Отбор произведений в юмористический сборник "Шутка ли..." - Страница 8 - Литературный форум
ГлавнаяОтбор произведений в юмористический сборник "Шутка ли..." - Страница 8 - Литературный форум
[ Обновленные темы · Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Литературный форум » Работа издательства, публикации » Тематические альманахи » Отбор произведений в юмористический сборник "Шутка ли..."
Отбор произведений в юмористический сборник "Шутка ли..."
webmanyaДата: Четверг, 31.03.2011, 11:13 | Сообщение # 1
Руководитель издательского отдела
Группа: Администраторы
Сообщений: 5550
Награды: 109
Репутация: 180
Статус:
Уважаемые авторы!
Для составления тематического коллективного сборника "Шутка ли...." необходимы произведения (не более 25000 знаков для прозы или 200 строк для стихов).
Здесь в теме оставляйте не больше 1-й подборки. И свои данные: Фамилию, имя, город, адрес эл. почты. Повторные посты не рассматриваются. На предмет публикации редакция свяжется с вами!
Произведения должны быть только авторские! Ссылки на страницы не рассматриваются.

Авторские гонорары и бесплатные экземпляры не предусмотрены.

Тираж сборника - 300 экз. Стоимость 1 экз в твёрдом переплёте - 320 руб + почтовая доставка
Заявку на приобретение сборника можно подать при согласовании публикации.

Редактор проекта ТАТЬЯНА НОВАК


Готова ответить на вопросы, касающиеся издания и публикаций.
rio@izdat-kniga.ru
С уважением, Мария
 
aniram43Дата: Четверг, 30.08.2012, 04:06 | Сообщение # 176
Долгожитель форума
Группа: МСТС "Озарение"
Сообщений: 2655
Награды: 72
Репутация: 105
Статус:
Марина Сливко

Вышел в тираж.

Мечтал быть избранным.
Не покладая рук трудился.
В итоге вышло так:
Труды все изданы,
А автор утопился...
В читательских слезах.


Марина Сливко
поэтическая страничка: http://soyuz-pisatelei.ru/forum/35-2614
проза: http://soyuz-pisatelei.ru/forum/35-3178
 
literatorДата: Пятница, 14.09.2012, 09:35 | Сообщение # 177
Зашел почитать
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 38
Награды: 3
Репутация: 2
Статус:
Павел Бойчевский, г. Ростов-на-Дону,
warchawa@yandex.ru

Конь Будённого
(Юмореска)

Как-то мы заговорили со знакомым литератором о памятниках. Конечно же, – нерукотворных… Литератор усомнился, что у нас могут поставить прижизненный памятник Путину, как в своё время поставили Брежневу в Днепропетровске.
– Почему вы думаете, что президенту не поставят в России памятник? В чём проблема? Кому только не ставили? – возразил ему я и поведал весьма поучительную историю:
– У нас в Ростове, на одной из площадей города, перед областной администрацией, в совдеповские времена поставили памятник коню! На котором сидит будёновец... Но всадник, ясен пень – только декорация, главное в скульптурной композиции соцреализьма – именно Конь! Потому что сам Будённый приезжал на открытие. Посмотрел зачем то не на всадника, а на коня. Причём – под хвост!!! И стал возмущаться, что у коня нету, извиняюсь за выражение, – яиц... Знаменитый красный командарм кричал на всю площадь, что его героические конники на кобылах не ездили! Пришлось скульпторам срочно ваять недостающие конские запчасти и потом ночью, чтобы никто не видел подобного посмешища – прикреплять эти члены бывшей кобыле под хвост. Но видно второпях плохо закрепили, потому что при торжественном открытии памятника Коню Будённого, яйца неожиданно отвалились. Вот был конфуз!
Рабочих, кажется, посадили за антисоветскую деятельность (это были первые в Ростове диссиденты!), а конские принадлежности, с грехом пополам всё же водворили на законное место.
Но эпопея с памятником коню на этом не закончилась. Шутники – которыми славен Ростов, как впрочем и Одесса-мама, – не оставляли после этого бедного коня в покое! Что только с ним не вытворяли. Вернее с конскими яйцами! Их разрисовывали яркими красками, натирали фосфором, чтобы они светились в ночное время, а однажды даже вообще – отпилили!..
Но смех, смехом, а памятник, – как сами можете убедиться, – дело серьёзное и весьма ответственное. Хоть даже и – коню… Всё должно быть реалистично и правдиво, чтоб комар носу не подточил. А не то что легендарный маршал...

Страшная ночь в троллейбусном депо
(Фельетон)

Старые дядьки сказывают на досуге: «Вот, мол, в добрые прежние времена истории приключались, так истории! Чего стоит одна повесть о Хоме Бруте, поведанная знаменитым Гоголем, от прочтения коей поджилки начинали трястись у дюжих козаков, и ядреные зубы во рту такого гопака выплясывали, что позавидовал бы любой заядлый танцор!»
Я, однако, берусь заверить тех дядьков, что в нашем троллейбусном депо случались истории и пострашнее той, которая приключилась с бурсаком Хомой Брутом. Вот послушайте.
Прихожу я однажды во вторую смену, а диспетчерша мне и заявляет: «Так, мол, и так, Калгушкин, троллейбус твой на ремонте, а замены нет! Вот тебе «ПТЭ» (что расшифровывается, как – Правила технической эксплуатации), садись и зубри!»
– Так я ведь их уже две ночи кряду читаю! – взмолился я голосом Хомы Брута, а у самого мурашки по спине забегали. Ночь безлунная, поганая ночь. Да число ко всему – тринадцатое!
– Ничего не знаю, – отвечает тётка, – ты за технику безопасности расписывался? Сиди и читай! Просвещайся.
Делать нечего, вышел я в ремзону, сел на лавку, развернул «Правила».
«Главное, – думаю, – по сторонам не смотреть, авось обойдется!» Сижу, читаю. В ремзоне тихо, тихо. Гробовая тишина, можно сказать. Даже не подумаешь, что третья смена работает. Вдруг слышу: никак дверь какая-то заскрипела и как будто идет кто-то!
Мать честная! Холодный пот из меня так и брызнул. «Но нет, – думаю, – нечистая сила, меня голыми руками не возьмёшь». Сижу, читаю, по сторонам не смотрю. Слышу, подкрадывается ко мне кто-то и голосом нашего сменного мастера начинает увещевать:
– Калгушкин, – говорит, – вот тебе книга выезда, принимай троллейбус, пожалуйста, и выезжай на линию!
– А какой, – спрашиваю, – номер?
– Тринадцатый.
Меня так и затрясло всего. И не от того, что номер несчастливый, а потому что я этот троллейбус принимал уже вчера ночью. Что ж вы думаете, принял, несмотря на то, что поворотов на нем не было, фары и свет в салоне не горели, скаты были «лысые», амперметр не работал и средняя дверь не открывалась. Принял, ничего. Тем более, что мастер книгу выезда подписал! Если правду сказать, вчера они мне все до того осточертели, что не смог я удержаться. А может, колдовство подействовало, когда они собрались все возле чудища рогатого, одноглазого – и давай бесовский танец вокруг него выплясывать. Страсти господни... И вы сами рассудите: чем «ПТЭ» в 12 часов ночи
штудировать, лучше уж как-нибудь на линию выбраться!
Ну и выехал я вчера на тринадцатом. С грехом пополам... Троллейбус на малейшей кочке аж до самых проводов подсигивает, как будто взлететь хочет. Я в нём кувыркаюсь. Мне бы терпеть, помалкивать, так нет же, вырвалось в сердцах: «Чтоб ты сгорел, окаянный!» А он возьми и загорись взаправду! Еле с пожарниками потушили. Им-то что, им наверняка премия выйдет, а меня, наоборот, – лишили. За выезд на неисправном троллейбусе.
Так что я теперь, как от чумы, от этого тринадцатого отшатнулся. Сменный мастер пригрозил рапортом и исчез, как сквозь землю канул. А времени на часах, мать честная, – без пятнадцати двенадцать уже. Я читаю, глаз от «ПТЭ» не отвожу. «Только бы, – думаю, – этот тринадцатый в ремзону не притащили. Взгляну в его единственный «глаз», тут и конец мой будет!».
Слышу вдруг, вроде как голоса за спиной какие-то. Поглядел и обмер: ни дать, ни взять – домовые! Двое. Носы красные, рожи опухшие. Один новые «башмаки» на штанги за червонец предлагает, другой – сферическое зеркало. И зельем от духов несет приворотным...
Я «Правила» захлопнул, на помощь стал звать. Диспетчершу. Пускай порядок наводит. А в неё, видно, тоже лукавый вселился: подлетела ко мне и ну – зубами щёлкать да рогами трясти. Или это у меня под влиянием тринадцатого сплошь кругом рога начали мерещиться?
А диспетчерша тут еще руки заламывать стала и причитать, как та панночка из повести Гоголя: «Приведите сюда Вия! Приведите Вия!»
Ну тут и мастер-оборотень с теми двумя духами, что запчастями соблазнить меня хотели, завопили на всю ремзону: «Давай сюда тринадцатый! Тринадцатый сюда!»
Я опять в книгу уставился, а сам краем уха слышу – ведут Вия. «Господи, – молюсь про себя, – хоть бы не взглянуть на окаянного, хоть бы не взглянуть!». А тринадцатый всё ближе, ближе... Скрежет страшный раздаётся, как будто от несмазанной телеги.
А нечисть мне шипит в оба уха: «Ты, Калгушкин, писал вчера, что фары не горят? Гляди – сделали!»
Не удержался я тут, глянул прямо в желтый единственный «глаз» тринадцатого, вспомнил вчерашнюю смену и упал в обморок...
Вот такие страхи, читатель, случаются в нашем троллейбусном депо. И сами тут посудите, ну куда до них той повести Гоголя о бедном Хоме Бруте? Ребятишкам на забаву, не иначе, та повесть!
Впрочем, вы и сами, быть может, встречались с подобным чудовищем рогатым в городе? А если нет, так непременно встретите. Особенно в ночное время.

Воскресение
(Юмореска)

В конце марта началась очередная весенняя сессия в Литературном институте. Заочники подтягивались ни шатко, ни валко, только Женя Шулюмов, талантливый прозаик из семинара Анатолия Приставкина, приехал одним из первых. Сразу же по приезде, вот уже четвертый курс подряд, Женя начинал закладывать за воротник, и, не выходя из общага, не просыхал всю сессию. Когда заканчивались свои деньга, занимал у однокурсников. На первых порах ему верили, выручали, но потом, убедившись, что занимает Шулюмов без отдачи, стали отказывать. Устроил Женя пьяный гай-гуй и в этот раз. Карманы опустели быстро, и тогда его осенила гениальная идея...
Рано по утру Шулюмов робко поскребся в дверь соседней комнаты. Открыл однокурсник, поэт Сергей Жураковский. Заспанно позевывая, поздоровался:
– Привет, Жека! Ты что в такую рань?
– У Стаса мать умерла, – потупясь, скорбно сообщил Шулюмов. Серьёзный. Трезвый как стеклышко.
Стас Пробкин – его дружок и собутыльник, кирявший вместе с Женей с самого поступления в институт. Напивался до чертиков, бродил с начатой бутылкой водки по общаге, тарабанил в двери. Открывавшим представлялся: «Здравствуйте, я – гений! Давайте накатим по сто пятьдесят...» Студенты культурно отказывались, и Стас удивленно восклицал: «Так ведь есть же!..» По его понятиям, человек не льет водку только по одной причине: когда её нет!..
Жураковский понимающе закивал головой, торопливо полез в карман за деньгами. – Возьми, Жека... на похороны.
– Что ты, что ты, я не за тем! – испуганно отпрянул Шулюмов.
Жураковский неуверенно остановился, не зная, что делать.
– Хотя давай, так и быть – отошлю Стасу, – поспешно согласился Шулюмов и взял деньги. Распростившись с соседом, постучался в другую комнату.
– Вы извините, мужики... Такое дело... у Стаса Пробкина мать умерла... вчера...
– Конечно, конечно, Женя... Понимаем!
Карман Шулюмова стал заметно опухать.
– Лидочка, у Стаса, заешь, несчастье: мать от инфаркта скончалась. Тут все ребята... сама понимаешь... Похороны, то да сё...
– Возьми, Евгений!... Боже, какой ужас, мать умерла...
Под вечер Шулюмов валялся в дымину пьяный в коридоре общежития.
– Горе у человека, переживает. У лучшего друга мать умерла, – понимающе качали головами однокурсники. Бережно занесли бесчувственного Шулюмова в комнату и уложили на кровать.
На следующий день приехал Стас. Все соболезнующе здоровались, пряча глаза, как будто были в чем-то перед ним виноваты. Жали руки, похлопывали по плечу, предлагали крепиться и не падать духом. Уверяли, что «все мы там будем!».
– Что случилось, пацаны? – недоуменно спросил Стас. – Умер кто? Рассказывайте, не тяните.
– Как же... а Шулюмов вчера... – раскрыл было рот Сергей Жураковский.
– Жека Шулюмов умер?! – горько вскричал Пробкин и, не дав договорить Жураковскому, бросился из общаги на улицу.
Через пару минут он уже тащил по коридору целую авоську водки. Впереди, в окружении однокурсников, его поджидал улыбающийся, хмельной со вчерашнего Шулюмов. Женя потирал руки в предчуствии скорой опохмелки. Стас опешил.
– Жека, – ты?! А пацаны сказали, что ты того... помер.
– Я ещё вас всех переживу, – самодовольно хмыкнул Шулюмов. – Давай лучше, Стас, наливай. Голова после вчерашнего едет вместе с крышей. Вот нажрался!
– Это он мать твою поминал, Стас, – сообщил Сергей Жураковский. – всю общагу на уши поставил: у Стаса Пробкина мать скоропостижно скончалась. Ну мы и скинулись на похороны...
– Вы чё, мужики, я же пошутил. В натуре, шуток не понимаете... С первым апреля вас! – пьяно кривлялся Шулюмов.

Ночь ужасов
(Пародия на колдовской триллер)

В мещёрском лесу смеркалось. Почти все участники шабаша были на месте и ждали только повелителя ада Люцифера. Не было и Пана с Дианой, в честь которых проводился шабаш. Лесную полянку усыпали цветами, в центре вкопали гнилой пень для дьявола и верховный фаллический символ праздника, – длинный, искусно вырезанный из дерева мужской половой орган, которому должны были поклоняться в эту ночь ведьмы и колдуны.
Пора уже было начинать шабаш, а трон Люцифера, большой трухлявый пень, всё ещё пустовал.
– И где его только черти носят? – укоризненно покачал костлявой головой Кощей Бессмертный. – Может, Чертилу за ним послать? – предложил он графу Калиостро.
– Его только за смертью посылать, – презрительно фыркнул тот.
– Только не за моей! – испугался Кощей и отбежал в сторону.
Неожиданно на поляне повеяло ветром, голоса как по команде смолкли, на небе потухла луна, как будто вырубили электричество, в трухлявый пень ударила молния, прогремел гром. Когда вновь запылала луна, все увидели на пне огромное рогатое существо с козлиными копытами на руках и ногах. Сатана встал с импровизированного трона, повернулся к лесу и попадавшей на землю нечисти задом, а к символическому фаллосу передом, старчески кряхтя, нагнулся. Придворные черти спустили до колен его штаны. Граф Калиостро дал знак приступить к основному обряду поклонения Люциферу, – к таинству лобзания дьявольского зада.
Когда все самым непристойным образом поприветствовали сатану, демон Чертило предложил совершить обряд крещения... болотной жабы. Нежить бешеными рукоплесканиями выказала своё одобрение. Принесли купель, представлявшую из себя ночной горшок, в который помочились участники шабаша. Чертило напялил сутану, подпоясался верёвочной петлей, в которой, по преданию, удавился Иуда, вместо креста взял ведьмину кочергу, вместо псалтыря – срамной журнал «Плейбой» с голыми девками на обложке. Притащили жабу, завёрнутую в конверт одеяла, как новорожденный младенец. Крестные, – Кощей Бессмертный и Баба-Яга, униженно кланялись и совали мнимому священнику деньги.
– Грех, грех, братия, за святое крещение меня, преподобного отца церкви, корыстью искушать, – утробным басом говорил демон Чертило. – К тому же, знаете, чай, что я мзды не беру, – потому как за державу обидно, а посему быть по вашему.
Чертило театрально схватил и спрятал под сутану деньги, развернул жабу, брезгливо ваял её за длинную заднюю лапу и сунул головой в горшок.
– Я крещу тебя, раб дивий Борис, – смутьян и греховодник, – во имя нечистой силы, духов и бесов ада, и нарекаю сыном погибели, отцом лжи и внуком разврата. Да будь ты проклят во веки веков!
С этими словами Чертило вытащил из горшка жабу, стукнул кочергой по голове и отшвырнул в сторону. На этом обряд крещения закончился. Нечистые поели и попили, осоловели и потребовали новых зрелищ. Фантазия Чертило истощилась и на помощь пришёл неугомонный выдумщик граф Калиостро. Он придумал обвенчать городского жида с лягушкою. Сейчас же послали дежурных чертей в столицу за жидом, а сами принялись искать лягушку. Поиски проводились со всеми тонкостями колдовского ритуала. Выехал верхом на свинье добрый молодец, – леший Афоня, натянул лук, пустил стрелу и кинулся вслед за ней серым волком по земле, а после сизым орлом под облаками. Видит: болото непроходимое, заколдованное, – в том болоте кикиморы живут и товаристые русалки. Там, по слухам, беглый монах Легонт с попом-расстригой Ермошкой жил-поживал да добра наживал с кистенем на большой Муромской дороге.
Нашел леший Афоня в болоте лягушку-невесту. Она на кочке сидит, а в спине у неё стрела торчит и покачивается из стороны в сторону. Схватил Афоня лягушку и в банку с техническим спиртом бросил, средство проверенное. Привёз Афоня невесту на лесную полянку, а тут и жид из города прикатил. Худющий – одни рёбра торчат: оказывается – крошки на улице не клевал, до прихода весны экономил. Нарядили лягушку в свадебную фату, жиду узкий костюмчик справили и ну венчать... Венчали их на околице под забором: вначале всех деревенских собак на них спустили, после кошку черную принесли и на жида натравили, ну а под конец уж и обвенчали их, жида с лягушкой... всей деревней. Кто поленом берёзовым венчал, кто колом осиновым, а кто и оглоблей.
И, наконец, ровно в двенадцать часов ночи, приступили к самому главному ритуалу шабаша: вызыванию бога леса Пана и богини Луны Дианы. Граф Калиостро, обнажив рыцарский меч, встал в центре магического круга, по бокам со шпагами, как гвардейцы в почётном карауле, застыли демон Чертило и леший Афоня. Поляну колыхнул бурный, ледяной ветер, в лесу послышались треск веток, стук костей и скрежет зубов. Замелькали фосфорические огоньки, похожие на горящие глаза диких животных, и всех обуял беспричинный панический страх.
И в этот миг внезапно явились они: бог и богиня! Они были обнажены и прекрасны, как могут быть прекрасны только боги.
– Пан! Пан! Явился Великий Пан! – разом, в десятки глоток взревела нечисть и в поклоне повалилась на землю. Черти наворотили позади богини целую копну из цветов, луговых трав и зелёных побегов. Это стало сигналом к началу всеобщей оргии!
Над живой, шевелящейся в свете горящих факелов поляной, как шевелятся белые черви в куске гнилого мяса, стоял сплошной животный стон, оханье, хрюканье, сопение и мычание. Можно было разобрать только: «о, ес!», «ещё», «да, да!», «вау, вау», «трахни меня», «дай, дай», «на, на», «фак ми» и тому подобное. Словно клубки змей, переплетались в немыслимые комбинации чьи-то руки и ноги; головы вдруг выныривали из-под ягодиц, а ягодицы неожиданно появлялись там, где по всем законам природы должны были находиться лица.
Ближе к утру Пан, насладившись божественным телом Дианы, сыграл на волшебной свирели и сплясал с ведьмами пастушеский танец. Пользуясь его отсутствием, граф Калиостро робко приблизился к возлежавшей на ложе примятых цветов, утомлённой любовью Диане.
– Что тебе надо, рыцарь? – взглянула на него богиня.
– Ты прекрасна, о, божественная Диана – я твой раб! – шепнул пересохшими от волнения губами Калиостро и припал ртом к лодыжке её ноги.
– Что ты делаешь, безумный? Простым людям запрещено прикасаться к бессмертным богам!
– Но я люблю тебя, Диана! Я полюбил тебя сразу же, как только увидел. Скажи, что мне делать? – в отчаянье вскричал граф.
– Уйди, смертный, не нарушай запрета! – рассердилась Диана и слегка оттолкнула графа. – Как ты смеешь приближаться к богине в брачную ночь?
– Но когда, Диана?.. – взмолился Калиостро, скрестив на груди руки.
– Жди своего часа, – сухо посоветовала богиня, – а пробьёт он тогда, когда прокричат глашатаи на всех перекрёстках: «Умер Великий Пан!» Тогда и придёт твоё время.

В веке каменном

Я первый раз в засаду взят бойцом,
Я поражаю дичь шагов за двести.
В носу моём из кости льва кольцо, –
Я берегу такое же невесте.

Я шкуру ей с охоты принесу,
Чтоб мягко было спать в её пещере.
Я подниму медведицу в лесу:
И будут когти ей на ожерелье!

Напьёмся свежей крови мы из ран,
Поклонимся костру – владыке света.
Я подарю ей новый талисман,
На руки ей одену по браслету.

Тогда она посмотрит на меня
Почти что так, как смотрят на добычу.
Я сяду с ней в пещере у огня
И кожу подстелю под ноги бычью.

Я удавлю соседа – «Выхухоль»,
Который на неё имеет виды.
Я буду возле ног её, как хорь,
Или – шакал, дубинкою побитый.

Она начнёт поддерживать очаг.
Я мамонта забью ей на охоте...
И закипит любовь в её очах,
Как тот огонь, что с гор лавиной сходит.

И мне она отдастся в месяц гроз,
И через девять лун родит ребёнка...
Мы – люди, несмотря на шерсть и хвост,
И мы сожрём ребёнка, как ягнёнка!

Царь и казак
(Бродячий сюжет)

Раз по Черкасску, как жирафа длинный,
Царь Пётр призадумавшийся шёл.
Глядит – сидит казак на бочке винной,
В чём мать... сидит служивый, нагишом!

«Что за стриптиз?!» – царь крикнул в изумленье,
Аж трубка повалилась изо рта.
Казак слез с бочки, рухнул на колени...
Дошло, видать, что зрит царя Петра.

Дохнул казак. Петра перекосило,
Сивушный дух в нутро царя проник.
А казачок бормочет ему сипло:
«Ссуди, мол, батюшка, холопу золотник!»

От наглости сей челюсть отвалилась
У самодержца на лице немом.
«Эх, казачки, – до ручки докатились!» –
Махнув рукой, подумал только он.

Затем целковый вынул из кармана
И казаку нагому протянул.
«А что, брат, если завтра утром рано
Прикажет царь сбираться на войну?»

«Насчёт войны, отец, не сумлевайся,
Мы пьём мертвецки, ан оружье – вот!..»
Царь снял кафтан, ботфорты...
«Одевайся!»
А сам подумал с горечью: «Пропьёт!»

И зашагал худой и долговязый
По улице раскисшей босиком...
«Свернуть бы те, москаль, крутые вязы!» –
Бурчал казак, в тьму тыча кулаком.

Разговор у телевизора

«...Ишь съехались!
Сидят вишь, заседают.
Я б тоже сел, да не за что пока.
Неужто снова водка вздорожает?..
Эй, Клавка, сполосни-ка мне стакан.

(Эх, хорошо пошла!)
О чём, бишь, речь на съезде?..
Вот это харя – что тот самовар!
Бутылкой бы по этой харе съездить,
Чтоб лёг и уж до прений не вставал.

У нас свобода мыслей и желаний,
Ну кто мне может думать запретить?
Не думай, если поют всякой дрянью,
А я, мож, тоже коньяки желаю пить.

Ну что за жизнь пошла? Скучища, право.
Работа. Удовольствий никаких.
Попробуй прокорми вон ту ораву,
Там каждый жрёт считай за четверых!

А взять артистов всяких, во работка:
То в скрипку пилит, аж в печёнке зуд,
То баб хватает, то раскроет глотку, –
А всё – зарплата, всё не пыльный труд.

А ты возьми, не поленись, кувалду
Да помаши-ка ею целый день.
Небось тогда не глянешь и на бабу,
Хоть пред тобой совсем её раздень.

Культуры мало, сетуют, в народе,
И просвещают. Книжек всяких тьма.
Но нету, чтобы «Тёркина» навроде,
Или, к примеру, «Горя от ума».

А всё туда же, строчат стрикулисты,
А в туалет бумаги не найдёшь.
Не рвать же, скажем, «Графа Монте Кристо»,
И детектив, конечно, не порвёшь.

Ещё, к примеру, знаем Евтушенку.
То ничего... то можно почитать.
Устанут, правда, очень уж коленки,
Сортир, оно ведь вовсе не кровать!

А музыка... Ну что поют, к примеру?
От слов завянут уши, как трава!..
Слышь, Клавка, ты б позвала в гости Веру,
Ну ту, что из квартиры сорок два.

Да ты не ругайся, что ты в самом деле,
Когда начнёшь слова-то подбирать?!
В соку бабёнка, в самый раз, при теле...
Ну будет, будет, пошутил. Не надо звать».

Случай на пляже

Ноги твои по дорожке идут невесомо,
Ноги твои – как копчёные ляжки свиньи.
И у солдат под «хэбэ» затрещали кальсоны,
Как по команде к тебе повернулись они.

И лейтенантик с отвисшею нижней губою
Долго тебя томным взглядом вдали провожал.
Он, как птенец желторотый, застыл перед строем,
Так что в строю кто-то в голос, ехидно заржал.

«Вольно! – подал лейтенантик глухую команду. –
Прапорщик Крымов, останетесь вместо меня».
Вскоре затихли в аллее шаги лейтенанта.
Рота по пляжу рассыпалась, галькой гремя.

А лейтенант наш направился к той незнакомке,
Что проплыла, словно нимфа, минуту назад.
Форму он снял и оставил под ивою, скомкав,
И разглядел её полный под плавками зад.

И задрожал, как собака, голодною дрожью,
И к незнакомке подсел, покраснев, словно рак.
И прикоснулся к холёной оливковой коже…
Девушка, вскрикнув, к нему повернулась: «Дурак!»

Груди её, чуть прикрытые лифчиком, млели,
Капельки пота подёрнули мягкий живот.
И лейтенанту хотелось обнять это тело,
И целовать этот маленький розовый рот.

Но подошёл вдруг здоровый упитанный дядя.
«Вот пристаёт!» – нервно взвизгнула девушка, злясь.
Дядя – живот
волосатой ручищей погладил,
И приказал: «Ну-ка, топай отсюда, карась!»

И лейтенант восвояси побрёл, озабочен.
Места под солнцем на пляже ему не нашлось.
И ко всему, кто-то форму его, между прочим,
Не поленившись нагнуться, проворно унёс!

Вот вам совет: не смотри на хорошеньких женщин,
И не теряй из-за женщин своей головы,
Не оставляй без присмотра казённые вещи,
А коль оставил, искать не пытайся, увы…

Винный магазин
(Из времён перестроечных)

Одиннадцать. Жестокая пора.
Когда-то в это время открывали.
Толпа стоит, набычившись, с утра,
А многие и ночь почти не спали!

Здесь каждому известно что по чём,
Пронумерован каждый, как на зоне.
На них с плаката смотрит Горбачёв
И в кулаки сжимаются ладони.

И кто-то стонет тяжко: «Не могу-у!»
Срываясь в близлежащий парфюмерный…
«Такого пожелаешь ли врагу?» –
Взглянув на хвост, вздыхает самый первый.

Он у судьбы сегодня фаворит,
Ему четыре шага до прилавка.
Его душа, как лампочка, горит
И печень вся трепещет, как пиявка.

Он то и дело смотрит на часы,
Которые с трудом толкают стрелки.
А по толпе гудят, как трос, басы,
Стоит толпа как рота на поверке.

И каждый не спускает глаз с витрин
С продукцией повышенного спроса.
Притих, как дот, закрытый магазин,
А под дверями каждый – как Матросов!

Невезучий

Сеют дождик пасмурные тучи,
Ветви ив беспомощно висят.
Я в любви был самый невезучий
Изо всех знакомых мне ребят.

Как огня, боялся я девчонок,
Мне на танцах свет бывал не мил.
Вечерами, будто кот ученый,
Во дворе я с книжкою бродил.

Май белел фатой цветущих вишен,
Проносились в воздухе стрижи.
И коты мяукали на крышах,
Зазывая дам своей души.

Время шло, как всё на белом свете,
Поженились вскоре все друзья.
Я же стал в Москве большим поэтом,
Но не стал в Москве счастливым я.

Думал я, что жизнь всему научит,
Но попал, как водится, впросак.
И в любви остался невезучим, –
Убеждённый, старый холостяк.

Незнакомка
(Ироническое)

Он увидел во тьме чудный образ:
Платье складками сбилось у ног…
И сказал ему внутренний голос:
«Преклонись перед ней –
Это бог!»

Он упал перед ней на колени,
Пыльный подол, как пёс, целовал.
И дрожали в подъезде ступени,
Когда он вслед за нею бежал.

И дрожали высокие свечи
Над борделем мерцающих звёзд…
Он обнял её скользкие плечи,
Не сдержав крокодиловых слёз.

Незнакомка раскрыла объятья
(А в плечах-то была широка!)…
Показался вдруг «ствол» из-под платья,
«Ствол» сжимала девичья рука.

…Обшмонала его деловито, –
Уплыло портмоне, как сазан.
Ручкой – сделала…
Хмыкнула: «Квиты!»
И нырнула в рассветный туман.

Несерьёзное

Спой мне голосом нежности, спой
Чудо-песню, что в юность уводит.
Не при чём тут недельный запой,
Да и юность – не женщина, вроде.

И не нужно меня ревновать
К опостылевшей водке-стерве.
Будет ночь нам романсы играть
На натянутом проводе нерва.

Скажешь: пьяный…
Мол, что возьмёшь?
Опустился на дно бутылки!
И с опаской нож приберёшь,
А, подумав, спрячешь и вилки.

Но молю я, мой ангел, запой,
Ты ведь всё, что захочешь, сможешь,
И на утро уйдёт запой…
Но и – Ты с ним, наверно, тоже.

[b]Ода о скалах[/b]

Если скажешь мне: «Прыгни со скал!»
Пойду за билетом в Тбилиси,
Оставив с вином недопитый бокал,
Да стих, посвящённый Ларисе.

Я женщин подобных ещё не встречал
И больше, наверно, не встречу.
Я «горькую» пил, над стихами скучал
И юность свою покалечил.

Я в жизни уюта себе не искал,
Обиды терпел – всё от Бога.
Я ради любимой готов – и со скал...
Ты скажешь: «Туда и дорога!»

Свидание

Белым бело, какая благодать!
Мороз бодрит – на месте устоишь ли?
Но ты стоишь, тебе девчонку ждать.
Стоишь и ждёшь, весь белый, как всевышний.

Её всё нет, густеет снегопад,
И мир похож на белого медведя.
И воробьи, нахохлившись, сидят
На ветках, как сварливые соседи.

Вот впереди, как снежный человек, –
Прохожий.
Утомляет ожиданье.
И начинаешь клясть в душе и век,
И зиму, и девчонку, и свиданье.

И свирепея молча на ветру,
В двадцатый раз ты мысленно уходишь.
Грозишься: «В порошок тебя сотру, –
Лишь появись!»
Но та всё не приходит.

«Соперник?» – сверлит мозг шальная мысль.
Ты в бешенстве, готов грубить прохожим.
Ты мечешься, как будто в клетке рысь.
Но вот идёт... Она, она, похоже!

«Недолго я?»
«Ну что там, – пустяки!»
«Замёрз, небось?»
«Плевать мне на морозы!»
О вот уже разжаты кулаки,
И напрочь позабыты все угрозы...

Чудак

Удивлялись друзья: «В сорок лет
Не жениться?..»
(Какая досада!)
О таких чудаках любит петь
Всем известный поэт Асадов.

Зависть тех чудаков не грызёт, –
Каждый взял, что ему причиталось:
Кто-то полною ложкою мёд,
Кто – не полной, кто – самую малость...

Без упрёка он мимо прошёл
Наслаждений.
Решил: «Всё едино!..»
И хлебал он огромным ковшом
Вместо мёда житейскую тину.

Только кто из друзей мог сказать,
Что счастливее стал хоть однажды?..
Ведь, чем ложки чужие лизать,
Лучше, видно, погибнуть от жажды!


Павел Бойчевский

Сообщение отредактировал literator - Пятница, 14.09.2012, 09:40
 
Maria-MariaДата: Среда, 19.09.2012, 14:35 | Сообщение # 178
Зашел почитать
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 34
Награды: 3
Репутация: 6
Статус:
Мария Серова
г.Москва
masianya@rambler.ru

***
ВЛЮБИЛСЯ СОЛОВЕЙ В ОСЛИЦУ

Известный в чаще Соловей
Влюбился в юную Ослицу.

Но Лев собрал Совет зверей
И зарычал: "Но ты же птица!..
Искусный певчий Соловей!
Нельзя тебе на ней жениться.
Возьми Соловушку-вдову,
Живи в гнезде с ней на опушке.
Не по душе? Влюбись в Сову,
Ну в крайнем случае – в Кукушку...”

Но заливался Соловей:
“Зачем же эта мне пустышка?
Тупа Кукушка, а Сова
Умна, поверьте, даже слишком!
Нет, не заменит мне никто
Мою прекрасную Ослицу.
Часами песни ей пою,
Она их слушать мастерица!"

Отправился Совет зверей
(А вслед за ними Соловей)
Тогда в деревню, прямо к ней.
И убеждали все Ослицу,
Чтоб помогла остепениться,
Чтоб отказалась от венца,
Ведь надо же спасти певца!
“Мы очень любим Соловья!”
Она ответила: ”Ийя-а”

“Ура! Взаимности в любви
Мне удалось, друзья, найти!» –
Вскричал счастливый Соловей. –
«Сегодня ж я женюсь на ней!
Эй, собирайтесь звери, птицы,
Со свадьбой надо торопиться!”
Напрасно бедная Ослица
От них пыталась откреститься.
Готовят птицы жениха...
А я – мораль в конце стиха:

ВОТ ТАК, ЗАТМИВ ГЛАЗА ЖЕЛАНЬЕМ,
ГРЕШИМ И МЫ НЕПОНИМАНЬЕМ!

***
НЕТ, Я - КОРОЛЬ

Тебя узнала я в толпе
Из тысяч разных лиц.
И сразу подойдя к тебе,
Шепнула: “Ты – мой принц!”

Но милое твое лицо
Вдруг исказила боль.
Украдкой показав кольцо,
Сказал: ” Нет ... я - король! ”

***
ЖИЗНЬ-РЕКА

Жизнь, как бурная РЕКА,
Омывает берега.
Всё устроено тут так:
Кто в ней РЫБА, кто – РЫБАК.
Кто попал в водоворот,
Кто – сумел найти в ней брод.
Кто-то тонет, вот беда!
Кто... всплывает в ней всегда...
Кто-то в лодке: без забот,
У кого-то только плот.

ЖИЗНЬ – ОПАСНАЯ РЕКА,
НО ... МЫ В НЕЙ ПЛЫВЕМ ПОКА...

***
ПРИЯТНАЯ АВАНТЮРА

Я вижу цель, ясна задача.
Кольцо я в сумку быстро прячу,
Знакомлюсь будто бы впервые!
- ХОСЕ МИГЕЛЬ.
– А я – Мария!
- БОКАЛ ВИНА?
– Нет, чашку чая,-
Ему, смеясь, я отвечаю.
- Вы здесь один или с друзьями?
- ОДИН. СИЖУ, ЛЮБУЮСЬ ВАМИ!
ВОЛОС СТРУЯТСЯ ЧЕРНЫХ ПРЯДИ
И ИСКОРКИ В ЗАДОРНОМ ВЗГЛЯДЕ!
- Да Вы поэт!
- А ЧТО, ПОХОЖЕ?
- Забавно, но поэт я тоже.
Такси. Несётся вдаль дорога…
- ДА ВЫ ЗАМЁРЗЛИ?
- Да. Немного.
Мурашек рой на смуглой коже.
Он шепчет:
- ВЫ МНЕ ВСЕХ ДОРОЖЕ!
Его руки прикосновенье…
Я замираю на мгновенье…
Но… в кульминации момента
Настал конец эксперимента.

Мы провели чудесный вечер
И повторили нашу встречу.
Услышу, мужа обнимая,
- НУ, С ГОДОВЩИНОЙ, ДОРОГАЯ!

***
БЕЗ НАЗВАНИЯ

До заветной цели было так немного,
Но пустые вёдра перешли дорогу...

***
ДОСАДНАЯ ОШИБКА

Я не знала, что вы вместе ...
И влюбляться мне нельзя ...
ЦЕЛЫЙ ДЕНЬ ТВОЕЙ НЕВЕСТЕ
ГОВОРИЛА ПРО ТЕБЯ.

***
СЧАСТЛИВАЯ СЕМЬЯ

Создать решила я отважно
Семьи прекрасной образец:
Влюбившись сразу в двух однажды,
Я с ними встала под венец.

За двоемужество не надо
Меня корить, вести на суд,
Ведь я не встретила преграды
В законах для таких причуд.

Всегда была с мужьями честной,
И оба счастливы со мной.
Один из браков – брак небесный,
Другой мой брак вполне земной.

Нет в мире крепче наших уз:
Один – мой МУЖ, другой – мой МУЗ!
Все произведения рекомендованы к публикации в сборнике «Шутка ли…»2


MariaMaria

Сообщение отредактировал Maria-Maria - Среда, 19.09.2012, 14:41
 
elegie111Дата: Среда, 19.09.2012, 16:11 | Сообщение # 179
Долгожитель форума
Группа: МСТС "Озарение"
Сообщений: 3408
Награды: 76
Репутация: 132
Статус:
Марина Зейтц
МарЗ mar-3-rina@mail.ru

я знаю, насколько модно сейчас писать СТИЛИЗАЦИИ... То есть как бы написал, скажем, о трамвае АСПушкин, ВВМаяковский... и так далее, и тому подобное!
А я подумала - почему бы не сделать СТИЛИЗАЦИЮ под наших замечательных, очень узнаваемых авторов???
Вот как бы они написали, скажем.. я глянула в окно - о РЯБИНЕ!
И с увлечением взялась за дело.
Результаты - вам судить. Заранее прошу извинить, если что-то не понравится)))

Итак - РЯБИНА

Нина Ваксман

Зарябило! Рябины рядами…
Распори – топоры, тропари,
На пари:
Быть рябинам
дровами?
Древорубам
отдать,
Древоточцам
продрать
Эту серую кожу
коры?
Все пожрут!
Этот стон –
листьев блуд,
вознесен,
Блиц! Блесна –
для нерыб,
до поры.
От рябин - отлюбить,
Отрубить
и забыть!
Не смогу,
И ему -
Не дадут.

Сергей Чайкин

Лбом врезаясь в ствол рябины
Не качок и не амбал,
Я прошу – давайте кинем
Прихоть бить в колокола!

Бродит молодь по помойкам,
Обдолбавшися травы,
Нас лупила перестройка
В макивару головы.

Плачет Лермонтов в канаве
Демон реет над страной,
А на кабельном канале
Сушит тампаксы герой.

Я хотел бы о рябине,
Как Есенин – в полный рост!
Но мешают магазины,
Бьет рекламы пыльный хвост.

Я сказал бы о рябинке
В ней классический канон!!
А по телеку: Новинка!
Цвет - рябиновый. Смартфон.

Ирина Кузнецова

Смотрю за окошко: качается деревце тонкое,
Рябина за окнами – спелых созвездий салют,
Под нею бродила давно - босоногой девчонкою,
Пусть снова цветы эти в прошлое нас позовут!

Ах, сколько годов с этих пор не для нас переписано,
Качнулась рябина и снегом оделась, как сном.
Ты должен принять нашу близость, как истину
Как свет обретения, утром за нашим окном.

Не зря я ждала и на скатерти ставила свечечки,
Мне душу дурманила горькая вересь-трава,
Не так распрощались, не по-человечески,
А надо бы следом: «Вернись! Не хочу! Не права!»

Смотрю за окошко: рябина расправила листики
Прошу у судьбы: подари невозвратную явь…
Ты знаешь, как плачут рябины, единственный!
От горькой тоски, от разлуки навеки избавь.

Я снова засну, прижимаясь к плечу богатырскому,
Я снова замру, прикасаясь к горячим устам,
И можно сказать, да так трудно мне все это высказать –
Тебя - никому с этих пор я уже не отдам!

Ольга Адиятулина

Я такой уродилась – почти как рябина,
С острым вкусом лесных, кисло-горьких плодов.
Ты конечно же прав – я твоя половина,
Только это пока доказать как всегда не готов.

Знаешь, выйдем! Тебе расскажу про дыханье
что прервется на миг, если ягоду съешь!
И конечно твое отклонится сознанье,
Я тебя очарую рябиновым цветом одежд!

Все закончится быстро – ты ловок в постели,
И тебя не смущает подружек похабная чушь
Ну их на…! Ресницы мои запотели,
Хорошо, несмываема эта продажная тушь.

Ты смеешься, наивен – почти, как ребенок
Мы с тобой на рябине повесим гамак.
Я устала от быта, мужей, сковородок, пеленок,
Надо выпить, наверно! Пойдем же в кабак.

Катя Селюк

Маленькой девочкой – красные глазки
Вихрем – рябина, за листьями – рай
Дай! Тот листок - что еще - не заласкан,
Щупать губами – надорванный край –
До слепоты – до прозренья – до дрожи
Ягодой терпкой – по коже -
Лишь так…
Плачем рябины – сентябрь – преумножен
Тик. Так.
Ягодный рай! Циферблатом - лукошко,
Не впопыхах – спотыкаясь - о гроздь
К стрелкам глазниц – протяни сквозь окошко,
И, озираясь – на гвоздь.
Что – кожура? Если сок - брызжет в кельи,
Если к костям прирастает – впритык…
Девочкой маленькой – стать? Не теперь бы…
Так.Тик…

Александр Пахнющий

Рябина № ХХL

За оврагом рябина – не то, чтоб растет… просто так.
Не затем, чтоб ее добавляли в домашний коньяк,
а коньяк, прогулявшись по клавишам сонных предсердий,
сделал проще меня (иль хотя бы на вид милосердней),
не для луков тугих, направляющих стрелы в эпоху,
что, конечно, плоха, но и это не повод для охов,
как фундамент моих восприятий она…
мне понятно: Россия, рябина, жена,
где-то – я, грею чай… ем блины… суматоха.

И, возможно, и этой рябине настанет черед
облететь, и закончить достойно неправедный год,
календарь, не поверив моим всеблагим увереньям
что еще не зима, что снега не касались ступеней,
(лишь моей головы, да и то в переносе по смыслу),
Не солгав, он уронит листочки - последние числа…
На рябину взгляну – словно тоненький прут!
Календарщики – врали, теперь лишь политики врут,
Где-то – Бог… где-то – я… сожаления… Мысли.

Татьяна Осипова(письмо, написанное под рябиной)
« Ой, рябина, рябинушка» - из народной песни.

Те кисти, грозди, ягоды рябины поздне-спелой,
Что вновь в саду моем, на лавках, на столе, в горсти
Я отрешенно и самозабвенно, между делом,
Нижу на нить, чтоб из надежды бус понаплести .

А ты все пишешь – «Мне погода надоела!
Дожди нейдут, опять рябине – не расти»

Ах, бусы, шарики, вы капельки чудесной нови,
На образа повешу вас, и в сборы! Снова в сад!
Я сто шагов пройду в тоске, один – в любови,
Паденья ягод у порога радость предварят.

А у тебя какие ягоды в заморье?
Грибы какие??? Ни волнушек, ни опят….

С лукошком, кринкою, туЕсом и плетеной торбой
В грибы пойду, что под рябиною растут, хоть ешь
у нас! Давай не будем ограничиваться нормой,
Пойду, как схимница, бродяжка, Дива – без одежд…

(Ты пишешь – «лучше в персиковом платье, с горлом»),
И в алых бусах новоягодных надежд!

Все произведения рекомендованы к публикации в сборнике «Шутка ли…»2


Татьяна Новак

Надоедать я не хочу. Но – буду.

Из осени в осень

Когда душа молчать не может

Через тысячи дней

Против течения
 
MarussjaДата: Четверг, 20.09.2012, 15:32 | Сообщение # 180
Долгожитель форума
Группа: МСТС "Озарение"
Сообщений: 2184
Награды: 81
Репутация: 107
Статус:
Курица.

Перевод из Ирмгарда Адомайта

Кудахчет курица знакомо:
"Эй,люди, есть там кто-то дома?!
Яйцо лежит в гнезде с утра!
Дарю, желая вам добра!"

Куница навосторила уши
да и стащила "клад" у клуши.
Не всяк желает нам добра.
Молчанье - лучше серебра!

Истории из жизни переселенцев.

Говорят, язык до Киева доведёт. Правда. Но иногда он доводит до колик, которые от смеха. Это потому что заплетается, когда стараешься говорить на ещё незнакомом и таком сложном чужом... Да, пока чужом, который, может быть, когда-нибудь станет родным.
У меня есть маленькая потрёпанная записная книжка, в которой я составляла предложения в первые недели нашего проживания в новой стране.Тогда мне казалось всё правильным, а сейчас, читая это, я не могу сдержать улыбку.
Поверьте на слово, лица местных жителей вытягивались в недоумении, когда они слышали, что я им хотела сказать.
Однажды пришла я в магазин и с умным видом говорю продавщице: "Geben Sie mir bitte ein Kilo фарш." (дайте мне, пожалуйста килограмм фарша) Представьте глаза продавщицы! А я еще удивилась, ну почему продавщица так странно на меня уставилась! (для незнающих немецкий язык:слово фарш похоже по звучанию на немецкое слово, обозначающее "мягкое место" у человека"- ARSCH) Фарш же по-немецки звучит иначе: HACKFLEISCH.

А мой муж? До сих пор смеёмся. Есть в немецком устойчивое словосочетание: "ich bin fix und fertig", которое обозначает нечто вроде "я умотался" или "устал, как собака" . Мой ляпнул: "ich bin fiCK und fertig"))) Непристойный глагол "fiCKen" обозначает (прошу прощения) "трахнуть" Вот и поймите теперь, что он хотел этим сказать.

Ещё в "хайме"(общаге) был случай. Кузен мужа пришёл к директору и сказал:
"Майне Швестер ист Швуль." Директор выкатил глаза и захохотал. Он давно работал с переселенцами и слышал разное из наших уст. Он-то и объяснил молодому человеку, что "швуль" - это гей. А его сестра, вероятно, "швангер"- беременна.

А наш языковой страх? Когда идёшь по улице и боишься, что тебя сейчас о чём-то спросят, а ты ни бум-бум!
На всякий случай выучили фразу: "Ихь вайс эс нихьт!" (Я не знаю!)
И вот однажды пошли прогуляться компанией. А тут , как на грех, останавливается машинаи звучит вопрос. А мы хором, да громко так:
"Ихь вайс эс нихьт!"
Надолго запомнились глаза водителя...

На курсах немецкого всем дали задание. Рассказать о том, что у кого новенького.
Можно было пользоваться текстом из учебника, где было много типичных выражений на все случаи жизни.
Один мужичек и говорит: "Meine Frau ist in Urlaub gefahren und ich habe ein Nebenjob gefunden"
(Моя жена уехала в отпуск, а я нашел побочную работу).
Учитель, незнакомый с русским фольклором, так и не понял, почему после этой фразы вся группа валялась под столами.
Мужичек английского, конечно, не знал и слово "Nebenjob" прочел по немецким правилам как "небенёб".
А чё такого, мы же привыкли на занятиях обращаться друг к другу "хер...", дык чего можно ещё от этого языка ожидать.

Старый анекдот:
"B Германии проводят опрос населения.
Спрашивают русского:
- Какая страна вам нравится?
- Германия.
- Какой язык учите?
- Немецкий.
- Почему?
- Хочу здесь остаться.

Спрашивают немца:
-Какая страна вам нравится?
- Германия.
- Какой язык учите?
- Русский.
- Почему????
- Хочу здесь остаться."

Хотите верьте, хотите нет, а это правда!
Буквально недавно звонит мне одна знакомая и просит открыть курсы русского языка для местных пенсионеров.
Я удивлённо спрашиваю: Почему?
Мотивация проста: В городе так много русскоязычных переселенцев! Старики хотят понимать, что говорят о них русские.

У меня есть ученик, которому 60 лет. Он женился на переселенке, прекрасно владеющей немецким языком. Но ему этого мало. Он хочет понимать, о чём она разговаривает со своей мамой и детьми.

А мы учим немецкий. Кому-то это удаётся леко и быстро, а кто-то не может с ним долго справиться.
Отсюда жизненные истории, которые превращаются в анекдоты.

Муж пошел в магазин, а купить надо было свиные ребрышки,
которые он благополучно купил и принес домой.
На вопрос жены, мол как ты без знания немецкого ребрышки-то
купил, гордый муж показал наглядно, как все происходило:
задрал рубаху и, тыча себе пальцем в ребра, произнес “Diese von
Schwein!”, что в переводе означает “Эти от свиньи!”
Жена начинает хохотать, причем самозабвенно и до слез. На вопрос мужа, мол
чем вызвана такая истерика, она сквозь уже судороги но смогла произнести:
“А если-б я тебя за ЯЙЦАМИ послала??!!

Вот так весело мы живём.

Устами младенца

Нет ничего чудеснее общения с детьми. Ни дня без улыбки! А иногда они заставляют задуматься: откуда в их маленьких головках такие мысли?
Вот немного примеров из моих наблюдений.

Аните 2 года.

От папы она часто слышит : "Мои ласточки."
Однажды, ложась спать, она заявляет:
-Мама, мы - ласточки. А папа - ЛАСТ!

.................................................................
Обращаясь к ней, называю её "Солнце моё"
Как-то рано утром кричит:
- Мама! Твоё солнце уже встало!
..............................................................
Аните 3 года:

Узнав, что раньше мы жили в совсем другой стране, спросила:
-А где была я?
-А тебя тогода ещё не было.
Анита, расстроившись:
-Ну, почему? Почему вы меня с собой не взяли?
..................................................................

На детской площадке.
Качается на качелях с кузеном Домиником (три с половиной года)
Доминик: Анита, а твой папа пиво пьёт?
Анита: Нееет! не пьёт!
Доминик: А мой пьёт! А потом за руль садится!
Анита, сделав страшные глаза: За руль? Надо сначала пописать, а потом садиться!

Аните 3 года
- Мама! я сегодня поженилась с Ваней.
- А Ванина мама об этом знает?
- Он сегодня сделает ей сюрприз.
................................................................................

Аните 4 года:
Давно просит сестрёнку. Но мы не соглашаемся:
- Вот вырастешь, и будет у тебя много деток.
-И даже не упрашивай! у меня будет только одна девочка!
- Почему?
- У нас места мало!
................................................................................

Аните 4,5 .смотрим телевизор.
ОНА(задумчиво): А как появились люди?
Я рассказываю ей библейскую историю про Адама и Еву. Показываю картинки
из детской Библии. Ей нравится.
ПАПА говорит: А ещё есть версия, что люди произошли от обезьян.
ОНА: (скрестив руки на груди,) презрительно-недоверчиво: ДА,ДА,ДАААА......

........................................................................
Немногим позднее. Видимо, находясь под впечатлением от библейского рассказа об изгнании Адама и Евы из Райского сада, спрашивает:
- А это Бог сделал, что наш папа всё время на работе, а мы с тобой - одни?
...........................................................................

Смотрим фильм "Истории лётчика" с М.Башаровым.
Сцена,когда герой Башарова встречается со своей дочерью м говорит ей, что о н её папа.
Анита:
- А где её папа был раньше?
- Жил с другой тётей.
- А если наш папа женится на другой тёте?
- Не думаю, наш папа очень любит нас.
- А если это будет ОЧЕНЬ ХОРОШАЯ ТЁТЯ?

Все произведения рекомендованы к публикации в сборнике «Шутка ли…»2


Marina Kisser
Хочу надеятся на чудо
Мир моих увлечений
Конкурс "Я посвящу Весне сонеты...


Сообщение отредактировал Marussja - Четверг, 20.09.2012, 16:09
 
annabeautiff79Дата: Понедельник, 24.09.2012, 18:36 | Сообщение # 181
Постоянный участник
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 102
Награды: 5
Репутация: 3
Статус:
Анна Кондратьева, 33 года, Тольятти. мыло для связи: annabeautiff79@mail.ru
Намеки annabeautiff79
Посвящено Василию Злому

- О, донна Жанна, Ваши… баклажаны
Разложены по ящичкам, упруги.
Я … очищать готов их беспрестанно
/Вне взоров добродетельной супруги/.

О, донна Жанна, окунал бы скромно
Большую… ложку в тот сироп волшебный.
- Ах, этот взгляд, мечтательный и томный…
- Алкаю сладости… вишневого варенья.

О, донна Жанна, сжальтесь над поэтом!
Впустите в …кухню, к черту будуары!
- О, дон Базилио, стесненье под запретом…
/Ушел поэт голодным и усталым/

«Мы сделаем из вас блондинку!»
Рекламный слоган одного из городских салонов красоты

Пришла, сижу, молю о чуде,
Листаю модные журналы…
О, мастер имиджа, пусть будет
Мой темный «хвостик» серебря'ным!

С моим каштаново-невнятным
Банальным цветом нету счастья,
Я вижу, вы кудесник знатный,
Вручаю вам свое… запястье.

Идут часы - все ближе к ночи…
Стилист в истерике хохочет!

Устала, выдохлась, сломалась…
Поллитра краски - все без толку!
До рыжего (какая малость!)
Мне осветлили хвост и челку.

Вздыхает мастер, я в печали,
Надежда растворилась в «блонде»…
Утешусь шоколадкой с чаем,
Слыхала, рыжий тоже в моде!

Сало

Я не хохол, но что-то в этих звуках
Мой будоражит внутренний секрет:
Нет ничего приятней с голодухи,
Чем сало с самогоночкой в обед...

Коротыши

Завистливо вздохну.
Утешусь булкой…

*** *** *** ***

Так долго обещал…
Всего минута?!!!

*** *** *** ***

Не будь ослом,
Мне кролики милее…

*** *** *** ***

Опять храпит!
Пойду, напьюсь с соседом…

*** *** *** ***

Уж полночь близится…
Стриптиза, что, не будет?!

*** *** *** ***

Завидовать не стану –
Просто грохну…

*** *** *** ***

Учись, Доцент,
На воле пригодиться.

*** *** *** ***

Хотел любви,
Но водка всеж дешевле..

*** *** *** ***

- Летел к тебе!
- И что?!
- Сносило ветром…

*** *** *** ***

Пришла беда…
Так этож повод выпить!

*** *** *** ***

Запойные коротыши

Давлюсь чайком…
Пора бежать за водкой!

*** *** *** ***

«Ушла в сельпо».
- О, счастье – можно выпить!

*** *** *** ***

Секс не запомнил…
Пьянка УДАЛАСЬ!

*** *** *** ***

Муж у компа…
- Давай, девчонки, вздрогнем!

*** *** *** ***

Конфет четыре.
Литра вряд ли хватит…

Секс-коротыши

*мужчины*

Купил, дурак, двуспальную кровать…
К весне, о Боже, буду нянчить двойню!!!

*** *** *** ***

Урра! Зарплата! –
Здравствуй, секс за деньги!

*** *** *** ***

«Тверская стрит»…
Как много в этих звуках…

*** *** *** ***

Не надо слов,
Мой интерес чуть ниже…

*** *** *** ***

- Возьми букет.
Куда повесить брюки?

*женщины*

Стреляю взглядом-
Сто парней в минуту.

*** *** *** ***

Не надо кофе,
Лучше два оргазма…

*** *** *** ***

Сопит в подмышку…
Бог храни «Рексону»!

*** *** *** ***

Пришла зима –
Пора небритых ног…

*** *** *** ***

- Почем сапожки?
- Месяц секса с мужем…

Все произведения рекомендованы к публикации в сборнике «Шутка ли…» 2


Анна Кондратьева
Моя страница на Форуме
 
timohin63Дата: Понедельник, 24.09.2012, 22:19 | Сообщение # 182
Зашел почитать
Группа: Друзья
Сообщений: 93
Награды: 5
Репутация: 2
Статус:
Николай Тимохин
Казахстан, Семипалатинск
timohin63@mail.ru

***
В темной комнате дверь заскрипела.
И зловеще взглянула луна
Мне в лицо. Все вокруг опустело
Наступила на миг тишина.
Сердце бьется как ветер оконный
Где-то тихо собака завыла,
Как по мертвому, так монотонно
И протяжно, что кровь в моих жилах
Показалось, на время застыла.
Только что-то скребется в углу.
И по стенке тихонько поплыло
На меня. Разобрать не могу
Это кто? И чего ему надо?
Я один... А оно все ползет,
И становится вдруг громадным,
На глазах в полумраке растет.
А потом в раз исчезло. И снова
Темнота отдалась тишине.
Но быть может, она уготовит
Принести еще что-нибудь мне!
Нет, все стихло. И скоро лучами
Заиграет уснувший рассвет.
Почему мне не спится ночами?
Для себя не найду я ответ.

2003

***
Под вечер я в лесу гулял,
Шел узкой, заросшей тропою.
И чудище вдруг повстречал.
И так напугался! Не скрою,
Что не было слов у меня,
А в горле застрял комом крик.
И как от большого огня
Хотел убежать, в тот же миг.
Но внутренний голос мой вдруг
Проснулся в такую минуту:
"Представь себе - это твой друг,
И шел он к тебе, не к кому-то!
Быть может, не видя людей,
Давно одичал он, совсем.
И много безрадостных дней
Проживши, вдруг стал глух и нем".
Мне жаль было чудище. Я
Ему протянул сигарету.
И спичку зажег. От огня
Шарахнувшись, спрятавшись где-то,
Он вмиг растворился в кустах,
Как будто в реке утонул.
И тут отпустил меня страх.
И я за деревья шагнул,
Желая увидеть лесное
Чудовище. Сам чуть живой
Искал я везде, за травою,
Где спрятаться мог он. "Друг мой" -
Позвал я. Все тщетно! Тогда,
Оставив ему сигареты,
Ушел. Только память всегда
Хранит у меня встречу эту.

2003

***

Поэзия, козлы и обезьяны

Читал поэт однажды в зоопарке
Свои стихи, желающим их слушать.
И делал это он не по запарке,
А от того, что, наконец-то, уши
Нашел свободные. А почему бы вдруг,
В них не вложить душевные творенья?
Собака человеку тоже друг.
А эти чем плохи? Ведь без сомненья,
Им нравится давно литература.
Молчанием согласье выражая,
Верблюд - двухгорбый, важная фигура,
Смотрел на "лектора". Как будто понимая,
В чем сила заключается стиха!
И с ним была согласна обезьяна.
Она лишь рожи корчила слегка.
Ну ничего! Примат не без изъянов.
Поэт читал козлам каким-то горным,
Пока не появилась уж луна.
И он ушел. Достойно, с видом гордым.
Всем доказав - поэзия сильна!

Декабрь, 2009

(Стихотворение написано под впечатлением от
выступления семипалатинского поэта перед животными,
в знак протеста. Чтение его стихов было показано
в новостях по Казахстанскому ТВ)


Тимохин Николай
член Союза журналистов России,
член Союза писателей России


Сообщение отредактировал timohin63 - Понедельник, 24.09.2012, 22:30
 
oka-4Дата: Среда, 26.09.2012, 21:12 | Сообщение # 183
Долгожитель форума
Группа: Друзья
Сообщений: 2383
Награды: 60
Репутация: 107
Статус:
Одностишия на тему отношений.

Устал я спорить. Может, выпьем пива?

Ты расточителен - Вселенную в подарок?!

Был пьян, не помню... Может, Вам приснилось?

Да что б ты лопнул! Ой, звезда упала...

Молилась ли ты на ночь? Ладно, завтра.

Туз в рукаве? Но он же не козырный!

Любимая, за что? За это только?

Ходил налево я? Ну, что ты, право...

Я негодяй? Будь ласковей - негодник.

О, где вы были прошлой ночью, очи?

Он был жлобом - не тужился в клозете.

Мозг отключи - извилина сварилась.

Ты - ангел во плоти! А хочешь правду?

Я бабник, ты брюзга - 1:1.

Всё пополам: ты плАчешь, я плачУ.

Займи мне денег, если ссоры хочешь.

Одностишия на расхожие фразы.

Всё тайное становится запретным.

Не сотвори кумира в мире масок.

Нет правды на земле. Кто выше - знает.

Все миром мазаны одним, но кто-то гуще.

Над кем смеётесь? Я хочу быть третьим.

Налоги заплатил? Покойся с миром.

Не плюй мне в душу - лучше уж в колодец.

Карету мне! А тыкву ешьте сами.

Он горевал умом - чем было думать?

Сон разума, рождающий аборты...

В зубопротезном кресле все равны.

Остановись, мгновенье! Кони в мыле!

Что было раньше - у яйца не спросишь.

Факт - на лице, весомы аргументы.

И свистнул рак - на гОре я дождался.

Мой ласковый и нежный, ты звереешь!

Трубил трубач: за всех он отдувался.

Не сыпь мне соль, ты раною ошибся.

Забил на всё, на что гвоздей хватило.

Хоть ты мне Брут, но я и мёртвый - Цезарь.

Дошёл до ручки. Дёрнул. Без закуски.

А судьи кто?! Нет, что спросить нельзя?

Хулиганю.
слово за слово - и фраза
всё - и разом и - рассказ
сказку где злодей наказан
сочинили не про нас

приукрашенная правда
враг повержен мир спасён
не откладывай на завтра
утро - мудро в руку - сон

всё смешалось люди кони
куропатки и орлы
конь в пальто коня в попоне
выжил у руля - козлы

в городе жестоки нравы
вот вопрос - кто виноват?
и что делать? бес лукавый
путает и тянет в ад

рад бы в рай да не пускают
застарелые грехи
быть или не быть? не знаю
сам Шекспир не знал плохИ

знать дела а может плОхи
от сумы да от тюрьмы
не страхуют даже боги
вся страна живёт взаймы

где луч света в тёмном царстве?
вот вам - Бог а вот - порог
в тридевятом государстве
кто не шарлатан - пророк

ты мели мели Емеля
хоть неделя - но твоя
был бы дух в здоровом теле
и не надо ничего

Попытка пародии.

Тамара Воронцова.

Столкну рефлекс на корень языка
И проглочу искусственные глюки ,
Доколе буду бешено лакать
Солёные глаза у долгой муки?

Располосован лентами июль,
В полоске каждой поросли измены,
Вываливает лето из кастрюль
Остатки серой, несъедобной пены.

И я уже тряпичной головой
Не понимаю смену дня и ночи,
И только пустота передо мной
Смыкает фиолетовые очи…

Любовь Сафарова.

Искусственные глюки? Это смак!
Сдержу рефлекс - сначала покатаю
Их, положив на кончик языка:
Солёные на вкус, во рту не тают.

Раскусывать не буду - из кастрюль
Вываливает лето столько дряни,
Нашинковав полосками июль.
Пилюли проглочу - они не пряник.

И ватными ногами - в пустоту,
Не понимая смены дня и ночи,
В каком-то фиолетовом бреду
Иду, пока не добреду до точки...

Галина Миненко

Умиляло в нём всё.
Как он ест.
Как он спит.
Как он стелет постель.
Даже то, как храпит...
Умиляло в ней всё.
Как готовит поесть.
Что-то шепчет по сне.
И как падка на лесть.
Любит как поболтать
Об одном сотню раз...
Как он курит в окно...
Перед сном. про запас....
Даже самая малость!
И сущий пустяк!
Умиляло до слёз...
И до дрожи в руках...
Всё хотелось сберечь.
И хотелось простить.
И обнять. Удержать.
Никуда не пустить.
Без страстей и прикрас.
Без интриг и игры.
Двое взрослых людей.
Может я...
Может ты...

Двадцать лет спустя.

Моя пародия.

Раздражало в нём всё.
Как жуёт.
Как храпит.
Ковыряет в носу.
Тупо, пошло острит...
Раздражало в ней всё.
Голова в бигудях.
И дежурный халат.
Пресный секс впопыхах...
Как она в телефон
Говорит битый час...
Как он в кухне дымит...
На ночь ест про запас...
Даже самая малость!
И сущий пустяк!
Раздражало до слёз...
До кипенья в мозгах...
Всё хотелось стереть.
И напиться, завыть.
Убежать. Умереть.
Или просто прибить.
И забыть, как кошмар.
Как навязчивый сон.
Двое взрослых калек.
Может ты...
Может он..

Все произведения рекомендованы к публикации в сборнике «Шутка ли…»2
 
DragoNitaДата: Четверг, 27.09.2012, 10:08 | Сообщение # 184
Житель форума
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 793
Награды: 17
Репутация: 30
Статус:
МАША И ВЕРБЛЮД

Жили-были дед да баба.
Жизнь у них была что надо:
Дом большой на восемь комнат,
Жили тихо, были скрОмны.

В доме газ, ТВ и свет,
Печка, ванна, туалет.
Мебель дед из дуба делал,
Бабка грязи не терпела -

Дом уютен, светел, чист.
Дед был крепок и плечист,
Бабка - тоже не старуха,
Рукодельница, стряпуха,

Шила людям на заказ,
Глаз был будто бы алмаз,
Круглолица и румяна.
Звали бабушку Татьяна.

Деда звали Николай.
Пить любил зелёный чай.
Не любил сидеть без дела.
В общем, в доме всё блестело.

Сад имели, огород,
Псов держали трёх пород:
Спаниеля, волкодава
И болонку для забавы.

И скотины полный двор.
Чётко псы несли дозор -
Охраняли скотинёшку
За еды большую плошку.

Восемь кошек, семь коров,
Стадо уток, пять быков,
Семь телят, овец отара,
Лошадей рабочих пара.

Два десятка индюков,
Пять горластых петухов,
Перепёлок штук семнадцать,
Поросяточек двенадцать.

Много пёстреньких курей.
Дед держал пушных кролей.
Нет числа бодучим козам.
Получаемым навозом

Сад удобрен, огород -
Крупным будет корнеплод,
Если раннею весною
Перегной смешать с землёю.

Под высокой под горой
Обитал народец злой -
Пчёл держали медоносных.
Отселить пришлось несносных

За высокий за забор,
Чтоб не лезли те во двор.
Чтоб не жалили соседей
И защита от медведей.

Наша резвая старушка
За бутылку, за чекушку
Нанимала мужиков,
Чтоб пасли овец, коров,

Да за тысячу рублей.
Посадив на двух коней,
Мужичкам в дорогу хлеба
Подавала. А из хлева

Утром рано на заре
По прохладной по росе
Шло пастись большое стадо.
Верно псы бежали рядом.

Если дед не успевал -
Мужиков работать звал.
Было, в общем, там нескучно.
Шли дела благополучно.

А ещё на ферме жил
И любимцем деда был
Страус важный с длинной шеей -
Перед ним любой сробеет.

Злее дюжины собак,
Жил на ферме просто так.
На людей шипел он грозно,
Не боялся он мороза.

Дед подругу заказал -
Страусиху страус ждал.
Скоро дамочка прибудет,
Может, чувства в нём разбудит.

И не станет он щипать,
Всех лягать, шипеть, клевать.
И была мечта у деда:
Кроме джипа и мопеда,

Прикупить бы верблюдА,
Да была одна беда, -
Зверь не водится в Сибири.
«Кабы мы в пустыне жили,

Можно было б завести,
Делать из его шерстИ
Одеяла и одежду…» -
Дед таил в душе надежду,

Что появится верблюд,
И не страшен холод лют
Будет зверю из пустыни.
Есть же, выведены дыни,

Зреют в северных краях,
И арбузы на бахчах.
Есть уже сорта такие -
Не страшны ветра им злые.

«Дед, с ума ты не сходи!
На хозяйство погляди -
Мало, что ль, тебе скотины?
Гнут работники вон спины,

Сам ложишься поздно спать,
Ну, а в пять - опять вставать.
Дел полно у нас - по горло!»
Головой мотал упорно

Дед на бабкины слова:
«Хоть мудра ты, как сова,
Но мечту свою лелею,
Как Эйнштейн свою идею».

Бабка плюнула, ушла,
Но болит её душа.
Видит, дед её тоскует
О верблЮдушке горюет.

Похудел, не ест, не спит,
Про верблюда говорит.
Уж не съехал ли с катушек?
Стал к пельменям равнодушен...

От тоски ведь и помрёт,
Не поможет тут и мёд.
Таня головой качала:
«Вот какая мысль пристала!»

Делать неча, и она,
Бросив все свои дела,
Тяжелёхонько вздыхая,
Втихомолку от дедая,

За компьютер, в Интернет:
«Может, там найду ответ?
Вот взбрело в башку седую,
Глупость выдумать такую!»

И ворчала сгоряча:
«Надо старого хрыча
Сковородкой оглоушить!
Маньку надо было слушать,

Да лупить как в жёны взял.
Ишь, рассудок потерял -
Подавайте-ка верблюда!
Кривоногий чудо-юдо!»

Дел с ним нету никаких.
Чтоб вот был, как у других:
Поработал, выпил – дрыхнуть.
Надо ж было мне так влипнуть!

Тоже мне, развёл тут цирк…»
Покрестилася на лик,
Успокоилась немножко.
Рядом с нею села кошка…

Помогла старушке Сеть
Много сайтов просмотреть.
Долго бабушка искала,
Что хотела, то узнала:

«Будет дедушке верблюд!
Пусть смеётся местный люд.
Только очень уж накладно.
Ну да Бог с ним, пусть уж, ладно.

Стоит зверь, как «Мерседес»,
До чего дошёл прогресс…
ВерблюдА купить из Сети
Могут маленькие дети!

Хорошо, что на счету
Хватит денег на мечту…
…Всё ушло в оплату зверя!
Рассказать – так не поверят.

Через месяц привезут,
Коль на сайте том не врут.
Из Китая зверь приедет.
Одолеют нас соседи…

На диковину глядеть
Выйдет, верно, и медведь.
За погляд возьмём мы денег.
Чу! Доходом либо, веет?»

Вышла деда поискать,
Да давай его кричать.
Дед идёт и хмур и мрачен.
«Чем, голубчик, озадачен?

Марш конюшню утеплять,
Стойло надо добавлять!
Чтоб за месяц всё доделал,
Долго я тебя терпела!

Делай дело, старый хрыч!
Как пущу в башку кирпич!»
«Что ты, Танечка? Сдурела?
Говоришь, как с опохмела?»

Бабка топнула ногой:
«Марш работать, дорогой!»
Дед опешил от старухи.
Побоявшись оплеухи,

Начал стойло мастерить
Да Татьяну костерить:
«Бабка, видно, обалдела,
Раз убить меня хотела!»

Из ближайших из домов
Нанял в помощь мужиков,
В срок удачно уложился.
Большегруз вдруг появился -

Рано-рано поутру
Едет прямо ко двору
Фура мощная с прицепом…
«Ну-ка, пой-ка, дед, фальцетом!»

Баба Таня, хохоча,
Увидавши тягача,
Деда громко подзывает.
Дед торопится, шагает -

Из прицепа вышел зверь.
«Ну, доволен дед теперь?
Здоровенная скотина,
Метра будет три, детина!»

Дед во все глаза глядел,
От сюрприза обалдел!
«Ах ты, милая Татьяна,
Думал я, что ты мне спьяна

Про конюшню говоришь!»
«Коля, ты меня простишь,
За такое поведенье?»
«Да, Танюша, без сомненья!»

Нежно гладил зверя дед,
Шерсть песка имела цвет -
Мех спасёт от злого ветра.
Есть горбы и хвост с полметра.

Гостя в стойло отвели.
Люди к ним смотреть пришли
Диво дивное: «Откуда,
Взяли этого верблюда?» -

«Из далёких из краёв!»
Зверь издал протяжный рёв.
Васькой дед назвал скотинку,
Ласково трепал за спинку.

Он души не чаял в нём:
С ним ходил на водоём,
Шерсть расчёсывал густую,
И хвалил жену родную.

Ну, рассказ сей не о том,
Как попал верблюд к ним в дом.
А про Машеньку, про внучку,
Как задал верблюд ей взбучку.

***

Жили-были дед да баба,
Жизнь у них была что надо:
Дом большой, скотины много,
Сын у них был, данный Богом.

Жил в Москве, работал там,
Ездил много по делам,
Был женат, имел ребёнка.
Пятилетняя девчонка -

Маша, милое дитя,
Глазки хитро так блестят,
Белокура, синеока,
Не сидела одиноко:

Шустро бегает за псом,
За его большим хвостом
(Мало Маше всяких кукол!).
Пёс забьётся тихо в угол

И сидит там день-деньской -
Там хотя бы есть покой.
Кот хитрей большой собаки:
Чтоб спастись от забияки,

Кушал только по ночам,
А по разным мелочам
С антресоли не спускался,
От Машуни там скрывался.

Не с кем было поиграть,
Некого за хвост хватать,
И за лапы больно дёргать.
Маша, взяв с собой ведёрко,

Шла в песочницу одна.
Дружба ей была нужна.
Звери же её боялись
Подойти к ней не решались.

Не играют звери с ней,
Так обидно было ей:
Любит кошек и собак,
Ну, а те в ответ – никак!

***

Летом было решено,
Так как не были давно,
Съездить к бабушке и деду.
«С вами тоже я поеду,

Бабу-деду я люблю!
На зверей там посмотрю!»
Утром рано в поезд сели.
Есть в запасе две недели,

Чтобы отпуск провести,
Машу в гости отвезти.
Трое суток добирались -
И в Сибири оказались.

Вот уж видно дом родной…
«Кончен тут зверью покой», -
Папа Машеньки подумал,
Мама же была угрюмой…

Рады старики гостям,
И гостинцам, и вестям!
Внучку долго обнимали,
И хвалили, целовали.

Маша радостно пищит
И во двор гулять бежит.
Кошек визгом распугала,
Пса из конуры достала.

Тот от цепких ловких рук
Убежал куда-то вдруг.
Страус нервно озирался -
Он с хвостом в момент расстался,

Часто, тяжело дышал
И на крышу убежал.
Гуси, утки – дружно в реку,
Петухи - ни кукареку,

С громким воплем - кто куда,
Вот какая ведь беда.
Все от Маши врассыпную,
К ней соваться не рискуют.

Громко блеяла коза:
Ей повязку на глаза
Наша Маша нацепила,
Бант на рог ей накрутила.

Куры спрятались в сарай.
Маша, будто дед Мазай,
Из «тюрьмы» кролЕй спасала,
В огород их выпускала.

В огороде – кавардак:
Наша Маша грядкам – враг!
Шустро Маша грядки полет
(От работы тело ноет!) –

В кучке вся морковь лежит,
Не напрасно день прожит!
Маша бросила прополку,
И схватилась за метёлку -

Подметала огород.
Сколько тут забот-хлопот!
Курам хвостики подстригла,
Индюков врасплох застигла.

Для зверей Машуня – бич.
На хвосте быка – кирпич.
Хрюшку в зебру превратила –
Маркером изполосила.

Смотрит – нету никого
Кроме зверя одного!
И стоит он, одинокий -
Как столбы, большие ноги,

Два горба и длинный хвост.
До чего гигантский рост!
Маша трогает верблюда -
Что за диво, чудо-юдо?

Гладит, бегает вокруг
И за хвост как схватит вдруг!
На хвосте его повисла.
Тут досталось ей некисло…

Испытал наш Васька шок:
Вмиг реакцией кишок
Он испортил внешность Маши –
Два ведра зелёной каши!

Вырвал хвост и заревел,
И сердито захрапел,
Развернулся, плюнул смачно,
И попал в лицо удачно,

И подальше отбежал,
И от паники дрожал.
Плачет зверь и плачет Маша!
Выбегают тут папаша,

Мама, бабушка и дед –
Ох, какой там был концерт!
Машу в трёх водах купали,
Сами со смеху упали.

Васька стал для Маши враг.
Маша к Ваське – ни на шаг.
А с другими Маша ладит:
Псов и кошек нежно гладит.

Только их домашний кот –
Прочь от Маши со всех ног!
Спать на шкафчике ложится –
До сих пор её боится!

Котик дремлет на шкафу,
А овчарка на софу
Спать ложится, будто кошка,
Чтобы не щипала крошка.

Помнят звери, кто какой –
Кто хороший, кто плохой.
Хочешь ласковую кошку?
Будь поласковей немножко.


"Никогда и ничего не просите! Никогда и ничего, и в особенности у тех, кто сильнее вас. Сами предложат и сами все дадут!"(с) Воланд "Мастер и Маргарита".
 
ТанцующееОблакоДата: Пятница, 12.10.2012, 16:08 | Сообщение # 185
Группа: Удаленные





Татьяна Витакова.г.Смоленск, imandra99@mail.ru

ЗДРАВСТВУЙ, МАША, Я ДУБРОВСКИЙ!

- Слышь, Юрец, дело есть жизненно важное! Судьба, можно сказать, моя в твоих руках, - обратился к приятелю Володя.
- Че делать-то надо? - напрягся Юрец.
- Морду бить. Мне, - лицо Володи растянулось в улыбке.
- А, ну тебе другое дело, давно хотел твой чайник намылить, - залился хохотом Юрец. - Не, а кроме шуток, Володь, кому рыло пора начистить?
- Я ж тебе говорю, мне. Еще Соломона прихвати. Вобщем, слушай. Нравится мне баба одна. Мы незнакомы с ней, но я много раз видел ее то на улице, то в магазине. Красава такая! Я выяснил, она училкой в школе работает - строгая, значит, будет, серьезная. К ней на овце драной не подъедешь. Надо, чтоб наверняка сработало. Вот я думал и придумал: будет она темным переулком домой возвращаться со школы, а вы нападете на неё. И тут я, типо, мимо иду. И кинусь я, значит, ее от вас отморозков защищать.
- Э, ты по аккуратней! Фильтруй базар! Это кто тут отморозки? - занервничал Юрец.
- Да это ж я для полноты образа! Это ж, типо, роль ваша с Соломоном, ну как в кино, - пояснил Володя. - Надо драку разыграть. Вы злодеи, я – герой.
- Ага, здравствуй, Маша, я Дубровский! Ах-ха-ха! Ну ты, Вовчик, – молоток! Кино - это я люблю. А я бы сыграл в боевике, не хуже Брюса Уиллиса могу репу нашинковать! - Юрец принял стойку каратиста и стал месить воздух кулаками.
- Короче, слушай, я все продумал, - продолжил Володя. - Ты, значит, бьешь мне в челюсть, я падаю. На асфальт упаду на кулаки, чтоб кровь была на руках, будто я тебе репу разбил. Лицом я тоже об асфальт тиранусь. Крови надо побольше. Значит, я потом вскакиваю и тебя броском через бедро, Солому подсечкой заваливаю вас обоих на землю. Враг повержен, я, типо, герой-спаситель. Буду раненый весь, она начнет переживать – охать, ахать, потащит меня сама к себе домой отмывать от крови, раны залечивать. Ну и влюбится, женщины ж мечтают, чтоб их спас какой-нибудь Бетман. Вот такой план, ну как? Должно сработать стопудово, - Володя улыбнулся, довольный разработанным сценарием.
- Дубровский, всё будет, как в лучших киностудиях Голливуда! - заверил приятеля Юрец.

Мария возвращалась домой с работы поздним вечером. Все мысли учительницы были о школе: "Ох уж этот юношеский максимализм, ну разве поспоришь с Тимофеевым? А ведь он прав, если бы Маша действительно любила Дубровского, она бы пошла за ним. Клятва-то в церкви данная старому князю лживая, если сердце принадлежит другому!" Мысли Марии были прерваны хулиганами, преградившими ей путь.
- Солома, ты глянь, какая девушка, ну просто королева! Ваше величество, снизойдите до простых смертных! Выслушайте за бутылочкой портвейна печальный рассказ о горестях и невзгодах ваших верных подданных! - Юрец едва не пустил слезу.
Мария попыталась обойти навязчивых подданных, но они схватили её под руки.
- Не прикасайтесь ко мне! - девушка попыталась вырваться.
- Тихо, цыпочка, ты пойдешь с нами. Я твой король, вот и шут у нас есть, будет нас развлекать. Ты согласен, Солома, быть шутом?
- Отпустите меня немедленно! Господи, да что же это такое? - Маша стала оглядываться - нет ли каких прохожих, чтобы позвать на помощь.
Внезапно из темноты возникла мужская фигура, пара глухих ударов и через мгновение хулиганы со стонами уже катались по земле.
- Ах ты, сука! - Юрец вскочил на ноги и бросился на спасителя Марии.
Девушка стояла в стороне и не успевала отслеживать ход драки. Мелькали руки, ноги, тела по земле катались клубком. Через минуту все было закончено. Верные подданные королевы кричали из-за угла дома:
- Ну, сука, мы еще встретимся, я тебя еще найду, тебя и шалаву твою!

Спаситель Марии весь окровавленный едва стоял на ногах.
- Что же вы одна ходите в такое позднее время? - сбивчиво спросил Володя, пытаясь отдышаться.
- Вы живы? Господи, у вас везде кровь! Может скорую вызвать? - заметалась Маша, не зная, как ей поступить, чтобы помочь человеку, защитившему ее от пьяниц в темном переулке.
- Не надо скорую, со мной все в порядке, главное вы живы, - Володя ощупывал совсем не по киношному разбитое свое лицо.
- Ой, вы не в порядке, у вас кровь всюду! Идемте ко мне, я тут живу рядом, - девушка подхватила спасителя под руку.
- Ну что вы, неудобно как-то. Да со мной всё нормально, тока посижу чуть вот на скамеечке, - Володя кивнул головой на скамью у подъезда, ноги его подкосились.
- Какая скамеечка? Вы что! Вы мне жизнь спасли, а я вас брошу кровью истекать? Ни за что! Вот мой дом – в двух шагах, сделайте их, пожалуйста, эти два шага, ради меня. Давайте, обопритесь на меня хорошенько, это я с виду хрупкая, а так я очень сильная, и пойдем потихонечку, - Маша крепко держала под руку Володю, не обращая внимания на то, что её пальто испачкалось кровью.

- Бабулечка, не пугайся, это я. Этот молодой человек сейчас спас мне жизнь! - Мария завела Володю в свой дом.
Повеяло уютом и теплом, из кухни доносились приятные запахи.
- Владимир, - застенчиво представился спаситель.
- Дубровский, - добавила бабуля и просияла. - А Машенька то у нас капитанская дочка!
- Бабушка, ну что ты, человек кровью истекает, а ты... - Мария засмущалась, девушка и сама уже провела параллель между собой и героями повести Пушкина.
- Ой, батюшки мои, слепая ж я! Бегу, бегу! Бинтик, ваточку, зеленочку несу! - надевая на ходу очки, старуха засеменила на кухню.

Через полчаса в семье капитанской дочки воцарилась долгожданная идиллия: Мария разливала по тарелкам наваристый борщ, бабулечка вытаскивала из духовки испеченный пирог в честь героя, на плите посвистывал чайник.

=============================

ХРАБРЫЙ КАРАСЬ

Карась взмыл птицей на метровую высоту, покинув тесные застенки оранжевого ведра.
Плашмя ударившись о кафельный пол мастерской, карась замер. «Всё, разбился…» - подумала я. Но не тут то было. Отважный карась отправлялся в побег дважды, пока я не накрыла ведро газетой.

Добрая душа Петрович, возвращаясь с рыбалки, решил сделать моей кошке презент. Маленькая рыбка болталась в пузыре целлофанового пакета, наполненного водой из озера. Увидев у стены ведро, Петрович, не долго думая, выплеснул в него содержимое и, хитро улыбаясь, сказал:

- Эт твоей Симе-Серафиме от меня вкуснятка.
- Петрович, моя кошка не ест рыбу. Ни живую, ни мертвую.
- Моего карасика съест!

Я сидела за мольбертом и не могла сосредоточиться. Понимая, что с каждой минутой мучения бедного карася, не согласного со своей бесславной участью, усиливаются, я отложила кисть и стала обдумывать план спасения храброго сына озера Сапшо.

Через час белая тойота спасителя ожидала нас с карасем у входа в мастерскую. Я пристроилась с ведром на переднем сиденье машины. Автомобиль мягко тронулся с места. Шум мотора добавил страха испуганному карасю и, собрав остатки своих рыбьих сил, он выпрыгнул из ведра. Взлетев перед моим носом, карась, падая, скользнул по моим коленям на пол. Упрямая рыба не давалась в руки, проскальзывая между пальцами.
- Ну я ж тебя спасаю, тварь ты божья! Я представляю, как тебе страшно. Сиди ты уже в ведре смирненько, вон, воду то всю расплескал, на дне осталось чуть. И откуда только силы берутся так высоко взлетать?

Перекрыв божьей твари путь к свободе автомобильной картой дорог, я понимала, что лишаю её возможности на спасительный прыжок. «Хоть бы он не умер в ведре от своих переживаний…»

До озера Дашка мы доехали за двадцать минут. Не снимая карты с ведра, я выбралась из машины и пошла к воде. У самого берега мелководье густо заросло водорослями. Увидев небольшой просвет в зеленом кружеве, я решила, что он и будет для несчастного карася счастливой дорожкой к долгожданной свободе.

Я достала карася из ведра. Он не сопротивлялся. Наверное смирился со своей горькой участью, подумала я. Но в следующую секунду карась уже летел стрелой в небо. Он упал на тугой клубок водорослей и лежал на поверхности воды неподвижно, даже не догадываясь, что коснулся родной стихии. Подняв бедолагу, я выпустила его в просвет между водорослями. Карась не двигался с места. Видимо он не мог поверить в свое спасение. Прошло несколько минут. Карась поплыл и вскоре скрылся в распахнутых объятиях гостеприимной Дашки.

Наш храбрый путешественник родился в одном озере, а продолжил жизнь в другом. О жизни в Сапшо и вкусе рыболовной приманки, о больших картинах и о том, как катался на белой тойоте он мог бы поведать свои собратьям, да кто ж ему поверит?

===============================

ЛОЖКИ КУЗЬМИЧА

Июньское утро выдалось неприветливым. Несмотря на моросящий дождик у входа на рынок было многолюдно. Торговля началась с восьми утра. У ног бабы Мани стояла большая корзина с еще горячими пирожками. Петровна была специалистом по засолке сала с чесночком и имела постоянных покупателей. Тетка Зина, не выпуская из рук спицы, торговала круглый год шерстяными носками. Её душу согревала мысль, что не одна сотня жителей её городка – и стар, и млад держит ноги в тепле, одевая связанные ею носочки. Дядя Гриша с душистым медом со своей пасеки замыкал ряд торгующих людей, плотно выстроившихся в линеечку у стены старого дома с облупившейся розовой штукатуркой. Друг друга знали давно. Коротали время, обсуждая безответную любовь Луиса Альберто к рабыне Изауре, жаловались на свои болячки и перемывали косточки соседям.

Между тем небо прояснилось, и дождик перестал накрапывать.
- Дед, чего уставился? Приглянулась что ль? Пирожки горячие с картошечкой, не желаешь? - баба Маня кокетливо расправила цветастую шаль на плечах перед молчаливым покупателем, который растерянно топтался возле неё, явно желая о чем-то спросить.
Высокого роста, богатырского телосложения старик, застенчиво поглядывая на бабу Маню, наконец, решился заговорить:
- Я это... А можно я рядом с вами буду торговать? У меня ложки деревянные...
- Ой, Зинк, смотри, я думала он в кавалеры набивается, а он ложками торговать пришел! Ха-ха-ха! Ты откуда взялся такой здоровенный? Из лесу что ли? Никак дед Мороз решил свой мешок с подарками распродать! - баба Маня подмигнула старику и захихикала.
Зинка, оценив шутку подруги, тоже зашлась от смеха.
- Тогда уж не дед Мороз, а Гулливер! Вон великан какой! - блеснула умом Петровна.
- Ага, в стране лилипутов! Сама ты лилипутка! Бабы, вы че на деда накинулись? Богатырь! Не в пример вашим сморчкам, - заступился за старика дядя Гриша. - Ложки, говоришь, деревянные? Ну, показывай свое мастерство. Как звать, величать?
- Кузьмич я, из Тимофеевки. Маруся моя на меня вскочепужилась: «Тебя не прокормить, оглоед! - говорит. - Неча на печи лежать, строгай ложки и сам себе на харч зарабатывай!»
- Ну, суровая у тебя жена! Тоже великанша? - подмигнул дядя Гриша. - Ложки-то где? - пасечнику не терпелось оценить мастерство резьбы Кузьмича.
Старик вытащил из котомки сверток и бережно развернул. Дюжина деревянных ложек была украшена геометрической резьбой.
- Э вон, какая тонкая работа! Липа? Не, липа для ложек не годится, слишком мягкая. Береза! Береза для резьбы пойдет, такая же молочно-белая. Правда, твердая, зараза! - дядя Гриша со знанием дела крутил в руках резные ложки Кузьмича. - Ну, ты мастер! Давай, я те мед, а ты мне ложку? Банку меда - за ложку?
Через минуту весь торгующий ряд рассматривал резные изделия искусного мастера из Тимофеевки.
- Эй, дед Мороз, давай, ты мне две ложки, я те носочки шерстяные для тебя и твоей Снегурочки? - тетка Зина вцепилась в ложки, никому не давая возможность полюбоваться искусством резьбы.
- Эй, Гулливер, меняю сало на твою ложку! Бери, не пожалеешь! Моё сальце с перчиком, с чесночком, с мясными прожилками! Под водочку, а? - Петровна подмигнула и, схватив приличной величины шмат сала, подскочила к растерявшемуся Кузьмичу и засунула ароматную закусочку к нему в котомку.
- Не, ну так нечестно, у меня тока пирожки... - заволновалась баба Маня. - Кузьмич, сколько просишь за ложку?
Старик замялся, потом с улыбкой произнес:
- Да, что там! Так возьмите, это вам будет подарок от меня, - морщинистое лицо великана озарила улыбка.
- Во дед дает, Снегурка твоя тебя из дома выгонит, если будешь ложки раздавать налево, направо! Вот, возьми-ка, - Маня сняла с плеч цветастый платок и протянула Кузьмичу, - Это жене твоей подарок будет, чтоб не ругалась на тебя. Возьми, платок павлопосадский, новый совсем. И пирожки вот в дорогу, ты ж голодный, поди? Бери, бери!
Пакет с пирожками и павлопосадским платком исчез в котомке деда вслед за салом.
Через полчаса все ложки умелого резчика нашли своих хозяев, а у ног деда стояла полная сумка продуктов и прочего добра.
- Ну, ты мастер, Кузьмич, ложки-то народу как приглянулись, привози еще. Я вот думаю, племяннице бы еще взял в подарок такую ложку. А можно именную? С именем Катерина? – дядю Гришу осенила новая идея.
- Можно, отчего ж нельзя? Запомнил – Катерина, сделаю, – улыбнулся дед.
- И я бы взяла еще, тоже именную! С именем Татьяна. Скоро у сестры день рождения - будет щи хлебать, меня вспоминать! - вновь блеснула остроумием Петровна.
- Знаешь что, Кузьмич, у меня к тебе деловое предложение, ты давай ложки вырезай с узорами, с именами разными, привози мне, - я у тебя оптом буду их брать. Неча тебе здесь стоять, небо подпирать. Лучше лежи на печи, уплетай куличи со Снегуркой своей! - подмигнул старику дядя Гриша и рассмеялся.

Не успел Кузьмич отъехать на автобусе в родное село, дядя Гриша уже вовсю развлекал публику на рынке, выстукивая на ложках мелодию «Смуглянки-молдаванки».
- А Гришка-то наш - артист! – восхищенно воскликнула баба Маня.
В перевернутую сообразительной Петровной фуражку пасечника полетели пятаки.

«Надо же, как торговля удалась, еще к обедне колокола не зазвонили, а я уж домой воротился с гостинцами для Маруси!» - Кузьмич ускорил шаги, - на горизонте за деревьями блеснула на солнце маковка церквушки родной Тимофеевки.

Все произведения рекомендованы к публикации в сборнике «Шутка ли…»2
 
MariykaДата: Суббота, 13.10.2012, 08:15 | Сообщение # 186
Гость
Группа: Автор
Сообщений: 1
Награды: 3
Репутация: 0
Статус:
Юлия Фоминых.г.Осинники, (fomi.j@mail.ru)

Прынцессам
Она звала себя Принцессой,
Носила мини, каблучки,
И слюни длинные, вздыхая,
Ей вслед пускали мужички...
Она, брезгливо хмуря бровки
И морща свой красивый нос,
Брала от них конфет коробки
И миллионы алых роз.
Она была мечтой поэта
В масштабе улицы своей,
Красавица-прЫнцесса эта,
Отнюдь не голубых кровей...
Ее возили в рестораны
И наливали ей коньяк...
Она так долго выбирала,
Но выбрать не могла никак...
Один прЫнц платит алименты,
А этот словно конь без прЫнца,
У этого квартиры нету,
Да и машина не годится...
А тот не ходит по спортзалам,
А у того мала зарплата...
… Все выбирала… выбирала...
А годы мчались вдаль куда-то...
А годы шли неумолимо,
Уж мини отнял целлюлит,
Теперь идут мужчины мимо,
И в рестораны путь закрыт...
Поблекли волосы и ногти,
И взгляд, как огонек, потух,
Какие прЫнцы теперь, к черту...
Ну хоть какой-нибудь пастух...
ПрЫнцессы местного разлива,
Мораль сей басни такова:
Проходит ваше счастье мимо,
Пока в короне голова...
Чтоб замуж выскочить за прЫнца-
И это вовсе не секрет-
Дианой надобно родиться...
Ну иль хотя бы Миддлтон Кейт...

ПОВЕСТЬ О ПЕРВОЙ ЗАРПЛАТЕ.
Сашка летел домой как на крыльях, хотелось петь. Даже привычная узкая улочка с облезлыми домами казалась сегодня необычайно нарядной и праздничной: болтающееся на ветхих балконах белье напоминало флаги, а тетки у подьездов представлялись красотками из журнала мод. Не опечалил его, деревенски-суеверного, даже перебежавший дорогу маленький черный котенок. Сашка был счастлив — его карман казался огромным, отвисшим до земли — ведь в нем лежала долгожданная Первая Зарплата… Всю дорогу изнутри, словно выпитая рюмка водки, грела мысль о том, что наконец-то он, заявившись домой, гордо бросит на стол немного денег и, надменно глядя на притихшую тещу, скажет :
— Вот вам, мама, возьмите, сколько надо на валидол там или велокардин...
А потом пройдет в комнату сына, хлопнет по плечу пацаненка и щедрою рукою отсчитает ему несколько купюр:
— На, сына, это тебе на чипсы и на мороженое.
А потом подойдет к присмиревшей вмиг жене, обнимет ее за круглый стан и жестом, увиденном в фильме о стриптизершах, засунет остатки получки в ее необъятный лиф...
Сашка заранее предвкушал, как схватится за сердце и прослезится теща… А сын на радостях отклеится от компьютера и побежит тратить карманные. А они с женой останутся одни в комнате, и подобревшая Валюшка мигом начнет суетиться, поправляя подушки на диване и спрашивать, кокетливо опустив глазки :
— Ты как, Сашенька, голодный? А чего будешь — котлеточки или… — и застенчиво порозовев, огладит руками свой пышный бюст… А потом… потом...
Неожиданно мысли прервала резанувшая глаз своей краткостью вывеска с любимым словом "ПИВО"… Крылья как-то сами перестали махать в сторону дома, безвольно повисли за спиной… Сашка остановился и прислушался к диалогу внутри себя, который вели тощая, почти прозрачная Совесть и жирный, откормленный Эгоизм...
Совесть лепетала:
— Надо идти, щвырнуть теще в морду денег, показать, кто в доме хозяин...
А Эгоизм ржал в ответ:
— Ага, щаз, они оберут же как липку, когда еще выпить получится?
— Но надо же за свет заплатить, ребенку кроссовки купить, Валюшке чайник в ремонт отдать обещал… — все еще подавала голос Совесть.
— Ага, на них наберешься! Все как на огне горит… — вразумлял Совесть Эгоизм. — А кто обо мне подумает? Уже месяц держусь, ни капли в рот...
— Все бы тебе жрать, всю жизнь пьешь, когда захлебнешься только? — Валюшкиным голосом запела Совесть...
— Да ну тебя, всю жизнь пилишь… — отмахнулся Эгоизм, решительно поворачивая Сашкины ноги в сторону вожделенной забегаловки.
— Да Валюшка потом месяц на голодном пайке держать будет, — из последних сил взывала угасающая Совесть...
— Молчи! Мужик я или не мужик! Чего я зря горбатился весь месяц, ящики гребаные тягал? Спину совсем сорвал, лечить надо. Для мужика здоровье — прежде всего, — и завладев окончательно хозяином, Эгоизм повел его в кабак...
… Очнулся Сашка у дверей квартиры. Видимо, было уже поздно, потому как сквозь окошечко на лестничной клетке чернела темнота, а тусклый свет подъездной лампочки больно резал глаза… Как дошел до дому — не помнил, наверное, крылья все-таки не подвели...
Нащупав звонок, скрюченным, неслушающимся пальцем нажал на кнопочку… Дверь распахнулась на ширину цепочки, и в щель показалось лицо тещи, расплывчатое, словно Сашка видел его сквозь трехлитровую банку с водой… Ворча что-то недоступное для Сашкиного понимания, теща отворила дверь пошире… Глаза главы семейства, добравшегося до родного порога, отказывались фокусировать свой слишком утомленный взор, мышцы лица перестали работать слаженно — и когда рот расплылся в блаженной улыбке, глаза совсем захлопнулись, а остальное тело плюхнулось через порог в дверной проем, прямо в объятия любимой тещи...
— Эх, как же я вас всех люблююююю… — пролепетал Язык, неконтролируемый хозяином, по старой памяти: в подобном состоянии Сашка любил весь мир...
Глава семьи уже не видел ни перекошенного яростью лица Валюшки, ни заспанного лица сына, не слышал ворчания тещи… Еще на мгновение Мозг включился на кухне, когда распластанное на полу Тело рукой нащупало остатки Первой Зарплаты в кармане и дал указание: "Спрятать"...
… Утро встретило на том же полу в родной кухне. От вчерашнего всепоглощающего счастья не осталось и следа — только похмельная ломка беспощадно корежила тело… Голова взрывалась… Валюшка громко гудела что-то, теща ехидно шипела...
— Валюшенька, милая моя, дай на пивко, — жалобно заныл Сашка, когда ни рассол, ни холодный душ не облегчили мучений.
— Ты, козел, пропил все до копейки? — взревела бабища. — Да как тебе совести хватает еще просить!..
Совесть, задавленная рвотными спазмами, устало шевельнулась, Эгоизм трусливо зарылся где-то глубоко, а Память усиленно пыталась включиться… Сашка вспомнил, что Первая Зарплата частично добралась до дому — но куда она делась после — этого он припомнить не смог… Назойливо вертелась фраза в страдающем Мозге: "Спрятать… на уровне глаз"… Но подробности всплывать отказывались.
Перерыв все кругом и на уровне глаз, и выше, выслушав десятки упреков, получив сотни унизительных прозвищ от прекрасной половины семейства, Сашка пришел к мысли, что остатки непропитых денег — пьяная фантазия и, смирившись с тем, что похмельной ломки не избежать, отправился на диван, проклиная про себя нарисовавшегося в памяти вчерашнего черного котенка...
Итак, Зарплата пропала — то ли и вправду все пропил, то ли кто из домашних втихушку замылил, а может, выпала по дороге… Валюшка пилила не один день… Теща обращалась к исключительно обидными кличками — "дармоед" и "алкаш". Наконец, терпение Сашки лопнуло… и он свова напился… Пошел сдавать чайник в ремонт, спонсированный тещей — ну устала эта кобра кипятить чай в ковшике — и до ремонтной мастерской не дошел, перехватили бывшие "сослуживцы" (где-то когда — то с ними работал, только на какой из многочисленных работ — не вспомнил)...
… До дому дошел, это он помнил… Помнил и чайник, больно пробежавшийся по макушке, благодаря точному удару супруги… Помнил, как открыл дверь, кажется — в комнату, — и как упал на что-то мягкое и заснул...
… Снился кошмар: теща накрывает на стол, все домашние сидят в ожидании обеда; теща открывает супницу — а оттуда прямо на Сашку зыркает глазами и скалится… его же собственная голова; и над всем этим витает тещин глас: "Сколько тебе, алкашу, кровь мою пить-то можно?"… Сашка резко открыл глаза:"Приснится же". Вокруг стояла темень… "Ночь еще, наверное", — мелькнуло в гудящей то ли от похмелья, то ли от чайника, голове… Попытался разогнуть затекшие ноги. Не вышло — помешала стена… Вытянул вперед руку — снова стена… деревянная, гладкая...
— Где я? — не на шутку перепугался Сашка, дернулся — и уперся головой в точно такую же стенку. — Что же это за ящик? Гроб, что ли? Помер я, что ли? — мысли вихрем закружились в голове. — Нет, я так не хочу, рано мне еще...
Небывалый ужас, казалось, парализовал и без того затекшее тело, зато мысли пошли вдруг ясные, ровные...
— Точно, теща снилась — не к добру… А когда ж я помер-то? Не помню… И где же я должен быть? — и вспомнились слова тещи: "В аду тебе место, кровопийца, в аду". — Так а черти-то где? Неужто… — страшная догадка пронзила как молния, — живого похоронили?!!!..
И в одно мгновение вся жизнь пронеслась перед глазами — пустая, никчемная, где и хорошего-то всего было ничего… Разве сын да Валюшка — а больше и вспомнить нечего в череде многочисленных пьянок… И не жил же по-человечьи-то… Сына родил… А дом где? — не построил… А дерево-то — не посадил...
— Нет! Нет, не согласный я! Рано мне еще, выпуститееееееее! — заорал что есть мочи, затарабанил руками по стенкам.
Вдруг сквозь щели в Сашкиной обители показался свет — желтый, такой родной, такой любимый, словно от обычной лампочки… И не менее родной голос — Валюшкин — пропел:
— Идиот, чего стучишь-то? — послышался скрип открываемой дверцы, свет брызнул в глаза, Сашка всем телом потянулся к свету — и… вывылился на пол из собственного шкафа...
На улице стояла ночь. На кухне было уютно и тепло. Сашка, под хохот Валюшки и гоготатье тещи, пил чай, вскипяченный в ковшике.
— Ну ты чудило, — колыхалась от смеха огромная выпуклость, которую принято считать бюстом, под ночнушкой жены, — чего ты в шкаф полез-то? Спрятаться хотел, что ли?
— Валюшенька, милая, — в глазах главы семейства заблестели искренние слезы раскаянья, — если б ты знала, как напугался я там. Вот ни грамма больше, я тебе обещаю...
… Прошло полгода.
Сашка, как на крыльях, летел домой. Очередная Зарплата не оттягивала кармана, затерявшись в кассе магазина бытовой техники, но он не жалел — с минуты на минуту прямо к подъезду подвезут новенький холодильник — Валюшкину мечту в последние года три… Нужно успеть до приезда машины вытащить на балкон старый холодильник. Поднатужившись, вдвоем с Валюшкой они сдвинули громадину с места и, тут ястребиный взгляд тещи выхватил Добычу...
— Клад! — воскликнула радостно теща, подняв с покрытого многолетним слоем пыли квадратика стоянки старого холодильника ту самую несчастную, Первую...
— Аха, или заначка, — хмыкнула Валюшка, грозно насупив нарисованную бровь...
Разборкам помешал влетевший в открытую форточку звук подъехавшей грузовой машины, и семейство дружно рвануло вниз, встречать покупку...
В дверях Сашка замешкался, оглянулся на старый холодильник, лукаво ему подмигнул, вспомнил ту ночь на полу кухни и, счастливый от мысли, что Память ему даже пьяному не изменяет, промурлыкал под нос:
— Ну я же говорил, что на уровне глаз...

Мемуары кота Маркиза
Как я хозяйку замуж выдал (из мемуаров одного знакомого кота)
Нет, я конечно, люблю ее, даже очень! И жизни своей без нее не представляю. Еще бы! И хозяюшка отменная: готовит вкусно, стирает чисто, полы моет… скользко. Ну да разве только за это люблю? Нет! Посмотрите только, какая красавица: и ножки, и глазки, а ручки-то — коготки разноцветные, обожаю ручки облизывать, особенно после того, как она котлеток налепит или рыбку пожарит… Мррр… Эх, жаль, что она не кошечка, обязательно б женился и верным был бы целый год, а может и больше… смотря какой март выдастся. А то, если как нынешний — брррр, тут поневоле верность хранить будешь: за окном минус столько, что я даже цифры такой не знаю, но вылез раз на балкон, прошмыгнул, пока хозяйка половик трясла, она меня и не заметила… Хотел на крышу, как обычно, по водосточной трубе ( у нас этаж последний, моя-то знает, где квартиры покупать, все для моего удобства), да лапы чуть к трубе не примерзли. Во как! Если бы хозяйка вовремя не заметила, что я исчез, так мне потом вообще бы мой инструмент не пригодился — ни в марте, ни даже в сентябре, потому как отморозил бы все.
Ну да, о хозяйке. С недавних пор завелась у нее нехорошая такая привычка: мужиков домой водить. Не, я понимаю, молодая, красивая, одинокая. А ничего, что это и мой дом тоже, а разрешения попросить у меня, ну или хотя бы совета? Мне, может, не нравятся эти мужики, чего это я терпеть их должен-то?

***
В первый раз это было так.
Сплю я себе на подушке. Вдыхаю аромат хозяйкиных волос, коим щедро пропитана наволочка, в пузе сытость приятная: еще бы, специально, наверное, фарш накрутила, чтоб мне жевать полегче было, только, дурочка совсем, спешила куда-то так, что забыла мне в миску переложить обед. Ну ничего, я не гордый, да и в форме неплохой — чего мне, на стол запрыгнуть трудно, что ли? Ну так вот, сплю. Слышу, пришла вроде. Потягиваюсь, на спинку поворачиваюсь, дабы пузо она, проходя мимо, почесать не забыла… Но вместо этого хозяйка вбегает в спальню — и хрясь! — с размаху бросает меня на пол:
— Наглая ты рожа, — кричит. Ага, то мордочка всегда была, а тут рожа. — Я ж, — орет, — пельмешки лепить собралась, а ты сожрал! Весь фарш сожрал.
Упс! И впрямь, она как лучше хотела, чтоб термическая обработка, плюс углеводы из муки, клетчатка, плюс маслице, а я поспешил чего-то! Да ничего, не ори ты так, я и к сырому мясу приучен.
Ушла. Вернулась с пачкой магазинных пельменей. Не, дорогуша, сама ты их ешь, как ни проси, я эту гадость даже нюхать не стану! Обиделся, ушел спать под диван. Пыльно, зато не видно меня, пускай помучается, попереживает, что обидела напрасно.
А вечером пришел этот тип. Странный такой, от него даже едой не пахнет, словно и не ел ничего. Точно — не ел! Вон как на пельмени набросился! А еще носки у него дырявые. Сам видел, на пятке сверкает дырешка. А хозяйка, ну дура дурой, лыбется ему:
— Паш, ты кушай, кушай, я понимаю, что холостая жизнь — она голодная.
Холостой значит. Мррр… В его-то годы? Седина уж в головной шерсти сверкает, прям над ушами-лопухами. Да зачем тебе, милая, такое добро? Он ж никому не нужен был, а нам за какой надобностью? Чем бы его припугнуть-то? Мррр? Сижу под столом, смотрю на его ноги, думаю. А он сам мне идею подбросил: чего-то ручонкой в паху потер, когда моя дурында на стол облокотилась. Срам-то какой: грудь чуть не на скатерть вывалила! Ну смотрю я, ручонкой он там чего-то теребит. Ай-яй, блохи что ли? Сейчас, дружок, научу, как их ловить-то! Прыгнул и зубиком клацнул слегка по джинсам, чуть клык об молнию не сломал! Так этот блохастый даже спасибо не сказал — ни хозяйке за ужин, ни мне за ликбез по гигиене… Удрал, только дыркой сверкнул на пятке.

***
Дня три прошло. Под вечер слышу — пришла, да не одна. Хихикает вульгарно так, а тот, с кем пришла, ботинки снимает. Здрасте, надолго значит! Вышел я посмотреть, кто таков. Ну ничего вроде дядечка, в очечках, в пиджачке. И бифштексом пахнет. Мрррр, и от нее пахнет. Мяско, значит, кушали, в ресторан ходили. Ну что ж, не бедный очкарик, пригодится в хозяйстве: может, форелькой кормить начнут. Проходи, проходи, дорогой ты наш! Вот только лысина мне твоя не нравится, слишком блестящая она.
Ага, в спальню пошли… Ну-ну! Эй, полегче, дружок, ты с хозяйкой понежнее там, чего она кричит так, глаза как у бешеной, аж дышать не может! Чего ты там голый совсем, пузом ее придавил, что ли? Задохнется ж, она у меня хрупкая такая! Я сиротой остаться не хочу, бегу на выручку, милая!
Прыгнул я ему на спину, он даже не заметил, толстокожий, жиром-то заплыл! Дергается на хозяйке, спина потная! Моя дуреха ему, спасаясь, вон всю кожу коготками содрала, пыхтит, выползти не может. Эх, добавлю-ка я этому борову царапок!
Вонзился когтями — он мигом с хозяйки спрыгнул! Только продолжения я не увидал. Хозяйка, чтоб мои нежные ушки криков лысого не слышали, на балкон спровадила, вот уж не знаю, чего там у них было. Ночью она меня впустила, долго так гладила, приговаривала:
— Эх, а я уж думала, нормальный мужик! Ничего, что лысый, и даже, что женатый. Думала, временно. А он, оказывается, разводиться и не хотел! Любовницу, ему, видишь ли, надо! Эх, Маркиз, Маркиз! Почему я такая несчастная-то?
Ах, да, Маркиз — это я! Красивенько, правда? В дополнение к моей пушистой шубке пепельного цвета и зеленым глазищам — сам не поверил, что это я, когда в зеркале себя увидел — имечко придает шарма…

***
Следующий тип заявился сам, через неделю, наверное. В дверь позвонил. Моя побежала, в тоненьком халатике, только из-под душа, ароматная такая. Отворила. Этот олух даже цветов не принес! Красота такая на пороге встречает, а он хоть бы розочку… Я про себя молчу уже, где ему, тупице, догадаться рыбешку захватить. Нет, не понравился: длинный, тощий, рыжий, как этот драный Васька из соседнего дома. И воняет так же, дешевой тушенкой и… сухим кормом?
— Фу, — это он нос воротит с порога, — у тебя кот? — ну ни фига себе! Мне же еще и не рады!
— Ага, — щебечет в ответ, — умница такой! — муррр, приятно слышать похвалу, хоть и в тысячный раз.
— Ты ж знаешь, я собак люблю! — чего-чего? Ах, вот откуда запашок сухого корма, вижу я, как любит собак! Даже кормит этой гадостью! Я, конечно, собак ненавижу, но тут песика прям жалко стало…
Не, шалишь, брат, я не дам тебе сюда вселиться, хоть с собакой, хоть без! Нагадил по-маленькому в его ботинок (целая лыжа, или как его… лыж, ой, не знаю как про мужскую обувь сказать, про огромную, ужасную, из дешевого кожзаменителя), — а пускай знает, кто в доме хозяин. Он задержался до утра. Чего они в спальне делали — не знаю, мне туда путь был закрыт… Но ушел он утром, тщательно принюхиваясь и на прощание вякнул:
— Выбрось этого кота, или полы почаще мой, очень уж по углам твой умница ходить любитель.
Больше не пришел! Наверное, понял, от кого воняло моим туалетом; ботинки новые, решил, накладно покупать всякий раз! Уррра! Живем одни!

***
Скучно…Сижу на крыше… Новеньких никого. Прошлогодние красотки не интересны… Зачем мне они, на них пробы негде ставить! Эх, молодняка нет совсем, сколько я и мои конкуренты ни старались в прошлый год — ни одного котенка не видать. Эх! Не дождусь, наверное, молоденьких кошечек в нашем доме. Пойти вниз, что ли, может в соседнем дворе повезет? По осени, я помню, сиамочка одна дочурку выгуливала, девчонка должна бы уже подрасти за зиму, может и посватаюсь!
Тут еще мужики на крышу поналезли с лопатами, снег решили скидывать, чтоб не упал подтаявший пласт в человеков… Ну вот, выжили с крыши! Работайте давайте, чтоб завтра тут чистота была, может, я с подружкой приду луной любоваться!
Спустился вниз кое-как. Иду вдоль стены. Вдруг — сверху летит что-то белое, большое, кажется… Все, я умер? Темнота…
— Эй, хозяйка, не ваш котик? — первое, что я услышал, очнувшись. Перед глазами мутно, но родной подъезд узнал… Ой, я на руках у какого-то мужика. «ЖЕУ №…», — едва разобрал надпись на нашивке фуфайки, прям над моей больной головой… А, ясно, это один из тех, с крыши…
— Ой, нет, — теть Нина, соседка наша, голос озабоченный, наверное, я плохо выгляжу. — Это Леночки из двадцать девятой котик. А чего с ним?
— Снегом привалило, гулял неудачно, — усмехнулся мужик. Спорить я не стал, конечно, сам виноватый… Голова-то как болит! Но от мужика такое тепло идет, и пахнет он… колбаской, вкусно…
— Ой, — закатилась хозяйка, едва открыв двери, — Маркизик, миленький, да что с тобой?
— Не пускайте его на улицу, — посоветовал мой спаситель. Какая улица, мне б до постельки добраться. — Красивый у Вас кот! — мур? Это про меня?..
— Ой, — ныла моя красавица, — не знаю что и делать, с ним хлопот столько! Может, кастрировать? — чего? Я мигом пришел в себя. Не ожидал от тебя, дорогая. — Говорят, они домоседами становятся.
— Это вы, хозяйка, бросьте, нельзя! Вон какой котяра, кошки-то чего делать будут без него?
Уррра! Он мне определенно нравится! Эй, дурища, чего стоишь, рот разинув? Бери мужика, я одобряю!

***
Нет, я, конечно, люблю ее. Красавица, умница… Но Василий мне нравится даже больше. Ничего, что у него имя, как у моего закадычного врага. Ничего, что носки попахивают иногда! Зато он на рыбалку ходить любит! И балует меня свежими пескариками. Муррр! Он частенько похлопывает хозяйку по подросшему животу и подмигивает мне: «Маркизыч, скоро в нашем полку мужиков прибавится».
А еще я ужасно благодарен ему за то, что хозяйка отказалась от мыслей о кастрации, мое кошачье достоинство осталась при мне, и сегодня ночью я, наконец-то, иду на крышу: та сиамская девочка все же решилась полюбоваться на луну…

Как мы ждали прибавления (из мемуаров одного знакомого кота)
Ох, ну и дела! Неужели каждая кошка вот так же страдает, вынашивая котят? Мррр? Я даже чувствую себя виноватым: простите, девочки, пострадавшие от моей страсти. Честное слово, если б раньше знал, какие мы, мужики, вам приносим мучения, я бы согласился на кастрацию (уф, как же хорошо, что все-таки не знал!). Вот смотрю на хозяйку — и мне ее безумно жаль… А Василий — хоть бы хны! Даже не хочет войти в ее положение. Она стонет:
— Милый, мне б огурчик солененький, да газировкой запить, а потом бы селедкой закусить…
А он поворачивается на другой бок:
— Сдурела? Три часа ночи! Какая селедка?
Эх ты! Я тоже за селедку всеми лапами и хвостом: вот такой гурман, поглодал бы хвостик. Но в магазине котам продавать ничего не хотят, да разве ж я донесу селедку в целости? Жирненькую, серебристую, с черной спинкой… мррр…
А еще хозяйку так тошнит! По утрам, особенно. Мне бы по нужде сходить — а она в уборной запрется, и терпи, как хочешь, словно у меня не пузырь мочевой, а воздушный шарик, раздувается по мере необходимости. Был бы Василий противным, я бы в ботинки пару раз сходил, чтоб не запиралась. Но — мужская солидарность, мррр, мать ее…
Вот и сегодня, затошнило. Рванула с постели, я ей наперерез: думаю, займу местечко, а то опять под дверями стоять, сдвинув лапы в паху. Она об меня запнулась: это еще на нос пузо не вылезло, а уже перед собой ничего не видит! Мамочки мои! Говорят, такой ад длится гораздо дольше у человеков, чем у кошек…

***
Прогулялся, навестил подружку, проверил на всякий случай, не поправилась ли она в талии… Домой вернулся — хозяйка в слезах! Батюшки мои, неужто, селедки в магазине не хватило? Я готов рыдать за компанию…
— Маркизик, — бррр, не люблю я женских слез, особенно на своей шкурке, — козлы все мужики, козлы! — вот те на, опять мы ей не угодили! — Ушел наш Васечка, ушел.
Как это? Куда ушел? Кто отпустил? Чего ж ты, глупая, форточки открытыми оставляешь? Не знаешь разве, что в такую погоду ни одного здорового мужика дома не удержись: солнышко, птички поют, кошечки хвостами крутят…
— Вот, говорит, — плачет дальше, — надоели мне твои капризыыы! Пойду, говорит, лучше в подвале жить буду!
Ну еще бы, я тоже в подвале поселился, если б тебя, глупую, так не любил, там знаешь, раздолье какое: мяса свежего — ешь-не хочу, мыши прям сами в рот прыгают!
— Эх, Маркиз, почему я такая несчастная — а?
Ну не знаю, подруга, не знаю! Чем ты так должна вывести Василия из себя, что он предпочел общество крыс такой красавице — это вопрос.
— Я ж просто попросила, чтоб носки за порогом снимал, а то мутит меня от запаха…
Ясно, чистюля ты эдакая, с утонченным нюхом! А пробовала ты весь день отработать, чтоб носки не пахли? Я вот — нет, поэтому и молчу… И вообще, мужик — он мужик! Когда любишь — не пахнет!
Ну ладно, любовь, говоришь… Пойду, погляжу, где он скитается. Мне ж без него тоже тоскливо, хоть вой, как собака…

***
Нашел я Василия сразу. В подвале, точно, сидит в каморке для инвентаря. Грустный.
— Ну, брат, наливай! — а это еще кто?
Шмыгнул в каморку. Мррр, да, и правда, запашок еще тот. Вот так-так, пьем-с, значит, да еще и не один! Ну и рожа! Оказывается, носки-то — просто аромат по сравнению с тем, как человеки некоторые воняют. Это ж Саныч, Васьки-кота главнейший враг! Тоже ведь на свалке питается, этот он, как его, без квартиры который, мрррр…бомж! Ну Василий наш, ну и компания…
— И ты понимаешь ведь, — это мой Васечка жалуется, — я ж к ней всей душой, а она мне: чего-то пахнет, мол, носки снимай заранее, как домой заходишь. И как стошнит ее, представляешь? Это как я противен стал, что ее тошнит! От меня! Зачем же я теперь нужен, такой противный ей?
— Ну дык, — это Саныч, философ, говорят, бывший, — баба — она прежде всего женщина! Она ж красоту любит!
— А я что, урод совсем, да? — эх, Василий, Василий…
— Вот хочешь, брат, я тебя с женщиной познакомлю? — эй, философ, ты там потише! — С такой женщиной, она актриса. Соседка моя! Тоже красоту любила…
Нет, мррр, это так оставлять нельзя! Прыгаю прям на ящик, служащий им столом, Василий мне рад:
— Эх, Маркизыч! Ну как она там, Леночка наша?
Как, как? Домой иди, увидишь! Ревет, а ты тут… Ну почему вот человеки учат английский, немецкий, а кошачий никто не учит, а? Как же тебя домой-то прогнать?
Ну чего для счастья любимой хозяйки не сделаешь? Мрр? Тоже ведь не поймет, если приду и скажу: «В подвал иди!». Эх, надо бы учебник по кошачьему придумать…
Выбираюсь из подвала, сажусь перед собственными окнами и — ору, что есть мочи! Да знаю, что не март, чего так смотрите? А, вот и моя услыхала, вышла на балкон. Спускайся, говорю! Маааау!
Вот первый тапок в меня полетел, с третьего этажа пенсионерка бросила, не выдержали изнеженные Моцартом ушки моей арии. Так, так! Кто следующий? Мааааау! Вот так песня! А, вон еще одна бабулька вышла. Со второго. Мрррр? Ой, ну водой в меня лить не надо… Не люблю я это… Маааау!
— Чей кот? Он мне сейчас ребенка разбудит, — а это молодая мамочка: на балконе дите кто спать-то кладет?
— Безобразие! Усыпить! — послышалось с разных сторон.
Спустилась моя, пожалела, испугалась…
— Маркиз, кыс-кыс-кыс, пойдем домой, мальчик!
Эх, хозяйка, какой я тебе мальчик? Твой мальчик в подвале гадость пьет с дяденькой, плохому учится, спасать вашу любовь надо — и я прыгнул в подвал через окошечко… Тихонечко так голосок подаю, чтоб зашла, а она и не догадывается, у окошка сидит, причитает:
— Васечка бросил, ты убежал! Что делать-то?
Характер менять, характер! Спускайся в подвал, дура. Не понимает. О, а вот и Васечка! Услышал меня! Иди, иди сюда, дружочек. Мяу!
— Маркиз, а ну домой, — это мне, командует, значит. Ты б женой командовал, а то распустил совсем!
— Васечка? — о, услышала! Ну что ж, не совсем по плану, но… — Васечка, это ты? — прижалась к фундаменту.
— Леночка? Ты чего здесь делаешь? — молодец, отзывайся.
— Васечка, прости меня, я больше так не буду!
Ну все, ребята, я пошел, что в моих кошачьих силах — сделал, а дальше уж сами, на языке любви объясняйтесь, мррр!

***
Да, мужику полезно характер проявлять иногда, хозяйка как шелковая стала, даже тошнота прошла. И Василий теперь носки запасные в кармане таскает, так, на всякий случай.
Наша красавица растет вширь не по дням, а по часам, интересно, там и правда один котенок?

***
Как-то ночью я подпрыгнул от крика. Хозяйка! Мышку, что ли увидала? Сейчас пойду, разберусь…
— Ай, Васечка, ай-я-яй! — неужели такая мышка страшная? Вася подскочил, свет зажег, побледнел весь.
— Чего? Началось? — а чего ожидаем-с? Я почему не в курсе, что за начало?
Верещит наша:
— В скорую, в скорую звони!
— Так ночь ведь на дворе, спят поди, — Василий руками разводит.
— Звони, не спят, они ж врачи! — вот-те на, оказывается люди и по ночам работают, вот жадность-то, все денег мало!
Мечется Василий, чего-то в сумку кидает.
— Посуду, посуду положи, — кричит хозяйка в перерывах между «ай» и «ой», — да не кастрюлю, а тарелку со стаканом. Вася, туалетные принадлежности — это не значит, что из туалета!
Весело, конечно, суетятся, я тоже за компанию побегал, и даже на шторке повисел — все так заняты беготней, не заметили. Надо было, значит, под шумок со стола забытую от ужина колбаску стянуть… Эх, совесть моя, иногда жалею, что ты у меня есть… Все, кажется, собрались… А вот и ночные трудяги пожаловали, в белом все, прям гуси-лебеди! Забрали нашу пузатенькую. Она в дверях кричит:
— Вася, ты себя в руках держи! И Маркиза кормить не забывай! — ах ты, заботливая моя. Я даже пустил скупую кошачью слезу. Грустно стало без пузатенькой, пусто дома…

***
Вот так и живем с Василием неделю. Вернее, выживаем. Он с утра сползает с постели, завтракает рассольчиком (благо, много его осталось после увлечения хозяйки солененьким), кое-как плетется на работу. Я коротаю дни над тарелкой с сухим кормом… Вон даже пузо пропало… Эх, милая ты моя, как же я тоскую по твоим котлеткам! Где ж ты сейчас? И на кого меня кинула? Ненадежный Василий, ох ненадежный… Вечером, правда, веселый приходит, песни поет! Но мне от этого веселья рацион питательней и разнообразнее не делается!..

***
Пришла! Ой, кисонька моя, ты тоже на сухом пайке сидела? Где ж брюшко твое? А это кто пищит в большом пакете с рюшечками? Ах ты, Святая Котородица! Окотилась! Покажи хоть, говорят, первый помет не очень удачный… Хотя нет, ничего, вон, даже глазки уже открыл, розовенький, молочком пахнет… А чего, и правда один? Эх, Василий, Василий, халтурщик ты все же!
Прыгают они над дитенком своим, рта раскрыть не дают: то соску, то бутылку! Ах ты, матушка моя, да где ж ты видела, чтоб корова теленка человекам выкармливать приносила? А почему вы, человеки, чужим молоком кормите? Ну да не мое кошачье дело. Главное — мы теперь все вместе, и нас теперь даже больше…
Вот оно, кошачье счастье — это когда все дома!..

Все прозаические произведения рекомендованы к публикации в сборнике «Шутка ли…»2
 
ElzeДата: Понедельник, 15.10.2012, 15:20 | Сообщение # 187
Долгожитель форума
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 3249
Награды: 95
Репутация: 137
Статус:
Эльвира Зенина. г.Омск
elze58@mail.ru

***
Когда же кончится жара?
В Сибири - тридцать пять да сорок!!!
Умора? - Морок!
Дожди иссякли. Спят ветра.
То, гастарбайтеры, по ходу,
везут погоду.

Цветы.

Она холила цветы
-лилии, гортензии...
В окруженьи красоты
дожила до пенсии
не приветив никого,
не родив наследницу,
не ответив на любовь...
Установок пленница
говорила: "Тело - храм!";
покрывала волосы,
и считала - стыд и срам
всё, что ниже пояса!
И не думала о том,
нюхая азалии,
что бутоны у цветов,
то....... что ниже талии!


Эльвира Зенина.


Сообщение отредактировал Elze - Четверг, 18.10.2012, 07:31
 
KoLibriДата: Вторник, 06.11.2012, 16:57 | Сообщение # 188
Зашел почитать
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 34
Награды: 7
Репутация: 1
Статус:
Юрий Максименко, г.Гомель (Беларусь) jurym@tut.by

цикл "ПРОСТО ЩЕЛКУНЧИК"
_________________

ТЕЛЯЧЬИ НЕЖНОСТИ

Решил Борис Моисеев вернуться в большую хореографию. Ставить решил "Лебединое озеро" и главную партию - умирающего лебедя - доверил...себе. Пуанты обул, растяжечку сделал, пачечку поправил, прыжочек сделал - чувствует что-то мешает. Говорит Волочковой: "Настенька, посмотри, что там мешает мне".
- Хвост телячий.
- А я-то думаю, почему меня так на нежности телячьи тянет, - и полез к Волочковой целоваться. Еле она от Борюсика отбилась.

***

ПОПЛАКАТЬСЯ В ПАЧКУ

Однажды Волочкова пригласила подружек на девичник. Припёрся и Боря Моисеев.
- Ах, БОрис, зачем вы пришли?- сказала Настя. - Нам так надоели мужчины и мы хотели собраться в узком женском кругу.
- Да-да, и я так устал от этих мужланов. Хочется поговорить о своём - о женском, - и бросился Волочковой в подол поплакаться в пачку. Еле Борюсика от Волочковой отволокли.

***

ГЛУХОНЕМАЯ ЛЮБОВЬ

Однажды Волочкова была разбужена стуком в двери. Потом кто-то постучал настойчиво в окна и запел:
"Глухонемая любовь стучалась в окна,
Глухонемая любовь стучалась в двери..."
- Кого это среди ночи принесло? - сквозь сон пробормотал муж. - Небось опять твой Моисеев после концерта чудит?
- Да какой там Моисеев и какой он мой? Это глухонемая любовь стучится в двери, - сказала Настя и заснула, не обращая внимания на истерический рёв Моисеева на лестничной площадке.

***
ПРОСТО БОРЮСИК

Однажды Волочкова пригласила Моисеева к себе на день рождения.
Боря весь вечер смешил гостей рассказами о том, что он певец и танцор.
А потом Борюсик подходил к каждому настиному гостю и представлялся:
-Щелкунчик...Я просто щелкунчик...
Так Борюсика пригласили в Большой театр на роль Щелкунчика

* * *
ДВОЕ В СВОЁМ РОДЕ - ДВОЕ НА ОГОРОДЕ

Однажды Анжелика, жена какого-то там олигарха и по совместительству певица, пригласила Борика к себе в студию:
- Приходи, Боренька, завтра ровно в 12.00 ко мне на огород!
- И что мы там будем делать? - спросил Борюсик. - Хрен полоть? Я очень люблю хрен...с мясом! - и запрыгал от радости.
- Кому что, а тебе, Боренька, только бы хрен. Нееет! На огороде мне возлюбленный мой муж студию звукозаписи соорудил. Так что приходи - дуэт запишем.
Огорчился Борюсик:
- А на хрена мне нужен твой дуэт! - и не пришёл на запись.

* * *

ШОУ МУСОР ГО ВОН!

Однажды Анжелика попросила Моисеева поставить её новое шоу. Обрадовался Борюсик, заказал вагон шампанского и столько же туалетной бумаги.
Анжелика недоумевает:
-Зачем тебе шампанское и туалетня бумага? Сцену оформлять и коллектив поить?
- Гениальная придумка! - воскликнул Борик. - Сцену оформим полосами из туалетной бумаги, а по ним будет стекать шампанское! Этакая иллюзия текучести... - Потом задумался ненадолго и добавил: - А остатки шампанского я выпью сам! За свой грандиозный успех!Пить буду до уср...чки. Поэтому оставшаяся туалетная бумага тоже пригодится!

* * *

СВЯЩЕННАЯ КОРОВА ЭСТРАДЫ И НЕВЕДОМА ЗВЕРУШКА

Однажды Боря Моисеев пришёл в гости к Пугачёвой и принёс с собой книгу «Животные, на которых мы похожи».
- Ну и на кого я, по-твоему, похожа? – спросила примадонна.
- Вы – божество, Алла Борисовна. Вы похожи на священную корову, на которую все молятся. Но молока уже давно никто не видел. И когда вы сказали, что уходите с фер…с эстрады, все так удивились – для многих вы ушли уже давным-давно!
- Ну и злой ты, Борюсик. А на кого ты похож? – сказала Пугачёва, выпуская клубы табачного дыма.
- На неведому зверушку, - сказала Борюсик и дико захохотал над своей остротой.

КТО БОЛЬШЕ ЛЮБИТ БЕЛАРУСЬ

Моисеев и Агурбаш заспорили однажды, кто больше любит Беларусь.
- Я больше люблю! – кричит Борюсик.
- Нет, я люблю больше! – возразила Анжелика. - У меня даже песня есть специальная: «Ясная чистая светлая нежная Бэлая-Бэлая Русь. Затемно, засветло буднично, празднично лишь за тебя я молюсь».
- И у меня есть песня, посвящённая Беларуси, - похвалился Моисеев и запел: «Голубая луна - все в округе говорили. Этой странной любви так ему и не простили».
- Но где в твоей песне Беларусь?
- Разве не понятно? Вот в этой строке: этой странной любви…
- Всё-таки я больше люблю Беларусь, - сказала Анжелика.
- Нет, я!
- Нет, я! Хорошо, Борюсик, скажи, сколько чёсов ты сделал в этом году по Беларуси и сколько денег заработал?
- Ой я не считал. Много! – наивно ответил Моисеев.
- А у меня все концерты по Беларуси были благотворительными. Так что я больше люблю Беларусь.
А потом они заспорили, кого из них в Беларуси любят больше. Опять поднялся страшный гвалт. Кричат, волосья друг другу рвут. Наконец решили выйти к зрителям и спросить у них, кого они больше любят. Так и сделали: во время одного из концертов вышли на сцену, взявшись за ручки, песенку спели, а потом спросили публику о предмете своего спора: мол, покажите, кого и как вы любите. И полетели в них гнилые помидоры, цветы в горшках…Едва живыми скрылись за кулисами наши голубки.

* * *
БОРЮСИК РЫБАКА ВИДИТ ИЗДАЛЕКА!

Однажды Моисеев встретил норвежского белоруса Александра Рыбака и он его пленил. Борюсик попросил:
- Перепиши мне, Саша, песню, с которой ты на Евровидении победил.
- Пожалуйста, - говорит Рыбак, - пиши:
Years ago, when I was younger,
I kinda liked a girl I knew.
She was mine, and we were sweethearts
That was then, but then it’s trueYears ago, when I was younger,
I kinda liked a girl I knew.
She was mine, and we were sweethearts
That was then, but then it’s true.
- А как это написать русскими буквами? – спросил Борюсик.
- По-русски?
- Нет, русскими буквами. Это большая разница.
- Я знаю только по-русски. – И запел:
Много лет назад, когда я был совсем юным,
Я знал одну девчонку, которая мне нравилась…
Она была моей, мы были влюблёнными голубками…
Это было тогда, в прошлом, но это было правдой…
А Моисеев скрипку из рук вырывает:
- Дай мне поиграть! Дай мне поиграть!


Открой свою книгу!!!
______________________
КоЛибри из Гомеля
 
vsaprikДата: Воскресенье, 11.11.2012, 19:28 | Сообщение # 189
Блистательный Ёжкобабковед
Группа: Друзья
Сообщений: 2678
Награды: 71
Репутация: 122
Статус:
Владимир Сапрыкин, город-курорт Анапа
vsaprik@mail.ru

Твердят все, что женщины...

Твердят все, что женщины любят ушами,
А мужики – лишь одними глазами…
Враки всё это! Годами, веками
И те и другие любят ушами,
Любят глазами, губами, руками
И всеми телесными ес-тес-тес-твами

Кредо «идеального» мачо

Восьмое марта! Чудный день!
Мне, в этот день, совсем не лень
Купить цветы, с утра поздравить,
Потом на целый день оставить
Жену, у газовой плиты…
И вновь не будет суеты
За дивным праздничным столом,
Но если разразиться гром,
Пойду и лягу на кровать.
Устал, мне надо отдыхать.
С женой ругаться я не буду.
Уже девятое число.
Пусть моет грязную посуду.

Права народная молва

Права народная молва:
Плохой сосед - больная голова,
От вечных дрязг и ссор
За грязь, за шум, за сор…
Есть присказка к молве,
Она известна миру:
Понравились соседи,
Спеши купить квартиру.

***

Меня засосала рутина,
Словно болотная тина.
Работа, семья, вновь работа,
Но мне и иного охота.
Охота лететь на Гаити,
Бродить по ночному Нью-Сити.
Бежать от судьбы, от злодейки,
И жить, не считая копейки.
Охота быть нужным кому-то…
Ведь я человек, не зануда.
Восторга и счастья охота,
Как в юности от турпохода.
Охота, чтоб вдоволь хватало
Денег на хлеб и на сало.

Демография

Разделся на солнце сомлевший апрель.
Закапала слёзами с крыши капель.
Сосульки вздыхают и падают вниз
Бесстыдством, в агонии, портя карниз.
В апреле мужчинам уже не до сна,
До зон эрогенных добралась весна.
Весною в России своя сексография:
Проснулся мужик, растёт демография.

Лелейте душу юмором всегда…

Лелейте душу юмором всегда.
Задорный смех – сильнейшее лекарство.
И если в дом вдруг заползёт беда,
То смех спасёт вас от её коварства.
Коль не покрылась ржавчиной душа,
От равнодушия, зависти и лени,
Она, смеясь, и в горе хороша
И душу не поставить на колени.

День юмора – это не день дурака

В России, в день юмора, чёрные шутки.
От шуток «колбасит» нас целые сутки.
Не умолкая, звонит телефон,
Песни со свистом поёт домофон.
Под напряжением живёшь целый день,
Вешая шутки с плетня на плетень:
Тёща грибами вчера отравилась,
Тазиком медным квартира накрылась.
Просят признания три дочки, два сына.
Голос из трубки шипит: «Ты скотина».
Столько узнаешь за день новостей…
Пословица в точку: язык без костей.
Повис над Россией словесный понос…
День смеха у нас не проходит без слёз.
Коль хочешь шутить, то шути от души.
Душевные шутки всегда хороши.
Они поднимают до уровня тонус,
А кое-кому дают жизненный бонус.
К чему призывает, сей басни строка?
День юмора – это не день дурака.

Козёл и овца

Пришла весна, трава зазеленела.
Овца от чувств любовных обалдела.
И каждый день, как будто бы в угаре,
Мужа, Козла, ругает при отаре:
«Какая ж я несчастная овца,
что вышла замуж за Козла вдовца.
Он виден, статен, от меня рогат,
Но, вот, беда, болтлив и не богат.
Он уважаем в стаде много лет,
Только достатка не было, и нет.
Меня бесплатно пользует, падлец,
А глаз косит на молодых овец.
В душе моей одна сплошная рана…
Уж лучше б вышла замуж за Барана.
Баран орёл: и деньги, и гарем,
И от него в гареме сладко всем.
Хоть шерсть стригут и доят молоко,
Но жить с Бараном просто и легко.
Да, девки, правда: любовь зла.
Откуда взяться деньгам у Козла?»

Роковая любовь
Влюбилась щука в карася,
Но это лишь пол дела:
В любви призналась карасю
И с аппетитом съела.

Ещё раз про любовь
Степан, молча, сидел на диване и курил, а она, такая хрупкая и беспомощная, лежала рядом с ним, положив свою красивую голову на его колени.

- Лежи, дорогая, отдыхай, - поглаживая кудрявую головку своей любимой, тихо прошептал Степан. – Надя, Надюшка, Надежда! Я всегда хочу быть рядом с тобой, всегда, везде и днём и ночью.

Надежда, молча, повернула голову, и в её больших карих глазах Степан увидел радость и удовлетворение.

Ты лучше всех женщин. Ты просто чудо. Ты нравишься мне очень-очень. – нежно повторял Степан, поглаживая Надежду. – Ты ничего от меня не требуешь и очень послушна.

Надежда притихла, но сердце в её груди затрепетало.

– Ласкай моё тело, мой повелитель Степан, и целуй, целуй меня. Я люблю, когда ты целуешь меня в глаза и носик. – Про себя шептала Надежда. – Ты даже представить не можешь, как я люблю тебя. Я люблю тебя, мой спаситель, каждыми секундами, каждыми минутами, часами, днями и месяцами. Ты нашёл меня и своей любовью отогрел мою душу.

Степан докурил сигарету, встал с дивана и направился в кухню, вслух продолжая диалог с Надеждой:

- Ты нужна мне, радость моя, без тебя я просто сойду с ума или запью от одиночества. Я так устал от женщин, которые с первых же дней знакомства, постоянно чего-то требуют от меня. То это им не так, а то и то уже не этак. Ты, Надюша, не такая, ты всё понимаешь с полуслова и преданно молчишь.

Надежда соскочила с дивана и, семеня стройными ножками, продефилировала вслед за Степаном на кухню, повторяя, как бы заучивая, про себя:

- Мой милый добрый человечек! Я так давно хочу тебе сказать, что ты в моей жизни появился неожиданно, когда моя жизнь висела на волоске. Местные отморозки поиздевались бы надо мной и бросили бы умирать, а может быть, и убили сразу, но ты отбил меня у этих нехристей, от которых за три версты разит табаком, чесноком и перегаром. Я хочу тебе сказать, но не знаю твоего языка. Ты человек, а я простая бездомная дворняжка, которых в нашем городе пруд пруди. Я не могу своим собачьим языком сказать тебе, что ты лучший из всех человекоподобных, но поверь мне, что это так.

- Ну, что, радость моя, Надя, Надечка, Надежда? - Степан посмотрел на свои именные наручные часы и довольным голосом произнёс: Вечерний моцион для одинокого мужчины и юной девушки – это дело святое и его пропускать негоже, даже при плохой погоде. На природу, Надюха! На природу, любимая! Жизнь прекрасна и удивительна и она у нас с тобой продолжается.

Не выдуманная история

Это правдивая история о том, как две закадычные подружки Лорик и Жека предотвратили выкопку, а если быть более точно, то кражу туй и кипарисов в нашем дворе, дворе, лидирующем среди всех дворов городских микрорайонов как по количеству и разновидности зелёных насаждений, так и по чистоте и благоустройству. И эту красоту, постоянно поддерживает горстка энтузиастов во главе с главным общественным ландшафтным дизайнером, садовником, озеленителем, строителем, копателем, осветителем и поливальщиком в одном лице, Юрасиком. Так ласково, за глаза, называют его все жительницы наших трёх многоэтажек бальзаковского и после бальзаковского возраста. Бог наградил этого человека, подарив ему на счастье нежность и любовь к цветам и травам, кустарникам и деревьям, ко всему живому на земле. Он твёрдо верит, что человек без облагораживания его природой погибает, впадает в злобу отчаяния и душа его оскудевает и тогда человеку просто не выжить без чистого воздуха, который производят для нас фабрики и заводы трав, цветов, всевозможных кустарников и деревьев.

Он видит в озеленении двора не источник доходов (он тратит больше, чем добровольно дают жильцы на озеленение), а великое богатство, которое надо беречь, любоваться красотой этого богатства и впитывать в себя его первозданную силу. Ведь ни для кого не секрет, что всякое общение с природой обогащает человека. Именно так ощущал Михаил Юрьевич Лермонтов влияние природы, утверждая, что всякое общение с природой освящает человека. Взрослые люди становятся детьми: всё чуждое, приобретённое, неестественное отпадает, и человеческая душа становится чистой и ясной. Так наивно думал и я до того времени, пока не произошло это событие.

Событие, в котором приняли участие две жительницы нашей многоэтажки. Они любят прогуливаться ночью, перед сном, по нашему дворику. Как прекрасны и удивительны эти ночные прогулки. Летняя августовская жара уже спала, отдыхающие и хозяева квартир расползлись по своим углам: кто-то отправился спать, а кто-то, вызвав такси, упорхнул со двора в парки отдыха или ночные клубы. И дворик, маленький, но уютный дворик, в благоустройстве и озеленении которого участвовали многие постоянные жильцы трёх многоэтажек, вместе с припаркованными машинами, притих, до раннего утра. После обильного вечернего полива цветочных клумб, деревьев и многочисленных туй, кипарисов, саженцев сосен и елей воздух дышал свежестью, а капельки воды на листьях цветов, декоративных кустарников и деревьев сверкал жемчужинами в лунном свете. Завершая очередной круг ночного моциона, они заметили в дальнем углу двора подозрительную фигуру, крадущуюся вдоль забора. Приглядевшись, они определили, что это женщина, в одной руке у которой была лопата, а в другой – мешок с какими-то кустами. Воровка, вернее чёрная копательница, поставившая свой бизнес на широкую ногу: ходит ночами по городским дворикам и дворам, выкапывает самые ценные цветы, и кустарники, а утром продаёт их на местном рынке. Очевидно, женщина поняла, что её заметили, и присела на ближайшую скамейку. Подруги сделали вид, что не заметили воровку и решили сделать круг вокруг дома и поймать её с поличным, во время копки кустарников. Сделав круг, они были очень удивлены, увидев женщину, уже выкопавшую куст туи и спешно засовывающую его в мешок. Увидев, что подруги направились в её сторону она, несмотря на свой пенсионный возраст, дала такого, стрекоча, что подружки догнали её только в соседнем дворе.

Женщина оказалась из бойкого десятка и сразу перешла в наступление, заявив, что от одного куста двор не опустеет, а она посадит выкопанные туи и кустарники, выкопанные в других дворах у себя возле дома, чтобы тоже было красиво. И напрасно подруги, крепко держа «чёрную» копательницу за руки, объясняли ей, что каждый кустик стоит денег, она монотонно твердила, что туй во дворе много и от одного выкопанного на благое дело куста, двор не потеряет своей красоты. Внезапно женщина бросила мешок с кустарниками под ноги подружкам и рванулась вперёд, не выпуская из руки орудие производства, лопату. Рывок был такой силы, что она не только освободилась от захвата, но и успела «огреть» лопатой по ноге одной из подруг. Удар был такой силы, что вскрикнув от боли Жека присела, а пока Лорик оказывала подруге помощь, воровка исчезла в темноте двора и через минуту подруги услышали шум отъезжающей машины. Итог ночной прогулки – синяк на коленке у Жеки, испуг у Лорика и мешок с кустами туй и ленкораньской сирени. Вернувшись, домой, они всё рассказали Юрасику и через полчаса все кустарники нашли своё место во дворе. Я верю, что все кусты приживутся, но также хочется верить, что наступит время, когда жители Анапы будут гордиться, что вот та вишня внешне напоминает страуса, а вот тот старый платан, головой похож на весельчака Борисыча и, что укрепиться в наших сердцах вера. Светлая вера в то, что все жители нашего города будут жить в полной гармонии с природой и охранять её от посягательства алчных людей.

ВСЁ КАК У ЛЮДЕЙ

Вот, наконец-то, и в лес пришла весна. Это известие принесли две подружки сороки, разбудившие всех обитателей леса своей громкой болтовнёй.
-Привет, подруга! Глазам своим не поверю, неужели это ты? Надо же, не виделись всего лишь зиму, а ты так изменилась, так изменилась, что я тебя сначала тебя и не узнала. Думаю, что это за чучундра подсела ко мне, кожа да кости в перьях?
-Я тебя тоже сначала не узнала. Подлетаю к нашему дереву и глазам не верю: на нашем с тобой месте сидит какое-то чучело, но услышав твою знаменитую тираду: «Ну, кому ещё в лесу гадость сделать? Ко-о-о-му?» - Поняла, что это ты, моя любимая подружка, которая и дня не проживёт, если кому-то, хотя бы маленькой гадости не сделает.
-Достала меня эта всезнайка ворона, ох как достала. Так и хочется сделать ей какую-нибудь гадость. Мне кажется, что это она разнесла по нашему лесу байку о моих отношениях с вороном. Представляешь, будто бы я, когда мне ворон предложил свою лапу, сердце и гнездо, от счастья упала с дерева и валялась на земле вверх брюхом, распластав крылья, минут двадцать-тридцать, а потом, открыв глаза, проорала во всё своё сорочье горло, что я подумаю.
-Ну, подруга, как у тебя всё запушено в амурных делах. А почему внимание заострено на твоём брюхе. Ты что, забрюхатила?
-Да, ничего не запущено. Да и от кого брюхатить-то? Все нормальные разлетелись по тёплым странам, в лесу одни сычи да филины, насильники ночные, а по ночам я не шастаю по лесу. Ты же знаешь, что моя стихия – светлое время суток. Просто, на меня никто из пернатых мачо даже внимания не обращает. Если бы мне кто-то сделал предложение, да я бы и секунды не думала, а сразу бы дала согласие. Вот, зараза, позавидовала мне.
-Кто?
-Да, ворона эта проклятущая. Кар, да кар, кар да кар. Ничего не знает, ничего не видит, а каркает.
-Послушай, подружка, а может быть это вовсе и не ворона? На неё это не похоже.
- Может быть, может быть! Может, и не ворона, но какую-нибудь гадость мне очень-очень хочется сделать именно ей. Ты не поверишь, но от этой мысли у меня все перья шевелятся и ощущение полного драйва.
-Ну, не томи, шепни мне на ушко, какую гадость для вороны ты придумала?
-Да я ещё не придумала, но завтра ты первая об этом узнаешь и уж постарайся, подруженька моя ненаглядная, разнести эту весть по всему лесу.
-Чмоки-чмоки! Нет проблем, ты же меня знаешь. Пока-пока.
Сороки вспорхнули с дерева и разлетелись в разные стороны, оглашая лес новыми сплетнями.

НОВОГОДНЯЯ ИСТОРИЯ

Для жителей нашего не большого города, Семёна Семёновича Семёнова и его жены Светланы Ивановны, Новый год не только самый любимый, но и самый значимый семейный праздник, а виновником начала их семейного счастья стал Дед Мороз. Можно не верить, а можно поверить на слово, но это случилось на самом деле, в нашем городе именно 31 января 1961 года.
Семён Семёнович, отслужив срочную службу в рядах непобедимой и легендарной Красной Армии, работал электриком на одном из городских предприятий, Он был на виду не только у директора предприятия, но и у председателя профсоюзной организации Лидии Павловны Горбуновой. Семён Семёнович Семёнов никогда не отказывался от возлагаемых на него общественных поручений. За любое поручение брался с охоткой , выполняя их качественно и в точно в указанные сроки.
Вот, и в тот далёкий год, где-то в конце второй декады декабря его срочно вызвали в профком и объявили его Дедом Морозом для детишек своих сотрудников, которые захотели, чтобы их чадам подарки, которые родители уже купили, 31 декабря вручили лично Дед Мороз и Снегурочка. Напомнив Семёну о том, что дети это наше будущее и, что задание очень ответственное, Лидия Павловна продолжила инструктаж. Она по несколько раз повторяла, что Снегурочкой будет бухгалтерша Люба, которая в этой роли уже более 10 лет, что адресов всего семь и, что если на каждый адрес тратить по часу, то выйдет как раз рабочий день, а учитывая, что это всё-таки не простой день, а 31 декабря , то и оплата будет по праздничному тарифу.
Показав Семёну, где лежит мешок с подарками и костюмы Деда Мороза и Снегурочки она под роспись, по акту, передала Семёну подарки с реквизитом и торжественно вручила ему ключи от кладовки. В те далёкие времена советские Деды Морозы и Снегурочки подарки на такси и личных авто не развозили, а пользовались общественным транспортом или же, если в радиусе двух-трёх кварталов, добирались своим ходом. 31 января ровно в 10 часов Дед Мороз и Снегурочка приступили к выполнению своих обязанностей. Всё шло как по маслу: Снегурочка веселила детей, пела и танцевала с ними, загадывала загадки, которые отгадывали все вместе, а Дед Мороз важно расхаживал по комнате, стуча об пол посохом, и раздавал подарки. Дверь квартиры №18, пятого адресата, открыла девочка лет пяти и, увидев Деда Мороза и Снегурочку с радостным криком: - Тётя Света! Снегурка и Морозильник с огромным мешком к нам пришли. – убежала в комнату и секунд через десять появилась в сопровождении прекрасной девушки. Она пригласила долгожданных гостей в комнату.
Не прошло и пяти минут, а Семён уже знал от девочки Виты, что родители уехали на новогодние праздники к бабушке и дедушке, а она ещё не окрепла от простуды и осталась дома, под присмотром маминой двоюродной сестры Светланы. Кроме того, и Дед Мороз и Снегурочка узнали, что Светлана работает в детском садике, учится в институте, а живёт вместе с ними. Семён был словно загипнотизирован красотой этой девушки. Он, то говорил что-то невпопад, то раза два или три зажигал и тушил ёлку, то сняв валенки, азартно изображал танец симбиоз гопака и канкана. Всем это было смешно и весело. Стрела Амура поразила его холостяцкое сердце, и он понял, что это любовь, любовь с первого взгляда. Уходить из этой уютной квартиры не хотелось, но Снегурочка каждые пять минут напоминала о ещё двух запланированных визитах. Прощаясь с Дедом Морозом и Снегурочкой, Светлана поблагодарила их за созданную сказочную атмосферу в доме накануне Новогодней ночи и заверила, что они в этом доме будут всегда желанными гостями.
В 23 часа 50 минут в квартиру №18 позвонили. Светлана открыла дверь и увидела симпатичного молодого человека, который, протягивая девушке коробку с конфетами, тихим голосом пролепетал: - С наступающим Новым годом, Светлана! Ты вечером сказала, что всегда будите рады Деду Морозу? Вот я и пришёл! Принимай уставшего от дел земных и отработавшего свой срок Деда Мороза».
Через неделю они вместе отмечали Рождество, ещё через неделю Новый год по старому стилю, а в феврале сыграли свадьбу. Жизнь летит стремительно. Не успели оглянуться, как дети выросли и обзавелись семьями. Теперь Семён Семёнович и Светлана Ивановна сами полноправные дед и баба, которые ждут на свою золотую свадьбу не только сына с женой и дочку с мужем, но и своих любимых внуков, которая не за горами, а совсем рядом, 23 февраля, в День защитников Отечества.

Рассказы рекомендованы к публикации в сборнике «Шутка ли…»2, стихи могут быть использованы при формировании последующих номеров сборника


Моя копилка на издание книги.

Сообщение отредактировал vsaprik - Среда, 05.12.2012, 17:53
 
e-sonatinaДата: Воскресенье, 11.11.2012, 23:05 | Сообщение # 190
Долгожитель форума
Группа: Друзья
Сообщений: 1959
Награды: 51
Репутация: 100
Статус:
Елена Мищенко e-sonatina@mail.ru http: soyuz-pisatelei. ru forum 35-3018-1#86539 ЛЮСТРА Всё воскресное утро чета Белкиных ходила по рынку в поисках люстры. Люстра была хрустальной мечтой Раисы давно. С тех пор, как она побывав в гостях у одной старой знакомой, увидела сверкающее чудо. И вот сегодня, уже несколько часов подряд, она таскала мужа от одного прилавка к другому. Семён, глядя, как жена щупает стекляшки и торгуется с продавцами, не переставал удивляться: как за такую цену можно было купить настоящий хрусталь? Как на его, мужской взгляд, все эти висюльки чем и отличались от обычного стекла, так это филигранной обработкой. Но у Раисы на этот счёт было своё, женское мнение, и когда покупка состоялась Белкин вздохнул с облегчением. Наконец-то прекратятся бесконечные жалобы на то, что у Люськи есть хрустальная люстра, а у них- нет. Белкин хотел спросить - лучше ли эта люстра, чем у Люси, но взглянув на счастливое лицо жены, сразу понял- лучше! Он принципиально не принимал участия в выборе покупки, о чём ещё дома предупредил супругу. Сеня мотивировал своё поведение тем, что, мол, у женщин чувство прекрасного развито на порядок выше, чем у мужчин. На самом же деле Семёну не улыбалось оказаться крайним, когда дело примет нежелательный оборот. Ну, скажем, если покупка окажется не столь удачной, как того хотелось Рае. А так, как говорится- за что боролись, то, пардон, и получите! Белкин рассчитался с продавцом, Раиса торжественно вручила ему коробку, сама уцепилась за рукав и предупредив мужа, что падать не желательно, потащила его домой. Всю дорогу она щебетала о том, как прекрасно впишется новая люстра в интерьер их старой квартиры. Супруги наконец-то дотащились до своего дома и остановились у входа в подъезд. Сеня поставил коробку с люстрой на лавочку, размял затёкшие руки и хотел было закурить, но Раиса нетерпеливо потянула мужа за рукав. - Дома отдыхать будешь! -Рай, ну дай хоть покурю спокойно, - взмолился Семён. Из форточки на втором этаже высунулась взлохмаченная голова Лёхи Самоходова. - Привет, кумовья!- расплылась голова в улыбке. Увидев на лавке коробку, Лёха понимающе осклабился: уж кто-кто, а он хорошо знал из рассказов Сени, чем вызван сегодняшний поход на рынок. -О, Лёха, привет!- махнул куму Семён и за спиной жены показал характерный жест из двух пальцев, что означало :"наливай!" Лёхе только этого и надо было. - Рай, так это дело того, обмыть надо,- хитро прищурился Лёха, кивая на коробку.- А то висеть не будет. Примета такая! - Чего "того"?- передразнила Рая Лёху, будто не понимая о чём идёт речь. Лёха так и замер с раскрытым ртом, а Раиса уже скрылась в подъезде вместе с коробкой. Семён махнул куму: "Давай, мол, не задерживайся!" и поспешил следом за женой. Лёха шустро нырнул обратно в форточку и, не успели Белкины закрыть за собой двери, как в прихожей раздался длинный, настойчивый звонок. - Не открывай!!! - завопила Раиса, догадываясь, кто это может быть. Но Семён, которому не терпелось посидеть в мужской компании, в два прыжка очутился в прихожей и распахнул дверь. Лёха вошёл, размахивая бутылкой ещё тёплого самогона. -Свежачок!- гордо поставил он на стол литровую бутылку и, довольный собой, потёр руки. Раиса недовольно посмотрела на Семёна. - Сначала люстру повесь, а потом пить будешь. А то знаю я вас: вон у Жуковых так наобмывались, что мебель не на тот этаж затащили,- упрекнула она мужа. -А вот тогда как раз мы и не пили,- парировал Сеня.- Витька сам виноват : нужно было свой новый адрес хорошенько выучить! - Рай, да не переживай ты,- вставил свои пять копеек Лёха.- Повесим мы твою люстру в самом лучшем виде! - А ты- то чего лезешь? Тебя кто сюда звал? Давай, вали домой, - набросилась на него рассерженная Рая, понимая, что ничего хорошего от визита Лёхи не предвидится. Лёха нерешительно потоптался на месте, растерянно поглядывая на Семёна. Обмывки могли сорваться, но Сеня мгновенно исправил положение . - Так, хватит!- рявкнул он на жену - Пока не обмоем с Лёхой покупку, никого вешать не буду! Баста!- стукнул кулаком по столу Белкин . Рая, обиженно поджав губы, демонстративно удалилась смотреть сериал, а, одержавшие победу, кумовья уселись на кухне, и под квашеную капусту да незамысловатые тосты приговорили Лёхину литру. Когда были разлиты и выпиты последние сто грамм, Лёха начал клевать носом в тарелку. Сеня, сам едва стоявший на ногах, кое-как поднял друга и повёл к выходу. - Спать- домой! Понял? - Угу,- кивнул Лёха. - Дойдёшь? -Угу. Семён тихонько закрыл за кумом двери и прокрался в спальню. Кое-как стянул штаны и рубаху и плюхнулся на кровать.Когда Раиса обнаружила в спальне храпящего мужа, её возмущению не было предела. Плюнула с досады и пошла наводить порядок на кухне, матеря на чём свет и мужа и Лёху. Семён проспал до самого вечера. Увидев выражение лица жены, понял, что перегнул палку.Ведь как-никак, а её хрустальная мечта до сих пор лежала в коробке. Сеня виновато уткнулся в плечо обиженной супруги. -Рай, ну прости! Ну, мужик я или так, штаны только ношу? Ну, кум пришёл, ну, выпили. Так не каждый же день? Деньги приношу в дом. Вон люстру купили,- продолжал свой монолог Семён, в надежде вымолить прощение. - А ты у меня умница! Со вкусом у тебя всё в порядке. Теперь Люська лопнет от зависти,- пустил в ход свой последний аргумент Сеня. И женское сердце растаяло. - Не подлизывайся. Месяц теперь пива не увидишь,- делая вид, что всё ещё сердится, повела плечом Раиса. Семён понял, что прощён и чмокнул жену в ушко. - Конечно не увижу- все ж деньги на люстру пошли!- пошутил он.- Ну, давай, распаковывай. Вешать будем! Квартира у Белкиных была старой планировки, с высокими потолками, да и Белкин старший не отличался исполинским ростом. Поэтому супруги поставили посредине зальной комнаты стол, на него водрузили табурет, и когда этого оказалось мало, Раиса примостила на табурет вдвое сложенное старенькое жаккардовое одеяло. - Ой, Сень, а тебе не страшно?- с опаской спросила она, как только муж занёс ногу на табурет. - Да ты чё, дурёха?- засмеялся тот.- Тебя бы к нам в шахту да по лаве протащить! Он без труда снял с крюка старую люстру и протянул жене. -Держи. Отслужила своё. Сколько это ей, а, Рай? - Сколько и нашему Толику- пятнадцать,- подитожила Рая, откладывая в сторону люстру. - Ну, давай теперь свою красавицу,- протянул руки Семён. Новая люстра мелодично вызванивала, покачивая прозрачными серёжками, вызывая тем самым бурный восторг хозяйки. "А чем чёрт не шутит- может и впрямь хрустальная?"- подумал Белкин, глядя на переливающиеся разноцветными искорками стекляшки. Но после первой попытки подцепить люстру на крючок, хорошее настроение Семёна постепенно улетучивалось. Что-то не клеилось между старой и новой конструкциями. Чертыхаясь, Сеня пыхтел и, высунув от усердия кончик языка, безуспешно пытался состыковать крепление на новой люстре с креплением на потолке. - Ну, что там, Сень? - нетерпеливо спрашивала Раиса. Она ходила вокруг стола и переживала не меньше мужа. От постоянно задранной вверх головы у женщины занемела шея. Рая на мгновение от влеклась от Семёновой возни на потолке и, опустив голову, машинально скользнула взглядом по фигуре мужа. В её глазах блеснул лукавый огонёк. Дело в том, что Белкин, встав с постели, не надел брюк, и сейчас, стоя в позе атланта, подпирающего руками потолок, выглядел довольно забавно в скомканных семейных трусах. Из штанины, покачиваясь в такт движения хозяина, выглядывала его мужская гордость. Раиса, забыв о люстре, глупо хихикнула, а потом игриво щёлкнула прямо по кончику "гордости". Сеня вскрикнул от неожиданности и быстро присел на табурет, прикрывая обеими руками своё интимное место, а хрустальная мечта с прощальным стоном упала под ноги остолбеневшей хозяйки. - Ду-у-у-ра-а-а......- выдохнул Сеня, и сотни раскатившихся по комнате звенящих осколков, ответили ему хрустальным перезвоном. НОВОСЕЛЬЕ Несмотря на все житейские неурядицы и мировые катаклизмы, поводов для радости у нас гораздо больше, чем огорчений. Главное - эти поводы вовремя заметить. Вот, к примеру, получил человек квартиру. Вроде бы обычное дело, но если до этого момента он прожил десять лет под одной крышей с любимой тёщей, то это событие принимает совсем иной оборот. Вы представляете его радость? А радость его тёщи? Нет, вы не представляете, вы только можете частично её разделить, помогая новосёлу перевезти вещи на новое место жительства. Восьмидесятые годы. Повсюду идёт строительство жилья для трудящихся с последующим торжественным вручением ордеров. Виктор и Галина Жуковы, проживавшие в маленьком флигельке Галиной матери, получили долгожданную квартиру в недавно построенном микрорайоне. Решив, что довольно плодить всякие там "черёмушки", архитекторы города окрестили новый район простенько и со вкусом - "пятый квартал". За годы, прошедшие в упорном труде на шахтной ниве, Жуков, помимо запыления, успел обзавестись и кое-какими материальными ценностями в виде серванта, плательного шкафа, кухонного гарнитура и пианино "Украина", приобретённого для старшей дочери. Но у Жуковых уже подрастала младшая дочь, и хотя она, равно , как и старшая, упорно не желала учиться играть на пианино, инструмент решили оставить- авось пригодится. Галина по-хозяйски упаковала вещи по коробочкам из-под обуви, свёрточкам, пакетикам и мешочкам. Вазочки, горшочки, тарелочки старательно уложенные в стопочки и заботливо увязанные, готовы были к переезду. Дело оставалось за малым- дождаться утра, погрузить всё это добро в машину и благополучно доставить в новую квартиру. С той самой минуты, как старший Жуков принёс радостную весть, всё семейство пребывало в эйфории. Галя уже видела себя хозяйкой на кухне, девочки делили спальню, а Виктор в мыслях блаженно пил на балконе пиво, постепенно забывая кошмарные сны, в которых тёща пилила зятя то за одно, то за другое.Галя и мать жалела и себя с Виктором. Уже не дети, а всё, как под присмотром: куда пошли, кто к ним пришёл, куда деньги потратили. Но скоро начнётся другая жизнь и последняя ночь в родительском доме прошла в переживаниях за завтрашний день. Машины, выделенные шахткомом на это благое дело, должны были подъехать к девяти часам. Чуть раньше обещали подойти ребята из бригады, где работал Виктор. Но Жуковы не стали никого ждать и сами принялись выносить из дома на улицу то, что полегче. Увидев восседавшую на узлах семейку, шахтёрская братва не удержалась от шуточек. -Витёк, да ты небось и ночевал на улице? - Да его тёща, небось, с вечера из двора выгнала! -А ты бы лучше её саму посадил вещи охранять- надёжнее было бы! - Так он её, как огня боится. Сбежал, пока она спит!- неслось со всех сторон. Бригадир Ерохин цыкнул на расходившихся шутников и указал взглядом на Галю: кому тёща. а кому и мама! Но тут по дорожке, ведущей от дома, показалась дородная тётка в цветастом халате и шутки прекратились сами собой. - Ишь, балакуны. И чем это вам тёщи не угодили?- поджав тонкие губы, с обидой спросила она. - Да это мы, мамаша, шутим,- попытался кто-то замять возникшую неловкость. Подъехали машины и Ерохин скомандовал: - Хорош трепаться! Принимайтесь за работу. Галина мать перекинулась парой фраз с дочерью и , не сказав никому ни слова, ушла в дом, а машины с жуковским скарбом тронулись в путь. - Хорош райончик,ничего не скажешь,- иронично заметил Ерохин по прибытии на место. - Да уж! Ни деревца тебе, ни кустика,- поддержала его бригада. - Будешь ты, Витька, осваивать целину. - А ему не привыкать! У тёщи на огороде небось все азы по земледелию освоил,- не унималась бригада. Виктор добродушно сносил шуточки товарищей. Окажись кто из них в такой же ситуации, Жуков поступил бы точно так же. А как иначе выживать, если не дружить с юмором? -Ну что- командуйте. новосёлы! Какой подъзед? Какой этаж? Куда вещички сносить?- допытывались у супругов. Вдруг Галя испугано охнула и, схватив мужа за рукав, зарюмсала: - Вить, а Вить, я кажется ключи забыла. - Раззява! - набросился на неё Виктор.- Так "кажется" или всё-таки забыла? -Забыылаа,- ныла Галка, в который раз перебирая трясущимися руками содержимое сумочки. - Не ссорьтесь,- вмешался в семейные разборки Ерохин.- Пока Галя съездит за ключами, мы тем временем поднимем кое-что из мебели на площадку. Галя наградила его благодарным взглядом и побежала садится в машину, а бригада стала совещаться. Этаж у Жуковых оказался восьмым по счёту. Сначала хотели перенести мелочёвку, но поскольку квартира без ключа не открывалась и складывать вещи было некуда, чья-то светлая голова предложила начинать с тяжёлого. Решили с пианино. Карачась и чертыхаясь, вспоминая "тёплыми " словами и жеребьёвку, по которой Жуковым достался восьмой этаж, и строителей, не предусмотревших для таких целей никаких подъёмников, горняки медленно, но уверенно приближались к заветной лестничной площадке, приправляя каждый шаг крепким шахтёрским матом. Но ни соседи, ни бригада, ни сам Виктор и не предполагали, какие яркие и выразительные слова прозвучат минутами позже. Едва пианино коснулось площадки восьмого этажа, а измотанные мужики остановились перевести дух, как по ступенькам застучали каблучки. По растерянному и бледному лицу Гали все поняли, что произошло что-то непоправимое. - Витя, можно тебя на минуточку,- упавшим голосом позвала она мужа, отводя в сторону взгляд. - Может Витькина тёща от горя преставилась? - высказал кто-то догадку, пока Жуковы шушукались этажом ниже. - Ты уверена? Точно? - допытывался Виктор у жены. Галя утвердительно закивала и показала мужу какую-то бумажку. Виктор покрутил её в руках, почесал в затылке и медленно стал подниматься на восьмой этаж, где его с нетерпением ожидала бригада. - Ну, не тяни! Говори, что случилось?- обступили мужики Виктора. - Братцы,- виновато развёл он руками,- что хотите со мной делайте. Я... Я подъезды перепутал. ЗНАЙ НАШИХ Летний вечер. Окраина шахтёрского посёлка.Четверо мужчин играют в домино. Костяшки неистово стучат о выщербленный стол и Петро Мякина, выпятив богатырскую грудь, чувствует себя героем. Зато его сосед , Иван Лущ, явно не в духе: пиво сегодня выставлять ему. Сразу же, за небольшими, мазаными глиной домишками, пробегала грунтовая дорога, за ней стелился выгон, за выгоном- неширокая лесополоса, отделявшая посёлок от шахты. На выгоне греблись разноцветные куры, лениво жевала жвачку чья-то рыжая корова, да плескались в луже гуси, сердито шипя на бегавших по выгону босоногих мальчишек. Из двора, возле которого играли мужчины, вышел рябой подсвинок с разорванным правым ухом. Никто из игроков не обратил на него внимания и поросёнок, помахивая хвостом, неторопливо засеменил на выгон. Выгнал из лужи крикливых гусей и шлёпнулся в грязь, блаженно похрюкивая от удовольствия. В начале улицы показалась цыганская кибитка. На козлах восседал усатый возница в широкополом, прикрывающем глаза, соломенном брыле. Кибитка ехала медленно и молодые цыганочки то и дело спрыгивали с неё и приставали с гаданиями к женщинам, судачившим у ворот своих домов.Поселковские мальчишки бежали следом за кибиткой и корчили рожицы цыганской детворе, мал мала меньше выглядывающей из-под полога. - Ну, понаехало..- только и сказал Петро, делая "рыбу". - Та нехай,- благодушно отозвался старый лесогон Степан Колода, игравший в паре с Петром, представляя, как пьёт честно выигранное пиво. Кибитка остановилась как раз напротив играющих, закрыв ту часть выгона, на котором была лужа. Возница, старый цыган, спрыгнул с козлов и принялся озадаченно осматривать колёса и поправлять упряжь. Цыганские дети воспользовались остановкой и высыпали из кибитки, как горох. Выгон в одну минуту запестрел разноцветными лоскутами и огласился криком и визгом. - От бесовское племя! Плодится, как бурьян. Никто не работает, а жрать всем давай, - неодобрительно покрутил головой Лущ. - Так после того, как цыган гвозди украл, им сам Бог воровать разрешил. С тех пор и тащат всё, что плохо лежит,- просветил товарищей четвёртый игрок Мартын Ступка. Цыганчата на выгоне продолжали галдеть, а старый цыган, припадая на правую ногу, направился к игрокам. -Хлопци,- обратился он к мужчинам,- А чи нэ пидсобылы б вы мени порося на воза закынуты? Втэкло, проклятэ, та прямо в багнюку. Бисовы диты догралыся. А в мэнэ так нога болыть, що аж в очах темние. - Ну, отчего же не помочь хорошему человеку?- с готовностью отозвался здоровяк Петро, поднимаясь с места. - Пойдём, покажешь своё хозяйство. - Та ось тут, ось тут, диты трымають,- зашкандыбал за Петром цыган. Мякина подошёл к кибитке и увидел, как десяток немытых ручонок держат за ноги грязного рябого поросёнка, а один ребёнок сидит у него на голове и зажимает визжащую пасть. - Задавишь,-Петро схватил поросёнка за задние ноги и сунул в мешок, предусмотрительно подсунутый цыганом. - А мотузка в тэбэ часом не будэ, добрый чоловик?- заискивающе попросил цыган. Петро полез в карман, достал из штанов огрызок верёвки и крепким узлом завязал мешок с визжащим поросёнком. - Держи, цыганская душа, да впредь смотри оба. Да успокой ты свой табор! Оглушили! - Пиддай, добрый чоловик, а то важкый дуже,- словно не расслышал его цыган, плутовато поглядывая на Мякину. Петро крякнул: -Ну, знай наших! И мешок с поросёнком, как пушинка, полетел в глубину кибитки. Оттуда раздался одобрительный гул, а старый цыган, гортанно гикнув, шустро вскочил на козлы, щёлкнул кнутом и кибитка, взвихрив дорожную пыль, бешено понеслась прочь от посёлка. - Ишь ты, прыткий какой,- изумился Петро.- А говорил нога болит. Вот и верь после этого людям! Качая головой, Мякина вернулся за стол. Мужики продолжили игру. На кону стоял ящик пива и всё бы ничего, если бы не жена Петра - Мария. - Петро!- окликнула она мужа. - Петро!!!- сорвалась она на крик. Приставив ладонь к глазам, женщина высматривала кого-то на выгоне. - Ну чего тебе?- недовольно отозвался Мякина. - Ты Ваську не видел?- спросила Мария. -Какого Ваську?- переспросил Петро, хлопая костяшкой. - Да кабанчика нашего. Открыл , свинья такая, задвижку и , видать, ушёл на выгон. Только что-то я его там не вижу. А ты не видел? Мужики перестали играть и уставились на Петра. - А какого цвета наш кабан?- спросил Мякина, меняясь в лице. - Да ты что, совсем с этим "козлом" с ума сошёл? Скоро жену родную узнавать перестанешь!- взвилась рассерженная Мария. - Рябенький такой. Ему ещё маленькому соседская собака ухо порвала. Так видел или нет? - Ну и ну...- мужики посмотрели на растерянного Петра, а тот , почесав затылок - на дорогу, где несколько минут назад стояла цыганская кибитка. Все работы рекомендованы к публикации в сборнике «Шутка ли…»2

Елена Мищенко
________________
Пусть лучше меня освищут за хорошие стихи, чем наградят аплодисментами за плохие (В. Гюго)

Моя копилка на издание книги.


Сообщение отредактировал e-sonatina - Четверг, 22.11.2012, 21:34
 
elegie111Дата: Понедельник, 12.11.2012, 19:57 | Сообщение # 191
Долгожитель форума
Группа: МСТС "Озарение"
Сообщений: 3408
Награды: 76
Репутация: 132
Статус:
e-sonatina, Елена, дайте, пожалуйста, в теме над текстом данные о себе (см. сообщение 154 в этой теме), чтобы я могла связаться с Вами.

Добавлено (12.11.2012, 19:57)
---------------------------------------------
Уважаемые авторы, не пишите повторных постов для отбора в один и тот же номер сборника. Добавляйте работы через редактирование в предыдущие сообщения.


Татьяна Новак

Надоедать я не хочу. Но – буду.

Из осени в осень

Когда душа молчать не может

Через тысячи дней

Против течения
 
pryanichnikoffДата: Среда, 14.11.2012, 20:01 | Сообщение # 192
Зашел почитать
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 42
Награды: 3
Репутация: 7
Статус:
ВСТРЕЧА НА КУХНЕ.

- Я уже был под шофе ,когда ко мне домой инопланетяшка заявился.Сам весь зелёный, лысый, с рожками на зелёной лысине - сантиметров по десять. С порога представился:
" Гело. С Марса."
" Николай,- говорю.- С пружинного завода. Прошу на кухню."
Сели мы на кухне. Выпиваем, закусываем. Тут заявилась жена. Усталая, нервная, но красивая как всегда. На кухню зашла, сразу давай кричать:"Опять пьёшь! И с кем пьёшь?! Он же совсем зелёный!"
Я пока молчок.
" Мне 365 -ять лет,- подал свой противный голос инопланетяшка.- И хотя я зелёный, но уже сто лет как женат."
Она ему:" А скалочкой за сказочки не хошь?"
И размахнулась скалкой, да призадумалась, не ударила - это она рожки у него углядела. Нормальные рожки, не рога какие-нибудь. Пружинки железные, сантиметров по десять. Люся моя подобрела:
" Ууу! Даа! Вижу что женат, потому и рогат."
Села с нами, выпила, познакомилась с этим Гело. Ещё выпила, запричитала:"Жалко-то тебя как! И зелёный-то какой! И жена-то тебе изменяет!"
А сама его по рожкам при этом гладит, гладит. Смотреть противно: у этой руки все в солидоле, а тот - балдеет. Вдруг Люся говорит мне:" Слышь, муженёк. Ты бы сбегал ещё за водкой. Как-никак гость у нас. Редкий."
" Не понял,- говорю,- ты сроду меня за водкой не посылала."
Короче, ревность во мне взыграла. Я по столу кулаком бах!
" Хватит,- говорю,- водки! И гостю пора домой, на Марс."" Тебя проводить?-" спрашиваю инопланетяшку.
А этот Гело как-будто не слышит. Вперился пьяными глазками в мою Люсю, и что-то там вешает ей своим противным голосом на уши мол, горы у него на Марсе вот такой вышины, реки вот такой ширины. Ну, тут я совсем закипел, сгрёб его... Что теперь со мной будет, господин полицай? И как насчёт межпланетного конфликта?
- Кхе! Полицейский.Межпланетного конфликта не будет, Николай.А вот пятнадцать суток с тобой будет. А инопланетянину, твоему приятелю Олегу, слесарю пружинного завода, с кем ты кстати вместе работаешь, больничный дали, без оплаты.
Я понимаю, он первым стал чудить: зелёнкой себя измазал,рожки к присоскам приладил и к своей голове прилепил.Но зачем человеку эти пружины в голову вкручивать, а? ! Сквозь присоски.
Ладно. Твоё счастье, что он не в притензии. Вобщем так! Освободишься, помиришься с женой, чтоб всё было по-людски. Понял?
- Понял. По-людски.То-то я смотрю - рожки знакомые. Пружинки Сантиметров по десять. Ну, Гело - Олег. Эх, Люся....

СТОЙ! КТО ИДЁТ!?

Из нас никто не спал. Мы все дежурили-караулили. Поочерёдно.
В ночь на двадцать восьмое декабря дежурила тёща. Она заббарикадировалась в кухне табуретками и стойко простояла всю ночь у холодильника.
На утро в банке с чёрной икрой не хватало семь столовых ложек, с красной - четыре. Кабачковую бог миловал. Но от салями остался только хвостик .
- Я задремала всего на секундочку, а вы как последние диверсанты воспользовались этим,- возмущалась тёща.
- Да мы это. Мы конечно не спали. Минуты четыре. А потом как дети,- переглядывались я и жена виновато.
- А я вообще - ребёнок,- отрезал девятигодовалый сын. - Поэтому всю ночь спал тоже как ребёнок ,тоесть как младенец.Короче,без задних ног я спал, никуда не вставал.
В ночь на двадцать девятое декабря он дежурил - сын.Ведь рано утром в школу сорванцу, ан нет, вызвался караулить.
На кухне он включил дивиди, телевизор и лёг на табуретки, тем самым преградив путь к холодильнику.
На утро в коробке с конфетами-ассорти не хватало двенадцать конфет, в коробке с безе десять безешек, торт с красивой надписью "С НОВЫМ ГОДОМ! был съеден наполовину.
- Как вы могли!-Возмущался с лицом, вымазанным шоколодным кремом сын.- Я заснул всего лишь на секундочку, а вы , как последние сладкоежки!
- Да мы минут восемь не спали! А потом как дети!- вспыхнули мы с женой.
- Да-да. И я минут восемь, а потом мы усе хррыы, - подтвердила наше алиби тёща, а заодно и себя оправдала.
В ночь на тридцатое декабря караулила холодильник жена. Ей простили всё, потому что из холодильника бесследно пропали только трёхлитровая банка солёных огурцов и баночка майонезу.
В ночь на тридцать первое декабря я сказал им:" Ничего не знаю, моя очередь охранять холодильник." Все разошлись по комнатам подавленные, один я был в приподнятом настроении, которое сохранялось у меня всю ночь.
На утро я не возмущался. Я был не в силах.
Подсчитали убытки. Бутылка коньяка и бутылка водки опустели больше чем на половину. Из копчённых рыб выглядел полноценно только мороженный минтай. От маринованных груздей, которые тёща берегла с лета , остались пустая банка и журнальная фотография знатока Друзя, которую тёща зачем-то наклеяла на банку.
Вечером тридцать первого декабря всем семейством мы собрались ,чтобы проводить старый год.На столе было всё что было в холодильнике, а ещё мы наготовили оливье.В атмосфере царила неккая напряжённость.
- Говорила я, не надо запасаться на Новый год заранее,- проворчала жена, хрустя квашенной капустой.- Сейчас же в магазинах всё есть! Пошёл, купил!
- Ой-ли!Ой-ли!- парировала тёща.- Сёдня есть, завтра нету, знаем, проходили. И народищу в магазинах тридцать первого не протолкнуться.
Короче, как бы то ни было. по-тихоньку мы развеселились.А когда шампанское выстрелило под удары курантов, атмосфера разрядилась окончательно. Тут дед Мороз к нам пришёд пьяненький, сынок стих прочёл взрослый, я спел. Вобщем Новогодний праздник удался. И оливье хватило всем!

ПРОЛЕТЕЛ.

Хозяин хотел бабок срубить под Новый год. "Будем изготавливать шампанское"-сказал он.
Ну, сказал. Результат: у нас на ликёро-водочном, в смысле в подвале жилого дома, где мы всякую бурду в бутылки с элитными этикетками разливаем, война началась. Война началась как раз в отделе шампанского разлива - "Мадам Клико" с ума сошла: то тут бабахнет, то там выстрелит, то здесь рванёт.
Вскоре к нам стали жители первых этажей спускаться. Кто на выстрелы, кто на запах, кто с ружьём, кто со стаканом. Одни заняли оборону, другие протянули стаканы. Пришлось хозяину откупиться.Но ему намекнули.
"Ладно,- сказал он.- Будем изготавливать как раньше - исключительно водку "Кристалл". А этих примем на работу внештатными дегустаторами."
Короче в убытке оказался хозяин. Пролетел.

КАК БЫ ГЕНЕРАЛ И МАРШАЛ.

Он проснулся раньше всех, проснулся и истошно завопил:
- Хочу в туалет! Хочу в туалет! Хочу в туалет!
- Да слышу, слышу,- недовольно отозвался ещё на половину спящий мозг.- Эй,вы, ноги!- вяло позвал мозг.
- Ну чего?- пробурчали ноги.
- Вставайте и несите это бренное тело в туалет. Он хочет писать.
- Ладно,- ответили со вздохом ноги, согнулись в коленях и медленно опустились ступнями на пол, однако остальное тело по-прежнему оставалось в горизонтальном положении.
- Хочу в туалет! Хочу в туалет! Хочу в туалет!- вновь затрезвонил Он.
- Да ё моё!- вскипел мозг. - Эй, вы! :Задница, грудная клетка, руки в конце концов! Подъём!!! -
- Да что же это такое,- заворчали вышеназванные части тела.- Этот капризный девятисантиметровый орган нас уже всех достал! Как шесть часов утра: хочу в туалет! хочу в туалет!Простата! Лечиться будем?!
- А чё я?- съёжилась простата, её знобило,- Все вопросы к мозгу.
-Эй, мозг?!
Мозг молчал.
- Эй, мозг?!!!
- Я думаю,- ответил наконец угрюмо мозг.
- Я тебе подумаю!- это снова запищал Он. Я щас обмочу простыню. Дорогую!!!
- Действительно. А чё тут думать? Всем в туалет! Марш!!!- скомандовал мозг.

Уже в туалете, делая своё дело, Он подковырнул:
- Мозг, а мозг. Хоть ты и у нас как бы генерал, но я - маршал! И не как бы.

ФУНДУК

Кабинет ФСБ. Фээсбэшник допрашивает рядового срочной службы - Фундукова.

Фээсбэшник: Что ж, давай рассказывай - как всё было, рядовой Фундуков. Кстати, откуда такая фамилия?
Фундуков: От отца с мамкой.
Фээсбэшник: А у них откуда?
Фундуков: Так у нас в дяревне Фундуково все Фундуковы.А ещё я хочу сказать, что наша дяревня расположена в живописнейшем месте, правда на самой окраине дяревне поля...
Фээсбэшник: Оставим географию, поля там всякие, говори по существу. Насколько я знаю, тебе прислали из дома орехи.
Фундуков: Ага. Фундук. Двадцать пять килограммов.
Фээсбэшник: А причём здесь сломанный автомат?
Фундуков: Так я их автоматиком колол.Их .Фундуков.
Фээсбэшник: Находясь на посту.
Фундуков: Ага.
Фээсбэшник: Охраняя склад боевых, я подчёркиваю, боевых припасов, ты спокойненько колол орехи заряженным боевыми патронами автоматом?
Фундуков: Ага.
Фээсбэшник: И как успехи?
Фундуков: Сломался автоматик - приклад не выдержал, раскололся.Уж очень крепкие они оказались. Они - фундуки.
Фээсбешник: А зачем ты стрелял?
Фундуков:Он сам . Он - автомат...ик.Всю обойму зараз.
Фээсбэшник: Рассказывай дальше.
Фундуков: Никто не прибяжал на выстрелы. Раз автоматик всё равно сломался, я тем что от него осталось сбил замок со склада бояприпасов и стал замком колоть фундуки.
Фээсбэшник: И как успехи?
Фундуков: Сломался замочек.Я же говорю, крепкие они оказались, фундуки.
Фээсбэшник: Да ты что!
Фундуков: Вот и взял я тогда в руки этот проклятый снаряд. Я думал, яму ничаво не будет . Он воон какой большой, а фундуки - они маалянькие.
Фээсбэшник: Маалянькие!!! Ну и Фундук ты, рядовой Фундуков! Одного я не пойму, рядовой Фундуков. Склад боеприпасов в клочья, а на тебе ни царапинки.Как так?
Фундуков: Так я же не договорил в самом начале нашего с вами разговора . Наша дяревня Фундуково расположена в живописнейшем месте. Прадва на окраине нашей дяревне полигон расположен,военно-учебный.
Фээсбэшник: Ичто?
Фундуков:А ничаво. Мы к взрывам-то прявыкшие.

ДИАЛОГИ ДЕТОК СО ВЗРОСЛЫМИ.

- Гори-гори ясно, чтобы не погасло.
- Ах ты моя деточка, ух ты моя пироманочка.Ёлку потуши я сказала!!!

- Бабушка, а я на уроке анатомии нечайно скелет человека сломал. Что мне делать?
- Скелет? Боже! Спасибо, Вовочка, что напомнил! Пойду шкаф
открою, может и тебе зоодно помогу.

- Пап, спасибо ещё раз за Моторашку.
- Это чё такое?
- За скутэр, говорю, папа, спасибо. Это я его так лаского зову - Моторашка.
- Фу! Моторашка! Вот в юности у меня был мопед, так я его
лаского Педиком называл..., то есть Мопедиком..., то есть... Нет, а всё таки хорошее имя - Моторашка, хорошее.

Наконец-то!
Наконец-то мы, жильцы дома номер 37, что на улице Тимати, рассудились со старой управляющей компанией ЖКХ и выбрали себе новую. И теперь она будет ремонтировать наш многострадальный дом. Прежняя жилуправа совсем не занималась ремонтом, а только брала с нас квартплату, но с этой всё будет не так. На эту мы очень даже надеемся, особенно на её директора.
Вы бы видели его - не директор, а конфетка! Молод, здоров. Дорогой костюм, блеск в глазах, активность в движениях. А как он говорит.
Было у нас собрание." Я ваш дом ,ВО!, как отремонтирую!"- сказал он. Так сказал, что нас, жильцов аж в пот бросило. И мы ему поверили, этот отремонтирует.
Наконец-то!
Наконец-то трубы в наших квартирах перестанут течь, канализация вонять, батареи начнут (мать их) греть! Наконец-то наш дом преобразится: отштукатурят и побелят фасад, залатают крышу, поправят сливные трубы, кривые как турецкая сабля. Наконец-то!
- Наконец-то вы наш дом отремонтируете? - спросили мы как отца родного директора этой маленькой, но с очень шикарным офисом, жилконторы.
- Я ваш дом ВОО! как отремонтирую!- сказал он и похлопал некоторых из нас по вспотевшей спине.- Ещё бы,- добавил он и потрепал вспотевшие щёчки сухонькой старушки из 92-ой.
- Наконец-то!- радостно закричали мы, выпустив весь воздух из своих лёгких.
- Отремонтирую дети мои!- положа руку на сердце поклялся директор и сел в свой лимузин.
Не лимузин, а конфетка. И директор - конфетка. Мы махали платочками и умилённо сушили слёзы под глазами.
И только один человек нас немного расстроил - это пьяный сантехник этой самой жилуправы. Грязный и дурно пахнувший, он сплюнул изжёванную папиросу нам под ноги и нехорошо оскалился.
- Хе! Дурачки! - сказал сантехник.- Не он ваш дом будет ремонтировать, а вы его особняк. Чё вылупились? Наш директор особняк себе купил - восемнадцатый век! Там ремонту: уууу! А где денежки на него взять как не у вас. Хе! Дурачки!
Сказал, закурил по-новой и пошёл. Гад. А мы, хотя и стояли в полной тишине часа два, всё равно не поверили ему Вот.

ВЕСЁЛЫЕ ЗВЕРУШКИ.

Что-то в этом зоопарке на колёсах под названием "Весёлые зверушки" было не так. Тигр, щурясь, сыто облизывал себя, а когда делал перерывы, то блаженно улыбался и подолгу смотрел в одну точку. В другом вагончике лис с лисичкой заигрывал по-щенячьи. Он, по всему видать, сытый
да и она каталась вся в опилках тоже очень даже сытая и весёлая. В третьем вагончике бурый медведь дремал, сладко похрапывая, но при этом он не забывал передней лапой поглаживать себе живот. То по часовой стрелке, то против. В четвёртом вагончике волки, счастливые, и от счастья сошедшие с ума, хаотично метались по клетке. В пятом...
Мой шестилетний сынок как и я был поражён.
- Папа,- сказал он, проглотив в результате шока огоромный чупа-чупс целиком,- ещё на прошлой неделе все эти зверушки умирали от голода.Они были печальны и хмуры. Что случилось?
- Что случилось, что случилось,- услышали мы громкое ворчание неопределённого возраста мужика, очевидно смотрителя за животными.- Идите, лучше лань покормите, у вас, я вижу, морковка. Лань-то голодная.
И правда. Лань была голодная, и коза горная, и обезьянка.А у нас ещё были бананы.
- Нет!- раскинув руки, преградил нам дорогу к вагончику с обезьянкой смотр итель ,- Эту не кормить!
Он хоть был и пьян и тощь, но не драться же мне с ним, да и воняло от него, да и сынок при мне маленький.Сынок заплакал:
- Почемуу!
- Да, почему?- спросил я и легонько отстранил смотрителя .
Перед нашим обозрением предстала обезьянка. Она находилась как и все зверюшки за решёткой.Она смиренно сидела в своём вагончике, виновато опустив головку, и бесцельно ковыряла указательным пальцем дощатый пол.Она выглядела несчастной.
- Она наказана!- выпалил смотритель и в его голосе я услышал слёзы.- Что вы на неё уставились?! Бедная она, да?! Несчастная, да?! Вы лучше вон на тот стэнд посмотрите.Человек был один, ну ,пьян он был, ну, гулял возле клеток, ну ,дразнил их, вечно голодных. А она - дура! И как она выбралась? Слышите, всех, всех хищников выпустила на свободу. И они, козлы, растерзали этого хорошего человека!
- Да кого?!!- заорали мы хором и вытаращились на стэнд.
На стэнде висела огромная фотография с мясистым наглым лицом , под ним была надпись:" ВЧЕРА ТРАГИЧЕСКИ ПОГИБ НАШ ЛЮБИМЫЙ ДИРЕКТОР ЗООПАРКА НА КОЛЁСАХ "ВЕСЁЛЫЕ ЗВЕРУШКИ " и так далее..."
Я, ошарашенный, молчал. А вот сынок мой высказался:"Зато зверюшки теперь действительно весёлые. По крайней мере хищники. Голодным весёлым не будешь !"
Устами младенца глаголет истина.

МОЯ ЖЕНЩИНА

Моя женщина варила борщ. Наша кухня и без того маленькая теперь казалась совсем крохотной, потому что в ней кроме меня находилась ещё моя женщина. Она стояла у плиты и варила борщ.
- Милый,- прощебетала она, развернувшись ко мне,- сегодня,- она отхлебнула из поварёжки,- у нас - борщ.
- Ой -ли,- усомнился я, сидя ха кухоным столом и загородившись газетой.
- А ты сомневаешься? Ничего себе!- моя женщина нахмурилась, но не надолго. Она хитро прищурилась. А я настороженно вздрогнул,поглядывая на неё поверх газеты.
- Милый, у нас будет борщ ,- настойчиво пообещала мне моя женщина.- С мясом, капустой, свеклой, картофелем, свежим помидором, морковкой, петрушкой и чесночком.
- Ты ничего не забыла?
- Я? - она снова окунула поварёжку в кипящую куструлю. Отхлебнула.Ещё отхлебнула. Наконец сказала, причмокивая:
- Ты прав, милый.
- Началось,- выдохнул я и уткнулся в газету.
- Я огурцов порежу туда. Солёненьких.
- Угу,- отозвался я без оптитмизма.
Я слышал как она нашинковала огурцы, спустила их в каструлю и туда же снова окунула поварёжку. Запричмокивала:
- Уууу, милый. Какая вкуснятина! Правда лучка не хватает.-
В суп пошёл лучок.- И грибов. Опят. Свежих.
Я отложил газету. На моё чело легла тень любопытства.
-Это что-то новенькое,- сказал я.
Шинкование. Плюханье поварёжки. Причмокивание.
- Ну как ?- спросил я не без интереса.
- Вкуснятина!- ответила моя женщина.- Я полбаночки кукурузы ещё высыплю. Маринованой.
В каструлю посыпалась кукуруза.На этот раз моя женщина испробовала "борща" аж цельную паварёжку. То есть она её всю съела. Затем вторую...
Я сделал себе бутерброд с колбасой и сыром. Кстати, и то, и другое она также нашинковала и спустила в каструлю.
Наконец-то моя женщина сварила "борщ" и видимо... наелась.Она стояла спиной к плите и раскачивала поварёжку в такт какой-то песенке, кторую тихонько напевала. Она была довольна.
-Милый,- прощебетала моя женщина,- ты подождёшь второе? А то первое, то биш борщик, я нечайно весь съела.
- Конечно, дорогая,- ответил я и сделал себе ещё бутерброд.
Я ел бутерброд и любовался ею, моей очень кругленькой женщиной. Я любовался тем, как она варила макароны, заправляя их сахаром и конфетами.
- Скорее бы ты уж родила,- сказал я и глупо улыбнулся.

ДИАЛОГИ ДЕТОК.

- Рыжий-рыжий, конопатый, убил дедушку лопатой!
- Тихо ты! А то ведь лопата-то со мной.

- Машка, а я вот хвать тебя за ляшку.
- Дениска, ты забыл, что я каратистка.

- Толик, ты чё в песочнице, весь закопанный, делаешь? Одна голова торчит.
- Мы в "Белое солнце пустыни играем". Кстати, ты Славика не встречал? Уж часа два как за чайником ушёл.Сухов, блин...

- Сега! Выходи в футбол играть!
- Не могу! Я к пианину наручниками пристёгнут! Вот - до окна дотащил, а дальше не могу!

Две подруги у телевизора после просмотра "Фабрики звёзд".
- Ленка, а я вот мечтаю на "Фабрику звёзд" попасть. А ты о чём мечтаешь?
Ленка:
- Мне бы в голубя превратиться.
- Зачем?
-Затем. Чтобы летать над Останкино и песенку петь "круто ты попал на ти-ви!" , ну и как все голуби.
- Что как все голуби?
- Какать при этом.

Все работы рекомендованы к публикации в сборнике «Шутка ли…»2


Пряничников Олег.
 
vladmarДата: Суббота, 24.11.2012, 00:51 | Сообщение # 193
Постоянный участник
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 451
Награды: 13
Репутация: 58
Статус:
Владимир Ильин

ДРУГУ-ПОЭТУ,
угодившему по пьянке в кутузку

Старина, не надо огорчаться,
Ты поверь, игра не стоит свеч:
Тех, кто над толпой как гордый Чацкий,
Норовят куда-нибудь упечь!

Люди в повседневной круговерти
Пламя чувств меняют на уют:
Гения признают после смерти,
А при жизни лиру разобьют!

Тунеядцем был объявлен Бродский,
Бунтарем и пьяницей - Рэмбо,
Этот путь прошли Шукшин, Высоцкий,
А до них Хайям, Есенин, По...

С силою нечистою общался
Михаил Булгаков - кто ж еще:
Если б каждый день ни "причащался",
Маргариту б Мастер не нашел!

Следовать примеру будем свято,
Мы талантом - классикам под стать,
Не шутите копы с нашим братом -
Муз любимца вздумали сажать!

Час пробьет - падет к ногам столица,
И сержант, понявши свой «косяк»,
Будет врать восторженным девицам,
Что вы с ним первейшие друзья!

МЕЧТА ЭСКУЛАПОВ

Про болезни тема популярна -
Я, увы, давно уж не гусар
И хожу в больницу регулярно,
Как джигит кавказский на базар!

…Попытаюсь вам представить в лицах
(со змеёй и чашей на гербе)
Сельскую убогую больницу
С аббревиатурой «ЦРБ».

Терапевты тут незаменимы –
Вся больница держится на них,
В перерывах между писаниной
Успевают принимать больных!

Человек по сорок ежедневно
На прием прорваться норовят -
При такой нагрузки бы наверно
Спасовал сам папа Гиппократ!

Кабинет с набором инструментов
(для плохих танцоров сущий ад),
Здесь хирург отрежет всё в момент вам,
Хватит лИшку – так пришьет назад!

Удалец другой – сосед невролог,
С молотком, иголкой ждет больных:
Бьет и колет лиц любого пола,
Видно, сам - потенциальный псих!

Про дантистов… Тут я пас, ни звука,
На устах – молчания печать:
Больно уж они набили руку
Зубы сатирические рвать.

В ЦРБ, как и повсюду ныне,
Денежки в кармане были чтоб:
Заплати «бесплатной» медицине,
Если нет – то лучше сразу в гроб!

И давно секрет Полишинеля
Лекарей заветная мечта:
Бедные чтоб вовсе не болели,
Богачи хворали бы всегда!

«ОДЕЖДА FOR MAN»
(вывеска в магазине)

Ругаюсь весьма неприлично я –
Мужик ведь, а не джентльмен,
Коль надписи вижу табличные,
Подобные этой «…for man»!

Пытались уже в землю русскую
С чужими лекалами влезть -
История помнит французского
И нижегородского смесь!

Как любим мы все заграничное –
От тряпок до песен и слов,
Мышление англоязычное
Для многих - основа основ!

«Завлабы» еще в девяностые
Внушали почтенье к «Made in»:
Набраться, мол, мудрости вдосталь и -
В Рокфеллеры все как один!

Мыслишки, фантазия куцые -
Дом Белым прозвали в момент,
И ходит гарант Конституции
С заморским клеймом – Президент!

И чувство сродни обезьяньему
Питает «реформ» произвол:
Префекты в Москве – тоже дань ему,
Ну как с «премьер-лигой» футбол!

«Правеж» высшей школы был вроде как
Ну архи нам необходим:
По чуждой заморской методике
Магистр-бакалавров плодим!

К последним всегда подозрение -
Вы жертвы каких передряг?
Быть может в мозгах отупение,
А может с деньгами напряг?

Предвижу жужжанье осиное,
Замшелый, мол, ретро урод:
Да нет, просто верю в Россию я,
В талантливый русский народ!

ПРОГНОЗ ПОГОДЫ

Раньше в фантастических романах
Авторы плели наперебой:
В будущем, мол, будем прям с экрана
Климат мы заказывать любой!

Набрехали чертовы фантасты -
В хаосе синоптика пока,
И чем дальше, тем сильней контрасты -
Виноват эффект, знать, парника!

Будет вёдро, дождь, тепло иль стужа
Метео-Кассандр вещает рать,
То и дело, блин, садятся в лужу –
Где уж тут погодой управлять!

Спектр прогнозов просто необъятный,
Что бы ни случилось – всё ништяк:
Вот коронный номер: «Вероятность
Небольшая снега иль дождя!»

Пью микстуру, аспирин глотаю –
На прогулку дал добро прогноз:
Вероятность эта «небольшая»
Промочила, блин, меня насквозь!

Позвонил в метцентр и ну скандалить -
Хватит, мол, обманывать людей!
Метеопосты позакрывали?
А они: «Со спутников видней…»

В ход пошли озоновые дыры,
Полюса, где худо ледникам:
- Но коль сбились все ориентиры,
Ваш прогноз, выходит, с потолка?

Плюс один – что дикторши приятны,
Только в их речах полно лузги:
Налицо одна лишь вероятность -
Вероятность пудрить нам мозги!

ПЕВЦАМ «КОСМИЧЕСКОЙ» ЛЮБВИ

Коль любовь, так размером с галактику,
«Гигантизма» семь верст до небес.
Прекращайте порочную практику -
Микромир тоже полон чудес!

Вот плывут, как селедка в Атлантике,
Две амебы в стакане воды,
Далеко до них звездной романтике –
С кармой в Млечном Пути нелады!

Не боятся бактерии ладана,
Им галактика - капля слезы,
И летают по ней мириадами -
Легче снега, быстрее грозы!

Вот коллайдер адронный в Швейцарии,
Хомо-микро нейтронно близки,
Две души, слившись в ядерной арии,
Все частицы дробят на куски!

У Шекспира не встретишь в наследии
(будь то Макбет, принц Датский и Лир)
Столько страсти, накала в трагедии,
Сколь пиитам бы дал микромир!

Все работы рекомендованы к публикации в сборнике «Шутка ли…»2


Владимир Ильин
Моя страница
 
44esaul44Дата: Воскресенье, 25.11.2012, 15:47 | Сообщение # 194
Житель форума
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 8
Награды: 2
Репутация: 0
Статус:
Валерий Подгорный
53valerijpodqornij19@mail.ru
АНЕСТЕЗИОЛОГАМ.
Моему выключателю.
В. Подгорный.
Событий волею суровых
Я очутился на столе.
И в стайку чудную девчат весёлых,
Вкатили как на счастья корабле.
Та стайка девушек в косынках,
(Пардон!), а был я в неглиже!
Прикрыли тонкою простынкой.
Я стал красив как бланманже!
Я Апполоном неподвижно
В их окруженьи возлежал,
А выключатель - то заметно,
Меня совсем не уважал.
Он не терпел чужих улыбок,
И свой гарем оберегал.
Своих девчонок словно рыбок
К чужим насадкам не пускал!
Вдруг от его укола - взгляда
Я чудным образом поплыл,
А ведь мой дед когда-то
Мне дурню строго говорил:
«Все выключатели-ребята
Оберегают свой гарем.
И будешь выключен всегда ты,
Коль на чужую посмотрел!»
Мораль ясна любому кобелю.
Она на нас со стен глядит-
Не лезь к чужому кораблю,
Там выключатель, он ведь бдит!

Анестезиологов шутливо зовут «выключателями»

« ЛЮБИМОМУ» ДОКТОРУ.
В. Подгорный.
Зубы мои, зубоньки,
Доктора – голубоньки.
Сделайте мне «сладко»,
Зашлифуйте гладко.
А болячка в зубе,
Что висеть на дубе.
И виси не плачь-
Сам себе палач.
Заходи – не бойся,
Храбрости откройся,
Выходи не плачь-
Дам тебе калач.
Женщины покруче,
Мы ж мрачнее тучи.
Меня зуб согнул,
Сам я дотянул.
Лучше раз родить,
Чем вот так ходить.
Мужчины не рожали,
То и рты зажали.
Моя боль в стихах,
Ломота в висках.
И всей боли звон,
Страха перезвон.
Страха и отваги,
Как на праздник браги.
Праздников так много,
Бросили нас боги!
От одной болячки,
Встал я на карачки.
Я ползу, боюсь,
Над собой смеюсь.
Садо – мазо доктор,
Мазо – садо я.
Хорошо не к прокто….
А лишь с зубом я.

Все работы рекомендованы к публикации в сборнике «Шутка ли…»2
 
nik1000Дата: Среда, 05.12.2012, 17:27 | Сообщение # 195
Старшой преподаватель НИИЧАВО
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 664
Награды: 13
Репутация: 34
Статус:
Александр Мецгер

Краснодарский край

mezger56@mail.ru

Приключения Жёванного

Пашка со странной фамилией Жёванный вновь проснулся на кладбище.
- Скоро пропишусь здесь,- мысленно вздохнул он, озираясь по сторонам.
Начинался новый день, и жаркая ночь сменилась предутренней прохладой. Придерживаясь за надгробие, Пашка приподнялся и стал оглядываться. Превозмогая боль в голове, он попытался вспомнить, что же с ним вчера произошло. И тут страшная мысль вонзилась в его непохмеленый мозжечок:
- Мы же вчера Ваську Буржуя похоронили! Сколько вёдер водки с ним перепили, сколько корок хлеба перенюхали?
Эта утрата казалось невосполнимой, и мысль требовала алкогольной поддержки. Осматривая местность, Пашка медленно брёл среди могил, в надежде найти хотя бы сто грамм спиртного, чтобы дальше развить мысль.
- Где же мы его похоронили?- искал Жёванный глазами могилу приятеля.
- Кажется, мы припрятали там недопитую бутылку водки?- стал с надеждой вспоминать он. Наконец, показался долгожданный свеженасыпанный холмик. Пашка заглянул в кусты, что росли рядом с могилкой, и его сердце наполнилось умиротворением в предвкушении встречи с прекрасным. Присев рядом с холмиком, с бутылкой в одной руке и печеньем, доисторической выпечки, в другой, Пашка произнёс тост:
- Прости, браток, что не наливаю, но тебе это уже не нужно. Пусть земля тебе будет пухом,- и он сделал большой глоток из бутылки.
В глазах у Пашки потемнело, и он полетел в какой-то колодец. Внизу еле различалось розовое пятно.
- Видно это и есть та труба, по которой души попадают на небо?- мелькнула у него мысль. Но почему тогда он падает вниз и труба эта чёрная?
- Неужели падаю в ад?
Вдруг, кто-то или что-то, схватило его за шиворот и потянуло вверх. Пашка открыл глаза. На кусте сирени сидела ворона и подозрительно косилась на его печенье.
- Кыш!- прикрикнул Пашка,- самому мало.
- Ожил?- услышал он знакомый голос.
На холме сидел Васька. Он был в той же одежде, что и в день своих похорон, впрочем, у него другой одежды и не было. У Пашки кровь застыла в жилах. Он хотел что-то сказать, но язык словно парализовало.
- Не дрейфь, всё нормально,- произнёс Васька,- бухай дальше, потом поговорим, а то на тебе лица нет.
Пашка хлебнул из бутылки, и сразу стало легче.
- Ты что, не умер?- с надеждой в голосе спросил он.
- Почему не умер, как раз таки умер,- вздохнул Васька.
- А почему ты здесь, а не Там?- задал волнующий его вопрос Пашка.
- Ну, в рай меня не пустили - сказали, чтоб грехи свои отмолил сначала. А в аду сказали, что настоящим грешникам места мало, а вас, алкашей, столько развелось, что на всех сковородок не хватает. Дождись, говорят, очереди, место освободится - позовём. А пока по земле походи. Ну вот, сижу, смотрю - ты идёшь. Я к тебе, а ты меня не видишь и не слышишь. Потом глотнул ты этой гадости и дал дуба. Хорошо, что я успел из ямы тебя вытащить. А то сидели бы здесь сейчас вдвоём.
- А если тебя кто увидит?- спросил Пашка.
- Да никто меня не увидит и не услышит, кроме тебя,- обнадёжил Васька.
- Ну, ладно, я пошёл,- как бы извиняясь, проговорил Паша,- а то дел столько…
- Знаю я твои дела,- ухмыльнулся приятель,- теперь я кругом с тобой ходить буду.
- Это как?- не понял Жёванный.
- А вот так, куда ты - туда и я,- уточнил мёртвый кореш.
- А на фига ты мне нужен?- удивился Пашка.
- Да ты знаешь, какая от меня польза!- разгорячился Васька,- я же могу клады тебе находить. Или, к примеру, станешь экстрасенсом, а я буду тебе подсказывать, что говорить.
- Ну, я не знаю?- задумался Павел,- а где водку взять, тоже можешь подсказать?
- Да скоро у тебя этой водки будет... Сам торговать начнёшь.
Этот аргумент оказался настолько убедительным, что Пашка, отбросив все сомнения, согласился. Хотя, в принципе, у него и выбора-то не было.
Со стороны можно было подумать, что Пашка тронулся головой: он шёл, о чём- то разговаривая сам с собой, энергично при этом жестикулируя.
В комнате было, как обычно: грязный стол с пустыми бутылками и грязная незастеленная кровать. Васька завис под потолком в позе лотоса.
- Ты же говорил, что знаешь, где взять водку?- задал волнующий его вопрос Пашка.
- Ладно, пошли в магазин,- махнул рукой Васька.
- Интересно, у него деньги есть или Клавка мёртвым под запись даёт?- подумал Жёванный, но вслух говорить ничего не стал.
У магазина на ящике сидел Жорка, умерший пару лет назад, с какой то женщиной. Васька поздоровался.
- Давно умер?- спросил Жорка.
- Вчера,- вздохнул Васька.
- А это вот Мария,- представил Жорик,- умерла у бабки Дарьи, в прошлом году, когда в гости приезжала.
Женщина кивнула головой.
Пашка стоял в стороне, растерянно оглядываясь. Он не знал: подойти к ним и влезть в разговор, или лучше подождать?
- Пашка что, с тобой?- кивнул Жорка на Жёванного.
- Помочь надо корешу,- попросил Васька,- мучается. Может, полтергейст устроим?
- Это можно,- улыбнулся Жорик.
Вся загробная компания вошла в магазин, а Пашка остался ждать. Вдруг из магазина послышался визг. Через минуту вышел Васька, неся в каждой руке по бутылке. Следом появился Жорка с куском колбасы и булкой хлеба. Замыкала шествие Мария. Она придержала двери, пока Пашка с приятелями не скрылись за углом.
Удивительная сцена происходила у Пашки дома. На столе стояло четыре стакана и непривычная для этого стола закуска. Пашка поднимал стакан, остальные три сами поднимались в воздухе. После того, как они чокались, Пашка выпивал, а три стакана медленно опускались на стол.
- Это какое-то издевательство!- возмущался Васька.- Передо мной полный стакан водки, а я не могу его выпить.
- Считай, что тебя закодировали,- оскалился Жора.
Мария в это время пыталась понюхать колбасу.
Жизнь у Пашки вырисовывалась в розовом цвете. Теперь можно посылать приятелей за водкой в магазин и не думать, где найти на это деньги. Да и еды теперь было в достатке. Мария навела в комнате порядок. Она болезненно следила за чистотой и не позволяла Пашке даже курить в комнате.
- Может, ну её?- как-то пожаловался Павел Ваське,- что она придирается?
- Все они, бабы, такие,- махнул Васька рукой,- даже мёртвые.
- Мёртвые хуже,- уточнил Жорка,- живой хоть по мусалам заехать можно.
- А что тебя, не пустили в Рай?- как-то спросил Васька у Марии.
- Молодость бурная была,- не стала вдаваться в подробности женщина.
Как-то, после очередного кутежа, Мария заявила:
- Всё, хватит спаивать этого потенциального кандидата на психушку. Нам дали шанс - не забрали в ад, и мы должны этим воспользоваться. Если станем делать добрые дела, то, возможно, нам это зачтется, и мы попадем в Рай. А Пашка - это наш шанс.
Водочные пары, которые не успели ещё выветриться из головы Пашки, не давали ему сосредоточиться.
- Давайте нальём по стаканчику и поговорим об этом чуть позже?- предложил он.
- С этого дня не получишь больше ни капли,- твёрдо заявила Мария.
Жора с Васькой с сочувствием посмотрели на друга.
- Ну, тогда и убирайтесь в свой загробный мир,- обиделся Пашка.
- Мы можем и тебя с собой прихватить,- предупредила Мария.
Пашка промолчал, но на лице его было написано всё, что, он хотел сказать.
- Для начала его надо отмыть, побрить и одеть поприличней,- стала распоряжаться Мария.
- Не отдам я вам свои вещи,- запротестовал Пашка,- они мне ещё от родителей достались.
Совершением добрых дел решили заняться немедленно, а начать с Пашки. Ни мольба, ни крики не действовали на его загробных друзей. Воду греть было некогда, и его стали купать в холодной. А для большего эффекта просто замочить в корыте.
- Сам отмокнет,- заявил Жорик.
Такой похмелки Пашка не ожидал.
- Я буду жаловаться на ваше нечеловеческое отношение!- орал он.
- Кому?- поинтересовался Васька.
- Всевышнему,- плача, пригрозил Жёванный.
Обмытого Пашку закутали в постельные принадлежности.
- Ему надо поменять имидж,- заявил Жорик,- у него морда уголовника, а мы из него целителя должны сделать. К нему даже собака не подойдёт, чтобы взять у него кусок мяса.
- Точно,- подтвердил Васька,- морда как кирзовый сапог. У самого такая была.
- У тебя и сейчас не лучше,- огрызнулся из-под тряпок Пашка.
Если отрастить бородку и длинные волосы, может, сойдёт?- спросил Васька.
- Скорей за бомжа,- вздохнул Жорик.
- Пару недель без выпивки и хорошее питание, вот что ему поможет,- убедительно заявила Мария.
Эти две недели Пашка прожил, словно в аду. С утра Жорик заставлял его обливаться холодной водой и делать пробежку. Потом завтрак и чтение Библии. Дальше шли физические упражнения, обед, лёгкий сон и снова чтение Библии. Снова пробежка и занятие полезным делом. Как - то Пашка хотел сбежать, но вездесущие его друзья пресекли попытку в самом зародыше.
- Мало физической нагрузки,- убедительно заявил Жорик,- если бы устал, так и мыслей таких не пришло бы в голову.
К концу второй недели Пашка почувствовал небывалый прилив сил, который нужно было реализовать. Небольшая бородка делала его похожим на служащего церкви.
- Сходи в церковь,- сказала как-то Мария,- купи себе крестик.
- Заодно и свечки за нас поставишь,- поддержал Васька.
- Да я там сроду не был,- запротестовал Пашка.
- Вот и узнаем, как к тебе Всевышний относится. Если не выбросит из церкви в первые минуты, значит, есть у тебя шанс попасть на небо. Там и за нас словечко замолвишь.
Увидев Пашку, сельчане не могли поверить своим глазам.
- Наверное, совсем умом тронулся,- решили они.
Но Пашка стал регулярно посещать церковь. О чём они беседовали с батюшкой, никому не было известно, но его загробные друзья одобряли в этом Пашку и добросовестно ожидали его, не решаясь войти в святую обитель.
С посохом и котомкой Пашка шёл по обочине дороги. Его целью было село,
где жила мать Жорика.
- Ты бы машину остановил,- предложил Васька.
- Не остановятся,- убедительно заявил Пашка.
- Посмотрим,- пожал плечами приятель.
Первый же автомобиль затормозил возле путника. Из машины вылез водитель и, ругаясь, стал смотреть под машину.
- Милейший,- обратился к нему Пашка,- не подвезёте Божьего странника?
Водитель подозрительно посмотрел на автостопщика. Видно, что-то не понравилось ему в нём.
- Иди своей дорогой, бомжара,- произнёс он.
- Недобрый ты человек,- смиренно проговорил Павел.
- Да козёл он!- выругался Васька и пнул водилу ногой в зад.
- Тебе что, жить надоело?- взревел водитель.
Из рук Пашки посох необъяснимым образом поднялся в воздух и двинул грубияна между глаз. Не так сильно, чтобы он потерял сознание, но достаточно, чтобы из глаз посыпались искры. Конечно, если бы ударил Жорик или Васька, результат был бы другим, а так как ударила Мария…
Видимо, знакомство с посохом оставило неизгладимое впечатление у водителя, так как он произнёс:
- Извините меня. Прошу, садитесь, пожалуйста.
Всю дорогу, пока они ехали, водила молчал, а Васька держал кулак у его носа.
- Брякнет что-нибудь, носопатку разобью,- пообещал он.
Но этого не понадобилось. Пашка вылез из машины и хотел поблагодарить водителя, но не успел. Машина, взревев, рванула вперёд.
- Надолго запомнит, как убогих обижать,- заявила Мария.
- Я, что, убогий?- обиделся Пашка.
- Убогий - это значит, что ты стоишь у порога Бога,- объяснила Мария.
- Тогда вы убесовые,- психанул Пашка,- или учёртовые.
- Не умничай,- предупредил Васька,- а то устрою тебе сейчас полтергейст.
Они стояли на краю села. Пашка топтался на месте, не зная куда дальше идти. Это было село, из которого много лет назад уехал Жорик. Видно, воспоминания детства захлестнули его. Он стоял и молча смотрел вдаль.
- Так куда идти?- прервал его воспоминания Пашка.
Жорик тяжело вздохнул и двинулся в сторону виднеющихся хат.
- Здесь я бегал с пацанами на рыбалку,- показывал Жорик знакомые места,- здесь подрался с Мишкой из-за Верки. А вот и мой домик.
Старенький покосившийся штакет, державшийся благодаря разросшейся сирени, не скрывал унылую картину. Хата нуждалась в срочном ремонте. Одна её сторона покосилась, отчего в окнах лопнули стёкла. Ржавая крыша и рассохшиеся двери совсем расстроили Жорика. Пашка осторожно постучал в окно. Через какое-то время дверь со скрипом отворилась. На пороге показалась маленькая старушка. Она внимательно посмотрела на Пашку.
- Здравствуйте!- поздоровался Павел,- я от Жорика, вашего сына.
- С того света, что ли?- переспросила она.
- А как вы догадались?- опешил Пашка.
- Вот придурок,- сплюнул Жорик,- столько идиотов видел, а этот сто очков любому даст.
- Да мой сыночек уже три года как помер,- вздохнула старушка.
- Нет, вы меня не поняли,- опомнился Пашка,- я хотел сказать, что хорошо его знал и перед смертью он просил передать, что очень любил вас и просил за всё прощение.
У женщины на глазах появились слёзы.
- Это я перед ним виновата,- стала объяснять она,- просил он, чтобы я не выходила замуж после смерти мужа. А я побоялась остаться на старости лет одна. Думала: "Сын уедет, с кем останусь?". А получилось: и сын уехал, и с сожителем жизнь не сложилась. Теперь доживаю одна.
В углу рыдал Жорик.
- У тебя деньги есть?- спросила Мария у Пашки.
Павел замотал головой.
- Спроси, как живёт? Может нужно что?- попросил Жорик.
- Как живёте?- спросил старушку Пашка.
- Плохо живу,- вздохнула она,- денег нет, пенсию задерживают, молодёжь вся уехала в город на заработки. Детей почти не осталось. Был летний лагерь, в него летом съезжались дети со всего района отдыхать, так его выкупил местный богатей. Построил там дворец. Теперь на речку ни купаться, ни рыбу ловить не пускают. А ведь раньше он дружил с моим Жориком, вместе в школу ходили.
- Это кто?- напрягся Жора.
- И как его зовут?- переспросил Павел.
- Да ты всё одно его не знаешь. А зовут его теперь - Вадим Петрович Пузанов.
- Вадька Пузо? Вот гадёныш!- вскрикнул Жора.
- Вот у кого деньги возьмём,- убедительно заявил Васька.
- И детишкам лагерь вернём,- подтвердила Мария.
- Может он и неплохой человек,- проговорил Павел,- вот я поговорю с ним, и мне кажется, он и вам поможет, и лагерь детям вернёт.
Старушка посмотрела на Пашку как на больного.
- Да к нему тебя и на километр не подпустят.
- Посмотрим,- неопределённо пожал плечами Пашка.

Высокий железный забор растянулся километра на полтора вдоль реки. За забором виднелись деревья и крыша дома. Пашка брёл вдоль забора, пытаясь определить: где вход. Мария куда-то исчезла, наверное, шла по другую сторону, а Васька с Жориком то и дело заглядывали сквозь забор.
- Живут же люди,- вздыхал Васька. Жорик молчал.
Наконец, они приблизились к высоким железным воротам. Пашка надавил на кнопку звонка.
- И что я буду говорить?- спросил он у друзей,- я его даже не знаю.
К воротам подошёл бритоголовый качок.
- Что нужно?- с неприкрытой угрозой спросил он.
- Мне с Вадимом Петровичем поговорить надо,- смиренно проговорил Павел.
- А ты кто такой, чтобы с тобой разговаривать? Пошёл вон, пока я не вышел,- предупредил бритый.
- А ты выйди, мил человек, может, быстрей договоримся,- предложил Павел.
Ворота загрохотали, и качок появился на улице. Невидимая сила тут же сбила его с ног и прижала к земле.
- Полежи, милок,- промолвил Пашка,- пока я с твоим хозяином пообщаюсь.
Дорожка из розовой плитки привела Пашку ко дворцу - иначе не назовёшь то поместье, что открылось его глазам. Вокруг здания был разбит парк с фонтаном и экзотическими растениями. У ступеней стояли две чёрные машины, в марках Пашка не разбирался. Навстречу незваному гостю выскочили два здоровяка но, как и первый охранник, дружно упали на тротуар. Пашка поднялся по ступенькам и двинулся к открытой двери. На пороге показался полный мужчина в халате.
- Ты как сюда попал?- взревел он,- эй, охрана!
Но на его крик никто не откликнулся. Более того, неведомая сила затащила его в открытые двери. Войдя в зал, Пашка с восхищением стал осматриваться. Создавалось впечатление, что он попал в музей древнего оружия. На стенах висели старинные ружья, сабли, кинжалы, даже мечи и секиры. Посреди зала стоял декоративный столик с фруктами и початой бутылкой коньяка. Вдоль стен стояли диваны и кресла.
- Не возражаете, если я присяду?- спросил Пашка, усаживаясь напротив хозяина.
- Кто ты и что тебе нужно?- прохрипел Пузан.
- Вы Вадим Петрович Пузанов?- вежливо задал вопрос Павел но, не дождавшись ответа, продолжил,- разговор есть, милейший.
Со стены слетела сабля и, сделав круг по залу, вернулась на место. Пузан, не скрывая страха, проследил за полётом сабли.
- Не бойтесь,- успокоил его Пашка,- у меня к вам деловое предложение. Вы, как человек глубоко порядочный и верующий, не сможете отказать мне в маленькой просьбе.
- Деньги нужны?- с надеждой спросил Пузан.
- Что вы!- замахал руками Пашка,- я прошу это поместье передать детям для школы - интерната, а также помочь одиноким старикам в селе. Соберите стариков, спросите: кто, в чём нуждается.
- Да ты понимаешь, о чём просишь?- возмущённо прохрипел Пузан, но тут сабля вновь слетела со стены и приблизилась к шее хозяина.
- Я, думаю, голубчик, жизнь дороже,- смиренно вздохнул Пашка и направился к выходу.
- Если через три дня вы не выполните мою просьбу - сабля выразительно просвистела у шеи Пузана.
Беспрепятственно, Пашка покинул поместье, а Жорик остался, чтобы посмотреть: что предпримет его бывший одноклассник, и при необходимости припугнуть его.
- Ну, ты и артист!- смеялся по дороге Васька,- запугал Пузана насмерть.
- Может, и мою дочку проведаем?- нерешительно проговорила Мария.
- А чего не проведать?- ответил Васька,- проведаем. А где она живёт?
- В городе,- вздохнула Мария.
Пашка с приятелями уже заходили в село, когда их догнал Жорик с дипломатом.
- Козёл он!- выругался Жорик,- вы только ушли, а эти охранники набежали, стали перед Пузаном стелиться. А он: " Найдите и прибейте мне этого колдуна". Пришлось саблей помахать. Пузо с перепуга стал в город звонить нотариусу, чтобы тот документы на переоформление дома привёз. Я прикинул: забудет, гад, старушкам помочь, ну и прихватил дипломат.
Пашка открыл дипломат, и у него перехватило дыхание. В дипломате лежали стопки долларов, евро и рублей.
Услышав от Пашки новость, что Пузанов передаёт детям свой коттедж под школу-интернат, Васькина мать не поверила ему. Но когда Пашка передал ей несколько стопок тысячерублёвых купюр, схватилась за сердце.
- Я думаю, вы сумеете распорядиться этими деньгами,- на прощание сказал Пашка.
По пути к автобусной остановке, им дорогу перешёл большой, чёрный, облезлый кот. Подойдя к мусорному баку, он сел и стал наблюдать за Пашкой.
- Тьфу, тьфу, тьфу,- трижды сплюнул Васька через левое плечо.
- А я дальше не пойду,- заявила Мария,- пока кто-нибудь не перейдёт.
- Да что с вами ещё хуже может случиться?- возмутился Пашка,- и так уже мёртвые.
- Сейчас я его назад переброшу,- пообещал Жорик, но когда он стал приближаться к коту, тот зафыркал, глаза его налились кровью, а шерсть стала дыбом.
- Он, что видит меня?- удивился Жорик.
Пашка подошёл к коту и стал его гладить по голове. Кот не возражал, но при приближении мёртвых товарищей, начинал проявлять беспокойство. Когда Пашка пошёл, кот двинулся следом.
- Что это он увязался за нами?- возмутился Васька,- брось ему сосиску.
Из сумки, забитой продуктами на случай долгого путешествия, Пашка достал сосиску и бросил коту. Кот на лету поймал её и мгновенно проглотил.
- Дай ещё,- посоветовал Пашка.
Следующая сосиска так же бесследно исчезла.
- Он даже не жуёт её,- удивилась Мария.
- Пошли,- скомандовал Жорик,- скоро ночь, а мы ещё не нашли место Пашке для ночлега.
В полутёмном автобусе, отправляющемся в город, Пашка задремал и проснулся от того, что кто то толкал его ногу. Пашка посмотрел вниз и увидел кота.
- Как ты сюда попал?- удивился он.
Тут он увидел на полу сумку, из которой исчезли все сосиски.
- Ах ты, ворюга!- возмутился Пашка.
Кот не среагировал на Пашкино замечание, а продолжал изучать содержимое сумки. Не найдя больше ничего съедобного, он улёгся и удовлетворённо замурчал.
Ночь Пашке пришлось провести на вокзале. Несколько раз подходили милиционеры проверять документы, подозрительно поглядывая на Пашку и кота.
Поёживаясь от холода, Пашка проснулся от разговора приятелей. Где они провели ночь, для него осталось секретом. Он стал прислушиваться к разговору. Мария рассказывала о своей жизни. О том, как её лишили материнских прав и она долгие годы не знала, где находится её дочь. О том, как однажды дочь разыскала её, спившуюся, и забрала к себе жить. К тому времени она вышла замуж и жила с мужем и маленьким ребёнком в однокомнатной квартире. Первое время Мария держалась, не пила, но потом сорвалась и стала воровать у дочки деньги и даже вещи на пропой. Дочка, жившая и так бедно, после того, как поселилась Мария, стала еле сводить концы с концами. Да ещё и муж остался без работы. И тогда Мария уехала к тётке в село, в надежде, что там начнёт новую жизнь. Когда через месяц тётка заявила, чтобы она убиралась из дома, Мария, напившись в очередной раз, замёрзла под забором. Теперь она переживает, что её дочка и внучка голодают, или ещё хуже, где-нибудь бомжуют.
- Мы обязательно тебе поможем,- успокаивал Марию Жорик,- вот приоденем Пашку, а то он милицию привлекает своей внешностью.
- Пашка парень отличный,- заявил Васька,- я его давно знаю. Он не оставит её. Найдёт и внучку, и дочку, не волнуйся.
Пашке стало неловко, что он подслушал этот разговор, и он стал делать вид, будто просыпается.
- Доброе утро, соня!- поприветствовал его Васька.
- Ты смотри, кот влюбился в тебя,- показал Жорик на нового члена их команды.
- Уже сожрал все мои продукты,- возмутился Пашка,- что ему ещё нужно?
- Сосисок,- рассмеялся Васька.
- Давайте его привяжем,- предложил Пашка,- или в мусорный бак закроем.
- Может на крышу его зашвырнуть?- спросил Жорик и стал подкрадываться к коту.
Вдруг кот вскочил и зафырчал, и в тишине прозвучал его скрипучий голос:
- Вы, что, садисты?
От неожиданности Пашка подпрыгнул, а у его друзей округлились глаза и отвисли челюсти.
- Говорящий кот,- наконец проговорил Васька,- такого не бывает.
- А бывает, чтобы мёртвые ходили по земле и разговаривали?- спросил кот.
Ещё несколько минут все дружно молчали, пытаясь осмыслить происходящее.
- Тебе что от нас надо?- прервала молчание Мария.
- Меня прислали наблюдать за вами,- сообщил кот,- после того как вы направили на путь истинный вашего приятеля, а потом помогли старикам и детям. Я буду следить, чтобы вы не наделали глупостей, и при необходимости отправлю вас по назначению. А куда, будет зависеть от вас.
- Я же говорила!- вскрикнула Мария,- что нам дали шанс.
- И как же ваше имя?- поинтересовался Пашка, переходя на "вы".
- Зовите меня Степаном Васильевичем,- гордо ответил кот, почёсывая грязной лапой ободранное ухо.
- И что нам теперь делать?- спросил Жорик.
- Делайте то, что считаете нужным, а я вас буду предостерегать от нежелательных поступков, которые могут вам навредить.
В новом костюме, выбритый и подстриженный, Пашка выглядел очень солидно. Он стоял около старой пятиэтажки. Наконец он вошёл в нужный подъезд и поднялся на второй этаж. На его звонок вышла миловидная девушка, примерно Пашкиных лет, с грустными усталыми глазами.
- Вам кого?- спросила она.
- Мне Анну Петровну,- ответил Пашка, и сердце его учащённо забилось.
Девушка вопросительно посмотрела на незнакомца.
- Я Анна Петровна.
- Ваша мама, перед смертью, попросила меня передать вам небольшую сумму денег,- сказал Пашка первое, что ему пришло в голову.
На лице у девушки отразилось удивление.
- Вы знали мою маму?- засуетилась она, пропуская Пашку в комнату,- заходите, пожалуйста, только простите - у меня не убрано.
С первого взгляда было видно, что хозяева этой квартиры испытывают острую нужду. Но, хоть мебель и вещи давно нужно было поменять, в квартире были порядок и чистота. В углу комнаты сидела девочка лет пяти и играла тряпичной куклой.
- Это моя доченька Машенька,- представила Анна девочку.
Пашка видел, как рядом с внучкой присела Мария и разрыдалась в голос. У девочки были такие грустные глаза, что Пашке захотелось прижать к груди этого ребёнка и шептать ей ласковые слова, и никогда её не отпускать. Машенька пыталась спрятать свою руку, и Пашка не сразу понял, что у неё повреждена рука. Заметив Пашкин взгляд, Анна словно оправдываясь, стала объяснять:
- Не уследила я за ней, а она руку в кипяток засунула.
- А где же ваш муж?- спросил Пашка.
- Сбежал от нас,- вздохнула Анна,- богатую нашёл. Правда, она старше его лет на двадцать.
- И не помогает?- удивился Пашка.
- А он условие поставил, если не подам на алименты, то квартиру мне оставит. Вот мне и приходится крутиться: подъезды убираю, да пособие на ребёнка получаю.
Никто не заметил, как в комнату вошёл кот.
- Кис, кис!- позвала его Машенька.
Кот подошёл и стал тереться о ноги девочки. Тогда Машенька протянула покалеченную ручку, что бы погладить его. Кот стал лизать покалеченную руку и на глазах у удивлённой матери и Пашки, красные шрамы стали исчезать, словно они были нарисованы краской. Девочка подняла руку и громко рассмеялась. Рука была совершенно чистой. Анна бросилась к дочке и стала её целовать. Мария, Васька и Жора рыдали в три голоса, а Пашка не мог оторвать влюблённых глаз от Анны. Какая она была сейчас красивая и счастливая.
- Вот оно, настоящее счастье!- думал он.
Его грудь переполняло волнение, хотелось сделать, что-нибудь необычное, чтобы подольше задержать этот миг. Не говоря ни слова, он выскочил на улицу и побежал в ближайший магазин. Словно во сне, он скупал продукты и игрушки. Загруженный кульками и пакетами он еле дошёл до квартиры. Когда он стал доставать из пакетов продукты и игрушки, у Машеньки от счастья заблестели глаза.
- Мамочка, а что это такое?- показывала она на очередную красивую упаковку.
Анна в изумлении смотрела то на Пашку, то на продукты. В её взгляде он читал благодарность и что- то ещё, отчего ему становилось не по себе.
- Мамочка, этот дядя хороший,- щебетала Машенька,- пусть он останется с нами жить?
Анна покраснела и торопливо ответила:
- Что ты, Машенька, у дяди своя семья есть.
- Нет у меня никого,- торопливо выпалил Павел.
- Вот видишь, мама, такой хороший дядя и ничейный. Давай его оставим,- настаивала дочка.
- Давай Пашка, женись!- рассмеялся Васька.
- Ну, это ещё у меня надо спросить,- запротестовала Мария.
- Ты, что-нибудь, имеешь против моего другана?- психанул Васька.
- Я думаю, что мы здесь лишние,- прервал их ссору Жора.
В это время кот доставал из очередного пакета сосиски, но никто не возражал. Машенька, прижав к груди купленного Пашкой лохматого медведя, наблюдала, как её мама и этот хороший дядя накрывают на стол. Она была уверена, что теперь у них всё будет хорошо.
Когда Машенька уснула, Пашка с Анной, прижавшись, друг к другу, долго сидели, рассказывая о своей жизни.
- Теперь всё изменится,- пообещал Павел.
Анна так и уснула на его плече, со счастливой улыбкой на лице. Пашка бережно уложил её на кровать и вышел подышать свежим воздухом. Жизнь ему казалась прекрасной. На улице он увидел своих друзей.
- Ну, что, Павел,- проговорил кот,- пришла пора прощаться с друзьями.
- Как прощаться?- не понял Пашка.
- Окончен их срок пребывания на земле,- ответил кот.
С неба опустился луч света.
- Прощай Павел,- стала прощаться Мария,- береги мою дочь. Я рада, что ты останешься с ней.
- Спасибо тебе за всё,- стал благодарить Пашку Жорик,- ты настоящий друг.
- Братан!- проговорил подошедший Васька,- я буду без тебя скучать. И мы с нетерпением будем тебя ждать наверху,- улыбнулся он,- только ты не торопись.
Первой исчезла Мария, помахав Пашке на прощанье, потом Жорик.. И последним - улыбающийся Васька. Пашка вытер слёзы.
- Я всегда буду помнить о вас,- прошептал он опустевшему небу.
- Ну, пойдём, что ли?- позвал он кота.

Рекомендовано к публикации в сборнике «Шутка ли…»2
 
samusenkogalinaДата: Вторник, 11.12.2012, 15:15 | Сообщение # 196
Долгожитель форума
Группа: МСТС "Озарение"
Сообщений: 2946
Награды: 122
Репутация: 165
Статус:
***
Поэзии звенящий марафон набрал разбег.

Стихи везде звучали.
Гремели мэтров голоса.
И им внимали небеса.
Поклонники внимали.
Не заросла народная тропа.
А солнце жарило, как печка.
В тени церковного крылечка
Теснилась зрителей толпа.
Ценя поэзии устав,
Они пока ещё не знали,
Что в этом поднебесном зале
Уже разобраны места.
Но вот, среди высоких слов,
Рекою пламенной текущих,
Пьянчужка, медленно бредущий,
В авоське тащит свой «улов».
За ним матрона спорных лет –
Поклонниц Бахуса образчик.
В руке – с монетками стаканчик,
В глазах – терпенья, мочи нет.
Она не стала долго ждать.
(В груди от жажды сердце ныло.)
Матрона к мэтру подступила,
Прося копеечку подать.
Её желание простое.
Её – бутылка – идеал.
Мэтр, оскорблённый за «святое»,
Увы, копейку не подал.

ВОРОНЬЯ ОБИДА

Серое небо, скучающий день.
Снег - отголоском исчезнувшей стужи.
Обок дороги свинцовая тень
Вольно разлившейся саженной лужи.
К луже ворона добычу несет.
Бог ей послал где-то хлеба краюшку.
Бережно в воду вещунья кладет
Честно добытую клювом горбушку.
Рядышком ходит, имея в виду,
Сытно покушать размокшим кусищем.
Тут, на лихую воронью беду,
Лужу закрыло машинное днище.
Оторопела ворона сперва.
Каркнула громко, забила крылами,
С той, и с другой стороны подошла,
Носится возле машины кругами.
Сделать не может она ничего.
Плотно нависло авто над едою.
Кажется даже, помимо всего,
Только глумится над птичьей бедою.
Злая досада ворону взяла.
Каркать и биться она перестала,
Просто по грязи крылом провела,
И лобовое стекло «расписала».
Долго хозяин машины стоял,
Весь потрясенный, над тем, что увидел.
И ведь никто же ему не сказал,
Что он нечаянно птичку обидел

ГОЛОЛЁД

Зима. Морозец. Гололёд.
По ледяным дорожкам
Собаку мужичок ведёт,
Подвыпивший немножко.
Хотя, ведущий все же пёс,
А мужичок – ведомый.
Подставив ветру сизый нос,
Он двигается к дому.
Собака тянет все сильней,
Ей хочется в тепло.
Хозяин рад бы поскорей,
Да что-то «развезло».
И вот, споткнувшись на ходу,
Он падает на лед.
И не подняться самому,
А помощь не идет.
Помощников пёс гонит прочь
Из всех собачьих сил.
Того, кто поспешил помочь,
За руку укусил.
Кто знает, сколько б пролежал
Бедняга под луной?
Но тут сосед его узнал,
И сбегал за женой.
Под бдительной охраной пса,
С соседом и женой,
Сбивая льдинки на усах,
Добрался он домой.
Он весь продрог и хочет спать,
И голова «в дыму».
«Когда пойду туда опять,
Собаку не возьму!»

УТРО ГРАФИНИ
Вставайте, граф, рассвет уже полощется...
Ю.Визбор
Рассвет заполоскался в хмари снежной.
Будильник растрезвонился опять.
Графиня, разомкните сонны вежды.
Сиятельство, пора уже вставать!
Встаёт графиня, хмуро лезет в ванну,
Бурча под нос досадные слова,
Принять контрастный душ,
как с неба манну,
Чтоб всё же просветлела голова.
Микроволновка взвыла истерично,
И каша потеплела, наконец.
Пролился кофе - впрочем, как обычно -
Торжественного завтрака венец.
С тоскою поискала сигареты,
Но вспомнила, что бросила курить,
Ведь в обществе теперь не модно это,
А с обществом в согласьи надо жить!
Кряхтя и чертыхаясь, влезла в брюки,
Нашарила за тумбочкой сапог,
Манто из зайца подхватив на руки,
Шагнула энергично за порог.
Попрыгав возле лифта в нетерпеньи,
Шубейку запахнула на груди
И поплелась младому поколенью
Разумное и вечное нести.

ТЯЖКАЯ ДОЛЯ ПОЭТА

Оборвав узду, Пегас умчался,
Лишь мелькнуло вдалеке крыло.
Вдохновенья тоже не дождался,
Вот и с этим мне не повезло.
Муза (ох, капризная девица!)
Стороною обошла мой дом.
Впору мне пойти и утопиться.
Что потом? Да, хоть потоп, потом!
Не ложатся строчки на бумагу,
Как ты не крути и не верти!
Не домучив рифму-бедолагу,
Бросил всё, и спать решил пойти.
Только я глаза прикрыл устало,
Слышу ржанье у моих ворот.
Я – к окну. Пегас и (дурно стало!)
Вдохновенье, не спеша, идёт.
Тут и Муза в двери постучалась.
Раскрасавица - походка, стать!
Я вздохнул (а что мне оставалось?),
Понял – ночью мне опять не спать!

Самусенко Галина г. Коломна

samusenkogalina@mail.ru


Мои куклы и живопись. Приглашаю.
Моя авторская библиотека.
Союзники IX моя страничка
Мои сонеты. Коломенский текст
Жили-были куклы
Моя копилка на издание книги.
 
nik1000Дата: Вторник, 11.12.2012, 23:26 | Сообщение # 197
Старшой преподаватель НИИЧАВО
Группа: Постоянные авторы
Сообщений: 664
Награды: 13
Репутация: 34
Статус:
Извините, я не знал, что здесь работы берут по рекомендации. Меня не берите в расчёт.
 
elegie111Дата: Среда, 12.12.2012, 10:11 | Сообщение # 198
Долгожитель форума
Группа: МСТС "Озарение"
Сообщений: 3408
Награды: 76
Репутация: 132
Статус:
nik1000, Здравствуйте, Александр. Вы всё сделали правильно: в эту тему размещаются произведения для отбора в сборник "Шутка ли". Рекомендации появляются после уточнения деталей, связанных с публикацией. Я отправила Вам письмо на электронный адрес, проверьте, пожалуйста. После Вашего ответа добавлю рекомендацию.
С уважением,


Татьяна Новак

Надоедать я не хочу. Но – буду.

Из осени в осень

Когда душа молчать не может

Через тысячи дней

Против течения
 
ДивинаДата: Среда, 12.12.2012, 16:37 | Сообщение # 199
Житель форума
Группа: Друзья
Сообщений: 766
Награды: 50
Репутация: 42
Статус:
Свиридова Ирина
Санкт-Петербург
irin280676spb@yandex.ru

Снегопад

Снегопад...снегопад...снегопад...
В вальсе венском снежинки кружат...
Заметает дороги все снег!
Мы, скользя, переходим на рэп.
И, спеша , в этот утренний час,
Чертыхаясь, танцуем брейк данс!
Потирая больные места,
На шансон переводим уста...
Потеряв направление троп,
На авось переходим в галоп,
И ,придя на работу не в срок,
Шефу "льём" металлический рок!
Пережив нагоняя грозу,
Мы в обед исполняем попсу.
Возвращаясь с работы домой,
В стиле "кантри" заноем порой...
А добравшись, в уюте своём
Вновь зиме серенады поём!

Диалоги о любви ( встреча)
в соавторстве с Борисом Хомяковым

Не забыть мне тех мгновений
Память цепко держит всё -
Вы лежите на ступенях
Скрыв от всех своё лицо

Вы упали так красиво
Будто, что сказать хотели
Ваша поза так игрива
И прекрасно Ваше тело

Мне бы бросится на встречу
Протянуть скорее руки
Сжать в порыве Ваши плечи
Пережить волненья муки...

Я смотрю, Вы сами встали
Сами грязь с себя стряхнули
Взгляд Ваш будто бы из стали
Им меня Вы отшвырнули

Что ж Вы быстро так поднялись
Вы...мои убили чувства
Что во мне тогда рождались
Вспышкой нежного искусства...
***************************
***************************
Мы столкнулись в воскресенье,
Я из банка выходила...
Поняла в одно мгновенье,
Что Любовь - такая сила!

Чтоб привлечь вниманье ваше,
я скользнула по ступеням,
Что в полёте буду краше,
Я решила без сомненья...

Место "мягкое" заныло...
Хорошо, я дама в теле,
А была б худа? Что было б?
На запчасти разлетелась !

Хорошо, что дворник добрый
там намёл сугроб высокий,
Для таких, как я, а то бы
Не писать мне эти строки...

Вы ж стояли , словно статуй,
Получая наслажденье,
От того, что акробатом
Стала я в своём паденьи...

Я летела и мечтала,
Что скажу я вам на ухо...
Только мимо вас попала...
(Чёрт возьми, опять непруха!)

Про дачу, баню и ... водку

Кого-то , знаю, удивит мой стих,
С чего бы водке я запела оду?
Друзья просили написать для них.
А как откажешь славному народу?

Признаюсь сразу - водку я не пью,
Но, осуждать других - ни в коем разе!
Своих друзей я искренне люблю!
И вот для них всегда держу в запасе

Бутылочку одну, а то и две.
Объём зависит лишь от настроенья
Приехавшей компании ко мне
На праздник жизни, то есть - воскресенье...

На дачу после будней трудовых
Ко мне все едут отдохнуть душою,
И, в общем, им я посвящаю стих.
Ну, а про водку, как-то стороною

НО, всё-таки, скажу я пару слов.
Ведь кто-то же назвал её слезою!
И яркий отблеск тёплых угольков
Так в хрустале пленит своей игрою...

Истопим баньку. Там парок - нет слов,
И веники - и дуб есть и берёза,
И клюквенный квасок всегда готов,
Особенно, когда внесён с мороза!

А после русской баньки, не на спех,
Под шашлычок, шкворчащий на мангале,
Не выпить чарку водки - просто грех!
И от второй откажешься едва ли!

Тепло струит камин, трещат дрова
И разговоры так беспечно льются...
Природа-мать, ах, как же ты права -
Под рюмочку душевнее поются

И песни и звучит гитарный строй,
Блестят глаза, естественны улыбки...
А тихий вечер дом накроет мой
И лунный свет придёт волшебный, зыбкий....

Эх, дача - этот райский уголок
Приютом служит и зимой и летом!
Ведь дом мой старый уместить всех смог...
Так надо выпить рюмочку за это!
 
MickelsonДата: Среда, 12.12.2012, 22:13 | Сообщение # 200
Помощник президента МСТС "Озарение"
Группа: МСТС "Озарение"
Сообщений: 3205
Награды: 96
Репутация: 42
Статус:
Антонина Тесленко. г. Пятигорск, Ставропольский край. kindra@rambler.ru

Пройдоха сосед

Правда это или нет
Я теперь не знаю.
Был ли этот винегрет
Я не понимаю

Был ли змей
душил ли он
Может быть ужалил
Страшный, юркий скорпион
В бешеном угаре.

Может к берегу прибьёт,
Лодка прохудилась.
Может кто-нибудь спасет,
Доля заблудилась.

Сердце выскочит, вот- вот
И пойдет по кругу
Может скорая возьмет
Починить подпругу.

Крыша едет день и ночь
Может градом бита
По кусочкам отпадет
С дома черепица.

Правду, где ее найдешь
Может у соседа?
Ты в кровати с ним лежишь
Что ж, его победа.

Змей не змей,
Но все ж мужик
И других не хуже
Ну какой же он дурак
Не нашел получше.

]Брачный сезон

Расквакались лягушки
В болоте по весне
Зеленые квакушки
Распелись на заре
Ква-ква несется в воздухе
ква-ква .как хорошо
Сегодня даже солнышко
Одарит всех теплом
Квакушек видно много
Где он , а где она
Пришло как видно время
Для брачных игр. Ура.

Вы не метла?

СкАААжите пожалуйста,
сколько Вам лет?
Может быть я
Тот самый субьект,
Который Вам нужен
за тысячу лет.

СкАААжите, пожалуйста,
Как Вас зовут.
Годы идут,
В любовь не зовут.
Что-то не то,
Скучно и все,
Чувствам хана,
Вот и Метла,
Сядь на неё,
Ведьмой дано.
И вовсе не зря,
летает ОНА.
Туда и Сюда.
Эх, красота,
СкААжите,
пожалуйста,
ВЫ не Метла?

[b]Попался рыбий хвост в тарелке
[/b]
Попался рыбий хвост в тарелке,
А там костей невпроворот.
Сидишь и тычешь по салфетке,
А изо рта слюна течет.

Как неохота ковыряться,
И этикет не нарушать,
Тут надо просто чертыхаться,
Глазами рыбу не едят.

Туда сюда ножом и вилкой,
А рыбий хвост ,шальной,скользит,
И говоришь с улыбкой едкой:
"Меня от рыбы сей тошнит,

Нет, нет, спасибо, я не буду,
Я знаю, знаю, что вкусна,
Но завтра, если не забуду,
Приду отведать шашлычка."


Дворовый кот


Дворовый кот шипел и грозно фыркал,
И вздыбив шерсть когтями впился в грязь,
Он никогда не тыкал в мусор вилкой,
Он понимал, что он давно не кот, а просто мразь.

Он на харчах домашних не жирел от скуки,
И не купался в белоснежных ваннах никогда,
Зато он знал, что у людей есть злые руки,
И даже те, с едой, он отвергал всегда.

Кот оказался чудодейственно живучим,
Он был хитер и в драках побеждал,
Он был достоин жизни самой лучшей,
Но по ошибке, видно, не на ту звезду попал.

И не его вина, что мается без дома,
Он, как и мы, не волен выбирать,
И слишком жирный кусок мяса у порога,
Насторожит его. Кот бросится бежать..

Чудаки

Я- чудак,
И ты- чудачка.
Стормознула,
Что за блажь.

Я - к тебе,
А ты- оттуда,
Всхлепостнулся,
Слезы- вплавь.

Еле- еле,
Душа в теле,
Запропащая
Моя.

Чудотворство
В самом деле,
Не законная
Игра.

Разорву разлуку
В клочья
Чудик- пудик.
Обормот.

Многого искать
Не можно,
У любви
Лишь мнимый срок.

В масть попасть
Себе дороже,
Отпустить тебя
Пустяк.

Пусть ладони
Отморожу,
Ты- чудачка,
Я - чудак

Дерни за веревочку и откроешь дверь!

Дерни за веревочку и откроешь дверь,
В сказке так написано, сказке ты поверь.
Маленькой Дюймовочкой в мир иной войди,
Доброй стань волшебницей, счастье сотвори.

Дай живой водицы мне испить сполна,
В образе Жар-Птицы не сожги до тла,
Будь Тортиллой доброй, ключик подари,
Ключик золоченый от твоей любви.

Будь моей принцессой, Золушкой моей,
В тыквенной карете приезжай скорей,
В образе "Лягушки" стань моей женой,
Знаю - обернешься ты моей судьбой!

Какие глупые слова шуточное

Какие глупые слова
-Ах, как кружится голова,
Уж коль кружится надо сесть,
А если можно, то и лечь.

И больше вальс не танцевать,
В лото иль в покер поиграть,
А лучше разложить пасьянс,
Холодно-терпкий выпить квас.

Съесть благородный ананас,
И осмотреться в тот же час,
Ведь кто-то положил же глаз,
На Вас, пока вы танцевали вальс.

[b][color=blue][color=blue][color=blue][color=blue][color=blue][color=blue][color=blue]


Антонина Тесленко ( Mickelson)

ПОМОЩНИК ПРЕЗИДЕНТА МСТС "Озарение"

Редактор журнала "Озаренок"
Координатор по городу Пятигорску, член МСТС"Озарение, член Международного союза писателей "Новый современник"
Руководитель ЛТО"Истоки озарения"г. Пятигорск
Руководитель МДЛК"Озарёнок"

Моя копилка на издание книги.


Сообщение отредактировал kindra - Среда, 12.12.2012, 22:20
 
Литературный форум » Работа издательства, публикации » Тематические альманахи » Отбор произведений в юмористический сборник "Шутка ли..."
Поиск: