танечки?
- Да, Лариса Михайловна. Папа в курсе. Он заберёт Танечку, после работы, - отчиталась ординатор.
- Ну, вот и славно. Не забывай, пожалуйста, ещё месяц ты должна находится на щадящем режиме. Твой врач тебе всё объяснит после обхода, - подытожила заведующая отделением.
- А это, кто у нас? - спросила она, подходя к постели новенькой.
- А это - Леночка Смирнова, - ответила ординатор.
- Леночка, какое чудесное имя! Сказочное! Как у принцессы. Так ты у нас Елена прекрасная? - спросила Лариса Михайловна, присаживаясь на край кровати, рядом с новенькой.
Девочка повернула голову и безучастно посмотрела на заведующую.
- Леночка, как ты себя чувствуешь?- спросила заведующая.
- Хорошо, - невнятно сиплым голосом ответила Леночка.
- Тебя что-нибудь беспокоит? – пыталась разговорить девочку, Лариса Михайловна.
- Голова болит, - очень тихо вымолвила Леночка.
- Вероника Николаевна, что она получает из медикаментозного лечения?
- Ей всё отменили ещё в травматологии.
- Покажите, пожалуйста, её последние анализы, – попросила заведующая. Посмотрите, как давно ей их делали?
- Я проверяла. Последние анализы брали неделю назад, - доложила ординатор.
- Понятно. Пожалуйста, назначьте на завтра все анализы. И обязательно, подключите витамины. Она очень бледненькая.
Да и пригласите к Леночке нашего психолога. С ней предстоит хорошо поработать, - распорядилась Лариса Михайловна и долгим продолжительным взглядом посмотрела на ординатора.
Заведующая осмотрела девочку.
- Леночка, скажи мне, пожалуйста, о чём ты мечтаешь? – неожиданно спросила Лариса Михайловна.
Молчание. Девочка потупила взор.
- У тебя есть мечта? – повторила свой вопрос заведующая.
Леночка подняла на неё свои большие голубые глаза, не по-детски, грустные и усталые, затем, посмотрела пронизывающим взглядом, от которого заведующей стало не по себе. Наконец, девочка ответила:
- Есть.
- А ты можешь поделиться с нами? – расспрашивала Лариса Михайловна.
Девочка отвернула к стене голову, чтобы никто не увидел навернувшихся на глаза слёз, и шёпотом произнесла.
- Я давно не видела маму. Хочу к маме, - произнесла Леночка, глотая слёзы.
Наступило гробовое молчание.
Врачи переглянулись между собой.
- Леночка, тебе нельзя расстраиваться, а то головка болеть будет, - успокаивала больную лечащий врач.
- Вероника Николаевна, когда Леночка поступила в травматологию?
- Ровно месяц тому назад, - ответила ординатор.
Лариса Михайловна повернулась к Леночке, посмотрела на неё, что-то обдумывая. Не переводя взгляда, она сказала мягким голосом:
- Леночка, плакать не нужно. Мы обязательно что-нибудь придумаем, чтобы тебе помочь.
Ординатор удивлённо посмотрела на заведующую, не понимая, что та имела в виду, но не проронила ни слова.
Да и сама Лариса Михайловна в тот момент не предполагала, что взвалила на себя, давая обещание больной девочке. Ей очень захотелось хоть чем-то обнадёжить ребёнка, от которого так несправедливо отвернулась судьба. Леночкин взгляд запал ей в душу и у неё появилось непреодолимое и непоколебимое желание ей помочь. Тогда она ещё не знала, как и что предпринять?
Выходя из палаты, находясь в плену нахлынувших чувств, она спросила у ординатора:
- Вероника Николаевна, а братья, сёстры у Леночки есть?
- Старшая сестра находилась в той же машине с родителями,- пояснила ординатор.
- И, что? Тоже…
- Да, - односложно ответила ординатор.
- Не позавидуешь этому ребёнку, - резюмировала заведующая. Надо искать для Леночки хорошую, надёжную семью. Она не сможет жить в детдоме. Это однозначно. Поговорите с работниками из отдела опеки. Не исключено, что они владеют интересующей нас информацией.
- Хорошо, Лариса Михайловна. Я позвоню туда и поговорю с ними, - заверила заведующую Вероника Николаевна.

А время шло. Сотрудники отделения полюбили Леночку и, идя на смену, вооружались гостинцами для неё. Лариса Михайловна принесла девочке красивые мягкие игрушки, интересные книги. Купила диктофон–прослушивающее устройство, чтобы Леночка могла слушать сказки, музыку, записанные на кассетах. И, конечно же, все потихоньку носили девочке фрукты, соки, сладости. Леночка пошла на поправку. Дело приближалось в выписке.

- Ируся, её кровать слева у стены, - пояснила Лариса Михайловна дочери, приоткрывая дверь Леночкиной палаты.
Она спит, пойдём, пока посидишь у меня в кабинете, - предложила заведующая.
- Не, мамуличка, я лучше посижу возле неё, - попросила Ирочка.
- Ну, ладно, - согласилась Лариса Михайловна. Я завершу дела, и пойдём домой, - предупредила она дочку.
- Хорошо, мамочка. Я буду ждать тебя здесь, - ответила Ирочка.
- Договорились, - согласилась Лариса Михайловна и ушла.
Ирочка тихонько, почти неслышно, на цыпочках, подошла к постели спящей Леночки и присела на кончике стула. Она огляделась, внимательно изучив всё вокруг себя, затем поднялась и стала разглядывать Леночку. Та сквозь сон почувствовала на себе пристальный взгляд, ей стало неуютно, она открыла глаза, повернулась и увидела над собой Ирочку.
- Ты кто? - испуганно спросила она.
- Я твоя сестра, - уверенно ответила Ирочка.
- Кто?! – с недоумением в голосе переспросила Леночка.
- Да, да, не удивляйся. Пришла с тобой познакомиться. Привет, сестричка, - бодро поприветствовала Ирочка, нагнулась и поцеловала Леночку в щёку. Меня зовут Ира. Дома называют по-разному: Ирочка, Ируся, Иринка, кто, как.
Леночка присела.
Вошла нянечка.
- Я вам не помешаю? Прибрать надо.
- Нет, что Вы, Евдокия Никитишна, - ответила ей Ирочка.
- А тебя зовут Леночка. Я знаю. Мама о тебе много рассказывала, - продолжала Ирочка.
- А, кто твоя мама? – спросила удивлённая Леночка. Как её зовут? Я её знаю?
- Моя мама – Лариса Михайловна Федянина – заведующая отделением. Конечно, ты её знаешь.
Леночка в ответ кивнула головой.
- А мой папа – Игорь Константинович Федянин – директор большого автомобильного завода. Он очень добрый. Настоящий волшебник! Всё для нас делает, – рассказывала Ирочка, вводя Леночку в курс семейных дел. Вот увидишь, он тебе понравится. Папа навещал тебя. Ты вероятно забыла. Вот этого розового слоника мы вместе с ним выбирали для тебя, - сказала Ирочка и показала пальцем на мягкую игрушку, с которой в обнимку спала Леночка.
- Спасибо, - тихо поблагодарила девочка. Я вспомнила твоего папу. Он приходил ко мне.
- Ты знаешь, в последнее время мама с папой только о тебе и говорят. Они оформляют на тебя опекунство, - выдала секрет Ирочка.
Нянечка застыла в оцепенении.
- А, что это такое? – растерянно спросила Леночка.
- Ой, и не знаю, как правильно объяснить, - замялась Ирочка.
В общем, для того, чтобы ты могла жить у нас, в нашем доме, в нашей семье и не возвращаться в детский дом, нужно оформить много документов. Я сама в этом ничего не понимаю, только слышу в разговорах родителей между собой и по телефону - «комиссии, комиссии». Папа этими вопросами занимается. Мама не успевает. Она целый день в больнице. Папа тоже очень занят, но как-то умудряется найти время созвониться с кем нужно, съездить куда нужно. Уже целую папку завели каких-то документов.
- А что я у вас буду делать? – спросила Леночка.
- Как это, что? Жить, - утвердительно ответила Ирочка. Жить и радоваться, – повторила она. Так говорит моя мама. У меня есть старшие браться: Тошка и Лёшка - близняшки. Они заняты своим компьютером, их больше ничего не интересует. Когда они влезают в него, в доме тишина, - засмеялась Ирочка. Не волнуйся, они нормальные ребята. У них есть своя комната, и они мешать тебе не будут. А жить ты будешь со мной. Раньше я сама жила в своей комнате, а теперь мы будем вместе. Веселее будет. Мама с папой уже заказали для нас новые кровати в два яруса. На днях обещали привезти. Игрушек у меня много. Выбирай, что понравится, будет твоё. И библиотека у нас большая. Тебе сколько лет? – неожиданно спросила Ирочка.
- Семь, исполнилось в больнице, - ответила Леночка.
- А мне одиннадцать. Ты читать умеешь?
- Да, - меня бабушка научила, - приглушённо ответила Леночка.
- Я с тобой позанимаюсь, подготовимся к школе. Ты хочешь в школу? – спросила Ирочка.
- Хочу, - ответила утомлённая Леночка.
- У нас хорошая школа, тебе понравится.
- А, почему твои родители меня берут к себе, я же вам чужая? – внезапно спросила Леночка. После случившегося она быстро (не по годам) повзрослела и утратила надежду.
- Моя мама тебя очень любит и хочет, чтобы ты жила в хороших условиях, - ответила Ирочка интонациями взрослого человека.
Нянечка, которая прибирала в палате, слышала весь разговор. Она закончила и вышла из палаты.
Лариса Михайловна с кем-то беседовала у себя в кабинете. Постучались в дверь.
- Войдите, пожалуйста?- пригласила она, прерывая разговор.
Вошла нянечка.
Лариса Михайловна, к тебе можно? – спросила она.
- Входи, Евдокия Никитишна.
- Вы всё поняли? - спросила заведующая у старшей медсестры?
- Поняла, Лариса Михайловна. Могу идти?
- Да.
- Что ты хотела, Евдокия Никитична? Присаживайся.
Пожилая нянечка, проработавшая в этой больнице тридцать лет, присела на стул.
- Это правда, что ты оформляешь опекунство на Леночку? – спросила она.
- Правда, - утвердительно ответила заведующая.
- Ты хорошо подумала? Это очень ответственный шаг. У тебя трое своих детей. Девочка перенесла тяжелейшую травму, могут быть последствия. Ты врач и знаешь это не хуже меня. Ты выяснила, из какой она семьи? Время непростое. Нет уверенности ни в чём. Как ты решилась на такое? – старалась предостеречь Евдокия Никитична от необдуманного поступка.
- Никитична, дорогая! Там, где трое, найдётся и для четвёртого. Я всё обдумала. Мой муж полностью меня поддержал в этом вопросе.
Прошу тебя, пойми меня правильно, я хочу подарить Леночке её мечту, только осуществившуюся. Ты должна меня понять, - ответила она нянечке.
Глаза Ларисы Михайловны сияли, светились счастьем. Нянечка обомлела от её слов, затем, прочувственно ответила ей:
- Ты святая! Пошли тебе Господь много сил и радости. Ты заслужила.
- Ой, спасибо тебе, Евдокия Никитишна за поддержку, она мне сейчас просто необходима.



Никогда не сдавайся
 
Инна Даниловна Комарова (Инна_Комарова)Дата: Понедельник, 21.07.2014, 19:28 | Сообщение # 18
Зашел почитать
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 96
Награды: 1
Репутация: 0
Статус:
Чудо город
сказание

У одного ростовщика болел сынишка. С самого рождения мальчик не вставал на ножки. Что только не делали ростовщик с женой, а никакого толку.
Пятнадцать годков пролетело, как один день, шестнадцатый постучался в дверь, а всё оставалось без малейшего изменения. Мальчик не рос, будто застыл в своём развитии. Измождённый болезнью ещё больше сжался, усох, походил на пожилого маленького человечка. Горевали, горевали отец с матерью, а делать нечего, жить-то надо.
Ростовщик тот жалостливый был. Никого не оставлял без своего участия. Заботился о немощных. А кому и копейкой помогал.
Родственники гудели по углам, как пчёлы:
- Прокоп то наш, вот дурья головушка, ему б о своём мальце думать, а он всё другим помогает. Зря трудом нажитое расточает, на ветер выбрасывает.
А Прокоп знал своё дело, на пересуды внимания не обращал.
Жена его причитала:
- Когда ж Петрушу нашего Господь милует?
- Терпи жена, всему своё время, - отвечал ей ростовщик. А у самого не раз сердце, как защемит, заболит.
- Ой! – тихонько протянет он, приложит ладонь, молчит и терпит втихомолку. Чего жену без особой нужды тревожить? Ей и без того достаётся, - думал ростовщик.
Как-то раз поехал Прокоп по делам. Дело было зимой, в канун Нового года. Миновал ростовщик часть пути, начались леса. Он едет, а из головы всё не идёт одно дельце, он и думает, как же с ним сладить. Вдруг слышит, как птицы между собой переговариваются. Интересно ему стало, о чём они щебечут-шепчутся, он и прислушался.
- Доброе утро, сестрица. Какой сегодня прекрасный день!
- И тебя с добрым утрицем. Да, день выдался чудесный, - отвечает ей сестра.
- Смотри, смотри, - взглядом указала старшая сестра младшей на проезжающего Прокопа.
Слушай, сестрица. У этого ростовщика – Прокопа, мальчонка болеет. Хороший, славный такой.
- Бедный, бедный мальчик, - отвечает ей сестрица, с пониманием.
- Ростовщик добрый, не скряга. Надо бы им помочь.
После этих слов птицы, как по команде, не сговариваясь, стали кружить над головой ростовщика. Он поднял голову и видит, они указывают ему дорогу.
- Следуй за нами, - услышал Прокоп.
- Чего это они? Может, случилось что? – подумал ростовщик и поехал за птицами.
Въехал ростовщик в самую гущу леса. Волнение охватило его. Какое-то странное предчувствие. Но назад он не повернул. Смотрит, птицы кружат над одиноко торчащим из земли пеньком.
- Жди тут, - сказала ему старшая сестра.
Он покорился и стал осматриваться. В лесу дивно пахло хвоей. Многолетние деревья гордо возвышались над ним. Вокруг всё замерло в ожидании.
- Как-то непривычно тихо в лесу, что бы это могло значить? - произнёс он вслух.
Как вдруг, зазвенел колокольчик. Прокоп прислушался.
- Здравствуй, Прокоп Иванович, - услышал он. Доброго тебе здоровья.
Прокоп повернулся лицом к пеньку и ахнул. На нём стоял маленький старичок-боровичок. Добрая улыбка озаряла его лицо, притягивала к себе, обнадёживала, глаза излучали тепло, свет, а весь облик успокаивал и внушал доверие.
Прокоп снял шапку, низко до земли поклонился и сказал:
- И тебе, доброго здоровья старец.
- Знаю, озадачен ты. Нелёгкая тебе досталась доля. Сынишка у тебя хворает. Вижу, ты не обозлился на весь белый свет. Живёшь по совести, других не забываешь. За это я помогу тебе.
Прокоп стоял, как завороженный. Слушал старца, боясь пошевельнуться, пропустить что-то очень важное в его речи.
- Ближе к лету я подам тебе знак, ты привози сынишку на это место. А пока, вот тебе ладанка. Повесь её на грудь мальчонке. В ладанке маслице из целебных трав. Хорошее, пользительное. Пусть принюхивается. Оно наполнит мальца силами.
Храни молчание Прокоп, не сказывай никому, где был, даже жене, - наказал старец.
А теперь, прощай, - добавил он и исчез, как и не было.
Прокоп огляделся, не веря глазам своим, а старца и след простыл.
- Ну и чудеса! – произнёс Прокоп, почёсывая затылок. Поднёс к носу ладанку, а оттуда незаметной струйкой потянулся тонкий аромат трав и ударил ему в нос.
- Апчхи…, - в носу защекотало. Ой, может и вправду поможет Петруше, - подумалось ему и на душе сразу повеселело от этих мыслей.
Прокоп спрятал ладанку, вернулся к телеге, запряг лошадей и поехал. Выезжая из леса, увидел он, кружащихся над ним птиц.
- Спасибо вам сердечное, - поблагодарил он, приложив ладонь к груди.
- Не забудь наказ, какой дал тебе старичок-боровичок, - услышал Прокоп.
- Не забуду, слово дал, - ответил он и уехал.

Прошло время.
Как-то раз погожим летним днём, убирая первый урожай хлеба, Прокоп, утомившись, присел, раскрыл узелок, который жена дала ему с собой, отхлебнул из горлышка парного молока и прилёг. Солнышко ласкало его лицо, нежило его тело. Он разморился, не заметив, как вздремнул.
И вдруг так явственно перед его взором встал старичок-боровичок и мягким ласкающим слух голосом произнёс:
- Пора, Прокоп, пора. Настал час. Привози мальчонку на то же место.
Прокоп пробудился мгновенно и как ошпаренный галопом помчался домой. Перво-наперво он запряг телегу. Влетел в избу. Жена сидела за прялкой. А сынишка мирно спал на печке. Прокоп быстрым шагом подошёл к жене и скороговоркой произнёс:
- Ни о чём меня не пытай, жена, ибо сказывать не велено. Собери-ка ты нас в дорогу. Съестного немного, поболе воды. Путь нам предстоит долгий. Да не мешкай, поторапливайся.
Жена от удивления раскрыла рот, развела руками, но не обмолвясь ни словом, пошла выполнять. Вскоре узёлок с пожитками стоял на столе. Прокоп подошёл к жене, обнял её и тихо на ушко сказал:
- Ну, бывай, жена. Жди нас. А если что приключится, не поминай лихом.
Прокоп подхватил невесомое тело сына на руки, и торопливо вышел из избы. Бедная жена запричитала, горькие слёзы полились по её щекам, но по обыкновению не стала перечить мужу. Лишь взяла узелок и последовала за Прокопом, глотая слёзы. Подойдя к телеге, Прокоп уложил мальца на пушистую перину из соломы и, подпрыгнув, присел на краю телеги. Ловко натянул поводья и сказал:
- Трогай!
Телега плавно отправилась в путь, оставив позади себя жену Прокопа.

Ехали они долго. Проезжая мимо знакомых мест, Прокоп забавлял Петрушу своими рассказами: то поведает историю об одном событии, то о другом. Петруша только и успевал, что вертеть головой по сторонам.
Наконец добрались до места и стали ждать. Вокруг ни души.
- Доброго здоровья тебе, Прокоп Иванович. Не растряс парня в пути? – услышал Прокоп голос старца и оглянулся, удивляясь. Старичок-боровичок как из земли вырос.
- И тебе день добрый, - ответил Прокоп, снял шапку и, низко склонившись до земли стал бить челом.
- Следуй за мной, Прокоп, - позвал старичок-боровичок.
Прокоп послушно проследовал за ним.
Время летело незаметно, вот уже и царица-ночь вступила в свои права.
И вдруг, в полной кромешной тьме, в мгновение ока перед глазами
Прокопа выросли резные стальные ворота, мозаичным полотном сверкали на них изумруды и множество других драгоценных камней. Рубиновые звезды уходили в высь и согревали ночные небеса своим тёплым светом.
- Ай да красота!!! – воскликнул Прокоп. Настоящее диво!
Он оглянулся на сына, лежащего в телеге, тот крепко спал после долгой дороги.
- Не буди мальца. Ещё не время, - предупредил старичок-боровичок и зазвонил в колокольчик. Ворота плавно раскрылись. В этот момент всё озарилось светом, шумом, музыкой.
Исчезла ночь, исчез мрак, давящая тишина разрядилась людскими голосами.
Они проехали немного в глубь. Перед глазами Прокопа предстала настоящая праздничная ярмарка. Вправо и влево рукавами расходились торговые ряды. Чего здесь только не было…
В центре площади в бесконечном вращении радовала глаз весёлая карусель. Наряженные лошади сменялись грациозными лебедями, розовощёкими хрюшками, говорливыми индюками, - все они на ходу поочерёдно кивали, приветствуя гостей.
- Петруша, Петруша, - позвал Прокоп сына, соскакивая с телеги. Глянь на красоту этакую. Ай, да диво! Век не видывал,- восторгался Прокоп, приподнимая сына на телеге.
- Не спеши, Прокоп. Дай мальцу сил набраться. Всё ещё впереди, - старец опять предостерёг Прокопа.
- А вот и чаёк вскипел. Гости дорогие, испейте чайку душистого, - услышал Прокоп, повернул голову и увидел настоящую самоварную куклу, только говорящую. Блюдцами краска рдела на её щеках. Расписным, цветастым платком была повязана её головка. Пышная юбка сарафана выходила из-под груди, и она выглядела в нём, как курица на насесте. На прилавке ворковал вскипевший самовар, а его гостеприимная хозяйка пухлыми ручками только успевала поворачивать краник, наполняя высокие стаканы, ароматным чаем янтарного цвета. Парок клубился над стаканами, разносясь по всей округе, приятно щекоча ноздри. Прокоп отлил в блюдце горячего чаю, подул на него и поднёс Петруше.
- Испей, сынок.
Мальчик пригубил и глоток за глотком опустошил блюдце.
В этот момент прозвенел колокольчик старца, и бледное, безжизненное, исхудавшее с сероватым оттенком личико Петруши просветлело, округлилось и заполнилось здоровым румянцем во всю щеку.
- Ай да чудеса! – воскликнул Прокоп.
- Не спеши, Прокоп. Всё ещё впереди, - наставлял старец.
- Тятя, я так долго спал? Где мы? – спросил мальчик.
- Петруша, ты в чудо–городе. Любое твоё желание здесь исполнится. Говори, что желаешь? – спросил мальчика старичок-боровичок.
Петруша вопросительно посмотрел на отца. Тот в ответ ничего не сказал, лишь одобрительно кивнул головой.
- Дедусь, есть у меня мечта – нашу мамку развеселить. Хочу, чтобы ты подарил мне поющую гармонь, от которой деревья бы смеялись и, у всех на душе становилось светло, как в горнице поутру.
Старец в ответ улыбнулся и зазвонил в колокольчик. Откуда ни возьмись заполонила своими громкими звуками спешащая к гостям, расплывшаяся в улыбке чудо-гормонь. Она распевала частушки, переваливаясь с одного бока на другой, пританцовывая подбоченясь. Сбежался народ, все хохотали, за животы держась. Из толпы выскочил удалой мужичок, с трещотками и пошёл в пляс под аккомпанемент чудо-гармони. Первый раз в своей жизни Петруша смеялся от всей души. А гармонь, запрыгнув в телегу, расположившись рядышком с мальцом, продолжала радовать и веселить народ. Прокоп не уставал диву дивиться.
Они проехали дальше. Везде было многолюдно. Вся округа пропиталась ярмарочным гомоном.
- Пирожочки горячие, с пылу с жару, с пылу с жару!
Гости посмотрели влево, а там, на прилавке румяные пушистые, поджаристые пирожки, с которых аппетитно стекало маслице, и они сами просились в рот.
- Ой, тятя, в животе подвело! – неожиданно произнёс Петруша.
Прокоп от изумления широко раскрыл глаза и ударил в ладоши.
- Батюшки, у мальца подвело в животе. В кои веки?! Ай, да диво дивное!
Прокоп подбежал к прилавку, надломил пирожок с хрустящей корочкой, а оттуда просочился сок свежего мяска с сальцем да с лучком. От одного только запаха у Прокопа слюнки по бороде побежали. Он поднёс Петруше надломленную половинку пирожка. Петруша буквально на глазах проглотил её и потянулся за второй. Пирожочки то с секретом были.
- Ай да диво! – завопил Прокоп, что было силы, хватаясь обеими руками за голову. Жизнь возвращается к кровинушке моей!
А Петруша востребовал ещё пирожок-другой и благополучно справился с ними. В этот момент зазвонил колокольчик старца, и мальчик на глазах у честного народа превратился в крепкого ладного юношу.
Они проехали дальше, где перед ними открылась живописная картина – красивый зелёный луг.
Как одно мгновение проскользнул белый день и близился к своему завершению. Вечерело. Девушки в нарядных сарафанах с цветными лентами, вплетёнными в косы, стали водить хороводы. А неподалеку от них налитая красавица снимала вёдра с коромысла. Звон вёдер просочился в хор девушек. Красавица наполнила вёдра родниковой водицей и отправилась в обратный путь. Проходя мимо телеги, она ласково приветила гостей.
- Петруша, скажи мне, есть ли у тебя ещё какие-то желания? – спросил старичок – боровичок. Петруша посмотрел на девушку, затем на отца и ответил:
- Умыться родниковой водицей.
Девушка приблизилась к нему, сняла с коромысла ведро и поставила рядом с телегой. Прокоп снял сына с телеги со словами:
- Ох, и потяжелел ты, сынок! Как тепереча наша мамка надрываться с тобою будет?
Он поднёс ведро с родниковой водой к сыну, а тот выхватил ведро у отца из рук и окатил себя с головы до пят. Все так и ахнули вокруг. Зазвенел колокольчик старца.
- Тепереча не придётся надрываться, - бодрым голосом произнёс Петруша, подскочил на ноги, отряхивая с себя воду, и громко захохотал.
- Хвала тебе, Господи, за дела твои праведные! Ай, да диво дивное, - вырвался возглас из груди Прокопа и на радости большой он пустился в пляс.

Да…какие только чудеса на Руси не приключались.


Никогда не сдавайся
 
Инна Даниловна Комарова (Инна_Комарова)Дата: Вторник, 22.07.2014, 13:07 | Сообщение # 19
Зашел почитать
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 96
Награды: 1
Репутация: 0
Статус:
Ты свет души моей
новелла

Вступление
Антонио ди Пеларе, в отличие от многих своих сверстников мог утверждать, что жизнь свою прожил в полном достатке и без особых трудностей. В родительском доме он слыл любимчиком. Получил хорошее образование, что ему помогло после завершения учёбы открыть своё дело и жить безбедно.
После ухода родителей, Антонию досталась приличная доля наследства, что в свою очередь внесло в его жизнь немало благ.
И как ни посмотри, со всех сторон судьба улыбалась ему, планы реализовывались, всё задуманное мало-помалу осуществлялось, причём успешно, одно но…Он трижды был женат и все его жёны, не оставив ему наследников, покидали его, прихватив с собой немалые средства и права на дальнейшее содержание. Что называется - невезение. Поначалу он всячески с этим не соглашался, любыми путями отбивался от бывших жён, но делать было нечего, и он, скрипя и, ворча, тянул эту ношу. Так он остался совсем один.
Не успел оглянуться, как достиг возраста зрелости, а, перейдя порог второй половины жизни, свыкся с мыслью, что так даже и лучше.
Дела шли хорошо. Вот только суставы стали частенько беспокоить. Случалось, боли не отступали и ночами. Общее состояние ухудшалось и приносило ему невыносимые страдания. В осенне-зимний период он вынуждено сокращал нагрузки и гораздо меньше передвигался. В своём доме обустроил себе офис и принимал клиентов. Это давало возможность заниматься делами в обычном режиме и, в тоже время, без дополнительных нагрузок, что облегчало его состояние.
- Скоро седьмой десяток разменяю, возраст, ничего не поделаешь, - уговаривал он себя, смирившись с реальностью.

Визит к доктору Лоренцо
Однако, поразмыслив, Антонио решил посоветоваться со своим доктором. Тот внимательно его выслушал и сказал:
- Антонио, пора менять образ жизни. Нужно купить загородный дом и стараться больше времени проводить там. Да, да, да…, а что Вы думаете? Совершать пешие прогулки, трудиться в саду и больше внимания уделять своему желудку. Принимать пищу по расписанию, а не на бегу. Я знаю, для Вас дело на первом месте. Поймите, Вы в силу занятости ведёте неправильный образ жизни.
- Простите, доктор, что перебиваю. Объясните мне, пожалуйста, как я буду совершать прогулки? Я же говорю Вам, у меня сильные боли в ногах. Вы что не понимаете?! - возмутился Антонио, с надрывом в голосе.
- Это всё оттого, что Вы ведёте неподвижный образ жизни.
- Я много езжу по делам, целыми днями отсутствую. Только зимой принимаю клиентов дома. А так я не лежу в постели, мне некогда отдыхать. За редким исключением позволяю себе взять выходной, - настаивал Антонио.
- Вы путаете разные вещи. В дороге Вы сидите. На встречах с клиентами - сидите. Проверяете документы, сидите. Надо двигаться, чтобы суставы работали. Тогда и боли меньше будут беспокоить.
Я могу Вам выписать порошки для облегчения, но полностью они не устранят боли.
- Что же мне делать?! – отчаявшись, произнёс Антонио.
- Я уже Вам сказал. Начните с того, что наведите справки, где и что продают. Поезжайте, посмотрите, проанализируйте. Выберите для себя самое подходящее место, с учётом климатических условий, необходимых для Вашего заболевания. А уже потом покупайте. И там постарайтесь вести подвижный образ жизни.
Вы сами на природе захотите двигаться. Почувствуете прилив новых сил. Вот увидите.
Знаете, я родом из маленькой местности, похожей на деревню. Все мои братья и сёстры разбросаны по всей Италии. Некоторые из них предпочли жить в провинции. Там так хорошо. Я, когда навещаю их, поверьте, отдыхаю душой. Очень хочется встречаться с ними чаще, но я загружен работой, как и Вы. Была бы моя воля, переселился туда и наслаждался общением с природой. Это лучшее, что есть.
И у Вас настроение улучшится. Вы помолодеете, воспрянете духом. Все дурные мысли покинут Вас. А то я смотрю, в последнее время Вы совсем пали духом.
- Да, Вы правы, доктор Лоренцо, - согласился Антонио, опустив голову. Что-то настроение не радует, буксует, не нравится мне всё это. Не пойму, хандра какая - то что ли?
Антонио действительно в последнее время пребывал не в лучшем расположении духа.
- А вот этого допускать нельзя, - строго произнёс доктор. Настоятельно советую сменить настроение. От подавленного состояния, каких только болезней не бывает. Убедительно рекомендую Вам, хорошо обо всём подумать, взвесить и начать действовать. Даю Вам слово чести, у Вас всё получится.
И тут, доктор Лоренцо подошёл к главному:
- А вдруг там Ваша судьба дожидается…, кто знает? – рассуждал доктор, темпераментно настраивая пациента на духовное и физическое выздоровление.
- Ой, что Вы, что Вы, доктор, - смутился Антонио, отмахиваясь.
На его лице заиграли желваки, вихрем пронеслась гамма чувств.
- Я в эти игры больше не играю. С меня достаточно. Полагаю, женщины не для меня. Уж как-нибудь сам проживу, - разволновался Антонио.
- Зря Вы так. На ошибках нужно учиться, а не впадать в уныние.
Вы ещё не такой древний старик, чтобы на себе крест ставить.
Теперь слушайте внимательно и запоминайте, - заговорил доктор серьёзно, убрав эмоциональный окрас. Вот Вам порошки, принимайте их два-три раза в день после трапезы, запивая водой. В этом пузырьке очень хороший раствор для компрессов, кладите на ночь на суставы. Станет легче. И, пожалуйста, встряхнитесь, уверяю Вас, всё поправимо, - внушал доктор Лоренцо.
- Хорошо, доктор, я попробую применить Ваши советы на практике. Не знаю, что из этого получиться, но попробовать можно, - пообещал Антонио, взял лекарства, откланялся и ушёл.
Он вышел на улицу, остановил извозчика и отправился домой. Пока ехал, думал, что действительно неплохо было бы отдохнуть на природе.
- Устал, раскис, так оно и есть. Наверное, доктор прав, я засиделся. Ушёл весь в дела, а о себе забыл. Некому позаботься. Ну и не надо, проживу сам, - думал раздосадованный Антонио.

Совет друга
Вернувшись домой, Антонио не долго думая решил отправиться к своему компаньону и другу детства Роберто, чтобы посоветоваться с ним. Благо друг жил в пяти минутах ходьбы. Он застал его дома, тот занимался хозяйственными делами. С тех пор, как его супруга захворала, Роберто ухаживал за ней сам, никого не подпуская, и вдобавок вёл домашние дела. Все его дети выросли, отучились, обзавелись семьями. Но не забывали своих родных и частенько приезжали помочь отцу. Все праздники дети с семьями проводили в родительском доме. Он любил, когда семья собиралась вместе, как в дни его детства. Спустя годы он перенёс эти традиции в свою семью. Бережно относился ко всему, что было привито ему и завещано родителями, сохраняя и передавая это наследие своим детям.
Увидев на пороге Антонио, он заулыбался:
- Антонио, здравствуй, молодец, что зашёл. Проходи в гостиную.
Я только руки вымою и поговорим. Пришлось заняться починкой кухонной утвари. Всё имеет свой срок, не только люди. Проходи, проходи, - между делом приглашал Роберто.
- Не торопись и не отвлекайся. Делай всё, что тебе нужно. Я и на кухне посидеть могу. Там и поговорим, - дружелюбно отреагировал Антонио.
- Ещё лучше, пошли на кухню, - оживился Роберто. Я как раз чай ароматный приготовил, угощу тебя.
- Чаю хорошо бы, а то я весь продрог, - сказал Антонио, растирая руки.
- Уже наливаю. Вот булочки свежие с изюмом и корицей, угощайся, пожалуйста, - предложил Роберто.
- С удовольствием, я проголодался, - ответил Антонио и пододвинул к себе плетёнку с булочками, затем чашку с чаем, который Роберто только что налил.
- И почаёвничаем вместе, чудесно, - произнёс Антонио с настроением. Я уже и забыл, когда в последний раз трапезничал с кем-либо. Всё один да один. Вот только ты меня и не забываешь,
а так, как перст один, - жаловался на жизнь Антонио.
- Да, нехорошо это. Тебе бы жениться. Но на этот раз ты должен быть более осмотрительным и бдительным. Тебе нужен близкий друг, а не напудренная и разряженная кукла. У тебя больше нет права на опрометчивые поступки, возраст не тот.
- Так где ж такую взять, чтобы другом была преданным? Знаешь,
я очень в женщинах разочарован.
- Понимаю, любой на твоём месте разочаровался бы, понятное дело. Ну, ничего. Ты только не отчаивайся. Верь в свою судьбу и, что суждено хорошее, случится само собой, вот увидишь.
- Дай-то Бог. Спасибо тебе. Ты у меня единственный верный друг, - растрогался Антонио. Я, собственно, чего пришёл. Нынче ездил к своему доктору, сильные боли в ногах замучили, суставы покоя не дают. Ты знаешь, он мне посоветовал купить домик на природе и подолгу жить там. Двигаться, гулять, дышать свежим воздухом.
- Вот и прекрасно, правильно посоветовал доктор. Это, как раз то, что тебе нужно. На старости лет лучше этого ничего и не придумать и, кстати, выгодное вложение денег, - подметил находчивый Роберто. И о здоровье не мешает позаботиться. Прекрасная идея, на мой взгляд.
Я забыл тебе рассказать. Ещё полгода тому назад в свободные дни ездил в провинцию по делам детей и там познакомился с очень хорошим человеком. Он в прошлом – основатель фермы и не одной, как я понял, к тому же, он являлся владельцем немалого списка земельных участков. У него было своё доходное дело. Но по стечению неблагоприятных причин он оказался в тяжёлом финансовом положении, обанкротился, и всё, во что он годами вкладывал свой труд и, заметь, большие средства, всё развалилось и пошло с молотка. Сейчас он продаёт оставшиеся земельные участки. Но и это не покрывает всех долгов. А жить как-то нужно. Большая многодетная семья, надо содержать, сам понимаешь. Он старается не падать духом, но ему действительно очень тяжело. Пока мы там находились, он свёл меня с одним своим знакомым, у него тоже бизнес в этой области. Его секретарь показала нам большущий земельный участок, на наше счастье, именно его выставили на продажу. Мои дети внимательно осмотрели участок, угодья. И, ты знаешь, это предложение так заинтересовало семью старшего сына, что мы оформили покупку. Завезли необходимые строительные материалы. Уже начали закладывать фундамент для дома. Подрядчик обещал к весне закончить наружные работы. А внутренние отделочные работы быстрее пойдут. Сын давно мечтал иметь свой дом. Бог даст, его мечта сбудется.
Я таких бескорыстных и честных людей, как этот посредник, уже давно не встречал. Зовут его Аугусто. Он опытнейший специалист в этой области, ему бы помочь выбраться из запутанной ситуации и избежать долговой ямы. Он оставил в моей душе самые хорошие впечатления. Если хочешь, поедем к нему, он там всех знает, посоветует, что и где купить. Тебе имеет смысл купить готовый дом, чтобы сразу въехать и жить. А на месте ты сам решишь, облагораживать территорию или нет. Производить в доме изменения… Что скажешь?
Для Антонио услышанное было такой неожиданностью, что он оторопел и не сразу отреагировал.
- Если не подойдёт там, - продолжал Роберто, - поищем в другом месте, Италия большая. Роберто воспринимал мир открыто, как ребёнок, всегда был готов подставить плечо другу и протянуть руку помощи.
- Ну что ты, Роберто. Мне всё подходит, - спохватился Антонио. Рядом с тобой и твоими детьми, что может быть лучше. Я счастлив, что рассказал тебе о совете доктора Лоренцо. А не расскажи я этого, не узнал бы о таком доступном и лёгком решения первостепенного вопроса. Я тебе очень благодарен. Завтра же и поедем, может быть действительно твой новый знакомый и для меня подберёт подходящий вариант. А я его отблагодарю за труд.
- Конечно. Значит, договорились. Завтра раненько утром приготовлю всё необходимое для Софии и поедем. Тем более что Кармела с утра обещала приехать побыть с женой. Благодаря дочке, я буду в твоём распоряжении. А потом вернёмся в офис и займёмся текущими вопросами.
Надо снять апартаменты в пригороде на это время, пока мы там завершим все дела.
- Хорошо, Роберто. Мне всё подходит. Я буду ждать тебя дома.
- Ты знаешь, я его отблагодарил, очень хороший человек. Представь, он смутился, когда я ему предложил вознаграждение и поначалу отказывался. Но я настоял на своём. А как он разбирается в своём деле. Завтра сам всё увидишь, - подытожил Роберто, провожая Антонио.
***
Роберто сдержал слово. Он съездил с Антонио в провинцию, познакомил его с Аугусто – обанкротившимся владельцем фермы и посредником для приобретения земельных участков. Аугусто радушно принял их и действительно нашёл для Антонио сравнительно небольшой, но уютный дом с ухоженной территорией. В случае если Антонио захочет достроить дом, территория позволяла это сделать. Аугусто в переговорах с хозяином дома сумел достичь приемлемой цены, и сделка состоялась. Антонио остался очень доволен покупкой. Было решено вечером отметить это событие. Аугусто пригласил Роберто и Антонио к себе на ужин в кругу семьи. Друзья приняли его приглашение с признательностью. Антонио, будучи благодарным человеком, обратился к Аугусто:
- Синьор Аугусто, Вы для меня сделали большое дело. В свою очередь я хочу вознаградить Вас. Кроме всего прочего, это Ваша работа и я, как уважающий себя человек, обязан заплатить Вам за труд. Вот конверт. Возьмите, пожалуйста. Пусть все неприятности покинут Вас, - произнёс Антонию, вкладывая в свои слова глубокий смысл.
- Что Вы, что Вы, синьор Антонио. Мы с Вами ни о чём не договаривались. Я от всего сердца помог Вам, как другу. Не утруждайте себя. Всё хорошо и без вознаграждения. Был рад познакомиться с Вами. И дай Бог, чтобы здесь, на природе, хворь покинула Вас навсегда. У нас действительно хороший климат.
- отказывался сконфуженный Аугусто.
- Благодарю за пожелания. Но одно другого не касается, - возразил Антонию - Вам сейчас нужны средства, чтобы помочь своим близким. И не думайте отказываться. Вы ответственны за свою семью. Они не виновны, что так всё произошло. Я всё понимаю.
Вы хороший, добрый отзывчивый человек и искренне нам помогаете, но дело есть дело. Берите деньги, они Ваши и живите спокойно, всё правильно. Вечером мы навестим Вас.
Аугусто раскрасневшись, смущённо принял вознаграждение и в ответ произнёс:
- Храни Господь Вас синьор Антонио, и Вас, синьор Роберто. Вы мне посланы свыше, я это понимаю и очень признателен.
Друзья обменялись рукопожатием с Аугусто, и довольные поехали в апартаменты отдыхать до вечера.
***
Ужин прошёл на подъёме. Атмосфера в доме стояла праздничная. Семья Аугусто давно не принимала у себя гостей.
С некоторых пор праздники стали большой редкостью и забытой радостью в их доме. Друзья беседовали между собой, делясь впечатлениями. Супруга Аугусто – Марта, живая, ловкая, очень подвижная, хотя и полноватая женщина, воодушевлённая переменами, приготовила и накрыла вкусный и довольно обильный стол. Ей так хотелось принять дорогих гостей, как было принято в их семье в лучшие времена. После трапезы Аугусто представил гостям своих детей. Их было тринадцать, но одной дочери во время ужина не было дома. Она помогала немощным, ухаживала за больными.
Антонио отвык от шумных посиделок, застолья, поэтому отмалчивался. Что же касается Роберто, с его лица не сходила улыбка, он очень любил детей, не упускал возможности пообщаться и всегда находил с ними общий язык.
Вскоре вернулась одна из дочерей Аугусто и Марты – Дея. Антонио замер от неожиданности. Мало того, что девушка была необыкновенно красива от природы. Её взгляд, манера поведения, хрустальный голос являлись ангельским отражением. Она была сама нежность.
Антонию оцепенел, затем ощутил жар во всём теле, лице, словно сквозь его корпус прошла молния. Он заёрзал на стуле. Внутреннее чутьё ему подсказывало, что вот, наконец, она – его судьба. Он вспомнил слова доктора Лоренцо, понял, что в этом кротком существе его спасение и начал действовать, правда, неумело, неуклюже, сбивчиво. Антонио испугался. Мысли просверливали мозг:
- Только бы не упустить последний шанс, который Всевышний мне послал. Только бы не упустить, - стучало в висках.
- Роберто, Роберто, прошу тебя, повернись ко мне.
Друг в это время играл с маленькими детьми.
Роберто повернулся и не узнал Антонио. На его щеках пылал румянец, глаза горели, он весь дрожал, лихорадочная нервная не свойственная ему улыбка, расплылась до ушей.
- Что случилось, Антонио?- удивлённо спросил он.
- Роберто, давай на минутку выйдем, а, прошу тебя.
- Как-то неудобно.
- Всего на минутку, прошу тебя.
- Ты не заболел, часом, - перепугался Роберто.
- Нет, я совершенно здоров, чувствую прилив сил во всём теле. Даже ноги успокоились, несмотря на то, что мы за эти два дня немало находились. Просто мне необходимо тебе что-то сказать, наедине, понимаешь и очень важное.
- Ну, хорошо, хорошо, давай выйдем.

Откровение
Они вышли в сад. Погода благоприятствовала хорошему настроению. Воздух свеж и чист. Небеса пребывали в полном раскрепощении и спокойствии, весь небесный покров усеян звёздами. Вокруг тишина.
- Что случилось, Антонио? Ты устал, хочешь домой?
- Не в этом дело, - резко ответил Антонио.
- Так зачем же ты меня силой вытащил из дома? Что случилось? – допрашивал Роберто.
- Я хочу жениться, - выпалил Антонио.
- Что?! Я не ослышался?! Мама мия…, - запричитал Роберто.
- Нет, ты не ослышался, я хочу жениться.
- Сейчас?!
- Как можно скорее, - ответил Антонио продуманно и определённо.
- Но где я тебе здесь возьму невесту? И что вдруг сейчас, в гостях, тебе взбрело в голову жениться. Не далее как два дня тому назад я разговаривал с тобой на эту тему, и ты даже слушать не желал, жалуясь на отсутствие достойной кандидатуры и разочарованность в слабом поле. Сейчас, ни с того ни с сего, тебе стукнуло в голову срочно жениться. Как это понимать?! Каприз или старческий маразм?!
- Ни то и ни другое. Всё очень просто. Я действительно после неудачных браков очень разочарован в женщинах. Всё верно. Но произошло нечто непредвиденное, чего я сам ожидать не мог.
- Где, когда?! – удивлялся Роберто.
- Здесь, в доме Аугусто, - серьёзно ответил Антонио.
- Так, или я схожу с ума, или я ничего не понимаю. Ты объяснишь мне, наконец, толком, что с тобой?
- Роберто, прошу тебя, выслушай меня спокойно, без эмоций. Мне очень нужна твоя помощь. Если ты не вникнешь в суть вопроса, я потеряю последнее, что Господь мне напоследок послал, - Антонио принял решение и хотел заручиться поддержкой друга.
- Хорошо, я вижу, с тобой что-то произошло. Правда, мне непонятны мотивы происшедшего, но я готов тебя выслушать. Хотя признаюсь, лучше бы нам поговорить завтра, когда мы вернёмся домой. А? Ты можешь отложить этот разговор до возвращения домой, только до завтра. А сегодня мне хочется отдохнуть от забот и хлопот.
- Отложить можно, - начал Антонио.
Роберто сразу повеселел, ему хотелось расслабиться и побыть в окружении детей, а не решать задачки, придуманные другом.
Но в этот момент Антонио решил донести до него смысл и завершить начатую фразу, которую Роберто оборвав, не дослушал:
- Но, завтра будет поздно, - траурным голосом произнёс Антонио.
Роберто посмотрел на него пристально, опустился на первый попавшийся стул и не проронил больше ни слова.
- Роберто, ты видел эту девушку, которая вошла, когда жена Аугусто подавала десерт?
- Ты это о ком?
- О дочери Аугусто, которая пришла с опозданием, после ужина.
- Аааааа, ну да, ну да, видел, - не придавая значения сказанному, ответил Роберто.
- Вот о ней идёт речь.
- Ты на ней хочешь жениться?! – запинаясь, спросил Роберто.
- Да, - твёрдым голосом ответил Антонио.
- Но она же дитя рядом с тобой.
- Я знаю. Но чувствую, что она мне послана Богом.
- Я понимаю. По правде сказать, ты меня ошарашил. С одной стороны необходимо получить согласие родителей, с другой….- он умолк, подбирая слова.
- Договаривай, я на всё готов.
- С другой стороны, согласие девушки. А я так понимаю, она вряд ли захочет связать свою жизнь с женихом, который старше её отца.
- Вот это и убивает.
- Только убиваться не надо. Не надо, слышишь? Мы что-нибудь придумаем, - всполошился Роберто.
Необходимо для этого время, чтобы выстроить продуманный до мельчайших деталей план действий, благодаря которому никто не останется в проигрыше.
- Я готов заплатить…, - начал Антонио.
- Ты меня не понял. Я не о деньгах. Я о стратегии. Любовь купить невозможно. А вот заслужить должное уважение, пожалуй. Деньги могут понадобиться в последнюю очередь, если вообще в таком деле способны помочь. Ты пойми, она ведь ещё не жила. К ней нужен особый подход. И отношение…, - он остановился, подбирая слова.
- Не молчи, договаривай. Я на всё готов, - поспешил Антонио заверить друга в серьёзности своих намерений.
- Понимаешь, она должна видеть, как ты её сильно любишь. Что она твой воздух, без которого ты просто задохнёшься. Должна быть уверена, что ты искренне её любишь и ради неё готов на всё.
- Я готов. Я её именно так люблю. Она мне стала родной в тот момент, когда я её увидел, - вторил Антонио.
- Вот это да, вот это темперамент, вот это экспрессия, вот это я понимаю. Рыцарь, настоящий не выдуманный, а ещё говорят возраст, при чём тут возраст? Любовь - творит чудеса! – восторгался Роберто.
А Антонио заладил своё:
- Я её люблю и готов на всё ради неё.
- Хорошо, хорошо, я всё понял. Завтра утром возвращаемся домой и там всё обдумаем. Нельзя принимать решение в бесконтрольном состоянии. Это экстаз. А нам нужна холодная трезвая голова для таких дел. Сейчас попрощаемся и тихонечко поедем в свои апартаменты. Возможно, ещё сегодня нас посетит хорошая мысль, но для этого необходимо что?
- Что? – переспросил Антонио.
- Для этого нужно уединиться, чтобы никто не отвлекал и не мешал. Пошли, поблагодарим за тёплый приём и попрощаемся, как подобает воспитанным людям.
Они вернулись в дом. Аугусто помогал жене по хозяйству. Роберто извинился, попросил его на минутку. Друзья поблагодарили за прекрасный приём, за помощь и сообщили, что уже завтра с утра возвращаются домой. Однако в ближайшее время Антонио вернётся и начнёт заниматься обустройством нового дома.
Аугусто заметил, что Антонио чем-то озадачен и осторожно поинтересовался:
- Синьор Антонио, Вы себя плохо чувствуете, устали. Так я предоставлю комнату в Ваше распоряжение. А утром с новым силами вернётесь в город.
- Благодарю Вас, синьор Аугусто, Вы так любезны. Думаю, надо немного отдохнуть, у нас были напряжённые дни. Мы поедем в апартаменты. Было очень приятно с Вами познакомиться. Рад плодотворному сотрудничеству, - ответил Антонио, не поднимая глаз. Пожал руку хозяину и одновременно обратился к Роберто, причём невпопад:
- Ты готов?
Роберто посмотрел на него вопросительно.
- Синьор Антонио чем-то озадачен, я могу ему помочь?- обратился Аугусто к Роберто.
- Тут переживания личного характера, - не подумав, буркнул Роберто.
И вдруг Антонио, как с цепи сорвался:
- Синьор Аугусто, я понимаю, что нарушаю все правила хорошего тона и приличия. Могу показаться повесой.
В этот момент Роберто незаметно схватил его за руку, желая остановить, но не тут-то было. Антонио понесло:
- Но и молчать нет больше сил, - произнёс он, выдёргивая руку.
Я самым серьёзным образом прошу руки Вашей дочери.
В этот момент все, кто были в гостиной, повернулись в сторону Антонио. Тут же новость разнеслась по закоулочкам дома и из всех комнат сбежались дети. Они позвали маму. Она в растерянности выронила блюдо, которое промокала полотенцем. Осколки с грохотом разлетелись по всей гостиной.
- Вы, наверное, оговорились? – спросил растерянный Аугусто.
- Нет, я люблю Дею, она моя судьба, она послана мне за мои страдания и я хочу, чтобы она всегда была со мною рядом.
- Синьор Роберто, что я слышу. Вы знали об этом? Я не пойму, что происходит?! – Аугусто теряя дар речи и самообладание, резко смолк. У него перехватило в горле.
Роберто сам находился в замешательстве и заторможенном состоянии. Он не ожидал от Антонио таких всплесков и такой прыти. Лихорадочно искал слова, чтобы как-то разрядить обстановку, загладить назревавший взрыв. Но голову сковало, заморозило. Он слышал шум в ушах от напряжения. Никаких мыслей. Роберто чувствовал себя отвратительно.
- Синьор Аугусто, Роберто не виноват. Он сам ничего не знал.
Да и я не знал до того момента, как Дея появилась на пороге. Увидел это божественное создание и чуть не умер от счастья. Вот тогда и наступило прозрение. Я осознал, что судьба привела меня сюда ради встречи с ней. А мои больные суставы и покупка дома видимо понадобилась, чтобы эта встреча состоялась. Поймите, я жил тоскливо и безнадёжно. Свыкся со своей несчастной судьбой. Думал, что жизнь кончена, и буду, как придётся, доживать свой век. Меня окружала серость и разочарование. Вы понимаете, - Антонио старался изо всех сил доходчиво объяснить.
И вдруг, случилось чудо. Я увидел Дею и прозрел. Господь снял пелену с моих глаз. Могу поклясться на алтаре, на мадонне, что сделаю её счастливой, она ни в чём не будет нуждаться, буду беречь её, как зеницу ока. Нет жизни без неё, - расчувствовался Антонио.
Подошла синьора Марта.
- Синьор Антонио, но Вы же старше её отца, - она пристально посмотрела в глаза Антонио. Как Вы представляете её дальнейшую жизнь?
- Понимаю Ваше недоумение и волнение, синьора Марта. Мне близки Ваши тревоги, Вы мать. Могу заверить, что пока жив, буду служить ей верой и правдой. Беречь её - мою голубку и любить до последнего вздоха. Ну а потом она получит большое наследство, которое я готов завещать ей ещё до вступления со мной в брак.
И последнее, - он перевёл дыхание. Я готов компенсировать все убытки, которые понёс синьор Аугусто в результате банкротства фермы.
- Дея, подойти сюда. Речь идёт о тебе. Ты должна всё знать, - прикладывая к глазам полотенце, произнесла синьора Марта, прервав Антонио.
Подошла Дея, само совершенство, кроткая, нежная, излучающая добро. Остановилась напротив Антонио. Посмотрела на него глубоким проникновенным взглядом, затем перевела взгляд на отца и мягким тихим голосом сказала:
- Папа, если синьор Антонио готов погасить все Ваши долги, я без промедления дам ему согласие и обвенчаюсь с ним. Другого такого случая не будет.
Мудрость говорила устами юной девы.
Аугусто кинулся к дочери, заключил в свои объятия, крепко прижал и заплакал.
- Нет, нет, - закричал он. Я не хочу такой ценой. Не хочу.
- Не расстраивайтесь, дорогой синьор Аугусто, вот увидите, Дея со мной будет счастлива. Она будет купаться в любви, в роскоши. Я сделаю для неё всё, что она пожелает.
- Но какой ценой!!! Она ведь ещё ребёнок, Вы понимаете?!- воскликнул Аугусто.
- Понимаю, всё понимаю. Но не отступлюсь. Я обещаю Вам, нет, я клянусь, что заслужу её доверие и если не любовь, то уважение к себе заслужу. Без неё нет жизни, поймите, наконец, - заверял Антонио, с трудом сдерживая эмоции.
Роберто подошёл к Аугусто, обнял его и тихо, не повышая голос, произнёс:
- Аугусто, пожалуйста, успокойся. Никто силой не заставит Дею идти под венец. Поверь мне. Я знаком с Антонио с детства, мы подружились будучи мальчишками. Говорю тебе ответственно.
Он не способен причинить никому зло. Более того. Он всегда отличался от других своей интеллигентностью, выдержкой, терпением и безупречной репутацией. Ну, о порядочности его я и говорить не стану и без слов всё ясно. Ты с ним только недавно познакомился, поэтому не знаешь, как относятся к нему его клиенты и все, с кем ему приходиться контактировать и не только по делам бизнеса. И во многих сложных запутанных спорных вопросах, включая жизненные ситуации, просят Антонио помочь и выручить. А ты знаешь, как мои дети и внуки его любят. Вечернюю праздничную трапезу Рождества Христова без Антонио в нашей семье не начинают. Да он прирождённый муж и отец. Жизнь, к сожалению, сложилась не в его пользу. Наверное, Господь пожалел его и на старости лет послал такой подарок – твою Дею. Произнося эти слова Роберто по-отцовски посмотрел на Дею. Она сразу уловила его посыл.
- Он и мухи не способен обидеть. Пойми, у меня у самого дети и я тебя понимаю. Но если ты хочешь своей дочери счастья, выдавай её за Антонио. Она за ним будет, как за каменной стеной. А это для молоденькой девушки многое значит.
Аугусто попытался вставить слово, но Роберто жестом остановил его:
- Тебя никто не принуждает, - повысил он голос. Знаю, возраст. Ну что ж. Сейчас нередко и молодые уходят, не пожив. Кто может знать, что там наверху предписано каждому из нас. Мы все под одним небом ходим. И никто не властен указывать Ему,
что делать. Остаётся только просить и уповать на Него.
Хочешь знать правду? Я сам обескуражен случившимся. Поверь мне. Но этот факт лишний раз говорит нам о том, что такое Судьба.
Ты знаешь, буквально несколько дней тому назад мы сидели с Антонио у меня на кухне, пили чай. И он вопреки моим советам был категорически против женитьбы, так ему досталось от предыдущих браков. Я пытался его уговорить, что он должен поменять свой взгляд на этот вопрос. А он заладил одно и тоже:
- Сам проживу и всё.
Я тебе всё это рассказываю, чтобы ты понял, какого ангела вы с синьорой Мартой привели на свет, вырастили, воспитали, если с первого взгляда (Роберто сделал акцент на этом слове) Антонио понял и поверил, что она послана ему Богом. Я тебя ни в коем случае не уговариваю, ты не торопись с ответом, подумай. Последнее слово будет за тобой. Я хочу, чтобы ты это знал, - завершил свой монолог Роберто. Он немного подумал и добавил:
- Сейчас мы отправимся в апартаменты. А утром, до возвращения в город готовы принять тебя. И там выслушать любой ответ. Ты вправе указать нам на дверь, если считаешь, что мы тебя чем-нибудь обидели. Конечно, нам хотелось бы остаться друзьями.
- Нет, нет, Роберто, - вступил в разговор Аугусто. Вы меня ничем не обидели. До утра есть время. Мы с Мартой и с дочерью всё обсудим. Утром я сообщу вам наше решение.
***
Продолжение следует...


Никогда не сдавайся
 
Инна Даниловна Комарова (Инна_Комарова)Дата: Вторник, 22.07.2014, 13:09 | Сообщение # 20
Зашел почитать
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 96
Награды: 1
Репутация: 0
Статус:
Ночь стояла сырая и холодная. Мутная завеса плотно закрыла луну и казалась, что она на глазах сжимается, становясь всё меньше и меньше. Откуда ни возьмись, поднялся ветер, создавая шум и неопределённость. Не было спокойствия в природе и в душах людей, ибо всё во вселенной взаимосвязано.

Судьбоносное решение принято
В доме Аугусто никто не спал. Ощущалось напряжение во всём.
Родители с дочерью-невестой удалились в заднее крыло дома и тихо вели разговор. Но все остальные члены семьи собрались в гостиной, терпеливо ожидая. Они знали, что взрослым предстояло принять судьбоносное решение.
- Дея скажи, почему ты решилась на такой отчаянный шаг?
Я всё понимаю, но и ты пойми, это на всю жизнь и потом ничего нельзя будет изменить, - спокойно, но серьёзно, произнёс отец.
Дея откровенно объяснила родителям:
- Я не знаю почему, но прониклась доверием к жениху с первого взгляда. Меня не смутила и не испугала сорокалетняя разница в возрасте. Мне думается, он хороший человек.
Кроме этого существует ещё одна причина. Я очень хочу помочь тебе, папа, и всем своим близким освободиться от запутанной ситуации, которая привела твоё дело к банкротству, а семью к нищете. Мы так не жили никогда. Синьор Антонио пообещал, что возьмёт на себя все долги, все расходы и тебе больше не будет угрожать долговая яма.
- Но ты его совсем не знаешь, не любишь. Как же ты соединишь с ним свою судьбу?!
Вмешалась в разговор синьора Марта:
- Ты знаешь, Аугусто, что я думаю. Не будем утомлять Дею вопросами, на которые у неё нет ответа.
Давай помолимся и попросим Бога, чтобы Он помог нашей дочери и нам. И всё будет хорошо. Чутьё мне подсказывает, что так будет правильно. А завтра дадим согласие синьору Антонию, Дея пойдёт с ним под венец. И будем верить в самую лучшую участь для нашей дочери. Синьор Антонио производит впечатление солидного человека, он не обманет наши ожидания, так мне подсказывает моё материнское сердце.
Она подошла к Дее, поцеловала её в лоб и благословила:
- Храни тебя Господь, доченька.
Вслед за ней последовал Аугусто.
- Будь счастлива, моя любимица, - вымолвил он, украдкой глотая слёзы.

Венчание
В день венчания храм предстал во всей красе. Залитый светом очаровывал и услаждал. Иконы яркими красками притягивали к себе внимание молящихся, напоминая полотна выдающихся живописцев. Тепло наполнило каждый уголочек храма. Душа отдыхала, вбирая силы и возвышенность духа. Ей рядом с Богом всегда уютно и комфортно. Для задушевного разговора с Отцом Небесным всё было готово. Торжественность и уникальность момента ощущалась во всём. Таинство венчания – единение двух любящих сердец, акт, дарованный свыше, осуществлялся с Его позволения и под Его патронажем. И этим всё сказано.
Волновался священник в ожидании виновников торжества.
В храме скопилось много прихожан.
Когда Антонио со своей избранницей переступил порог храма, начался ажиотаж. Дея с ликом ангела и детской улыбкой на устах, уверенно шла к венцу. Прихожане активно перешёптывались между собой, не скрывая удивления.
- Смотрите, смотрите, неравный брак….
Какая молоденькая, какая хорошенькая. Ох, как жалко, совсем дитя.
Дея не замечала и не слышала их. Она чувствовала себя превосходно рядом с Антонио. А он сиял от счастья. Господь благословил их долгий путь.

Начало новой жизни
Весна. Шикарный особняк утопает в зелени и окружении дивного цветущего сада, олицетворяющий райский уголок.
Сюда Антонио ди Пеларе привёз свою молоденькую жену. Это случилось после реконструкции дома и прилегающих к нему территорий.
А дело было так. Получив согласие Деи, Антонио посоветовавшись с Аугусто, продал небольшой домик, приобретённый ранее и купил для семьи трёхэтажный особняк, с отдельными апартаментами для прислуги и просторной большой территорией с садом. Правда, в десяти милях езды от города. Антонию посчитал, что Дея должна жить в прекрасных, самых лучших условиях и ни в чём не нуждаться. Когда все работы были завершены, Антонио привёз Аугусто для окончательного вердикта. Аугусто осмотрел готовый дом и пришёл в полный восторг. Он выразил Антонио своё восхищение, в свою очередь, обнадёжив дочь, что все члены их большой семьи будут навещать её и Антонио, и нет причин для волнения.
На подъезде к владениям Дея попросила:
- Антонио, давай выйдем на поляне, а потом пройдём к дому пешочком. Так хочется пробежаться по молодой траве.
Антонио остановил карету. Дея радовалась, как дитя малое свежей зелёной травке, полевым цветам, бабочкам, птичкам-невеличкам.
- Как хорошо здесь, Антонио.
- Дея, дорогая, тебе здесь нравится?
- Очень. Спасибо тебе.
- Какое счастье, я так рад, что мне удалось создать этот уголок для тебя.
- И я рада, что мы и наши дети сможем каждый день любоваться этой божественной природой. Гулять здесь. Дышать этим неповторимым воздухом. Это сказка, ожившая мечта, - произнесла Дея переполненная высокими чувствами.
Она подошла к Антонию, поднялась на носочках, обвила руками его шею и поцеловала. Он расцвёл, разрумянился, улыбка осветила весь его облик радостью, счастьем, которым нет конца. Антонио обнял Дею, нежно прижал к себе свою драгоценность и тихо со значением произнёс:
- Сокровище моё. Без тебя нет света, без тебя нет тепла, без тебя нет жизни. В тебе одной весь смысл бытия. Ты чудо! Как я жил без тебя столько лет? Спасибо Всевышнему, что он сотворил для меня такой неповторимый подарок.
А Дея только улыбалась ему в ответ, не предавая значения его словам.
Прибыв на место, Антонио распорядился:
- Всю поклажу выгружайте в наши гардеробные и комнаты синьоры.
Служанки норовистые, задиристые, завистливые фыркают себе под нос в сторону Деи:
- Подумаешь, прынцесса…
А Дея ничего не замечает, наслаждается красотой и ухоженностью сада, чудесными растениями, лёгким ароматом цветов.
Новый управляющий – Джакоппо Дельи Эспозито, встречая синьора Антонио, незаметно для господ осадил служанок, охладив их пыл.
- Уймитесь, побрякушки. Не вашего ума дело, не вам судить.
Антонио по рекомендации одной из своих старых клиенток не так давно нанял Джакоппо на службу.
Вот он и старается изо всех сил показать свою преданность новому
хозяину.

Родителей не выбирают
Управляющий Джакоппо тщательно скрывал своё происхождение, хотя сам не знал всех подробностей.
Его родители – цыгане вели бродячий образ жизни. Отец – Бар с молодых ногтей промышлял контрабандой, воровством, мошенничеством. По этой причине постоянно находился в бегах. Отличался деспотичным характером. Садистские наклонности сопровождали его с детства. На генетическом уровне ему было присуще непонятное многим чувство - отвращение к детям.
Взяв в жёны молодую цыганку - Динару, держал в узде, ежовых рукавицах, повелевал ею, не позволяя вникать в его дела. Родственница Бара, старая цыганка - Ружа, сопровождающая их повсюду, наставляла Динару:
- Терпи, муж главный в семье. Должна ему подчиняться. А иначе, убьет. Ты знаешь, у нас с этим просто.
- Я вольная птица, могу и уйти, - противилась Динара.
- Найдёт и убьёт, - повторила Ружа.
Динара взглянула на неё исподлобья, сверкнув искрой больших миндалевидных глаз. Ей нечего было противопоставить старухе, у неё под сердцем билась новая жизнь. Вскоре Джакоппо заявил о своём появлении громким плачем. Он как две капли воды был похож на Бара. Однако отец, не желая оставлять ребёнка, потребовал, чтобы Динара подбросила его богатым синьорам. Динара сопротивлялась, как могла. Однако, не выдержав натиск мужа, сдалась. В один из солнечных дней она, укутав ребёночка в широкую длинную юбку, вложив записку с именем и вымышленной фамилией, которая обозначала «брошенный», оставила Джакоппо под высокой оградой рядом с входом в усадьбу, принадлежавшую богатой синьоре Ротти.
В этот момент Господь пожалел младенца, поцеловав его в маковку. Так началась вереница счастливых событий в судьбе сироты.
Нам с вами предстоит проследовать за ним, подсмотрев в щёлочку замочной скважины и убедиться, сумет ли мальчик оценить бесценный дар Божий.

Продолжение следует...


Никогда не сдавайся
 
Инна Даниловна Комарова (Инна_Комарова)Дата: Вторник, 22.07.2014, 13:10 | Сообщение # 21
Зашел почитать
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 96
Награды: 1
Репутация: 0
Статус:
Голый расчёт
Прошли годы. Супруг синьоры Ротти внезапно покинул её, скоропостижно скончавшись. Она тяжело переживала его уход, тем более что Господь так и не послал им своих детей. Не с кем было разделить горечь тяжёлой утраты. Синьора Ротти часто грустила, сидя в саду в тени деревьев. Порой воспоминания будоражили её мозг, слёзы сами по себе извилистыми ручейками струились по щекам. В такие мгновения она искала защиты и утешения. Первое, что приходило в голову – Джакоппо, и она тут же звала своего названого сына, которого они с мужем приютили в тот самый день, когда служанка случайно обнаружила свёрток с плачущим младенцем у входа в усадьбу и взволнованно доложила об этом синьоре. Синьора Ротти решила помочь обездоленному младенцу.
С тех самых пор Джакоппо жил в их доме, супружеская чета Ротти не могла нарадоваться малышу.
Много воды утекло с того времени, но ничего особенного не происходило в имение Ротти. Только Джакоппо вырос и, достигнув совершеннолетия, получил должность управляющего имением. Синьора Ротти слыла по натуре чрезмерно доверчивой и не отказывала Джакоппо в его просьбах. Всё, о чём он ей докладывал, принимала за чистую монету. Она испытывала к юноше слабость. Он это чувствовал и, не упуская шанс, решил использовать в своих корыстных целях. Джакоппо выждал удобный момент, когда синьора в очередной раз была чем-то расстроена, подобрал ключик к её душевному сундучку, сердечным чаяниям, и расположил к сожительству.
Лаская его, она уверяла, что со временем завещает ему всё своё состояние. У Джакоппо были далеко идущие планы, он очень торопился и настаивал, чтобы синьора Ротти вступила с ним в брак. Но ей незачем было спешить. Главное, чтобы её любимец находился рядом, ублажал, помогал во всех делах. А всё остальное не волновало стареющую синьору, и она не предавала этому значения.
Её позиция вызывала злость и раздражение у Джакоппо. Он изо всех сил совершал над собой усилие, дабы скрыть истинные чувства и, конечно же, чтобы синьора не догадалась о его намерениях.
- Я не верю в твою любовь, ты меня обманываешь, - играл Джакоппо роль обиженного любовника.
- Глупышка, Джакоппо. Как ты можешь так думать. Если я тебе дорога, люби меня без формальностей. Что изменится в наших отношениях? Ровным счётом ничего. Ты слишком молод, мой мальчик. Ты же знаешь, у меня кроме тебя никого нет. Ты волен, просить у меня всё, что пожелаешь. И я немедля исполню любую твою просьбу. Только пожалуйста, не утруждай меня разговорами с моим адвокатом, священником. Ты забыл, я не юная дева. Гожусь тебе в матери, - укоризненно с намёком произнесла она.
Джакоппо понял, что ещё не время для решительных действий.
- Хорошо, синьора. Я подожду, - смиренно согласился он.
Джакоппо выжидал подходящий момент. И он наступил.
Как-то осенним холодным утром синьора занемогла. Послали за доктором. Он, осмотрев больную, назначил ей капли и предупредил:
- Покой, синьора и ещё раз покой. Это нервы. Весной Вы почувствуете себя лучше, и Ваше состояние наладится.
А пока отдыхайте.
Однако синьора быстро угасала. Слуги не понимали:
- С чего бы это синьора слегла? Очень странно.
По выходным дням синьора Ротти отпускала слуг на отдых. Они уезжали навещать своих близких. Джакоппо воспользовался этим обстоятельством. Он улучил момент, когда синьора Ротти уснула. Выкрал из кармана её пеньюара ключи от сейфа. Хладнокровно, рассудочно опустошил содержимое сейфа: все документы, драгоценные украшения, закладные на имение, векселя, и, закрыв на ключ сейф, быстро запаковал вещи. Ключи от сейфа оставил возле синьоры, чтобы подумали, что она вставала и переложила содержание сейфа в другое место.
- Джакоппо, Джакоппо, - услышал он слабый голос синьоры. Она звала его, ей понадобилась помощь. Но он больше не намерен был прислуживать ей. Джакоппо не оказал больной посильной помощи, бросил её одну на произвол судьбы. Быстро покинул дом через запасной выход и сбежал. Синьора Ротти долго звала Джакоппо, затем попыталась подняться и…
Ранним утром следующего дня её лежащую на полу обнаружил молочник, который привозил синьоре свежее молоко и сливки к завтраку. Он и сообщил в полицию.
Скорее всего, она пролежала без сознания довольно долго.
Джакоппо по дороге сообразил, что ему потребуется рекомендация. Без неё он не сможет нигде пристроиться. Он заехал к давней приятельнице синьоры Ротти – Маргарите, с которой её связывали дружеские отношения со времён молодости. Джакоппо слёзно рассказал ей, как синьора болела, и поставил в известность, что синьора умерла. Между делом, попросил, чтобы та по старой памяти дала ему рекомендательное письмо и посоветовала, к кому обратиться. Синьора Маргарита зная отношение синьоры Ротти к Джакоппо, написала рекомендательное письмо и направила к Антонио ди Пеларе. Так он нашёл новое место. Здесь он собирался отсидеться, пока не утихнет резонанс о краденых украшениях и документах. Джакоппо рассчитал всё до мелочей. Он знал, что у синьоры Ротти не было детей, только дальние родственники, стало быть, некому претендовать на наследство. Выжидал, пока всё затихнет, вот тогда он предъявит свои права на имение, другие поместья, векселя - всё, что находилось во владении старой хозяйки, а затем заживёт в своё удовольствие. Он рисовал в своём воображении заоблачные планы.
Джакоппо понимал, для того, чтобы представить документы -подтверждения своих прав, они должны быть переоформлены на его имя. Так будет отчётливо видно, что он является владельцем всего имущества. Деньги у него были. Осталось найти фальшивомонетчика, который сделает для него подложные документы на имения и векселя. Украшения он собирался со временем продать.
- И тогда пир горой и беззаботная жизнь, - думал Джакоппо.

Должок
У Джакоппо остался ещё один должок в имении синьоры Ротти.
Он закрутил роман с самой красивой служанкой – Ачиль. Синьора ей доверяла. Ачиль умела выполнять любые желания своей госпожи. Но на сей раз, Ачиль подвела синьору. Она забеременела от Джакоппо. Благодаря пышным платьям, скрывала этот факт. Однако, незадолго до родов, поделилась с синьорой, попросила у неё прощения и помощи.
Синьора Ротти очень любила детей и не могла допустить ситуации, при которой ребёнку нанесут вред. В связи с этим она отнеслась к Ачиль по-доброму:
- Не плачь, Ачиль. Ситуация, в которую ты попала не самая привлекательная. Что поделаешь? Сейчас об этом поздно думать. Придется рожать ребёночка. Останешься с ним здесь, я приглашу гувернантку, она позаботится о младенце, когда ты будешь занята работой по дому. На некоторое время тебе нужно будет отлучаться к младенцу, чтобы покормить его. Но работу ты должна выполнять! Надеюсь, с этим заминки не будет? – она посмотрела на Ачиль, желая получить подтверждение сказанному.
- Да, да, разумеется, синьора. Вы можете не волноваться. Если понадобится, ночью буду работать, только бы моя синьора была довольна мною.
- Решено. Пусть малыш растёт и радует нас.
- Синьора, Вы моё спасение. Я Вам так благодарна за Ваше милосердие.
- А кто отец?! – внезапно спросила синьора.
Ачиль смутилась и насторожилась. Джакоппо строго-настрого запретил ей рассказывать правду, пригрозив, что в одночасье выбросит её и ребёнка из дома. Ачиль вспомнила угрозы Джакоппо и вся сжалась.
- Вы его не знаете, - промямлила она.
- Ну, ничего, со временем разберёмся и с ним. А сейчас ступай к себе и всё подготовь к родам. Я должна посоветоваться со своим доктором. Возможно, он подскажет акушерку, которая в последствие будет молчать о том, что была у нас и принимала у тебя роды.
- Хорошо, синьора. Благодарю Вас, - бросилась Ачиль целовать синьоре руки.

Постфактум
У Ачиль родился мальчик, вылитый Джакоппо. Но папочка к этому времени исчез в неизвестном направлении, не кому было предъявить счёт. Синьора Ротти почила в бозе и в этом случае, претензии и нарекания Джакоппо также некому было высказать.
Ачиль осталась с ребёнком без всяких средств к существованию и без будущего. Горько плача, склонившись над младенцем, она поклялась в сердцах отомстить Джакоппо за причинённое ей зло и унижение.
Но по мере того, как малыш рос, она всё меньше и меньше думала о Джакоппо. Мальчик радовал её и заполнял жизнь счастливыми мгновениями.
Тем более что племянница синьоры Ротти, узнав о безвременном уходе тёти, переехала с семьёй в имение и стала заниматься делами тётушки. Ачиль рассказала ей о намерениях синьоры нанять гувернантку и создать для ребёнка все условия. Племянница приняла это, как факт и сделала так, как хотела синьора Ротти. Жизнь в имение потихоньку стала налаживаться.

Встреча
Прошло четыре года. Джакоппо прижился в доме Антонио.
Он не отказался от своей цели и продолжал искать фальшивомонетчика для своих планов, но для этого ему необходимо было войти в контакт с преступными элементами.
Те, в свою очередь, осторожничали и посторонних в свой круг не допускали. А Джакоппо остерегался последствий, поэтому не рисковал.
В один из предпраздничных дней перед Пасхой он с помощником отправился на базар за провизией. Джакоппо долго расхаживал по торговым рядам, выбирая нужный товар для господ. Проходя мимо мясной лавки, он нехотя плечом задел цыгана и остолбенел. Тот тоже пришёл в замешательство. На мгновение оба замерли. Цыган смотрел на него пристально, не отводя глаз. Джакоппо не мог отделаться от одной и той же мысли:
- Где я мог видеть этого человека?!!! Кого он мне напоминает?!
Но ответа не было.
Они смотрели друг на друга, не понимая, откуда такое сходство?
Помощник, наблюдавший за Джакоппо, потянул его за рукав:
- Мы ещё не всё купили, а уже пора возвращаться. Синьор Антонио разгневается.
Эти слова заставили Джакоппо опомниться, последовать за помощником, но он то и дело оглядывался, не веря глазам своим.
Это была первая встреча отца и сына.
И Бар не мог успокоиться. Он подошёл к знакомому продавцу, который в этот момент подсчитывал выручку и спросил:
- Пьетро, ты всех в округе знаешь?
- Из старожил, да. А чего ты спрашиваешь?
- Скажи, кто это?
- Где?
- Видишь того парня, что остановился рядом с бочкой пива.
Продавец оторвал глаза от денег, перевёл взгляд в нужном направлении.
- А…., это Джакоппо – управляющий синьоры Ротти. Поговаривали, что она болела. Я несколько лет не торговал здесь, последние сведения мне неизвестны. Но точно знаю, что Джакоппо там служил.
- Как, ты сказал, его зовут?! – всполошился Бар.
- Я же сказал, Джакоппо. Ты что оглох, дважды одно и тоже спрашиваешь? Он что-то натворил? – заинтересовался
продавец.
- А фамилия? Как его фамилия?
- Эспозито. Да он же найдёныш. Его подбросили синьоре в младенческом возрасте. Она и её муж были бездетными. Они и вырастили Джакоппо.
Бар всё понял. У него перед глазами всплыла картина, как он силой заставил Динару подбросить новорожденного Джакоппо к усадьбе богатых синьор. Как она не хотела, как молила Бара пощадить ребёнка и её. Но он был неумолим. Бар сам нацарапал на огрызке бумаги имя и вымышленную фамилию сына. Динара выполнила его требование, но не смогла жить после случившегося. Вскоре она наложила на себя руки.
Бар понял, это рок идёт за ним, больше ждать нечего. Пришло время расплаты. На этой почве у него помутился рассудок: стали преследовать навязчивые мысли, ужасающие картины лишали покоя. Порой он заговаривался. Кратковременно наступали просветления. Крадучись он искал встречи с сыном. Ходил вокруг да около имения синьоры Ротти, в надежде встретиться с Джакоппо и объясниться с ним.
Как-то днём подсматривая в щёлочку, он увидел маленького мальчика, который бежал за мячиком. Калитка была открыта, и мячик выкатился наружу. Мальчик выскочил за ним. Бар попятился назад. Мальчик повернул головку в его сторону и увидел чужого человека. Малыш испугался и заплакал. Бар подбежал к нему и ладонями закрыл ему рот.
-Шшшшшшшшш, - прошипел он.
Испуганный ребёнок заплакал сильнее. Бар стал сжимать его личико ладонями.
- Замолчишь ты наконец? – кричал он мальцу в ухо.
Но мальчик не слышал его.
Тогда он схватил ребёнка и исчез вместе с ним. На следующий день подбросил записку, в которой требовал выкуп за ребёнка. Он рассчитывал так привлечь внимание Джакоппо. Записку нашёл садовник и передал Ачиль. Она, не обнаружив сына у соседей, в ближайшей окрестности, стала искать его повсюду. Она обошла всю округу, но не нашла никаких следов сына. Ачиль подумала, что это сделал Джакоппо.
Бар ждал, но никаких известий не поступило, в назначенный день и час выкуп не принесли. Он решил вернуть ребёнка и благодаря этому проникнуть на территорию имения. На подходе к имению, мальчик начал сильно плакать и звать мать. Это взбесило Бара. Он поставил ребёнка на землю и стал трясти личико ребёнка, обхватив ладонями, но не рассчитал, руки соскочили на детскую шейку. Бар сжал её, не помышляя ни о чём и задел сонные артерии. Когда он опомнился от приступа ярости и злости, бедный ребёнок бездыханно сползал на землю. Бар в ужасе попятился назад.
- Что это? – в беспамятстве спросил он.
Ачиль, услышав голос мальчика, выбежала за ограду, где нашла своего сыночка мёртвым. Страшный вопль разнёсся во вселенной. Несчастная Ачиль билась в истерике, упав на колени рядом с сыном, не понимая, как такое могло случиться. Сбежались люди. Она стала взывать ко всем с просьбой о помощи, не веря, что это конец. Наткнувшись на Бара, она в разъярённом состоянии вцепилась в него с криком:
- Жалкое отродье. Это твой выродок сделал?!
- Я этого не хотел, не хотел, - плакал он.
- Так это ты сделал?! За что?!!!
- Я только хотел увидеть Джакоппо.
- Джакоппо?! Так вы заодно. Родственнички…, и она вцепилась в него. Стала рвать на нём вещи, затем волосы. Люди с трудом оторвали её от Бара.
Несчастная Ачиль рыдала навзрыд, держа на руках своего сыночка. Садовник, забирая у неё ребёнка, попросил:
- Пожалуйста, уведите её в дом. Надо вызвать доктора и полицию.

После трагических событий, убитая горем Ачиль покинула имение синьоры Ротти с одной лишь целью - найти Джакоппо и отомстить ему.

Семейное счастье
Дея быстро привыкала к новым условиям. Муж заботится о ней. Всегда внимательный, щедрый. Антонио боготворит свою жену, обожает её. Наконец Антонио познал любовь. В округе стали замечать, что он посвежел, помолодел. Во второй половине жизни он обрёл истинное семейное счастье.
А через девять месяцев у четы ди Пеларе родился сын. Антонио блаженствует. Он почувствовал, что рай воцарился для него на земле.
– Наконец я смогу оставить дело моему наследнику. Труды всей жизни перейдут к нему. Я дам ему знания и всё сделаю, чтобы он вырос достойным человеком, - радуясь, констатировал Антонио.

Начало конца
К удивлению соседей, слуг и садовника имения синьоры Ротти, полицейские не стали заключать под стражу невменяемого Бара. После гибели мальчика силы стали покидать его. В моменты просветления Бар искал сына. Через знакомых он нашёл Джакоппо на новом месте службы. Ему необходимо было объясниться с ним.
Бар дождался, когда Джакоппо появился на пороге той части дома, где находилась прислуга. Подозвал его и стал проситься на постой, взывая о помощи. Джакоппо узнал Бара, холодок пробежал по его телу.
- Цыган пришёл по мою душу, - подумал он.
Джакоппо не хотел вступать в диалог, желая отделаться от него, но не тут-то было.
- Синьор Антонио не позволяет впускать на постой посторонних. Откуда я знаю, кто Вы. Я не могу взять на себя такую ответственность.
- Но я болен, мне нужна помощь, - объяснял Бар.
- А что я могу сделать, я не доктор. Синьорам Вы не родственник. Идите в ночлежку. Здесь Вам не помогут. И безжалостно попытался захлопнуть дверь перед Баром.
Бар понял, что Джакоппо ведёт себя точно так же жестоко и беспощадно, как он вёл себя в его годы.
- Ты что же думаешь, что ты из знатных? Что ты себе возомнил?
- Так оно и есть, а что Вы думали?- уверенно, без доли сомнения ответил Джакоппо. Сколько себя помню, меня окружали синьоры-достойные люди. К чему всё это? Мне некогда.
- Ты что это себе придумал? Постой, постой…
Мг, - промычал Бар. Придётся тебя просветить. Не хотелось, но как видно, ничего другого не остаётся. Так вот, знай. У тебя такое же знатное происхождение, как и у меня. Выслушай меня, прошу тебя. Мне нелегко говорить, силы покидают меня, но я должен это сделать. Ради твоей матери. Может быть, после этого Бог пожалеет меня.
И Бар медленно, с остановками поведал Джакоппо давнюю и очень грустную историю, которая произошла, когда он был юным, слепым, глухим, бесчувственным к другим людям.
- Да, тогда я, как и ты относился к людям безжалостно и жестоко, поэтому, не задумываясь о последствиях, заставил свою молодую жену подбросить родившегося сына к усадьбе синьоры Ротти. То, чем я занимался, не позволяло мне подолгу оставаться на одном месте. Тогда я не воспринимал детей. Считал, что ребёнок будет в тягость, помешает осуществлению моих планов. Но, как видишь, прозрение наступило слишком поздно. Своей ненавистью я убил всех, - завершил Бар.
Поначалу Джакоппо отстранённо слушал откровенный монолог Бара. Попытался отделаться от него, как от назойливой мухи.
- И, кто Вам, проходимцу сказал, что я поверю. Это бред.
Но Бар не унимался. Видимо он решил исчерпать себя без остатка, отдать последние силы, но заставить сына взглянуть с другого ракурса. Бар описал Джакоппо все родинки на его теле. Подробно остановился на пуповине, которая неудачно была обрезана повитухой. Потом это место плохо заживало, долго не зарастало, в результате остался бугор, выступающий над пупком.
Подробности, умело изложенные Баром, повергли Джакоппо в шок. Он понял, что тогда на базаре увидел себя, только постаревшим. Ему стало не по себе. Он почувствовал, что петля затягивается всё туже…
Но его суть, его нутро генетически подпорченное, не подкреплённое жизненным опытом, не позволило ему проявить великодушие к отцу. Недавний разговор с садовником имения синьоры Ротти, с которым Джакоппо поддерживал отношения, воздействовал на него убийственно. От него он узнал о гибели ребёнка. Всё пронеслось ураганом в голове. Сознание подсказало, вот он - убийца его сына. И Джакоппо добивает Бара:
- Разве не Вы убили младенца и подбросили матери? Выкуп не получили, так вот, пожалуйста, получите труп, - саркастически произнёс Джакоппо, присел в реверансе и нервно расхохотался.
Так знайте, папочка, Вы убили своего внука, собственноручно, - во весь голос закричал Джакоппо. Не думаю, что после этого Вы сможете жить спокойно, - завершил он и стремительно перед носом Бара стал закрывать тяжёлую входную дверь.
Бар из последних сил протиснулся в промежуток между дверью и Джакоппо, схватил его обеими руками за рубашку и стал трясти:
- Так этот мальчик был твоим сыном?!
- Да, - холодно ответил Джакоппо.
Бар, как стоял, так и рухнул замертво, успев прохрипеть:
- Вот, где Божья кара настигла меня.

Ачиль
Жажда мести заставила Ачиль отправиться в дальнюю дорогу на поиски Джакоппо. Она расспрашивала всех, с кем он был знаком, мог соприкасаться по делам имения синьоры Ротти. Никто ничего не знал. Ачиль нашла старых знакомых, которые часто навещали синьору Ротти, и от них узнала, что Джакоппо поступил на службу к коммерсанту, который сам родом из города, но приобрёл в провинции особняк для семьи. Ачиль поняла, что Джакоппо где-то раздобыл рекомендательное письмо, в противном случае, получить место невозможно. Она хаотически стала перебирать в памяти всех близких приятелей и давнишних подруг синьоры. Ачиль примерно знала их адреса, синьора через неё посылала им приглашения на семейные торжества. Так она блуждала, надоедая дамам почтенного возраста, но безуспешно. Арсенал скудной информации иссякал и остался только один адрес – близкой подруги синьоры Ротти – Маргариты.
Ачиль застала её в расстроенных чувствах и плохом настроении. Синьора Маргарита сразу узнала её.
- Ачиль, здравствуй. Служанка доложила мне, но я не уверена, что смогу тебе помочь. Я оторвана от широкого круга общения, не выезжаю, почти ни с кем не поддерживаю никаких отношений. Нет настроения. Несколько лет тому назад, после кончины моей дорогой подруги, меня навещал её управляющий. Ты его знаешь, Джакоппо.
Ачиль насторожилась, но не выдала истинных чувств.
- Да?! – сделала она удивлённое выражение лица.
- Он попросил у меня рекомендацию и помощь. Я написала письмо и отправила к старому другу и приятелю нашей семьи – синьору Антонио. Он как раз искал хорошего управляющего для своего нового особняка.
Ачиль, услышав это, встрепенулась.
- Синьора Маргарита, понимаете, Вы, угадали мои мысли. Представляете, этот Джакоппо задолжал мне большую сумму.
Я собирала, чтобы помочь своим родным. Он обещал незамедлительно вернуть. Я терпеливо ждала, не требуя у него, пока была жива синьора Ротти. Сейчас мне нужны средства на содержание. После ухода синьоры я осталась предоставлена самой себе и без её материнской опеки, - со слезами на глазах рассказывала она.
Я бы могла попросить Вас об одной маленькой услуге? – спросила Ачиль.
- Что именно?
- Подскажите, где находится Джакоппо. Он на службе, деньги у него есть. Мы были друзьями, думаю, он вернёт мне то, что должен.
- А…, пожалуйста.
И синьора Маргарита подробно рассказала Ачиль, где и как найти имение синьора Антонио.
- Вы спасли меня, дорогая синьора Маргарита. Если Вам понадобится моя помощь, можете на меня рассчитывать, - заверила Ачиль.
- Хорошо, возможно я обращусь к тебе. Помню, моя подруга тебя хвалила. Я знаю, где тебя искать.

Цель взята
Теперь ей предстояло выследить Джакоппо, его окружение, взвесить все шансы и нанести удар, которого он не ждёт.
Она по описанию синьоры Маргариты без труда нашла имение, затаилась и стала выжидать.
Изо дня в день Ачиль со стороны наблюдала мирную размеренную жизнь обитателей имения. Никто не вызвал у неё должного интереса, кроме молодой синьоры. Уж больно хороша она и Джакоппо крутится вокруг неё, не сводя влюблённых глаз. А, когда она увидела, как Джакоппо нянчится с малышом господ, как обнимает, прижимает к себе и даже целует, это вызвало в её душе жгучую непреодолимую ревность. Последний штрих подтолкнул её к действию. Теперь она знает, как отомстить предателю.
Ачиль отправляется на базар, находит контрабандиста - Джино, с которым знакома с юности. Он всегда испытывал к ней нежные чувства. Сейчас, когда всё было поставлено на карту, ей нечего было терять, только бы достичь желаемого. Ребёнка, который дарил ей столько сладостных мгновений, уже никогда не вернуть. Это подстёгивало, вызывало агрессию, настраивало и подталкивало на беспощадную войну. Ачиль готова была заплатить любую цену, чтобы отомстить Джакоппо.
- Джино, я могу обратиться к тебе по старой дружбе?
- Конечно, Ачиль. Почему ты спрашиваешь, ты ведь знаешь, как я к тебе отношусь.
- Я не об этом.
- Тогда о чём?
-Я могу доверить тебе тайну, но ты не будешь меня ни о чём расспрашивать.
- Если ты не захочешь, не буду спрашивать.
- Джино, мне нужен, - она запнулась.
- Говори, что нужно, для тебя отказа нет, ты знаешь.
Ачиль тяжело вздохнула.
- Ты можешь достать порошок?
- Приворотный, что ли?
- Нет. Смертельный.
- Что? Ты что это надумала? Брось, слышишь, и думать не смей, - вскипел Джино.
- Успокойся, не для себя прошу.
- Ааааааа, тогда другое дело.
- У меня нет. Надо поспрашивать у тех, кто привозит. Дай мне время. А зачем тебе?
- Ты обещал ни о чём не спрашивать.
- Имей в виду, я в долю не вхожу, меня по делу не бери, - предупредил он.
- Не волнуйся, всё знаю, не маленькая. Когда?
Он почесал затылок.
- Непростое дельце ты задумала.
- Было бы просто, не пришла к тебе.
- Чем платить будешь?
- Как все.
- Это за порошок. Спрашиваю, мне, чем платить будешь? Что я зря стараться должен?
- Называй цену. Деньги у меня есть.
- Зачем мне твои деньги? У меня самого деньжата водятся.
- Ничего другого у меня нет.
Она задумалась.
- Нет, есть. Вспомнила. Синьора подарила мне своё украшение, золотое. Хочешь, возьми.
- Зачем мне твоё украшение? Подумай сама. Что я с ним буду делать?
- Продашь?
- Не мой профиль.
Он посмотрел на неё с вожделением.
- Подумай, что я могу хотеть от девушки, которую люблю и давно.
Ачиль поняла, чего он от неё добивается, и решила схитрить.
- Вот с делами разберусь, тогда любовь крутить будем. Сейчас мне некогда.
- Тогда и порошок поищем, когда с делами управишься, - огрызнулся он.
Это была ловушка, и из неё не вырваться, если не уступит.
И она, перевязав сердце стальным жгутом, а душу, вырвав из груди и запрятав глубоко в котомку, остаётся на ночь у контрабандиста. Такой ценой она покупает наказание для Джакоппо.
На утро Джино принёс ей заветный порошок.
- Будь осторожна. Сильнейший…, не рискуй.
- Постараюсь, - ответила она, посмотрев на него продолжительным взглядом, и взяла свёрток.
- Ачиль, прошу тебя, возвращайся. Я не хочу расставаться с тобой. Обещаю, перестану заниматься ерундой, родим детишек и будем жить, как люди. Возвращайся, я буду ждать тебя.
- Обещать не могу, - сквозь зубы выдавила она.
***
Ачиль облачилась в чёрный плащ с капюшоном и направлялась к имению синьора Антонио. Сам Антонио утром уехал по делам в город. Дея с малышом находились в беседке. Слуги занимались работой в доме.
Ачиль дожидалась сумерек. Бродила вокруг имения, изучая расположение помещений. Ей необходимо было понять, где покои господ?
Вернулся синьор Антонио. После ужина работники кухни засуетились. Им предстояло вынести собравшиеся за день отходы. Калитка на какое-то время оставалась открытой. Ачиль воспользовалась редким случаем, проникла на территорию имения, спрятавшись за высокими кустами со стороны входа в дом для прислуги.
***
Ближе к ночи поднялся сильный порывистый ветер. Он гнул деревья к земле. Макушки крупных деревьев длинными чубами на треть закрыли стволы. Они походили на диких животных, обросших длинной шерстью, со светящимися глазами. Небеса нависли угрожающе, предупреждая об опасности. Всё в природе бушевало, негодовало и неистово вопило…
Это производило тягостное впечатление. Природа не мирится с насилием, всячески стараясь повлиять на замыслы людей.

Ближе к рассвету слуга вышел по нужде. Он так торопился, что не запер за собой входную дверь. Это был сигнал к действию.
Ачиль проникла в дом. Затаив дыхание, приблизилась к покоям господ. Остановилась, сомнение закралось в груди. Ачиль знала, что синьора с младенцем и синьор Антонио расположились в разных спальных комнатах. Это ей удалось установить, подглядывая за ними с улицы. Окна покоев господ выходили на ту сторону, где она пряталась. Ачиль видела, что в вечерние часы синьор Антонио находится в своих апартаментах. Она наугад подошла к дверям, что были расположены по правой стороне просторного холла. Прильнув к дверям, вдруг услышала, как служанка убаюкивает младенца. Её сердце учащённо забилось. Воспоминания привели в волнение душу. Личико сына всплыло перед глазами. Это был удар ниже пояса. Ей стало плохо. Тело горело, невыносимый озноб предательски обезоруживал. Лицо покрылось испариной. Ком подкатил к горлу. Всё существо требовало:
- Немедленно вырваться из этих тисков.
Она повернулась в сторону выхода, но что-то удерживало её. Осторожно приоткрыв дверь, заглянула. В глубине просторной спальной комнаты отдыхала Дея. Ачиль подошла ближе к постели. Перед её глазами лежал ангел. В комнате за аркой была ниша. Там спал младенец в своей колыбели, рядом в кресле дремала служанка. Ачиль просочилась туда, взглянула на младенца, сердце опять сжалось. Захотелось прильнуть к нему, заключить в объятия, искупать в ласке. Неистраченные материнские чувства душили.
- Я здесь не для этого, - охладив рассудок, Ачиль отошла в сторону, подальше от соблазна. Рядом стоял небольшой столик, на котором лежало сменное бельё для малыша, полотенце, кувшин с тёплой водой и небольшой таз. Ачиль налила немного воды в стакан, подсыпала порошка, переболтала. Достала из кармана плаща носовой платок, окунула в смесь и обильно смочила. Свернув его, протянула руку к устам младенца, но случайно задела локтём колокольчик. Он слетел на пол, перезвон разнёсся по дому. Служанка подскочила, увидев Ачиль, закричала:
- Что Вы тут делаете?!!!
Ачиль попыталась её оттолкнуть, но не рассчитала и служанка упала, задев колыбельку. Малыш заплакал. Дея проснулась, набросив пеньюар, направилась к ребёнку.
- Синьора, не подходите, это убийца, - кричала испуганная служанка.
Дея посмотрела на Ачиль, взяла на руки младенца, тихим голосом спросила?
- Кто Вы? Я Вас не знаю.
Ачиль хладнокровно взяла со стола стакан с порошком и протянула Деи.
- Что это?- отпрянула Дея.
- Яд.
Зачем?- также тихо спросила Дея.
Гробовое молчание.
- Я не верю, что Вы способны меня отравить. Мы даже не знакомы. Дея поднесла стакан с ядом ко рту.
- Синьора, не пейте, - закричала служанка. Я немедленно позову синьора Антонио.
Ачиль ударила по стакану и выбила из рук Деи.
- Вы правы, синьора, - произнесла она, дрожа.
Напряжение достигло кульминационной точки. Более она не могла удерживать в себе боль, тяжесть утраты, разочарование и похороненную навсегда надежду. Ачиль, выложила перед Деей всё, что случилось в её жизни, и зачем она пришла сюда. Её рассказ напоминал извержение вулкана.
Вошёл синьор Антонио.
- Дорогая, что случилось? Я услышал звон колокольчика, затем какие-то крики, что это было?
- Ничего страшного, друг мой. Молодая синьора ошиблась адресом. Не волнуйся, пожалуйста. Иди, отдыхай. Мы закончим беседу и отправимся на покой.
- Какие беседы, ночью, ещё с посторонним человеком? Сию минуту вызываю полицию.
Он ушёл так быстро, что Дея не успела его остановить.
Полиция не заставила себя ждать, на месте допросила Ачиль. Затем в качестве свидетеля служанку.
- Синьора, мы вынуждены арестовать женщину за попытку отравить Вас и малыша.
Дея отреагировала тут же:
- Кто много страдал, много познал. Не трогайте её. Она не виновата.
- Ваше право.
Нам необходимо допросить Вашего управляющего, произвести у него обыск, он замешан в этой истории.
- Поступайте, как находите нужным, - вступил в разговор Антонио.
- Вы могли бы сопроводить нас? – обратился старший полицейский к Антонио.
- Я к Вашим услугам.

Finitа la comedia
Джакоппо крепко спал и очень удивился появлению синьора Антонио и полицейских.
При обыске в старой печи за задвижкой полицейские обнаружили всё, что Джакоппо выкрал из сейфа синьоры Ротти.
- Надо проверить по картотеке, не находятся ли эти вещи в розыске, - обратился старший по званию к своему подчинённому.
Синьор Антонио, для выяснения всех обстоятельств, мы вынуждены арестовать Вашего управляющего. О результатах следствия доложим.
- Джакоппо, что это такое, спрашиваю я Вас? Получается, что синьора Маргарита рекомендовала мне преступника?! – возмутился Антонио.
- Синьор Антонио! Она ничего не знала.
И поверьте мне, я выполнял свои обязанности, работая у Вас, на совесть. Никогда не причинил вреда ни Вам, ни Вашей семье. Пожалуйста, поверьте мне.
Подошла Дея, держа на руках младенца.
Взгляд Джакоппо просветлел. Он посмотрел на неё нежно и трепетно.
- Синьор Антонио, разрешите мне попрощаться с синьорой Деей.
- Что именно Вы собираетесь сделать? – встревожился Антонио.
- Антонио, дорогой, успокойся, пожалуйста. Ему нужно выговориться. Говорите Джакоппо, что Вы хотели нам сказать.
- Благодарю, синьора. Хочу заверить Вас, что ничего против Вас в душе не держал, никогда...
Спазм сковал дыхание, он не смог продолжать. Наступила тишина. Чем дольше тянулась пауза, тем значительней и напряжённей становилась обстановка. По поведению Джакоппо не трудно было догадаться, что ему очень тяжело вымолвить то, что он так долго хранил в себе, скрывая от окружающих.
- Синьора, дорогая. Я глубоко несчастный человек. До встречи с Вами, я действительно жил неправильно и действовал вопреки разуму, сердцу, законам совести и чести. Моё происхождение всему виной. Меня никогда не любили, я никому не был дорог и нужен. Меня вырастили добрые синьоры, но не как сына, а как подкидыша. Мне хотелось порвать с прошлым. Я запутался. Так я пошёл на преступление. Видит Бог, я сознательно не желал никому зла. Но к людям относился плохо, недостойно, порой жестоко. Сознаюсь в этом.
Серьёзные перемены произошли во мне, когда судьба привела к Вам. Я всем своим несчастным испорченным измученным существом полюбил Вас. Полюбил всё, что Вас окружало, всё Ваше: маленького Пипино, членов Вашей большой семьи, даже синьора Антонио, которому поначалу завидовал. А, когда увидел, как он относится к Вам. Как дорожит Вами. Понял, что никогда не смогу создать для Вас то, что Вы заслуживаете, ибо я лишён добродетелей. Тогда и он стал для меня дорогим человеком.
Вы сотворили чудо. Сейчас я иной человек. Мне больно расставаться с Вами, с маленьким Пипино, но видимо пришло время за всё платить.
Как не прискорбно осознавать, мой отец оказался прав, каюсь и в этом. А я его убил словом, за правду.
- Так умерший на ступеньках цыган приходился Вам отцом?! - с ужасом спросил Антонио. Он стоял, как вкопанный, находясь под сильнейшим впечатлением от монолога Джакоппо, не в силах перевести дух.
- Да, сожалею, мне не суждено было узнать об этом до случившегося, - резюмировал Джакоппо и посмотрел на Дею.
- Всё, что окружает Вас, моя синьора, стало мне родным. Спасибо Вам за это и простите, если можете.
У Деи на глазах выступили слёзы. Она сострадала Джакоппо.
Ачиль всё слышала и тихо плакала за спинами полицейских.
- Уведите, - скомандовал полицейский. Честь имею. Извините, господа, за беспокойство. Служба, - отчитался полицейский.
Антонио вышел вместе с ними.
- Доброй ночи, - пожелал полицейский, закрывая за собой калитку.
- Благодарю Вас, - попрощался Антонио.

Вернувшись, Антонио зашёл к Дее.
- Сокровище моё. Я так расстроен всем, что произошло этой ночью.
- Я тоже.
- Ты слышала, как он сказал: «я полюбил всё Ваше».
- Мне его жаль. Увы, ему уже никто не поможет, - произнесла сочувственно Дея.


Никогда не сдавайся
 
Людмила (Мила_Тихонова)Дата: Вторник, 22.07.2014, 21:37 | Сообщение # 22
Долгожитель форума
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 18896
Награды: 334
Репутация: 737
Статус:
Цитата Инна_Комарова ()
Тяжело заболел ей муж.

её муж.
Цитата Инна_Комарова ()
За окнами злиться вьюга. Стучит в окна, негодует.

"злится" в данном случае.
Цитата Инна_Комарова ()
станет влачится за первой попавшейся

волочиться.
Цитата Инна_Комарова ()
Строить красивую мину при плохой игре…

делать хорошую мину при плохой игре. это устоявшееся выражение.
Цитата Инна_Комарова ()
вторил он. Разреши мне вернуться.

повторял.
Это, видимо, опечатки. Рассказы интересные.
Жизненные, занимательное чтение.

Цитата Инна_Комарова ()
Ты свет души моей
новелла

А вот это очень и очень напоминает по содержанию бразильские сериалы.
Цитата Инна_Комарова ()
Дыханье розы - детский трепет


Миниатюрка, наверное, очень красивая, но на мой вкус чересчур насыщена этими красивостями. Чело, ланиты...
Возможно, именно в этом стиле и было написано, но мне гораздо больше понравились рассказы расположенные выше новеллы "Ты свет души моей".
Они более жизненные, правдивые.
Спасибо за приглашение. Надеюсь, я вас не обидела.
Пустые слова вам ведь не нужны, правда? А замечания, сделанные искренне, помогают нам писать лучше.
Мила.
 
Инна Даниловна Комарова (Инна_Комарова)Дата: Четверг, 24.07.2014, 00:10 | Сообщение # 23
Зашел почитать
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 96
Награды: 1
Репутация: 0
Статус:
Милочка, дорогая!
О каких обидах может идти речь? Я Вам так благодарна, что нашли время и желание познакомиться со мной, забежали на огонёк, почитали и свои замечания оставили. Это бесценно.:)

По произведениям, коротко.

"Детские грёзы" - действительно описка, не заметила. Глаза очень устают и вот такие описки проскальзывают.
Большое Вам спасибо.:)

"Возвращение"
Цитата Инна_Комарова ()
делать хорошую мину при плохой игре. это устоявшееся выражение.


- возможно Вы правы, я смотрела в справочнике, когда писала, давали такой вариант. Самое интересное, что эта новелла дважды была издана в хороших московских журналах и ни разу ни один из редакторов не обратил моё внимание на это выражение и не исправили в тексте. Представляете?

"Ты свет души моей"
Цитата Инна_Комарова ()
А вот это очень и очень напоминает по содержанию бразильские сериалы.


Милочка, уверяю Вас, что эта новелла к сериалам не имеет никакого отношения. Это не мой жанр. Там акцент делается на развлекательный характер, я же даю читателю возможность погружаться в происходящее, прочувствовать всё вместе с героями и пройти весь путь. Действия происходят в Италии. Новелла повествует о судьбах очень разных людей. Порой трагических судьбах. Я в данном случае выступала, как невольный свидетель, наблюдая со стороны за всеми событиями. Безусловно, это произведение-плод моей фантазии, как собственно большинство пишущих людей под влиянием вдохновения сочиняют.
Спасибо.

"Дыханье розы-детский трепет"
Цитата Инна_Комарова ()
Возможно, именно в этом стиле и было написано


Совершенно верно. Именно так было навеяно вдохновением, поэтому и легко на бумагу в таком стиле.
Спасибо.

Цитата Инна_Комарова ()
но мне гораздо больше понравились рассказы расположенные выше новеллы "Ты свет души моей".
Они более жизненные, правдивые.


Благодарю Вас, дорогая, за внимание. Редакторы говорят, что в них сама жизнь.
Я стараюсь в большинстве случаев завершать произведение в мажоре. В жизни и без того хватает немало горестных мгновений. Бывает, ситуация складывается так, что душа не позволяет выписывать счастливый конец, но такое случается реже. Я стараюсь нести людям позитив.

Цитата Инна_Комарова ()
Надеюсь, я вас не обидела.

Ни в коем случае.

Цитата Инна_Комарова ()
Пустые слова вам ведь не нужны, правда? А замечания, сделанные искренне, помогают нам писать лучше.


Всё правильно. Большущее Вам спасибо за это. Приходите в гости, всегда буду Вам очень рада.:):):)

Обнимаю, Ваша, Инна.


Никогда не сдавайся

Сообщение отредактировал Инна_Комарова - Четверг, 24.07.2014, 00:13
 
Людмила (Мила_Тихонова)Дата: Четверг, 24.07.2014, 01:01 | Сообщение # 24
Долгожитель форума
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 18896
Награды: 334
Репутация: 737
Статус:
Цитата Инна_Комарова ()
ни разу ни один из редакторов не обратил моё внимание на это выражение и не исправили в тексте.

Инна! Это говорит только о том, КАК редакторы и корректоры читают наши вещи.
Вот здесь, на сайте, я убедилась на своём личном примере, как внимательно всё прочитывается, до запятой, когда готовится к изданию книга.
И я очень благодарна всем, кто заметил что-то и помог вовремя исправить.
До встречи!
Мила.
 
Инна Даниловна Комарова (Инна_Комарова)Дата: Четверг, 24.07.2014, 13:52 | Сообщение # 25
Зашел почитать
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 96
Награды: 1
Репутация: 0
Статус:
МилочкаТ,

Дорогая Милочка!
Поверьте мне. И я премного благодарна Вам за замечания и уточнения. Прежде всего за человеческое внимание. Это дороже всего остального.

До встречи, мой добрый друг.:)


Никогда не сдавайся
 
Литературный форум » Наше творчество » Авторские библиотеки » Проза » Прозаические произведения Инны Комаровой (лирические жизненные истории, пропитанные любовью)
  • Страница 1 из 3
  • 1
  • 2
  • 3
  • »
Поиск:

Для добавления необходима авторизация